Том 3    
Глава 4: 1 час — Иша

Глава 4: 1 час — Иша

Часть 1

«Что-то не так…»

Ощутив какую-то трудно описуемую странность, Шелтис спрыгнул с кровати.

— Что происходит?..

Часы на стене показывали три утра. Впрочем, такой ранний час ещё нельзя было называть утром, скорее самым концом ночи. Даже кадетам было ещё слишком рано вставать на утреннюю тренировку. В это время все должны были крепко спать.

«Снаружи?..»

Разбудившей Шелтиса странностью оказался идущий из коридора шум.

Но дело было не в том, что кто-то громко переговаривался — наоборот, звуки были неестественными, как если бы кто-то осторожно шёл, стараясь не помешать спящим.

«Какой-то отряд отбывает на миссию рано утром? Нет, не похоже, слишком много людей».

«Что случилось? Так тяжело дышать…»

Атмосфера на этаже была душной, будто в глубоком болоте. Шелтис уже много раз испытывал подобное ощущение в прошлом. В таких случаях его интуиция безошибочно предсказывала какие-то ужасные события.

«Стоит взглянуть».

Шелтис осторожно приоткрыл дверь.

И ровно в эту же секунду мимо его комнаты прошёл человек. Это была высокая женщина в тёмно-синем, будто сливающемся с тьмой, костюме. Сигарета в её зубах светилась, словно волшебный фонарик.

— Инструктор Юмелда?..

— А, Шелтис? — обернулась к нему инструктор.

За ней следовало несколько человек в белых церемониальных одеяниях с шевронами регулярных стражей на плечах.

«Так и знал: что-то случилось.

Не может инструктор взять нескольких стражей и куда-то пойти такой поздней ночью в обычных обстоятельствах. Разве что только в чрезвычайной си…»

«Причина случившегося по-прежнему неясна. Руководство посчитало ситуацию серьёзной, поэтому было решено отправить второй спасательный отряд, уже из регулярных стражей и послушниц. Мы с Дзином входим в его состав», — внезапно вспомнил события прошлого утра Шелтис.

— Не может быть… Инструктор?!

— А, понятно. Не вовремя я с тобой столкнулась, — непривычно горько улыбнулась инструктор Юмелда и крепче закусила край сигареты. — Времени на объяснения у меня нет, я иду на собрание… Если считаешь, что это дело тебя касается, поднимайся на двадцать второй этаж.

На двадцать втором этаже башни находился госпиталь, где Шелтис недавно провёл две недели.

— Что это значит?..

Юноша почувствовал, что его кулаки дрожат, ощутил, как по его щеке скатилась капелька пота. Его лицо горело, но спину свёл такой холод, будто внутрь тела положили лёд.

— Тьфу!

— Шелтис!

Он уже был готов сорваться с места, но после сердитого окрика инструктора с огромным трудом сумел себя удержать.

— Запомни: ни в коем случае не делай ничего необдуманного! Мы уже решили отправить третий отряд во главе с «львом» Ран.

Не ответив инструктору, Шелтис развернулся и бросился к лифту.

***

Как только двери лифта открылись, в глаза Шелтису ударил ослепительно яркий свет.

«В такое-то время ещё не выключили освещение?..»

Уняв рвущееся из груди нетерпение, Шелтис быстро прошёл по залитому светом коридору.

Свернув на последнем повороте к стойке регистрации, он увидел… множество тяжелораненых стражей.

— Это ужасно…

Ослабшие кадеты лежали на кроватях. Обычно белые церемониальные одеяния были измазаны грязью и песком. Бинты, повязанные в качестве первой помощи, насквозь пропитались красной жидкостью.

Со всех сторон раздавались сердитые голоса и команды.

Врачи спешно листали медицинские карты и громко переговаривались друг с другом. Медсёстры сновали по узким коридорам с лекарствами и другими медицинскими средствами в руках.

— Не стой на пути! Мешаешь!

Мимо Шелтиса на огромной скорости протащили носилки. И даже не одни. Вторые, третьи… Учитывая, что в лифт наверняка влезли не все, число раненных было очень значительным.

«Но откуда?»

— Что вообще происходит?!..

Закусив губу, Шелтис начал протискиваться сквозь людской поток. Осмотрев раны всех лежащих кадетов, он двинулся дальше, в палату интенсивной терапии.

И вот наконец…

Увидев лежащего на кровати стрелка и сидящую на лавке рядом с ним с опущенной головой девушку, Шелтис замер.

— Иша?

— А, это ты…

Когда девушка подняла голову, Шелтис заметил, что её глаза покраснели и опухли.

Её церемониальное одеяние было порвано во многих местах, а на оголённой коже виднелись тёмные синяки. Её ноги были все в грязи.

Но что самое удивительное, в отличие от других стражей, госпитализированных с тяжелыми травмами, она единственная отделалась лёгкими ранами.

— У-у… он… у-у-у… — иногда всхлипывая, заговорила девушка. — Дзин… закрыл меня собой.

Лежащий без сознания стрелок был помещён на аппарат искусственной вентиляции лёгких.

«Вот оно что…»

Теперь Шелтису стало ясно, почему увидев двух стражей, он ощутил странность.

— Ничего не понимаю… Что с вами произошло?

— «Что произошло»?! — пронзив юношу взглядом, пронзительным голосм переспросила Иша. — Я бы тоже… хотела узнать… Ну почему, почему всё так…

Шелтис молча смотрел на дрожащие плечи девушки. Сейчас ей были нужны не чьи-то слова, а время, чтобы справиться с паникой и успокоиться.

Наконец, в глаза Иши вернулся огонёк разума.

— Прости… потеряла самообладание…

Девушка сделала глубокий вдох, стараясь привести в порядок дыхание. Шелтис искренне восхитился её силой духа, которая позволила подавить дрожь с помощью гордости и рассудка.

— Ты тоже прости, я пришёл так внезапно.

— Нет… я благодарна, что ты специально пришёл навестить нас в такое время.

Крепко сжав левую руку правой, Иша ещё раз глубоко вздохнула.

