Том 3    
Глава 1: 60 часов — Кагура

Глава 1: 60 часов — Кагура

Часть 1

— Поздравляю с выпиской, Шелтис!

София, одиннадцатый этаж, общежитие кадетов.

Едва юноша в чёрной жилетке открыл дверь собственной комнаты, как его встретили гром фанфар и аплодисменты.

Шагнув внутрь, он на несколько секунд неподвижно застыл, а потом, озадаченно склонив голову набок и пару раз удивлённо моргнув, спросил:

— Что?..

У него были непослушные тёмно-рыжие волосы. Как и у многих молодых людей его возраста, его руки ноги и ноги были тонкими, а в его облике причудливо соседствовали мужественность и детская невинность.

— Э-э-эх, чего так мало веселья, а Шелтис?! Я даже сюрприз тебе устроила, так что ты должен радоваться! «Ура!» бы хоть закричал.

Эйри весело вскинула над головой руки, в которых держала игрушечную трубу.

Девушка с взъерошенными рыжими волосами была одета в заляпанный машинным маслом рабочий комбинезон. Хотя ей было шестнадцать лет — можно сказать, самый яркий возраст — весь её облик как будто показывал, что ей вообще не нужны ни косметика, ни украшения.

— «Ура»?..

— Ты что, сам не понимаешь? Две недели ведь в больнице провалялся. Выписке надо радоваться как никогда!

Уперев одну руку в бок, Эйри широко взмахнула трубой. Глядя на неё, юноша, по-прежнему держащий в руках сумку с вещами из больницы, Шелтис, устало вздохнул:

— Ну… я просто удивился: как ты попала в мою комнату, которую я точно оставлял запертой?

Началось всё две недели назад.

По тайному приказу королевы отряд Шелтиса отправился на далёкую лагуну. И ладно бы там просто нашлась спрятанная лаборатория, но в сражении с выращенным там фантомом юноша получил тяжелую травму черепа, полное восстановление от которой должно было занять целый месяц.

Вот поэтому Шелтис провёл две недели в госпитале, расположенном на двадцать втором этаже башни.

— Наверное, тебя Илис пустила…

— И-мен-но! — подтвердила догадку юноши Эйри и снова подула в трубу. — Она меня сюда позвала. Сказала, что ей без тебя одиноко.

Девушка указала на кровать, где, лежа на белом покрывале, ярко мигала механический кристалл Илис, которую по виду можно было принять за лазурный драгоценный камень.

Совершенно верно, Эйри. Вот так всё и было. Давай, замолви за меня словечко!

— Так и знал… это всё ты, Илис.

Что ещё за «Так и знал»?! Мне было так скучно, что я от нечего делать вычислила Пи до сорок семь квадриллионов двести девяносто триллионов восемьдесят четыре миллиарда двести миллионов сорок две тысячи двадцать седьмого знака после запятой!

Илис заморгала красным цветом, будто бы показывая, что очень сердится.

— Звучит весело.

Да ни капельки. Ничего веселого в этом занятии и близко нет! Ты такой дурак, Шелтис! Даже машины могут умереть от скуки, если рядом с ними не будет людей!

— Но ведь тебя выгнали из госпиталя, потому что ты слишком сильно шумела…

Вначале Илис лежала на столике рядом с Шелтисом, но уже на второй день госпитализации она начала приставать к юноше, говоря например «я скоро умру от скуки» или «эй-эй давай поиграем!». Врачи не могли закрыть глаза на её поведение, поэтому Шелтис вынужден был отнести её в комнату.

Ну ладно, неважно. Шелтис, как тебе жилось в больнице?

— Ужасно. Я целыми днями спал, а та врач всё время поражалась: «Да как ты сумел получить такую тяжелую травму?»

Один раз она даже сказала Шелтису: «Эх ты… Трещина в черепе и синяки по всему телу. И кровотечение из раны на голове словно фонтанчик в какой-то комедии. Одно неверное движение, и кости черепа могли бы мозг повредить. Где ты так умудрился?»

Юноше приходилось терпеть давление, которое специальное оборудование периодически оказывало на кости черепа, принимать противовоспалительные препараты и другие лекарства, ускоряющие восстановление организма.

После двух недель лечения врач рекомендовала Шелтису остаться в госпитале ещё на недельку, но тот отказался, решив долечиться у себя в комнате.

— Рана пока закрылась только с внешней стороны, поэтому мне запретили тренироваться. Если я буду слишком сильно напрягаться, она может открыться вновь.

— Я вот механизм, и с моей точки зрения, людям в этом плане как-то слишком тяжело приходится. Машина может просто заменить сломанные части и функционировать дальше. Слушай, Шелтис, может быть, тебе тоже сделать всё тело механическим?

— Звучит страшновато, отказываюсь!

Э-эй! Машиной быть не так плохо.

Решительно отвергнув предложение механического кристалла, Шелтис опустил сумку с вещами на пол.

— Ну, а вы тут как?

— Мне было весело. Мы с Илис два или три дня разговаривали на разные темы. Кстати, Юто тоже всё время играла с нами. Жаль только, сегодня прийти не смогла, — напевая какую-то мелодию себе под нос и наливая в чашку кипяток, ответила Эйри. — Ах да, Шелтис, ты знал, когда я взламывала центральный компьютер Софии, справиться с «Судьбой великой матери» мне помогла Илис. А я ведь тогда почувствовала какую-то странность. Слишком уж быстро удалось подобрать ключ к шифру из случайных чисел.

