Том 2    
Глава 3. Сотрудничество


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
grayson
13.06.2020 14:05
*Открыв задние двери, фургон прибавил скорость.* Я просто восхищен редактом третье главы. Это нечто.

Глава 3. Сотрудничество

1

Настало утро.

Первым делом Дзё проверил работоспособность своих систем в установленном в углу аппарате, хотя делать это полагается перед сном. В первый раз Дзё провёл проверку утром после смерти Мисаки.

В тот день вернувшийся из лаборатории Дзё приказал Далии убрать обгоревшие останки, ушёл к себе в комнату и сел на кровать. Он думал о том, о чём бесполезно было думать, вспоминал то, что причиняло боль, но ничего не мог с собой поделать.

И тут на глаза попался этот аппарат. Дзё словно услышал привычное ворчание Мисаки. Нет, он хотел бы его услышать.

Дзё встал, разделся, открыл дверцу аппарата цилиндрической формы и вошёл внутрь. Проверка заняла несколько секунд. Только потом он понял, что ночь давно прошла. С тех пор утренняя проверка вошла у него в привычку.

И сегодня тоже.

Дзё был завёрнут в простыню, потому раздеваться не было необходимости. Он был ещё сонным, когда входил в аппарат. Сканер прошёлся по всему телу, от пальцев ног до макушки. Вот и всё.

Если проверка показывала необходимость ремонта, что бывало крайне редко, наномашины проникали через левый или правый оружейный отсек и впрыскивали специальное вещество в соединители. К счастью, серьёзного износа, требующего замены деталей, пока не было обнаружено.

По завершении проверки дверь аппарата открылась, Дзё окончательно проснулся и вспомнил вчерашнюю девушку.

Кажется, её звали Нэо.

Дзё казалось, что он поступил нечестно. Он с самого начала планировал показать ей свою детскую коллекцию, чтобы её злость поутихла. Ведь того, кто нервничает, развеселить проще. Так и вышло, Нэо улыбнулась. Затем Дзё дал ей возможность запомнить два незнакомых слова — «зоон» и «Азаэль» — и начал грузить фактами. А в довершение всего продемонстрировал оружейный отсек, что произвело эффект, хоть она и сама об этом просила. В итоге из-за обилия информации Нэо не могла ни о чём думать, и Дзё удалось взять с неё слово.

О том, что она может нарушить обещание, Дзё не волновался.

Таким образом, оставалась лишь одна проблема.

«Чувство вины, значит?»

Именно, чувство вины. Поступок Дзё нанёс душевную травму семнадцатилетней девушке, хотя при этом и открыл ей страшную правду.

Если бы он не рассказал всё, как есть, то однажды, возможно, она могла бы и забыть произошедшее. То же самое Дзё когда-то говорил о себе. Однако, оставаясь в неведении, Нэо могла однажды найти способ выяснить, что это было. Человек так устроен.

Но она всё узнала от него. Ей пришлось узнать.

Теперь Нэо остаётся только жить в страхе перед осознанием того, что она сама или её близкие могут стать жертвами зоон, заразиться вирусом Азаэль и обратиться в жутких монстров. Ей придётся держать всё в секрете и одной нести этот груз.

А ещё Нэо не может сражаться. Самому же Дзё всегда сопутствовала удача, какой бы непредсказуемой ни была битва.

Вчера он практически не сомкнул глаз, всё думал о Нэо. И о чувстве вины. Размышлял, не совершил ли он ошибку. Может, Далия была права, и он просто втянул в это гражданского — семнадцатилетнюю девушку?

— Вот проклятье.

Дзё вышел из комнаты и заглянул в ангар Далии, расположенный дальше по коридору, за углом. В тесном, напоминающем гардеробную, пространстве, она, как всегда, стояла с прямой осанкой — тело было в режиме отдыха, а «мозг» проводил сбор и сортировку данных.

Как только дверь в ангар отворилась, тело пробудилось. Открыв глаза, Далия издала еле слышный гул.

— Что-то хотел?

— Ты знаешь её адрес?

— Чей?

— Нэо, чей же ещё?

— А ты не спросил, прежде чем выпроводить её отсюда?

Чёрт. С каждым днём Далия всё больше становилась похожа на человека. Особенно в те моменты, когда Дзё терял бдительность, ожидая от неё «механического» ответа.

— Не спросил.

— Какая же у тебя голова дырявая.

— Так знаешь или нет?

— Знаю. По-твоему, кто и как её до дома провожал? Когда я стирала её джинсы, в кармане была ID-карта…

— Ладно, ладно! — прервал её Дзё. Спросонья он был не в духе.

— Перешли на мой терминал.

— Поняла.

— Дзё, — окликнула его Далия, когда тот собирался закрыть дверь ангара.

— Что?

— Твоё расхаживание в голом виде как-то не очень радует.

Закрыл дверь.

Не твоё дело.

Дзё решил взять красный спорткар вместо привычного чёрного автомобиля — он, конечно, был удобнее, но после охоты Дзё забыл помыть его из-за Нэо, хотя обычно это было первым пунктом в списке дел после возвращения в гараж.

Ну и ладно, он же не на охоту собрался, поэтому нет необходимости и в установке зарядного устройства.

Адреса дома и школы Нэо уже были загружены в навигатор с терминала, но Дзё решил не полагаться на систему, а вести машину самостоятельно.

Он отправился в школу Нэо.

Дзё поехал не по дороге для спецтранспорта, поэтому, когда он добрался до кругового перекрёстка у станции Танабатаяма, было уже около полудня. Отсюда он направился в сторону квартала Сакаэ. Через два километра после торгового квартала показалась Высшая школа Сакаэ №1.

То ли школа была новой, то ли её недавно отреставрировали, но она словно сияла своим свежеокрашенным бежевым фасадом. Дзё проехал мимо и припарковался неподалеку так, чтобы небольшой школьный двор хорошо просматривался. Он чуть поднял спинку кресла и стал наблюдать за школой.

Пришла ли Нэо в школу после случившегося? Дзё решил, что да, хотя доказательств не было.

Перед глазами вновь всплыло лицо Нэо спустя мгновение после спасения из канализации: дрожащие губы и взгляд, полный ненависти к Дзё, хотя в темноте она его видеть не могла.

Тогда Нэо была в ужасе от того, что её подруга превратилась в зоон, а Дзё её застрелил, но всё же она держалась и не поддалась панике, а была готова сражаться изо всех сил.

Дзё ухмыльнулся.

«Почему я так о ней беспокоюсь?

Из-за чувства вины?

Да, в том числе.

Но ведь всё это не сейчас началось. Я уже давно должен был быть ко всему готов. К тому же, что бы я ни делал, это не возместит ей утрату, лучше оставить всё как есть. А если я буду ошиваться возле неё как отголосок страшного сна, то ей от этого будет только хуже».

И всё же Дзё не двинулся с места. Он положил голову на сложенные руки и продолжал наблюдать за школой.

Как обычно, Нэо пожелала родителям доброго утра, позавтракала и вышла из дома чуть позже, чем её отец. Но в зеркало себе она не улыбнулась.

Затем Нэо села на автобус, на котором ездила всегда, прошла мимо робота, следящего за общественной моралью, как делала и прежде, поднялась на эскалаторе, на котором поднималась всегда, и вошла в класс, где училась.

Там она увидела ребят, которые учились с ней.

Но Кёко среди них не было. И больше никогда не будет.

Об этом знала только Нэо.

Она не слушала, о чём рассказывали на уроках, её монитор был включён, но она в него даже не смотрела. Нэо сидела у окна, уставившись на небо, но никто из преподавателей не сделал ей замечание.

Она подумала, что к ней проявляют особенное отношение.

Да, она особенная.

В канализации обитают монстры-людоеды. А также в тёмных переулках, пустующих зданиях, может, и в складских помещениях за школой. В них живёт вирус, который превращает животных в чудовищ, и если заразиться им, то какой бы красоткой ты ни была, станешь одной из них.

Совсем как Кёко.

Да.

Не выходит.

Нэо так старалась не думать об этом, но всё бесполезно.

Опустив взгляд, она посмотрела на школьные ворота, а за ними увидела припаркованный красный спорткар.

Нэо приподнялась. Это был он. Он сидел за рулём той машины!

Пусть у неё было не такое хорошее зрение, но это лицо с повязкой на одном глазу ни с чьим не спутаешь.

Это был он.

Курокава Дзё.

«Вот гад… — процедила сквозь зубы Нэо. — Зачем он сюда припёрся?»

Мальчик, сидевший перед ней, обернулся, и учитель сделал ему замечание.

«Наверное, следит, чтобы я сдержала обещание. Да кто поверит в эту историю? Я никому не скажу. И не собираюсь. Поэтому отстань. Не следи за мной!»

Нэо держала руки под партой, и от чрезмерного усилия костяшки захрустели.

— Учитель.

Нэо подняла руку. Молодой учитель, что-то писавший на огромном мониторе, посмотрел на неё.

— Да, Юки? [прим. Юки — это фамилия Нэо]

— Извините, что-то мне нехорошо. Можно пойти домой?

Класс загудел. Учитель, похоже, думал, что дело в Кёко.

— Да. Одна дойдёшь? — спросил он, набирая текст на клавиатуре. Чтобы отпустить пораньше, он должен ввести свой пароль.

Нэо дождалась, когда на её мониторе появится надпись «Разрешено уйти пораньше», провела своей ID-картой и встала из-за парты. Покидала класс она под перешёптывания одноклассников.

У ворот нужно будет показать ID-карту с разрешением роботу, и он пропустит. Нэо прямиком пошла к красной машине.

За рулём сидел Курокава Дзё, разинув рот как дурак, и пялился на Нэо. Она села на пассажирское сидение и закрыла дверь.

— Поехали скорей. Если кто увидит, что делать будем? — бросила Нэо.

— А, ага. Едем.

Они поехали. Красный автомобиль на удивление плавно тронулся с места.

— Я удивлён. Не думал, что ты посреди учебного дня появишься.

Какой же он всё-таки идиот.

— Это я должна удивляться.

Голос Нэо дрожал, она это понимала. Но причиной был не страх, а безудержная злость.

— Зачем приехал? Не доверяешь мне? Я же обещала молчать.

— Ну, да.

— Или что? Решил в знак извинения обедом меня угостить?

— Нет, хотя можно.

— Не надо. Ты так и не понял? Я больше никогда не хочу тебя видеть.

— Так ты же сама села в машину.

— Так ты же дверь открыл.

— Так ты же шла к пассажирскому месту.

— Хватит!

Бесполезно. Невыносимо.

Нэо не забыла слова андроида, но и не верила им. Как можно поверить в то, что в тот момент Дзё о ней беспокоился?

— Высади меня. Останови сейчас же!

— Школу ещё видно.

— Тогда поскорее поезжай туда, где не видно.

— Ладно-ладно.

С пассажирского места Нэо могла видеть лишь левую часть лица Дзё, но и этого было достаточно, чтобы понять — он ухмыляется. Это её разозлило.

«Почему он такой?

Это ведь он во всём виноват.

Именно, это всё из-за него.

Если бы он ничего не рассказал, то я бы так и осталась в неведении. Если бы он оставил меня там одну, я бы вполне сама добралась бы до дома. Но нет, он привёз меня к себе и всё рассказал. И это ещё не всё. Прямо у меня на глазах он убил Кёко, специально сделал так, чтобы я увидела. Да, а главное, если бы он лучше работал и уничтожил этих зоон, то с Кёко такого бы не произошло.

Это он.

Он во всём виноват!

Строит из себя воина-одиночку, считает себя одним из тех героев, чьи фигурки собирает в своей комнате. Нельзя полагаться на такого человека, иначе нам всем конец. Жителей этого города, нет, всего мира ждёт учесть Кёко...»

— А!

Увидела.

— В чём дело?

— А-а-а… А-а-а-а!

Увидела.

Она увидела.

Как же так.

Что это?

Что это было?

Почему она это увидела?

Так всё и будет?

Случится страшное?!

— Ты побледнела. Всё хорошо?

Ответа не последовало. Нэо даже не могла ответить. Дзё остановил машину. Нэо закричала и вдруг перестала.

Дзё сначала хотел привезти Нэо на базу, но передумал. Он не знал, в чём дело, но у неё явно был приступ паники, и после истерики девушка потеряла сознание. Поэтому очнуться в собственной комнате было бы гораздо спокойнее. К тому же в это время кто-нибудь из членов семьи мог быть уже дома.

Дзё заехал на гостевую стоянку многоэтажки, посмотрел в навигаторе номер квартиры Нэо и вышел из машины. К счастью, никто не видел, как он шёл по коридору с девочкой на руках. Дзё нажал на кнопку звонка у стеклянной двери и услышал женский голос: «Да?». Наверное, это была её мама.

— Госпожа Юки?

— Да, это я.

Дзё почувствовал, как у женщины перехватило дыхание. Возможно, она увидела, кого подозрительный мужчина держал на руках.

— Всё хорошо. Она просто потеряла сознание, — быстро выпалил Дзё. Если вызовут полицию, возникнут проблемы. — Она вдруг упала в обморок, я и принёс её домой! Хорошо бы дать ей отдохнуть!

