Том 1    
Глава 3: Фестиваль звёзд


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
lover_varfor
1 мес.
Спасибо за перевод!
couguar
1 мес.
Возможно, я не прав, что позиционирую Эдем-Илис продолжениями песнопевца, но всё-таки я считаю, что они связаны достаточно тесно, чтобы быть частью одного проекта
shed
1 мес.
Подскажите пожалуйста, эта серия книг является продолжением СП или она только берёт оттуда песнопения?
couguar
1 мес.
>>46214
Она берёт механику песнопений, некоторые наименования и часть персонажей (первого персонажа из песнопевца вы увидите на чб иллюстрации в следующем томе).
Прямым продолжением её назвать нельзя, но вселенная безусловно общая.
Для понимания Эдема песнопевец необязателен, но все читавшие найдут ОЧЕНЬ много приятных отсылок, которые имеют смысл в сюжете. Первая (очень явная) будет в конце заключительной главы. Ждите.
Отредактировано 1 мес.
lastic
2 мес.
Спасиб

Глава 3: Фестиваль звёзд

Часть 1

Дующий в городе ветер нёс с собой влагу утренней росы.

Солнце ещё не поднялось над горизонтом, и лишь красные цвета начали проникать на ночное небо.

На заднем дворе кофейни Альбирео, подставив тело холодному утреннему ветру, неподвижно стоял юноша.

Он пристально всматривался в толстое дерево, пустившее корни в самом центре огороженного с трёх сторон стенами зелёного садика. С ветки дерева свисала нитка с подвешенным на ней листком бумаги.

— Э-эй, Шелтис, ты сколько уже молчишь? Долго ещё?

— Сестрёнка Эй, я хочу есть.

— Ох, да я тоже. Я взяла с собой шоколадки, будешь?

— Ура! Буду-буду!

Юноша по-прежнему молчал.

— Эй, Шелтис, хватит глазеть на бумажку, вот, возьми шоко…

— А-а-а! Опять концентрация сбилась! Я же просил не отвлекать, а? — резко развернувшись к девушкам, вскрикнул Шелтис.

— Что ты несёшь? Ты сам виноват, что тебя можно отвлечь такой мелочью. Правда, Юто?

— Сам винова-а-ат.

— Но это же вы сказали, что хотите посмотреть…

С трудом удержавшись от вздоха, Шелтис покрепче перехватил две металлические дубинки серебристого цвета. Это было разрешённое законами континента средство самозащиты.

Держа обе дубинки обратным хватом, юноша расслабленно опустил руки, принимая естественную позу.

А в следующую же секунду… Шелтис пришёл в движение, обгоняя и ветер, и звук.

Двум девушкам показалось, что фигура юноши на мгновение стала размытой.

Движение Шелтиса продлилось всего долю секунды. Он так не сдвинулся с того места, где стоял. Его руки висели всё также расслабленно. Однако на земле, прямо у его правой ноги образовалась маленькая ямка и поднялся небольшой вихрь, разметавший траву и песок.

Казалось, там на сверхвысокой скорости пронеслось нечто неизвестное.

— Че?

— Вот и всё, смотри, — проговорил Шелтис, повернувшись к изумлённой Эйри.

Спустя мгновение свисавшая с дерева прямоугольная бумажка разделилась на две абсолютно равные части: верхнюю и нижнюю. Подхваченная порывом ветра нижняя половина плавно опустилась к корням толстого дерева.

— Ого… У меня просто нет слов… — пробормотала Эйри, завороженно глядя на оставшуюся на нитке половинку бумажки.

Хотя Шелтис разрезал бумажку пополам, верхняя половина даже не шелохнулась. И даже нить, на которой она висела, ни разу не вздрогнула.

Не возникло даже порыва ветра. Разрез был выполнен почти в абсолютной тишине.

— Просто слов нет… Это вообще физически возможно?

— Эйри, ты не так смотришь. Иди сюда, отсюда намного лучше видно.

Шелтис махнул стоявшей вдалеке девушке, подзывая её к себе.

— А?

— Вот, смотри не на бумагу, а на нить.

Юноша легонько ткнул пальцем привязанную к ветке дерева нитку.

Нить толщиной с кончик карандаша разошлась на две равные вертикальные части. Разрыв двинулся сверху вниз, дошёл до верхней половины бумажки, и та опять разделилась пополам.

— Э… Э? Это вообще как? Это что, какой-то трюк?

— Хм, да нет, мой обычный удар.

Взмахом левой руки на манер изъятия меча из ножен Шелтис разрезал бумажку в горизонтальной плоскости. И тут же он взмахнул правой рукой, разрезая бумажку, а вместе с ней и нить вертикально. Однако… всё это было сделано так быстро и плавно, что не слишком внимательно наблюдавшая Эйри не сумела понять, что случилось.

— Ничего не понимаю. Как можно разрезать бумагу и нить так ровно этими дубинками. У них же тупой конец. Ну-ка, Шелтис, дай-ка их сюда.

Получив обе дубинки, Эйри внимательно осмотрела их кончики.

Металлические дубинки были разработаны как простейшее средство самообороны: их кончики были закруглёнными. К тому же их изготавливали из лёгкого сплава, поэтому они почти ничего не весили. Обычным ударом такой дубинкой можно было разве что смять бумагу и нить.

— Трением. Весь фокус в том, чтобы провести самым кончиком по бумаге, как будто царапая её.

— У-ух. Надо было на видео записать.

Эйри надула губы и сложила руки на груди. Немного понаблюдав за её реакцией, Шелтис снова перевёл взгляд на свисавшую с ветки нить.

— Только учти, Эйри, для стражей Софии такие вещи — пустяк.

«Когда после суровейших тренировок, вырабатываешь способность выходить за пределы человеческих возможностей, можно считать, что добрался до старта. Меньшего не хватит, чтобы противостоять фантомам».

— Быть не может. Как по мне, это уже что-то невероятное… А ты говоришь, «пустяк»?

— Именно. Особенно для тех стражей, которых выбрали «львами». К примеру, Леон мог бы разрезать эту нить тяжёлым мечом с закрытыми глазами сотню раз без единого промаха.

«Вот и это и называется “нехватка тренировок”…

Даже переселившись в жилой квартал, я продолжал тренироваться, однако сейчас я слишком ясно чувствую, насколько медленнее стал. Я даже начал забывать ощущение от рассекания воздуха дубинкой. Когда не участвуешь в настоящих боях, терять навык естественно. Но из-за этого я ощущаю смутную опасность…»

— Стоп…

Шелтис удивлённо моргнул и вгляделся в металлические дубинки, которые держала Эйри.

«А кстати, почему вообще я ощущаю опасность? Сейчас я просто обычный человек из жилого квартала. Мне нет необходимости сражаться и тренироваться, а значит, и беспокоиться о потере навыков. Но переселившись сюда, я, сам не понимая зачем, купил дубинки на замену мечам и почему-то боюсь нехватки умений…»

— А кстати, Шелтис…

— А?

Голос Эйри привёл юношу в чувства.

— Ты же в Софии был мечником, так?

— Ну да, а что?

На лице девушки снова отразилось непонимание.

— Но ты же какой-то тощий, и не похоже, что в тебе много силы. Мне трудно представить, как ты размахиваешь гигантским мечом.