— Вот оно как?

«Впервые слышу. Впрочем, я Илис о том случае не спрашивал, а ей самой нет смысла о нём рассказывать».

Ага. После разговора с Эйри, я даже почувствовала, насколько мир тесен, — беззаботно подтвердила Илис. — В тот раз меня заинтересовали навыки преступника, проникшего в систему Софии. Такой человек должен был обладать огромными знаниями и утончённым вкусом… Я даже подумала, что если преступнику лет тридцать — он настоящий мастер своего дела, если двадцать — гений, которого не может превзойти никто на всём континенте. Представить себе не могла, что им окажется настолько юная девушка.

— Мне даже как-то неловко. Я просто развлекалась, ничего больше.

Нет-нет, ты всё сделала замечательно! Шелтису стоит поучиться у тебя трудолю… А-а-а!

Под весом брошенной Шелтисом сумки Илис наконец-то замолчала.

— Э-эх, а я ведь думал, она обрадуется возвращению хоть какого-то собеседника…

— Вот настолько одиноко ей было. А кстати, мы с Юто хотя бы приходили поиграть в Софию, а вот Шеф от работы оторваться не может, поэтому ей одной скучно, — отпив чай, заметила Эйри.

— Шефу-то?

Шефом звали молодую женщину, владелицу придорожной кофейни «Альбирео», где Шелтис жил и работал два года после изгнания из Софии.

Месяц назад юноше удалось вернуться во дворец, и вот сейчас он как раз подумывал о том, чтобы навестить Шефа.

— Она что-то обо мне говорила?

— Ага. «Шелтис проработал в кофейне целых два года. С тех пор как он ушёл, здесь стало немного скучнее».

— Вот как…

«Без единственного мужчины работа в Альбирео наверняка стала ещё тяжелее. Хотя Шеф проводила меня в Софию с улыбкой на лице, в душе она, наверное, очень расстроилась».

— Даже сейчас она иногда садится за стол, кладёт голову на руки, смотрит в потолок пустым взглядом и бормочет себе под нос.

— Шеф?!

Шелтис и представить себе не мог, чтобы та неизменно бодрая женщина показала такие чувства.

— И что она говорит?

— «Вот беда… Может быть, к нам с неба спустится ещё один крепкий парень вроде Шелтиса, который будет дегустировать яды».

— Ни капельки она не расстроилась!

— Нет, поверь, очень даже! Она даже причитала: «Э-эх, всё-таки нам нужен мужчина, который сможет работать сорок восемь часов подряд без еды и питья, как и Шелтис. Где бы такого найти?»

— Пожалуйста, передай ей: я очень рад, что у неё всё хорошо. И добавь ещё, что парни с неба не спускаются и не падают.

— Принято! Но ей ведь и правда одиноко, — беззаботно согласилась Эйри, но её взгляд был серьёзным.

«Наверное, да».

— Ладно, как закончу восстанавливаться через неделю, надо будет сходить её навестить.

— А, значит, пока тебе нельзя много двигаться? Какая скука.

— Но проблем целая куча.

Шелтис отдал стул Эйри, а сам уселся на краю кровати. Ощутив под собой упругое сопротивление матраса, юноша тихо вздохнул:

— Есть пара вещей, над которыми надо поразмыслить…

— А? Какие? Ты как-то вдруг резко посерьёзнел.

Ага. Это совсем не в твоём духе Шелтис. Ну-ка давай гово…

— Я о фантомах.

После этих слов Илис и Эйри сразу же затихли.

— Лежа в госпитале, я всё время думал. Происходит что-то странное… Нет, только начинает происходить.

«Сначала появился фантом, командующий вторжением в Софию после прорыва Ледяного Зеркала. А затем, две недели назад на той безымянной лагуне мы нашли выращенного в резервуаре фантома».

— Вы обе видели того фантома на лагуне. Нам необходимо выяснить, что это всё значит. А во время вторжения месяц назад мы впервые обнаружили фантома-командира. Вам не кажется, что всё это немного странно?

Я понимаю, что ты имеешь в виду, но природа фантомов оставалась тайной больше тысячи лет. Если уж проводить какое-то расследование, необходимо сузить круг поисков. У тебя есть какие-нибудь идеи.

— Хм… Может быть, ещё раз обследовать места появления фантомов? — предложила до сих пор молчавшая Эйри. — Я обычный человек, поэтому многого о фантомах не знаю, но думаю, что любое исследование надо начинать со сбора информации. Раз природа монстров оставалась тайной больше чем тысячу лет, возможно усомниться в достоверности нынешних данных.

— Я тоже так решил. Сперва я собираюсь обойти все места, где когда-то возникали фантомы. Последовательно, одно за другим.

Фантомы пробирались сквозь щели Ледяного Зеркала и поднимались из лежащего в десяти тысячах метров ниже Эдема [Сада осквернённых песен] на летающий континент Орби Клэр. Где приземлялись эти окутанные туманом звери, и как они проводили вторжение? Шелтис хотел обойти весь летающий континент и увидеть всё своими глазами.

