Том 1    
Глава 4: Фантомы


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
lover_varfor
1 мес.
Спасибо за перевод!
couguar
1 мес.
Возможно, я не прав, что позиционирую Эдем-Илис продолжениями песнопевца, но всё-таки я считаю, что они связаны достаточно тесно, чтобы быть частью одного проекта
shed
1 мес.
Подскажите пожалуйста, эта серия книг является продолжением СП или она только берёт оттуда песнопения?
couguar
1 мес.
>>46214
Она берёт механику песнопений, некоторые наименования и часть персонажей (первого персонажа из песнопевца вы увидите на чб иллюстрации в следующем томе).
Прямым продолжением её назвать нельзя, но вселенная безусловно общая.
Для понимания Эдема песнопевец необязателен, но все читавшие найдут ОЧЕНЬ много приятных отсылок, которые имеют смысл в сюжете. Первая (очень явная) будет в конце заключительной главы. Ждите.
Отредактировано 1 мес.
lastic
2 мес.
Спасиб

Глава 4: Фантомы

Часть 1

Придорожная кофейня Альбирео, комната отдыха.

Девочка с небесно-голубым шарфом на шее трясла валяющегося на простенькой кровати юношу.

— Братик Шел, вставай! Фестиваль начинается!

— Дай мне ещё часок поспать… Я вчера до поздней ночи кофейню прибирал… совсем не выспался.

— Не-э-э-эт. Нам надо идти, а то весь фестиваль пропустим! Быстрее вставай!

«Фестиваль звёзд длится три дня. Нам же не обязательно идти сегодня», — мысленно пробормотал Шелтис, но всё же чуть-чуть приоткрыл глаза и тотчас же встретил взгляд удручённо уронившей плечи Юто.

— Братик Шел… ты не пойдёшь со мной?..

— Э… Ну…

— Тебе не нравится со мной играть?..

— Э… нет, ничего по… Ох, ладно-ладно! Я всё понял, сдаюсь!

Не выдержав умоляющего взгляда девочки, Шелтис смирился с неизбежным и поднялся с кровати.

Во втором жилом квартале начинался трёхдневный фестиваль, посвящённый королеве.

Площадь украшали бесчисленные флаги с изображением луны и звёзд, а также вертушки и колокольчики, которые символизировали дующие на летающем континентом ветра. А вот главная улица выглядела лишь немногим более оживлённой, чем обычно. Даже в будние дни на ней было полным полно воздушных шариков и ленточек, а вдоль тротуаров громоздились ряды торговых палаток, у которых толпились люди.

— Ого, и правда фестиваль начался. Ещё только церемония открытия, а уже так оживлённо.

Шелтис спустил Юто с плеч на землю и огляделся по сторонам. Повсюду уже толпились люди. Куда ни пойди — обязательно с кем-то столкнёшься.

— О, Шелтис! Что так долго, я совсем заждалась!

Раздвинув толпу, к Шелтису и Юто подошла девушка в рабочем комбинезоне. В правой руке она держала воздушный шарик, в левой — палочку с сахарной ватой.

— А ты, я смотрю, уже вовсю развлекаешься.

— Я развлекаюсь, но всё равно заждалась. Ах да, Юто, вот, держи шарик. А ещё вот тебе небольшой приз, если что-нибудь понравится — покупай.

— Ого! Сестрёнка Эй, я тебя обожаю.

Схватив воздушный шарик и немного денег, Юто умчалась к торговым палаткам.

— Ты уверена, что её можно отпустить одну? Она же наверняка потеряется.

Однако на замечание Шелтиса Эйри ответила самоуверенной улыбкой:

— Я всё предусмотрела! На шарике закреплён маячок.

— То есть, ты заранее предполагаешь, что она потеряется… Ладно, раз ты к этому готова, и то хорошо.

Смирившись с тем, что Юто уже пропала из виду, Шелтис поспешил за ушедшей вперёд Эйри.

Вдоль обеих сторон главной улицы тянулись плотные ряды торговых палаток. В большей части из них продавали еду или устраивали игры, но было и несколько необычных заведений.

— О, Шелтис, смотри. Здесь палатка для поиска потерянных вещиц.

— Наверное, там применяют заклинание синрёку, которое позволяет видеть на большом расстоянии. Если область поисков не слишком большая, этим заклинанием не так сложно пользоваться. Похоже, во время фестиваля такие услуги пользуются популярностью. Надо же как-то искать потеряшек.

Сбоку от палатки по розыску вещей стоял временный пункт приёма синрёку-целителя.

Цивилизация Орби Клэр объединяла в себе высокие технологии и искусства управления синрёку. Хотя из-за прогресса в технике создавалось впечатление, что синрёку отступило в тень, на праздниках вроде нынешнего фестиваля ещё были видны следы культуры синрёку.

— А кстати, Эйри, как там дела?

— А? Ну, эта сладкая вата такая вкусная. Тоже хочешь попробовать?

— Я не об этом…

— Да знаю я, знаю. Ты о нашем анонимном сообщении в Софию?

Шелтис даже растерялся от того, что Эйри беспечно заговорила в открытую посреди такой толпы, однако никто не обратил на них внимания. Скорее всего, никому на фестивале не было дела до разговоров других людей.

— София никак не отреагировала. Впрочем, ты сам же вчера сказал, что нам нет смысла на что-то рассчитывать, ведь мы написали предупреждение всего за день до фестиваля, когда в Софии все заняты подготовкой к передаче барьера от королевы к жрицам.

— Угу… ну ладно, тем более, наше предупреждение основано по большей части на моём предчувствии.

Шелтис поднял взгляд вверх, к небу.

Там царили синий и белый цвета. По синей полусфере небес, похожей на бесконечно глубокое море, плыли кажущиеся бесконечно далёкими облака. А вдалеке возвышалась, пробивая и море облаков, и само небо, белая башня.

— Эйри, уже ведь самое время для пушечного салюта?

После того, как королева закончила петь молитву, поддерживающую Ледяное Зеркало, и передала управление жрицам, из Софии должен был раздаться пушечный салют, а фестиваль звёзд официально открыться.

Однако…

— Э?.. Тут что-то не так.

Бормотание Эйри нарушило опустившуюся тишину.

— Что случилось?

— Да так, странности какие-то. Вообще-то, время для салюта уже прошло.

Эйри взглянула на большие часы, закреплённые на одном из фонарей, а потом сверила с ними свои карманные.

— Чего-чего? Время совпадает? Похоже, с моими часами всё в порядке.

«Салюта нет. Это значит, что контроль за Ледяным Зеркалом не был передан жрицам. Но, если рассуждать серьёзно, такого просто не может быть. Поддержание Ледяного Зеркала — это серьёзнейшая церемония, от которой зависит само существование Орби Клэр. Для подобных ритуалов контроль за временем передачи должен быть предельно строгим.

Неужели там что-то случилось?»