— Ты попала в больное место…

— Ну и, давай говори, что было на самом деле?

— Большой меч для меня был слишком тяжёл, поэтому я пользовался двумя поменьше. Вот примерно такими же, как эти дубинки, только немножко тоньше и легче. Обычно я держу один меч прямым хватом, а другой — обратным. Какой как зависит от настроения.

Шелтис почувствовал, как его тянут за рукав короткой жилетки. Посмотрев вниз, он увидел, что Юто смотрит на него с неким ожидаем в глазах.

— Прокатишься на плечах или мне отнести тебя на спине?

— Прокачусь!

— Хорошо-хорошо. Ну что, Эйри, теперь ты мне веришь?

Посадив Юто себе на плечи, Шелтис повернулся к девушке.

— После такого зрелища… я готова поверить, что ты знаком с жрицей из Софии. Но если честно, кое во что мне до сих пор трудно верить.

— Ты обо мне?

Эйри быстро помотала головой:

— Не о тебе. О поселившемся в твоём теле матеки. Это и правда единственное объяснение, почему ты можешь сражаться с фантомами голыми руками без вреда для себя, но…

— Именно поэтому в Софии поднялся переполох. Такого же просто не может быть.

В Эдем Шелтис упал три года назад, а два года назад он вернулся на летающий континент. И хотя юноша целый год провел в этом полном проклятий мире, когда он вернулся на Орби Клэр, у него не осталось почти никаких воспоминаний об этом времени. Когда и как матеки захватило его тело, он до сих пор не знал.

— Ты чувствуешь, что матеки «овладевает» тобой, ну, или что-то подобное?

— Ни капельки.

Настал черёд Шелтису мотать головой. Он не ощущал никакой разницы между своим прошлым состоянием и нынешним, когда его тело захватило матеки. Самые тщательные медицинские проверки в Софии не выявили никаких изменений в структуре тела.

— Ну да, логично. От тебя же не исходит такого фиолетового тумана, как от фантомов. Получается, что матеки в тебе есть, но оно скрыто внутри тела и не выходит наружу.

— Не, скорее всего, это тоже неверно. Оно больше похоже на электрический заряд.

— В каком смысле?

— Может, его и не видно, как туман у фантомов, но моё матеки тоже излучается или ещё как-то там выходит наружу. Именно поэтому, если я попытаюсь прикоснуться к жрице, от которой исходит синрёку, возникнет отторжение.

— П-постой! Значит, прикоснувшись к тебе, можно заразиться матеки?!

Эйри страшно побледнела и отскочила на несколько шагов назад.

— Не думаю, что это в этом случае произойдет контакт с матеки.

— Хе-э, прости, у меня появилось срочное дело. Юто, бежим! Мы с тобой обычные люди, если прикоснёмся к матеки — умрём!

— Будь это так, я бы не смог переселиться в жилой квартал.

По-прежнему с Юто на плечах, Шелтис подошёл к дереву и схватил один из падающих листьев. Если бы к листу прикоснулось матеки фантомов, он бы мгновенно сгнил, но в руке у юноши лист сохранял свежий зелёный цвет.

— Что? Ах да, верно. Но почему тогда твоё матеки безопасно?

— Хороший вопрос. Самому хотелось бы знать.

Шелтис снова вгляделся в пойманный лист, однако с ним так ничего и не произошло.

— В Софии изучали твоё матеки?

— Разумеется. Меня запирали в гигантской машине и облучали искусственным синрёку. Потом помещали в запертую комнату и наблюдали за мной через камеры в течение нескольких дней… Да много чего ещё. Я был прямо лабораторной мышью.

«Однако даже после многих экспериментов учёным так и не удалось установить истинную природу матеки в моём теле…»

— Известно стало только две вещи. Во-первых, прикасаясь к обычным людям, я не оказываю на них никакого явно заметного вредного влияния. Во-вторых, при контакте с обладателями особенно сильного синрёку уровня жриц или королевы по какой-то причине происходит отторжение.

— Хм, значит, в Софии тебе места нет, но жилом квартале ты жить можешь. Хоть какое-то утешение, да?

— Правда, за мной могут наблюдать. Я ведь уже вчера рассказывал, что когда меня изгоняли из Софии, я услышал, как кто-то говорил о слежке.

— Вау… Может, за нашим разговором и сейчас наблюдают?

— Кто знает. До сих пор я не чувствовал никакой слежки. Может быть, весь тот разговор был просто угрозой, чтобы напугать меня.

Прошлым вечером Шелтис в общих чертах рассказал Эйри свою историю. Поскольку девушка видела, как он без вреда для себя пережил атаку матеки, он решил, что сказать правду будет проще, чем промолчать и тем самым вызвать подозрения.

— А кстати, ты с госпожой жрицей больше не встречался?

— Ты о Юми?

— Ага. Вы с ней вообще не говорили с тех пор, как тебя изгнали из Софии? Может, письма хотя бы посылали?

— Я же вчера говорил: всем в Софии запрещено вступать в контакт со мной. Между прочим, я удивлён, ты никогда раньше не говорила «госпожа жрица».

Вот уже два года Шелтис работал в Альбирео вместе с Эйри. За всё это время он ни разу не слышал, чтобы девушка говорила о ком-то с таким почтением.

— Э-э, ну, она же защищает летающий континент. Именно благодаря ей я могу спокойно возиться с механизмами. Мне кажется, не стоит об этом забывать.

— Только не говори об этом ей самой. Она наверняка ужасно засмущается.

«Думаю, будь Юми сейчас с нами, она бы точно покраснела до ушей. Правда, и очень обрадовалась бы при этом».

— Эй-эй, а эта госпожа Юми, она же на год на старше меня, да? Что она за человек?

Эйри, сияя глазами, подступила ближе. Шелтис некоторое время смотрел в пустоту а затем медленно проговорил:

— Что за человек?.. Да обычная девушка. Вот только с уборкой и стиркой она справляется катастрофически плохо.

— Ого, любопытно. Вы с ней и правда просто друзья детства? А может, у вас куда более горячие и интересные отношения?!

— Эм, мне уже пора выходить на работу.

— Эй, стоять! Ты просто нагло пытаешься уйти от разговора!

Эйри крепко схватила Шелтиса за рукав жилетки, поэтому он нехотя обернулся.

— Не знаю, чего уж ты ожидала, но между нами ничего такого нет. Мы просто друзья детства. А сейчас вдобавок я обычный человек, а она жрица. Наше положение слишком сильно различается.

«Я должен убедить в этом самого себя …

Два года назад Юми была одной из многих послушниц, а сейчас она жрица, поддерживающая Ледяное Зеркало. Она стала абсолютно необходимым летающему континенту человеком. С другой стороны я обычный житель жилого квартала, которому даже аудиенцию с ней не позволят».

— Мне… достаточно и того, что она цела и невредима.

— Но эта госпожа жрица, Юми, вроде бы ещё не назначила себе «льва». Не значит ли это, что она ждёт кое-кого, а?

Хотя Шелтис был рад сочувственному замечанию Эйри, в ответ он лишь натянуто улыбнулся:

— Нет. Я лучше не буду об этом не задумываться, иначе у меня в раздумьях весь день пройдёт.

