Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
naazg
22.09.2019 23:42
Спасибо
satl
14.08.2019 02:58
(Пытается составить ораторию для призыва истинного духа редактора)

Пятый аккорд: Та кто просто стоит там

Часть 1

— Доброе утро, Нейт.

Когда Нейт выбежал ко входу в гостиницу, Клюэль уже ждала его там.

— Прости, я слишком долго собирался.

— Ты редко опаздываешь, проспал что-ли?

— Н-нет… Когда я проснулся, Армы в комнате не было. Я его долго искал, но потом заметил открытое окно, ну и подумал, что он выбрался наружу.

«В комнате его нет, это точно. Но Арма никогда прежде не выходил на улицу, не предупредив меня».

— А, ящерица цвета Ночи с утра пораньше пришла к нам и потом попросила Мио вместе сходить за покупками.

— Что? Так он у вас был?

Услышав настолько неожиданный ответ, Нейт удивлённо заморгал.

«Нет, есть вещи поважнее… Арма… Сходить за покупками?..»

— Угу. Мио самой стало интересно, чего это ящерица первой обратилась к ней с просьбой. Они ушли, даже не позавтракав. Хорошие у них отношения, как я посмотрю, — на этих словах Клюэль приложила руку к губам, будто стараясь сдержать свой поток слов. — Впрочем, это и к лучшему. Учитывая, какое у нас сегодня дело, мы с Адой не знали, что нам сказать Мио.

Дело было в посвященном новому катализатору собрании, которое проводило самоуправление Эндзю.

Изначально Салинарва обратилась с запросом только к троим: Нейту, Клюэль и Аде. Имени Мио, которая внезапно увязалась с ними, не было в списке гостей. Даже если бы она пришла на собрание, её наверняка бы не пустили.

— Неужели Арма…

— Мне кажется, ты надумываешь. Если всё действительно так, то эта ящерица до странности чуткая.

«Чтобы там ни было на самом деле, меня беспокоит не это. Я не могу выбросить из головы ни те загадочные слова из прошлой ночи, ни эти совсем нетипичные действия Армы».

— Эм, а где Ада?

— Ушла раньше. А кстати, давай предупредим администратора гостиницы, чтобы не волновалась, если мы задержимся. Мио и Ада уже придумали причины припоздниться: одна осматривает достопримечательности, вторая пошла на собрание гилшэ.

— Хорошо. Но вот что мы с тобой будем делать?

«Мы вернёмся в гостиницу поздно ночью, и для этого нужна подходящая причина. Может быть, как и Мио, — экскурсия по городу?»

— Мы с тобой… — неуверенно начала Клюэль.

— Мы с тобой?

— Ну… св… сви… — почти беззвучно пробормотала девушка.

Кроме того, посередине фразы она почему-то отвернулась от Нейта.

— Клюэль, я тебя не расслы…

— Пройдёмся по магазинам! По ма-га-зи-нам! Это никакое не … сви… сви.. дание… Тут ведь ничего такого нету! Это просто обычная шуточка Ады. Не воспринимай всерьёз, понял?!

— Я не очень понял, но, думаю, поход по магазинам вполне подойдёт.

— Угу… скажи об этом администратору, пожалуйста, — согласилась почему-то выглядящая очень усталой Клюэль.

— Лефис и Хелен тоже ушли?

— Ага. Им ещё надо за дуэлями понаблюдать. К тому моменту, как мы доберёмся до колизея, матчи, наверное, уже закончатся.

На данный момент оставалось провести всего три матча: два полуфинала и финал. Судя по обычной продолжительности дуэлей, до окончания турнира был ещё примерно час.

— Ой, это плохо. Надо поспешить!

Парочка припустила бегом по переполненной ещё с самого раннего утра улице.

— Что так поздно, Малыш?! Чем ты там вообще занимался?

На площади перед колизеем стояла Ада, которой совсем надоело ждать остальных.

— И-извини… Ну что, как там турнир?

— Дресуэн победил в финале: три — ноль. Конец. Это было отвратительно быстро. Только что закончилась церемония закрытия. Вон поглядите.

Ада указала взглядом на выходящих из колизея учеников. Их было по меньшей мере несколько сотен. Наверное, они возвращались в гостиницу, чтобы после обеда начать разъезжаться по домам.