— Как ты уже знаешь, нас с Дзином отправили на помощь двум отрядам… Первому, с которым пропала связь, и спасательному, с которым случилось тоже самое. Оба исчезли в одном и том же месте.

— В западной части природного сектора?..

— Специально узнавал?.. Да, именно там.

«Так и знал».

Приняв молчание за согласие, Иша с горечью в голосе продолжила рассказ:

— Четвертая область западной части природного сектора — это одна сплошная равнина. Там лежали все пропавшие кадеты… Честно говоря, мы даже немного расстроились, что нам удалось найти их так быстро. «Слишком лёгкая миссия» — подумали мы тогда. Но потом… — пробормотала девушка, и её губы мелко задрожали.

В её голосе слышался испуг, а в опущенных глазах явно читался ужас.

— Но потом Дзин осмотрел пропавших кадетов и заметил странность. Ну конечно, как могут два отряда просто лежать посреди пустой равнины. Как будто их…

— Кто-то туда отнёс?

«Скорее всего, разбили их в другом месте, но затем, чтобы его скрыть, перенесли на равнину».

— Да, на траве остались следы того, как их тащили. Оставив двух человек оказывать первую помощь, мы с Дзином пошли по следам… И тогда… мы столкнулись… с чудовищем.

— Чудовищем?.. Что ты имеешь в виду? — переспросил Шелтис, удивлённый непривычным выражением девушки.

На летающем континенте не было существ, которых можно было бы назвать «чудовищами». Угрожающих людям фантомов так и называли фантомами. В сообщениях об опасных зверях, например, драконах, их обозначали по биологическому семейству.

— Не фантом и не зверь, а чудовище?

— Это был человек.

— Стой-стой-стой, человек? Один человек одолел три отряда?

— Да, именно так… Но у меня почему-то не было ощущения, что мы сражались с человеком. Это было одностороннее избиение… Просто разгром. Мы не смогли ни защититься, ни оказать сопротивления… Его нельзя описать словами «сильный» или «слабый»... Это было совершенно невообразимое чудовище.

«Невозможно…

Среди лежащих без сознания кадетов, у одних — колотые раны, у других — синяки, как если бы их ударили тяжёлым металлическим шаром, у третьих — ушибы, будто их брали в захват и бросали.

Один человек просто не мог нанести настолько разнообразные травмы».

— Можешь рассказать поподробнее?

— Зачем тебе это знать? Узнаешь — и что будешь делать? — самоуничижительно улыбнувшись, спросила Иша. — Ты просто кадет, и это не та ситуация, в которую ты мог бы вмешаться. По приказу госпожи Сала, скоро выдвинется отряд с командиром Ран… Это значит, она решила, что ни кадеты, ни регулярные стражи не справятся с этим врагом.

Девушка говорила легко и насмешливо, но при этом в её смешках чувствовалась печаль.

— Дзин… закрыл… меня собой… он упал… у меня на глазах… А я… ничего… ничего не смогла сделать!..

Кулаки девушки тряслись.

И в тот же момент, как Шелтис это заметил, она вдруг вскочила со стула.

— Почему?!.. Ну же, ответь, почему?! Я ведь тоже… я тоже… хочу отомстить за Дзина!.. Но почему… почему же я так слаба?!

В одно мгновение она ухватила Шелтиса за воротник жилетки, уставившись ему в лицо.

— Значит мы… регулярные стражи… вообще ни на что не способны?.. Значит, мы настолько слабы, что в действительно серьёзных случаях вынуждены полагаться на элитных стражей или «львов»?..

Девушка закусила губу, чтобы не показать слёз, но крупные капли всё равно покатились из её глаз неостановимым потоком.

— Знаешь… — опустив голову, кое-как пробормотала девушка, не отпуская жилетку Шелтиса, — После того группового боя… я была вне себя от раздражения и сказала Дзину, что тебе просто повезло. Знаешь, что он ответил? Этот придурок сказал: «Ты так думаешь? А мне кажется, это было интересно. Да, очень интересно. Сама подумай, Иша. Если кадет может победить регулярных стражей, то и регулярные стражи могут победить элитных. Может, нам стоит поблагодарить этого мечника, который дал нам надежду?».. Смешно же, правда?.. Почему он такой неисправимый оптимист?

Лысый стрелок тяжело пострадал, защищая Ишу, и теперь лежал на аппарате искусственного дыхания, но на мгновение Шелтису показалось, что он слышит его голос.

— Я… я… почему…

Держащиеся за воротник жилетки руки девушки мелко тряслись.

Она уже не могла удержаться на ногах сама, но опереться на кого-то ей не позволяла гордость. Поэтому девушка с трудом поддерживала себя, цепляясь за одежду юноши.

— Послушай… — едва слышно проговорила она.

Её голос был подобен звону от упавшей на траву капли дождя.

— Я не должна просить о таком незнакомца, но… у меня есть к тебе просьба.

Девушка набрала воздуха в грудь…

— Пожалуйста, присмотри за Дзином… вместо меня.

Иша резко оттолкнулась от Шелтиса. Шатаясь и кривя лицо от боли, она отвернулась от него и двинулась к выходу из палаты.

— Это моё личное дело. Наша с Дзином… обязанность.

Спрашивать, куда она идёт, не требовалось — всё было очевидно.

Она собиралась отправиться в природный сектор.

Раненная девушка собиралась в одиночку выйти на бой с противником, против которого не смогла ничего сделать вместе с Дзином. Она и сама признавала, что у неё нет шансов на победу, но не могла просто сидеть и ничего не делать.

— Хочешь отомстить за Дзина?

— Тебя это не касается…

Иша шла к выходу, срывая с руки излишние бинты.

«Нельзя допустить, чтобы так всё и кончилось.

Мне до боли ясны чувства Иши, но… разве могу я могу я вот её отпустить?

Должен ли я отпустить её, даже зная, что она ранена?

Или же мне нужно остановить её, подавив её устремления?

А может быть…»

— Я должен помочь Ише?.. — спросил самого себя Шелтис, но вдруг в его голове промелькнули слова инструктора Юмелды: «Ни в коем случае не делай ничего необдуманного!» — Так вот что она имела в виду…

Осознав смысл предупреждения инструктора, юноша скривился от горечи.