«Может быть, она просто пока не нашла подходящего человека. В любом случае, мне, обычном жителю жилого квартала, уже до неё не достать».

— Ну, раз ты так решил… не буду тебе возражать, — пожав плечами, вздохнула Эйри.

А уже в следующую секунду она радостно вскинула руки вверх.

— Вот и отлично! Тогда давай во всю повеселимся на фестивале звёзд, чтобы ты немного взбодрился! Будем есть, пить и развлекаться до упаду!

— Э…

— Эй! Откуда у виновника торжества такой недовольный вид?!

— Может, оттого что я потратил всю зарплату за этот месяц на то мясо для барбекю?

«Если честно, то до следующей получки мне, скорое всего, придётся жить на одной воде и голодать».

— Не беспокойся, я уже разведала обстановку! За работу по украшению главной улицы можно получить купоны на скидки в день праздника. Так что на фестивале мы сможем есть и веселиться сколько душе угодно!

— Ого, и купоны значит есть… Стоп, а кто будет их зарабатывать?

— Дак понятно же! — Эйри улыбнулась так, будто ответ был совершенно очевиден. — Свою часть я как-нибудь получу сама, а ты заработаешь на себя и на Юто, ладно?

***

На главной улице, неподалёку от центральной площади развевалось множество флагов с изображениями звёзд и луны.

Подняв взгляд, можно было увидеть, как по небу плывут бесчисленные яркие воздушные шарики. Вдоль улицы взрослые собирали каркасы торговых палаток, а дети подбирали разбросанный по обочинам мусор.

На крыше придорожной кофейни Альбирео…

— Кажется, весь город занят подготовкой к фестивалю, — взглянув вниз, проговорил Шелтис, держа в руках целую гору декоративных ленточек и флагов.

На улицах жилого квартала и в обычные дни было много людей, но сейчас на площади вдобавок наскоро сооружали сцену, а у начала каждой улицы устанавливали арки, украшенные яркими разноцветными вывесками.

— Ну, я же тебе говорила. Всё-таки фестиваль только раз в год проходит, — заметила Эйри, тоже находившаяся на крыше Альбирео.

Она занималась тем, что надувала воздушные шары от газового баллона и запускала их в небо.

— В прошлом году я был занят работой, так что для меня это первый фестиваль звёзд.

— Что? А когда ты был в Софии?

— Тогда я всё время стоял на страже. В конце-то концов… — Шелтис оторвался от работы и указал на возвышавшуюся вдалеке белую башню. — Королева очень редко покидает дворец.

Фестиваль звёзд был древнейшим праздником на летающем континенте. Он должен был состояться через два дня, как раз в то время, когда контроль над Ледяным Зеркалом перейдёт от королевы к жрицам.

—Эй, Шелтис, а ты и с госпожой королевой тоже встречался?

— Я разговаривал с ней только один раз, после экзамена на должность элитного стража.

— Ну и какая она из себя?

— Её лицо всегда скрыто за вуалью, поэтому я её не разглядел… Но я знаю, что она невероятная. Юми говорила, что решила стать жрицей потому, что восхищается ей.

Королеву Салу, занимающую самое высокое положение в Софии, называли обладательницей самого мощного синрёку на всём летающем континенте. Хотя пять помогающих ей жриц тоже занимали высокое положение, королева была ещё выше них.

Жрицы обязаны были поддерживать Ледяное зеркало всего три дня, тогда как королева в одиночку управляла ледяным зеркалом в девять раз дольше: двадцать семь дней.

— Насколько я помню, её госпожа Сала зовут. Говорят, что равных ей не встречалось во всей человеческой истории.

— Ага.

Королева поддерживала барьер молитвой двадцать семь дней, а затем жрицы принимали его ещё на три дня. Получившиеся в сумме тридцать дней составляли на Орби Клэр месяц, а двенадцать месяцев — год.

Двадцать семь дней королева проводила в молитве без сна и отдыха. От своих обязанностей она отдыхала только в тот короткий период, когда Ледяное Зеркало поддерживали жрицы. Из благодарности и уважения к ней раз в год проводился фестиваль звёзд, приуроченный к трём дням её отдыха.

— Кстати, мне только кажется, или последние несколько минут работаю один я?

От Шелтиса требовалось украсить крыши всех домой в этом районе. Перепрыгивать с дома на дом с ленточками и флагами в руках было действительно нелегко.

— Я свою работу уже сделала. Вот, гляди, коробка с шариками совсем пустая!

«Ох, как я устал… Я всё думал, как мне получить купоны для фестиваля на себя и на Юто… и похоже мне просто придётся поработать в два раза больше».

— Всё, норма выполнена!... Ладно, пора я пошла.

— Ага, ты хорошо потрудилась. Что, уже спускаешься? Хотя да, вид тут замечательный, но ветер всё-таки слишком сильный.

Взяв в одну руку газовый баллон, Эйри двинулась к приставленной к крыше лестнице. Будто вспомнив о чём-то, Шелтис поспешно окликнул девушку:

— Ах да, погоди. У тебя же есть компьютер верно?

— Ну да, а что?

— Мне бы хотелось тебя кое о чём попросить.

Услышав эти слова, девушка расплылась в лукавой улыбке.

— Ого, какие-то тёмные замыслы?

— Что? Как ты догадалась?

— Элементарно. Ты как-то слишком уж издалека заходишь. Это совсем не в твоём духе.

— Ну, это правда… ой, подожди.

Шелтис уже почти кивнул, но потом вдруг замер.

— А, что такое?

— Нет, всё-таки… о таком просить не стоит.

— Чего? Теперь я уже сильно заинтересовалась. Давай выкладывай. Стоит дело того или нет, решу я сама!

Эйри сердито надула щёки.

— Ну ладно. Сейчас объясню…

На крыше, естественно, не было посторонних, но Шелтис на всякий случай всё же понизил голос:

— Не могла бы ты получить доступ к центральному компьютеру Софии?

В ту же секунду с лица Эйри исчезло всякое выражение.

Она сложила руки, вдруг задрала голову к небу и начала бормотать себе под нос сложные формулы и доказательства теорем. Такая у Эйри была привычка. Задумавшись о чём-то, она начинала прокручивать в голове математические формулы, чтобы задать мозгам дополнительное нагрузку.

— Предупреждаю сразу: это очевидно незаконный взлом.

На время оторвавшись от чтения формул наизусть, Эйри посмотрела на Шелтиса обычным взглядом.

— Мне нужна кое-какая информация.

— И какая же?

— Записи о случаях появления фантомов, которые ведут сотрудники Софии. Там есть список с датами и местами обнаружения фантомов. Если возможно, мне нужна информация по каждому месяцу за десять последних лет.

— И всего-то?

— Э?..

Услышав беззаботный ответ Эйри, Шелтис не сразу поверил своим ушам.

— Э, что?

— Ну как… ты уверен, что этого достаточно? Скажу сразу: это информация всего лишь второго класса, проще только одна защита паролем.

— Да, пока нужно достать только эти сведения.

«Она правда понимает о чём я прошу?..

Это ведь взлом центрального компьютера Софии. Даже мне, далёкому от информационных технологий человеку, понятно, насколько это трудная задача».

— Эм, меня немного беспокоит, как быстро ты согласилась, но… ты и в самом деле обычная девушка? Может, ты шпион какой-нибудь тайной организации?