С такой постановкой цели я согласна. Одной возможности предсказывать появление фантомов хватило бы, чтобы значительно снизить ущерб от них. Но… эта задача явно слишком сложна. Может, попросишь о помощи Юми? По приказу жрицы действовать начнёт вся София.

Илис упомянула Юми Эль Суфлениктоль — одну из жриц, защищающих летающий континент, и подругу детства Шелтиса.

«Честно говоря, я бы тоже хотел обратиться к ней, но…»

— Нет. Это дело нужно держать в секрете от Юми… — пристально вглядываясь в блестящий под светом ламп механический кристалл, оснащённый высокоразвитым искусственным интеллектом и развитыми аналитическими способностями, юноша покачал головой. — Юми не стоит о нём знать. Я не хочу, чтобы она волновалась.

Это из-за того, что Моника рассказала тебе, какие тяготы приходится терпеть жрицам, чтобы поддерживать барьер?

— Да. Об этом я тоже успел подумать, пока лежал в госпитале.

Поддерживать барьер из синрёку, защищавший летающий континент от фантомов, могли только королева и жрицы.

На публике они всегда ярко улыбались, но втайне они проходили через жесточайшие тренировки по управлению Ледяным Зеркалом.

— В итоге… я решил, что нам не стоит ещё увеличивать ношу ни жрицам, ни королеве.

«Причина возведения Ледяного Зеркала — угроза от Эдема и фантомов.

А значит, если разгадать их тайны, жрицам станет намного легче. Если нам удастся прояснить все странности последних событий — это будет первый шаг в нужном направлении».

— Сами понимаете… я хочу, чтобы Юми полностью сосредоточилась на Ледяном Зеркале. Ей не стоит забивать себе голову фантомами. С ними могу разобраться и я… Эй, Илис, Эйри, чего это вы смеётесь?

Наконец придя в себя, Шелтис озадаченно уставился на своих собеседниц.

— Э… Ну как же… Потому что… Ну…

Эйри выглядела так, будто готова была расхохотаться в любой момент, а Илис уже многозначительно хихикала.

Знаешь, Эйри… Хи-хи-хи. Теперь всё стало понятно. А я-то всё думала, чего вдруг у Шелтиса появилась такая ясная цель. Оказывается, всё это ради Юми.

— Ага, понимаю. Что тут ещё скажешь… очень трогательно.

— Эй, вы… я серьёзно поговорить собирался.

— Ну вот опять… Эй, Шелтис, может, я лучше приготовлю для тебя любовное зелье? Напоишь им Юми, она тебе признается, ну а дальше просто плыви по течению и…

Эйри подскочила к юноше, сверкая глазами так, будто ожидая чего-то.

— Не нужно мне этого! Эй, пусти!

Прямо встретив горящий взгляд девушки, Шелтис решительно отстранил её.

Эм… Кхе-кхе. Ладно, шутки в сторону, вернёмся к нашей теме. Шелтис, пока ты остаёшься кадетом, действовать тебе будет трудно. Хорошо, конечно, что ты собираешься заняться исследованием фантомов, но для повышения до регулярного стража ты и в миссиях должен участвовать.

— Я и буду. Не став стражем, я не смогу выступать с предложениями на собраниях. Это тоже значительное неудобство.

«Информация о фантомах, последние события в Софии, даже оружие… Во всем предпочтение отдаётся регулярным стражам и тем, кто выше. До кадетов какие-то сведения могут вообще не дойти».

Ну и в любом случае, если ты останешься кадетом, Юми будет одиноко. Точно тебе говорю.

— Я буду упорно работать…

Вдруг Эйри ткнула Шелтиса пальцем в бок.

— Слушай, а мне что делать?

— Тебе?

— Ну, ты же завёл этот разговор в моём присутствии, а значит, у тебя есть ко мне какая-то просьба, так? Точно так же, как в тот раз, когда ты попросил меня взломать центральный компьютер Софии.

— Эх, догадалась?.. Да, я действительно хотел тебя кое о чём попросить.

— Ладно. Мне всё равно скучно, так почему бы и не заняться твоим делом.

Эйри с довольным видом выпятила грудь.

— Честно говоря, я хочу, чтобы ты попыталась предсказать появление фантомов. Данные о прошлых случаях у нас есть, но вот можно ли найти в них какую-то закономерность?

«Эта задача только кажется простой. Специальные рабочие группы аналитиков Софии многие годы бились над её решением, но так и не пришли к ясному ответу».

Предсказать появление фантомов?.. Очень старая, но в то же время оригинальная идея. Исследований в этой сфере проводили много, но все они были брошены на полпути. Проще говоря, эта тема забыта, потому что ни у кого ничего не вышло.

Замечание Илис было совершенно верным. Ученые много раз пытались предсказать появление фантомов на основе предыдущей статистики, но пришли к единственному выводу — это невозможно.

Поведение фантомов никогда не сходилось с прошлыми данными.

Впрочем, когда Шелтис просил Эйри взломать систему Софии, ему это казалось безнадежной затеей. Поэтому теперь он был уверен, что девушка сможет что-то придумать, как и в тот раз.

