Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
naazg
22.09.2019 23:42
Спасибо
satl
14.08.2019 02:58
(Пытается составить ораторию для призыва истинного духа редактора)

Интерлюдия: Шаги

Это была пустошь, где во все стороны простиралась бесцветная земля.

На тонком слое почвы произрастали лишь невысокие деревья и кустарники, а их густые листья были тёмно-коричневого цвета. От редких порывов ветра, мелкие камешки перекатывались по земле, издавая странный сухой звук.

На пустынном холме, где невозможно было разглядеть ни птиц, ни тем более жучков, стояли три длинные, вытянувшиеся под лучами солнца, человеческие тени.

— Ну что, Арвир, сколько часов нам ещё шагать?

— Хм, думаю, через полдня будем на месте… Ой, больно, за что это ты меня бьёшь! Сестрица, я же пошутил!

В центре троицы стоял высокий тощий парень. Наряду с острыми чертами лица, с которого как будто стесали всё лишнее, слишком уж сильно выделялись его сияющие, немного детские глаза. Одет парень был в мешковатые штаны джутового цвета, рубашку с короткими рукавами и чёрную кожаную жилётку поверх неё. На шее у него тускло поблёскивала дешёвенькая серебряная цепочка.

— Эх, сестрица, если уж собралась ударить, предупреди хотя бы! — нахмурившись, наиграно-жалобно пролепетал парень, которого звали Арвир.

— У меня нет желания слушать глупые шутки после того, как мы уже прошагали полдня. Да и если я буду предупреждать тебя перед ударом, то ты просто сбежишь и всё, — мгновенно ответила ему высокая женщина с каштановыми волосами до плеч и глазами глубокого синего цвета.

Одеждой ей служили облегающая, идеально подчёркивающая линии тела, чёрная рубашка, и немного выцветшие тёмно-синие штаны. Однако длинный песочно-жёлтый шарф, что был обёрнут вокруг шеи женщины, был явно лишним в этом довольно лёгком летнем наряде.

— Ну послушай, тебе не кажется, что даже я не смогу сбежать с таким-то грузом?

На правом плече парень нёс две огромные сумки, которые даже взрослому мужчине пришлось бы, наверное, взять в обе руки, а на левом было закреплено длинное копьё.

Вес копья вполне соответствовал его размерам, а сумки были настолько тяжелыми, что даже просто подняться на ноги с ними на плечах было нелёгким делом. Однако парень вопреки собственным жалобам спокойно нёс весь этот багаж, и его походка была довольно уверенной.

— Судя по всему, Арвир, тебя можно нагрузить ещё… О, тут как раз есть крупный булыжник. Думаю, если добавить его к нашим вещам, ты всё равно будешь в порядке.

— Прекрати пожалуйста! Ух, хватит. Фалма, ну скажи же ей что-нибудь.

— Я?.. — переспросила последняя из этой троицы.

Её чистый голос разнёсся по всей пустоши и улетел вдаль, вплоть до самых дальних уголков мира. Он звучал выше, чем щебет любых певчих птиц, и в то же время, умиротвореннее дыхания ребёнка.

Одета девушка была в подобие платья, сшитого из тонкой бело-голубой ткани, напоминающей лунной свет. Всё её лицо было скрыто под шляпой с широкими полами, предназначенной для защиты от солнца. Однако в противоположность полному достоинства одеянию девушки, то, что можно было увидеть, посмотрев ниже, выглядело совсем иначе. Её ноги, выглядывающие из-под развеваемой ветром юбки, были обмотаны бинтами столь плотно, что даже просто смотреть на них было больно.

— Да, скажи ей всё прямо, прошу тебя.

Окликнутая Арвиром девушка, которую звали Фалма, несколько раз оглянулась по сторонам.

— Слушай, Тесейра… Мне кажется, вон тот камень побольше, чем твой.

— О, и правда!

— Я не о том просил! Смилуйтесь же! — почёсывая голову, возопил Арвир. — Ну хватит уже, почему я должен терпеть такое, а? Куда же делся наш беспечный лидер?!

— Ты же сам сказал, что Ксео ушёл вперёд, в Эндзю.

— Да знаю я! Чёрт, вот поэтому я и предлагал поезд… Сколько там было, два дня и семь часов? Говорил же, что нам стоит просто подождать.

На этих словах парень со всей силы пнул подвернувшийся ему под ногу камешек. Идущие по обе стороны от него женщины оглядели его недовольными взглядами.

— Ничего не поделать. Так долго ждать сильно утомляет.

— Ты так много жалуешься, Арвир. Успокойся немножко.

— Я бы не жаловался, если бы на меня не свалили такую тяжесть…

Приняв вид скорее сдавшегося, нежели успокоенного человека, Арвир наконец замолчал. Его слова были совершенной правдой: он нёс на плечах и свои вещи, и багаж двух своих спутниц.

— Эй, простите за настойчивость, но может, вы кого-нибудь призовёте?

— Невозможно. В моём запасе нет никого настолько добродушного.

— Я устала, поэтому нет.

Дамы сразу же покачали головами.

— Не хочу признавать, но ваши сумки правда тяжелые. Может посмотреть, что же вы туда накида…

Но прежде, чем парень успел открыть одну из сумок левой рукой…

— Эй, Арвир, ты знаешь, что бывает, когда открываешь женскую сумку без разрешения?