— Нет, я раньше никогда такими вещами не занималась, но, думаю, как-нибудь справлюсь. Это, знаешь ли, по-настоящему интересно.

Прежде чем Шелтису успел прийти в голову банальный вопрос: «И что же тут интересного?», девушка беззаботно улыбнулась и, пожав плечами, продолжила:

— А кстати, Шелтис, это так любопытно, что из всей информации центрального компьютера Софии тебе нужны только записи о фантомах. Ты ведешь себя прямо как страж.

— Э… Ты так думаешь?

— А ты действительно этого не осознаёшь? — натянуто улыбнулась Эйри, выражение её лица стало каким-то задумчивым. — Ты же сам вчера говорил: «Если я буду вмешиваться в дела Софии, то лишь доставлю неприятности Юми, которая уже стала жрицей. Именно поэтому я остаюсь в жилом квартале и живу как обычный человек».

— Угу… два года назад я до боли ясно всё это прочувствовал.

«Когда во мне поселилось матеки, я стал полной противоположностью Юми. Единственное, что я теперь могу, — наблюдать за ней издалека».

— Но разве вот этот взлом центрального компьютера не означает встревание в дела Софии? Простые люди таким не занимаются. Наверно, поэтому-то ты и сомневался, когда просил меня об одолжении.

— Ну… мы совсем недавно столкнулись с фантомом. Вот я и заинтересовался.

— Да ладно, я просто так спросила, можешь не оправдываться.

Глаза Эйри задрожали, в них читались противоречивые чувства: облегчение и одиночество.

— Мне весело проводить с тобой время. Думаю, и Юто тоже. Но… ты правда не хочешь вернуться в Софию? Хоть ты и сказал, что не хочешь влезать в дела башни, чтобы не мешать госпоже жрице, но на самом деле ты очень беспокоишься за неё, ведь так?

— Это… трудный вопрос для меня.

Когда Шелтис отвечал, на его лице появилась грустная улыбка.

«Беспокоюсь я за неё или нет? Конечно, беспокоюсь. Я больше, чем кто-либо ещё, хотел стать её «львом». Но ещё два года назад я на собственном опыте прочувствовал, что этому желанию уже не дано сбыться».

— Даже без меня… Юми хорошо справится с обязанностями жрицы.

— Ну, раз ты так решил, больше не буду тебя этим доставать.

— В любом случае, очень прошу: добудь мне ту информацию!

— Хорошо-хорошо. Но тебе не кажется, что за работу полагается соответствующее вознаграждение?

Эйри опустила взгляд вниз, прямо на вывеску Альбирео.

— Завтра утром я должна купить ингридиенты для блюд. Но, как ты знаешь, у меня ночной образ жизни, пожалуй, мне будет тяжело проснуться так рано.

Часть 2

Придорожная кофейня Альбирео ещё не открылась, поэтому Шелтис вошёл в здание с чёрного хода и прошёл на кухню.

— Я вернулся, доброе утро, Шеф.

— С возвращением, Шелтис. Тебе тоже доброго утра.

Шеф оторвала взгляд от кипящей кастрюли и повернулась к юноше.

— Я купил ингредиенты вместо Эйри. Вроде бы здесь всё, что нужно, проверьте.

Шелтис опустил гору продуктов на стол.

— Так-так, трава перанна, рыба гара-гара, окаменевшие грибы… Отлично, всё на месте.

Разложив экстремально ядовитую еду ровными рядами, Шеф с довольным видом сложила руки на груди.

— Снова ваши выдумки?

— Это новые блюда: изжаренная в пытках рыба гара-гара, упрямый салат из травы перанна с окаменевшими грибами.

«Названия звучат не слишком вкусно, но раз кофейня популярна, значит, я чего-то не понимаю».

— Послушайте, Шеф, эти штуки обычно в еду не употребляют… тут почти всё ядовитое.

— Я смотрю, у тебя широкий кругозор. Но при правильном приготовлении, и эта рыба, и те овощи получаются очень вкусными… а ещё они дешевые.

— Последней фразой вы полностью себя выдали!

— Хе-хе, только это секрет.

— Ну ладно, сделаю вид, что ничего не слышал и пойду спать.

Шелтис вышел из кухни в коридор и двинулся к пристройке для персонала. На рынок он сходил ранним утром, ещё до восхода солнца. Более того, вчера он работал в ночную смену, поэтому времени на сон у него почти не было.

— Ах да, Шелтис, тебя Эйри искала. Она просила тебя зайти к ней, когда вернёшься с рынка, — вдруг донёсся сзади из кухни голос Шефа.

— Эйри?

Шелтис сразу же вспомнил о своей вчерашней просьбе.

— Наверно, я просил слишком многого…

«Мало того, что взломать центральный компьютер Софии сложно, так ещё есть риск, что нас обнаружат и выпишут ордер на арест. Хотя вчера Эйри легко согласилась на мою просьбу, не удивлюсь, если за ночь она передумала».

— Эйри, это я, можно войти?

— Ага, заходи, — раздался из-за двери беззаботный голос Эйри.

— Отлично, вхо…. Э?! Ч-ч-что это такое?!

Как только Шелтис открыл дверь, на него начала падать гора распечатанной бумаги. В панике пытаясь придавить огромные стопки руками, он кое-как сумел вернуть этой лавине форму горы.

Пред юношей предстало такое зрелище, что он засомневался в собственных глазах.

В комнате были многие сотни и даже тысячи распечаток бумаги. Бесчисленные листы лежали гигантскими стопками, высота которых превышала рост взрослого человека. Стопки громоздились друг за другом, формируя целую горную гряду. В комнате Эйри всегда было тесно из-за множества массивных компьютеров и соединительных кабелей, но сейчас здесь вообще не осталось места.

— Аккуратней. Я их печатала в нужном порядке.

По другую сторону горной гряды на стуле спиной к Шелтису сидела Эйри. Она пристально вглядывалась в монитор, а её пальцы при этом с ужасающей скоростью летали по клавиатуре.

— Откуда… всё это?

— Ты же хотел информацию из Софии? Вот я и выполнила твою просьбу, — не переставая чего-то набирать, ответила девушка.

Шелтис от изумления потерял дар речи.

— Что такое?

— Да нет, ничего.

«Похоже, мои опасения были совершенно лишними…»

Глядя в спину уставившейся в монитор девушки, Шелтис тихонько хихикнул.

— Значит, ты и правда приготовилась к взлому? Очень рад, мне бы тоже хотелось получить информацию как можно скорее.

— А? Всё совсем нет так.

— Не так?

— Но я ведь всё сказала: я уже получила доступ. Все вот эти горы распечаток и есть твоя информация. Всего тридцать девять тысяч шестьсот три листа, печать двухсторонняя.

— Э-э… Значит…

После целых десяти секунд ошеломлённого созерцания пустоты Шелтис невольно прокричал:

— Невозможно!

— «Невозможно»? Что невозможно?

— Ну… я же попросил тебя об это только вчера днём. Как тебе удалось справиться за ночь? И вообще, хоть я и попросил тебя, но сам до конца не верил, что это возможно… как тебе удалось взломать центральный компьютер?