— Юми… — пробормотал имя жрицы Шелтис, вглядываясь на белую башню.

Часть 2

— Меймел, Сюнрей, простите за ожидание!

Когда Юми поднялась на этаж, две другие жрицы уже ждали её в центре помещения.

Двести восемьдесят первый этаж Софии назывался «Собор».

Латунные предметы для ритуалов сияли как золотые, стены украшали громадные витражи с изображениями луны и звёзд. Эта комната была самым большим залом для молитв во всей Софии, и здесь же жрицы проходили свои первые тренировки.

— Доброе утро, Юми…

Жрица в ритуальном кимоно повернулась навстречу подруге. В обычные дни черноволосая девушка вела себя спокойно, но сегодня её лицо казалось напряжённым. Она наверняка волновалась.

— Доброе утро, Сюнрей. Давай вместе постараемся!

— Ага!..

«Снаружи, наверно, люди толпами идут на фестиваль.

Однако нам, жрицам, предстоит выполнить самую главную задачу. Мы должны принять Ледяное Зеркало от королевы и поддерживать его три дня».

— А ты, Меймел, кажется, вообще не волнуешься.

— Хи-хи, как грубо… Ведь это совсем не так.

Но вопреки возражению, губы Меймел сложились в спокойную улыбку.

— Ну что, мы трое на месте. Госпожа Сала поддерживала барьер почти месяц и, естественно, уже на пределе, Давайте поможем ей побыстрее, согласны?

У королевы было пять жриц, однако жрицы не всегда находились в башне в полном составе. Чаще всего две из них патрулировали дальние территории на краю летающего континента. Вот и в этот раз поддерживать Ледяное Зеркало должны были только три оставшиеся в башне жрицы.

— Я пойду первой. Скоро увидимся.

Весело подмигнув Юми и Сюнрей, Меймел исчезла в лифте.

Она поднималась вверх, на последний этаж под названием «рай», где её ждала королева. Передать барьер всем жрицам одновременно было невозможно. Сначала королева должна была отдать часть заклинания Меймел, потом Сюнрей и наконец Юми.

— Леон…

— Не волнуйся ты так, Сюнрей. Просто делай то же, что и всегда, — отделившись от стены собора, ответил парень с серебристыми волосами. — И о Софии тоже не беспокойся. Думай только о Ледяном Зеркале, а в остальном положись на меня.

— Ага!.. — чуть слышно, однако уверенно, согласилась черноволосая девушка. — Я буду стараться…

С этими словами жрица вприпрыжку убежала к лифту. Проводив её взглядом, Юми, не обращаясь ни к кому напрямую, пробормотала:

— Ты и правда потрясающий, Леон…

— О чём это ты?

Парень с непонимающим видом взглянул на неё.

— Кажется, Сюнрей по-настоящему доверяет тебе.

— Ну естественно.

«Леон точно говорит не из гордости. Как раз такими и должны быть отношения жрицы и защищающего её «льва». Я всё это понимаю… Но почему тогда я немного завидую отношениям Леона с Сюнрей.

Вот бы и у меня был кто-то, кому я доверяла настолько же сильно, как и они друг другу…»

— Юми?..

— Нет-нет, всё в порядке. Прости, что отвлеклась.

Натянув фальшивую улыбку, Юми изо всех сил притворилась спокойной.

— Ах да, Леон, не мог бы ты пока позаботиться о ней?

Она передала парню цепочку с висящим на ней синим кристаллом.

Вот так вот. Буду очень тебе обязана, Леон.

— А, ты об Илис? Не сразу понял.

— Меня три дня не будет, поэтому Илис попросила отдать её кому-то, иначе она совсем заскучает.

— Смотрю, ты, как всегда, много шумишь.

Прошу считать, что я просто боюсь одиночества. Да и тебе, наверно, будет нечем заняться, пока Сюнрей нет, верно? — замигала Илис в руках у Леона.

— Всё, мне тоже пора идти. Пожалуйста, позаботьтесь обо всём остальном.

Юми протянула руку к панели управления лифта и тогда…

Ей послышался некий звук.

Юми машинально остановилась и обернулась назад.

Её показалось, будто какой-то твёрдый предмет разбился с жалобным всхлипом.

«Один из витражей собора? Нет, не похоже. Все стёкла целы».

— Сейчас… ничего не разбилось?

Этот душераздирающий звук вызывал чувство, одновременно похожее и отличающееся от тоски, и опустошал сердце каждого, кто его слышал.

«Звук шёл с пола? Нет, намного-намного ниже… Даже не с летающего континента, а с того, что под ним…»

— Что случилось, Юми?

— Леон… ты сейчас ничего не слышал?

«Этот звон был смутным. Очень-очень смутным… А ещё каким-то прозрачным и нереальным, словно иллюзия. Но я точно его слышала. Это был…»

В ту же секунду всё вокруг залил красный цвет.

Лампы на потолке мгновенно погасли, а потом снова зажглись, но уже красным светом, который означал чрезвычайную ситуацию.

— Красный сигнал? Что это значит? Эй, диспетчеры башни, вы меня слышите? Что случилось? — прокричал Леон, глядя на громкоговорители двухсторонней связи на потолке.

В ответ сначала раздался режущий ухо шум, а потом прозвучало объявление:

Внимание. Это автоматическое сообщение для всех сотрудников Софии.

В настоящий момент указом Королевы объявлена чрезвычайная ситуация первой степени опасности.

Согласно двенадцатой статье закона башни, все сотрудники должны немедленно остановить выполнение текущих задач и выполнять приказы королевы.

После этого громкоговорители затихли, а вместо них пронзительно зазвенела сирена.

— Что всё это значит? Первая степень опасности… Не может быть…

«Такую степень тревоги можно объявить только когда под угрозой находится само существование Орби Клэр. А значит, под угрозой уничтожения оказывается всё человечество…

И королева лично объявила такой уровень опасности?»

Юми, ты говорила, что слышала звук, будто что-то разбилось, так?

Даже в голосе Илис ощущалось необычное напряжение.

По правде говоря, в тот же самый момент моя подсистема наблюдающая за Эдемом, обнаружила огромный объём матеки. Если сравнить его с усреднённым значением матеки одного фантома, то он соответствует нескольким сотням или даже тысяче особей.

— Нескольким сотням?.. Илис, такого же просто не может быть…

«Если Илис права, это будет самое крупное вторжение с момента возведения Ледяного Зеркала».

— Да что вообще происходит?

Юми прижала руку к груди, сердце девушки стучало всё быстрее.

«Став жрицей, я уже не раз поддерживала барьер, но ничего настолько зловещего раньше никогда не случалось.

Иногда отдельные фантомы просачиваются сквозь Ледяное зеркало. Но это только самые слабые особи таких маленьких размеров, что они могут пролезать в ячейки сети.

Но в этот раз из Эдема вырвалось сразу несколько сотен?»