И в то же время внутри колизея шла подготовка к другому мероприятию

— За час они приберут арену, а потом будут устанавлять сцену для собрания. Вход для прессы и гостей откроется через два часа. Мы можем войти через служебный вход. Итак, что делаем?

«Нессирис и Шанте наверняка уже внутри. Поскольку Лефис входит в числе гостей, Хелен, скорее всего, тоже осталась внутри».

— …Заходим.

До начала собрания, посвященного открытию нового катализатора, оставалось три часа.

***

— Ох… Стало совсем пасмурно.

С огромным количеством сумок в руках Мио шатаясь шла мимо бесконечного ряда ларьков Эндзю.

— У-у, а я хотела купить ещё чего-нибудь, но, похоже, уже вот-вот начнёт капать.

Небо было затянуто облаками, которые, как будто, закручивались в воронку.

Ещё вчера было очень светло, а сегодня солнце спряталось уже с утра. Пугающие чёрные тучи плыли по небу на невероятных скоростях, словно вдруг стали живыми.

Вернёмся в гостиницу? — спросило тихо сидевшее на голове у Мио призванное существо.

— Ну, я хочу ненадолго зайти вон в ту кафешку и немножко перекусить. Даже если начнётся дождь, можно будет переждать его там. Может быть, ты тоже попьёшь молока, Арма?

Можно обойтись и без этой жидкости… Я просто хочу отдохнуть в каком-нибудь тихом местечке.

Арма ловко свернулся в клубок прямо на голове у девушки.

— Хм-хм, тогда давай поищем кафе, где как можно меньше народу. Ты, наверное, тоже устал. Никогда ведь не ходил с Нейтом по магазинам так долго, да?

Действительно, опыта в подобном у меня немного.

— Э-хе-хе. Прости, что таскаю тебя с собой. Конечно, лучше было бы пойти с Клулу и остальными, но они ведь сегодня на том собрании… да? Места там для меня нет, поэтому мне было бы одиноко.

Неважно, в любом случае, мне тоже нечего делать.

— Э… Правда? Тебе не нужно было идти с Нейтом?

Если оставить в стороне вопрос с девчушкой, то мне больше нечего сказать Нейту. Уже вскоре он услышит тот голос. А раз так, вариантов осталось только два. Времени сомневаться уже тоже нет.

«Вариантов два… Времени сомневаться нет… Что это значит?»

Мио некоторое время обдумывала слова Армы.

— Ты о том, что бы купить в качестве сувенира из Эндзю?

…Что бы Я ни выбрал, всё равно это будет ошибкой.

Услышав такой ответ, Мио подумала, что её догадка оказалась почти правильной.

— Хм-м, я не очень тебя поняла, но, похоже, тебе тоже тяжело.

Сняв Арму с головы, девушка мягко погладила его. Ей казалось, что он хочет что-то сказать, но призванное существо просто принимало её поглаживания.

— Арма?..

Ответа не было. Но вместо него…

Арма направил заострённую мордочку к закручивающим в небе облакам.

***

Колизей. Первый этаж внешнего кольца.

— Э-э, катализаторы нужно сдать все?!

Рядом со стойкой администрации раздался вскрик Нейта.

— Да. После окончания собрания мы всё вам вернём, — с улыбкой ответил ему охранник.

Когда мальчик уже направился было к арене, его внезапно остановили. Учинив обыск и обнаружив катализаторы, охранник сразу же отправил Нейта обратно к стойке администрации.

— Нейт, ты закончил?

Обернувшись, мальчик увидел Клюэль, которая, так же как и он, сдала все свои катализаторы. Даже обозначающую цвет специализации полоску на воротнике формы аккуратно закрасили специальной тёмно-серой краской. Вот настолько скрупулёзно здесь за всем следили.

— Эй, Шанте, что это вообще значит? — недоумённо склонив голову, спросила Ада, которую лишили любимого гила.

Поскольку она специализировалась в белых песнопениях, её белую форму академии Тремия целиком забрызгали краской.

Женщина, которой задали вопрос, ответила с обычной свежей улыбкой:

— Самоуправление Эндзю сегодня с утра приняло решение, что, за исключением певчих-охранников, все обязаны сдать катализаторы.

Нейт вполне мог предположить причины такого решения: для песнопений необходимы катализаторы, поэтому их изъятие — эффективное средство защиты от опасных людей, вроде Мишдера.

— Даже Вам не разрешили ничего взять? — поинтересовался мальчик.

