Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
satl
09.12.2019 10:15
Похоже мои комментарии по отсутствию редактора сложились в его нерифмованную ораторию))
naazg
07.12.2019 23:58
Спасибо
naazg
02.12.2019 00:05
Спасибо
naazg
16.11.2019 23:56
Спасибо
satl
15.11.2019 03:04
(Гневный комментарий по отношению к похоже что отсутствующему редактору)
blacksoul
08.10.2019 15:01
Необычное ранобэ, с довольно интересным миром и персонажами. Мне оно чем то напомнило аниме Волшебный учитель Нэгума, хоть и сравнивать их бессмысленно.Жду проду)

Прелюдия: *** будто улыбаешься

Всё в порядке. Я просто хочу увидеть Нейта… Даже если мне предстоит исчезнуть из этого мира, то в этот момент я не хочу находиться так далеко от него.

Город триумфального возвращения Эндзю находился почти в самом сердце огромного континента и с давних пор являлся центром торговли. Здесь процветали такие области, как образование, искусство, наука, и, наконец, исследование песнопений.

Особенно важным символом процветания песнопения был колизей. Он возвышался почти в самом центре города и служил его главной достопримечательностью, в истории здания ещё не было ни одного дня, когда его не посещали туристы.

Обычно, в колизее певчие сражались друг с другом, пока не истощали все свои силы, однако в настоящее время, после атаки неизвестных призванных существ, учреждение было оцеплено и закрыто для посещений.

Внутри здания, в коридоре, освещённом лишь аварийными лампами, на пересечение трёх коридоров…

— О чём это ты? — едва шевеля сухими губами, пробормотал Нейт.

Так звали мальчика с волосами и глазами цвета Ночи. Его телосложение и черты лица всё ещё оставались детскими. По дрожащему голосу ясно чувствовалось, что он остерегается собеседника.

— О чём? Я ведь просто задал тебе элементарный вопрос, — слабо улыбнувшись, ответил чёрный монах, стоявший во мраке коридора напротив Нейта.

У него были лоснящиеся чёрные волосы. Его глаза чёрного цвета, тускло поблёскивали. Нанесённая на тонкие, ровные губы чёрная помада испускала неясное свечение.

Ксео. Никто не знал его возраста, пола, целей, и даже того, на самом ли деле его зовут именно так. Всё в стоявшем перед Нейтом человеке было подобно самой пустоте.

— Возможно, ты перенервничал и не расслышал меня? Тогда я повторю свой вопрос.

Из чёрной робы выглядывала тонкая левая рука. Парящий над ладонью Ксео маленький канал моргнул.

— Во всех песнопениях призываемый объект обязательно проходит через этот канал. Итак, Нейт Йеллемиас, как ты думаешь… Что находится по ту сторону этих врат?

— Что значит «что»?..

«По сути, вопрос Ксео означает: «где рождаются призванные существа и куда они возвращаются?»

Люди пользуются песнопениями, хотя в них ещё очень много загадок. Кто и когда начал пользоваться песнопениями? Как появился музыкальный язык Селафено, на котором их исполняют? Ученые всего мира ломают голову над этими тайнами. Вопрос Ксео тоже из таких. И я, простой ученик школы песнопений, должен ответить на него?..»

— Да. Ты знаешь ответ. Ты, сам того не осознавая, отыскал важнейший секрет, связанный с песнопениями и нашим миром. Именно для этого Евамари взяла тебя из приюта и воспитала.

Потрясение Нейта от внезапно произнесенного имени было больше, чем просто изумление, оно приближалось к ужасу.

— Откуда… ты знаешь маму?

— Мы с Евамари ни разу не встречались, но я знаю её. Неизвестен мне только ты. Однако, что же нам делать… Разговор совсем не движется. Это проблема.

Черный монах притворялся непонимающим, блеск его совершенно невинной улыбки, казалось, будто подшучивал над Нейтом.

— Может, тогда попробуешь ответить наугад? Да, наверное, так будет даже естественнее.

— У меня… нет времени отвечать на твои вопросы.

— Потому что тебя беспокоит Клюэль?

Слова мальчика вновь были предугаданы, и он потерял дар речи.

«Вот опять… Откуда он знает и о маме, и о Клюэль? И к тому же, как он вообще предугадывает то, что я хочу сказать?»

— Ты ведь хочешь узнать о мантрах, о Миквекс [Той кто просто стоит там], о связи Клюэль и Армаририс? Именно поэтому я и задал тебе свой вопрос. В зависимости от твоего ответа, мой тоже изменится. Я ведь сказал тебе с самого начала: если ты ответишь правильно, то и я дам ответ на любой твой вопрос.

Ксео подразумевал, что ошибка недопустима.

— Тебе не нужно спешить, успокойся и подумай.

Ксео вновь убрал тонкую руку под робу. И в этот же момент Нейт ощутил коленями слабый импульс и поднял взгляд к потолку.

— Землетрясение?

«Нет, это что-то другое. Мне кажется, что за мгновение до толчка, я услышал звук, будто что-то разбилось. И этот звук шёл… с арены?»

— Началось?

Стоявший напротив Нейта чёрный монах посмотрел наверх.

«Это совпадение?»

— Вместе с тобой в колизей зашёл Нессерис. Похоже, что он и одна из моих спутников сейчас столкнулись друг с другом.

— Не может быть… В дуэли?

— Не стоит так преувеличивать. Они просто борются за ту вещь, которую хотят получить, словно спорящие дети. Думаю, ты можешь догадаться, что является их целью. Верно, это тот катализатор, который остался лежать на арене — чешуя Миквы.

«Чешуя Миквы… Это и есть самая большая загадка. Почему только этот катализатор такой особенный? Он совсем не похож на обычные катализаторы для песнопений. Сейчас я точно знаю одно — чешуя Миквы как-то угрожает Клюэль… Я должен уничтожить её».

— Ты беспокоишься о Нессирисе, потом о Клюэль. Наверное, тебе тоже тяжело.

Улыбка смотревшего в потолок Ксео стала ещё более явной.

— Но ведь это по-настоящему прекрасно — уметь беспокоится о других людях. Возможно, эта доброта и есть твоя особенность. Именно поэтому я так хотел встретиться с тобой. Я очень ждал возможности поговорить с тобой вот так — с глазу на глаз.