— Ледяное Зеркало прорвали… — пояснила Сюнрей, несколько минут назад уехавшая на верхний этаж.

Прямо за ней из лифта появилась ушедшая принимать барьер первой жрица в тонком платье.

— Мда… вот же ж неприятность, совсем нехорошо…

Меймел говорила так же лениво, как и всегда, однако шагала она заметно быстрее, чем обычно. Казалось, будто она куда-то спешит или будто за ней что-то гонится.

— И ты тоже вернулась, Меймел?.. Что там на самом деле случилось?

— Успокойся, Юми. Я сейчас всё подробно объясню. Ран, ты здесь?

— Ага, туточки.

Массивные, украшенные серебром двери собора распахнулись с тяжёлым грохотом. За ними стояла невысокая девушка, по всему телу которой виднелись ритуальные печати.

— Сначала доклад. Из «львов» на страже я и Леон. Из жриц только вы трое. Других руководителей в башне нет. Я пока не знаю, что случилось, но, судя по всему, что-то серьёзное, поэтому я приказала элитным стражам собраться на двести шестидесятом этаже и ждать дальнейших указаний. Подчинённые «львам» отряды ещё собираются. Немедленно готовы действовать второй, четвёртый и пятый.

— Отличная работа, Ран. Недаром ты мой «лев», — оценила умелые действия подчиненной Меймел и тут же перешла к делу. — Коротко опишу ситуацию: как уже сказала Сюнрей, Ледяное Зеркало прорвано.

«Невозможно…»

Даже после подтверждения от Меймел Юми не могла ощутить реальность происшедшего.

«Ледяное Зеркало — сильнейший барьер из синрёку, За тысячу лет его не прорвали ни разу. Так почему же сейчас…»

— Скорее всего, главная причина прорыва в том, что мы, люди, до сих пор не воспринимали фантомов всерьёз… Они специально выжидали момент, когда Ледяное Зеркало достаточно ослабнет.

Слово «ослабнет» подсказало Юми единственное возможное объяснение.

— Неужели?!

— Именно. Когда королева передаёт управление барьером жрицам, поддерживающая его молитва ненадолго прерывается, верно? Похоже, как раз этого шанса и ждали фантомы.

Название «Фестиваль звёзд» мелькнуло в голове у Юми, и одновременно с тем по её спине пробежал холодок.

«Когда королева прекращает молитву, начинается трёхдневный фестиваль, посвящённый её отдыху от поддержания барьера. Если задуматься, то началом фестиваля люди сами сообщили о моменте передачи Ледяного Зеркала».

А ещё девушка вспомнила анонимное предупреждение, поступившее день назад в электронную приёмную дворца: «Внимание! Фантомы ведут себя необычно».

«Значит, то сообщение было правдой. Если бы только мы занялись его проверкой, может быть…»

В любом случае, времени на сожаления у нас нет. Меймел, продолжай.

— Верно. Так вот, прорвана была только маленькая часть барьера. Это небольшая дыра, максимум пару сотен метров в диаметре. Если учесть размер всего Ледяного Зеркала, это почти что точка. Кроме того, разрыв просуществовал всего несколько десятков секунд. Сейчас он уже восстановлен… Но проблема в том…

На этих словах Меймел прервалась. И дело было не в том, что она сомневалась, стоит ли заканчивать фразу, просто все и так догадались об её окончании.

Фантомы всегда искали возможность атаковать Орби Клэр. Для этих зловещего вида зверей было более чем достаточно даже маленькой «дырочки» в Ледяном Зеркале.

Загадочные существа ждали этой самой возможности…

— Как бы то ни было, через барьер прорвались сотни или даже тысячи фантомов. Думаю, устройства наблюдения Софии их обнаружили… По оценке госпожи Салы, первая волна фантомов прибудет меньше чем через час.

Громадная, больше, чем когда-либо с возведения Ледяного Зеркала, стая фантомов летела к парящему в десяти тысячах метров над Эдемом Орби Клэр. И их целью была…

Поступил второй набор данных от наблюдательных устройств Софии. Фантомы не разделяются на маленькие группы, а сохраняют общий строй. Они движутся к летающему континенту одной стаей. Судя по таким действиям, цель их вторжения не весь Орби Клэр, а одно конкретное место.

От сообщения Илис все потеряли дар речи.

На всём Орби Клэр было только одно место, куда могли нацелиться фантомы — София.

Сомнений быть не могло: совсем скоро фантомы атакуют башню.

— Что будем делать, Меймел?.. Госпожа Сала уже на пределе.

Крепко сжав дрожащие кулаки, Юми смотрела в глаза старшей жрице.

«Число фантомов слишком велико по сравнению с количеством стражей Софии, включая Леона и Ран.

Если мы, жрицы, не окажем помощь, точно будет множество жертв. Но мы должны взять на себя Ледяное Зеркало, силы королевы наверняка уже на исходе».

— Госпожа Сала на пределе. А мы… мало что можем, кроме как поддержать Ледяное Зеркало. Выходит, мы отправим Леона и остальных сражаться с фантомами без поддержки?

— Другого выхода нет, — вздохнул молчавший до сих пор парень с серебристыми волосами. — Мы с Ран соберём всех готовых стражей и перехватим фантомов.

Однако черноволосая жрица вцепилась в его плащ.

— Сюнрей?

— Нет, Леон… ты умрёшь… Нельзя идти одному.

Готовая в любой момент расплакаться девушка замотала головой. Конечно же, Леон и сам всё понимал. Вторжения фантомов такого масштаба не случалось никогда прежде. Некоторые фантомы могли в одиночку уничтожить огромного дракона. Какими бы сверхчеловеческими способностями ни обладали «львы», справиться с таким количеством противников у них шансов не было.

— Но это же единственный выход.

— Не спеши, Леон. Как ни посмотри, твоё решение — перебор. Мы поддержим вас.

Когда Леон уже собирался отстранить вцепившуюся в него Сюнрей, Меймел положила руку ему на плечо.

— Выслушай меня, хорошо? Мы сможем поддерживать вас три часа. За это время станет ясно, защитим мы летающий континент или нет.

От этих слов Леон остановился.

— Что ты имеешь в виду?

— Я сейчас всё объясню. Но мне нужно поговорить со всеми жителями Орби Клэр. Юми, Сюнрей, подойдите сюда.

Меймел изящным движением поманила других жриц к себе.

— Я собираюсь телепатически обратиться к двум другим жрицам, их «львам» и всем остальным людям на летающем континенте. Давайте разделим заклинание на троих, как и с ледяным зеркалом. Я составлю заклинание, Сюнрей будет им управлять, а ты, Юми, дашь необходимое для него синрёку.

— Меймел, стой…

Ран, громко топая, подошла к жрицам.

— Телепатия — конёк Сюнрей, тут я согласна. Насчёт твоей роли я тоже не возражаю. Но тебе не кажется, что нагрузка на Юми слишком велика?

