Том 1    
Заключительная глава: Соприкасающиеся пальцы


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
lover_varfor
1 мес.
Спасибо за перевод!
couguar
1 мес.
Возможно, я не прав, что позиционирую Эдем-Илис продолжениями песнопевца, но всё-таки я считаю, что они связаны достаточно тесно, чтобы быть частью одного проекта
shed
1 мес.
Подскажите пожалуйста, эта серия книг является продолжением СП или она только берёт оттуда песнопения?
couguar
1 мес.
>>46214
Она берёт механику песнопений, некоторые наименования и часть персонажей (первого персонажа из песнопевца вы увидите на чб иллюстрации в следующем томе).
Прямым продолжением её назвать нельзя, но вселенная безусловно общая.
Для понимания Эдема песнопевец необязателен, но все читавшие найдут ОЧЕНЬ много приятных отсылок, которые имеют смысл в сюжете. Первая (очень явная) будет в конце заключительной главы. Ждите.
Отредактировано 1 мес.
lastic
2 мес.
Спасиб

Заключительная глава: Соприкасающиеся пальцы

Часть 1

Небо почернело. Тёмно-фиолетовый туман, исходящий от тел фантомов, закрыл солнце, поэтому видимость, быстро ухудшилась. Город поглотила тьма, в которой невозможно было ничего разглядеть и в метре от себя…

Все внимание! Я сейчас разгоню туман. Будет очень ярко.

В голове у Ран прозвучало телепатическое сообщение от Меймел.

В следующую же секунду девушка-«лев» сощурила глаза от осветившего небо мощного сияния. Испуская лазурный свет ярче лучей солнца, огромный барьер из синрёку расширился во все стороны и разогнал закрывавший небо дым.

Ослепительно белое солнце осветило десятки фантомов. Всё это были наземные особи, у которых из окутывающего тело тумана то выглядывали, то снова исчезали четыре конечности. Размерами фантомы различались: от маленького котёнка до гигантского льва.

Oe/ Dia =U xeph cley, Di shela teo phes kaon

Вызывающая холод во всём теле волна проклятий, от одного звука которых могли сгнить барабанные перепонки, прокатилась по округе.

Матеки, особая сила фантомов, почти пришла в действие, но…

— Поздно!

От громких ударов ног дорога пошла трещинами.

Ран подскочила к фантому ещё до того, как световые нити матеки успели прийти в действие. Обладавшая сверхчеловеческими рефлексами и мускулами девушка двигалась так быстро, что уже в первую секунду бега за ней невозможно было уследить глазами.

Матеки раскрылось подобно вееру, и закрыло фантома от удара

«Защитный барьер?..»

Ран занесла наполненный синрёку кулак и со всей силы ударила по барьеру и… её руку тут же отбросило назад. При столкновении матеки и синрёку, то есть двух противоположных сил, происходило отторжение.

— Не смей мне мешать!

Ран продавила кулак сквозь отторгающую силу. Светящаяся фиолетовая преграда разрушилась. Прорвавшийся сквозь барьер кулак девушки сдул туман фантома и попал по находящемуся в центре его тела кристаллу-ядру.

Фантом исчез с пронзительным воплем.

— Эх, сделать бы что-нибудь с этим отторжением, — пожаловалась Ран, помахивая онемевшей из-за отдачи рукой.

Хотя победить фантомов можно было только с помощью синрёку, удар девушки-«льва» значительно потерял в силе из-за отторжения между синрёку в её кулаке и матеки барьера.

— Но ведь именно благодаря ему жрицы в безопасности, — спокойно заметила Меймел.

— Да знаю я… — с кислым видом согласилась Ран.

Отторжение матеки и синрёку работало в равной степени и на людей, и на фантомов. Даже если бы какой-нибудь фантом атаковал Меймел, из-за отторжения его удары стали бы намного слабее.

«А у Меймел хватает сил на пререкания со мной…»

Ран мысленно улыбнулась от облегчения.

— Вот только… им лишь София нужна.

Девушка в одиночку уничтожила десять фантомов, неподалёку от неё врагов осталось не так уж и много. Однако проблема заключалась в том, что целью чудовищ были не жилые кварталы. Фантомы старались избегать боя со стражами и рвались к белой башне. Ран точно знала, что мимо линии обороны проскочили уже десятки фантомов. Девушка-«лев» потеряла всякое желание подсчитывать точную цифру.

«Больше их пропускать нельзя…»

Закусив губу, Ран прыгнула и, оттолкнувшись от фонарного столба, взлетела ещё выше в воздух. Сбив двух крылатых фантомов пинками, она спикировала вниз и, пользуясь импульсом от падения, ударила кулаком по находящемуся прямо под ней врагу. Три кристалла-ядра разбились ровно в один и тот же момент.

— Ну хоть чуть-чуть помень…

Ровно в ту же секунду, как девушка собралась вытереть со лба крупные капли пота, страж неподалёку от неё пронзительно закричал.

— А… У… А… А-а-а-а-а-а!

Это был не крик агонии или страх, а какой-то безумный вопль.

Страж начал размахивать двумя мечами из стороны в сторону, не разбирая враг рядом или союзник. На затылке у него виднелось смутное облачко тёмно-фиолетового дыма.

— Контроль разума!..

Одним из многочисленных свойств матеки была способность ввергать проклятого им человека в панику. Хотя этот эффект не угрожал жизни заражённого напрямую, в хаосе боя он представлял даже большую опасность, чем разложение или яд. Особенно опасными были случаи, когда с ума сходил опытный страж. Даже просто беспорядочно размахивая мечами, он представлял угрозу для всех остальных.

— Меймел, я его схвачу, а ты очисти!

«Пока я буду занята, фантомы прорвутся мимо, но с этим проклятием обязательно нужно разобраться».

Ран подавила собственное нетерпение и двинулась к подчинённому…

— На очищение сейчас нет времени.

И вдруг перед ней возник юноша с тёмно-рыжими волосами.

Окружающие стражи даже не успели окликнуть незваного гостя. Юноша уклонился от двух мечей обезумевшего воина ровно в последний момент, а затем в одно мгновение оказался у него за спиной и ловко ударил его по затылку. Потеряв сознание, мечник растянулся на земле.

— Когда сталкиваешься с контролем разума в таком беспорядочном бою, оглушить человека — самое простое решение. Не так ли? — широко улыбаясь, спросил юноша.

— Э? А… да, — кое-как придя в себя, согласилась Ран и сразу же помотала головой.

Разумеется, она тоже знала о названном юношей методе.

Но в то же время она понимала и то, насколько трудно, зайти за спину мечнику из Софии и оглушить его. Попасть под удар было проще простого.

Ран была командиром, поэтому она предпочла более надёжный способ.

«А кстати, кто это вообще такой?

Он уклонялся очень плавно и как будто знал радиус поражения мечей, Многие ли стражи Софии кроме «львов» смогут повторить такое?»

— Э-эй! Ты…

«Очевидно, что он не просто случайный прохожий. Но тогда кто он?»

— Ну всё… остальное на вас!

— Э-эй, стой! Не смей убегать!

Не обращая внимания на взгляды окружающих, юноша повернулся к Ран спиной и побежал. Он спешил к громадному мотоциклу, одного взгляда на который хватало, чтобы понять: машину нелегально модернизировали.

— Шелтис, чем ты вообще занимаешься?! Мы не в той ситуации, чтобы куда-то заезжать! — выкрикнула сидящая за рулём девушка в рабочем комбинезоне.

«Шелтис?..»

Ран показалось, что она уже слышала это имя. И к тому же совсем недавно.

Затем она вспомнила рассказ жрицы: «Шелтис — это мой друг детства».

— Не может быть… Эй! Это ты друг Юми?...

Ран даже не успела протянуть руку вперёд, усовершенствованный мотоцикл пронзительно взвизгнул и сорвался с места.

«Неужели это он упал в Эдем?..»

***

— Ше-е-ел-ти-и-ис? Определись уже, нам надо спешить или куда-то заглядывать?

Молча кивнув заметно недовольной Эйри, Шелтис запрыгнул на мотоцикл.

— Извини, просто я хотел получить оружие до того, как мы поедем в Софию.

С этими словами он показал девушке два тонких меча в белых ножнах. Их Шелтис позаимствовал у оглушённого им мечника, пока окружающие стражи не успели разобраться в ситуации.

— Вау. Сначала взлом компьютера, а теперь кража. Ты постепенно превращаешься в преступника, Шелтис!

— Я потом их верну. Ах да, ножны мне не нужны!

Шелтис выбросил пустые ножны из несущегося на полной скорости мотоцикла. В руках у него остались два меча с лезвиями из сияющего синим светом льда. Сделанные из кристаллов Ледяного Зеркала клинки несли в себе мощное синрёку.

— Ого, красиво. Прямо как кристаллы. У всех стражей Софии такое оружие?

— У большинства. Всё-таки оружие без синрёку на фантомов не действует.

Шелтис поднял меч и посмотрел сквозь него на солнце. В похожем на зеркало сверкающем лезвии отразились виды города… И на этом голубом пейзаже показалась маленькое чёрное нечто.

— Эйри, налево!

— Чего?

— Не спрашивай, скорей рули влево!

Мотоцикл занесло. В ту же секунду, как колеса завизжали от слишком резко поворота, стена дома по правую сторону дороги внезапно обрушилась.

Из разлагающейся стены показалось странное чудище.

— Эйри, держи эту скорость. Что бы ни случилось, езжай только прямо.

— Н-но нас же догонят.

— Делай, что я говорю!

Зверь до ужаса быстро приближался. Он в мгновение ока приблизился к мотоциклу, несущегося на скорости двести километров в час, затем напряг странного вида лапы и резко прыгнул вперёд. Чудовище пыталось приземлиться прямо на мотоцикл и раздаваить его своим телом… Но в тот же момент Шелтис выпрыгнул со своего сиденья. Туманный зверь и юноша с двумя клинками промелькнули мимо друг друга. А затем…

По городу разнёсся несравненно красивый звон колокольчика, услышав который единожды, можно было позабыть обо всём и слушать его вечно. Потеряв кристалл-ядро, чудовище из тумана замерло прямо в воздухе.