«Между компьютерами в жилых кварталах и терминалами Софии нет прямой связи. Для взлома необходимо сначала установить связь с компьютерами в приёмных отделениях дворца, а уже оттуда атаковать систему департамента управления башней, затем главную систему и наконец объединённую систему. И только в такой последовательности.

Но каждая из этих систем независимая. Вдобавок на главной системе и дальше стоит совершенный фаерволл, который даже называют “святилищем”».

— Хм, можно сказать, я решала проблему в лоб. До главной системы я справлялась благодаря этому малышу, — Эйри указала рукой на компьютер, стоявший сбоку от центрального монитора. — Сначала я захватила несколько случайных платных компьютеров в кафешках жилого сектора, и настроила одновременное управление ими всеми через этого малыша. Затем всей огромной вычислительной мощностью я вломилась в компьютеры Софии. Когда первый слой системы перегрелся, отражая атаки моих приманок, я вторглась в главную систему с помощью заранее подготовленного вируса. Справиться с защитной программой «Судьба великой матери», которая стоит на объединённой системе и центральном компьютере, было сложновато, но после нескольких попыток мне удалось её пробить. Вот собственно и всё.

Крутанувшись на скрипящем из-за отсутствия смазки поворотном кресле, Эйри наконец развернулась к Шелтису.

— Пока что я перевела все данные на четыре моих сервера, но мне неизвестно, когда на том конце попытаются изменить или дистанционно удалить их, поэтому я на всякий случай решила распечатать информацию в физическом виде. Сейчас ты видишь перед собой результат.

— Я постараюсь всё прочитать.

— Можешь, конечно, и так поступить, но это просто сырые данные, там слишком лишнего, в них вообще не разобраться. Именно поэтому я сейчас…

Эйри нажала указательным пальцем кнопку на экране. В ту же секунду заработал стоявший неподалёку принтер. Немного поскрипев, он выплюнул всего один тонкий листок бумаги.

— Вот, держи. И не забудь меня поблагодарить.

Хитро улыбаясь, девушка ловко схватила только что отпечатанную бумажку.

— Я преобразовала сырые данные в цифры, пару раз обработала, провела анализ взаимосвязей, потом нанесла результаты на карту Орби Клэр. Проще говоря, на этой бумажке краткое содержание всех этих гор.

— Эйри… я сейчас впервые почувствовал, насколько ты потрясающая!

Шелтис моргнул и так пристально всмотрелся в полученную от девушки бумагу, будто пытался просверлить в ней дыру взглядом.

— Все твои роботы постоянно ломаются и выходят из-под контроля. Выстрелив из самодельной ракетной установки по таракану, ты уничтожила полкофейни. После твоей попытки починить посудомоечную машину, сверхмощная водяная струя разбила все тарелки на мелкие кусочки. Я всегда считал тебя ужасно проблемной девушкой, чьи творения поразительны, но обязательно в чем-то ущербны, но теперь я готов сказать… ты выросла, Эйри!

— Хе-хе, ну что, поменял мнение обо мне?

Не слезая с кресла, Эйри сложила руки и гордо выпятила грудь.

— Всё верно, люди постоянно развиваются. Я оставила все провалы и ошибки в прошлом и сейчас на полной скорости продвигаюсь к своей цели — стать образцовым механиком…

А из-за спины у хвастающей девушки…

Раздался системный писк.

— Полный вперёд и… А, чего?..

Экран монитора погас. Затем по черному фону снизу вверх побежали потоки белых символов. Спустя несколько десятков секунд раздался ещё один, прощальный сигнал. Наконец на экране воцарилась абсолютная белизна.

Форматирование завершено.

— А… А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а… Все данные, которые я с таким трудом добывала… полностью удалены?! — возопила девушка перед монитором. — Хи… хи-хи-хи. Если за определённое время не ввести определённую команду в открытом документе, то весь компьютер будет отформатирован. Подумать не могла, что в секретные данные Софии будет встроена настолько примитивная ловушка… Меня обхитрили!

— А вот у меня, наоборот, стало легче на душе. Ты всё та же Эйри, которую я знаю.

— Что-то не нравится мне твой тон… Ладно, что случилось, то случилось. Правильно сделала, что сразу всё распечатала. Ну а ты как, понял что-нибудь из этого листка?

— Нет, пока ничего. Я лишь наскоро проглядел его.

На бумаге были изображены места появления фантомов. Время и частота появления обозначались различными цветами и символами. Вдобавок пунктиром были изображены линии обороны Софии, которые тоже различались по цветам в зависимости от периода времени.

«Если наложить всё это на карту летающего континента…»

— Эй, Шелтис, чего это ты вдруг замолчал?

— Похоже, я чего-то не понимаю… Выглядит как-то неестественно.

Шелтис вернул распечатку Эйри и уставился в потолок.

— Как нам много раз говорили, защита Софии несовершенна. Из-за нехватки стражей фантомы иногда пробиваются сквозь линию обороны.

— Угу, об этом и обычным людям известно.

— Но тогда почему фантомы, пробившиеся сквозь стражей, не добрались до жилых кварталов?

Линии всех последних атак фантомов, отмеченных на карте у Эйри, останавливались ровно у границы жилых кварталов. Именно это обстоятельство и привлекло внимание Шелтиса.

— Хм, но ведь вокруг жилых кварталов стоят барьеры. Я слышала, что госпожа Меймел настоящий мастер в заклинаниях такого типа.

— Они тоже несовершенны. Когда я ещё был в Софии, мне несколько раз приходилось сражаться с фантомами прямо в жилых кварталах. Но судя по статистике за последнее время, которую ты собрала, фантомы подбирались очень близко к жилым кварталам, но потом почему-то останавливались.

«Может быть, они опасаются барьеров жрицы Меймел? Нет, такого быть не может. Её барьеры — лишь вспомогательное средство защиты. Из-за того, что они покрывают огромную площадь, их мощность невысока. Как я слышал, они не защищают от вторжения фантомов, а только оттягивают его.

Но тогда почему фантомы в последнее время не прорывали их и не вторгались в жилые кварталы?»

— Знаешь, Шелтис, ты тоже ведёшь себя необычно.

Не вставая с поворотного кресла, Эйри посмотрела прямо в лицо юноше

— А?

— Ну, ты же впервые за два года нашего знакомства попросил меня украсть какую-то информацию. Что-то же подтолкнуло тебя подумать, что фантомы действуют подозрительно?

«Сложный вопрос. Честно говоря, просто интуиция. Но если все-таки задуматься и поискать подходящий ответ, то…»

— Меня подтолкнули события на нашем барбекю.

— Встреча с фантомом?

— Твой крик. Ты удивилась, почему фантом оказался так близко к городу.

«Любой другой человек из жилого квартала подумал бы также, как Эйри. А вот страж Софии, напротив, вздохнул бы с облегчением, подумав, что фантома удалось обнаружить до того, как он вторгся в город».

— И тогда меня осенило: почему, добравшись до четвертого парка рядом с третьим жилым кварталом, фантом не напал на сам квартал?

— Погоди, но он же напал на нас?

— Сначала я тоже так подумал, но за ночь поменял мнение. Возможно, тот фантом не собирался нас атаковать.

— Э?..

Шелтис обнаружил гниющие деревья ещё до атаки фантома. Тот напал уже после того как группа вышла из леса.