Женщина на мгновение замешкалась. Возможно, слова о том, что ей нужен отдых, подействовали. Стеклянные двери еле слышно распахнулись.

Сказав, что сейчас же принесёт Нэо, Дзё влетел в лифт. Когда он добрался до нужного этажа, его уже ждала обеспокоенная женщина, предположительно мама. Она была в фартуке и растерянно повторяла имя дочери.

— Куда нести? — спросил Дзё.

Дрожащей рукой женщина указала в сторону квартиры и последовала за Дзё. От волнения её дыхание сбилось.

Дзё вошёл не разуваясь, но никаких упрёков в его адрес не последовало. Скорее всего, женщина просто не обратила на это внимания.

— Её комната, — сказал Дзё, и женщина открыла дверь, на которой висела табличка с рукописной надписью: «Комната Нэо».

Покрывало было такого же светло-розового цвета, что и обои на стенах. Положив её на кровать, Дзё вздохнул с облегчением и повернулся к матери.

— Думаю, она скоро придёт в себя. Я пойду.

Дзё собрался уходить, но женщина его окликнула: «Извините...». Дзё её проигнорировал. Он не должен здесь задерживаться.

Однако…

— Стой.

Это была Нэо. Она пришла в себя и смотрела на него. Пристально.

— Подожди, есть разговор, — сказала она Дзё, а затем обратилась с улыбкой к растерянной матери, — Мама, всё хорошо. Просто плохо себя почувствовала.

— Но, Нэо…

— Это брат подруги. Мне стало нехорошо, и я отпросилась пораньше, но до дома дойти не успела. Но тут он проходил мимо и помог. Верно?

Что происходит? Дзё не понимал, что творится в голове у Нэо. Почему сейчас она пытается его остановить? Даже матери соврала.

Дзё кивал, но в глазах матери всё ещё читалось недоверие.

— Но, всё же…

— Я в порядке.

Нэо улыбалась. Заметила ли её мама волевую решимость, что скрывалась за этим.

— Останешься, Акаи?

Неожиданно. Теперь ещё и фальшивое имя? Хотя понятно, она же обещала держать всё в тайне.

Дзё, названный Акаи, как ни в чём ни бывало обратился к матери:

— Вы не против? — спросил он как настоящий джентльмен.

Было сразу понятно, что ему она не доверяла. Ведь какой-то тип подозрительной наружности с повязкой на глазу принёс её ребёнка без сознания. Но своей дочери она верила.

— Не против, — ответила мама.

— Можем мы немного поговорить с ним наедине?

Немного подумав, мама согласилась.

— Но только немного. А потом я жду объяснений.

— Хорошо.

Мама вышла.

Дзё и Нэо одновременно вздохнули с облегчением.

— И давно ты очнулась?

— Когда ты меня положил. Ты слишком груб.

— Прости.

— Садись.

Дзё придвинул стул, стоявший у стола, к кровати и сел. Заодно разулся.

Нэо лежала. Очевидно, шок ещё не прошёл. Дзё не знал, что с ней произошло, он просто смотрел на Нэо. Она тоже сперва молчала.

— Я видела, — начала Нэо.

— Видела?

— Да, видела. Будущее.

Это ещё что?

— Я ведь ещё не рассказывала. Теперь моя очередь объяснять.

Закрыв глаза, Нэо начала рассказывать о своём необычном даре. Она говорила не спеша, подбирая слова. Время от времени Дзё ощущал приближение её матери, но Нэо не прерывалась. Она рассказала о том, что произошло в детском саду, в младшей школе, об отношениях с парнями, о других мелких видениях и об улыбке подруги. Закончив, Нэо глубоко вздохнула и открыла глаза.

— Веришь? — спросила она, уставившись в потолок.

— Не совсем.

Услышав ответ, Нэо повернулась. Она смотрела на Дзё, он — на неё.

— Я не знаю, есть ли резон тебе врать, но и никаких подтверждений твоим словам я не вижу.

Нэо засмеялась.

— Ну и ладно. Я ещё не всё тебе рассказала. Если бы я кое-что не увидела, то ничего бы тебе не говорила.

— Кое-что?

— Да.

Нэо попыталась подняться, и Дзё протянул ей руку, но она не приняла его помощь.

— Не прикасайся. Я вовсе не пытаюсь с тобой подружиться.

— Ладно-ладно.

Нэо облокотилась спиной о стену и сказала:

— Я видела гибель Земли.

— Что?

— Как бы ты ни старался, Земле конец.

— Это сложно проигнорировать. Что это значит? Что ты видела?

— Зоон.

— Ну, это понятно. А конкретнее? Всю Землю заполонят зоон?

— Нет, — Нэо облизнула высохшие губы и продолжила, — Земля станет зоон.

— Что?

— Земля превратится в зоон. Вся планета станет зоон.

Это как?

— Зоон ведь эволюционируют? Эволюция продвинется дальше и поглотит планету. Человечество, животных, растения… И не только живые существа, но и дома, дороги, машины, почва, скалы — абсолютно всё превратится в зоон.

Огромная мясная суша. Вот что она видела. Очертания зданий, дорог и транспорта узнаваемы, но всё это огромная дрожащая, извивающаяся и растущая мясная масса. Всё органическое и неорганическое без разбора будет поглощено, сольётся воедино и превратится в плавающего в космосе гигантского зоон.

— Невозможно, — сказал Дзё.

— Почему же?

— Зоон тоже живое существо. Он не может соединиться с неорганическим веществом.

— Что за чушь. Ты не знал, что все живые существа живут в том числе и за счёт неорганических веществ, например, железа или меди..? Даже люди.

— Людям эти вещества необходимы для жизни.

— А что необходимо зоон, ты, конечно же, знаешь?

— Ну…

Дзё не знал. Но даже если бы и знал, это ничего бы не изменило. Зоон — чудовища, подверженные непрекращающейся необычной эволюции.

— Вот видишь? Если не знаешь, то как можешь отрицать?

— Тогда ответь, твои эти предвидения… Ручаешься, что они всегда сбываются?

— Ни разу не было такого, чтобы не сбывались.

— Было, ты говорила.

На этот раз Нэо не нашла, что ответить. Улыбка Кёко. Это видение должно было сбыться, но не сбылось. И гибель Земли теперь тоже под сомнением.

— Это… Случайность. Кроме этого, всё сбывалось.

Погоди-ка, вопрос не в этом.

— Я бы хотела, чтобы это тоже не сбылось, но…

Вопрос в том, почему видение не сбылось.

— Если всё так случится, это будет кошмар.

— Погоди…

— Ты будешь нести за это ответственность.

— Погоди, Нэо.

— Поэтому поверь. Нужно что-то придумать.

— Да погоди ты! — Дзё повысил голос, Нэо посмотрела на него испуганными глазами. К счастью, мама не услышала и не пришла проверять, всё ли в порядке.

— Что? — спросила Нэо тихим голосом.

— Прости. Подожди немного.

— Жду.

— Так, скажи, — Дзё придвинулся, Нэо поджала колени, — завтра после школы ты не занята?

— А?

— Приходи ко мне.

— Не хочу. Зачем?

— Это важно. Просто приходи. Поняла?

Дзё встал и записал в блокноте на столе адрес базы и код для входа.

— Обязательно приходи, — бросил Дзё, взял ботинки и направился к выходу.

— Стой! Объясни, иначе не приду!

Дзё обернулся, держа ботинки в руках.

— Я изучу.

— Что?

— Секрет твоего дара.

— А?

— Слушай, я пока не верю в него, но если это правда, то это определённо серьёзная вещь. Поэтому нужно выяснить не то, почему твоё видение не сбылось, а то, почему до этого момента всё сбывалось. Другими словами, нужно поразмыслить над тем, что на самом деле из себя представляет твой дар.

Дзё и Нэо смотрели друг на друга. Точнее, сверлили друг друга взглядами, но лишь несколько секунд. Нэо вскочила с кровати.

— Нет, — сказала она, и тут же добавила, — пойдём сейчас.

Дзё первым пошёл на стоянку и прождал там около получаса, пока Нэо объясняла всё матери.

2

Выслушав Нэо, Далия на несколько секунд закрыла глаза.

Гостиная оплота зоахантера. Нэо сидела в клубном кресле, а Дзё и Далия — на диване напротив. Их разделял стеклянный кофейный столик.

— Есть несколько вариантов, — сказала Далия и встала. Когда она вернулась, то держала в руках небольшой пластмассовый кейс.

— Что это?

— Колода карт.

— Колода карт? Она твоя?

— Что ты? Взяла в комнате Мисаки.

Понятно.

Далия вынула из колоды двух джокеров, а остальные карты начала раскладывать на столе рубашкой вверх.

— Готова? — спросила Далия у Нэо, и, получив подтверждение, собрала их снова и положила перед ней.

— Теперь, Нэо, положись на интуицию и скажи, какая карта находится сверху.

— Что?

— Как ты считаешь, какая карта находится сверху?

— Откуда мне знать?

— Просто скажи.

Дзё не понимал, чего именно пыталась добиться Далия, но не сомневался в том, что это был тест на определение способностей Нэо. Немного подумав, она назвала шестёрку червей. Далия перевернула карту — тройка пик.

— Ну вот, я же не могла знать!

Дзё был с ней согласен. Сама она называла свой дар предвидением, а не ясновидением.

Затем Далия снова начала раскладывать карты, но уже рубашкой вниз.

— Готова?

— Готова, но результат будет тот же.

— Разве?

Далия собрала карты и положила колоду перед Нэо рубашкой вверх.

— А теперь?

Ответ последовал незамедлительно:

— Двойка бубен.

Далия перевернула карту.

— Ого!

— Да ладно.

Это была двойка бубен.

— Нэо, ты…

— Просто угадала.

— Далия, может, просто случайность?

— Вероятность 1 к 52. Отрицать это невозможно, так что, Нэо, — говоря это, Далия разложила карты рубашкой вверх, перемешала и собрала. — что теперь?

— Ну, пятёрка треф.

Самой верхней картой в колоде оказалась пятёрка треф.

— 1 к 2704. Стоит отбросить мысли о случайности.

— Удивлён. Нэо, может, ты и ясновидящая?

— Я и сама не знаю.

Далия разложила карты, перемешала и собрала.

— Ещё раз. Нэо, что за карта?

— Король пик.

Мимо. Это была восьмёрка бубен. Дзё выдохнул. Он сам не заметил, что задержал дыхание. Как и Нэо. В общем, будь то 1 к 52 или 1 к 2704, всё это не более, чем случайность. Дзё и Нэо переглянулись.

— Проблема вот в чём, — сказала Далия и перевернула следующую карту — король пик.

— И как это понимать?

— Я поняла сущность дара Нэо.

Андроид сложила на столе идеальный веер из карт своими идеальными пальчиками, затем вытянула одну из них. Увидев её, Дзё и Нэо удивлённо вскрикнули — в руке у Далии был один из джокеров, которых она вынула из колоды ранее.

— Не может быть, ты же убрала их.

Нэо смотрела на карту, которую ей вручила Далия.

— Ловкость рук. Подложила обратно перед четвёртой попыткой.

— Что это значит?

— Да, объясни.

Дзё и Нэо придвинулись к Далии, а та одарила их холодным взглядом.

— Возможно, её дар не стоит называть предвидением. Сознание Нэо трёхмерное, она не видит будущее сквозь время, но обладает способностью к мгновенной и высокоточной дедукции.

— Дедукции?

Нэо склонила набок голову, услышав непривычное слово. Далия лишь кивнула.

— Дедукция — это метод мышления, который применяют, чтобы выяснить причину и следствие того или иного обстоятельства, противоположный индукции. Взяв какое-либо событие за отправную точку, можно проследить его дальнейшее развитие и к чему оно приведёт. Подобное последовательное размышление и есть дедукция.

Ну а при индукции хронология размышления о причинах данного события идёт в обратном порядке.

— И что с того? — спросила Нэо.

Дзё тоже хотел бы знать, поскольку данного объяснения не хватило.

— Знаком ли вам термин «эффект бабочки»?

Нэо покачала головой отрицательно, Дзё — утвердительно.

— Ну, это когда метеорологи, или кем там они были, попробовали воссоздать с помощью компьютерной симуляции климатические условия какого-то региона.

— Да.

— Первая симуляция была завершена, решили провести вторую и изменили исходные данные. Они то ли округлили до целых чисел, то ли до десятичного разряда…

— Второе. Небольшое изменение, которое можно было бы проигнорировать, но итог второй симуляции разительно отличался от первой.

Однако Нэо так ничего и не поняла.

— То есть незначительные колебания воздуха, вызванные взмахом крыльев бабочки, могут оказать огромное влияние на окружающий мир, как будто запустив эффект домино, и вскоре эти изменения будут заметны.

— Поэтому и называется эффектом бабочки?

— Да. То, что ты делаешь, очень на это похоже.

— Правда?

— Ты подмечаешь мельчайшие детали из того, что тебя окружает, мгновенно просчитываешь варианты развития событий и выбираешь из них наиболее вероятный, хотя сама этого не замечаешь.