— Меня и Нессириса пропустили и так. Мы как сотрудники колизея зарегистрированы, потому нас в такое время проверять не стали. Простите, вы ведь специально ради этого сюда и приехали…

Сложив ладони вместе, Шанте шутливо подмигнула ученикам.

— Ничего особенного.

«Салинарва просила нас узнать о странностях того катализатора, которым владеет Эндзю. Для этого нам не обязательно иметь свои катализаторы. И к тому же, моя собственная цель совершенно в другом. Это решение, о котором я никому не сказал… Я должен увидеть всё своими глазами: действительно ли этот катализатор — тот же самый, что запечатан внутри яиц? И если это так, то он наверняка является необходимым элементом для призыва Армаририс».

В голове Нейта вновь и вновь звучали вчерашние слова Армы: «Рассказать… всё?.. Если бы Я мог это сделать, Армаририс бы так не страдала».

«Арма, что же ты имел в виду?»

Мальчик много раз мысленно задавал этот вопрос призванному существу, которого сейчас не было с ним, и ни разу не получил ответа.

***

Внешнее кольцо, первый подземный этаж.

В характерном для подземелья прохладном воздухе ощущалось такое напряжение, которое могло заморозить металл.

«Ох… ну хватит уже… Почему здесь такая напряжённая атмосфера?!»

Сидевшая на лавочке в комнате ожидания Хелен мысленно обхватила голову руками.

Похоже, после ученических дуэлей, в колизее должно было открыться собрание, посвящённое какому-то особенному катализатору. К присутствию на нём были допущены только особенно влиятельные люди и почётные гости, а также победители турнира и особо выделившиеся ученики.

Хелен узнала об этом всего несколько часов назад. Кроме того, одним из особо выделившихся учеников был не кто иной, как Лефис.

— Пожалуй, мне не стоило навязываться и идти с Лефисом.

Когда Хелен попросила Лефиса замолвить за неё словечко и настояла на том, чтобы пройти вместе с ним, всё прошло хорошо. Потом им на время до собрания выделили комнату ожидания. С этим тоже проблем не возникло. Проблемы начались в тот самый момент, когда учеников Дресуэна — чемпионов турнира — поместили в ту же самую комнату.

Наверное, организаторы думали, что нам нужно укреплять дружбу между школами. Да-да, спасибо вам большое. От чрезмерной благодарности у меня даже голос отнялся. Я даже расплакаться была готова».

— Эй, Лефис, поговори со мной, — предельно тихо прошептала Хелен, стараясь, чтобы её слова никто не смог бы услышать по ту сторону комнаты.

«Я ведь совсем недавно поссорилась учениками из Дресуэна. И к тому же, единственное поражение во всём турнире им нанёс Лефис. Они же наверняка чувствуют себя униженными».

— Ну же, быстрее.

Атмосфера в комнате была ужасающе напряжённой. Даже малейший вздох был причиной для раздражение.

— Поговорить… о чём?

— Дурак… с меня хватит, я тебя больше не знаю!

Хелен резко поднялась с лавочки и направилась к выходу.

«Эх, Лефису-то ещё ничего, а вот я в таких ситуациях просто никакая!»

— Эй, Хелен.

— Я ненадолго. Просто схожу до питьевого фонтанчика и сразу вернусь!

Выйдя из комнаты, Хелен намеренно громко зашагала по тихому коридору.

«Ух… Лефис такой бесчувственный. В такой ситуации по сюжету положено волноваться за девушку».

— Но в это же заключается и его достоинство, разве не так?

— Ну, этого я отрицать не мо…

«Э?.. Разве я что-нибудь говорила?..»

— Извини, ты, должно быть, испугалась?

Некто тихо рассмеялся.

Прямо позади Хелен и к тому же очень близко к ней стоял человек, одетый в тёмную, почти что чёрную робу.

Его ровные и симметричные черты лица могли подойти человеку любого пола. Изящное телосложение было заметным даже сквозь одежду. У него были чарующие, будто чем-то смоченные, совершенно чёрные глаза, а на его губах блестела чёрная помада.

Было совершенно невозможно определить ни парень это или девушка, ни возраст неизвестного.

— И долго ты тут стоишь?

«Как он очутился прямо у меня за спиной? Я же буквально только что вышла из комнаты. Когда я открывала дверь, здесь не было никого настолько странного».