— Думаю, фантом прятался в лесу, а мы зашли на его территорию. Вполне возможно, что мы сами спровоцировали его атаку.

— Ну, и что ты хочешь этим сказать?..

— Мне кажется, тот фантом не собирался нападать на людей, а занимался чем-то более важным. Однако мы подошли слишком близко к нему, и поэтому он был вынужден атаковать.

«Но тогда чем именно предпочитал заниматься фантом, который по своей природе должен нападать на людей? Скорее всего, это…»

— Судя по данной информации, фантомы просто бродят по границам жилых кварталов с непонятными целями, так?

— К сожалению, всё это лишь мои предположения.

— Ты так говоришь… как будто и о целях фантомов уже догадался.

Эйри подпёрла подбородок рукой и взглянула на Шелтиса снизу вверх.

— Пока ещё нет. Но если внимательно обдумать все обстоятельства… То выходит, что и тот фантом, которого мы встретили в парке, и другие фантомы в последнее время пробились сквозь Ледяное Зеркало и поднялись на летающий континент не для того, чтобы атаковать людей.

— А для чего же?

— Чтобы наблюдать за нами… Если точнее, за человеческими силами, которые им противостоят: королевой, жрицами, «львами». Они пытаются разведать структуру и положение дел в Софии. По крайней мере, я на их месте поступил бы так.

В комнате воцарилось молчание, только жужжание компьютеров нарушало тишину.

Девушка медленно подняла голову.

— Если ты прав… это немного пугает.

— Всё правильно. Так и нужно об этом думать.

«Если моя догадка верна, то эти загадочные звери куда хитрее, чем представляют себе люди. Наверняка они попробуют атаковать Орби Клэр не грубой силой, как прежде, а более надежным способом

Но слабость моей догадки в том, что её нечем подтвердить».

— Эх, будь здесь Илис, можно было бы с ней посоветоваться.

— Илис?

— Это механический кристалл с функциями наблюдательного модуля. Когда меня перевели в элитные стражи, королева доверила её мне.

Наблюдательными модулями назывались терминалы искусственного интеллекта, которые были способны обнаруживать матеки и сообщать об этом своему владельцу. Поскольку в самой башне был установлен гигантский механизм обнаружения матеки, индивидуальных наблюдательных модулей осталось не так много, однако королева лично вручила Шелтису Илис.

— Редкая штука?

— Сами по себе наблюдательные модули нет, но Илис особенная. У неё ужасно высокая производительность, и она легко получает доступ ко всей остальной электронике. Её интеллект искусственный, но характер какой-то слишком человеческий.

Правда, Шелтис провёл вместе с Илис всего несколько месяцев. В день изгнания из Софии у него изъяли почти все личные вещи, в том числе и оружие. В чьих руках сейчас находится Илис, юноша не знал.

«Каким образом мне проверить правильность догадки, когда у меня нет Илис?...»

— Эйри, ты можешь ещё раз получить доступ к компьютерам Софии?

— Это опасно. Слишком мало прошло времени с предыдущего взлома. В следующий раз меня могут отследить, — ответила Эйри, изобразив руками крест.

— Ну пожалуйста, в этот раз хватит самого первого слоя защиты.

— Хм… Ой, ладно-ладно, уговорил. Будем считать, что я полностью отдала долг.

— Долг? — переспросил Шелтис, и тогда девушка в комбинезоне смущённо отвернулась.

— Ну, ты же спас меня и Юто от фантома в парке.

— А, вот ты о чём. Да это же мелочь…

— Ты считаешь свой поступок естественным? Тогда ты очень ошибаешься.

От столь решительного возражения Шелтис даже замолчал.

— Одно дело, если бы мы были семьёй… Но почти никто не обладает такой силой воли, чтобы встать против того ужасающего фантома и защитить посторонних людей. Особенно в настолько трудной ситуации.

— Вот оно как?..

«Я пришёл в Софию, намереваясь стать «львом» Юми, и поэтому всегда считал что сражения с фантомами мой долг».

— Я думаю, что если такой поступок кажется тебе само собой разумеющимся, это значит, что ты до сих пор считаешь себя стражем Софии.

На лице Эйри появилась едва заметная улыбка. В этой улыбке читалась не то грусть, не то жалость.

— О прошлом я не сожалею… наверное…

— Ладно, меня ты и так устраиваешь. Давай пока приступим к делу.

Девушка нажала на кнопку, ближайший компьютер ожил, его лампочки загорелись. Затем свет распространился по соседним компьютерам. Со стороны каждого из натыканных комнату мониторов послышались звуки загрузки, вскоре помещение заполнил характерный механический шум.

— Итак… начинаем второй раунд боя против системы наблюдения Софии.

Девушка, не моргая, уставилась в монитор. На её лице расцвела улыбка, как у мальчишки, бросающего вызов сложной загадке.

Часть 3

Небеса были прозрачно голубыми.

Но постепенно на краях абсолютно синего мира стали появляться красноватые следы заката.

— Вот и день прошёл…

София, двести восемьдесят седьмой этаж.

Юми села у окна собственной комнаты, одного из самых близких к небу помещений на всём Орби Клэр, и провела пальцем по стеклу.

Она находилась в одном километре и девяти сотнях метров над землёй. До пространства, находящегося выше облаков, не могли достать ни одни птичьи крылья.

До фестиваля звёзд меньше двенадцати часов. Уже скоро на улицы жилых кварталов выйдут толпы людей, — бодрым голосом заметила Илис, которая вроде бы должна была находиться в режиме экономии энергии.

— Угу…

Королева молилась, поддерживая Ледяное зеркало. После двадцати семи дней молитвы наступало время её отдыха. Как раз в этот момент должен был начаться фестиваль звёзд, а управление Ледяным зеркалом перейти к Юми и другим жрицам.

«Ошибка недопустима. Если ледяное Зеркало разрушится, Орби Клэр тут же атакуют скрывающиеся в Эдеме фантомы».

Не думаю, что от моих слов твоё беспокойство исчезнет, но если вы будете следовать указаниям Меймел, проблем не возникнет. Когда речь идёт о заклинаниях синрёку типа «барьер», в её способностях просто невозможно сомневаться».

— Я никогда в них и не сомневалась.

Меймел была настоящим мастером барьеров. Сюнрей тоже, несмотря на возраст, была талантливейшей жрицей.

Да и саму Юми не пугало заклинание Ледяного Зеркала. Она приложила огромные усилия для того, чтобы стать жрицей, и продолжила усердно тренироваться после того, как получила это звание.

Но всё же будь осторожнее. Есть у меня нехорошее предчувствие.

—Предчувствие?

«Думаю, механизму больше подошло бы слово «прогноз», но Илис любит выражаться по-человечески».

Мне кажется, фантомы ведут себя угрожающе.

«Что?..»

Юми мысленно склонила голову на бок.

«Фантомы сами по себе представляют опасность для летающего континента. Но Илис специально назвала их поведение «угрожающим». Как-то мне не по себе».

Я сейчас всё объясню, но сначала… Юми, тебе известно, что сегодня с утра кто-то взломал центральный компьютер Софии?

— Нет, впервые слышу.

Ну, разумеется. Никто же ведь не заметил взлом, поскольку я, замечательная мисс Илис, помогла его осуществить.