— Хм-м… не могу ничего обещать, — поджав губы и сложив руки на груди, ответила Эйри. — Для начала предупрежу: прогнозов на основе регрессионного анализа имеющихся данных, я могу дать сколько угодно, но вот удастся ли выявить закономерность, не узнаю, пока не попробую. В таких делах я полагаюсь на интуицию и озарения.

Но это ведь и правда интересная задача, — замигала Илис, которую Шелтис переложил с кровати на стол, пока девушка молча кивала самой себе. — Эйри, за эти несколько дней наших бесед, я поняла, что у тебя полным-полно фантазии и таких оригинальных идей, каких нет у меня или учёных Софии. Никто из нас не обладает таким творческим мышлением, которое позволяло бы строить теории на основе предельно необычных точек зрения. Это оружие принадлежит только тебе.

«Если Эйри удастся выдвинуть такую гипотезу, какую не смогли придумать все прошлые исследователи… возможно, мы и в самом деле приблизимся к разгадке всех тайн фантомов».

— Ну, я попробую что-нибудь сделать. Кстати, а какой у меня есть на это срок? Наверное, пока ты восстанавливаешься от своей травмы, Шелтис, то есть одна неделя?

«Неделя это слишком мало. Не стоит пытаться за несколько дней решить задачу, над которой другие специалисты бились многие годы».

— Конкретного срока нет, но постарайся справиться как можно быстрее. Хорошо?

— Принято! Но сначала мне нужно будет разобраться с другим запросом. И он, возможно, займёт много времени. Вон, можешь посмотреть на моего клиента.

С этими словами девушка указала на стол.

Однако сколько бы Шелтис ни смотрел в ту сторону, он видел лишь беззаботно лежащий механический кристалл.

— Но здесь же только Илис?

Да-да! Клиент — это я, милая-милая Илис.

— Впервые вижу машину, которая зовёт саму себя милой… — вздохнул Шелтис, глядя на Илис.

Он уже давно привык к её речи и поведению, но всё же ещё раз поразился, насколько человечными они казались.

Я попросила Эйри о, если выражаться человеческим языком, медосмотре. Мои вычислительные программы, контуры мышления и долговременную память необходимо проверить на вирусы, которые могут изменить записанную информацию. В общем-то я постоянно провожу самопроверку, но всегда существует вероятность, что программа диагностики тоже повреждена. Вот поэтому мне так нужен человек для осмотра со стороны.

— Ага, вот этим я и займусь. Илис уже объяснила мне всё, что необходимо сделать. Осталось только найти необходимые приборы и написать соответствующую программу, — резко вскинув руку и помахав ей, вставила Эйри.

Взамен я на неделю забронировала на тебя номер для VIP-гостей на двести сорок седьмом этаже. Вот там ты и займёшься моим медосмотром.

— Ого! Ты и правда тот номер взяла?! Какая ты молодец, Илис!

Расплывшись в улыбке, Эйри прижала Илис к груди и несколько раз подпрыгнула.

Нет-нет, ничего особенного, должна же я тебя отблагодарить за то, что ты согласилась выполнить мою просьбу… А кстати, Шелтис, я собиралась попросить кого-нибудь передать тебе сообщение, но, к счастью, ты вернулся из госпиталя немного быстрее. Загляни, пожалуйста под кровать.

— Под кровать?.. О?..

Глубоко в темноте тускло сияли два меча.

В ядро установлена монада серебра. Внешний слой покрыт кристаллами Ледяного Зеркала. Предел прочности повышен в семь раз… Всё, как ты привык: я создала мечи с настройками для боя против фантомов. А ещё я сделала для них ножны из хромокерамики, они в шкафу. Меня пока не будет, поэтому если вдруг что-то случится, они к твоим услугам.

Илис на время лишила Шелтиса своей поддержки.

Юноша часто полагался на неё, поэтому немного забеспокоился, но вот так в этот раз сложились обстоятельства.

— Ну, тут уж ничего не поделаешь. Прости, Эйри, оставляю Илис тебе.

— Да-да, без проблем! Ну что, давай сейчас же приступим к делу.

Эйри повесила цепочку с Илис себе на шею.

— Ах да, Шелтис… насчёт поиска закономерностей в появлении фантомов…

— Я всё понимаю, сначала ты проведёшь осмотр Илис.

Однако в ответ Эйри почему-то лукаво улыбнулась и показала руками крест.

— Не совсем. Я подумала, может, мне представить тебя одной своей знакомой. Её зовут Кагура. У неё довольно трудный характер, но анализ данных — это её конёк.

— Твоей подруге?

— Ну, честно говоря, мы с ней не так уж близки. Просто виделись несколько раз на финалах чемпионата «Король самодельных вычислительных машин», который проводит департамент механики Софии.

— Что это за чемпионат такой?!

— Его участники — настоящие фанатики вычислительных машин со всего континента. Целых полторы тысячи человек.

— Ой-ёй-ёй, даже это число какое-то странное! Да в Софии стражей меньше!

«Впрочем, такие знакомства очень в духе Эйри…»

— Ладно, это не так важно. Я раньше не знала, что она работает в Софии. Мы случайно столкнулись в коридоре и поздоровались.

— А, понятно, значит, она из департамента механики?