— Опасно было. Сразу не видно, где скрываются эти фантомы.

Вслушиваясь в мелодию, которая подтверждала уничтожение фантома, Шелтис приземлился обратно на заднее сиденье мчащегося вперёд мотоцикла.

— Победил его?..

— Да. Но это только начало. Добравшиеся до Софии должны быть намного сильнее.

«Фантомы очень сильно различаются по способностям. У них может быть абсолютно одинаковый вид, но при этом у одного из них будет в десятки раз более мощное матеки. Их силу невозможно оценить пока не вступишь в бой.

А сейчас начинается основное сражение».

Вдали показались гигантские ворота, за которыми начиналась территория белой башни.

— Ну что, прорываемся!

Пробив никем не охраняемые ворота, трёхколёсные мотоцикл полетел по обустроенным лужайкам.

Большая часть травы сгнила и почернела, а внешняя стена и металлические перегородки расплавились. Сомнений быть не могло: фантомы уже вторглись в Софию.

«Сколько здесь прячется фантомов — непонятно. Людей пока не видно. Наверное, все сотрудники Софии, кроме стражей, спрятались в укрытие ещё до атаки фантомов».

— Ну и, куда едем? Прямо сквозь главные ворота на первый этаж?

— Нельзя. Там должна быть линия обороны.

«Весь первый этаж — это гигантский холл. Встретить фантомов там удобнее всего. Наверняка там стоит такая оборона, что и мышь мимо не проскочит».

— Эйри, на следующей развилке сворачивай направо. Следуй вдоль внешней стены башни.

— Принято.

Мотоцикл помчался огибать по периметру гигантскую белую башню, закрывающую собой почти всё поле зрения.

В диаметре связующий небеса дворец насчитывал несколько сотен метров. Для тех, кто ехал вокруг него по гигантской дуге, белые стены казались почти бесконечными.

— Докуда нам ехать? Раз мы не можем войти через главный вход, попробуем запасные с на западе или юге?

— Нет… Вон, видишь те красные двери! Остановись у них!

На боковой поверхности башни виднелись массивные двойные двери. В отличие от сияющих под лучами величественных главных врат, эти металлические двери были выкрашены в строгий тёмно-красный цвет.

— Надеюсь, пароль ещё не поменяли…

Шелтис подошёл к установленному рядом с дверьми электронному терминалу и ввёл сложный пароль из нескольких десятков цифр. Надежно запиравший двери электронный замок отключился, и они разошлись в разные стороны.

— Хе-э, так это лифт? Стены кажутся ужасно прочными, — постучав по стене и послушав отзвук, заметила Эйри.

Это было небольшое пустое помещение прямоугольной формы. Единственным предметом в помещении был выцветший ковёр на полу, а всё остальное имело неживой металлический оттенок.

— Что это за механический звук?.. Не может быть, катапульта?

— Верно. Это механическая пушка, предназначенная для забрасывания тяжёлых предметов в сотни килограммов на двести сороковой этаж. На людей она не рассчитана, но сейчас нам придётся пойти и на это безумство.

Обернувшись, Шелтис увидел, как массивные двери снова закрылись.

«Обратного пути больше нет… Только вверх, на двести сороковой этаж, а затем ещё дальше, до самой вершины».

— Эх, и правда, самый короткий маршрут. Получается, нас запустят вверх как ракету?.. Юто, крепко держись за поручни. Это будет опасный полёт.

Эйри положила руку на рычаг, управляющий механизмом выстрела. Встав рядом с ней, Юто крепко прижалась к ограждению.

— Поехали, Шелтис?

Юноша опустил руки, в которых сияли синевой два клинка и посмотрел вверх. В потолок и дальше сквозь него… На самую вершину двухкилометрой башни. Там, где его ждала она.

— Запускай, Эйри.

«Я поднимаюсь… Чтобы вернуть себе всё, что оставил в этой башне два года назад».

Часть 2

Где-то сбоку мелькнула чёрная тень.

Ещё не успев понять, что это, Леон, следуя голосу интуиции, отпрыгнул в сторону. В ту же секунду куртка у него на плече порвалась от удара, а несколько волокон ткани обгорели и сгнили.

Окутанный туманом зверь полз, издавая странные стоны. Его конечности грязного цвета беспорядочно пульсировали, а на их концах сверкали кривые когти. Чудовище прыгнуло вперёд, но в ту же секунду тяжёлый меч Леона рассёк и его когти, и само тело.

Лишившись кристалла-ядра, фантом растаял в воздухе.

Парень не успел даже вздохнуть с облегчением, как висящая у него на груди Илис крикнула:

Леон, сзади!

В отполированном до блеска лезвии меча отразилось всё, что было позади парня. Ещё один фантом находился опасно близко.

— Раз!

Леон через силу крутанул всем телом.

Однако тёмно-фиолетового зверя сзади не оказалось. Леон увидел перед собой только оплавившийся пол, от которого исходил странный дымок, — неоспоримое доказательство того, что фантом там был.

«Сверху?!»

Над тобой!

Ещё не успев осознать предупреждение Илис, Леон уже напряг руки, в которых крепко сжимал меч.

— Ха!

Монструозный меч был размером с самого Леона. Острота, вес, разрушительная сила этого меча были идеальны для сокрушения врагов. И парень владел им мастерски, словно продолжением собственной руки

Леон без труда взмахнул сияющим синевой лезвием вверх.

Наполнённый синрёку тяжёлый меч столкнулся с сияющими от матеки когтями фантома. Оружие Леона легко срезало когти противника и устремилось к нему самому… И вдруг всё тело фантома засияло тёмно-фиолетовым светом и перед ним поднялся защитный барьер.

Между матеки барьера и синрёку клинка столкнулись друг с другом, и вскоре меч отбросило назад.

Леон, барьер этого противника достаточно мощный. По моим оценкам, пробить матеки барьера с одного удара будет слишком сложно. Рекомендую нанести несколько последовательных ударов, чтобы постепенно ослабить его.

— На это… нет времени!

Стиснув зубы с такой силой, что во рту выступила кровь, Леон упёрся ногой в пол. Не обращая внимания на скрежет мышц в плечах, парень взмахнул гигантским мечом.

Барьер матеки разбился на части, словно стекло. У фантома, пытавшегося в это время заново отрастить когти, не осталось времени на реакцию — меч вонзился в кристалл-ядро, расположенное в самом центре его тела.

Ну что тут скажешь… поразительная сила.

— Дорога каждая секунда. Я готов немного перестараться.

В большом зале на двести сорок первом этаже Софии находилась последняя, за исключением двух жриц в соборе, линия обороны от фантомов, однако даже здесь ситуация была крайне тяжёлой.

Попавшие под удар матеки и теперь ожидавшие лечения люди лежали в углу зала, а среди остальных стражей, едва стоявших на ногах от усталости, большинство было серьёзно изранено. Те, кто ещё были способны сражаться, сдерживали напор фантомов в разных частях этажа, никто из них не мог отвлечься даже на приказы своего командира.

— Сюнрей, Юми… простите, мы вынуждены положиться на вас.

Хотя Леон мог с гордостью заявить, что сдержал на двести сорок первом этаже большое число фантомов, некоторые из туманных чудовищ всё же прорвались выше.

— «Лев» Леон, линию обороны на первом этаже снова прорвали! Больше двадцати фантомов поднимаются к нам по шахте лифта!

«Они всё никак не закончатся…»

Когда Леон услышал отчаянный доклад, во рту у него разошлась горечь.

Бесчисленные фантомы продолжали подниматься с нижних этажей. И дело было не только в их числе. Все прорвавшиеся сквозь оборону первого этажа особи обладали по-настоящему зверским матеки.

— Каков ущерб на первом этаже?

— Больше десятка заражённых матеки. А раненых… не сосчитать.

— Отправьте несколько послушниц отсюда на первый этаж. Если заражённых не очистить — они скоро умрут.

— Но послушницы этого этажа тоже на пределе…

— Возьмите хоть сколько-нибудь. Да хотя бы одного человека, кто знает заклинание очищения! — скороговоркой прокричал Леон и побежал в центр этажа.

«Дело плохо…»

Внешне «лев» сохранял спокойствие, чтобы подчинённые не почувствовали его неуверенности.

Вначале на двести сорок первом этаже держало оборону сто с лишним стражей. Причём все они были выдающимися и тренированными воинами. Однако один за другим они отступали в тыл с ранами от когтей фантомов. Послушницы, которые занимались очищением заражённых от матеки, тоже приближались к пределу собственных сил.

Когда Леон отвлёкся, чтобы смахнуть затекающий в глаза пот, на груди у него замигала Илис.

Докладываю: устройства наблюдения Софии только что засекли мощное матеки в тысяче трёхстах метров под Орби Клэр. Это крупный летающий фантом размером с небольшого дракона. Я предполагаю, что он командует стаей вторжения.

— Командует?!

«Фантомы в основном действуют независимо друг от друга. Иногда они сбиваются в небольшие группы, но я никогда раньше не слышал о командующих фантомах».

В этот раз фантомы действуют слишком слаженно: они все стараются прорваться к королеве и жрицам. Судя по тому, что они прорвали Ледяное Зеркало, когда оно ослабло, а потом сосредоточились на Софии, логично предположить, что за ними стоит мощная руководящая воля.

— И это тот фантом?

Я почти уверена в этом.

«Мы даже сейчас с трудом справляемся, а оказывается, среди фантомов есть ещё более мощная особь.

Ну и что нам делать?

Скорее всего, из всех стражей, которые сейчас в башне, с командующим фантомом могу сражаться только я.

Но хоть я и «лев», сейчас моя задача в том, чтобы защищать этот этаж. Мои подчинённые и так на пределе. Если командир уйдёт — они точно не выдержат».

— Эх, вот бы нам ещё хотя бы одного человека на уровне «льва»…

Леон знал, что это желание несбыточно, но всё равно не смог сдержаться и высказал его.