Далия также намекала, что Нэо может с помощью индукции проанализировать события прошлого, чтобы предсказать будущее. Вот в чём заключался дар Нэо.

— Типа сверхдедукция.

— Именно. В первый раз Нэо не угадала карту, потому что было слишком мало данных.

Точно. В первый раз Нэо не могла знать, где какая карта находится, ведь она их не видела. А вот во второй раз карты были разложены рубашкой вниз. Конечно, когда их снова собирали в колоду, уловить позицию каждой карты было нереально, но только не для Нэо.

— То есть она за несколько секунд запомнила, где какая карта?

— Ничего подобного я не делала.

— Я же говорила, ты сама этого не замечаешь, но мозг всё запоминает.

Запомнив расположение карт и видя движения рук Далии, Нэо в мгновение ока сделала вывод о том, в каком порядке они собраны в колоде.

— В третий раз Нэо не видела карт, но запомнила движения моих рук в первые два раза и порядок карт в колоде во время второго теста. Она видела, как я перемешиваю карты в третий раз, и всё это вкупе составляет полезные данные.

В результате Нэо угадала карту.

— Погоди, а что насчёт неудачи с джокером в четвёртом тесте?

— Прежде, чем я объясню это, хотелось бы добавить, что, строго говоря, Нэо просчитывала не первую сверху карту, а пятьдесят вторую снизу.

— Что это значит?

— Во второй раз карты были разложены рубашкой вниз, а когда я их собирала, то до последнего в поле зрения оставалась та, что была внизу колоды.

Далия была права. Она сначала собрала карты, потом перевернула колоду.

— Поэтому, когда Нэо думала о верхней карте, на самом деле она считала снизу вверх.

— А, вот оно что. И тут «вмешался» джокер и стал пятьдесят второй картой снизу, но второй сверху.

Ведь с джокером колода увеличилась на одну карту.

— Всё ясно?

— Ага.

— Нэо?

— Да, ясно.

— У тебя не было информации о джокере. Я старалась, чтобы ты его не увидела. И из-за недостающих данных ты просчиталась. Одна карта изменила результат.

— Понятно.

Дзё облокотился на спинку дивана, положив руки за голову. Теперь всё стало ясно. С помощью своей дедукции Нэо могла просчитать, что случится дальше, точнее, чем обычные люди, имея в своём распоряжении даже незначительную информацию. И сама она этого не осознавала.

В детском саду Нэо узнала, что воспитательница попадёт в аварию, потому что изо дня в день могла наблюдать за ней и изучить её характер и рефлексы. То же самое со случаем в младшей школе. Что касается телевизионных новостей, то получается, что она получала информацию из самих источников информации. И обувной магазин с экшн-фигурками она нашла также, получив сведения, сама того не подозревая.

— Вспомни, Нэо, были ли у тебя предвидения об объекте, которого ты не видела?

— В каком смысле?

— Например, землетрясение за границей, политический переворот в стране, название которой ты никогда не слышала.

— Нет.

— И предсказать, чем закончится, книга ты не можешь.

— Точно! Не могу. Меня всегда это удивляло!

— Ты не можешь предвидеть то, чего не знаешь, и то, о чём намеренно собираешь информацию. Потому что данных либо слишком мало, либо слишком много, это мешает дедукции.

— Значит, — Нэо вдруг осенило, она поняла важную истину, — предвидение о Кёко не сбылось, потому что… Так вот в чём дело?

Далия кивнула. Нэо не увидела улыбку подруги, так как не знала о существовании джокера — зоон.

— То есть, если бы я знала о зоон, то смогла бы это предвидеть?

— Вероятно.

Руки Нэо всё ещё сжимали карту джокера. Раздался звук — упала слеза. Далия встала, обошла стол, села на подлокотник кресла и прижала голову Нэо к своей груди. Да, Мисаки сделала бы то же самое. Нэо не тянулась к Далии, но и не отталкивала её, просто сидела, опустив голову, и роняла прозрачные слёзы.

Дзё молча встал и вышел из гостиной. Открыв дверь в свою комнату, он услышал тихие всхлипывания.

Лёжа на кровати, Дзё испытывал сожаление.

«Я снова это сделал.

Зачем?

Зачем я снова привёл её сюда?

Конечно, она сама сказала, что пойдёт, но это потому, что я сделал то, чего не должен был — ошивался рядом. Я стал катализатором её предвидения или дедукции. Из-за меня она увидела это. Холокост. А ещё я сказал то, что не должен был, потому она и пришла. И узнала ещё одну правду. Я снова это сделал. И почему я не могу оставить её в покое?»

Дзё зарылся в подушку, испытывая отвращение к себе. Ему показалось, что он почувствовал едва уловимый запах Мисаки. Этот аромат всколыхнул что-то в уголках его души, но Дзё не смог уловить это.

Раздался стук в дверь.

— Открыто, — ответил Дзё как обычно, но дверь открыла не Далия.

— Я вхожу.

Это была Нэо. Веки припухли, глаза красные, нос тоже.

— Где Далия?

Дзё поднялся. Картина та же, что и в комнате Нэо, только они поменялись местами.

— Она сказала, что дальше Дзё всем займётся, и вошла в комнату, похожую на гардеробную. Она и правда андроид, да?

— Да.

— Я могу присесть?

— Ага.

Нэо села не на стул, а на кровать спиной к Дзё. Он почувствовал, что напряжённость между ними бесследно исчезла.

— Знаешь, я кое-что поняла, — Нэо впервые говорила так мягко, что-то произошло за эти несколько минут, — Я перед тобой виновата. Мне наконец-то удалось всё разложить по полочкам. Мы с тобой похожи.

Нэо была сообразительна. Сообразительнее, чем Дзё. За эти два дня он наконец понял причину, по которой испытывал чувство вины, сожаление и отвращение к себе.

— Ты и я?

— Да, мы похожи. Очень.

— Вот как?

— Так ты не заметил, что ли? Я-то думала, что заметил, потому и пришёл к школе.

— Не знаю.

— Ясно. Далия была права.

— Насчёт чего?

— Она сказала, что все твои нервы — двигательные. Когда тебе проводили операцию и вскрыли черепную коробку, то увидели, что твой мозг — одна сплошная мышца.

«Далия так сказала? Ничего себе. Так она шутить научилась?»

— Это меня рассмешило, и тогда я поняла.

— Что?

— Я такая же.

— У тебя мышцы вместо мозгов?

Нэо возразила, рассмеялась и слегка пожала плечами.

— Ты — киборг и можешь то, что обычному человеку не под силу. Так ведь?

— Да.

— А у меня дар. Как там его… сверхдедукция.

— Поэтому мы похожи?

— Нет. Ты убиваешь зоон втайне от всех, я предвижу будущее, но никому не могу рассказать об этом.

— Ага.

— Прозвучит это пафосно, но мы одиночки, ты и я. Друзей нет, никому не можем ничего рассказать или пожаловаться. Мы должны в одиночку преодолевать наш путь. Вот в чём мы похожи.

— Похожи?

— Да, похожи.

— А!

«Понял наконец. Чёрт, не мозги, а мышцы? Действительно, я самый настоящий олух.

— Дошло? Верно, мы можем опередить этих монстров!

— Да, можем.

«Их можно нагнать!»

— У меня есть выход в интернет, поэтому присылайте каждый день новую информацию. Если Далия права, то, получая свежие данные, я смогу просчитать действия зоон на много шагов вперёд. Так ведь? — треща без умолку, Нэо встала коленями на кровать и на четвереньках стала подбираться к Дзё, — Далия ведь говорила про джокера. Я, конечно, говорила про гибель Земли, но на тот момент не была учтена вероятность, что я буду тебе помогать. Это ещё один джокер. Уже второй. Понимаешь? Возможно, гибели удастся избежать!

— Да, но… — пробубнил Дзё, а Нэо вдруг взяла его за руки.

— Ни о чём не беспокойся. Я буду жить обычной жизнью, как и прежде, просто домашки станет больше. В остальном ничего не изменится. А что насчёт тебя, то ты сможешь опережать зоон.

Нэо продолжала напирать, глядя Дзё прямо в глаза и фактически сев ему на колени.

— Представь, сколько жизней ты спасёшь. Я это не ради тебя говорю, я хочу отомстить.

Кому? Ясно кому. Нэо опустила глаза, но продолжала держать Дзё за руки.

— Прошу тебя, — её голос дрожал, — позволь помочь. Я всё сделаю, только разреши стать частью твоей команды.

Хорошо. Дзё всё понял. Он коснулся её подбородка и приподнял голову. Нэо изо всех сил пыталась сдержать слёзы.

Дзё обратился к ней как мог более ласково и с улыбкой, но из-за шрама, глазной повязки и щетины он не был уверен, что справился с этой задачей.

— Всё сделаешь, говоришь?

— Да.

— Тогда есть три условия.

— Какие?

— Первое — никому об этом не говори, ни друзьям, ни родным.

— Само собой.

— Хорошо. Тогда второе.

— Давай.

— Не лезь на рожон. Эти ребята — моя забота. Поняла?

— Поняла.

— И третье, самое важное, — Дзё убрал руку от лица Нэо, она, в свою очередь, слезла с его коленей и села рядом. Дзё сел в позу лотоса, касаясь своими коленями её. — Слушай внимательно.

— Слушаю.

— Не влюбись в меня.

От удивления глаза Нэо округлились, рот раскрылся так, что были видны передние зубы, и она стала похожа на кролика или хомяка. Затем оба рассмеялись. В голос. Их плечи дрожали. Утирая слёзы, Нэо сказала: «Согласна».

3

Неужели они тоже пользуются этой дорогой? Это же уму непостижимо.

Нэо не думала, просто чувствовала. Никаких лишних расчётов или предубеждений. Нэо могла выделить важную часть из той картины событий, которая складывалась из незначительных фактов суровой реальности. Точнее, она просто видела.

— То есть, она правильно поступила, согласившись на это? — спросил Дзё, выпуская дым изо рта, который из-за освещения казался оранжевым.

— По крайней мере пока, — ответила Далия. Её лицо тоже было оранжевого цвета.

Дзё и Далия ехали по подземной дороге для экстренных ситуаций, остановились в зоне для эвакуации недалеко от выезда на основную магистраль и стали ждать.

— Долго ещё?

— Двадцать одна минута и тридцать шесть секунд, — ответила Далия, не отрывая взгляд от горизонта.

Сверхдедукция Нэо повысила эффективность охоты на зоа во много раз. Теперь всю информацию, которую соответствующие органы отправляли Далии, она пересылала не на терминал Дзё, а на терминал Нэо, который располагался в её комнате. Ежедневно, в девять вечера, время, когда Нэо делала домашнюю работу. Ответ она отправляла уже Дзё, самое раннее — спустя несколько минут, самое позднее — в течение часа.

Нередко ответ состоял из одного слова: «Мимо», «Прости» или «Ничего». Иногда во вложении письма была прикреплена карта, на которой стояли отметки в виде крестиков, с датой и временем. Это означало, что в определённый день и время Дзё должен будет проверить эти места.

Эта необычная команда успешно работала уже почти месяц. За это время были достигнуты такие результаты, что все усилия, которые были затрачены до этого, казались такими ничтожными.

Зоон плодились с ужасающей скоростью. В основном особи, которых Дзё уничтожал до этого, были одиночками, но иногда попадались и стаи, правда, не так часто. Однако за этот месяц их было аж четыре.

На прошлой неделе порядка сорока мелких зоон сбились вместе в подземных складах, которые, согласно новому градостроительному плану, были закрыты, и образовали что-то похожее на муравьиное сообщество.

Кажется, это Мурасэ называл зоон крайним видом, говорил, что они должны постоянно питаться, иначе погибнут. Но есть среди них особи, которые преодолели все барьеры и стали ещё хитрее и свирепее. Те стаи, что смогли пережить охоту, увеличились в размере и подверглись сложной трансформации.

Однако они не подозревают.

Барьер, который они якобы преодолели, стал гораздо выше и опережает их.

— Ещё две минуты. Дзё, приготовься, — сказала Далия.

— Хорошо.

Дзё перелез с пассажирского сидения назад к чёрному моноциклу — подарку Мисаки — закреплённому взрывными проводами. Мисаки велела ему стать настоящим героем.

Это был первый раз, когда действия зоон были предвидены. Раньше Далия предполагала, что голод вынуждает зоон действовать. Однако, объединяясь, они явно не повышают эффективность охоты, ведь возникает проблема с делёжкой добычи. И с ростом стаи ситуация будет только ухудшаться.

Далия считает, что, собираясь в группы или стаи, зоон ищут новые места пропитания. И Дзё с ней согласен. Это объясняет беспорядочное перемещение точек на карте и тот факт, что сколько зоон не уничтожай, ситуация от этого кардинально не меняется. Сбиваясь в стаи, они пытаются продлить существование своего вида.

И все те особи, что обитали в отдалённых районах, и которых остановил зоахантер, тоже пытались это провернуть. Им важно было поскорее завершить свой путь, иначе их ждало вымирание. Ведь даже будучи в стае, зоон нужно постоянно питаться, чтобы не умереть от голода.