— Нет, я не спрашивала. Мне вообще было не интересно, где именно она работает, — сразу же покачала головой Эйри. — Для начала попробуй её поискать. Я тоже посмотрю списки сотрудников башни. Вот, собственно, и всё.

С Илис на шее и каким-то недоделанным прибором под мышкой Эйри вышла из комнаты.

Шелтис проводил невысокую девушку взглядом.

— Фух…— тяжело вздохнул он, оставшись один в полной тишине.

«Интересно, как там дела у Юми?»

Облокотившись на стоящий рядом стул, Шелтис вспомнил жрицу.

«Последний раз мы виделись две недели назад, когда она ночью тайно пробралась ко мне в госпиталь.

Я, конечно, понимаю, что жрицы всегда очень заняты, но надеюсь, Юми не перетрудится и не повредит себе здоровье».

— Получается, вот такое вот беспокойство — тоже часть работы «львов»?

«Львы» должны не только защищать жриц, но и заботиться об их душевном здоровье. Об этом юноша узнал на безымянной лагуне, куда летал на миссию вместе со своим другом-«львом» Леоном и бывшей послушницей Моникой.

По прежнему опираясь на стул, Шелтис уставился в потолок, недовольно закусив губу.

— Какие ещё «львы»… даже регулярным стражем стать не так просто.

«Чтобы перейти в регулярные стражи, необходимо создать отряд минимум из трёх человек и выполнять миссии. Но я-то ещё даже в отряд не вступил».

Хотя Шелтис пообещал девушке, что станет её защитником, сейчас у него на пути стояла система рангов Софии.

«Я не хочу заставлять Юми ждать. Мне нужно быстрее перейти в регулярные стражи, чтобы она больше обо мне не беспокоилась».

Юноша всем сердцем желал стать регулярным стражем, но прямо сейчас ему было некуда направить свои бурлящие чувства, и оттого раздражение копилось внутри него, словно снежный ком.

— Я знаю, что спешить нельзя, но время и правда убегает слишком уж быстро.

Светящиеся синим цифры электронного календаря на столе показывали сегодняшнюю дату.

«Уже пришло то самое время…»

Приближалась церемония передачи Ледяного Зеркала.

С возвращения юноши в Софию прошёл уже целый месяц. И вскоре королева должна была передать жрицам управление барьером.

Часть 2

Имитирующие солнечный свет лампы ярко освещали коридор башни.

Из расположенных под потолком динамиков лились птичьи трели и шелест листвы. Это были не искусственно синтезированные звуки, а естественные напевы, записанные в природном секторе летающего континента.

Птичьи голоса, грохот водопада, журчание реки, стрекот насекомых, величественный морской шум — самые разнообразные приятные звуки природы заполняли двести восемьдесят седьмой этаж Софии, предназначенный для четвертой и пятой жриц.

— У-у… Э-э… Что же мне делать…

По коридору шла одна из этих жриц, облаечённая в церемониальное белое одеяние, Юми Эль Суфлениктоль, девушка с изумрудно-зелёными глазами и светло-золотыми волосами.

В левой руке она несла маленькую записную книжку, а в правой — ручку. С напряжённым выражением на милом лице Юми записывала что-то в книжку, но потом сразу же зачёркивала. И так много раз подряд.

— Т-а-а-ак… «Я благодарна вам всем за то, что вы собрались здесь сегодня, несмотря на огромную занятость»?.. Чересчур формально. Тогда может «Большое спасибо, что вы собрались!»?... Мне так будет попроще, но это уж слишком буднично… Ох, с меня хватит! Пусть кто-нибудь займётся этим вместо меня! — убедившись, что в коридоре никого нет, во весь голос закрикнула девушка. — Вот беда… завтра-то уже близко.

На следующий день должно было состояться важнейшее для жриц событие, проходящее каждый месяц — церемония передачи управления Ледяным Зеркалом. С этого момента ближайшие три дня их задачей было поддерживать барьер вместо королевы.

В этот раз главную роль в поддержании Ледяного Зеркала взяла на себя старшая жрица Меймел. Среди жриц она занимала второе место и лучшего всех справлялась с заклинаниями типа «барьер». Волноваться было не о чем. Даже если бы вдруг что-то случилось, Юми и Сюнрей готовы были в любой момент прийти на помощь Меймел.

«Да, нам волноваться не о чем. Но этого нельзя сказать о стражах Софии и обычных людях из жилых кварталов».

Ровно месяц назад, во время передачи барьера от королевы жрицам, фантомы прорвали Ледяное Зеркало и атаковали летающий континент.

— Ну естественно, мы ведь ответственны за то вторжение. Конечно же, все будут волноваться, не произойдёт ли подобное снова…

Разумеется, жрицы не собирались повторять прежних ошибок.

В заклинание барьера были добавлены новые ритуалы, а используемые в нём волны синрёку изменены и усилены. Даже если бы фантомы собирались прорвать Ледяное Зеркало ещё раз, прошлый метод уже не сработал бы.

Однако говорить об этом не было смысла, обычные люди не поняли бы тонкостей построения заклинаний. Для того чтобы унять их беспокойство требовался другой способ.

— И вот поэтому я должна выступить с речью на тему «теперь всё будет в порядке»… ох, это уже слишком…

Юми нервно шагала по коридору.