— А, понятно. Ну тогда да, всё сходи… Э-э… Чего?!

Юми быстро подбежала к столу и крепко сжала ничего не подозревающую Илис.

— Илис, что это значит?!

Если коротко: меня заинтересовала цель преступника. Судя по методам взлома, очевидно, что это был некто очень осведомлённый и владеющий мощной, высокопроизводительной техникой. Не похоже, что это был взлом просто ради удовольствия, каким занимаются мелкие сошки. Мне захотелось узнать, что такой человек будет искать в компьютере Софии.

— То есть … ты дала ему свободу действий?

В каком-то смысле да, поскольку записи о взломе удалила я, но в своё оправдание скажу, что я сделала это наполовину из уважения к преступнику. Центральный компьютер Софии защищён режимом шифрования под названием «Судьба великой матери». Естественно, на нём взломщик забуксовал, поэтому я тайно помогла ему, добавив в его вирус программу-дешифратор. Между прочим, добраться до этого слоя защиты уже невероятный успех.

«Илис, конечно, хорошо объясняет, но, к сожалению, я с техникой не в ладах, поэтому понимаю едва половину из сказанного. Но кое-что я всё же до меня дошло …»

— Эм-м, значит ты тоже невероятная, Илис?..

Твоя похвала — честь для меня. Так вот, перейдём к действительно важному делу. Как ты думаешь, что хотел получить преступник, которому я помогла?

«Ну и как мне ответить?.. Я даже не уверена, что рассказ Илис правильно поняла. Откуда мне знать, что хотел преступник».

Слушай же и изумляйся. Это размеры и цвет белья всех женщин, работающих в Со…

— Илис, я, к твоему сведению, жду серьёзных ответов.

Юми покрепче сжала руку, в которой держала механической кристалл.

Ай, больно, Юми, больно-больно-больно… Ладно, теперь без шуток… Кхм… На самом деле преступник пытался получить информацию о случаях возникновения фантомов.

— Значит, это был кто-то из Софии? Обычным людям такая информация не нужна, не так ли?

Я тоже так думала. Но совсем недавно, примерно десять часов назад, в электронную приёмную Софии поступило очень интересное анонимное сообщение. Его содержание таково:

«Внимание! Фантомы ведут себя необычно».

— Десять часов?.. Ешё и суток не прошло. И правда совсем недавно.

«А если учесть все предыдущие объяснения Илис, получается…»

Вот именно. Я предполагаю, что с высокой долей вероятности утренний взломщик и анонимный отправитель этого сообщения — одно лицо.

«Не похоже на работу обычного сотрудника Софии. Значит, это сделал страж? Нет, страж бы мог доложить о своих наблюдениях вышестоящим: Леону или Ран, ему не нужно посылать сообщение в открытую приёмную, тем более анонимно… Но тогда кто это был?»

— Значит, это всё-таки человек из жилого квартала?

Я тоже так думала, но отказалась от этой версии. Если приславший сообщение считает, что в действиях фантомов есть что-то странное, значит ему должно быть известно их обычное поведение.

«Человек из жилого квартала. И при этом знакомый с обычным поведением фантомом?...»

— Слушай… А само по себе предупреждение о странностях фантомов верное?

Услышав беззаботный голос Юми, механический кристалл на столе погрузилась в молчание. А спустя некоторое время…

В настоящий момент… Поведению фантомов можно придумать разные объяснения.

— В каком смысле?

Всё выглядит так, будто они наблюдают за тем, как королева и жрицы поддерживают Ледяное зеркало. Согласно данным о последних случаях появления фантомов, они равномерно распределились по окружности с центром в Софии.

— Наблюдают за нами?..

«Получается, фантомы тайно изучают мир людей?..»

Но фантомы начали вести себя так совсем недавно. При сравнении с данными о появлениях фантомов за десятки и сотни прошлых лет нынешнее их поведение можно назвать совпадением. А что касается сегодняшнего сообщения, София, скорее всего, ограничится молчаливым наблюдением. Тем более, королева скоро должна передать барьер вам, жрицам. В Софии попросту нет свободных людей, которых можно отправить на расследование.

«Верно, предупреждение или нет — неясно. Как и сказала Илис, за сотни лет нападений фантомов могли быть и случаи, похожие на нынешний. Эксперты Софии, скорее всего, подумают также. Даже Меймел с её огромным опытом, наверное, скажет, что мы с Илис надумываем.

Вот бы поговорить с ним… моим другом детства…»

— Будь с нами Шелтис, что бы он сказал?

Илис отозвалась мгновенно:

Ты серьёзно? Сама же всё знаешь.

«Он наверняка бы ответил: «Я разберусь. Юми, жди меня здесь». Ну почему всё сложилось так, как сложилось?..

Если бы он… если бы он был защищающим меня «львом»… То я бы точно не волновалась даже в настолько непонятной ситуации, как сейчас».

Юми, насчёт Шелтиса…

— Я знаю. Сейчас мне нужно сосредоточится на Ледяном Зеркале, верно?

Вытряхнув из головы все клубившиеся там мысли, Юми снова подошла к окну.

Девушка прикоснулась пальцем к стеклу.

Ей показалось, что холод твёрдого материала просочился внутрь горячего тела до самого сердца и успокоил его.

«Надо сосредоточиться. Я должна приложить все силы, чтобы исполнить долг жрицы».

— Ладно, всё будет хорошо! Я справлюсь!

Ты куда?

Быстро шагая к выходу из комнаты, Юми указала рукой на потолок.

— На самый верх. Уже скоро мой выход, поэтому я хочу, чтобы тело заранее привыкло к той обстановке.

Часть 4

Встав перед дверями лифта, ведущего на самый верхний этаж Софии, Юми протянула руку к датчику.

Проверка… Соединение с департаментом исследования синрёку установлено… ведётся сравнение… волновой рисунок синрёку совпадает… запрос подтверждения… Личность подтверждена: пятая жрица Юми Эль Суфлениктоль.

Двойные двери разошлись, впустив девушку на небольшую круглую платформу. Когда Юми встала в самом центре, двери автоматически закрылись и лифт, не дожидаясь команды, начал подъём.

Вверх, вверх, вверх, к самой вершине связующей небеса башни.

Звякнул колокольчик, лифт остановился.

— Ух…

Юми глубоко вдохнула, а затем выдохнула.

— Успокой свою душу. Она должна быть тише, чем огромные деревья, что сотнями лет тянут свои корни вглубь земли, и чем громадные скалы, что высятся над долинами на самом краю континента. В твоём сердце должны всегда гореть чувства, что сильнее, чем у любого другого человека. Ты должна нести в себе самое чистое желание, какое можно было бы без стыда явить пред любым жителем нашего мира. И только после этого ты получишь право называться жрицей.

Юми слово в слово повторила ту фразу, которую Меймел сказала ей в первый день, как она стала жрицей.

«Всё в порядке… можно идти дальше».

Дождавшись, пока двери лифта откроются, Юми сделала шаг вперёд.

И тогда…

Её глазам открылся бескрайний мир сверкающего голубого льда.

Последний, двести девяносто первый, этаж Софии носил название «рай».

Здесь не было ни потолка, ни стен, только бесконечное открытое пространство.

Казалось, что это вообще иной мир.