— Они здесь.

Дзё надел шлем и посмотрел сквозь стеклянное забрало. Перед ним была подземная дорога, которая соединялась с основной магистралью через сто метров.

Далия была права.

Ту же картину Дзё видел в ту ночь в порту — кривые человекоподобные существа бредут друг за другом. Немало было среди них и непохожих на людей. Эти зоон представляли собой каталог тех особей, которых Дзё когда-либо доводилось видеть.

Их была тьма. Дзё присвистнул.

— Ничего себе. Всё, как и сказала Нэо, чуть больше ста.

— Я удивилась, когда она упомянула дорогу для спецтранспорта.

Япония никогда не была сильна в области антикризисного управления. Даже эта подземная дорога не была под наблюдением круглосуточно. Лишь после обнаружения посторонних подведомственное полицейское управление будет действовать. Но для этого посторонние должны двигаться со скоростью свыше 30 км/ч, то есть быть обычными нарушителями правил дорожного движения. Даже если эта сотня зоон побежит, то вряд ли будет обнаружена.

Вот так, с помощью подземной дороги, они и перемещались туда-сюда.

— Отлично, пройдёмся ещё раз по плану.

Дзё надел шлем. Он был немного меньше обычного, так как предназначался для гонок, но более надёжным.

— Поняла. По твоему сигналу открываю дверь. Как только ты выезжаешь, я готовлю огнемёт. Ты преследуешь стаю и атакуешь с «хвоста». По твоему следующему сигналу я выдвигаюсь. Сжигаю обездвиженных зоон. По третьему сигналу — забираю тебя без лишних вопросов. Убедившись, что все зоон уничтожены, уезжаем через ближайший выход. Всё.

— Да, замечательно.

— Можно задать вопрос?

Звук мотора.

— Давай.

— Думаешь, это главная стая?

Главная стая — это та, от которой откалываются мелкие по мере их продвижения.

— Надеюсь, что да, — ответил Дзё, немного подумав.

Эта стая действительно была самой большой из тех, что они видели. Другие стаи не были даже вполовину такими же большими. Странное шествие всё продолжалось.

— Я тоже надеюсь.

Дзё ощутил в голосе андроида нотки беспокойства. Возможно, от того, что он ожидал их услышать.

Движение в колонне было очень плотным, все толкались, и через некоторое время стали потихоньку разделяться на небольшие группы по несколько особей.

— Вижу конец колонны.

— Отлично! Поехали!

— Поняла.

Как только моноцикл освободился от своих оков, дверь распахнулась.

Когда Нэо умылась и надела пижаму, на часах было 10:05. «Уже скоро», — подумала она.

Вчера перед тем, как приступить к домашней работе, Нэо открыла на своём терминале карту, которую ей прислала Далия, и увидела огромную стаю зоон, бредущую в лучах электрического оранжевого света. Никогда она не видела такого количества раньше, но дорогу для спецтранспорта узнала сразу. Она уже ездила по ней на базу Дзё в тот день, когда впервые его встретила.

Нэо знала, где и когда это произойдёт, поэтому сразу же отправила ответ, отметив на карте место крестом, указав время и добавив сообщение: «Чрезвычайно большая группа! Больше ста! Уничтожь их всех! От Нэо♥».

Через несколько минут пришёл короткий ответ от Дзё: «Принято».

Нэо была в их команде радаром. Высокочувствительным радаром, время работы которого не было ограничено.

Нэо села на кровать. Она только что засекла огромное количество врагов.

«Справится ли Дзё?

Он должен справиться.

Вперёд, зоахантер.

Пусть от зоон даже мокрого места не останется.

Прошу».

Дзё на моноцикле вылетел из машины и развернулся на 180 градусов, что было по силам лишь киборгу. Как только он прибавил скорость, сигнальные лампы по обеим сторонам стен пришли в действие и замигали красным светом.

— Проклятье.

Раздался женский голос, предупреждающий о том, что данная дорога предназначена лишь для спецтранспорта и для машин со спецпропусками, поэтому всем, кто не подпадает под эти категории, необходимо как можно скорее покинуть это место через ближайший выход.

Их фургон был оснащён опознавательным маячком, но моноцикл — нет. Дзё превысил скорость в 30 км/ч, поэтому система опознала его как нарушителя.

— Облажался.

Приближаясь к нужному месту, Дзё прокричал в микрофон шлема: «Далия!». Андроид ответила очень сдержанно.

— Через сколько примерно прибудет полиция?

— Примерно через семь минут. Если не покинуть это место в течение трёх минут после того, как раздался сигнал, отправят патруль. По грубым подсчётам, может потребоваться максимум девять минут.

— Выхода нет. Скоро камеры включатся. Помешай.

— Уже выполняю. Но я смогу поменять частоту сигнала лишь 270 раз, и то менее, чем на десять минут.

— Понял. Значит, нужно уложиться в семь минут.

— Принято. Завершим работу за семь минут и уйдём. Всё верно?

— Ага. Вперёд! Начинай отсчёт, последнюю минуту — каждые десять секунд.

— Поняла. Осталось 6 минут 10 секунд.

Когда Дзё выехал на магистраль, впереди показался конец колонны. Он вытащил свой электромеч и почувствовал дежавю.

Такое уже было. Совсем как на дебютной гонке. Дзё был позади всех, нагонял противников и атаковал со спины. Все гонщики были повержены, финишировал он один. Простая логика.

— А-а-а-а-а!

Дзё потребовалось мгновение, чтобы разрубить зоон напополам. Затем, притормозив, он одолел ещё двоих. Если Дзё будет тратить более трёх секунд на одного зоон, то может не уложиться вовремя.

— Вот чёрт!

Убедившись, что группа из семи особей в конце не сможет убежать, Дзё прибавил скорость.

— Осталось шесть минут.

Получится! Дзё продолжал размахивать мечом, настигая зоон со спины, опережая, иногда на мгновение останавливался. Немало было особей, пытавшихся отбиваться: одни хотели оторвать руки, другие — откусить ноги.

— Осталось пять минут.

Дзё уворачивался благодаря техническим характеристикам моноцикла и собственной реакции, и ловко орудовал мечом. Он рубил без передышки. Зарубив одного, сразу же брался за второго, закончив со вторым, сразу же принимался за третьего и попутно рубил четвёртого. Пусть в этот раз и скорость была выше, и мечом он размахивал чаще, но всё было как в его дебютной гонке. Только противники не были людьми.

В оранжево-красном свете творился хаос. Зоон не пытались убежать от настигающего их охотника, напротив, они пытались его съесть. Но один за другим лишь теряли свои лапы, щупальца и крылья и падали на дорогу. Вскоре извивающийся мясной пояс покрыл полдороги.

— Осталось 5 минут.

— Отлично! Поехали!

Второй сигнал.

Пора сжигать.

Серебристый фургон — передвижная база зоахантера — оснащена платформой для перевозки моноцикла, медицинским оборудованием для киборга, огнемётами, встроенными в переднюю и заднюю части кузова и заряжёнными напалмом, а также линзами, излучающими высокотемпературный лазер, установленными на дне кузова. Далия, следуя за Дзё, лазером прижигает обездвиженных зоон, а затем огнемётом доводит дело до конца — таков порядок.

За спиной Дзё, который как обезумевший размахивал мечом, мелькнул красный свет. Это Далия включила лазер. Затем раздался низкий звук — это был огнемёт.

Из пожарных спринклеров на потолке пошла вода, но напалм этим не потушить. Вода вмиг испарялась и превращалась в пар, но продолжала поступать сверху в больших количествах.

— Осталось три минуты.

Дзё почувствовал, что в рядах зоон образуются просветы.

Вожак близко.

Скольких он уже порубил? Восемьдесят? Девяносто? А они всё лезут и лезут. Тем не менее на одну особь он тратит около трёх секунд.

Зоон не были похожи друг на друга. Дзё нужно было мгновенно определить их слабые места и атаковать.

Впервые с тех пор, как Дзё стал киборгом, он почувствовал усталость. По всему телу разлилась тяжесть, совсем как раньше. Но, по правде говоря, это была не усталость, а предупреждение о том, что кибернетические части достигли своего предела.

— Твою ж мать!

На Дзё неслось нечто, похожее на курицу, вывернутую наизнанку, и он её разрубил напополам. Обе части, верхняя и нижняя, подлетели в воздух и рухнули слева от Дзё.

— Твари!

Дзё схватил левой рукой зоон, добрался до его шейных позвонков и раздавил их. В первый раз ему пришлось приложить усилия. Эффективность понемногу начинает снижаться.

— Осталось две минуты.

«Да знаю я, чёрт!» — подумал Дзё.

Он разрезал одного зоон и ударил рукоятью меча того, что следовал сразу за ним, потом зарубил и его.

Во время следующей атаки Дзё либо ошибся с уязвимым местом зоон, либо одного удара не хватило. Интервалы между атаками врага стали больше, но и движения охотника стали медленнее.

— Осталась одна минута.

Запах обугленной плоти зоон заполнял шлем через фильтры. Похоже, что не только время, но и серебристый фургон его подгонял.

— Осталось пятьдесят секунд.

Если они не успеют вовремя, то придётся столкнуться с теми ребятами, что сюда приедут. И тогда есть риск не только раскрыть всему миру существование зоахантера и зоон, но и в случае малейшей оплошности со стороны полицейских и пожарных снабдить выживших зоон пропитанием. Этого хотелось бы избежать. Во что бы то ни стало.

— Осталось сорок секунд.

По внутренней стороне правого локтя пробежал импульс. Несильный, но серьёзный. Это означало, что какая-то деталь в его организме достигла предела и сломалась. Доказательством стало моментальное снижение силы сжатия правой руки. Дзё тут же взял меч в левую руку.

Огненный пояс, словно разрезая пространство, с рёвом тянулся к последним трём зоон.

— Давай! — кричал Дзё, ринувшись на врага, которого постепенно окружало пламя.

Прибавив газу, Дзё одним ударом меча порубил трёх зоон, стоявших в одну линию, и огонь охватил шесть искривлённых частей.

— Десять секунд.

— Сматываемся!

— Поняла. Семь, шесть…

Открыв задние двери, фургон прибавил скорость. Моноцикл нагнал автомобиль и заехал внутрь по пандусу.

Отсчёт продолжался: «…три, два, один». Как только Дзё заехал в фургон, двери за его спиной закрылись.

— Ноль. Миссия выполнена. Уходим.

Обернувшись, можно было заметить, что пламя охватило всю дорогу. Это была словно стена огня. Никто не сможет близко к ней приблизиться. Когда пламя погаснет, все увидят лишь кучи пепла, смываемые водой из пожарных спринклеров.

Адская картина осталась позади.

Дзё снял шлем.

— Хорошая работа, — сказала Далия.

— Ага, ты тоже молодец, — ответил Дзё.

Вдалеке слышались сирены патрульных машин.

Обычно перед сном Нэо, лёжа в постели, читала книгу, но сегодня сна не было ни в одном глазу. Она не видела, как сражался Дзё, просто получала сообщение на свой терминал о завершении зачистки либо через несколько часов после указанного ею времени, либо на следующее утро.

Если подумать, то Нэо не виделась ни с Дзё, ни с Далией уже где-то месяц после последней встречи. Однако она легко могла догадаться, что это сражение самое тяжёлое из всех, что были раньше. Ведь их было больше. Свыше сотни.

Нэо закрыла книгу. Это было новое издание Фудзитани Мивы, но ничего не откладывалось у неё в голове.

Часы показывали час ночи. Если Нэо не ляжет сейчас, то вставать завтра, хотя нет, уже сегодня, будет тяжело.

Нэо одолевала зевота, но не сон. В конце концов, устав бороться, она включила ночник. Тогда-то она и услышала клаксон. Два коротких звука. Нэо вскочила с кровати, распахнула шторы и выглянула в окно. Отсюда хорошо было видно, что было вдали, а вблизи — мешал столб. Нэо видела краешек въезда на парковку, но этого было достаточно. Там стоял серебристый фургон. Он казался маленьким, но Нэо с первого взгляда могла понять, чей он.

Вернувшись в постель, Нэо вздохнула с облегчением.

Всё хорошо.

Она тут же захотела спать.

Дзё сначала не понял, что это был за звук. Он его слышал раньше много раз, но не мог вспомнить, когда именно. Звук не прекращался и повторялся снова и снова. Пронзительный, раздражающий.

— Далия! — крикнул Дзё, раскинувшись на диване в гостиной и уставившись в телевизор. Он не собирался прерываться, ведь начался K-1 World Grand Prix.

Когда ангар открылся, Дзё наконец понял, что этот был звук — дверной звонок.

— Да? — сказала Далия, стоя в тени в коридоре.

— Кто-то пришёл. Посмотри.

— Это странно, — сказала Далия, а звук всё не смолкал. — Вряд ли кто-то с улицы вдруг подошёл к нашей двери.

Если подумать, то она была права. Вестибюль здания оснащён автоматическим замком, поэтому необходимо воспользоваться домофоном, чтобы позвонить в ту или иную квартиру и войти.