Неизвестно, кто именно, но скорее всего, директор какого-то департамента башни в последний момент принял решение, что одна из жриц должна выступить перед сотрудниками Софии, чтобы засвидетельствовать успешную передачу управления барьером.

Меймел брала на себя поддержание Ледяного Зеркала, поэтому обратиться с сообщением об успехе была вынуждена оставшаяся в запасе Юми. И девушка чувствовала, что от неё ждут не простого сообщения, а достаточно серьёзной речи.

— Что же делать… Я ведь не умею выступать перед публикой…

Местом для выступления назначили открытую тренировочную площадку. Предполагалось, что речь Юми услышат не только тысяча с лишнем стражей Софии, но люди из жилых кварталов, куда её должно были транслировать официальное представительство башни. Мероприятие намечалось очень серьёзное.

От одной мысли о нём Юми краснела до ушей.

«Я сегодня точно заснуть не смогу. С таким напряжением ну никак не уснуть».

Ещё чуть-чуть и она просто обхватила бы голову руками и закричала… но вдруг замерла.

«Кстати… Я же буду выступать перед всеми стражами…

Значит, и перед Шелтисом? Придёт ли он послушать мою речь?»

Юми вспомнила о друге детства, получившем тяжёлую травму, сражаясь с фантомом на далёкой лагуне.

Она всё время беспокоилась о его состоянии, но жрица не могла спуститься в госпиталь лишь для того, чтобы проведать простого кадета. Пока Юми подыскивала свободное время и придумывала причину для визита, пролетело уже две недели.

— Как я хочу его навестить…

«Он ведь так старается ради меня. И поэтому же он получил ту травму. А я проведала его всего один раз».

Юми занимала самый высокий, можно сказать, абсолютный пост в Софии, а Шелтис — самый низкий. В иерархии башни они были слишком далеко друг от друга. Они не могли даже просто поговорить в более-менее людном месте.

— Всё-таки… я тоже виновата в том, что он так напрягается.

«Мы с ним друзья детства, поэтому я ничего и не замечала. Но если подумать, в последний месяц его нагрузки были слишком велики.

Он ведь хочет стать «львом» потому, что обещал меня защищать.

Он сумел вернуться в Софию после изгнания, стал простым кадетом, отправился на миссию и получил ту рану в бою с фантомом…

Разве можно мне просто смотреть, как старается Шелтис, и ничего для него не сделать?

Разве могу я просто ждать, пока он заберётся на вершину башни?

Нет, я хочу не этого!»

Юми прижала обе руки к груди.

— Прошу, пожалуйста, не перенапрягайся.

«Я всего лишь хочу сказать, что тебе не нужно так себя загонять. Я лучше кого-либо ещё знаю, как много сил ты прикладываешь. Поэтому я и прошу: не надо так спешить и загонять себя ради меня.

Я просто хочу тебе это сказать, и всё».

— Что же… это за чувство?...

«Забота о друге детства, как и прежде?.. Да, и она тоже, но…»

Юми и сама не понимала, что за ощущение зародилось внутри неё. Оно напоминало не то дрожь, не то волнение и никак не утихало.

Девушка всё же попыталась как-то его назвать, но вдруг…

Её неясные мысли были сметены в сторону чьим-то голосом.

— Э-э… Сюнрей, не убегай. Не надо стесняться, всё будет хорошо.

С другого конца коридора донёсся тягучий слащавый голос старшей жрицы.

— Но если кто-нибудь меня увидит…

— Не волнуйся, этот этаж предназначен для жриц и «львов». Сотрудники башни заходят сюда очень редко.

Две жрицы разговаривали о чём-то непонятном.

Одной из них была высокая привлекательная женщина с ярко-изумрудными волосами, а второй — низкая девушка с детскими чертами лица, одетая в бело-красное одеяние.

Это были вторая жрица, Меймел, и четвертая жрица, Сюнрей. Насколько могла видеть Юми, Сюнрей в смятении убегала от гоняющейся за ней с бумажным пакетом в руках Меймел.

— Хи-хи, поймала! Итак, Сюнрей, ты готова?

— Н-нет, я н-не хочу это надевать…

— Ну же. Оно точно тебе подойдёт.

Крепко удерживая Сюнрей за руку, старшая жрица достала из пакета одежду.

Это оказалось роскошное светло-розовое платье из тончайшего, почти прозрачного, шёлка. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, насколько мастерски его сшили.

— Оно же просвечивает…

— Это называется мода. Ты всё время носишь кимоно, но стоит иногда и в одежде сверстниц из жилых кварталов походить.

— Но оно же с открытыми плечами… — упорно пыталась отвертеться Сюнрей, пристально разглядывая предлагаемое ей платье.

Наверное, в сравнении со своим обычным одеянием, в нём девушка ощущала бы себя так, словно вышла на люди в одном белье.

— Послушай, Сюнрей. А что если в нём ты понравишься Леону больше?

— Леону?..

До сих пор Сюнрей отчаянно пыталась вырваться из рук Меймел, но при упоминании её партнёра резко застыла.

Сюнрей настолько боялась других людей, что опасалась даже ходить в одиночку по коридорам Софии. Но этот мечник был единственным мужчиной, которому она полностью доверяла.