— Ксео мы скажем, что во время похода через пустошь ты вдруг начал харкать кровью, а потом потерял сознание.

— Вас понял...

Арвир нехотя отвёл руку. Идущие рядом с ним женщины пробормотали себе под нос, будто разговаривали сами с собой:

— Впрочем, не стану отрицать, что набросала внутрь гантелей и грузил[✱]Приспособление для рыбалки и натяжения нитей в ткацких станках. В рыбалке используеттся для выравнивания поплавка и достижения наживкой необходимой глубины. Разумеется, я взяла их в качестве катализаторов.

— Помнится я тоже выбирала драгоценные камни и куклы потяжелее… Разумеется, я взяла их в качестве катализаторов.

— Вот чёрт! Я так и знал! Вы так сильно меня ненавидите, да?! Ну понятно же, что ничего из этого нельзя как катализатор использовать! — закричал Арвир и со всей силы взмахнул сумками.

Однако, несмотря на сильный замах парня, ощущения, что он выбросит их, не возникло вообще.

— Впрочем, надо признать, что ходить с таким грузом — уже серьёзное достижение. Тренировки гилшэ и правда нечто особенное. Согласна, Фалма?

— Ага. Вот он, наш Арвир. С таким грузом я бы даже подняться на ноги не смогла.

— Подобным комплиментам я совсем не рад…

Вернув сумки себе на плечо, Арвир вновь зашагал вперёд, однако даже пары шагов не сделав вдруг замер, направил взгляд в пустоту.

— Ах да, Ксео сказал мне что-то вроде: «Поскольку этот момент не подтверждён, можешь как рассказать о нём, так и ничего не рассказывать». Будете слушать?

— Я бы послушала, но если там нет ничего интересного, то тебе стоит для начала показать мне парочку любопытных техник боя.

— Я бы послушала, но боюсь, что засну и всё забуду.

— Наша беда в том, что у нас нет людей, способных говорить нормальным языком… Ну ладно, Ксео сказал, что обсуждённые нами ранее противники могут поменяться.

— Ну и хорошо…

Было хорошо слышно, что голос Тесейры стал на октаву ниже.

— Интересно. Итак, с кем мне надо будет разобраться теперь?

— Мне кажется, тебе будет быстрее услышать всё от него самого. Вон, посмотрите.

Бесцветная пустошь незаметно осталась позади, а впереди лежала мощённая, обслуживаемая дорога, и даже тоненькие деревья и кустики сменились величественными гигантскими деревьями и зелёной травой.

А ещё дальше впереди высилась горная гряда устрёмлённых в небо зданий.

Город триумфального возвращения Эндзю.

Троица путников остановилась неподалёку от входа в город, ровно в том месте, где обрывалась мощёная дорожка.

— Привет, Ксео, ты нас заждался?

В той стороне, куда, приветственно подняв руку, смотрел Арвир, неподвижно стоял похожий на поднявшуюся из земли тень чёрный монах.

— Наоборот: вы добрались быстрее, чем я предполагал. Не думал, что вы откажетесь от поезда и пойдёте пешком. Ты, наверно, притомилась, Фалма?

— Нет, всё благодаря Арвиру, который полпути нёс меня на спине.

— Так и думал. Арвир, Тесейра, вы хорошо потрудились.

Но вопреки хвалебным словам Ксео, спутники Фалмы совсем не выглядели уставшими.

— Ну что, Ксео, веселье начнётся послезавтра, —проговорила Тесейра, закатывая размотавшийся во время пути шарф.

Хотя поведение женщины казалось беззаботным, в её словах чувствовалась вес, будто от свинца.

— Благоприятствует ли нам та презумптивная судьба, о которой ты говорил?

— В целом да. Рассвет и Алая уже прибыли в Эндзю. Клюэль — это особенно важный ключ. Когда пробудившая силу песнопений Пустоты коснётся чешуи Миквы на этой земле, тогда пробудится и Миквекс [Та кто просто стоит там]. Это случится послезавтра, — ответил Тесейре Ксео, а затем, дождавшись, пока она закатает шарф, он снова повернулся к ней продолжил: — Но сначала будут дуэли учеников, которые пройдут завтра. Мне кажется, Тесейра, что там найдётся то, на что ты хотела посмотреть.

— Хо…

На одно мгновение могло показаться, что женщину не впечатлили его слова, но уже в следующий миг её губы содрогнулись от восторга, который невозможно было скрыть.

— Наследник Джошуа?

— Кто знает. Думаю, точнее будет сказать наследник Мишдера. В любом случае, завтра во время ученических дуэлей колизей окрасится в серый. Гляди же, я заполучил билеты на обычные места.

— Как предусмотрительно с твоей стороны, глава, — отозвалась женщина, убирая полученный от Ксео кусочек бумаги в нагрудный карман.

— Я очень рад, что ты счастлива. Итак, наш разговор уже затянулся, так что пойдёмте… Я тоже жду не дождусь встречи с Нейтом. Он мне ужасно интересен.

Аккуратно взмахнув полами робы, Ксео развернулся к городу.

После того, как четверо ушли, на простиравшейся с краю от Эндзю травянистой равнине… остался только никогда не смолкающий шорох листьев, качаемых чёрным, как сажа, ветром.