«Да, вот если бы тот ненавидящий проигрывать упрямец, мой единственный настоящий соперник, остался с нами, то…»

— Хех… даже я начал жаловаться?

Глубоко вздохнув, парень отругал себя за малодушие.

«Сейчас надо думать только о том, как перевернуть расклад сил. С командующим фантомом разберёмся потом, сначала нужно справиться с теми, которые поднимаются с нижних этажей».

Идёт вторая волна, — только и успела предупредить Илис, как углы этажа потемнели, будто их залили чернилами.

Стены стремительно разрушались под воздействием матеки.

— Враги наступают! Нельзя пропустить больше ни одного фантома!

Четыре угла этажа одновременно обрушились, из образовавшихся дыр полезли окутанные тёмно-фиолетовым туманом звери. Спустя мгновение, все оставшиеся стражи затаили дыхание, будто признавая своё поражение. Фантомов было слишком много. Они загораживали своими телами всю длину стен.

И вот, когда защитники уже почти сдались превосходящему числу врагов…

Леон, я обнаружила этажом ниже ещё одного фантома. К тому же у него достаточно мощное матеки.

— Это тот самый командир?

«Чёрт. Если сейчас ещё и командующий фантом появиться, справиться с ним…»

Нет, это не он… какой-то другой… Но…

— Илис?

Леон впервые видел, чтобы механическому кристаллу не удавалось подобрать слова.

Что это такое?… Согласно моим показаниям, обнаружено матеки, но это не фантом… Я сама ничего не понимаю, но… мне кажется, я помню это матеки.

«Помнит?..»

Времени размышлять о смысле слов Илис у Леона не было, фантомы наступали, но…

Вдруг они все развеялись, будто их сдуло взрывом.

— Ч-что?!

Леон не мог поверить своим глазам.

Внутри проклятого тёмно-фиолетового сияния, разъедающего людей, животных, всё сущее на летающем континенте, полыхнула ещё более яркая вспышка от лезвия меча.

Оставшихся фантомов подбросило в воздух. Один за другим они теряли барьеры из матеки, а потом и кристальные ядра, и растворялись, словно туман.

На этаже воцарилась полная тишина.

Все вокруг, начиная с Илис и заканчивая стражами, потеряли дар речи. А потом…

— Привет, Леон, давненько не виделись.

Спокойно стоявший внутри ядовитого света юноша с двумя мечами медленно помахал рукой.

У него были непослушные тёмно-рыжие волосы и тонкие, не мужские и не женские, черты лица, а одет он был в устаревшую чёрную церемониальную одежду Софии. Леон знал его лучше, чем кто-либо ещё.

— Ты…

Леон наконец понял, почему то матеки показалось Илис знакомым.

Его друг был точно таким же, как прежде. Ни его смущённая улыбка, ни впечатление, которое он производил, ничуть не изменились.

— Вот придурок!

Почти затухший огонек в груди Леона загорелся с новой силой.

«Почему? Почему вместо его имени мне на ум приходят одни ругательства?.. Хотя, это и к лучшему. Ведь наши с ним отношения всегда были именно такими».

— Ого, Леон, смотрю, даже тебе нелегко пришлось? — вызывающе улыбаясь, спросил юноша.

— Да ты… Как ты думаешь, по чьей вине мне приходится так напрягаться, а? — с такой же дерзкой улыбкой ответил ему Леон.

«Между прочим… я уже и забыл, когда в последний раз улыбался вот так. Не как «лев», разговаривающий с подчинёнными, а как равный равному…»

— Ты сильно запоздал с возвращением, Шелтис!

Перед ним стоял его единственный настоящий друг и соперник, два года назад покинувший Софию.

— Ага… Прости за беспокойство.

— Об этом не волнуйся. Но будь готов отработать своё опоздание по полной программе.

Леон снял с шеи цепочку, на которой висела Илис, и бросил её Шелтису.

— Давай поспеши. В соборе на двести восемьдесят первом этаже ждут Юми и моя жрица!

— Ты уверен? — с удивлением спросил юноша.

В ответ Леон развёл руки в стороны, показывая на окружающих стражей.

— Я должен командовать здесь. Всё остальное на тебе! И даже не пытайся отговариваться, что растерял свои навыки!

— Спасибо, Леон.

«Благодарить будешь потом», — собирался ответить Леон, но не успел, Шелтис продолжил говорить:

— И кстати, позаботься, пожалуйста, о вон тех двоих.

— Чего?

Шелтис кивком головы указал куда-то в сторону. Посмотрев туда, Леон увидел…

— У-у-у… с меня хватит… ни за что больше не сяду в катапульту…

— Сестрёнка Эй, ты в порядке? Тебя укачало?

…упавшую на пол от головокружения девушку в рабочем комбинезоне и взволнованно глядящую на неё маленькую девочку.

«Что?.. Откуда здесь очевидно посторонние люди?»

— В общем, оставляю их на тебе!

— Э-эй! А ну стой! Кто это такие? — прокричал Леон, но было поздно: юноша уже мчался к эвакуационной лестнице. — А у него хватает наглости скидывать на людей свой багаж…

Леон глубоко и тяжело вздохнул. Однако его недовольство продлилось недолго, всего через долю секунды он уверенно поднял голову.

— Ну и ладно. Я ведь уже давно привык к его безумствам.

Когда все сомнения и тяготы сереброволосого «льва» были сметены, его глаза стали чистыми, как у ребенка. Сейчас они горели ярче и решительнее, чем у кого бы то ни было.

— Слушайте все! У нас здесь двое гражданских. Как стражи Софии, мы должны во что бы то ни стало уберечь их от опасности!

Леон вспомнил свой прежний энтузиазм.

Как раз тех времён, когда он всем сердцем хотел стать «львом» и клялся защищать жриц. Тех дней, когда Шелтис, Юми и он сам втроём глядели вверх на Софию и намеревались добраться до её вершины.

И вот наконец их троица вновь была в полном составе.

— Не волнуйся о нас здесь. Думай только о Юми и поднимайся по башне!

Леон поднял тяжёлый меч и бросился навстречу лезущим из стен фантомам.

***

— В соборе значит?..

Шелтис бежал по бесконечно тянущейся вверх эвакуационной лестнице.

«Собор — это самый большой зал для молитв во всей Софии, занимающий весь двести восемьдесят первый этаж. Юми и жрица Леона держат там последнюю линию обороны, не давая фантомам прорваться на самый верх башни.

Времени совсем нет. Поэтому сперва надо…»

— Эй, Илис? Илис, ты тут?

Шелтис окликнул болтающийся на цепочке механический кристалл. Илис почему-то не светилась и молчала.

«Странно как-то. Раз Леон её носил, значит она нормально функционирует».

— Неужели ты до сих пор сердишься на то, что я тебя бросил? Я прошу прощения, так что ответь, пожалуйста! Я никогда раньше не забирался так высоко и не знаю дороги дальше.

Илис продолжала молчать, и Шелтиса охватило нетерпение. Два года назад он один раз поднимался до двухсот семидесятого этажа, а вот чтобы пройти дальше ему требовался проводник.

— Эм… мне очень необходима поддержка превосходной мисс Илис.

Ответа не было.

— Умнейшая и красивейшая мисс Илис, пожалуйста, помоги мне.

Ответа не было…

— Э-э… Ты самая замечательная… ты само совершенство… ты… Ох, как же это всё раздражает!

Шелтис преувеличенно тяжело вздохнул, нарушая неестественную тишину. Затем он снял с шеи цепочку и крепко сжал в руке светящийся синим механический кристалл.

— С меня хватит… просыпайся уже, развалюха!

И сразу же после этой короткой фразы…

К-к… К-к-к-к-к-к…

…в самом центре Илис зажёгся нестерпимо яркий свет.

К-кого это ты назвал развалюхой?! Ты грубиян, Шелтис!

— О, чудесно. Ты не сломана.

Ну вот… я молчала всего семнадцать секунд, а ты меня уже развалюхой зовёшь.

Изнутри Илис раздался звук, напоминающий усталый вздох, но затем механический кристалл с искусственным интеллектом начал болтать без умолку:

И вообще, мне тоже есть что тебе сказать. Много чего. И как тебе в голову пришло меня бросить? Да ещё на два с лишним года! От тебя же ни одной весточки не было. И после этого ты ещё считаешь себя моим владельцем?

— За это я прошу прощения, но у меня тоже были свои причины.

Мне это всё известно. Но в такой ситуации парень обязательно должен извиниться! Понимаешь, Шелтис? Ты взял и бросил такую милую и ранимую девушку, как я…

— Да понял я, понял. Прости за то, что оставил тебя совсем одну.

В ту же секунду кричавшая без передышки Илис полностью затихла, а потом резко сменила сердитый тон на спокойный и добрый.

Извинись и перед Юми, хорошо?

Всего лишь от этой простой фразы грудь Шелтису пронзила такая острая боль, какую не смогла бы вызывать даже тысяча сердитых выкриков.

Юми всё это время ждала тебя. Она верила, что когда-нибудь ты обязательно вернёшься, и поэтому продолжала тренироваться, даже когда тебя не было здесь.

— Угу…

Ну как, обдумываешь своё поведение? — назидательным тоном спросила Илис

Крепко сжав в руках её тело, механический кристалл, Шелтис серьёзно кивнул.

— Обдумываю. И это не ложь.

Хи-хи.

— Откуда такой подозрительный смех?

Да так, ниоткуда. Просто мне нравится твоя честность. И поэтому…

Висящий на цепочке кристалл вновь ярко сверкнул.

С настоящего момента я, Илис, снова признаю Шелтиса Магну Йелле своим владельцем. Я с безграничным трудолюбием буду поддерживать тебя всеми доступными мне возможностями.

В тот же миг лезвия клинков Шелтиса, издав кристально чистый звон, разбились на мелкие кусочки.

Скорее всего, ты позаимствовал эти мечи у какого-то стража, верно? Сейчас я воссоздам их так, чтобы они лучше соответствовали твоим росту и силе.

Из рукояток мечей начали вытягиваться серебристые нити, вокруг которых стали нарастать блестящие голубым кристаллы льда. Из них постепенно формировались два тонких лезвия.

