Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии

Тишина в чате

Финальная глава. Наследие

Всё было так, как и предполагал Дзё.

Ситуация совершенно не изменилась.

Да, он перестал посещать НИИ, а НИИ перестало выходить с ним на связь. Мурасэ мёртв, и неизвестно, продолжает там работать Ёнэдзава или нет, так что всё вполне логично.

Но сама система Комитета существовала задолго до этих событий. И независимо от того, остались ли люди, непосредственно имеющие ко всему этому отношение, программа будет добросовестно исполнять приказы.

Как и прежде, продолжала приходить информация, Дзё ее изучал, иногда запрашивал дополнительное расследование.

И охотился.

— Холодно.

— Да?

— Ага. Щеки замерзли.

Кибернетическое тело способно в некоторой степени игнорировать перепады температур, но шея и голова — нет. Ночной бриз беспощадно забирает тепло.

Хорошо, хоть из носа не течет.

Сидя на стреле грузоподъемного крана, они наблюдали за сухогрузом, пришвартованным у причала.

Ничего не изменилось.

Не считая некоторых незначительных деталей.

Во-первых, зоон, очевидно, эволюционируют.

Все больше встречается особей, похожих на людей. Можно сказать, что в этом Мурасэ был прав.

Во-вторых, некоторые зоон демонстрируют организационное поведение.

Коллективный разум определенно развивается. Бывали случаи, когда несколько особей сбивались в группу, создавали гнездо и растили мелких зоон.

Сухогруз, за которым они сейчас наблюдают, как раз одно из таких гнёзд.

Во время погрузки четверо рабочих пропали без вести.

Один из прибывших на место происшествия полицейских тоже не вернулся с судна.

Несмотря на это, накануне отправления работу каким-то образом удалось закончить, но пропали двое из экипажа корабля, занимавшиеся подготовкой к отплытию.

Выход в море пришлось отложить, и о судне начали ходить странные слухи.

О том, что это корабль-призрак.

О том, что по палубе ходят зомби.

Если чутьё Дзё не подвело, и зоон собираются на этом корабле в стаю, то есть ли у них лидер?

Если так, то…

Кто-то обхватил его щёки с обеих сторон. Становится теплее.

Это была Далия.

Она подошла к Дзё со спины, повысила температуру своих ладоней и приложила их к его щекам.

— Так лучше?

— Да.

Дзё ухмыльнулся.

Даже механическое сердце будет сжиматься от боли при мысли о человеке, которого больше нет.

Далия все больше становится похожей на Мисаки…

Третья незначительная перемена.

С того дня Далия вновь перестала улыбаться. Стала прежней: резкой, язвительной, бесцеремонной Далией.

Но в её словах и поступках стали заметны еле уловимые изменения. Незначительные перемены, которые с натяжкой можно было бы назвать добротой или заботой.

Возможно, это как-то связано с тем, что данные с терминала Мисаки были перенесены в«сердце» Далии.

Дзё не видел, какие именно.

Ведь это было бы вторжением в личное пространство Мисаки.

Поэтому Дзё переслал всё Далии и поручил ей самой решать, что оставить, а что нет.

И, конечно же, сказал ей не раскрывать личную информацию Мисаки.

Наверное, там что-то было.

Дневник Мисаки, например.

Возможно, что какие-нибудь записи, отображающие её индивидуальность, функционируют в «сердце» Далии подобно программному обеспечению и начинают менять её личностные настройки.

Или всё гораздо проще — причина в самом Дзё.

Заботясь о Дзё, женщины совершенно естественно становятся… нет, не могут не становиться такими.

— Когда закончим здесь, — говорила Далия, продолжая гладить щёки Дзё, — я тебя побрею.

Устремив один глаз в ночное небо, Дзё ответил «ура-а!».

Второй глаз закрывала пуленепробиваемая повязка.

Под ней был шрам, тянувшийся вертикально от лба до щеки. А если добавить к этому ещё и щетину, то он походил на капитана пиратов.

Поэтому Далия всё время говорит ему побриться.

Дзё это забавляет, поэтому он отпускает бороду.

— Только потом ужин.

Зануда.

— Что ж, ладно. Что на ужин?

— Бифштекс рубленый.

— А приготовить сможешь?

— Да. Мисаки научила.

Впервые слышу.

— Когда?

— Не могу сказать. Я обещала.

В ее голосе прозвучали нотки гордости.

«Обещала» кому?

Мисаки?

Или Дзё?

Но Дзё лишь шмыгнул носом.

Далия тоже ничего не сказала.

Ничего не смыслящий в искусственном интеллекте Дзё понятия не имеет, может ли андроид гордиться. Ему также нет никакого дела до спора о том, есть ли у роботов самосознание.

Но в тот раз Далия на самом деле улыбалась.

Казалось, что у неё есть «душа».

Пусть так, подумал Дзё.

Однако…

Что же в таком случае с ним?

С тем, у кого тело Дзё и его воспоминания.

Из той же плоти, что и я, с теми же воспоминаниями, что и я, — это все-таки я?

Или нечто другое?

В тот раз он сказал.

Ещё увидимся.

Если это было «обещание», то придёт день, и он снова появится.

В облике Дзё.

В прошлом облике, который Дзё утратил и больше не вернёт.

Он не думал его искать.

Но и избегать встречи с ним Дзё тоже не собирался.

Однажды непременно настанет тот день, когда они вновь будут противостоять друг другу.

Вот тогда он обо всём и подумает.

— Пришли.

Они на месте.

Несколько силуэтов вышли из тени склада.

Все необычно изогнуты.

Ясно. Те самые пресловутые зомби.

Дюжина изогнутых силуэтов дружно волочится по направлению к сухогрузу.

— Они все-таки собираются переплыть море?

— Когда-нибудь они и космос бороздить начнут, наверное.

— Если так…

Дзё встает.

Когда Далия убрала ладони, ночной воздух тут же окутал прохладой его щёки.

— ...последуем за ними.

Дзё раскрывает правую ладонь и сжимает в кулак.

Внутри запястья что-то щёлкнуло.

Револьвер заряжен.

Дзё раскрывает левую ладонь и сжимает в кулак.

Внутри запястья что-то щёлкнуло.

Меч заряжен.

— Вперед!

— Да!

Две тени взмыли в воздух.