Необходимость телепатически говорить со всем континентом, означала по сути, что придётся распространить синрёку на всю его территорию.

— Хо-хо. Тебе не о чём волноваться, Ран. Может, Юми и не справляется с контролем заклинаний, но объём синрёку у неё просто невероятный. Ты вот знаешь, что кроме госпожи Салы поддерживать Ледяное Зеркало три дня и оставаться после этого бодрой и весёлой может только Юми?

— Но… — не собиралась отступать недовольная Ран, однако в спор вступила сама Юми:

— Спасибо за беспокойство, Ран, но я справлюсь.

«Я сделаю всё, что в моих силах. Ведь Меймел поручила мне эту роль в заклинании потому, что верит в меня».

— Вот-вот, Юми, ты такая хорошая девочка. Ну, наверное, ты немного устанешь, но всё с тобой будет в порядке. Ты совершенно бездарная в управлении заклинаниями, но зато у тебя бездонный запас силы, которая приводит их в действие.

— Меймел… Ты только делаешь вид, что хвалишь меня, а на самом деле высмеиваешь?

— Ничего подобного. Итак, Юми, Сюнрей, давайте введём наши заклинания в резонанс с помощью «трёхсвязного чтения». Справитесь?

Меймел широко улыбалась всего долю секунды, затем улыбка пропала с лица старшей жрицы, а её взгляд мгновенно стал острым.

— Делайте всё как обычно и всё получится. Не волнуйтесь. Вы ведь уже достаточно много тренировались.

Юми и Сюнрей неуверенно переглянулись.

«Мы впервые исполним “трёхсвязное чтение” не на тренировке».

Трёхсвязным чтением называлась составная ария, которую исполняли три заклинателя. Однако, это не было просто одновременное чтение нараспев. Слова каждого отдельного чтеца должны были налагаться на речь двух других, благодаря чему рождалась великая мелодия с многими сотнями различных текстов. Именно в этом и заключалась сложность заклинания.

— Начинаем… Юми, Сюнрей, подстраивайтесь под меня.

Собор полностью затих.

Из священного зала для молитв исчез и самый тихий шепот дыхания, и шорох пылинок в воздухе — все существующие звуки. И тогда…

Lin Endes pel On Nes

[Я запеваю молитву, что связует всё сущее]

phia-So la telah sitra

[Трёхсторонними вратами я возжигаю молитву]

ele So Phi-a-s Arma-Riris

[Всеми желаниями, что мне подвластны…]

Вторю слева… слагая тона, составляю музыку.

Трёхсвязное чтение… тип «территория»… благословляю тона… и связую ими отдельную музыку.

Вторю справа… слагая тона, следую за ведущим.

Непрестанный напев… мечтательная мелодия… что распространяется по миру… сплетая время.

Вечный напев… взывающий ко сну… став пульсацией… превращается в спираль.

Бесконечный напев… наполненный законом… вызывает волны… проходя сквозь бессчетное множество форм.

Сие есть… великие… внутрь благословений врисованные… тихие фразы.

Сие есть… скромное… для красивых времён… сложение тихих фраз…

Сие есть… великой музыки полная… и из неё сплетённая… закрученная вновь и вновь спираль.

И следы от мечтаний… прервут сон далёкого сада… Пусть моё тело… наполнится явью и снами.

И сплетённые вместе сны… превратят фонтан мира в зеркало… и наполнят меня… законом и ритмом.

И горячие камни в моих объятьях… Здесь и сейчас рассыплются, а потом вновь соберутся… и наполнят меня… словами и песнями.

Упавшие звёзды… проходят сквозь кольца бездны…ради того… чтоб известить: ты здесь.

Опустившаяся луна… в час сплетения… здесь и сейчас… тебя освободит.

Проливной дождь… бродит с места на место… чтобы тебя… здесь найти.

Волей ветров… всё, что взвивается ввысь… стань… дрожащей дорогой чудес.

Волей ветров… всё, что изливается вниз… стань… бескрайней дорогой окрестных звёзд.

Волей ветров… всё, что стремительно растёт… стань… дорогой надежд для бессчетных душ.

Четвёртая жрица… под управлением «территории»… построить мир на основе процесса три в тридцать третьей степени.

Вторая жрица… под управлением «барьеров». .. создать мир на основе процесса три в тридцать третьей степени.

Пятая жрица… под управлением «таинств»… воскресить мир на основе процесса три в тридцать третьей степени.

От появившегося света синрёку шёл звук, как от падающих капель воды.

Подобно тому, как от упавших в фонтан капель расходятся маленькие волны, окруживший трёх жриц свет стал расширяться с невероятной скоростью… быстрее ветра… быстрее звука.

Сияние прошло сквозь стены собора, вырвалось за пределы Софии, дошло до далёкого биотопа и вскоре накрыло весь Орби Клэр.

— Нашла… — открыв глаза, проговорила Сюнрей.

Её глубоко-чёрные глаза наполнились синрёку типа «территория» и засветились изумрудно-зелёным цветом.

— Природный сектор, второй северный парк… И биотоп, четвёртый южный блок. Обнаружены жрицы и «львы».

— Молодец, Сюнрей, продолжай их отслеживать. Говорить буду я. Э… Кхе-кхе.

Жрицы и «львы», занятые патрулированием, благодарю вас за работу. Дамы и господа из жилых кварталов, добрый день. Говорит жрица Меймел. Простите за столь внезапный вызов, но я должна сообщить вам нечто очень важное, поэтому прошу вас недолго потерпеть телепатический разговор.

Голос Меймел гремел прямо в голове у Юми. И не только у неё. И Леон, и Ран, и все люди в Софии слышали старшую жрицу.

Это очень неожиданное известие, но прошу сохранять спокойствие… Только что фантомы прорвали запечатывающее Эдем Ледяное зеркало.

— Меймел?!

Леон тут же вскинул голову. Меймел высказалась уж слишком прямо.

Содержание телепатического сообщения было слишком внезапным и к тому же серьёзным. Существовала вероятность, что, узнав о прорыве барьера, и так взволнованные люди впадут в панику.

— Леон, доверься ей, — попросила среброволосого парня Юми.

«Меймел понимает угрозу лучше, чем кто-либо ещё, но всё равно решила высказаться именно так. Сейчас надо верить в неё…»

Более тысячи фантомов уже поднимаются на Орби Клэр. Скажу прямо: они атакуют наш летающий континент меньше, чем через час, — без единой запинки и сомнения продолжила высокая жрица.

Ясная и беглая речь Меймел сама по себе говорила: права на промедление нет.

Говорить размытыми фразами было нельзя. Они лишь выдали бы беспокойство жрицы. Тогда людей из жилых кварталов точно охватили бы ужас и паника.