«Если каждый будет действовать самовольно, то в случае вторжения фантомов София и жрицы окажутся в опасности. Именно поэтому кадетов заставляют объединяться в отряды и требуют от них командной работы.

Если я помогу Ише, то, возможно, добавлю проблем Монике, с которой пообещал объединиться в отряд…

Если я отправлюсь вместе с Ишей, и мы вдруг проиграем, то серьёзного наказания не избежать. Мало того, что я создам проблемы для Моники, так ещё и отдалюсь от продвижения в регулярные стражи, а значит и от исполнения моего обещания Юми.

Должен ли я всё равно помочь Ише?

Думай, думай!..

Я пришёл служить в башню именно из-за обещания Юми. Я упавший в Эдем еретик. Я не могу действовать неосторожно. Мне нужно беспокоится о себе, а о не о ком-то ещё…

И всё же…»

— Разве могу… я так поступить?!

Шелтис поднял голову и крепко сжал кулаки.

«Если я не помогу Ише, то обязательно пожалею.

Даже если я стану регулярным стражем, а потом и “львом”… смогу ли гордо встать перед Юми, если на пути к вершине я закрою глаза на чьи-то страдания.

Конечно же нет!

Три года назад я просто стремился к званию «льва», не зная ничего ни об их роли, ни о тяготах жриц.

Тогда я был ещё слишком юн, чтобы понять смысл отношений между жрицей и «львом».

Сейчас всё иначе. Теперь я понял, что важен и сам процесс становления “львом”».

— Я…

Сжав зубы и кулаки, Шелтис вгляделся в спину уходящей девушки.

— Я больше не повторю прошлых ошибок…

— Э?

Услышав голос из-за спины, Иша удивлённо обернулась.

Встретив её взгляд, Шелтис уверенно кивнул.

«Я не хочу становится “львом”, совершая поступки, после которых не смогу показаться на глаза Юми.

Она ведь сказала: “Я умею только поддерживать барьер, но я верю, что все здесь собравшиеся способны на очень и очень многое…

Не надо стараться сделать всё в одиночку. Занимайтесь тем, чем умеете, и помогайте другим. Я надеюсь, что мы с вами сможем построить такие отношения, где все помогают друг другу…”

Моя подруга детства готова без малейшего смущения говорить о таком идеале. Она и в самом деле ослепительная, искренняя и до глупости добродушная.

Именно поэтому я и хочу её защищать.

А значит, мне не нужно сомневаться. Пусть даже помощь Ише и станет дорогой в обход… Пусть даже это и не кратчайший путь в “львы”… Я должен пройти по нему».

— Иша?

— Что?.. — озадаченно нахмурилась девушка.

— Тебе нельзя туда идти.

— А?! Чего?! Ты хочешь меня остановить? Я же сказала, это моё личное…

— Ты должна присматривать за Дзином. Разве не так?

— Ну… Но и что же ты предлагаешь мне делать?! Ты говоришь мне остаться здесь, но кто же тогда отомстит за Дзина?!

— Я. Вместо тебя.

— А?.. Что ты несешь?!

— Ты оставайся с Дзином. Я справлюсь и сам.

— Хватит шу…

— Я совершенно серьёзен, — коротко ответил Шелтис и улыбнулся изумленной девушке.

Затем кивком головы указал на спящего стрелка.

— Может, это и прозвучит странно, но я был действительно рад, когда вы пригласили меня на миссию. Даже кадеты, кроме Моники, сторонятся меня… Поэтому я благодарен вам за то предложение.

— И поэтому ты…

— Для меня оно настолько же ценно, насколько для тебя ценен Дзин.

Девушка затихла.

Шелтис попытался пройти мимо неё, и ровно в этот же миг…

— Я… ужасно не хотела доверять это дело тебе, — резко вскинув голову, заявила Иша, с трудом сдерживая всхлипы. — Почему я, регулярный страж, должна о чём-то просить простого кадета… Поэтому я и сомневалась…

— Да.

Шелтис её прекрасно понимал. Умоляющий взгляд и лицо, искажённое болью от невысказанного, говорили об этом лучше любых слов.

— Ты готов пойти на такое ради нас? — глядя на него снизу вверх, спросила девушка.

— Я не настолько замечательный человек. Я не могу позволить себе, сделать что-то ради кого-то. В конце концов, я всего лишь кадет, — с улыбкой покачал головой Шелтис. — Это моё собственное желание. Тебе не нужно чувствовать себя обязанной. Я делаю это ради самого себя. Вот и всё.

Девушка вновь замолчала. А потом…

— Спасибо… От лица Дзина.

«От лица Дзина?» — не успел переспросить Шелтис.

— А я поблагодарю тебя потом, когда ты вернёшься с победой… Сойдёт?

— Более чем.

Увидев, что к Ише вернулась её обычное дерзость, Шелтис невольно улыбнулся.

«Вот, такая уверенность идёт этой кукольнице куда больше».

— Ещё кое-что… Может быть, мне только послышалось, но вроде бы во время нашего боя с тем чудовищем, он пробормотал нечто странное… «Осталось девятнадцать часов».

— Когда это было?

— Вечером… думаю, около пяти.

«Сейчас четыре утра. Значит, одиннадцать из девятнадцати часов уже прошло. Осталось восемь…

То есть отсчёт истекает в полдень?

Даже если я возьму машину и отправлюсь прямо сейчас, не уверен, что успею со всем разобраться в такие сжатые сроки».

— Будь осторожен, он тоже кукольник, как и я.

— Понял.

— Обязательно возвращайся с победой, хорошо?

Иша вдруг вытянула кулак вперёд. Шелтис повторил её жест.

— Разумеется.

Их кулаки столкнулись. По комнате тихим эхом разнёсся звук клятвы.

А затем Шелтис вышел из палаты.

«Надо идти. Точно так же, как Юми вчера набралась храбрости и вышла на сцену.

Я буду делать всё, что в моих силах».

***

Тишина.