— Тогда Нэо?

Это был единственный вариант.

— Она же в школе.

Точно. Значит, в настоящее время нет никого, кто мог бы звонить в дверь квартиры Дзё.

— Короче, сходи, посмотри. Если кто-то что-то продаёт, гони его прочь.

— Поняла.

Далия тут же вернулась.

— Это не продавец.

Очевидно, она проверила по мониторам системы управления в коридоре.

— Вот как?

— Это доктор Ёнэдзава.

— Хм.

Дзё уже было собирался сказать, что не знает такого, но в следующее мгновение опомнился: «Ёнэдзава?». Он впервые за это время оторвался от телевизора и обернулся.

— Ёнэдзава, в смысле тот самый Ёнэдзава?!

— Да.

Вот неожиданность. Это был врач, оперировавший Дзё.

Дзё решил поставить чемпионат на запись и посмотреть потом. Жаль, конечно, что не получится посмотреть на бои в реальном времени, но что поделать, гость есть гость. Однако у Дзё не было никакого желания его приветствовать. И, возможно, всё сложится так, что ему самому придётся продемонстрировать свой коронный удар.

Далия проводила Ёнэдзаву в гостиную. Увидев его, Дзё невольно ухмыльнулся.

Волос на голове у Ёнэдзавы стало побольше, наверняка трансплантация. Волосы были зачёсаны на одну сторону. Ёнэдзава был не в своём белом халате, а в костюме ультрамаринового цвета, из-за чего походил то ли на офисного сотрудника в дешёвом костюме, то ли на продавца автомобилей.

— Давно не виделись, доктор.

Далия держала огромный чемодан, скорей всего, с вещами Ёнэдзавы. Поставив его на пол, раздался гулкий звук — тяжёлый.

— Могу я вернуться в ангар?

— Да, спасибо.

Не дождавшись приглашения, Ёнэдзава сел напротив Дзё.

— Давненько не виделись, Курокава.

— А теперь ты спросишь, как я поживаю?

— Нет, я и так знаю, что хорошо.

Всё тот же противный говорок. И очки в черепаховой оправе, похоже, в порядке.

— Поначалу я боялся, что ты бросишь охоту на зоон.

Значит, они следили за действиями Дзё. Получается, что комитет продолжает подключаться к системе Далии.

— Что стало с комитетом? Преемники назначены?

— Ну, подробностей раскрыть не могу, скажу лишь только, что Комитет по борьбе с зоон продолжает существовать.

Оно и понятно. Утверждённую систему не так-то просто уничтожить. Это одновременно хорошо и плохо.

— Но, знаешь, по правде говоря, я удивлён. На следующий день после случившегося ты снова принялся за расследования. А ещё за последний месяц твои показатели резко возросли.

— Ну да.

— Может, ты вычислил какой-то алгоритм в их поведении? Если да, то хотелось бы узнать его.

— Не, не скажу.

— Так и знал.

Ёнэдзава захихикал. Как-то по-гейски.

— Зачем пришёл, выкладывай. Только не говори, что был неподалёку и решил заскочить в гости.

— Ах, да. Сейчас.

Ёнэдзава встал и притащил тот самый чемодан, положил его рядом со столом и открыл. Внутри были механические запчасти. Они блестели, словно их только что отполировали, и каждая деталь была аккуратно обёрнута в прозрачную плёнку.

— И что это?

— Твои запчасти. Я пришёл их заменить, конечно же.

— Что?

— Сегодня утром пришли результаты проверки твоих функций. Микропривод в правом локте достиг своего предела. Думаю, есть проблемы с подвижностью. Уверен, ты знаешь, в чём дело.

Дзё знал. Вчера, когда время поджимало, он почувствовал тот самый импульс. С тех пор сила сжатия правой руки заметно снизилась. Даже чашку с кофе не мог поднять. И утром во время проверки на мониторе появилось предупреждение о необходимости срочно произвести замену деталей.

Короче, тот аппарат тоже всё ещё связан с призрачным Комитетом.

— Открой оболочку, положи руку на стол. Да, и оружие вынь, пожалуйста.

Дзё сделал, как и было велено, но оружие взял в левую руку.

— Похоже, ты мне не доверяешь.

— Как знать.

По правде говоря, это было не так. Хотя и любви к нему он не испытывал. Ведь из-за него он лишился тела, он выбрал Дзё, чтобы проверить, кто лучше в качестве оружия — зоон или киборг, заставил участвовать в дурацком соревновании. Но в то же время Дзё не думал, что у Ёнэдзавы был другой выбор. Этот невзрачный человек был очередной жертвой глобальной системы.

Ёнэдзава проводил манипуляции, поглядывая на руку Дзё. Вышедшую из строя деталь — небольшой цилиндр, размером с мизинец ребёнка, — он с лёгкостью вынул. Её серебристый цвет сменился на горело-синий. Затем Ёнэдзава достал из упаковки запчасть.

— Твоё механическое тело — это единое целое. С биологическими тканями так, конечно, не получится, но конструкция настолько проста, что ты можешь производить замену практически всех деталей самостоятельно. Если Министерство здравоохранения, труда и благосостояния, а также Министерство земли, инфраструктуры, транспорта и туризма дадут добро, то это станет возможным.

Дзё и забыл, что если Ёнэдзаве дать волю, то он будет болтать без умолку.

— Ты про необходимые условия для использования в качестве оружия?

Когда хирург вновь принялся за работу, Дзё ощутил лёгкий импульс от запястья и ниже.

— Да, в том числе. Ты можешь пошевелить средним пальцем? Да, вот так, хорошо, спасибо.

Ёнэдзава извлёк следующую деталь, затем распаковал новую.

— Так, о чём это мы?

— Необходимые условия для использования в качестве оружия.

— Ах, да. Скажи, разве так жизнь не станет проще?

Работал он на удивление быстро. Извлёк следующую деталь — заменил. И всякий раз чувствительность пальцев или запястья сначала пропадала, затем возвращалась.

— Проще? Военные — предмет торговли. Незачем всё упрощать.

— Да я про пациентов.

«Что?»

— Иметь кибернетические протезы рук или ног само по себе нелегко. Когда детали изнашиваются, приходится вновь ложиться на операцию и испытывать послеоперационные боли. Поэтому идеальным вариантом была бы возможность самостоятельно производить замену в домашних условиях, ты так не считаешь?

«Чего?»

— То есть…

— Не пойми меня неправильно. Эта концепция также относится и к военной сфере. Никто не знает, когда Соглашение перестанет действовать. Какая-нибудь страна однажды проигнорирует его и нападёт на нас с армией киборгов, тогда и нам придётся ответить такой же армией.

Под «какой-нибудь страной», Ёнэдзава подразумевал предполагаемое вражеское государство. А ведь Япония сейчас всё ещё переживает послевоенные времена.

— Но вообще кибернетика — это медицинская технология, как это ни прискорбно.

— Да ну?

— Ага. Возможно, это прозвучит, как оправдание, — сказал Ёнэдзава, поправляя очки в черепаховой оправе, хотя взгляд его был устремлён на внутреннюю часть локтя Дзё. — Тебя выбрал я, поэтому твоя ненависть ко мне оправдана. Но, по правде говоря, я сделал это, чтобы спасти тот отряд.

— Что ты имеешь в виду?

— Увидев список ребят из отряда сил самообороны, я понял, что им конец. Всем. Но в тот день я случайно увидел трансляцию Битвы колёс и подумал, что ты-то, возможно, и выживешь. Так я тебя и выбрал.

— И вот, что со мной стало.

— Ну да. Но, знаешь, мне разрешили включить тебя в список, однако не позволили исключить из него тех ребят.

Получается, его замысел провалился.

— В довершение всего Мурасэ скрыл тот факт, что от нанесённых зоон ран с высокой долей вероятности можно обратиться. Поэтому я решил непременно спасти тебя любой ценой.

— И что? Хочешь сказать, что никто не собирался превращать выжившего в киборга?

— Именно. По крайней мере, мне о таком плане ничего не сообщали. Разумеется, это сложно назвать гуманным, но благодаря тому, что я выбрал человека, способного противостоять зоон на равных, меня сделали руководителем проекта разработки боевой брони.

Так вот оно что. Мурасэ уже тогда пытался сместить Ёнэдзаву. А ведь при первой встрече тот казался искренним и немного зажатым.

— Значит, — палец Дзё автоматически потянулся к спусковому крючку пистолета в левой руке, — хочешь сказать, что ты белый и пушистый, и ни в чём не виноват?

— Нет, что ты.

Ёнэдзава даже не взглянул на оружие, он был погружён в работу. По крайней мере, Дзё так показалось.

— Просто, пусть я и нарушаю конфиденциальность, но умереть, не рассказав этого, у меня решимости не хватает.

— Умереть?

— Да. Но ты погоди, не стреляй, пока я не закончу. Это ведь моя последняя работа, нужно её как следует выполнить.

— Ты пришёл сюда с намерением умереть?

— Ты ведь хочешь убить меня? Для тебя я ничем не лучше Мурасэ.

— Да.

Дзё и правда хотел убить Ёнэдзаву. После расправы над Мурасэ, он подумал, что и этого стоит пришить. Но не смог. Сказалась усталость, все силы ушли на то, чтобы подняться. Но сейчас другое дело. Как только он закончит, Дзё может спустить курок.

Как и сказал Ёнэдзава, работу он закончил быстро. Когда он закрыл правую руку, то сила сжатия восстановилась.

— В чемодане есть запчасти для левой руки и обеих ног. А также DVD, поэтому в следующий раз ты сможешь всё сделать сам. И перед приходом сюда я отправил тебе по электронной почте контакты кибернетического исследовательского института Хонда, проверь потом. Если понадобятся новые запчасти, сможешь купить их там. Счета на оплату пусть шлют Комитету.

— Ага, ясно, — ответил Дзё и сжал пистолет в правой руке.

— Итак, Курокава, где здесь ванная?

— Ванная?

— Если застрелишь меня в гостиной, убирать потом будет непросто.

— Не волнуйся, крови не будет.

Дзё встал.

— А, понятно. Электромеч.

Ёнэдзава тоже встал. Всё та же улыбка, но в глазах печаль.

— Скажи мне одно, старик.

— Что же?

— Что ты думаешь о Мисаки?

— Ах, о ней, — Ёнэдзава устремил взгляд вдаль. — Мне жаль.

— Жаль?

— Да. Почему такая хорошая девушка должна была умереть? Я всё думаю, что если бы я в тот день работал в ночную смену, то, возможно, смог бы остановить Мурасэ. Мне жаль.

— Жаль тебе?

— Да, жаль.

— Ясно.

Мгновение, и Дзё убрал оружие в только что отремонтированную руку.

— Но не так, как мне.

Ёнэдзава ушёл. Живой и на своих двоих.

5

Нэо нельзя было назвать книжным червём, но «Аню из Зелёных Мезонинов» она прочитала ещё в средней школе. Поэтому она не собиралась комплексовать по поводу своей внешности, считая это глупым.

Проблема была не во внешности, а в том, что она может и что ей дальше делать, точнее как жить. Это значит, определить, чего стоит всё человечество.

Нэо больше не улыбалась себе, глядя в зеркало, вместо этого она говорила: «Пора».

Автобус подошёл в тот момент, когда она пересекла двор и вышла из квартала. Проведя проездным через валидатор, Нэо прошла в салон. Подстраиваясь под неспешное покачивание автобуса, она отстранённо смотрела в окно.

Она наконец-то поняла. Иногда она видела странных молодых или пожилых людей, мужчин или женщин. Их что-то объединяло. Теперь она знала, кем они были.

Зоон.

Однозначно, то были зоон, притворявшиеся людьми. Хотя точнее будет сказать, зоон, эволюционировавшие в человекоподобных существ.

Нэо обладала даром и могла почувствовать малейшие различия там, где обычные люди ничего не замечали. Доказательством могло служить то, что этих странных существ, которых она раньше часто наблюдала, уже почти пару месяцев не видно. С тех пор, как зоахантер на подземной дороге уничтожил огромную стаю, чья численность переваливала за сотню.

И не только это. Количество красных отметок на карте, которую ей присылали по электронной почте, в разы сократилось. Иногда появлялись новые, всего несколько в день, но чаще они не появлялись вовсе. Поэтому Нэо отвечала на очередное письмо отрицательно: «На этот раз нет», «Ничего», «Ничегошеньки», «Очень жаль», «Нет ничего». Когда репертуар иссяк, она стала отвечать просто «Нет».

Больше Нэо не видела Землю во власти зоон. Это значит, что будущее не предопределено.

Как всего лишь один джокер способен нарушить порядок карт в колоде, а взмах крыльев одной бабочки вызвать ураган, так и незначительное действие способно кардинально повлиять на конечный результат.

Выбрав другой путь, можно изменить свою жизнь.

Обернувшись, можно изменить жизнь другого.

Пнув маленький камушек, можно определить судьбу мира.

Существование одного человека способно влиять на жизни людей вокруг него. А существование этих людей — на жизни остального человечества.

Вероятностей много. Это прекрасно, но и пугает. Однако, если таков уклад, то человеку остаётся только принять его и жить дальше. Думать и действовать. Только и всего.