Все осознали, в какой мы ситуации? Именно поэтому я прошу понимания у населения жилых кварталов. Пожалуйста, спрячьтесь в подземных укрытиях за ближайшие тридцать минут, хорошо? Стражи Софии будут защищать вас ценой собственных жизней. — Меймел прервалась, глубоко вздохнула, а потом обратилась только к коллегам из Софии: — Для начала, обращаюсь жрицам и «львам», патрулирующим территорию. Времени нет, поэтому буду кратка: ситуация именно такая, как я и описала, мы в смертельной опасности.

Жрица в платье тяжело пожала плечами. Говорила она так же лениво, как и всегда, но в каждом её слове ощущалась тяжесть нынешней ситуации.

Главная проблема в том, что через барьер прорвалось слишком много фантомов. Сдержать их всех силами стражей и «львов», оставшихся в Софии, невозможно. Поэтому жрицы тоже окажут поддержку в битве… Однако при этом мы не сможем поддерживать Ледяное Зеркало. Как всем вам известно, госпожа королева уже на пределе сил, поэтому жрицы должны её заменить.

Но если бы жрицы отправились поддерживать барьер на верхний этаж, сдерживать фантомов остались бы только «львы».

Поэтому сейчас я передам предложение от королевы. Вы готовы слушать?..

«Я смогу поддерживать Ледяное Зеркало самостоятельно ещё три часа.

Прошу жриц и «львов», а также всех готовых к бою стражей уничтожить прорвавшихся фантомов за это время… Однако больше трёх часов не продержусь и я. Помните: как только время выйдет, жрицы обязаны будут взять Ледяное Зеркало на себя».

Защитить летающий континент можно было только выполнив два условия: уничтожить фантомов за три часа и потом заменить королеву на жриц.

В связи с этим я обращаюсь к отсутствующим в Софии жрицам. Как вам известно, фантомы превращают свои тела в туман и пролетают в таком состоянии все десять тысяч метров от Эдема до Орби Клэр. Сначала они прибудут на самый край континента, а потом будут прорываться сквозь биотоп и природный сектор. Поэтому я прошу вас насколько возможно уменьшить их число прежде, чем они доберутся до жилых кварталов. Уничтожьте тридцать… нет, минимум, сорок процентов. С оставшимися как-нибудь справятся стражи в Софии…. В остальном полагаюсь на вас.

Телепатический разговор закончился.

Меймел развернулась к остальным людям в соборе. По её лбу стекали тонкие струйки пота.

— Вы сами всё слышали. Надо уничтожить фантомов за три часа, а потом жрицы возьмут на себя управление Ледяным Зеркалом. Только так мы защитим Орби Клэр. Через три часа жрицы должны отправиться на верхний этаж, даже если будут уничтожены не все фантомов. И даже если у вас на глазах фантомы будут атаковать людей.

— Сойдёт. Именно для таких случаев и нужны «львы».

Услышав согласие Леона, Меймел улыбнулась.

— Это меня обнадёживает. Ну раз так, Сюнрей, Юми, оставляю это место на вас… Пойдём, Ран, — заявила старшая жрица и развернулась к выходу.

— Меймел, стой, ты куда?

— Очевидно же. Кто будет защищать людей в жилых кварталах, если не мы с Ран? — не оборачиваясь, равнодушно ответила Меймел.

— Но что тогда с Ледяным Зеркалом?

— Его я оставляю на тебя, Юми. В обычной ситуации мы просто на всякий случай поддерживаем барьер все вместе, но ты же проходила тренировку по управлению Ледяным Зеркалов в одиночку, верно? Вообще-то одной жрицы достаточно для поддержания барьера, но если что, тебе сможет помочь Сюнрей. Ну а последняя жрица должна оказать помощь в бою, не так ли?

— Но… тогда отправь туда меня. Если тебя не будет в Софии…

«Сейчас всеми силами Софии управляет Меймел. Мне и Сюнрей просто не хватит опыта. Мы никогда раньше не управляли Софией».

— Юми, как ты собираешься идти в бой, не имея при себе «льва»?

— Ну… Но ты же сама говорила, что жрицам нельзя умирать, Меймел!

«Бой в жилом квартале наверняка будет тяжёлым, ведь там придётся ещё и защищать укрытия с жителями. Кто знает, какие неожиданности могут там поджидать. Даже жрица не может быть уверена в собственной безопасности.

И поэтому… из жриц должна пойти та, кто занимает низшую позицию — я. Даже если со мной что-то случиться — обязательно найдётся способный человек, чтобы меня заменить».

— Юми.

Старшая жрица медленно обернулась.

— Послушай. Нет такой жрицы, которую можно потерять. Наши позиции — просто формальность. То, что я вторая жрица, а ты пятая, не значит, что я ценнее тебя.

«Поверить не могу… номера жрицам назначает лично королева. Да как вообще Меймел, которая ценит формальности наших должностей больше всех остальных, могла такое сказать?»

— Точно так же, как у Сюнрей есть талант к заклинаниям типа «территория», вроде телепатии или дальнего зрения, и так же, как ты одарена огромным объёмом синрёку, у каждой жрицы есть своя сильная сторона. У меня это заклинания «барьеров». Сражаться с фантомами, одновременно поддерживая барьеры над укрытиями для жителей, могу только я.

— Тогда тем более должна идти я! — вскричала Юми, глядя на по-прежнему сохранявшую спокойствие Меймел.

«Если Меймел потратит силу на барьеры для укрытий —' у неё почти не останется синрёку для защиты самой себя. Если фантомы нападут на неё…»

— Юми, это и значит быть жрицей. Мы всеми силами защищаем Орби Клэр, а нас защищают «львы». Именно благодаря такому доверию летающий континент продержался всю тысячу лет. Для нас естественно рисковать собственной жизнью ради защиты людей из жилых кварталов. Верно, Ран?

Меймел подмигнула стоявшей рядом с девушке, которая была её партнёром и «львом».

— Не волнуйся. Я присмотрю за Меймел.

В этот миг Юми осознала… всю глубину и прочность доверия между жрицей и «львом». Она, не имея партнёра, просто не могла достичь таких отношений. Её глазам предстали абсолютные узы, в которых ощущался вес буквально тысячи лет.

— Так что фантомами в жилых кварталах займёмся мы. Хотя наша цель их полное уничтожение, но учитывая, что нам придётся защищать сбежавших людей, мы сможем взять на себя только сорок-пятьдесят процентов. Если фантомы прорвутся сквозь нас — других заслонов перед Софией не будет. Леон, здесь всё на тебе… Давай взбодрись. Если с королевой или жрицами что-то случится, я тебе это припомню, понял? — дерзко улыбнулась второму «льву» Ран.

— Зря беспокоишься. Ты сама-то не спускай глаз с Меймел, — с такой же боевой улыбкой, ответил ей Леон. — Сюнрей, Юми, я перехвачу фантомов на двести сорок первом этаже. Пожалуйста, оставайтесь здесь и защищайте собор. Когда время выйдет, поднимайтесь наверх.