Болезненное для ушей беззвучие и холод, от которого застывают даже потоки воздуха.

Казалось, что в этом священном месте вообще не могут существовать люди.

Вот такая атмосфера царила на двести восемьдесят первом этаже Софии — соборе.

Латунные предметы для ритуалов сияли как золотые, стены украшали громадные витражи с изображениями луны и звёзд. Потолок был окрашен в голубой цвет, чтобы напоминать небосвод. Для послушниц это было место, где проходило последнее испытание на должность жрицы, а для жриц — святилище, где проводились особые ритуалы.

Юми была в полном одиночестве. Она неподвижно сидела на коленях прямо на холодном и твёрдом полу, её глаза были закрыты. Дышать девушка старалась как можно реже и слабее. Она осознанно старалась ввести себя в состояние близкое к анабиозу, чтобы избавиться от праздных мыслей. Она хотела освободить свой дух от всех ограничений, таких как ощущения «жарко», «холодно», «болит голова», «хочется есть и спать».

«Смирение души» было основой и вершиной мастерства жриц. Старшая жрица Меймел любила использовать его, как способ сосредоточится в тех случаях, когда хотела поразмыслить о чём-то в абсолютном спокойствии.

«Способ очистить матеки «существует». Так сказала мне госпожа Сала…»

Юми прислушалась к эхом отдающемуся внутри неё голосу. Ей казалось, будто она разговаривает с собственной копией.

«Для того, чтобы очистить заражение, мне и сейчас достаточно заклинаний типа «таинства»…

Но, что если матеки не заразило человека, а полностью слилось с его телом?..

Более того, оно настолько сильное, что отторгает моё синрёку…»

Мысли исчезали и появлялись вновь.

Каждая появившаяся мысль закручивалась, словно бесконечный водоворот, а спустя некоторое время сливалась с уже новыми идеями.

«Сейчас между моим синрёку и матеки Шелтиса происходит отторжение…

Пойдём от обратного: если резонанса Элберта не возникнет, то матеки удастся очистить?..

Есть ли способ его избежать?..»

Юми медленно подняла веки, ослепительно яркий свет ударил ей в глаза. И в ту же секунду вернулись телесные ощущения, от которых она закрыла свой разум.— Холодно!

Её колени похолодели от соприкосновения с металлическим полом.

Приложив замершие от царящего в соборе холода пальцы к щеке, Юми осторожно закусила губу.

— Оказывается, можно так сильно замёрзнуть…

«Руки холодные. Дыхание побелело.

Как хочется тепла! Я хочу, чтобы кто-нибудь крепко сжал мою руку».

— Но мне нельзя просто ждать… Об этом госпожа Сала тоже говорила.

«Я жрица таинств, поэтому должна отыскать способ соприкоснуться с ним ещё раз сама. Он точно существует. Мне обязательно нужно его найти».

— Я должна постараться… Ведь я тоже жрица.

Поджав губы, Юми кивнула самой себе и вновь закрыла глаза.

Часть 2

— Надо спешить…

Шелтис влетел в свою комнату на одиннадцатом этаже и пинком открыл шкаф.

В глубине блестела пара чёрных ножен из хромокерамики. Илис на всякий случай оставила их для Шелтиса, но он никогда не думал, что ими действительно придётся воспользоваться.

Юноша вытащил спрятанные под кроватью мечи, убрал их в ножны, и ремнями закрепил их крест-накрест у себя на спине.

«Четвёртая область в западной части природного сектора. Там “некто” атаковал посланные Софией отряды, и там же Кагура предсказала появление фантомов.

По словам Иши, до окончания какого-то отсчёта осталось восемь часов. Они истекают сегодня в полдень.

Не знаю, что это всё означает, но вряд ли что-то хорошее. Надо разобраться с этим делом, пока ещё есть время…»

— Ран… скорее всего, не успеет.

София, первый этаж.

Шелтис выскочил из коридора и пронёсся сквозь безлюдный холл.

«Надёжней было бы объединиться со “львом”, но Ран пока ещё только собирает отряд из элитных стражей.

Слабость любой группы в затратах времени на её организацию. Отряд необходимо собрать, приготовить транспорт, довести план действий. Скорее всего, они выйдут из Софии уже на рассвете и не успеют добраться в четвёртую область до полудня.

Иша тоже это понимала, и как раз поэтому собиралась отправиться на бой одна».

— Если я расскажу Монике, она наверняка попытается меня остановить.

Но Моника поступила бы так не потому, что Шелтис пошёл против приказа инструктора. Нет. Она просто не могла позволить товарищу, которому даже обычные тренировки причиняют боль, отправиться в настоящую битву. Таков был характер девушки, которая когда-то стремилась стать жрицей. Она от всей души заботилась о друзьях.

Именно поэтому Шелтис ничего ей не сказал.

Он решил уехать и вернуться в тайне, чтобы не беспокоить её.

— Ангар вроде был здесь.

Промчавшись по служебному коридору, Шелтис выскочил из башни в объятый тьмой мир. Только самый краешек чёрной сферы небес понемногу начинал белеть. Птичьи голосов пока ещё не было слышно.

Шелтис бежал по дороге к тренировочной площадке, и вскоре перед ним поднялась огромная прямоугольная тень. В свете фонарей постепенно проступила белая стена и установленная в её центре подъёмная дверь.

В ангаре стояло несколько десятков автомобилей, мотоциклов и других машин, принадлежащих департаменту обороны.

— Я не привык водить, но, похоже, придётся…

Шелтис направился к мощному мотоциклу. Одноместному, но зато обладающему большей скоростью и маневренностью, чем другие транспортные машины.

И вдруг…

— Если собираешься в природный сектор, лучше возьми вот эту.

С потолка ангара ударил яркий свет.

— Модель на воздушной подушке номер двадцать один. Максимальная мощность — семьсот пятьдесят лошадиных сил. В скорости она тому мотоциклу уступает, но благодаря воздушной подушке будет мягче ехать по дорогам природного сектора, чем все колесные, — указав на небесно-голубую машину, пояснила включившая свет невысокая девушка в механическом шлеме с закрывающим глаза визором.