— Только сейчас ужасно спеша я всё-таки догнал тебя. Ты так громко шагала, что совсем не заметила меня.

«Действительно, в таком объяснение есть разумное зерно. Но… он «догнал» меня? Зачем это?»

— Ты не заметила пропажу.

Неизвестный улыбнулся сладкой, невинной улыбкой.

«Вот опять… Я совсем ничего не говорю, но он как будто видит меня насквозь».

— Пропажу?..

— Верно. Вот, держи.

По-прежнему улыбаясь, человек достал руку из робу и протянул её к Хелен. В ладони он держал знакомый девушке носовой платок.

— Ой, и правда моё.

— Ага, я же так тебе и сказал.

Хелен не знала, кто это такой, но он действительно вернул ей потерянную вещь. Несмотря на ощущение неловкости девушка решила поблагодарить его.

— С-спасибо…

— Пожалуйста. А кстати, ты же знаешь, что здесь скоро состоится собрание, посвященную открытие некоего катализатора?

— Да. Ты тоже участвуешь?

Услышав вопрос, человек притворился непонимающим:

— Я не настолько значительный человек, чтобы меня выбрали одним из участников. Поэтому я проник сюда тайно.

— Э… это же шутка? Здесь ведь такая серьёзная охрана. Даже нас всех заставили сдать катализаторы.

— Да, именно. Это крайне важный момент.

Голос человека подскочил, будто бы он ждал, когда Хелен об этом скажет.

— Сейчас в этом месте крайне мало певчих, которым разрешено носить катализаторы, даже если считать Нессириса и Шанте из «Ля минор». Крайне опасная ситуация. Действительно, это очень эффективная мера против вторжения опасного человека снаружи, но если что-то произойдёт внутри, то ответная реакция окажется запоздалой.

«Что он хочет этим сказать?.. Он же как будто напрямую заявляет: здесь что-то произойдёт»?»

И то ли зная, то ли нет об этих мыслях Хелен…

— Именно поэтому, я дам тебе ровно один совет, — заявил чёрный монах с улыбкой, как у великого фокусника, демонстрирующего свой лучший трюк. — Береги этот красный платок. Потому что в самый важный момент он наверняка поможет тебе защитить себя.

— Э?..

«Красный платок?»

Хелен в спешке посмотрела на переданный ей платок.

— И правда…

«Я совсем этого не заметила. Может, я думала, что это просто платок, а может, его цвет просто вылетел у меня из головы, но сейчас я вижу, что он на самом деле тёмно-красный».

— Используй его с умом.

— Н-но я же не умею пользоваться красными песнопениями.

Свой цвет специализации Хелен продемонстрировала на дуэлях — им был Ruguz Охранники тоже об этом знали. Возможно, именно поэтому они не стали забирать у неё красный платок.

— Как ты им воспользуешься — зависит от тебя. Если я что и скажу, то: «Не ошибись с тем, кому его доверишь»… Ну ладно, мне пора идти. Арвир, наверное, уже прибыл на своё место, — коротко сказал человек и сразу же повернулся к Хелен спиной.

— Стой, ты кто…

— Чем интересоваться мной, тебе стоило бы побыстрее вернуться в комнату ожидания. Лефис выглядит расстроенным, похоже, без тебя ему одиноко. Кроме того, видимо, я вскоре буду занят: мне придётся успокаивать возбужденную Миквекс [Ту кто просто стоит там].

«Миквекс? Это какое-то имя?» — собиралась спросить Хелен, но не успела — чёрный монах уже исчез за углом.

«Собрание скоро начнётся. Просьба всем участникам проходить на арену, следуя указаниям нашего персонала».

По коридору разнеслось объявление. До начала собрания оставалось десять минут.

Часть 2

«Катализатор, о котором идёт речь сегодня, был открыт географом из Эндзю во время случайной остановки на острове под названием Царабель…»

Колизей. Самые верхние зрительские места.

Шум всё не затихал. Он был почти таким же, как и утром, во время турнира, но состав зрителей, занимавших трибуны, полностью изменился. Ученики и учителя школ песнопений пропали, а вместо них теперь сидели важные представители многих городов, учёные в белых халатах и репортёры с записными книжками в руках.

Все прислушивались к ведущему и при этом постоянно о чём-то переговаривались.

Посреди всего этого…

— Хватит, я сдаюсь. Не думала, что нам придётся наблюдать за всем стоя.

Ада устало облокотилась на ограждение.