— Хорошо… — согласилась Юми, приложив руку груди.

Её грудь ныла, будто девушку придавили чем-то тяжёлым. Они с Сюнрей представляли последнюю линию обороны, последнюю преграду на пути к королеве.

— Юми, а с ней что будем делать? — спросил Леон, подняв над головой цепочку со светящейся Илис.

Возьми меня с собой, Леон. Я буду отслеживать вторгающихся в Софию фантомов и сообщать тебе. Так ты сможешь лучше командовать подчинёнными в большом зале.

— Тогда всё решено. Расходимся. Давайте потом встретимся целые и невредимые, хорошо? — хлопнув в ладоши, отдала команду Меймел.

Все собравшиеся в соборе отправились выполнять собственные задачи.

Часть 3

«Только что фантомы прорвали запечатывающее Эдем Ледяное Зеркало».

Телепатическое сообщение жрицы Меймел прокатилось по всему жилому кварталу.

Вопли, визг и безумие заполнили главную улицу.

Люди забыли и о торговых палатках, и обо всём остальном и бросились бежать. Члены семей теряли друг друга в толпе, кто-то бегал кругами в поисках любимой. Громадная волна людей с грохотом покатилась к укрытиям.

Это зрелище разворачивалось прямо на глазах у Шелтиса.

— Просто ужас… Намного хуже, чем я предполагал.

Юноша до боли стиснул зубы.

«Я и представить себе не мог, что Ледяное Зеркало будет прорвано».

— Эй, Шелтис! Э-эй! Что будем делать? Побежим в укрытия, как приказала госпожа Меймел?

Шелтис даже не заметил, как Эйри оказалась почти вплотную к нему.

«Её губы прямо трясутся от страха… Должно быть, мне просто привиделось».

— Мы с тобой обычные люди, у нас нет другого выбора.'

«Если верить словам жрицы, королева по-прежнему на вершине Софии. Жрица выступила со срочным обращением вместо неё. Сомневаться или перечить ей недопустимо».

— Но сперва нам надо найти Юто.

— Братик Шел!

Из крошечного разрыва в людской волне послышался знакомый голос маленькой девочки. Однако и его мгновенно заглушили людские крики. Голос пропал, не оставив и малейшего эха.

— Юто!

Ориентируясь лишь на тот окрик, Шелтис нырнул внутрь толпы. Ему едва удалось схватить руку девочки, которая была на голову ниже всех вокруг, когда от толчков бегущих к укрытиям людей она чуть не упала на землю.

— Юто… как хорошо, что ты была так близко.

— Братик Шел, что с ними всеми такое? — удивлённо спросила девочка, разглядывая беспорядочную толпу убегающих.

Скорее всего, она слишком увлечённо веселилась на фестивале и пропустила объявление жрицы мимо ушей.

— Да так, ничего. Но нам надо скорее бежать. Пойдём!

Шелтис крепко взял Юто за руку и уже собирался быстрым шагом пойти к укрытиям, но…

— Э? Ты побежишь, братик Шел?

Но девочка, сжавшая его руку в ответ, так и не сдвинулась с места.

— Да. Времени мало, поэтому я объясню всё потом. Сначала нам надо спрятаться в укрытии.

— Я хочу с тобой, братик Шел.

— Разумеется. Мы спрячемся вместе.

— Нет, я не это хотела сказать.

Девочка слегка помотала головой. Её небесно-голубой шарф также качнулся из стороны в сторону.

— Ты же защитишь меня, братик Шел?

— Э?

Глубоко-глубоко в груди юноши раздался стук. Это была твёрдая пульсация, чем-то отличающаяся от простого сердцебиения.

— Если я буду с тобой, братик Шел, ты меня защитишь.

— Я?..

Шелтис собирался идти в укрытие, но замер.

— Если ты будешь меня защищать , всё будет хорошо. Ты же защитил меня в парке, братик Шел…

Во рту у юноши пересохло, у него не получалось выговорить и слова.

«Я… смогу защитить кого-то от фантомов?

Изгнанник из Софии, которому даже не разрешено увидеть Юми?..»

— Шелтис, что случилось? — заглянув сбоку в лицо юноше, спросила Эйри.

— А?.. Ничего… совсем ничего, — сразу же замахал руками он.

— Да хватит тебе, Шелтис, не стой столбом, идём уже! Нам нужно в шестое укрытие. До него довольно далеко, поэтому надо спешить.

«Бежать в укрытие? А это действительно правильный путь? Просто позволить кому-то другому защищать тебя?» — раз за разом раздавался в голове у Шелтиса голос… его собственный голос.

«Моя подруга детства уже стала жрицей, защищающей весь летающий континент. Мой друг и соперник стал «львом», защищающим свою жрицу. Их обоих почитают все люди континента.

А я обычный человек из жилого квартала. Мне даже запрещено вмешиваться в дела Софии.

Всё, что я могу — молиться, чтобы Юми и Леон, исполняя свои обязанности, остались целыми и невредимыми.

Ещё два года назад я до боли ясно это осознал…

Но тогда откуда взялось раздражение, от которого я никак не могу избавиться?»

— Юми… — не слушая вопли и крики бегущих, пробормотал Шелтис и повернулся против людского потока…

К бесконечно высокой башне с белыми стенами.

***

Третий жилой квартал, самая удалённая от Софии точка на границе с природным сектором.

В отличие от второго жилого квартала, где процветала в основном торговля, в третьем рядами стояли высотные жилые комплексы, и потому здесь ясно чувствовалась атмосфера жизни.

Однако сейчас на главной улице не было видно ни одного человека.

— На улицах никого нет. В домах тоже… Видимо, все уже в укрытиях.

Над затихшим городом разнёсся стук десятков ног.

Эта группа людей была непохожа на простых жителей. Их одежда значительно различалась: длинные плащи, жилетки, платья, — но вся она была выполнена в стиле церемониальных одеяний и имела абсолютно белый цвет.

Это были стражи и послушницы Софии. Они были вооружены не только обычными средствами ближнего боя, вроде тяжёлых мечей и складных копий, но и луками, и метальными ножами, и огнестрельным оружием.

Каждого из них знали на всём летающем континенте, как настоящего мастера какого-либо оружия или заклинаний синрёку. Это был второй «львиный» отряд Софии.

— Так тихо… Э-эй, Ран, теперь-то мы можем вломиться к кому-нибудь в дом, а?

— Меймел, ты что, хочешь устроить перерыв на чай? Вообще-то ещё ничего не закончилось, — пожала плечами идущая во главе отряда рядом со жрицей Ран.

— Ну, надо же ведь отдохнуть, пока есть возможность. Эй, вы со мной согласны? — взмахнув подолом церемониального платья, поинтересовалась Меймел.

Однако во всём «львином» отряде не нашлось ни одного человека, который бы ответил ей.

«Ну естественно… Даже я, «лев», напряжена».

— Меймел, неужели ты и правда устала?