— Вот видишь, не зря я за тобой наблюдала.

— Кагура?..

— Судя по твоему лицу, ты хочешь спросить «как ты здесь оказалась?». Когда узнаешь, что такую толпу регулярных и элитных стражей вызвали на экстренное собрание в такой поздний час, хочешь не хочешь, а заподозришь неладное.

Кагура легонько пнула голубую машину.

— Я уже рассказывала Монике, что установила внутри и снаружи башни несколько сотен скрытых камер. Отчасти в качестве хобби, отчасти по запросу департамента управления башней. Так вот, как только я заметила, что в коридоре шумно, сразу же подключилась к ним и, вполне ожидаемо, увидела, как кое-кто на всех парах бежит к выходу из башни, — насмешливо сообщила девушка, подразумевая «разумеется, это был ты». — Ну и зачем ты тайно пробирался в ангар в такой ранний час?.. Я же говорила, что поеду с тобой на исследование фантомов.

— Нет, Кагура, сейчас дело…

Шелтис прервался на середине фразы.

«Нет, нельзя тратить время на объяснения».

— Я… еду в четвертую область на западе природного сектора.

— Что? Так ты действительно собирался проверять результаты исследования? Это же одно из предсказанных мной мест.

— Но не для того, чтобы искать фантомов.

— Что это значит?

— Времени объяснять нет. Прошу, не могла бы ты один раз отпустить меня безо всяких вопросов.

— Хм… — Кагура приложила палец к губам и на мгновение задумалась. — Судя по спешке, ты, скорее всего, не лжёшь. Хорошо, расспрашивать тебя я не стану. Но при одном условии: я тоже поеду с тобой.

«Вот значит как…»

В глубине души Шелтис был готов к тому, что Кагура может сделать такое предложение.

— Тебе так хочется узнать мою цель?..

— Да. Куда ты собрался отправиться в тайне даже от Моники? Если разрешишь мне поехать с тобой, я сохраню это в секрете от неё.

«Что же делать? У Кагуры такой характер, что если отказаться от этого предложения, она начнёт ещё настойчивее приставать с вопросами. Времени переубеждать её нет».

— Хорошо… Только пообещай мне кое-что: Если возникнет опасность — ты сразу сбежишь.

— Принято, — быстро кивнула девушка и запрыгнула в машину на место водителя. — Ну же, давай залезай. Если поспешишь, успеем поймать приятный рассветный ветер.

Часть 3

У ветра был голос. Пронзительный, словно флейта, и немного печальный. Шелтис слушал его, сидя в машине, которая стремительно неслась к цели, будто скользя по земле.

«Он такой же, как и тогда…»

Месяц назад, во время сражения с командующим фантомом, ветра на высоте двух тысяч метров рыдали точно так же, как и сейчас.

Таким был голос ветров, которые веяли над летающим континентом.

— Шелтис, эй, Шелтис! Ты вообще слышишь, что тебе говорят?! — напрягая голос, окликнула юношу, сидящая на месте водителя Кагура.

— Э? А, да, всё в порядке.

В ответ он легонько хлопнул девушку по плечу.

— Какое ещё «в порядке»? Ты какой-то рассеянный.

— Просто немного задумался.

— Это и называется «рассеянный». Эх, ну вот и что с тобой делать… И ты ещё говоришь: «Если возникнет опасность — сразу беги», — вздохнула Кагура. — А кстати, это правда, что спасательный отряд из регулярных стражей был разбит?

— Нет смысла от тебя что-то скрывать. Думаю, инструктор вскоре сообщит об этом всем кадетам.

— Трудно поверить…

— Мне тоже, но…

— Я не об этом. Больше всего меня удивляешь ты, — крепко сжав руль, перебила Кагура. — Какое-то чудовище разгромило два отряда кадетов, а потом и регулярных стражей при поддержке послушниц… Если предположить, что всё это правда, как тебе вообще пришло в голову идти на бой с ним в одиночку? Это потому что та кукольница, Иша, цеплялась за тебя со слезами на глазах? Или тебя так впечатлило мужество стрелка? Как ни посмотри, это просто безумие!

— Знаю… — удивительно беззаботно улыбнулся Шелтис в ответ на долгую речь Кагуры. — Пожалуй, всё так и есть. Нет, не пожалуй. Ты совершенно права. Если бы Моника об этом узнала, скорее всего, она попыталась бы меня остановить… Это и правда очень странный поступок. Я ещё не восстановился от травмы, а врач только недавно разрешила мне тренироваться с мечами и всего один час.

— Тогда почему?

— Действительно, почему? Наверное, из-за того, что Дзин с Ишей не стали меня сторонится и пригласили на миссию… Я был очень этому рад.

«Я намного сильнее всех остальных кадетов. Я один ношу чёрную жилетку, а не белую форму. Я вызываю так много подозрений, но всё равно отчаянно прячу собственное прошлое.

Но даже несмотря на все это, Иша и Дзин так же, как и Моника, пригласили меня в отряд».

— Может быть, я просто сам себя мучаю, но мне кажется, что если бы я тогда пошёл с ними… то, возможно, смог бы что-нибудь сделать.

— Вот как…

Машина резко замерла.

Парящий в нескольких сантиметрах над землёй вездеход опустился на землю. Шум двигателя постепенно затих.

— Приехали. Это западная часть природного сектора, четвертая область. Как ты и просил, я остановилась на самом краю. Ты правда собираешься вести поиски пешком?

— Да, эта область не такая уж большая. Мне будет проще обойти её самому.

«Осталось где-то три часа?..»

Быстро убедившись, что электронные часы внутри машины показывают девять, Шелтис спрыгнул на покрытую травой землю. Перед ним простиралась бескрайняя зелёная равнина с небольшим уклоном. За три часа он должен был обыскать её целиком.

— Сможешь идти быстро?

— Я не ребёнок! Конечно же, я за тобой успею, — возмущенно воскликнула девушка.

Постаравшись скрыть невольную улыбку, Шелтис зашагал по равнине.

***

— Э-эй, Шелтис… Подожди меня!