— Да ладно. Я ведь думала, что сверху будет намного проще всё увидеть, поэтому специально выбрала эти места.

— С твоими-то полномочиями, Шанте, лучше было бы выбрать самый первый ряд.

Почувствовав многозначительный взгляд Ады, Шанте тихо хихикнула.

— Невозможно. Первый ряд забит участниками из Эндзю и прессой. Было бы очень неудобно, если бы там вдруг оказались ученики.

Поправив волосы, она весело подмигнула остальным.

— Значит, мы наблюдаем за всем отсюда, а господин Нессирис сейчас в другом месте? — уточнил Нейт.

Силы было решено распределить по разным местам. Нессирис в одиночку отправился куда-то вниз. Лефис и Хелен тоже присутствовали на собрании, но отыскать их на трибунах было слишком сложно.

— Верно. Хотя это мероприятие проходит в колизее, спонсирует его не ассоциация певчих, а местное самоуправление. Лишь немногие обычнее певчие смогли получить разрешение присутствовать здесь. Потому-то ваш директор и попросил меня с Нессирисом присмотреть за вами. Но нам сейчас не стоит искать Нессириса, надо слушать выступление. Оно уже скоро начнётся.

В этот миг шумные трибуны вдруг затихли. Постепенно исчезли даже слабые шепотки.

— Уже сейчас?

— Да, начинается.

Взгляды всех присутствующих собрались в арены. На виду у всех женщина в белом костюме подвезла в центр колизея тележку с пьедесталом, накрытым чёрной тканью.

Там и находился новый катализатор. Судя по сказанному ранее, он был найден на пустынном острове неподалёку от континента.

«Итак, давайте посмотрим на него. В этот миг будут перевернуты все общеизвестные истины песнопений!» — прокричал мужчина-ведущий. И в этот же момент женщина резко сдёрнула ткань с пьедестала. Взгляды тысячи с чем-то людей собрались в одной точке…

А затем…

— Что?.. Что-то мне как-то не по себе.

Первой среди всех что-то пробормотала Ада.

Постепенно на трибунах вновь поднялся шум. Несколько минут назад он был порождён ожиданием: все хотели узнать, что же за вещь самоуправление Эндзю называет совершенным катализатором. Но сейчас причиной ему была растерянность от того, что было явлено взору.

— Это же!..

Нейт прижал руку к груди, стараясь унять тяжелое сердцебиение.

На пьедестале лежал белый, кажущийся немного прозрачным, камень, который даже взрослому мужчине пришлось бы держать обеими руками. Узоры на нём напоминали чешую неизвестного существа и периодически пульсировали, будто в такт биению какого-то сердца.

«Так и есть, это оно… Точно то же самое показал мне господин Ксинс! То есть это то же самое, что и содержимое яиц — катализатор песнопений Пустоты».

— Госпожа Шанте, это…

Но прежде чем Нейт успел договорить…

Совсем рядом с ним раздался звук чьего-то падения.

— Клюэль?..

Девушка, которая стояла неподалёку от него, упала на колени.

— Что случилось, Клюэль?!

Нейт присел и заглянул ей в лицо.

— Н-ниче.. го… Просто голова что-то закружилась.

Девушка была настолько бледной, словно вся кровь отошла от её лица. В её глазах была видна боль, по щекам катились капельки не то слёз, не то пота. Пальцы девушки мелко тряслись, у неё даже не осталось сил ухватиться за ограждение.

«Ложь… Какое ещё головокружение, тут всё намного серьёзнее. Эти симптомы прямо как в тот раз, незадолго до того, как в ней поселилась Армаририс и она потеряла сознание».

— Клюэль? Что случилось?

Заметив странности, Шанте и Ада подбежали к ним.

— Я не знаю. Но, похоже, она ужасно себя чувствует. Надо поскорее доставить её в медпункт!

— Я… Я в п-порядке, — хрипло выдавила из себя голос Клюэль.

Но этот жалкий звук ещё очевиднее показывал ненормальность её состояния.

— Это неправда. Такого просто не может быть. Ты вся бледная!

Нейт взял девушку за руку. Она была до странности горячей. Слишком горячей. У человеческого тела не могло быть такой температуры.

— Кто-нибудь, позовите врача! — прокричал мальчик с верхнего ряда трибун.

Однако его голос никого не достиг. Все были полностью сосредоточены на катализаторе в центре арены.