На пути сюда Меймел остановилась у каждого из десяти укрытий жилых кварталов и наложила на все отражающий атаки фантомов барьер из синрёку. Как много сил на это ушло, Ран не знала, однако нагрузка наверняка была немалой.

— Я та-а-ак устала… Со-овсем выдохлась пока шла.

С этими словами Меймел остановилась.

Перед несколькими десятками стражей возвышалась стальная перегородка, высотой более десяти метров. Эта стена отделала жилые кварталы от природного сектора, защищая людей от живущих там хищников.

— Только что пришли телепатические сообщения от жриц в биотопе и природном секторе.

— И что там?

— Они вступили в бой. Но фантомов слишком много… Сообщения прервались на словах: «несколько сотен прорвались мимо и движутся к жилым кварталам». Похоже, у них уже не осталось возможности тратить силы на телепатическую речь.

Высокая жрица крутанулась на каблуках и повернулась спиной к металлической стене. Её взгляд обратился к десяткам ожидающих команды стражей.

— Как вам всем известно, я лично нанесла ритуальные печати на ваши одежды, поэтому они в некоторой степени устойчивы к матеки. Однако все фантомы, с которыми вам сейчас предстоит сражаться, — это сильнейшие особи, прорвавшие наш барьер. Если вы попадёте под их матеки — готовьтесь к худшему. Предупреждаю сразу: времени на спасение заражённых матеки у меня не будет.

Даже стражи Софии не могли попасть под удар матеки и не пострадать.

Наиболее частыми эффектами от заражения матеки были отравление, вечная кома и безумие. Но главная опасность заключалась в том, что прикоснувшийся к заражённому, получал такое же проклятие. Существовал всего один способ излечиться от матеки: обладатель мощного синрёку должен был очистить его. Но даже такую помощь требовалось оказать вовремя, иначе заражённого было уже не спасти.

Слова Меймел означали, что она не будет лечить попавших под удар матеки, а значит, позволит им умереть.

— Ну, это же естественно, не? — равнодушно махнув рукой, отозвалась Ран.

Ни один человек в «львином» отряде не дрогнул. Если бы их можно было напугать такой угрозой, то они не смогли бы стать стражами Софии. Даже одного дня суровых тренировок не выдержали бы.

— Тогда всё в порядке. Но мне кажется, вы все неправильно поняли, что я имею в виду.

— Неправильно поняли?

От неожиданного возражения Меймел Ран вскинула бровь.

— Ран, повтори ту фразу, которую я всегда говорю. Так, чтобы все слышали.

— А, эту-то?… «Жизни королевы и жриц, поддерживающих Ледяное Зеркало, важнее всех других жизней на летающем континенте. А вы, стражи, клялись защищать жриц, рискуя собственной жизнью. Нельзя допустить, чтобы я умерла. Если моя жизнь окажется в опасности, закройте меня своим телом и умрите»… Всё так?

Такого было неписанное правило всех стражей Софии. А уж во втором «львином» отряде так и все поголовно знали любимое напутствие Меймел.

— Не беспокойся. Никто из моего отряда не сбежит с поля боя.

Однако жрица всё ещё сохраняла молчание.

— Меймел?

— А кстати, кое-что я вам сказать забыла.

Меймел натянуто улыбнулась, будто скрывала смущение, и глубоко вздохнула.

— Как я всегда и говорю, мне, как жрице, не позволено умирать. Если мне будет угрожать опасность, ваш первейший долг — защищать меня, рискуя собственной жизнью. Однако это верно лишь в том случае, если жрица окажется в опасности. Так слушайте же! По-настоящему хорошие стражи никогда не допустят, чтобы жрица оказалась в опасности.

Меймел вновь развернулась спиной к своему отряду. Не отрывая глаз от металлической стены, она продолжила:

— Вы все члены второго «львиного» отряда, который возглавляем мы с Ран. Я считаю вас сильнейшими стражами во всей Софии. Понимаете, что это значит? Если мне не будет грозить опасность, вам не придётся жертвовать собой, защищая меня. В таком случае не умру ни я, ни вы… И уж вы-то справитесь с этой задачей, верно?

Со стороны огромной, более чем десятиметровой, стены послышался режущий уши треск.

Массивную стальную перегородку кусали и рвали когтями. По хрусту пережёвываемого металла становилось ясно: несколькими десятками зверей это не кончится. С той стороны стены надвигалась гигантская стая в несколько сотен фантомов.

Однако… Даже перед таким зрелищем, способным испугать любого человека, жрица не дрогнула.

— Вот моё последнее слово. Как вторая жрица, как жрица барьера я приказываю вам.

Меймел вознесла правую руку высоко над головой. В её ладони сверкал голубой свет — чистое сияние синрёку.

— Я привела вас в бой, потому что верю в вас. Поэтому сражайтесь достойно до самого конца. Сражайтесь до конца и останьтесь живы. Я хочу, чтобы мой отряд не потерял ни одного человека. Именно поэтому я буду поддерживать вас всей своей силой.

Она выглядела бесконечно сильной, благородной и красивой.

Перед стражами стояла жрица, полная величия, гордости и любви к летающему континенту, который она защищала.

«Э-эх… как тяжело иметь дело с нашей жрицей».

Ран провела рукой по губам, стараясь спрятать едва заметную улыбку.

— Все всё слышали? Защитить жрицу и жителей мало! Мы должны защитить их всех и выжить сами. Вот наша миссия!

Ран подбросила церемониальную накидку «льва» высоко в воздух.

Это и был сигнал

— Все в бой! Вперёд!

А затем девушка-«лев» сорвалась с места.

— Идите сюда, чудища. Я с радостью зашвырну вас всех на луну!

Она бежала навстречу бесчисленным фантомам, которые, пробив дыру в стене, погрузили весь мир во тьму.

***

Торговые палатки фествиваля звёзд были разрушены или опрокинуты. Выложенные на прилавках товары упали на землю, а потом превратились в нечто неразличимое под ногами бегущей толпы. Главная улица полностью обезлюдела. Единственным напоминанием о бессчётном количестве бегущих остались одиноко танцующие в воздухе клубы пыли.

Люди спрятались в укрытия и второй жилой квартал опустел.

— Ну же, давай спешить! Если мы опоздаем, то дверь укрытия закроют и нас уже туда не пустят! — крикнула Эйри, стоя так близко к Шелтису, что он мог чувствовать на затылке дыхание девушки.

Позади неё нетерпеливо шумел на холостых оборотах, тот самый трёхколёсный мотоцикл. На заднем сиденье лежали сумки с запасом одежды, еды и медикаментов на несколько дней. Их Эйри в спешке собрала в собственной комнате.

— Последний раз спрашиваю: Шелтис, Юто, вы ничего не забыли?!

— У меня всё на месте. У Юто тоже, — ответил Шелтис, держа в руках компьютер, который его попросила забрать Эйри.