— Именно. Почему бы тебе не встретить его в этом платье, когда он вернётся из отъезда? Наверняка он очень удивится, увидев тебя в новой одежде. Его сердце точно забьётся быстрее.

— Н-но… — цепляясь за последнюю ниточку разумных мыслей, попыталась отказаться Сюнрей.

Однако Меймел ответила ей широкой улыбкой:

— Знаю-знаю, одной тебе будет неловко, так? Не беспокойся, потому что… Для Юми я приготовила нечто ещё более замечательное.

— И для Юми тоже?..

— Конечно, я же понимала, что одной в такой одежде ходить неудобно. А теперь посмотри-ка.

Меймел вытащила из пакета ещё одно платье.

В отличие от предложенного Сюнрей, это оголяло кожу более умеренно, однако по бокам в подоле тянулись глубокие вырезы, почти до самых бедёр, и к тому же оно было облегающим, а значит выразительно подчёркивало все изгибы тела.

— Это очень… — сглотнув слюну, неуверенно пробормотала Сюнрей.

Меймел с довольным видом пустилась в объяснения:

— Его тайно сшили по моему заказу специально для Юми. Вот, посмотри, насколько глубокие тут вырезы. А ещё оно так плотно облегает всё тело. Невероятно красиво выглядит. Только представь, как Юми будет выглядеть в этом платье.

— Невероятно…

— Вот именно. У неё не по годам роскошные бедра и грудь. Кстати-кстати, я тайно подглядела её размеры и совершила поразительное открытие — она всё ещё растёт! В этом платье она мгновенно очарует всех мужчин. Пора готовиться к рождению сильнейшей жрицы.

— Угу…

— Вот, ты всё поняла. А раз так, ничего страшного в том, что ты наденешь своё платье, нет. Всё будет хорошо, как ты сама видишь, платье Юми куда более…

Договорить Меймел не дали…

— Да кто же такое наденет?!

— …откровенное, чем… А-а-ай!

Брошенная Юми записная книжка попала точно в висок старшей жрице.

— Ю… Юми?.. Ты так повзрослела. Просто изумительная внезапная атака.

—Меймел! Перестань учить Сюнрей своим странностям!

Юми встала между двумя жрицами, будто закрывая Сюнрей от Меймел, на лице которой возникла какая-то подозрительная улыбка.

«И вот так каждый раз, когда я молчу и не вмешиваюсь».

— Эх… я-то думала, вы о что-нибудь важное обсуждаете, и внимательно слушала.

Совсем рядом находилась дверь в комнату Юми. Проще говоря, Меймел и Сюнрей затеяли этот фарс буквально у неё на пороге.

— И вообще, Меймел! Завтра госпожа Сала передаст тебе управление Ледяным Зеркалом. Как ты можешь оставаться настолько беспечной? Я вот… Я вот уже два дня спать не могу, всё думаю о завтрашней речи!

— Плак-плак… Юми на меня рассердилась, — притворно захныкала старшая жрица.

— Так, Мей-мел! Хватит уже этих…

— Действительно. Пора перейти к серьёзному разговору.

— Э?..

Меймел в одно мгновение сменила фальшивые слёзы на широкую улыбку, от которой явно веяло угрозой.

— Я должна кое о чём рассказать вам с Сюнрей. Сюнрей я нашла сразу, а вот тебя в комнате не оказалось, вот нам и пришлось тебя ждать. Сначала я не хотела вам ни о чём говорить, так как это дело у-у-ужасно скучное, проблемное и запутанное; от одной мысли о нём грустно становится. Но раз ты настаиваешь на серьёзном разговоре, делать нечего — придётся всё объяснить.

«Не может быть…»

Юми показалось, будто по её щеке скатилась капелька пота.

«Неужели все эти шутки Меймелы были нужны для того, чтобы меня выманить?»

— Э… э-э… Я тут вспомнила об одном очень важном деле.

— Хе-хе, сбежать не получится!

Юми попыталась было проскочить в комнату, но Меймел крепко ухватила её за плечо.

— Т-так нечестно! Значит, всё это было просто ловушкой!?

— Ну-ну, не расстраивайся. Между прочим, это дело касается правительства… и твоего друга Шелтиса.

«Правительства и Шелтиса?..»

Юми тотчас же вспомнила о событиях двухнедельной давности.

— Ты имеешь в виду ту лагуну?

— Именно. Ту самую лагуну на территории правительства, которую отряд с Леоном и Шелтисом обследовал по приказу госпожи Салы. Вы ведь обе читали отчёт Леона?

— Я его видела, — после небольшой заминки подтвердила Юми.

Правительством называлась крупная организация, занимающаяся всеми вопросами управления.

София во главе с королевой и жрицами защищала летающий континент от фантомов, а правительство под руководством сенаторов издавало законы и следило за их соблюдением.

София символизировала тайну, а правительство воплощало собой порядок.

Задачей обеих организаций было обеспечение нормальной жизни на летающием континенте… Однако простые жители почитали только королеву жриц, что не очень-то нравилось правительству.

Со временем это вылилось в неприкрытое противостояние.