Установить в ядро монаду[✱]"Монадология" - работа Готфрида Лейбница, описывающая элементарные субстанции, не делящиеся ни на какие части серебра. Покрыть внешний слой кристаллами Ледяного Зеркала. Повысить предел прочности в семь раз. Я выбрала для мечей ту же форму, какой ты пользовался три года назад. Как тебе?

— Они длиннее, чем раньше…

Сначала лезвия мечей полностью соответствовали тем, которыми Шелтис пользовался в четырнадцать лет, но потом немного вытянулись, чтобы соответствовать его росту.

Пока ты бежал по лестнице, я замерила частоту вибраций и вычислила по ней длину твоих шагов. Затем я сравнила её с данными о росте и длине шагов, когда тебе было четырнадцать, посчитала пропорцию и получила твой нынешний рост. А когда ты меня схватил, я оценила силу сжатия, точно также сравнила её с прошлыми данными и модифицировала мечи под нынешнее значение.

«И когда она успела сделать все эти вычисления? — всплыл в голове Шелтиса вопрос, на который он тут же, без особых раздумий, нашёл ответ. — В то самое время, пока он безуспешно звал Илис».

А кстати, я молчала потому, что сосредоточилась на сборе и анализе информации… Ну, это ведь тоже одна из форм поддержки, — немного смущаясь, пояснила Илис. — На всякий случай уточняю: мы направляемся в собор?

— Сначала я хочу кое-куда заглянуть.

«Безусловно, я должен попасть в собор и отразить нападение фантомов там, но по пути надо нужно разобраться и с ещё одним делом».

— Фантомы же вторглись и на другие верхние этажи, так?

То есть ты собираешься зачистить фантомов на всех этажах, начиная отсюда и вплоть до двести восемьдесят первого, и успеть в собор раньше командующего фантома? Учитывая временные затраты, я утверждаю, что это невозможно, — равнодушно ответила механический кристалл.

— Но ведь никого кроме меня тут нет…

«Большая часть стражей Софии расположена на первом этаже. Леон командует второй линией обороны в зале двести сорок первого. Две жрицы — это последняя, отчаянная преграда на двести восемьдесят первом.

Но тогда кто защитит промежуточные этажи?»

— Мы сейчас на лестнице рядом с двести пятьдесят пятым этажом. Юми на двести восемьдесят первом. Что станет с остальными этажами? Что если кто-то не успел убежать в укрытие? Что если его атакуют фантомы?

Ты прав. Но если королева и Ледяное Зеркало падут, летающему континенту конец.

«Да, это известно каждому. Королева сможет поддерживать Ледяное Зеркало ещё в лучшем случае час. За это время необходимо уничтожить командующего фантома, чтобы жрицы смогли подняться на верхний этаж и сменить королеву».

Каждый из фантомов довольно силён. Это, конечно, не значит, что ты проиграешь в прямом столкновении, но я думаю, что их уничтожение займёт много времени. В худшем случае командующий фантом вторгнется в собор, а мы ещё будем заняты остальными противниками.

— Значит, надо обойтись без задержек.

В каком это смысле? — озадаченно переспросила Илис.

— С тех пор, как три года назад я упал в Эдем, синрёку исчезло из моего тела, а вместо него там поселилось такое же матеки, как у фантомов… С того дня, как меня изгнали из Софии… я всё время думал.

«Я единственный человек на всём летающем континенте, который вернулся живым из Эдема. Но взамен за это чудо моё тело захватило матеки Эдема».

— Я думал, что уже никогда больше не встречусь с Юми и что во мне никто больше не нуждается. Весь первый год я провёл в растерянности, мне казалось, что мир вокруг залит тьмой. Но теперь…

С этими словами Шелтис перехватил два меча обратным хватом и обернулся назад. Белая стена за его спиной почернела и разложилась. В ней появлялось всё больше маленьких дырочек, напоминающих поры в губке.

— Я решился. Какое бы проклятие ни несло моё тело, мне всё равно. Я начну всё сначала.

Стена обрушилась, и оттуда вырвался тёмно-фиолетовый дым.

Обнаружено два фантома. Они лезут из этой стены!

Разъев перегородку, из комнаты в коридор вырвались два зверя. Оба они выглядели как львы, тела которых окутывал тёмно-фиолетовый туман.

Шелтис, немедленно отступай.

Не ответив Илис, юноша ринулся к ближайшему фантому.

«Я точно с ними справляюсь!»

Отразив удар когтей сверху правым мечом, Шелтис скользнул вбок и ударил левым. Одного взмаха меча хватило, чтобы тело фантома распалось на мелкие облачка тумана.

Ты пробил защитный барьер одним ударом?! — изумилась обычно спокойная Илис.

Синрёку людей и матеки фантомов отторгали друг друга подобно одноимённым полюсам магнитов. Именно поэтому, когда фантомы разворачивали защитный барьер, удары наполненных синрёку клинков или заряженных им пуль значительно слабели. В этом заключалась одна из причин, почему уничтожить фантомов было так тяжело.

Однако клинок Шелтиса без каких-либо трудностей прошёл сквозь барьер и поразил самого фантома.

Не может быть, Шелтис, неужели ты…

Лезвие любого оружия, составленного из кристаллов Ледяного Зеркала, светилось синим, и только мечи Шелтиса сверкали ярко-фиолетовым, поскольку их окутало захватившее его тело матеки.

Синрёку вызывало отторжение, но при атаке с помощью матеки его не возникало.

Уничтожать барьеры фантомов этим способом мог только обладающий сходными с ними свойствами Шелтис.

Oe/ Dia = U xeph cley, Di shela teo phes kaon

Тело второго фантома задрожало и испустило похожий на проклятие напев. Именно благодаря этим звукам заполнявшая весь Эдем [Сад осквернённых песен] и тела фантомов сила и называлась матеки, то есть дьявольская флейта.

Разложение, яд, кома, контроль разума — проклятие фантомов обладало сотней разных способов навредить всему, что существует на летающем континенте. Никто не мог знать заранее, какой эффект оно окажет на него.

Тёмно-фиолетовый свет обступил Шелтиса со всех сторон.

Шелтис, уклоняйся!

— Мне это ни к чему.

Юноша крутанулся на месте, одновременно поворачивая запястье. Он рассёк воздух мечом быстрее скорости звука.

Однако от его удара не послышалось даже и свиста, это был абсолютно тихий взмах клинком. Меч Шелтиса рассёк сияющее фиолетовое облако, от которого исходили искажённые звуки.

Матеки фантома полностью растворилось.

Туманный зверь ещё не успел осознать, что его атаку отразили, а Шелтис уже ринулся нему. Юноша оттолкнулся от стены коридора, скакнул к потолку, оттуда к другой стене и, наконец, к самому противнику.

Раздался красивый и острый звук разреза. Но ещё до того, как он разлетелся по коридору, поражённый мечом фантом перестал двигаться. Его тело мелко задрожало и вскоре с сухим шорохом растворилось в воздухе.

Теперь я понимаю, почему ты так хвастался, — необычайно серьёзным голосом пробормотала Илис. — Прежде не существовало ни одного человека, который нёс бы в себе матеки… Теперь всё ясно. Получается, ты обезвреживаешь матеки фантомов своим собственным. Когда дело касается сражений с фантомами, твою силу можно назвать почти что нечестной. Но… — Илис сделала небольшую паузу, — не забывай, для тебя это тоже серьёзный риск.

Илис подразумевала, что хоть Шелтис и мог игнорировать барьеры фантомов, он тоже был уязвим к их атакам. Если бы фантом задел жрицу когтями по шее, та могла возвести барьер из синрёку, избегая смертельной раны. Однако у Шелтиса больше не было синрёку для зашиты, поэтому такая атака рассекла бы ему артерию.

Один единственный пропущенный удар мог привести к смерти.

Это суровое правило распространялось и на все грядущие битвы с фантомами. Навечно.

— Всё будет хорошо. Мне достаточно ударить первым, и я победил.

Ну что за оптимистичный дурак… Ладно, об остальном я промолчу. Учитывая собранную в этом бою информацию, я готова признать твою правоту.

Игнорируя барьеры фантомов, Шелтис мог уничтожать их почти без затрат по времени. Теперь даже Илис допускала, что он успеет зачистить от фантомов верхние этажи Софии и добраться до собора раньше их командира.

Напомню ещё раз: если пропустишь удар тяжелой раны не избежать. Тебе придётся сражаться с фантомами ещё до появления их командующего, поэтому вероятность травмы только растёт… Ты точно справишься?

— Справлюсь. Ради этого я и пришёл.

Спустя мгновение тишины Илис ярко замигала, будто соглашаясь с юношей.

Понятно… Тогда я тоже окажу тебе всю возможную поддержку.

— Спасибо, я в тебя верю.

Э-эх, как же мой владелец груб с машинами, — тихо вздохнула механический кристалл, а затем засветилась пылающим красным светом. — Выделяю информационное пространство под определение позиций фантомов… начинаю построение «второго гипотетического мира»… Настройка суб-интерфейса: «Цвет Радуги». Запуск программы совместно с «кристальным языком»… Докладываю: теперь я могу определить местонахождение каждого фантома в радиусе десяти тысяч метров от меня.

— Вполне достаточно.

Определяю местонахождение командующего фантома… фантом обнаружен. Он летит над третьим жилым кварталом на высоте тысячи метров. Предполагаю, что он медленно поднимается. Исходя из скорости полёта, он доберётся до Софии через четырнадцать минут.

«Четырнадцать минут на то, чтобы зачистить верхние этажи от фантомов и добраться до собора…

Прямо гонка со временем».

— Я понял, веди.

Быть полезной — честь для меня. Прошу тебя, Шелтис, будь осторожен.

Покрепче перехватив парные мечи, Шелтис побежал на верхние этажи башни.

Часть 3

София, двести восемьдесят первый этаж, собор.

Весь этаж представлял собой священный зал, в котором молились и тренировались жрицы.

Стоявшая у алтаря черноволосая жрица тихо молилась, сложив ладони вместе. Вокруг неё распространялось тусклое синее сияние, крупинки которого впитывались в стены собора.