Затем юноша посмотрел на стоящую неподалёку часовую башню.

«Судя по времени, фантомы уже давно поднялись на летающий континент. Наверняка стражи Софии установили линию обороны на границе жилых кварталов и уже вступили в бой.

Вот только смогут ли они выстоять?.. По словам жрицы Меймел, фантомов несколько сотен. С таким количеством стражам не справится. Самое большее, что они могут, — продержаться, пока все жители не будут в укрытиях.

Нет, возможно, им не удастся и этого. Фантомы представляет угрозу даже поодиночке, а там их сотни. Тем более таких, которые сумели прорвать барьер. Скорее всего, они намного сильнее обычных особей. По-хорошему, в такой ситуации важен каждый лишний человек».

— Шелтис? — взволнованно позвала Эйри.

Единственное, что смог сделать Шелтис — молча кивнуть головой в ответ.

У него почему-то никак не выходили из головы слова Юто: «Ты же защитишь меня, братик Шел?»

Сама девочка уже давно сидела в коляске мотоцикла. Скорее всего, она не вкладывала в ту фразу никакого глубокого смысла, просто сказала, что к месту пришлось. Юноша всё это понимал, однако его всё равно мучила давящая боль в груди…

Внезапно земля содрогнулась так, что казалось, она вот-вот перевернётся вверх дном. Послышался грохот.

Мгновением позже по окрестностям волной прокатился звук падения чего-то огромного.

— Неужели… Э?!..

Шелтис обернулся и посмотрел на далёкий третий жилой квартал.

Из окон нескольких высотных зданий, в каждом из которых, было, наверное, больше десяти этажей, вырвался чёрный дым и они обрушились.

Вслед за ними начали разрушаться и другие дома. Хотя каркасы зданий были изготовлены из стойких к кислоте и ржавчине сплавов, даже они разлагались и плавились под воздействием матеки.

— Дело плохо, они уже так…

Эйри застыла, даже не закончив фразу. Со стороны третьего квартала надвигался подгоняемый ветром тёмно-фиолетовый туман.

— Это никакой не туман…Все те крошечные точки — фантомы?

Стая фантомов закрыла всё небо чернотой. Хотя лишь немногие из фантомов имели крылья, все эти звери умели превращать тело в туман. А сейчас ветер дул в сторону Софии. Воспользовавшись им, фантомы могли уже скоро вторгнуться в саму белую башню.

— Братик Шел… мне страшно!

Шелтис даже не заметил, как Юто выпрыгнула из мотоцикла и прижалась к его ноге. Дрожащая девочка опустила глаза, стараясь не смотреть на зловещих зверей. Юноше были до боли ясны её чувства.

Летящая стая не обратила внимания не оставшихся внизу людей. У жутких зверей была только одна цель — высокая и сияющая белая башня, где поддерживали Ледяное зеркало. Все фантомы стремились только туда.

«Ну разумеется…»

Шелтис тихо вздохнул и закрыл глаза.

— Страшно… да?

«Всем страшно. И королеве, и жрицам, и «львам». Нет такого человека, который не боялся бы этих зловещих существ. На самом деле каждому хочется сбежать.

И всё же»

— Юми… не сбежит.

«Жрицы не сбегут. Их миссия в том, чтобы защищать Софию до самого-самого конца.

И Леон тоже. Уж он-то точно не отступит. Пока жрицы остаются в Софии, миссия «львов» — защищать их, рискуя собственной жизнью.

И таким же было наше обещание в тот день…»

«Раз ты решила стать жрицей, чтобы защитить меня, то я стану «львом», который будет защищать тебя. Тогда мы сможем и дальше быть вместе, верно?.. Поэтому не плачь, ладно? Всё будет хорошо. Я обязательно приду к тебе, на самую вершину башни».

«Я всегда стремился исполнить обещанное.

Именно поэтому я так помешался на двух мечах. Одним я могу защитить только себя. Но я решил защищать и себя, и Юми, а значит, мечей нужно два».

Шелтис медленно открыл глаза.

«Пора идти…»

— Простите, что вам пришлось так много бояться, но… — с этими словами юноша ласково погладил испуганную Юто по голове. — Теперь всё в порядке. Я со всем этим покончу.

Улыбнувшись напоследок, Шелтис повернулся спиной к Эйри и Юто.

— Эйри, вы с Юто бегите в укрытие. Я пойду заберу то, что забыл.

«И мечи, и друзей, и воспоминания. А главное — наше с ней драгоценное обещание.

Два года назад я оставил их в той башне.

Пора забрать всё назад».

— Вот именно. Какое ещё изгнание? Сплошная чушь.

«У меня отобрали право быть стражем Софии? Меня навечно изгнали? Да какое мне дело? Даже моё осквернённое матеки тело наверняка хоть на что-то способно».

— Шелтис, куда это ты вдруг пошёл?! Давай скорей залезай.

— Прости. Оставьте меня и езжайте в укры…

— Да я вообще не об этом! Ты же в Софию идёшь, так? Тогда давай уже залезай. Я тебя подброшу.

— Э?

Сначала Шелтис даже не понял, что Эйри имеет в виду.

— Ты ни за что не успеешь, если просто побежишь. Юто, ты тоже давай запрыгивай.

Усадив Юто на заднее сиденье, Эйри ловко пристегнула ей ремень безопасности. Шелтис не мог поверить собственным глазам.

— Ч-что ты несёшь?! Ты же видела, что туда летели все те фантомы. В Софии сейчас слишком опасно!

— Но ты же туда идёшь. Честно говоря, мне очень страшно, но я пойду с тобой. Я готовилась к этому ещё с того момента, как ты попросил меня взломать центральный компьютер Софии, — до изумления привычным полушутливым тоном ответила девушка.

— Ну… да, я и правда тебя втянул.

— Своим ходом ты никак не успеешь к госпоже жрице. Да и в любом случае, если ты побежишь до Софии, то совсем устанешь, верно? Так что давай уже соглашайся на моё великодушное предложение.

Спокойно улыбаясь, девушка в комбинезоне поманила Шелтиса к себе.

— Спасибо…

Большего он сказал не смог.

— Вот и отлично. Пора выдвигаться. Все люди уже в укрытиях, на улицах никого нет. Самое то для нас. Мы вмиг долетим до Софии!

Металлическая машина заржала.

Колёса пронзительно взвизгнули, оставив чёрный след на дороге, и трёхколёсный мотоцикл с чудовищной скоростью сорвался с места.

— Эйри, когда всё закончится, я познакомлю тебя с Юми. Надеюсь, вы подружитесь.

— Ого?! Кажется, будет весело!

«Сейчас я ещё раз понял: два года в жилом квартале не прошли зря. Ведь у меня появилась подруга, которая пойдёт со мной даже на такое безумство».

— Ещё чуть-чуть, Юми…

«Я обязательно примчусь к тебе, на самую вершину башни».