Далеко в вышине сиял свет цвета неба белых ночей А под ним во все стороны тянулись высокие, подобные гигантским деревьям, ледяные стены. Их поверхность была отполирована чище, красивее, острее, чем у любого драгоценного камня. Мир отражался в ней, словно в зеркале.

«Выдохи… замерзают».

Любая защита от холода не имела здесь никакого смысла. Заклинание синрёку, носящее имя «Ледяное Зеркало», замораживало всё без исключения: живых существ, неживую природу, наконец фантомов, — и запечатывало душу и время.

Коридор зеркал из голубого льда тянулся в бесконечность.

В этой комнате велась молитва, которая поддерживала запечатывающее Эдем Ледяное зеркало, и потому она была затронута силой барьера больше, чем любое другое место.

Даже сам поющий молитву должен был выносить этот невообразимый холод.

— К такому невозможно привыкнуть…

Крепко сжав дрожащие от холода губы, Юми двинулась вперёд по длинному ледяному коридору. Вскоре ледяная гряда внезапно кончилась. Ровно в тот же момент затих и дувший по округе мощный ледяной ветер.

В самом центре «Рая» находился громадный кристалл голубого льда.

А внутри полупрозрачного кристалла была заключена женщина.

Даже снаружи можно было видеть, как её белоснежные церемониальные одежды колышутся в глубине льда.

«Королева Сала…»

Отдав своё тело замораживающему всё сущее льду, женщина в одиночку молилась, поддерживая Ледяное Зеркало. Поскольку она крайне редко покидала эту комнату, а также потому, что её голову всё время скрывала тонкая вуаль, даже Юми ни разу не видела её лица.

«Я восхищаюсь ей… Она десятками дней без сна и отдыха молится посреди промёрзшего до основания мира. Я и правда не ровня ей».

Ощущения от страшного холода уже превзошли боль и превратились в тошноту и головокружение. Когда Юми, ещё будучи послушницей, впервые ступила в это пространство, она спустя несколько минут потеряла сознание.

«Жрицы поддерживают Ледяное Зеркало три дня. Думаю, если мы постараемся, то протянем чуть дольше. Но что дает ей силы держать его в одиночку почти целый месяц? Да ещё в настолько холодном, что недолго и обезуметь, мире…»

— Ради чего вы так стараетесь?..

Слова Юми никак не могли достичь королевы, заключенной внутри массивного кристалла отполированного до блеска льда. И поэтому девушка, не дожидаясь ответа, прислушалась к текущей по этажу мелодии.

В ледяном мире замирали и потоки воздуха, и движение атомов, замерзало даже само время. В этом застывшем пространстве звучал только один, самый добрый и самый чистый напев…

Yu/ Uhw =C r-sanc uc Eden

[Раем уснувшим раскрашенные]

term-l-pile xel, xin, ole fusen elchel

[Упавшие звёзды, и время, и мечты очи смыкают свои]

Это была молитвенная песня, которой королева, заточённая в ледяной кристалл, поддерживала Ледяное Зеркало.

xearcs let laphin yahe, bin omia hec lihit clar

[К пальцем прозрачным начертанным речи вратам нет ключа]

noi-roo-xin, melras I noe l-habes pianic cia eyen

[В мире бескрайнем притих и фантомов бриллиантовых плач]

Пение королевы отражалось от ледяных стен и, многократно налагаясь само на себя, порождало богатое звучание.

Подобно тому, как отдельные цвета, соединяясь друг с другом, дают радугу, так и здесь, напев отражался от рядов ледяных зеркал и становился всё сильнее и сильнее.

Этот напев был холодным и грустным, однако внутри него таилась и мелодия, переполненная любовью.

=C hypn phenoria, Eec qhaon nes ei getie, nephies paf lef bis cley kis ei roos

[Спите, дети, ваши крылья ещё так малы, а те ветви, что мир принесут, ещё столь далеко]

=C hypn phenoria, Eec wat nes ei getie bies killis cley kis ei mihas

[Спите, дети, ваши ноги ещё так слабы, а большая земля подо льдом всё ещё стонет от боли]

Эта песня не была записана нотами.

Мелодия возрастом в тысячу лет переходила от королевы жрицам через пение, и точно также жрицы распространяли её меж собой. Юми узнала о существовании песни от Меймел, а выучила её, слушая пение королевы в «раю».

evhes valen, dues Uhw leya quo feo

[О молитвы, о музыкальные молитвы, кому предназначены вы?]

nefit Uhz yulis noi kamis egic, Sew ele nelar ris-ia sophia

[И пусть даже память однажды исчезнет, я всё же останусь здесь, в самой её глубине]

Ris sia sophia, kyel hiz phia nefis loar mille

[До того дня, как ступлю на заветную землю]

Мелодия синрёку — Код Софии [Седьмой небесный ритм]

Так называлась тайная песня, известная лишь королеве и жрицам, и она же — молитва, поддерживающая Ледяное Зеркало.

— Красиво…

Закрыв глаза, Юми молча вслушивалась в песню.

«И в самом деле какое красивое пение…»

Её ритм естественным путём проникал в человеческое сердце, а её слова и мелодия были полны такой пронзительной доброты, от которой щемило в груди.

Когда-то Юми отчаянно мечтала, что став жрицей, сможет петь также.

«Но я кое-чего не понимаю…»

В груди у девушки засела колючка крошечного сомнения, о котором она ни с кем не могла посоветоваться.

— Они похожи…не так ли?

«Да, похожи. Я никак не могу отделаться от мысли, что песня, которая поддерживает совершенный барьер синрёку похожа на……».

Oe/ Dia =U xeph cley, Di shela teo phes kaon

[**, *… **, ***, *… **…]

«…матеки фантомов. И природой звуков, и эхом, и смыслом слов, и тем, что оба приводят в действие таинственную силу».

— Мы, жрицы, живём в Софии, и наша мелодия — Код Софии… В таком случае…

«Матеки фантомов большинство людей считают мучительным, похожим на проклятие напевом. Однако в нашем синрёку есть песня, а значит, такая же может существовать и в матеки Эдема».

— Код Эдема?..

«Если внутри матеки существует мелодия, которую можно назвать Кодом Эдема, то какая у неё сила? И кто тогда такие фантомы, если они способны ей пользоваться? Придёт ли тот час, когда эта песня прозвучит на летающем континенте?»

Когда-нибудь, ты тоже всё поймёшь, Юми.

— Э?

Юми вскинула голову, словно чем-то ужаленная.

«Кажется, я сейчас слышала голос королевы. Мне просто послышалось?»

Сколько бы Юми не вглядывалась в ледяной кристалл, заточённая в прозрачных голубых стенах женщина оставалась такой же, как прежде.

«Ну естественно. Королева же сейчас занята молитвой. Она никак не могла слушать мой монолог. А даже если вдруг слушала, то не смогла бы ответить».

— Ну да, как же иначе…

Юми усмехнулась и слегка качнула головой.

«Ладно, пора возвращаться. Илис, наверно, умирает от скуки, надо будет с ней поболтать».

— Я пойду, госпожа Сала. Но совсем скоро вернусь.

Королева продолжала петь Код Софии. Тихо подпевая звенящему во льдах милому голосу, Юми повернулась к ней спиной и пошла к лифту.