У её ног по желтоватому полу постепенно расползалась чернота. Сначала это были всего лишь маленькие чёрные пятна, но они понемногу разрослись и превратились в дыры, из которых пошёл тёмно-фиолетовый дым…

В ту же секунду Юми привела в действие заклинание, которое долго готовила.

ele So Phi-a-s Arma-Riris

[Всеми желаниями, что мне подвластны…]

Барьер в форме воронки алого света накрыл весь пол собора, мгновенно смыв всех выбравшихся из дыр фантомов вместе с их барьерами. Это было заклинание типа «таинство», которым жрицы очищали матеки.

— Спасибо… — открыв глаза, с улыбкой поблагодарила подругу Сюнрей. — Теперь всё в порядке, Юми. Двери тоже активированы.

Черноволосая жрица указала на священные двери собора, за которыми начинались верхние этажи башни. От гигантских роскошно и торжественно украшенных дверей исходило неясное синее свечение синрёку.

Их накрывал защищающий от фантомов барьер.

За тысячу лет, в течение которых жрицы тренировались в соборе, зал, естественно, приобрёл их синрёку. Особенно мощная сила защищала священные двери, поэтому они сами по себе превратились в ограду храма, способную отразить любое матеки.

Сюнрей опасалась, что из-за прорыва в Ледяном Зеркале сила врат тоже исчезнет, но, как она убедилась сама, вместе с восстановлением главного барьера вернулась и охраняющая их сила.

— А теперь… вон та стена!

Наибольшая угроза, вторжение с главного входа, пропала. Но хоть весь зал и был наполнен синрёку, в нём, конечно же, оставались слабые места. В первую очередь стены и пол. Летающие фантомы могли прогрызть стены этажа, а остальные — прорваться сквозь пол, как и во время недавней атаки. Все фантомы, которые смогли добраться до этого этажа обладали мощным матеки. Жрицы не могли расслабиться ни на секунду.

— Как тихо..

В помещении воцарилось зловещее молчание. Хотя это место предназначалось для молитв, а жрицам было не привыкать проводить долгие часы в тишине, от нынещней тишины у них почему-то холодели спины.

— Леон… — тихо пробормотала имя партнёра Сюнрей.

«Наверняка она волнуется не только за него, но и от разлуки с ним…»

— Всё будет хорошо, Сюнрей. Я отлично знаю, насколько Леон сильный! — хлопнув понуро опустившую глаза подругу по плечу, с улыбкой подбодрила её Юми.

«Я знакома с Леоном больше десяти лет, поэтому лучше всех в Софии знаю: он с давних пор отличался крепостью духа и тела.

И Ран с Меймел такие же. Я уверена, у них тоже всё хорошо».

— Давай, взбодрись. Мы с тобой последняя линия обороны.

— Угу… я буду стараться.

Сюнрей чуть-чуть приподняла лицо, а потом внезапно замерла.

Капелька пота скатилась по щеке черноволосой девушки на подбородок, а затем упала вниз. Зрачки жрицы сменили цвет с чёрного на тускло-синий. Это означало, что она использует синрёку для заклинания дальнего зрения.

— Чувствую сильное матеки… этот фантом летает… и он приближается к нам.

***

София, двести семьдесят шестой этаж, между тренировочными залами жриц…

На следующем повороте направо, там через три метра фантом. Он движется сюда.

Одновременно с предупреждением Илис из-за угла выбрался гигантский фантом, перекрыв своим телом весь коридор, где могли бы идти плечом к плечу несколько взрослых людей.

«Вбок от него не уклонится».

Из тумана, окутывающего тело зверя, резко показались две когтистые лапы.

Чтобы уклонится от удара, Шелтис прыгнул к потолку и, толкнув ногами подвешенную там люстру, обрушил на голову противнику град из стекла. Фантом на мгновение замешкался, опасаясь падающих на него осколков.

Но этой секунды хватило, чтобы сияющие светло-фиолетовым мечи устремились к нему. Два клинка прорвали развёрнутый фантомом барьер и разбили находящееся в центре чудища кристальное ядро.

— Теперь здесь чисто?..

Фантом начал растворяться в воздухе, издавая пронзительный хруст. Даже не убедившись в его полном исчезновении, Шелтис развернулся, пробежал десять метров до конца коридора и выскочил на эвакуационную лестницу.

Шелтис, продолжай бежать и слушай.

— А?

Сейчас ты поднимаешься по башне в очень хорошем темпе. Можно сказать, куда лучше, чем я предполагала. Но это только из-за того, что ты перенапрягаешься. Последи за собой внимательнее, у тебя уже дыхание начинает сбиваться, — равнодушно проговорила Илис. — Твоя задача не только в том, чтобы добраться до собора. Наша цель — победить самого мощного противника — командующего фантома. Тебе нужно сберечь как можно больше сил для боя с ним.

— И что?

У тебя раны на спине и правом плече. Ты ведь и сам их чувствуешь, верно?

После слов Илис, Шелтис прикоснулся левой рукой к правому плечу. В ту же секунду с плеча вниз по спине пробежала острая боль. Ладонь юноши намокла от крови.

Эту рану он получил во время сражения с большой группой фантомов несколькими этажами ниже.

Раньше всё кончилось бы небольшой царапиной, но теперь у тебя нет синрёку, чтобы защитить себя. Твои раны на плече и спине довольно глубокие. Когти фантомов почти достали до костей.

Но травмы Шелтиса не ограничивались только этими ранами. Если присмотреться, можно было увидеть, что на его щеках, руках, животе блестят бесчисленные порезы. Всё его тело изрезали тонкие красные полосы.

У тебя же есть средство для остановки кровотечения. Времени до столкновения с командующим фантомом осталось мало, но я всё равно предлагаю тебе задержаться, остановить кровь и обеззаразить раны. Если ты проиграешь, все наши старания будут тщетны.

Юноша не ответил, а лишь продолжил сосредоточенно бежать вверх по эвакуационной лестнице.

Шелтис?!

— Прости, но я хочу потратить время на другие дела.

Шелтис отлично знал, что от спешки раны могут открыться и тогда кровотечение станет действительно серьёзным, знал, что даже нынешняя кровопотеря будет мешать ему сражаться, однако всё равно бежал вверх, терпя острую боль в спине.

Но если ты ничего не сделаешь с такими ранами…

— Если мне хватит времени, я хочу извиниться перед Юми.

«Мне хватит и пары слов. Я просто хочу, чтобы у меня было время извиниться…

За то, что я оставил её одну. За то, что не смог сдержать обещание. За то, что заставил её волноваться».

Ты же знаешь, что Юми на тебя не сердится?..

«Знаю. Не такой она человек. Я знаю это лучше всех».

— И всё же я считаю, что должен извиниться. Я собираюсь начать всё сначала и поэтому хочу, чтобы в этот раз всё было идеально.

Ты и правда очень упрямый, — тихо-тихо рассмеялась Илис. — Ну ладно. Я же знаю твой характер. Когда ты принял решение, тебя с пути уже не сбить.

— Извини. Я понимаю, что ты стараешься обо мне позаботиться.

Я уже привыкла. Только ты потом не жалуйся, что у тебя раны откры…

Илис внезапно замолчала. Шелтис даже засомневался, не случилось у неё какого-то сбоя в мыслительном контуре, но механический кристалл блестел также, как и всегда.

Командующий фантом в пятистах метрах над Софией… Он тут.

От слов Илис у Шелтиса по спине побежали мурашки.

Давай поспешим. К счастью, на остальных этажах фантомов не обнаружено. Поднимайся напрямую к собору на двести восемьдесят первый этаж.

По пустой эвакуационной лестнице прокатывался сухой стук шагов. Шелтис бежал вверх, перескакивая по несколько ступенек зараз.

Дыхание юноши сбилось и стало тяжелым. Но не из-за усталости. Это было давящее предчувствие схватки с командующим фантомом. Поражение Шелтиса означало, что София падёт.

Ты в порядке?

— Я справлюсь… — улыбнувшись, кивнул юноша.

Перед ним показались двери двести восемьдесят первого этажа.

«Да, я чувствую давление. Но и к нему я тоже готовился».

Вот как…

— Что такое, Илис?

Тон Илис чем-то напомнил Шелтису расстроенную Юми.

Прости меня, Шелтис. Кое о чём я тебе так и не рассказала. Я должна была рассказать, но как-то так получилось, что я всё молчала, а мы уже добрались сюда… Ты раньше никогда не был в соборе, поэтому и не знаешь, что там.

— Что ты имеешь в виду?

Неважно. Пожалуйста, открой эту дверь. Остальное предоставим судьбе.

Последовав просьбе Илис, Шелтис взялся за ручку двери двести восемьдесят первого этажа.

Из-за неуверенности в голосе механического кристалла, он уже приготовился было к тому, что дверь окажется заперта, но она открылась на удивление легко и послушно.

Вот теперь самое главное. Впереди священные двери собора.

Перед юношей возвышались гигантские металлические двери, украшенные величественными и яркими барельефами. Кроме того, от дверей исходило тусклое синее свечение.

— Они защищены синрёку?

Эти двери не заперты…Попробуй их открыть.

Шелтис протянул руку к ручке и…

— Чего?... А-а!

Внезапно из воздуха полетели бело-синие, похожие на электричество, искры. Их импульс оттолкнул Шелтиса назад так, что он едва сумел устоять на ногах. Дверь явно отторгла его руку.

— Не может быть… резонанс Элберта? Почему сейчас?!

Позабыв об обожжённых искрами руках, Шелтис пронзил взглядом гигантские двери.

Резонансом Элберта назывался феномен, который возникал в тех случаях, когда особенно мощное синрёку сталкивалось с настолько же сильным матеки. Две противоположные силы отрицали друг друга с такой интенсивностью, что искажались даже законы физики и начинали выделяться мощные искры.

Так и думала… Худший из всех исходов.

— Илис, что это значит?

Двери собора построены так, что они получают силу от Ледяного Зеркала. Проще говоря, в закрытом состоянии они работают как мощный барьер из синрёку.