Нэо подумала: «Я действовала. Я действую. Поэтому я заслуживаю награду. Сегодня после школы. Свидание».

Реакция Далии была неизменной.

— Что?

Когда она в ангаре, то все её физические функции приостановлены, работает лишь «мозг», который подсоединяется к сети, а её собственные «мысли» переходят в режим сна. Это нужно для того, чтобы упорядочить всю пересылаемую информацию.

Причина, по которой единственным средством для обработки данных был «мозг» Далии, заключалась в том, что так безопаснее. Она могла обеспечить физическую и цифровую защиту как терминалу, на который отправляла информацию, так и себе самой.

В случае хакерской атаки Далия могла отключиться.

Открытие или закрытие двери в ангар включало либо выключало Далию. Исключение составляли особые случаи, когда ей отдавали прямой приказ. Во время открытия двери связь Далии с сетью прерывалась, и тело мгновенно пробуждалось ото сна и приходило в готовность.

На вопрос Далии Дзё ответил: «Да так». Он и раньше часто заглядывал в ангар без особой надобности. Бывало, что просто так, но чаще от скуки. В таких случаях Дзё коротко интересовался, не изменилось ли чего, а Далия также коротко отвечала, что нет.

Но сегодня всё иначе, Дзё сказал: «Да так». Далия тут же среагировала на его слова. Она обладала способностью понимать чужие мысли. Ничего сверхъестественного, просто Далия могла считать психологическое состояние человека по его действиям, жестам и тембру голоса. Возможно, она смогла проанализировать дар Нэо из-за его схожести с её функциями.

— Ты ведь хочешь о чём-то поговорить?

Далия сразу поняла, что ничего чрезвычайного не случилось, а Дзё просто хочет пообщаться.

— Ну да.

— Поняла.

Дзё и Далия прошли в гостиную и сели друг напротив друга. Он, как всегда, развалился на диване, она же была с прямой осанкой, положив обе руки себе на колени.

— Что такое?

— Да вот, хотел узнать твоё мнение.

— Хорошо.

— Почему зоон больше не появляются?

— Есть три варианта, — Далия ответила быстро. — Первый — ты всех уничтожил.

Дзё подумал, что вряд ли, потому что он ещё не убил Его. Однако промолчал.

— Второй вариант — предчувствие Нэо не работает.

— Но ты думаешь, что это не так.

— Да. В настоящее время значительно сократилось количество исчезновений, побегов из дома и насильственных смертей. Однако я не исключаю такую возможность.

— Ясно. Каков же третий вариант?

— Они прячутся, либо остались только те, кто скрывался ранее. Впрочем, результат один и тот же.

— А поподробнее?

— Недостаточно данных. Однако вполне вероятно, что они нашли способ размножаться, не привлекая к себе внимания.

— Вопрос.

— Да?

— Если это так, то почему Нэо не увидела?

— Думаю, нехватка информации не даёт её дару работать.

— А, если предположить, что зоон прячутся?

— Это ничего не меняет, наверное. Ведь её способность больше завязана на ощущениях и интуиции. Если вдруг Нэо столкнётся с обстоятельствами, при которых сможет узнать о скрытом состоянии зоон, тогда ситуация изменится.

— Ясно.

— Это всё?

— Ну, да.

Далия лишь подтвердила то, о чём думал Дзё.

— Тогда я пойду.

— Хорошо.

Наблюдая за тем, как Далия возвращается к себе в ангар, Дзё думал о Нэо. Благодаря ей наступило затишье. Теперь его обречённая уверенность в невозможности угнаться за их размножением кажется неправдой. Всё благодаря ей. Она сама попросилась в команду, сказав, что хочет отомстить за подругу, но не движет ли ей что-то ещё?

Если подумать, то с тех пор они ни разу не встретились. Лишь на обратном пути после разборки на подземной дороге Дзё видел её издалека.

Он ухмыльнулся. Это была его привычка. Вскочив с дивана, Дзё снова заглянул в ангар Далии.

— Что такое?

— Я выйду по делам.

В ответ, естественно, последовало лишь: «Поняла». Но вслед уходящему Дзё Далия добавила: «Если увидишь её, передай это».

Ну и ну. Видит насквозь.

Как только закончились занятия, Нэо схватила сумку и выбежала из класса. Слетев вниз по эскалатору и преодолев школьный двор, она направилась к воротам. Только не главным, а задним. Нэо пересекла служебную стоянку, обошла школьный забор и увидела задние габариты красной машины, стоявшей вдоль дороги напротив главных ворот. Нэо незаметно подкралась. Когда она постучала в окно со стороны пассажирского сидения, парень, сидевший за рулём и наблюдавший за входом в школу, обернулся.

— Привет, зоахантер!

Сначала он удивился, затем ухмыльнулся и открыл дверь. Нэо проскользнула в салон и гордо улыбнулась.

— Как жизнь?

— Ну и ну. Ты предвидела, да?

— Что за вопрос? Если ты ждал меня здесь, значит, предполагал, что я это предвижу.

— Ну, да.

— Давненько видений не было, а тут вдруг раз — Дзё. Аж рассмеялась.

— Что за фамильярности? Какая, по-твоему, у нас разница в возрасте? — высказывал претензию Дзё, но его «пиратское» лицо расплывалось в улыбке. В такие моменты уголки глаз опускались, и казалось, что левая и правая половинки лица принадлежат разным людям.

— Будешь переживать по мелочам, сильнее состаришься. Ну так зачем пожаловал?

— Да так, подумал, может, сходим…

— Сходим перекусить!

Опередила.

— Ясно, это ты тоже видела.

— Ага. Поэтому предупредила родителей, что пойду вечером с другом посижу где-нибудь.

— Во дела. И как далеко ты видела?

— До этого момента, поэтому я не знаю, куда ты меня поведёшь.

В отличие от воспитательницы в детском саду и одноклассника в младшей школе, Дзё знал о её даре. Нэо закончила за него предложение, тем самым подкинув джокера в колоду. Если сегодня вечером будут видения, то они, по идее, не должны сбыться.

— Могу я кое-что спросить?

— Что?

— Ты всё обо мне можешь видеть?

— Сегодня видела, но не всё, — ответила Нэо и, немного подумав, добавила: «Как с Кёко».

— Кёко? Это та подруга?

— Да. О ней я почти ничего не видела. Лишь изредка и чуть-чуть.

— Да?

— С тобой так же. Я не знаю, почему.

Но Нэо догадывалась.

С Кёко всё понятно, но Дзё из тех, о ком сложно что-либо узнать, даже владея информацией. Потому что сложно догадаться, что он будет делать в следующее мгновение. Либо Дзё нестандартно мыслит, либоу него в голове полная неразбериха.

— Чего бы тебе хотелось поесть?

Дзё не потерял нить разговора.

— Я много ем.

— Не волнуйся. Тяжёлый труд хорошо оплачивается.

— Ты обычно вне дома питаешься?

— Да, после смерти напарника.

— Тогда давай туда, где тебе больше всего нравится.

— Логично.

Дзё прибавил скорость, а Нэо вскрикнула и пристегнула ремень безопасности.

Немного подумав, Дзё выбрал ресторан, где подают рубленые котлеты, но не один из сети семейных ресторанов, а тот, где ты делаешь заказ, вплоть до степени прожарки, и ждёшь. Времени тратишь больше, но зато так вкуснее.

Нэо, похоже, так же сильно ценила вкус. Вытерев рот салфеткой, она откинулась на спинку стула и сказала, что было восхитительно. Дзё ухмыльнулся в ответ.

Затем официант унёс тарелки и принёс Дзё кофе, а Нэо выбрала крем-соду.

Поглощая мороженое, она тайком бросила взгляд на Дзё и захихикала.

Интерьер ресторана в европейском стиле, спокойная атмосфера. Нэо в своём блейзере была здесь как белая ворона. В это время посетителей ещё мало, поэтому она старалась подавить смех.

— Ты чего?

— Ты и котлеты — забавное сочетание.

— Мне не подходит?

— Ещё как подходит. Знаешь, откуда появились котлеты?

— Нет.

— Когда татары совершали военный поход в Европу, лошади гибли от долгого и тяжёлого пути. Их мясо использовали в пищу, но оно было жёстким.

— Ещё бы.

— Так вот, это мясо татары клали под сёдла ещё живых лошадей. И во время движения под весом наездника оно превращалось в фарш.

— Грубо.

Однако, в теории, это то же самое, что отбить мясо.

— Размягчённое мясо посыпали специями, жарили и ели. Так и появились рубленые котлеты.

— Правда? — сказал Дзё и оглядел ресторан: теперь стало понятно, почему здесь повсюду подковы и кнуты. — То есть, я похож на человека, который может таким же образом приготовить мясо?

— В хорошем смысле — дикий.

— А в плохом — дикарь?

Дзё улыбнулся, Нэо ответила тем же.

— Можно кое-что спросить?

— Давай.

— Почему у тебя повязка на глазу? Все остальное у тебя кибернетическое ведь.

— Ах, это… — Дзё провёл пальцем по абсолютно гладкой повязке. — Я прячу.

— Шрам?

— Нет. Глаз.

— Так я и спрашиваю, почему ты прячешь, а не сделаешь механический.

— А знаешь, под ней как раз механический глаз.

— Правда?

— Да. И до этого тоже был механический, но он повредился. Ориентироваться в пространстве и сражаться стало сложнее, поэтому сам сделал новый глаз и вставил.

Дзё не хотел просить у Комитета новый.

— Сам сделал!? Глаз!?

— Купил в магазине видеотехники небольшую камеру для роботов, немного пошаманил, и готово.

Дзё это не составило труда, поскольку контакты, соединённые со зрительным нервом, не были повреждены.

— То есть, теперь ты можешь видеть тем глазом?

Разумеется, Дзё не думал, что сможет вернуть зрение. Возможно, он сделал это, чтобы наказать себя. И вопрос Нэо попал в точку.

— Поначалу не мог.

— Так и знала.

— Сначала я разозлился и просто забурился спать — усталость меня сморила. Так и продрых до утра. А когда проснулся, обнаружил, что глаз видит. Правый глаз видит. Нечётко, словно фокус не настроен, просто цветные пятна расплывались.

— Почему?

— Далия считает, что мой мозг не «поддерживает» устройство.

Сама камера работала исправно — она преобразовывала свет в электронный сигнал и по зрительному нерву передавала его в мозг. Проблема была в том, что мозг не мог этот сигнал распознать. Но за вечер ситуация более-менее наладилась. Либо мозговые клетки буквально заработали на полную катушку, либо помог резервный мозг.

— На следующий вечер после установки фокус стал лучше, а к середине третьего дня я уже видел, как и прежде.

— Здорово, — похвалила Нэо и похлопала в ладоши, не издав не звука.

— Но знаешь, выглядит это не очень.

— Да?

— Я ведь просто вставил камеру в глаз и закрыл всё пуленепробиваемым тонированным стеклом. Если его убрать, то я буду страшнее, чем пират.

— Значит, сквозь эту повязку ты всё видишь.

— Вижу. Даже в темноте, а ещё этот глаз как термограф — удобно.

— Но выглядит не очень.

— Ага, девочке лучше не показывать.

— Скажи.

— Что?

— Зачем ты так из кожи вон лезешь и продолжаешь сражаться?

Нэо положила руки на стол, взяв одну ладонь в другую, и посмотрела на Дзё сквозь стакан с крем-содой. Она слегка скривила губы — что это значит? Был ли это простой вопрос или здесь подвох?

— Если вкратце, то затем, что я человек.

— Не понимаю.

— К примеру, идёшь ты по улице и видишь — бабушка сидит. Что делать будешь?

— В смысле, заговорю я с ней или нет?

— Так заговоришь?

— Наверное, нет. Опасно сразу считать её хорошим человеком, которому стало плохо. А вдруг вор? Пока не буду точно уверена, не заговорю.

— Спасибо за честность.

Еда была вкусной, кофе — так себе.

— А если вокруг больше никого, кроме тебя?

— Хороший вопрос.

— Ну да. Ты не знаешь, хороший она человек или вор, но только ты рядом, и больше никого. Что делать будешь?

Нэо некоторое время смотрела на потолок не поднимая головы, а потом перевела взгляд на Дзё.

— Это и есть твоя причина?

— Именно.

— Ты заговорил.

— Да.

— Чувство вины оказалось страшнее?

— Да, я трус.

Нэо хмыкнула и отвела взгляд, и больше ничего не говорила, пока не допила крем-соду. Затем снова подняла голову, мило улыбнулась и сказала: «А ты классный». Дзё лишь ответил: «Да брось ты».

Дзё остановил машину рядом с парковкой дома.

— Здесь нормально.

До входа надо было ещё пройтись, но отсюда и до самого дома были установлены камеры наблюдения, так что всё в порядке.

— Будь осторожна.

Свет фонарей не достигал Дзё, поэтому его лицо было во мраке, но можно было заметить слабое мерцание красной лампочки сквозь тонированное стекло глазной повязки.

— Ага. Спасибо, что угостил.