Обернувшись, Шелтис увидел, как отставшая больше чем на десять метров Кагура пытается его догнать.

— Можешь идти немного помедленнее? Ты слишком быстро шагаешь!

— П-правда?..

«Я вроде старался сдерживаться, чтобы Кагура поспевала за мной. Насколько я помню, мы с Моникой на той лагуне шли гораздо быстрее, хотя там под ногами постоянно мешались корни».

— Просто я низкого роста, поэтому у меня шаг короче. Ой, стоп, нет, не пойми меня неправильно! Я никогда не говорила, что у меня короткие ноги!

«А она неожиданно разговорчивая…

Моника, наоборот, больше предпочитает молчать, вот и возникает своеобразный контраст».

— Прости, конечно, но нам надо спешить.

— Знаю. Но я ведь не просто так иду медленно. По пути я провожу сбор информации.

Девушка прямо на ходу вводила какие-то данные в парящий механический шар.

Её низкая скорость объяснялась по большей части не медленной ходьбой, как таковой, а сосредоточенностью на этом не совсем понятном занятии.

— Просто из любопытства поинтересуюсь: что это за летающий шарик? Тоже какой-то прибор?

— О, ты наконец-то о нём спросил. Это самое любимое из моих творений. Настоящий шедевр.

Кагура с довольным видом погладила зависший перед ней на уровне груди механический шар.

Внешне он представлял собой идеальную сферу серого металлического цвета, которую мог обхватить руками даже ребёнок. С первого же взгляда было ясно, что это какое-то устройство.

— Эту крошку зовут Махина — механическая жемчужина. Если коротко: это переносной вычислительный терминал. Можно сказать: «большой мобильный компьютер». Он умеет соединяться с центральным компьютером в моей лаборатории и производить вычисления на сверхвысокой скорости. Как ты сам видишь, в него встроены двигатели, чтобы он мог следовать за мной.

Шелтис наскоро уложил объяснение Кагуры у себя в голове. После этого ему сразу вспомнилась обожающая различные изобретения девушка в рабочем комбинезоне.

— Звучит так, будто эту штуку сделала Эйри.

— Конечно же нет!

Девушка резко остановилась.

— Угу… она никогда не создаст такую машину. Ей совсем не интересны такие удобные, производительные… но совершенно заурядные механизмы.

— Заурядные? Как по мне, этот шар просто невероятный.

— Мне есть, чем тебе ответить, но, пожалуй, я приму твои слова за похвалу… А кстати, ты же хорошо знаком с Эйри. Она когда-нибудь обо мне говорила? Когда она обо мне рассказывала, как она меня оценивала?

— Ну, она говорила, что ты очень хорошо управляешься с техникой и различными вычислениями.

— Ну естественно… — немного грустно вздохнула Кагура.

Несмотря на то, что её похвалили, её улыбка почему-то казалась печальной.

— Ещё Эйри рассказывала, что в соревнованиях с тобой она всегда проигрывает.

— Ну да, я всегда выигрываю… Но только с точки зрения обычного человека.

Перестав гладить Махину, Девушка зашагала вновь.

— Поговорим на ходу. Впервые я встретилась с ней в финале чемпионата «Король самодельных вычислительных машин», который организует департамент механики. Это огромное событие, на котором тысяча с лишним энтузиастов со всего летающего континента демонстрируют свои навыки.

— Да, я слышал о нём от Эйри… Оказывается, департамент механики иногда организует такие странные мероприятия.

— Это потому что он целиком состоит из милых чудаков. Но об этом в другой раз. Так вот, отборочный раунд и основной этап соревнования я выиграла с огромным запасом. Честно говоря, я даже начала расстраиваться от того, насколько легко у меня всё получалось. Однако… — на этих словах девушка недовольно скривила губы, — …когда я увидела результаты последней соперницы в финале, я была поражена. Её баллы в отборочном раунде и основой части были намного выше даже моих. Я думаю, ты уже догадался, это была…

— Эйри?

— Да. И вот, главной темой того судьбоносного финала назначили «Созидательное разрушение». Нам нужно было за два часа собрать новую вычислительную машину, которая сорвёт с себя оковы всех существующих вычислительных машин. Созданная мной машина умела не только считать, но и работать с документами, посылать письма и, наконец, проигрывать музыку. Разумеется, судьи превозносили её и говорили, что её нужно немедленно выводить в продажу.

— Ты создала такой многофункциональный прибор за два часа?,.

Кагура равнодушно кивнула, и тогда Шелтис осознал, что для неё подобные задачи не представляют вообще никакой трудности.

— «Победа!» — думала я. Но когда судьям представили вычислительную машину Эйри… я впервые в своей жизни испугалась до глубины души. Тогда я поняла: она — мой вечный соперник, которого я должна превзойти.

— Работа Эйри была настолько потрясающей?..

— Она взрывалась.

— А?

«Что она сейчас сказала?»

— Эйри создала «сверхпроизводительный, сверхмощный калькулятор фейерверков»! Просто задумайся: калькулятор отображает цифры от «0» до «9» верно? Так вот, если ввести их в определённой последовательности, через три секунды калькулятор Эйри взрывался и запускал фейерверки. Более того, в зависимости от введённых цифр отличались цвет и количество фейерверков. Они могли впечатлить даже настоящих пиротехников.

Шелтис не нашёл подходящих слов, чтобы описать свои впечатления.

— В итоге её калькулятор красочно взорвался и сдул всех гостей и судей. Это был фейерверк невероятной силы и артистизма. Он был настолько красив, что мне на мгновение показалось, будто я разглядываю звёздное небо…

— Мне кажется, эта штука вообще бесполезна.

— Что ты несёшь?! Слушай же: самое главное для нас, исследователей, — это способность к творчеству. Разве обычный человек может представить себе взрывающийся калькулятор фейерверков?! Даже если кто-то и представит, то никогда не создаст. Однако судьи почему-то объявили меня победительницей… Какие же они посредственности. Любому ведь очевидно, что победила Эйри.

— Нет, я думаю, решение было справедливым. Как и раздражение судей после того, как их сдуло взрывом, — возразил Шелтис.