«Похоже, вы все очень удивлены. Действительно, этот камень выглядит несколько странно. Но вы сами всё увидите. Прошу внимания! Сейчас мы продемонстрируем его возможности катализатора».

Будто в ответ на голос ведущего, на арену вышел мужчина в тонких очках.

«Сейчас катализатору бросит вызов известный певчий, который к тому же является одним членов совета самоуправления города Эндзю…»

На трибунах раздались аплодисменты. Все зрители вели себя как обычно.

«Что это за неприятное ощущение?..»

Нейт тоже чувствовал слабую тошноту. Мальчику казалось, будто ему насильно вливают в рот какое-то чужеродное вещество, и его желудок сопротивляется этому.

«Итак, прошу Вас, профессор».

Мужчина на арена криво улыбнулся, будто ощущая в пульсирующем катализаторе нечто зловещее.

«Нет… Он совсем не так отреагировал на этот катализатор. Но остальные ничего не заметили. То есть среди всех зрителей плохо себя чувствуем только мы с Клюэль?»

«Что такое, профессор? Где Ваш энтузиазм? Всё в порядке, действуйте смелее! Слушайте, а что если ваши поклонницы и все сотрудники администрации вместе за Вас поболеют?»

Дружелюбное подбадривание ведущего вызвало смех на трибунах.

Будто подталкиваемый им, певчий напрягся и стал медленно приближаться к пьедесталу с катализатором…

Кто это? Что за дитя пытается меня коснуться?

Послышался голос.

— Госпожа Шанте… Вы сейчас что-нибудь слышали?

— Э? Что-то кроме ведущего?

«Госпожа Шанте не заметила. Да и Ада, вроде бы, тоже ничего не услышала. Но…»

Остановись, милое дитя! Ещё слишком рано меня касаться. Ты не способно пробудить меня правильно.

Ксео… где ты, Ксео? Ты ведь где-то неподалёку? Я разделена с «глазом», и потому не могу тебя увидеть.

Откуда издалека доносился тяжёлый, напоминающий гигантскую волну голос. Непонятно чей голос. Он не был звуком и, не касаясь ушей, напрямую достигал сознания.

«Этот голос идёт из того катализатора? Он такой громкий, но ни ведущий на арене, ни один из зрителей на трибунах ничего не замечает? Что за абсурд?!»

«Итак, всех прошу смотреть повнимательнее!»

Подталкиваемый в спину рассказом ведущего, мужчина протянул руку к мигающему камню…

Остановись, тебе нельзя меня касаться. Я жду зова от Ксео, которому я доверила мантру. Если ты коснёшься меня…

Голос резко оборвался. В тот же миг по телу мальчика с головы до пят пробежало странное чувство, похожее то ли на холод, то ли на удар током, от которого все волосы встали дыбом.

— Не-е-е-е-е-е-е-ет!

Когда Нейт пришёл в себя, он уже кричал, напрягая свой голос до предела.

То, что он ощутил, не было интуицией — каждая клеточка его тела вопила от страха.

«Это и есть источник того неприятного чувства, которое возникло у нас с Клюэль!»

— Нейт, что случилось?

Времени отвечать на вопрос Шанте не было, Нейт перескакивая через ступеньки побежал вниз по трибунам.

— Это… её будить нельзя! — вскричал Нейт, срывая себе горло до крови.

Но…

Было слишком поздно.

Часть 3

«Э… что такое?..» — изумлённый, вплоть до потери живости, голос ведущего прозвучал над трибунами.

— Это…

Сжав посильнее вспотевшие кулаки, Нейт сглотнул.

Со зрителями не произошло никаких изменений. С коснувшегося катализатора мужчиной тоже. Только тот камень испустил особенно яркую вспышку света.

И больше ничего.

Яркий свет, который сиял в похожем на чешую узоре камня, пропал. Больше ничего. Из катализатора ничего не было призвано, да и сам камень не ожил.

«На этом всё кончилось?..»

Нейт уже собрался было вытереть холодный пот со лба, но в тот же миг.

— Вы оба, сверху! — выкрикнула Шанте, которая всё ещё сидела на корточках рядом с Клюэль.

«Сверху?»

Женщина взглядом указала на небеса прямо над ареной, где лежал катализатор. Там ярко сверкали невообразимо огромные врата, подобные северному сиянию.

«Это канал?.. Нет, если бы это было так, то всё ещё укладывалось бы в рамки здравого смысла».