— Я и так это понял, когда увидел свечение! Я спрашиваю о …

Шелтис, причина отторжения в том… что твоё матеки слишком сильное.

«То есть достаточно сильное, чтобы противостоять синрёку жриц и вызвать резонанс Элберта?..»

Этот барьер похож на сеть. У маленьких фантомов и матеки слабое, поэтому они могут пролезть сквозь ячейки сети. Но даже если они проберутся внутрь, они не представляют угрозы для «львов» или жриц. Но тебя… нет, твоё матеки барьер считает опасным для жриц.

«Защитная функция собора не позволяет мне пройти. Её критерий оценки: предствляет матеки угрозу для жриц или нет. И ей совершенно неважно, что я прибежал защитить этих самых жриц.

Прямо как в тот раз…

Меня изгнали из Софии, потому что существует вероятность, что моё матеки нанесёт вред жрицам… Сколько бы мы с Юми ни упрашивали вышестоящих, их решения было не изменить.

Всё точно также как два года назад.

От Юми меня отделяет всего одна дверь, а командующий фантом уже вот-вот атакует собор…»

— Да кто ж может с этим смириться?!

«Я не такой как два года назад. Я поднялся сюда именно потому, что помню то разочарование. Я не могу сдаться сейчас».

— Я!..

Шелтис занёс оба меча над головой и ударил по двери.

Послышался треск, будто что-то горело. Когда кончики мечей коснулись двери, покрывавший её барьер из синрёку отбросил клинки назад, а искры, появившиеся из-за резонанса Элберта, обожгли юноше обе руки до плеч.

Шелтис?!

— Нет, я ещё не…

Шелтис крепко сжал мечи обожжёнными руками и ещё много раз атаковал двери. Однако… клинки, которые без труда рассекали барьеры фантомов, не могли достать до дверей собора. За мгновение до удара световой барьер каждый раз отбрасывал их назад.'

«Можно ли назвать всё это злой иронией?.. Я примчался сюда потому, что хочу защитить Юми, но София считает, что я могу причинить ей вред, и отвергает меня».

А затем связующий небеса дворец София содрогнулся.

Послышался грохот и звуки обрушения. Источник толчка находился прямо впереди, внутри собора. Тряска была столь мощной, будто в стену Софии ударило гигантское пушечное ядро.

— Неужели…

Шелтис задрал голову. От сильного толчка часть потолка осыпалась и упала на пол.

Это командующий фантом. Похоже, он пробил стену Софии и попал внутрь собора…

«Я опоздал» — Шелтис даже не успел до конца осознать эту мысль, как его спина, а затем и всё тело содрогнулись от страшного холода.

— Юми! — срывая горло, закричал он, но его голос не мог пройти сквозь плотно закрытые двери.

«Не проходит. Ни голос, ни мечи, ни мои чувства. Столкнувшись с этими дверьми, всё, что у меня есть, разбивается и тает, словно мыльные пузыри».

— Илис!.. — умоляюще воззвал к механическому кристаллу Шелтис, — Есть хоть какой-нибудь способ?! Сойдёт что угодно. Как мне открыть эти двери?!

Спустя несколько секунд…

Ну, придумать-то способ можно… Тебе надо или избавиться от матеки в твоём теле, или… — Илис на мгновение прервалась, а потом горько пробормотала: — Или пойти от обратного. Если ты получишь матеки такой же силы, как у этих дверей, то есть настолько же мощное, как само Ледяное Зеркало… Но это, увы, невозмо…

Как только Илис тихо сказала «настолько же мощное, как Ледяное Зеркало», Шелтис вскинул голову.

«А кстати… кажется, я когда-то слышал о чём-то таком.

Помню, Юми говорила мне, что у королевы и жриц есть молитвенная песня, которой они и поддерживают Ледяное Зеркало. Эта башня тянется до самых небес, и потому её называют связующим небеса дворцом София. И поскольку жрицы поют свой «код» на самой её вершине, он носит название «Код Софии» [Седьмой небесный ритм].

Ледяное Зеркало, совершенный барьер из синрёку, продолжает действовать благодаря этой песне.

Если что-то и может сравниться с ним, наверняка это должно быть нечто воплощающее сам Эдем…

Код… Эдема?..»

— Он есть… — полубессознательно пробормотал Шелтис.

Шелтис, что ты сейчас…

«Я же помню… В тот раз, когда я упал до самых глубин Эдема…»

В тот день…На краю света… Я точно слышал голос и песню, что текут по всему Эдему.

— Он есть, Илис… есть.

Опустив мечи, Шелтис посмотрел на гигантские двери собора.

Что ты имеешь в виду? Неужели…

— Я нашёл способ открыть эти двери.

«Да, ответ лежит там… На самом дне Эдема».

***

Издав сухой грохот, стена Софии обрушилась на пол.

Не обращая внимания на упавшие под ноги обломки, Юми вглядывалась только в разрушившего стену противника.

Это было громадное существо с двумя крыльями и четырьмя конечностями. Из окутывающего его тело фиолетового тумана выглядывала голова ящерицы.

Внешним видом фантом очень напоминал драконов, часто парящих на краю летающего континента. Каждая из его лап была размером почти с Юми. Он был настолько гигантским, что мог бы, наверное, просто раздавить девушку.

— О нет…

По затылку Юми пробежала струйка до дрожи холодного пота. Все предыдущие фантомы тоже были сильными, однако перед этим чудовищем и угрозой, которую он нёс с собой, они казались лишь мелкими сошками.

«Нет, мне нельзя бояться… Я ведь теперь жрица, которая защищает Софию».

Крепко сжав трясущиеся от страха руки, Юми шагнула к фантому.

«Жрицы тоже способны сражаться. Если попасть по фантому синрёку типа «таинство», которое очищает матеки, можно уничтожить ядро. А заклинания «таинств» — моя сильная сторона. Какой бы фантом мне ни противостоял, я уверена, что справлюсь с ним».

Однако чудовище начало действовать раньше.

Oe/ Dia = U hiz gazznis sis wei sighn. Quo zess wiz xes kyele

[**, *… ***, *… *… ***, ***, *, *… *]

— Матеки?!

Вместе со звуками, похожими на электрические разряды, изо рта фантома излился проклятый напев. Помещение озарила тусклая фиолетовая вспышка, после чего тонкие светящиеся нити начали собираться вместе в световую волну, которая затем волнами разошлась в стороны от фантома и поглотила весь собор.

Пол, стены, потолок — каждое место, которого касался проклятый свет, темнело и начинало разлагаться. Времени уклониться у Юми не было, матеки во мгновение ока добралось до её ног.

В ту же секунду всё тело девушки пронзил ледяной холод, а голову — нестерпимая боль.

— А… А-а-а!..

Юми упала на колени в центре собора, захваченного ядовитым свечением. Будь у неё синрёку обычного человека, каждая клетка её тела уже отмерла бы под разлагающим воздействием матеки.

— Но… Но!

Юми, хоть и пошатываясь, поднялась на ноги.

«Всё нормально. Я пока ещё держусь. Если меня ещё несколько раз заденет матеки, целой мне не уйти, но сначала я тоже…»

Из-за спины Юми раздался едва слышный стук, будто кто-то упал.

— Сюнрей?!

Черноволосая девушка рухнула на пол. Её глаза были закрыты, а побледневшие губы мелко дрожали.

«Невозможно! Насколько бы сильным матеки ни было, одолеть её с одного удара оно не…»

Затем Юми заметила, что у ног упавшей Сюнрей разрастается чёрное пятно.

— Ещё один фантом?!

Юми тут же сплела простейшее заклинание таинств и очистила им пол под Сюнрей. Попав в воронку яркого света, прятавшийся в полу фантом взвыл и рассеялся.

Из-за внезапной атаки развернутый Сюнрей барьер на секунду дрогнул. Именно в этот момент её и ударило мощное матеки командующего фантома.

— Я… в по…рядке…

Упершись руками в пол, Сюнрей кое-как поднялась.

«Неправда. Ничего ты не в порядке. Лицо у тебя смертельно бледное, а по лбу пот водопадами катится».

Громадный фантом испустил пронзительный рёв, от которого любого, кто слышал его, могла скрутить тошнота. В ту же секунду откуда-то донёсся странный шелест, напоминающий усиленное в сотни раз стрекотание крыльев насекомых. Звук постепенно становился сильнее, будто бы приближаясь к дыре в стене Софии. Той самой дыре, которую пробил командующий фантом.

Снаружи Софии ревели ветра. Сквозь дыру были видны лишь только бесконечное море облаков и голубые небеса.

А ещё по стене к собору взбирались туманные звери.

— Они ждали снаружи… и он их позвал?

Первый, второй, третий… Рядом с командующим фантомом один за другим вставали более мелкие особи. Их тела были скрыты ядовитым туманом, и только проглядывающие сквозь него горящие враждебностью красные глаза неотрывно смотрели на жриц.

Вокруг командира собралось больше десятка фантомов. Из их ртов одновременно раздались звуки проклятий.

Юми составила новое заклинание очищения.

И в этот же момент черноволосая жрица упала ей на плечо. Девушка ещё была в сознании, но явно тратила все силы лишь на то, чтобы его не лишиться.

«Так и знала. Сюнрей не в том состоянии, чтобы сосредоточиться на заклинаниях».

Заклинание, которое готовила Юми, относилось к типу «таинств» и его эффект был очень сильным, но оно воздействовало на слишком маленькую область. Им можно было бы очистить матеки, льющееся на саму Юми. Но тогда вторая жрица бы…

— Сюнрей!

Осознав всё это, Юми изо всех сил прижала подругу к себе. Повернувшись спиной к фантомом, она закрыла Сюнрей своим телом и направила таинство на неё.

— Юми?

— Всё будет хорошо, давай, держись за меня!

— Нет… не надо… ты же умрёшь.

Сюнрей начала отчаянно брыкаться, стараясь отделиться от Юми, но та лишь обняла её ещё крепче.

— Хватит, Сюнрей, стой смирно!