Однако идущая рядом девушка пропустила его замечание мимо ушей и продолжила рассказ:

— И так во всех последующих состязаниях. Она каждый раз создавала вещи, которые превосходили моё воображение, например полностью автоматический телефон для розыгрышей или ракетница против тараканов… Незаметно для самой себя я начала ждать её новых творений. Я всё время думала: «что же Эйри создаст на этот раз?»… Однако судьи никогда не понимали, насколько её работы потрясающие, и присуждали победу мне… Что это всё за чушь. Всем же очевидно, что должна была побеждать Эйри.

«А, понятно. С точки зрения обычных людей победитель — Кагура, но она сама отдаёт предпочтение Эйри. Теперь понятно, и почему Эйри говорила, что всё время проигрывает, и почему якобы победитель Кагура так горит желание с ней соревноваться».

— Ну… обстоятельства я уяснил. Но твой критерий победы несколько спорный.

— Мне часто об этом говорят. Вот это и называется битва за вершину… Естественно, простые люди не могут понять сражения на таком уровне, — подвела итог Кагура, а затем, прочистив горло, сменила тему: — Вернёмся к Махине. По правде говоря, компьютеры в лаборатории приспособлены только для вычислений, а вот в этой крошке я храню всю собранную в Софии информацию..

— Должно быть, ты ей очень дорожишь.

— Да, в конце концов, там хранятся и записи трёхлетней давности… о мечнике с двумя клинками, которым восхищалась Моника.

Порыв ветра ударил в Шелтиса снизу, будто стараясь сбить его с ног.

— Я хотела обсудить это с тобой один на один, без Моники.

— Вот прямо сейчас?..

— Не волнуйся, говорить буду в основном я, ты просто иди и слушай. Всё это просто скучные догадки и предположения. Очень сомнительная и фантастическая… история.

Кагура рассуждала на ходу, а парящая Махина следовала за ней.

— Моника рассказывала, что решила перейти в стражи из-за юноши-мечника, которым она восхищалась. Ему не было и пятнадцати лет, а он уже стал элитным стражем. Насколько я смогла разузнать, он был близким другом «льва» Леона. Однако три года назад он внезапно пропал из Софии. Согласно записям, он погиб, упав с летающего континента в Эдем, но правдивы они или нет — неизвестно. А ещё по какой-то причине информация о нём исчезла из центрального компьютера Софии.

— Я слышал об этом от Моники…

«Информации обо мне в центральном компьютере нет. Два года назад, когда я вернулся из Эдема, было решено удалить все следы моего присутствия в Софии».

— А теперь переместимся в настоящее, где и возникают вопросы, — без заминки продолжила Кагура. — Примерно месяц назад в Софии появился юноша с двумя мечами. Он всего лишь новый кадет, но уже настолько силён, что сумел победить даже регулярных стражей. Ходят слухи, что он знаком со «львами» Леоном и Ран, а также несколькими жрицами. Но несмотря на такие способности и связи, о его прошлом совсем ничего не известно. Сам он тоже никогда о себе не рассказывает. Всё, что о нём известно, это имя и возраст — семнадцать лет.

Девушка не поворачивалась к Шелтису, он мог видеть её только сбоку, но её голос явно давал понять, что она говорит именно о нём.

— Имея на руках столько информации, строить догадки легко. Юноше, которому восхищалась Моника, было около пятнадцати лет. Через три года ему должно было стать семнадцать или восемнадцать. И вот, прошлое и настоящее соединились. Необыкновенно способный мечник, использующий два клинка. Возраст семнадцать лет. Близкое знакомство с «львом» Леоном. Этих фактов более чем достаточно для того, чтобы подозрения превратились в уверенность.

Кагура остановилась, медленно повернулась к Шелтису и начала разглядывать колышущуюся на ветру чёрную жилетку.

— Ты носишь старое церемониальное одеяние Софии, да? Оно перешито, но, основываясь на результатах компьютерного сравнения, я готова утверждать, что это именно оно.

— И, по-твоему, это доказывает, что я когда-то служил в Софии, так? Прости, но эту жилетку мне подарили.

Кагура замолчала.

Илис давно предупреждала Шелтиса о подозрительности его одежды, поэтому он, зная о возможности таких вопросов, без труда подготовил на них подходящий ответ.

— Возможно… Вероятность, что это объяснение правдиво, мала, но отбросить её я не могу. Именно поэтому я не рассказывала ни о чём Монике. — хрипло вздохнула девушка. — Если, подчёркиваю, если тот мечник, которым Моника восхищалась и которого считала мёртвым, жив, она наверняка обрадуется этой новости. Я уверена, она оживится, и у неё появится новая причина стать регулярным стражем… Но я не хочу тешить её ложными надеждами. Если это окажется другой человек, я причиню Монике боль.

«Значит, она задавала все эти вопросы ради Моники?..»

Сложившийся у Шелтиса образ Кагуры немного изменился. Прежде он думал, что девушка лишь пытается удовлетворить собственное любопытство. Но оказалось, что в основе её любопытства лежит ревностная забота о подруге.

— Вот поэтому я хотела поговорить об этом без неё… Перейду сразу к выводу. Я считаю, что ты и есть мечник, которого три года назад объявили умершим.

Хотя Шелтис отчаянно старался избежать разоблачения, Кагура подозревала его с самого начала.

— А что с его падением в Эдем?

— Скорее всего, занесённая в компьютер информация была фальшивой. Вернуться из Эдема живым человек не мог, это даже не обсуждается. Я предполагаю, что на самом деле ты получил какой-то секретный приказ и вот сейчас наконец вернулся.

— Ясно…

Ветер принёс откуда-то несколько листьев. Будто следуя за ними взглядом, Шелтис посмотрел в небо и тихо вздохнул.

«Вернуться из Эдема живым человек не мог, да?.. Само собой разумеется. Бесполезно даже пытаться убедить кого-то в обратном.