— Не за что.

— Пока.

— Давай.

Только когда Нэо прошла полпути по парковке, за её спиной раздались звуки уезжающей машины.

Тяжесть в желудке — кажется, она переела. Продолжая идти, Нэо посмотрела на часы. Был восьмой час. Она подумала, что задержалась, но понять можно, ведь давно так не веселилась.

Нэо подняла голову. У входа кто-то стоял. Их было двое.

Освещение вестибюля ярче, чем на парковке, поэтому лиц не было видно. Одна фигура была похожа на девушку с такой же, как у Нэо, комплекцией. Другая — мужская. Это всё, что Нэо могла понять.

Нэо остановилась.

Как странно.

Если они жильцы, то не стояли бы снаружи, а если гости, и хозяев не оказалось дома, то давно ушли бы. Если ждали, пока друзья спустятся, то делали бы это внутри. Но эти двое стояли снаружи и смотрели не в вестибюль, а на улицу. Они ждали кого-то, кто здесь живёт. Войти внутрь они не могли, поэтому подстерегали.

Если бы там был только парень, Нэо развернулась бы и убежала. Но она этого не сделала. Проблема заключалась в девушке. Где-то она её видела.

Знакомое чувство.

— С возвращением, Нэо, — сказала девушка, и по всему телу Нэо побежали мурашки. — Я ждала тебя.

Нет.

Неправда.

Не может быть.

Нэо пятилась назад, обессиленно качая головой.

Девушка шла ей навстречу, вытянув вперёд руки.

— Не может быть.

— Может.

— Кёко мертва.

Но перед ней стояла Кёко.

— Я жива.

Словно пытаясь обнять, к Нэо с доброй улыбкой приближался зоон, порождённый из тела погибшей Сэкинэ Кёко.

— Ты не Кёко.

— Как жестоко, девочка, — произнёс парень и вышел вперёд. — Знаешь, как сильно Кёко хотела с тобой встретиться?

Теперь Нэо увидела лицо парня.

У неё перехватило дыхание.

Как же так?

Невозможно.

— Я-то ожидал увидеть трогательную сцену воссоединения.

Парень ухмыльнулся.

У Нэо затряслись колени, дрожь не унималась.

Прошу.

Объясните.

Что здесь происходит?!

«Чёрт!» — подумал Дзё, выехав на шоссе. Впереди между многоэтажек виднелся длинный извилистый склон.

«Нехорошо получилось, нехорошо».

Дзё переключил скорость.

«Здорово, правда?» — спросила Кёко.

Парень обнял её за плечи.

«Я сама было не поверила, но это оказалось правдой». Кёко искренне улыбнулась, отчего у Нэо подкосились колени. «Ты не рада?»

Нэо хотела бы порадоваться.

Она так любила Кёко.

Но нет.

Нэо знала, что это невозможно.

— Кёко, твоя подруга на удивление чёрствая.

— Вовсе нет. Просто она в шоке. Я права?

— Как скажешь.

«Они оба настоящие. Не только внешность, но и манера речи, поведение, выражения лиц, привычки — всё мне знакомо. Это те Сэкинэ Кёко и Курокава Дзё, которых я знаю. Да. Курокава Дзё! Но это невозможно. Никак невозможно. Кёко поразил вирус Азаэль, она обратилась в зоон и погибла. А с Дзё мы сегодня ужинали и только что расстались. И всё же…»

— А?

«Курокава Дзё» изогнул бровь.

— Глаз. Правый. Почему у тебя их два?

Этот «Курокава Дзё» был без глазной повязки. И без шрама. Одет он был не в грубую кожаную куртку с одним рукавом, а в белоснежный модный костюм. Но это был Дзё и никто другой.

— Ну.

Он ухмыльнулся и пожал плечами. Даже эта привычка была его.

— Ты кто такой?

— Курокава Дзё.

— Врёшь!

— Получается, — «Курокава Дзё» убрал руки с плеч Кёко и вышел вперёд, — ты знаешь другого человека, которого зовут так же?

Нэо пятилась назад, пока не ощутила спиной припаркованную на стоянке машину.

— У этого человека нет одного глаза, верно?

Нэо пыталась убежать, но ноги не слушались. Тем временем парень приближался, а Кёко просто молча смотрела и улыбалась.

— Я тоже его знаю.

Он засмеялся. Его искривлённые губы, казалось, тянулись от уха до уха.

— А мир тесен. Значит, вы знакомы?

— Не подходи.

Нет.

Предел. Ноги не держат.

В момент, когда Нэо, обессилев, села, Дзё схватил её за руку.

— Потом поболтаем, а пока пойдём с нами.

Знакомое лицо с незнакомым выражением приблизилось к Нэо.

— Кёко хочет, чтобы ты пошла.

— Однако, — вмешался другой парень, как две капли воды похожий на первого, — я вот что-то не хочу, чтобы её уводили.

Дзё мог позвонить Нэо на сотовый, попросить открыть окно и закинуть ей то, что передала Далия. Для его кибернетической руки это не составило бы труда. Когда он уходил, Далия попросила его об услуге. Если он вернётся, так и не выполнив его, язвительное замечание от неё ему гарантировано. Поэтому Дзё развернул машину и поехал обратно.

Войдя на парковку, он услышал голос. Это была Нэо. Она почти кричала: «Неправда!»

Поспешив к ней, Дзё понял, в чём дело.

— Я вот что-то не хочу, чтобы её уводили.

— Дзё!

Нэо будто бы парализовало, но в глазах читалась мольба о помощи. Дзё поднял руку и сказал: «Всё будет хорошо. Не двигайся». Другой парень обернулся.

— Снова встретились.

— Да, как и обещал.

— Так вы с ней, оказывается, знакомы.

— Ага. Она мой напарник.

— Хм.

С этой своей привычкой он был словно копией Дзё.

У входа в здание стояла девушка, по возрасту как Нэо, но, в отличие от неё, казалась опрятной. Возможно, из-за своих ухоженных длинных чёрных волос.

— А она тебе кто?

Дзё старался звучать как можно более цинично, но что-то не вышло. И где-то он её уже видел.

— Она? — переспросил другой «Курокава Дзё», всё так же держа Нэо за руку. — Моя возлюбленная.

— Хм. Что ж, тогда мою деваху отпусти.

— Не могу. Она не мне нужна, а моей возлюбленной.

— Вот как?

Дзё вытянул вперёд правую руку и направил её на другого.

— Значит, силой заставлю!

Появилось оружие. «Курокава Дзё» использовал Нэо как щит, но Дзё целился не в него. Дуло слегка дёрнулось и под звук выстрела электрическая пуля скользнула по волосам Кёко. По стене позади девушки пробежала бледная молния. Кёко вскрикнула, и «Курокава Дзё» отвлёкся. Этого момента и ждал Дзё.

Оба парня были одной комплекции, а значит, Нэо, достававшая Дзё до груди, не могла закрыть собой всё его тело. Вторая пуля попала потерявшему бдительность «Курокаве Дзё» в шею. По поражённому участку прошли микроволны, и от тела отлетел обугленный кусок плоти.

— Гх!

В тот момент, когда Дзё нажал на спусковой крючок, он рванулся вперёд прежде, чем «Курокава Дзё» смог его заметить.

— А-а-а!

Дзё изо всех сил нанёс удар по голове противника и по руке, державшей Нэо, а приземлившись, схватил её за талию и отпрыгнул. Когда упавший «Курокава Дзё» поднялся, Дзё, обнимавший левой рукой Нэо, стоял напротив на достаточном расстоянии, наставив на него револьвер.

— Ну, что делать будешь?

Оба были в одинаковых условиях.

— Скоро люди сбегутся! Может, лучше уйти?

На это «Курокава Дзё», прижимая руку к шее, ответил: «Да, пожалуй», — при этом улыбка не сходила с его лица. Затем добавил: «Ещё увидимся».

Он поднял девушку и скрылся. Даже правый глаз Дзё едва смог уловить это.

— Сама стоять можешь?

Дрожащая Нэо покачала головой.

— Ладно. Для начала нужно уйти отсюда.

Нэо кивнула. Дзё взял её на руки и вернулся в машину.

Нэо лежала на пассажирском сидении, спинка которого была опущена, и немного успокоилась. Машина Дзё стояла рядом со сквером недалеко от дома. Он переставил её, потому что услышал полицейские сирены. Очевидно, жильцы вызвали, услышав оружейные выстрелы.

— Прости, — сказал Дзё, — всё-таки надо было тебя до двери проводить. Что за хреновая система безопасности, которая не срабатывает от звуков выстрелов? Ты как?

— Нормально, только испугалась.

Речь и поведение Дзё были грубыми, а поступки безумными. То ли он строил из себя кого-то, то ли это было проявлением его бестактности, то ли порядочности. Но тоже самое можно было сказать и о втором Дзё. Он был таким же. То, как Дзё вёл себя по отношению к Нэо, так же и «Курокава Дзё» вёл себя по отношению Кёко.

— Скажи, — произнесла Нэо, всё ещё лежа на сидении, прикрыв глаза одной рукой, словно пытаясь спрятать лицо.

— Да? — раздался голос так близко. Кажется, он придвинулся поближе, как будто хотел посмотреть, не плачет ли Нэо. Она не плакала. — Ну так что?

— Кто это был?

— Это? Это был я.

— Я уже поняла. Он был от меня на расстоянии поцелуя.

— Ясно.

— Поэтому ответь, как полагается. А то кредит доверия к тебе иссякает.

Было три большие проблемы.

Первая — объяснить, кто это был.

Вторая — почему Дзё не рассказывал о его существовании.

И последняя…

— Для начала позволь всё объяснить.

— Давай.

— Ты мне нравишься, и я не хотел бы тебя потерять.

— Нашёл время в любви признаваться.

— Да не. Помнишь я говорил, что моего напарника убили.

— Ага.

— Так вот, это из-за меня. Я сказал то, чего не следовало, поэтому её и убрали.

Её?

— Ты сказал, «её».

— Да.

— Так твоим напарником была женщина.

— Да. Мисаки.

Асиминэ Мисаки — так звали ту, кого Дзё считал напарником.

Пользуясь подсказками, услышанными от Дзё, она раскрыла заговор Комитета и вскоре была убита руководителем проекта Азаэль — Мурасэ. Он всё узнал благодаря камере с микрофоном, которые были встроены в искусственный правый глаз Дзё, о чём тот не подозревал.

— Теперь я поняла.

— Что?

— Насчёт твоего правого глаза. Зачем ты ходишь с повязкой? Почему не избавишься от шрама? И почему не обратился к специалисту по протезированию, а сам вставил себе в глазницу камеру?

Дзё молчал. Поэтому Нэо продолжила:

— Никто тебя жалеть после этого не будет.

Ответа на последовало.

— Это ты хотел объяснить?

— Да.

— Теперь рассказывай, кто он?

— Зоон.

Нэо убрала руку и открыла глаза. Как она и думала, Дзё смотрел в её сторону, но не на неё, поэтому их взгляды не встретились.

— Он?

— Да, он зоон. Видела у него золотые часы на руке?

— Да, видела.

— Это мои.

— В смысле?

— Его руки — это мои руки, его ноги — это мои ноги. Вот в каком смысле.

— Погоди-ка, — сказала Нэо и приподнялась. — Ты же говорил, что единственный, кто пережил встречу с зоон!

— Да, говорил.

— Значит, тогда…

— Ага, вирус Азаэль поразил меня.

Дзё превратился в киборга не только ради высокой боевой мощи. Он утратил всё тело от шеи и ниже, голову пришлось отделить, чтобы спасти мозг от заражения.

— Мои конечности превратились в зоон. Ребята из лаборатории были так любезны и показали их мне.

— Ты же говорил, что уничтожил всех зоон в лаборатории.

— Уничтожил. Но он…

Выжил. Он слился с другим зоон, которого одолел Дзё, забрал его тело и сделал своим.

— Поэтому он — это я. «Курокава Дзё». Азаэль воспроизвёл мои гены и клонировал меня из клеток зоон.

Нэо сама не заметила, как задержала дыхание. Выдохнув воздух из груди, она вновь легла на сидение.

«Вот оно что? Дзё, тебе наверное…»

— Было страшно?

— Да, было.

— Ты мне не рассказал, потому что не мог.

— Да, не мог.

«Понятно. Мужчины, какие же вы прямолинейные, аж до умиления».

— Дзё, ты дурак.

— Правда?

Нэо поднялась и посмотрела Дзё в глаза.

— Ты правда думал, что если будешь это скрывать, я буду в безопасности?

Ответа не последовало.

— Далия, наверное, тоже не в курсе.

Ответа нет.

— Но он-то пришёл ко мне.

Ответа нет.

— Если ты держишь всё в себе, то я, получается, не часть команды. Как и Далия. Не жалко её?

— Далия — машина.

— Вот видишь. Говорю же, ты дурак.

Сказав это, Нэо положила ладони на щёки Дзё. Его щетина щекотала ей руки. Дзё удивился, но наконец-то их взгляды встретились.