«Я не хочу терять её не потому, что мы жрицы. Она моя подруга, с которой мне наконец удалось сблизиться.

Я больше не хочу ни с кем расставаться… Я ни за что не хочу ещё раз почувствовать ту пустоту, как два года назад, когда Шелтис покинул Софию».

— Нет… Юми… не надо… пусти.

Однако Юми и не подумала отпустить Сюнрей.

За спиной у неё ревели фантомы и зловеще сияло матеки.

«Надежды правда больше нет?.. Вот так всё и кончится?

Если мы проиграем, то в Софии не останется жриц и некому будет поддержать Ледяное Зеркало. Когда барьер исчезнет, Орби Клэр падёт под натиском фантомов.

Пожалуйста… хоть кто-нибудь… Любой, кто может защитить наш любимый летающий континент… Прошу вас!»

В голове у Юми мелькнуло удивившее её саму лицо. В свои последние мгновения она вспомнила не королеву, не других жриц, не одного из «львов», а всего лишь… своего друга детства.

Матеки сверкнуло так ярко, что могло выжечь глаза.

Все фантомы разом испустили лучи блестящего, словно драгоценные камни, ядовитого света.

И в тот миг…

В залитом проклятым сиянием соборе раздались звуки той песни.

Мелодия матеки — Код Эдема [Седьмой истинный ритм].

Oe/ Dix ole =E, pile noa myizis egic

[Мечты погружаются в идеальную пустоту]

Oe/ Dix shel =E, cross Kyel solit xes Miqis I

[Желания возвращаются в одиночество бренного мира]

Все фантомы и их матеки мгновенно замерли.

clar dackt, mihas /x-madel, elmei valen lihit ti-o-yulis

[Песни окажутся тщетными, узы будут разорваны, все молитвы возжелают пустоты]

Sera, X ele slin kyel cielis cley

[Затем и я отправлюсь в путь к далёкой иной стороне]

xeos loar sis flan-s-keen, Nel sis hiz tinny xes riris tes Zalah

[Ветра ночи холодны и остры, они есть история обещаний и благовестий]

От звуков «кода», который, казалось, собрал в себе всю горечь и боль всех людей всего мира, щемило в груди. Но в то же время эта песня почему-то пробуждала воспоминания и заполняла пустоту в сердце…

«Неужели… это тоже матеки?..»

kamis wire /x-gorn zay nazalis rei

[Шкатулка воспоминаний ржавеет под дождём цвета греха]

Nid hiz loar nec cross-Oz-yulis noa missis ciel

[Ветра, что уже не вернутся, исчезают в далёкой иной стороне]

Эта песня сильно отличалась от всех проклятий фантомов, которые Юми слышала прежде. Но девушка знала и нечто, очень на неё похожее…

«Это ведь почти что наш Код Софии».

Этот напев составлял пару полному доброты и нежности Коду Софии.

Они были единой парой крыльев… двумя сторонами единого целого.

Oe/ hypne Xe yahe, ria ole /en-dackt stery

[Усни, моё тело, ради всех порванных в клочья мечтаний]

Oe/ iden Xe virse, ria elmei valen

[Утони, моя песня, ради всех молитв]

Oe/ kills Xe haul, ria mihas /x-madel zayxus

[Замёрзни, мой свет, ради всех навеки разорванных уз]

«Но… это же невозможно».

Однако больше всего Юми прислушивалась не к словам и не к мелодии песни, а к исполняющему её голосу.

Её точно пел не фантом.

— Не может быть… Он ведь…

Девушка не могла поверить своим ушам. Ведь этот голос принадлежал хорошо знакомому ей юноше…

=E mille-Ye-hypn pheno =E Mil kiss hiz qelno, belit elmei Eden cia iden

[Дитя, что было рождено, а затем уснуло, узри само, пусть даже рай весь целиком утонет]

ris-ia sophia, X ele dia kyel ririsis Uls

[Я всё равно взойду на холм обещаний]

Двери собора раскрылись с торжественным звуком.

Те самые священные двери, на которых стоял барьер, бесконечно близкий по силе к Ледяному Зеркалу, и которые ни за что не смог бы открыть ни один фантом, отворились сами.

Казалось, будто печать на них с нетерпением ждала, когда зазвучит эта песня.

Oe/ sia Eden, Ole ele, Selah pheno sia-s Orbie Cley

[Ради всех миров грёз]

За распахнувшимися дверьми стоял юноша с тёмно-рыжими волосами.

Его лицо выглядело невинным, величественным, а также немного смущённым. В руках у него ярко блестели два фиолетовых меча.

Юноша медленно повернулся к Юми.

Она не смогла выговорить и слова.

«Но… Но ведь… он же тогда покинул Софию…»

— Прости, Юми… Тебе пришлось так долго ждать.

Юноша улыбнулся.

Из раны у него на плече обильно текла кровь. Его щёки, руки, ноги — всё тело было усеяно бесчисленными порезами. Дышал он тоже неровно, тяжело поднимая плечи. Он выглядел совсем не замечательно, кто угодно мог бы сказать, что на него больно смотреть, но…

Но юноша всё равно улыбался. Его улыбка была совершенно чистой, без единого признака уныния.

— А… А-а…

Что-то теплое заполнило глаза девушки, мешая ей видеть.

Она терпела так, как только могла, но… не сдержала слёз. Она почувствовала, как нечто, натянутое в её груди, громко лопнуло. И хотя бой с фантомами ещё был далёк от завершения… Только лишь от его присутствия Юми показалось, что она смогла защитила что-то очень важное.

Ведь здесь был юноша с двумя клинками, который пообещал стать её «львом».

«Ты всё-таки пришёл…»

Перед ней стоял Шелтис Магна Йелле.

А потом застывшее время возобновило ход.

Матеки фантомов потекло вновь. Поток зловещего сияния вновь озарил собор. Однако юноша с двумя мечами ворвался в зал мгновением раньше.

Сверкнули две вспышки от лезвий.

Правый меч рассёк выпущенное матеки и защитный барьер, а левый разбил кристальное ядро фантома. Увидев, что барьеры из матеки совершенно бесполезны, оставшиеся фантомы впали в панику. Пользуясь их замешательством, юноша разбил ядра двух фантомов слева и справа, а потом и ещё одного позади себя.

Он двигался стремительно, не задерживаясь на одном месте даже на секунду, а его мечи мелькали так быстро, что наблюдавшим издалека они показались бы смазанными.

— Поразительно… — изумлённо выдохнула Сюнрей, наблюдая за умелыми действиями и искусными взмахами мечей юноши.

Уклоняясь от летящих со всех сторон клыков и когтей фантомов, Шелтис прыгнул к стене. Оттолкнувшись от подсвечника, он взмыл к потолку, сделал кувырок в воздухе и приземлился прямо на фантомов.

Два клинка сверкнули особенно ярко. В одно мгновение все небольшие фантомы разом лишились ядер и начали рассеиваться.

Уцелел только фантом-командир.

Однако обернувшись и оглядев собор, юноша не нашёл гигантского чудища. Фантом невесть когда успел исчезнуть.

— Он пропал?..

Сюнрей принялась беспокойно озираться по сторонам. Даже Юми, наблюдавшая за боем со стороны, не могла понять, куда так бесшумно исчез командующий фантом.

И вдруг из-за дыры в стене послышался шорох гигантских крыльев.

Фантом снаружи. Он передумал атаковать собор и выбрал своей целью королеву на последнем этаже! — яростно замигала висящая на груди у юноши механический кристалл Илис.

«Госпожа Сала занята поддержкой Ледяного Зеркала и совсем беззащитна. Она больше всех скорбит об Орби Клэр и отдаёт всю себя Ледяному Зеркалу. И этот фантом нацелился на неё…»

— Шелтис! — повернувшись к другу детства, вскрикнула Юми.

Она хорошо понимала, насколько эгоистично с её стороны обращаться с такой просьбой к нему после того, как его изгнали из Софии. Ей казалось, что ее желание продиктовано одним лишь холодным расчётом.

И всё же чувствовала, что она может положиться только на него.

«Это всё только потому, что он единственный, кто способен одолеть того фантома? Нет… Даже будь здесь Леон или Ран, я бы… всё равно положилась на него.

Теперь я наконец поняла, что значат слова «жрица доверяет всю себя единственному партнёру»».

Именно поэтому Юми воскликнула:

— Шелтис, прошу тебя!..

Она обращалась к юноше, которого всё время искала, потому что могла доверить ему всю себя.

— Пожалуйста… защити госпожу Салу… Нет, всех нас на летающем континенте!

Залетевший в собор сквозь дыру в стене порыв ветра почти полностью заглушил её голос.

Юми охрипла. Она даже не знала, достигли ли её слова юноши. Однако он повернулся к ней. Их взгляды пересеклись…

«Шелтис… улыбнулся?»

А спустя мгновение, юноша подбежал к дыре и выпрыгнул из Софии.

Он гнался за фантомом, который летел к самому верхнему этажу башни.

***

Шелтис слышал только рёв ветра.

На летающем континенте не бывало безветренных дней. С высотой потоки воздуха только набирали силу, и на уровне последнего этажа Софии они могли носить взрослого человека с той же лёгкостью, что и листок бумаги.

Шелтис выпрыгнул из Софии и оказался почти в двух тысячах метров над землёй. Солнечные лучи, перед которыми больше не было никаких препятствий, жгли ему веки, а ветер сносил его в сторону.

И всё же он летел вверх, вверх, вверх, насколько позволяла сила единственного толчка от края собора.

«Нашёл…»

Ещё выше, далеко над юношей махал крыльями командующий фантом.

Почти в тот же момент, когда Шелтис обнаружил противника, тянувшая его вверх сила иссякла. Под воздействием земного притяжения его тело понемногу начало опускаться.

Далеко внизу тянулось море облаков, сквозь разрывы в которых, виднелись смутные точки зданий на земле.

Шелтис, быстрее!

По сигналу Илис Шелтис вонзил левый меч в стену Софии, затем, пользуясь им как опорой, подтянулся и встал на него.

Ты сможешь прыгнуть только один раз. Удачного боя!