Вот к этому всё и сводится. Никто не поверит, что упавший в эдем парень воскрес, и уж тем более, что внутри него находится матеки. Именно поэтому, если обо мне станет известно, поднимется такой переполох, который сотрясёт всю Софию. Я не могу этого допустить. И ради себя самого, и ради Юми».

— Итак, ты ответишь на мой вопрос?

— Извини, но я не тот, о ком ты говоришь, — ни секунды не сомневаясь, ответил Шелтис.

У него просто не было вариантов выбора, чтобы в чём-то сомневаться.

— Летающий континент огромен. Если поискать, найдётся целая куча похожих на меня людей. И так уж всё совпало, что один из них служил в Софии три года назад.

— Понятно… — спустя некоторое время очень-очень глубоко вздохнула девушка. — Жалко Монику, но об этом я ей рассказать не могу.

— Прости, что не оправдал твоих ожиданий.

— Не волнуйся. Всё равно я рано или поздно докопаюсь до правды.

Слова Кагуры можно было считать признанием, что она по-прежнему подозревает Шелтиса.

— Я не против, но пора бы нам уже взяться за дело всерьёз, — разведя руки в стороны, заметил Шелтис.

То место, откуда они начали путь, уже скрылось за горизонтом. Сейчас вокруг них, куда ни посмотри, простирались лишь невысокие зелёные холмики.

Шелтис и Кагура приближались к центру четвертой зоны в западной части природного сектора.

— Я всегда серьёзна. Пока мы шли, я всё время проверяла экран радара на этой крошке.

На обращённой к девушке стороне отливающего серебром в лучах солнца металлического шара был установлен экран, на котором высвечивались показания радара.

— Я уже засекла один интересный сигнал. Он идёт с холма впереди нас.

Кагура указала на зелёную гряду, предлагая взять чуть левее и подняться на холм, с которого окрестности должны были быть видны лучше всего.

— Что-нибудь о нём известно?

— Сигнал не движется. Скорее всего, это какой-то сооружение.

«Сооружение?.. Прямо в центре пустой равнины? В парках поблизости от жилых кварталов бывают каменные монументы, но это одно из самых удалённых мест природного сектора. Кому придёт в голову возводить что-то на нетронутой равнине».

— Странно. Не помню, чтобы здесь была метеостанция.

— Ладно, давай сходим посмотрим.

Шелтис быстро зашагал вперёд, озадаченная Кагура последовала за ним. Укрывающие землю подобно зелёному ковру бесчисленные цветы мягко прогибались под обувью.

— Какое спокойное место. И ветер такой приятный.

— Ты так думаешь?..

— Э?

Кагура взобралась на холм чуть позже Шелтиса. Он молча указал взглядом вниз.

Там находился объект.

Десятью метрами ниже, у самого подножия холма, стоял прозрачный стеклянный резервуар, который можно было назвать объектом. Он был заполнен синей жидкостью, а с его дна поднимались бесчисленные маленькие пузырьки.

А ещё в этой жидкости плавал окутанный фиолетовым туманом зверь.

Перед Шелтисом и Кагурой стоял резервуар с заключённым внутри фантомом.

— Ч-ч-ч… Что… это? — дрожащим голосом спросила стоящая рядом девушка.

— Такой же…

Шелтис затаив дыхание всматривался в странный объект.

На лагуне, куда он летал вместе с Моникой, они видели точно такой же резервуар. И он был уничтожен содержавшимся в нём фантомом. А значит, на равнине стоял другой сосуд.

— Кагура, отступай. Этот фантом настоящий.

Шелтис потянулся за мечами.

«Неважно, кто и с какой целью установил здесь этот резервуар. Его на летающем континенте существовать не должно».

— Шелтис, ты что… Если фантом настоящий, он слишком опасен!

— Когда он проснётся, станет ещё опаснее. Надо разобраться с ним сейчас, пока он…

Внезапно внимание Шелтиса привлекли протянувшиеся у его ног тени.

Его собственная, Кагуры и ещё одно крошечное чёрное пятнышко.

«Тень?.. Но чья?»

Пятно начало понемногу расширяться и вскоре разрослось настолько, что поглотило две другие тени.

По спине юноши пробежал неприятный холодок.

— Ложись!

— Э?... А, а-а-а!

Не дожидаясь ответа, Шелтис обхватил Кагуру и прыгнул в сторону.

В то же мгновение что-то врезалось в холм, на котором они только что стояли… и полностью его разрушило.

Оглушительный грохот, услышав который, казалось, можно было лишиться сознания, и ударная волна, как от мощного взрыва, разметали холм по всем сторонам света.

— Угх…

Ударная волна от столкновения подбросила Шелтиса с Кагурой высоко в воздух. Прижав девушку к себе, Шелтис кое-как сумел выправить позу. Прикрывая Кагуру левой рукой, он вытянул правую к земле и выполнил перекат, чтобы хоть немного погасить импульс падения.

— Холм про…

Лишившись дара речи, Кагура застыла на месте.

Вид показавшейся из-под травы красно-коричневой земли причинял боль глазам. Холм, на котором ещё недавно стояли Шелтис и Кагура, исчез, а на его месте образовался гигантский кратер.

— Моему «золотому гексаэдру» нет равных.

Низкий и тяжёлый голос раздался из глубины кратера.

По красно-коричневому склону взобрался громадный мужчина.

Он выглядел странно: выцветшая охряно-жёлтая роба с глубоко натянутым капюшоном скрывала всё его тело, даже пальцы были спрятаны под рукавами. Кроме того, по всему его телу были закреплены стягивающие робу механические кольца, которые, судя по виду, страшно давили на шею, плечи, локти, и запястья.

«Это он…»

Один только его вид вызывал давящее на плечи ощущение угрозы.

Чувства Шелтиса оказались быстрее разума. Он сразу же понял: этот мужчина и есть виновник всего произошедшего, а также… немыслимое чудовище.

— Меня зовут Маха. «Золотой» Маха.

Мужчина в натянутом по самые глаза капюшоне представился так, будто зачитал проклятие, а потом объявил незваным гостям войну:

— Приступаю к устранению свидетелей.

Западная часть природного сектора, четвёртая область.

До встречи Махи с Игнайдом оставался час.