— Ты же никому не доверяешь. В том числе и себе. Я понимаю, что из-за произошедшего с Мисаки ты мог потерять веру в себя, но сейчас не тот случай. Ты правда думаешь, что тот, кто себе не доверяет, может кого-то защитить? По-мне, так вряд ли.

Ответа не было.

— Уверена, Мисаки тебе нечто подобное говорила.

— Да.

— Видишь. Короче говоря, такие люди, как ты, суровы по отношению к другим и к себе. Поэтому не веришь в себя и пытаешься всё сделать один. Отстой.

— Отстой? Это ничего. Ты же видела, что те ребята вовсе не жаждали людского внимания, поэтому прорваться через охрану они не смогут. А у школы буду дежурить либо я, либо Далия…

— Им нет необходимости прорываться через охрану, они могут просто войти.

— Что?

— А ты не понял?

Нэо тоже не сразу это поняла, только сейчас.

— Та девушка, это была Кёко.

— Да ладно…

На лице Дзё отобразилось не столько удивление, сколько осознание: «Вспомнил!»

— Вот оно что, а то я думал, что где-то её видел.

— Да. Она не раз приходила ко мне в гости. Даже знает код от автоматического замка. Поэтому…

До Нэо наконец дошёл смысл сказанного ей самой. Когда Кёко приходила к ней в гости, то всегда звонила в дверь квартиры. Не в звонок домофона у входа в вестибюль, а в тот, что у входа в квартиру. В квартиру!

— О, нет!

Нэо схватила сумку и начала искать телефон. Нашла быстро, но не сразу вспомнила, как позвонить домой.

— Да блин!

Нэо открыла дверь и вылетела из машины.

Она бежала к семье.

— Эй, в чём дело-то? — раздался голос Дзё позади.

— Дом! Мой дом! — прокричала Нэо, обернувшись.

«Они не просто ждали снаружи, потому что их не впустили. Они спустились, чтобы встретить меня!»

— В смысле?

— Они пришли ко мне домой!

Дзё мигом догнал Нэо, обхватил за талию и взял на руки. Дыхание Нэо сбилось. Расстояние, которое автомобиль преодолевает за пару минут, они преодолели за несколько десятков секунд.

— Где пожарная лестница?

— Там.

Дзё ринулся по указанному направлению. От развитой скорости Нэо вновь стало тяжело дышать.

Курокава Дзё — киборг. Он выбил дверь на лестницу и поднялся наверх вместе с Нэо, но не по ступеням, а совершая огромные прыжки от одной лестничной площадки к другой. Нэо закрыла глаза и тряслась от страха, покачиваясь то влево, то вправо. Сработала сигнализация, возможно, из-за выбитой двери.

Дзё снёс очередную дверь. Нэо поняла, что они уже были у входа в её квартиру. Она повернула ручку, было незаперто.

— Мама! — Нэо открыла дверь, и в нос ударил странный запах. — Я дома! Папа! Мама!

Нэо хотела было войти внутрь, но Дзё её остановил.

— Ты чего?!

— Не ходи.

— Да в чём дело-то?!

— Слишком поздно.

Нэо не хотела признавать, но это было правдой. Она поняла это в тот момент, когда открыла дверь. В воздухе витал запах свежей крови.

— Нэо.

Она не отвечала.

Не могла.

Слова застряли в горле, как ком грязи, который хотелось выплюнуть, но не получалось.

Дзё прошёл по коридору в обуви и заглянул в комнату Нэо. Затем огляделся по сторонам, как школьник, переходящий дорогу, и сказал:

— Слушай, иди и возьми только самое необходимое.

«Зачем? Что это значит?»

— Но не разувайся, так иди.

Нэо сделала, как Дзё велел. Его шаги слышались за дверью, когда она вошла в комнату.

«Ясно. Вот в чём дело. Только самое необходимое».

Нэо стояла в дверях с рассеянным взглядом.

«Комната как комната. Моя спальня. Папа с мамой дали её мне. Здесь я засыпала, просыпалась, делала уроки, переживала и радовалась».

В гостиной что-то упало, и послышался звериный стон.

«Да. Только самое необходимое. Нет такого. Я не могу взять то, что хотела бы».

Нэо вышла в коридор, а Дзё как раз возвращался к комнате. В его правой руке был меч, размером в половину его роста. Серебристое лезвие с белыми молниями. Что-то чёрное и обугленное падало с него на пол.

— Готова?

Нэо кивнула. Дзё достал из поясной сумки металлический шар и бросил в её комнату. Другая сумка была уже пуста.

— Идём.

Они вышли из квартиры и закрыли дверь. Дзё плотно прижал её, пока не послышался щелчок замка.

— Прощайте, — произнесла Нэо тихим голосом и заплакала.

6

Дзё не любил, когда девушки плакали. Особенно, когда плакали тихо. В такие моменты он не знал, что сказать.

Дзё сжимал стакан, сидя на кухне за барной стойкой. Он редко пил спиртное. Самое большее — два стакана бренди в момент сильной усталости. Заботу о Нэо он поручил Далии. Сейчас они обе были в комнате Мисаки. Дзё лишь вкратце обрисовал Далии ситуацию, но он был уверен, что она со всем разберётся. По крайней мере, лучше, чем он сам. Дзё понадеялся, что Нэо поплачет и заснёт, а когда проснётся, станет полегче. Это он знал по собственному опыту. Когда внезапно теряешь любимых, ты проклинаешь сложившуюся несправедливость, и тебя охватывает отчаяние, словно беспросветная тьма. Но потом приходит утро. Ты просыпаешься, и всё повторяется. И однажды наступает момент, когда отчаяние поглощает тебя настолько, что начинаешь терять себя. Затем тебя разрывают чувства вины и облегчения, возникающие одновременно. Так люди и живут. Это ещё одна несправедливость.

Но главная проблема в том, как заснуть. Только и всего.

Впрочем, чувство вины, которое терзает Дзё, из другой оперы.

Дзё не заметил, как Далия появилась рядом с ним. Она способна скрывать своё присутствие, но приходится жертвовать скоростью. Так она поступила и сейчас.

— Заснула.

Вот зачем она скрыла своё присутствие. Даже голос стал тише настолько, что на небольшом расстоянии от неё сложно было бы понять, сказала ли она что-нибудь или нет.

— Что с местом происшествия?

Под местом происшествия подразумевалась квартира Нэо. Прежде, чем поручить девочку Далии, он попросил андроида выйти в онлайн и оценить ущерб. Далия тогда ответила, что всё в порядке.

— Место происшествия зачищено. Соседние квартиры, а также те, что находятся этажом выше и ниже, не пострадали.

Очевидно, противопожарные стены идеально справились со своей задачей.

— Что с останками зоон?

— Нужно снова выйти в онлайн, чтобы проверить, но, судя по всему, вода из пожарных спринклеров должна была смыть их.

— Понятно.

— Доложить о состоянии Нэо?

Дзё не хотел спрашивать, но должен был.

— Да.

— Она выпила две таблетки успокоительного. Душевная рана останется, конечно, но нет причин переживать по поводу нервного расстройства или депрессии. Однако не стоит забывать про её дар. Высока вероятность того, что её склад ума не такой, как у сверстников. Думаю, потребуется длительное наблюдение. Вести записи?

— Да, пожалуйста.

— Поняла.

— Она что-нибудь сказала?

— Нет.

— Ясно. Хочу знать твоё мнение.

— Спрашивай.

— Да присядь ты.

Дзё понимал, что андроид может часами стоять и не жаловаться, как машина на парковке, но всё равно сказал Далии сесть напротив и поднёс стакан ко рту.

— Думаешь, это из-за меня?

Алкоголь обжигал горло, и тепло разливалось внутри.

— Ты о родителях Нэо?

— Да.

Дзё рассказал Далии о Сэкинэ Кёко и о другом себе.

— У тебя есть клон?

— Есть.

Когда Дзё всё объяснил, Далия лишь ответила: «Всё ясно».

— Вот почему тогда не было зоон 02 и остальных.

Заразившимся вирусом конечностям Дзё были присвоены коды: правой руке — зоон 02, левой руке — зоон 03, правой ноге — 04 и левой — 05.

В тот день, когда Далия пришла в комнату с морозильным хранилищем, чтобы сжечь обездвиженного зоон, она заметила, что конечности пропали.

— Да.

— И ты хочешь знать, не оттого ли, что ты не рассказал Нэо о клоне, она не смогла предвидеть всё случившееся?

— Ага.

Дзё сделал глоток.

— Вероятность 50 на 50.

— Поясни.

— Способность Нэо не предполагает, что при наличии информации она непременно что-то увидит. Иначе она постоянно предвидела бы какие-нибудь события. Однако, на самом деле, нет никаких стандартов, влияющих на частоту и важность видений.

— Вот как?

— Если посмотреть на ситуацию, как на тест с угадыванием карт, то Нэо ведь не увидела встречу с Сэкинэ Кёко.

— Она не знала, что Азаэль может создавать клоны.

Хотя сложно сказать, кто из двух Кёко был клоном.

— Но она знала, что Азаэль воспроизводит генетическую информацию, поэтому сверхдедукция должна была бы сработать. Теорию генома ведь изучают в старшей школе.

Да, Дзё в своё время тоже корпел над этим предметом. И всё же…

— Я ей рассказал только про те гены, что зоон отвергает.

— Помнит она или нет — не важно, но хоть раз прочитанный в учебнике параграф о технологии клонирования отложится в базе данных её дара. Таким же образом она мгновенно запомнила расположение карт в колоде.

— А если её родителей убил не клон Кёко, а мой?

— Это уже другой вопрос. Сейчас мы выясняем, оказал ли влияние на её способность тот факт, что ты не сказал всю правду.

— Так, значит, 50 на 50?

— Именно. Даже если бы ты ей всё рассказал, не факт, что Нэо предвидела бы трагедию. Вот мой ответ.

— А также не факт, что Нэо её бы не предвидела.

— Совершенно верно.

Одним словом, Дзё не знал, виноват он или нет.

— Ясно. Спасибо.

В этот момент открылась дверь в глубине коридора. Это была Нэо. На ней была пижама Мисаки. Вероятно, Далия дала ей переодеться. Слышны были шаги босых ног.

— Видела.

Голос Нэо дрожал, как и ноги при ходьбе. Далия пошла ей навстречу и спешно подхватила девочку.

— В чём дело?

— Я видела.

Рассеянным взглядом Нэо озиралась вокруг, а когда подошёл Дзё, её зрачки застыли. Она уставилась на него, а в глазах читалось не отчаяние или скорбь по родителям, а страх.

— Спасите, — произнесла Нэо безжизненным голосом. — Я умру.

— Я не дам тебе умереть.

Вдруг перед Нэо возникло лицо Дзё — глазная повязка, шрам, щетина. Но такого выражения у него она не видела раньше. Волнение, злость, решимость.

— Я ни за что не дам тебе умереть.

На это Нэо лишь покачала головой, как бы говоря: «Бесполезно». У неё было предчувствие. Или лучше назвать это реакцией? В общем, Нэо была уверена, что увиденное сбудется.

Дзё вдруг взял её на руки и отнёс обратно в комнату. На этот раз он уложил её аккуратнее, чем в прошлый. Дзё сел на край кровати и посмотрел на Нэо.

— Расскажи, что ты видела?

Дзё улыбался.

Он был небрит.

— Видела свою смерть.

— Это я уже слышал. Поподробнее рассказать страшно?

Так и было, но одной переживать это было гораздо страшнее.

— Я не знаю, где, но там была Кёко и другой ты.

Кёко и «Курокава Дзё» радостно улыбались. Особенно Кёко, которая чуть ли не плакала от счастья. Они приближались, но Нэо не могла убежать. Она почувствовала удар.

— У меня была огромная дыра в животе, и из неё вываливались внутренности. Я слышала, как они бьются о землю. Тут я и проснулась. Я умру.

— Все когда-нибудь умрут. И я тоже. С той лишь разницей, что время, место и способ у каждого будет свой.

— Но я-то совсем скоро.

— Да ну.

— Ну да.

Всё казалось до ужаса реальным, совсем не так, как раньше. Но Дзё лишь покачал головой, закрыл глаза и улыбнулся.

— Этого не будет. Ни за что.

— Почему?

— Я — джокер. Когда ты это видела, я ничего не знал. Если бы ты не рассказала, то, наверное, умерла бы. Но ты поделилась со мной, и теперь я в курсе. А значит, я смогу тебя защитить. Поэтому ты не умрёшь.

— Ничё не поняла. Фигово объясняешь.

— Правда? — сказал Дзё, стараясь искренне улыбнуться, но было больше похоже на то, что он порвёт тебе глотку, если потеряешь бдительность. — Раз не понятно, просто поверь.

— Поверить?

— Да, поверь мне. Я защищу.

— Если поверю, ты спасёшь меня?

— Спасу, даже если не поверишь.

— Поняла, — сказала Нэо и взяла Дзё за руку. — Я верю.

Дзё сжал руку Нэо в ответ. Она была тёплая, совсем не скажешь, что механическая.

Напряжение и скованность как рукой сняло, Нэо расслабилась, её голова утопала в подушке. Она даже не заметила, как закрыла глаза.