Юноша оттолкнулся от рукоятки меча и снова взмыл в небеса.

Это был его последний прыжок. Поймав дующий над Софией воздушный поток, юноша взлетел высоко-высоко, до самой головы фантома.

Пролетая мимо противника, Шелтис изо всей силы взмахнул зажатым в правой руке мечом, целясь в основание крыла.

Раздался гулкий звук и клинок, который прежде рассекал фантомов с одного удара, отбросило в сторону.

На крыле чудовища блеснуло что-то жёлтое. Это были покрывавшие все тело фантома бесчисленные чешуйки — крепчайшая броня, которая во много раз превосходила по прочности сталь. Пробить её слабым физическим воздействием было невозможно.

Лапы фантома двинулись. Шелтис не видел их, но догадался об этом по выражению морды чудовища.

Перебросив меч из правой руки в левую, юноша принял им удар сверху. Когда уродливые когти фантома соприкоснулись с лезвием, Из плеча Шелтиса раздался странный скрип, и оттуда хлынула боль. Не то кость плеча, не то мышцы, а возможно и то, и другое, громко хрустнули и сломались.

Шелтис не смог погасить импульс от удара, поэтому его отбросило назад и со всей силы ударило об стену Софии. Юноша даже не успел осознать, что с ним случилось, от мощного удара, прошедшего через спину к животу, он даже перестал дышать.

— А… Кха… Кха!

Шелтис!

Времени отвечать на крик Илис не было. От ран, полученных в боях с фантомами, плечи и спину Шелтиса то и дело пронзала острая боль.

— Я… в порядке!

Одежда на плечах юноши уже окрасилась в красный цвет, но он всё равно не отпускал меч. Уперев ногу в одну из неровностей стены, он ещё раз прыгнул вверх, к голове командующего фантома.

«Я не могу проиграть… Я забрался так высоко… чтобы победить!»

Ярко сверкнул меч.

Удар попал в корень крыла чудовища, ровно в ту же точку, куда Шелтис бил в первый раз. После первого обмена ударами чешуйки крыла разрушились, поэтому на этот раз меч юноши полностью отрубил его.

Зверь яростно взревел, из всего его тела излилось сияние матеки.

Разлагавшее всё одним прикосновением ядовитое свечение многими слоями окутало юношу, который никак не мог уклониться от него. Это была самая мощная из атак фантомов, их уникальная сила.

Однако командующий фантом видел… В самом центре шара зловещего фиолетового света… меч юноши сверкал ещё ярче.

Это было сияние голубых кристаллов, состоящих из синрёку Ледяного Зеркала и блеск окутывающего их матеки. Этот меч нёс в себе две совершенно несовместимые силы.

— Я отлично расслышал тебя, Юми.

А затем Шелтис взмахнул мечом вниз.

Кристальное ядро фантома-командира разбилось. Бесконечно ясное эхо, похожее на звон колокольчика разлетелось во все стороны. Гигантское тело фантома постепенно обратилось в туман и полностью исчезло.

Часть 4

Не нужно было особенно приглядываться, чтобы понять: собор сильно пострадал.

Ковёр был разъеден и распался на отдельные волокна, лампы на потолке оплавились и приобрели мутно-чёрный оттенок. Многие подсвечники на стенах тоже попали под воздействие матеки и переломились примерно посередине.

Однако Шелтис не опоздал.

В центре зала стояла Юми, а рядом с ней черноволосая жрица в кимоно. Внешних ран на них не было вообще, а от поражения матеки они, похоже, уже восстановились.

Да, он сумел защитить её, самого дорогого для него человека.

Но почему-то даже теперь, когда всё закончилось, давящее чувство в груди юноши никуда не ушло. Даже наоборот, когда он встал перед ней, оно стало ещё намного-намного сильнее…

— Э… эм… — отчаянно попытался выдавить из себя голос Шелтис, изо всех сил сдерживая болезненное напряжение в груди.

Он совершенно не понимал, что ему лучше сказать опустившей голову и сохранявшей молчание Юми. Даже если бы он попытался как-то витиевато выразиться, нить слов оказалась бы слишком короткой. Она бы тут же спуталась и порвалась.

— Я рад… что ты цела. Правда рад.

«Нет, нет, нет. Я не это хотел сказать», — думал Шелтис, однако ему удалось произнести только такую банальную фразу. И всё же, едва начав говорить, он ощутил радость от того, что может сказать ей даже такие неловкие слова.

Девушка по-прежнему молча смотрела вниз.

— Ах да… верно. Ты же теперь жрица. Даже просто просить у тебя разговора… слишком смело для обычного человека.

«Я защитил Софию от неслыханного бедствия. Юми тоже в порядке. Когда она возьмёт на себя поддержку Ледяного Зеркала, весь Орби Клэр тоже будет спасён. Даже слишком хороший результат для изгнанника из Софии…

На самом деле я собирался сказать ей, что хочу начать всё заново.

Но сейчас я этого сделать не могу. Теперь, когда всё кончилось благополучно, София вернётся к нормальной работе.

Мне пора уходить. Посторонним лучше не задерживаться в соборе».

— Юми… прости. Мне, наверно, не стоит оставаться в Софии. Я… пойду назад.

Шелтис повернулся лицом к дверям собора и спиной к двум жрицам.

— Не уходи…

Он понял, что эти слова принадлежат Юми лишь когда развернулся, и увидел, как она отчаянно пытается пошевелить дрожащими губами.

— Ты дурак, Шелтис… ты такой дурак! П-почему… почему…

На её ресницах блестели крупные капли слёз, слова больше напоминали всхлипы. И всё же девушка крепко сжимала кулаки и изо всех сил сдерживала себя.

— Так нечестно… я… я думала… ты наконец-то пришёл ко мне… но ты… так ничего… и не сказав… опять хочешь куда-то уйти? Я ведь… так долго… ждала тебя.

И тогда Шелтис осознал…

Стоявшая перед ним девушка ничуть не изменилась, даже став жрицей.

Стоявшая перед ним девушка, даже став жрицей, всё время ждала его возвращения.

— Юми…

— С возвращением… ты наконец-то пришёл.

Раскрыв объятия, Юми с улыбкой в глазах шагнула к нему.

В затихшем соборе юноша с девушкой протянули друг к другу руки. И как только их пальцы соприкоснулись…

Они сразу же вспомнили начавшуюся два года назад трагедию.

Из пространства между их ладонями полетели бело-синие искры.

— А-а!..

Невозможно было понять, кто из них испустил болезненный крик. Обоих пронзила нестерпимая боль.

Юноша и девушка инстинктивно отдёрнули руки назад. От крепкого рукопожатия остались лишь едва соприкасающиеся кончики пальцев. Бело-синие искры хлынули вновь и безжалостно обожгли кожу.

Резонанс Элберта, феномен, воплощением которого служили возникавшие в воздухе вопреки законам физики искры, судил пытающиеся соприкоснуться матеки и синрёку жарким огнём.

Похожее на электричество пламя жестоко обожгло соприкоснувшиеся пальцы.

— А-а! — тихо вскрикнула девушка. Импульс отбросил её на несколько шагов назад.

— Юми! — взволнованно воскликнул Шелтис.

— А… Ха-ха…

Ответом ему стал сухой и скрипучий смех.

С пальцев девушки упала красная капля. За ней вторая. Капли мало-помалу сложились в тонкую красную струйку. Из падающих на пол капель образовалась красная лужа.

— И это тоже… ровно как два года назад?..

Юми впервые подняла голову. Только тогда Шелтис наконец понял, что эти красные капли — кровь.

Кровь из израненных отторжением матеки и синрёку рук Юми.

— Так странно…мы ведь… не сделали ничего плохого… Но почему тогда?..

По её лицу тоже покатились капли. Но эти были прозрачными и блестящими.

— Юми?

Из глаз рухнувшей на колени девушки капало нечто сверкающее. Каплям не было конца, они казались фонтаном блестящей воды.

— Почему… нам нельзя… даже просто… взять друг друга за руки…. А? … А-ха… ха-ха…

Даже не пытаясь спрятать лицо, девушка смеялась сквозь слёзы и отчаянно превращала свои чувства в слова.

Она поддерживала барьер и стояла в самом центре мира. Он нёс в себе матеки, и мир его отвергал.

Они не могли ничего поделать. Им не было позволено даже прикоснуться друг к другу.

— Это ведь неправильно. Ну правда же неправильно?! Ведь я же так лю… !

Конец фразы потонул в рыданиях.

Девушка вновь поднялась.

Но смотрела она не на Шелтиса, а на черноволосую жрицу.

— Юми…

— Я знаю. Времени больше нет.

Срок, в течение которого королева ещё могла поддерживать Ледяное Зеркало, подошёл к концу. Дальше взять на себя барьер должны были две жрицы. Проще говоря, Юми должна была отправиться на самый верх башни.

Девушка повернулась спиной к юноше и медленно пошла к лифту.

Ощутив невыразимое никакими словами раздражение, Шелтис крепко сжал обожженные пальцы.

«И это всё?.. Можно ли расставаться вот так?..

Нет, нельзя. Нельзя ни в коем случае. Уверен, Юми тоже этого не желает».

— Шелтис, про…

— Юми! — во весь голос крикнул Шелтис в спину уходящей девушке.

Времени совсем не осталось, высказать все свои чувства он не мог. Поэтому он произнёс только одну короткую фразу:

— Я… ни за что не проиграю этому матеки!

«Моё тело изъедено матеки. Раздавленный этой тяжестью я провёл два года в отчаяинии.

Но теперь я хочу начать всё сначала. И хотя меня захватило матеки, даже нынешний я… нет, именно потому, что я такой, какой есть, я с ним справлюсь».

— Сейчас… я в таком состоянии. Но меня не сломает никакое проклятие! Поэтому прошу тебя… подожди ещё чуть-чуть. Я обязательно доберусь до тебя ещё раз!

«Уж в этот-то раз я точно доберусь… До той точки, когда и наши пальцы тоже смогут соприкоснуться».

Идущая к лифту девушка так и не обернулась.

Но его голос точно достиг её.