В итоге, правительство перенесло свой штаб, прежде располагавшийся на летающем континенте, в дальний уголок летающего архипелага. По слухам, на своей территории оно вело независимые научные исследования и технические разработки.

— Значит, его содержание вам известно? — спокойно, но в то же время с нажимом спросила Меймел.

Её тон не допускал ни возражений, ни вопросов.

— Да…

На неотмеченной на картах лагуне Леон и Шелтис нашли спрятанную лабораторию. Внутри неё обнаружился скрытый подземный этаж, в глубине которого располагался огромный резервуар с фантомом внутри.

— Насколько я помню, на прошлой неделе София отправила правительству официальный запрос, но резервуар с фантомом там не упоминался, только скрытая лаборатория.

— Верно. Сегодня утром мы получили ответ, но есть небольшая проблема. Во-первых, они не ответили ни на один наш вопрос. А во-вторых, потребовали объяснений и официальных извинений за то, что наш корабль вторгся на их территорию.

— Весьма дерзко с их стороны…

Юми и представить себе не могла, что в официальном документе правительство не только полностью проигнорирует вопросы Софии, но и потребует извинений.

— Ну, мы будем разбираться со всем спокойно и последовательно. Главная проблема в другом. В ответе правительства есть фраза : «Множественные случаи нарушения воздушного пространства в последние годы, включая и последний инцидент, — неприемлемы».

«Множественные случаи?..»

Юми и Сюнрей переглянулись, осознав, что именно привлекло внимание Меймел.

— Это очень странно. Наш корабль пролетел на территорию правительства без разрешения только в этот раз. Экстренные посадки, конечно, иногда случаются, но разве что раз в год.

— Да, это-то меня и заинтересовало. Информация Софии явно расходится с данными правительства. Очевидно, что кто-то ошибается, но обе стороны готовы настаивать на своей правоте. Интересно, что же происходит на самом деле?

— Ага…

Юми знала обо всём происходящем в Софии, поэтому не сомневалась, что в документах башни ошибок нет. Но означало ли это, что правительство ошиблось?

— А ты сама-то что думаешь, Меймел?

— Я? Ну…

Приложив палец к чарующим губам, старшая жрица замолчала. Юми и Сюнрей терпеливо ждали, когда она вновь заговорит.

— Пожалуй, нет…Пока ещё рано о чём-то говорить, — усмехнулась Меймел и развернулась спиной к двум девушкам.

— Э-э… что? Так долго тянуть и потом ничего не сказать? Так нечестно!

— Нет-нет-не-е-ет, это пока секрет. Мне ещё нужно кое-что уточнить у госпожи Салы… Между прочим, Юми, у меня возник к тебе другой вопрос.

Губы Меймел растянулись в широкой улыбке. Но не опасной, как прежде, а скорее, лукавой.

— Тебе же завтра выступать с речью перед всей Софией, верно? Перед многими тысячами людей.

— Ну, так предполагается…

— Вот и я подумала, что ошибки в настолько важном деле недопустимы. Естественно, тебе необходима репетиция. Как старшая жрица, я считаю своим долгом помочь младшей в подготовке, чтобы та не допустила оплошности.

— И ч-что это значит?..

— Очевидно же: тебе предстоит очень-очень весёлая репетиция. Мы с Сюнрей будем твоими слушателями, а ты читай речь как на настоящем выступлении. О, и конечно же, не забывай улыбаться.

Меймел уже с трудом сдерживала смешки.

Яркий огонёк в её глазах ясно показывал, что ей очень хочется подразнить Юми, которая будет, едва вынося стыд и волнение, читать вслух заготовленную речь.

«Дело плохо».

— Н-но я ещё не до конца всё продумала…

— Ничего страшного. Вот сейчас всё и продумаешь. А кстати, у меня возникла отличная идея. Раз уж я приготовила тебе такое платье, почему бы тебе в нём не выступить? Все мужчины Софии будут прожигать тебя взглядами.

Меймел вновь достала из пакета то самое платье.

— Э… А-а-а-а?!

«Не может быть… Выступать с откровенно постыдной речью и в таком… таком постыдном наряде… Нет, это просто немыслимо. Если Шелтис меня в нём увидит, я ему до конца жизни не смогу на глаза показаться.

Надо бежать!»

Приняв решение, Юми смахнула с плеча руку Меймел и тут же пустилась в бега.

— Я вспомнила об одном срочном деле!

— Э-эй! Юми, подожди! Сюнрей, в погоню!

— Они обе, как всегда, такие энергичные… — только и смогла вздохнуть Сюнрей, глядя как две жрицы увлечённо играют в кошки-мышки.

«Эх, Леон в отъезде, так что мне стоит, наверное, вернуться в комнату и отдохнуть… Э, что?»

Внимание Сюнрей привлекла внезапно заморгавшая электронная доска объявлений. На ней отображалась светящаяся надпись «конференц-зал». Моргание означало, что собрание не было запланированным. Этот сигнал использовался только в экстренных случаях.

— Двести шестидесятый этаж?

Этот этаж находился под управлением департамента обороны, а следовательно на экстренное собрание созывали элитных стражей и всех командиров отрядов.

«Что происходит?..»

Но поскольку Леона не было рядом, Сюнрей так и не поняла значения моргающей доски объявлений.