У Нейта, Ады и Шанте перехватило дыхание не от самого канала, а от его формы.

Обычные каналы были красивыми, ровными кругами.

Но нечто над их головами было искаженным, живым, первобытным кругом.

— Змея?.. — пробормотал кто-то из зрителей.

Он был прав. Нечто в небесах было подобно гигантской свернувшейся в кольцо змее. Скорее всего, это было самое наилучшее сравнение.

— Малыш, Шанте!

По-прежнему глядя вверх, Ада попятилась назад.

Из канала, подобно внезапному дождю, посыпалось что-то: маленькие драконы, змеи, львы, человеческие силуэты, даже какие-то жидкие объекты, которые постоянно меняли свою форму. Их численность превышала сотню.

— Это… и вправду призванные существа? — изумлённо пробормотала то ли Шанте, то ли Ада, то ли кто-то ещё.

Призванные существа были совершенно разных форм, будто они вообще не могли принять какого-то общего вида. Лишь одно было одинаковым — цвет. Все они были покрыты пятнами пяти разных цветов: красного, синего, жёлтого, зелёного и белого — всех пяти цветов песнопений. Если напрячь глаза, то можно было разглядеть, что среди этих пятен одна небольшая часть тела была абсолютно прозрачной.

«Песнопения Пустоты? Вместе с пятью существующими цветами?»

Однако получившийся ядовитый цвет был очень далёк от знакомого Нейту созданного Ксинсом цвета Радуги. Пять цветов переплетались в хаотическом порядке и создавали диссонанс. Казалось, будто противостоящие друг другу цвета были насильно соединены между собой прозрачной частью тела, принадлежащей песнопений Пустоты.

— Они идут! — резко крикнула Ада.

Странные призванные существа одновременно вылетели из канала. Не было никаких сомнений в том, что они собираются упасть на колизей.

«Что же нам делать? Катализаторы были только у Шанте и Нессириса. У меня забрали катализаторы, а у Ады — гил. У Клюэль непонятно почему кружится голова и страшная температура. Здесь слишком мало людей, которые могут противостоять нападающим».

— Ада, не стой столбом, беги за гилом. Нейт, доставь Клюэль в безопасное место, а потом помоги гостям эвакуироваться. Поспешите!

Коротким, спокойным жестом Шанте сняла с груди брошь, к ней в руку перекатился изумруд.

— А вы, госпожа Шанте…

— Потяну время, да и ответить как-то надо . Похоже, те ребята тоже горят желанием схватки… Эх, эта брошка довольно дорогая.

Не убирая дьявольскую улыбку, опера-сериа очаровательно приложила палец к губам.

— Впрочем, времени на разговоры у нас нет. Атакующие песнопения — не моя сильная сторона, поэтому если мистер сильнейший певчий не выложится на полную, то у нас будут проблемы.

***

— Бежим!

Неизвестно, кто именно выкрикнул это слово, но все гости собрания интуитивно почувствовали, что падающие с неба непонятные существа явно несут с собой бедствие.

Побежал один человек. За ним другой. Топот ног нарастал… Не прошло и минуты, как трибуны переполнились криками людей, которые пытались выбежать с арены.

Посреди этого…

— С тех пор, как приехал в Эндзю, я только и делаю, что удивляюсь.

Изгнав из мыслей горькую улыбку, Лефис посмотрел на стремительно летящих вниз, призванных существ, нацелившихся на зрительские места. Их глаза блестели неприкрытой враждебностью.

«Пять цветов перемешаны, а одна часть тела полностью прозрачная? Я даже не могу представить себе механизм, который породил этих существ. Но времени нет: сейчас необходимо пережить их атаку».

— Лефис, что нам делать?! — крикнула стоящая неподалёку от юноши Хелен.

«Не она ли говорила: «Раз ты участвуешь в собрании, то и я тоже пойду»… Тогда я вступился за неё, и поэтому ей разрешили присутствовать, но это была ошибка. Это не значит, что она для меня обуза, просто здесь стало слишком опасно».

— Спокойно, у нас ещё есть время перед тем, как они приземлятся.

«И всё-таки, что же делать? Все катализаторы остались на стойке администрации. Проще всего было бы сбежать. Но если эти существа приземлятся и вне колизея, то нет разницы внутри мы или снаружи. А значит!..»

— Придётся перетрудиться?

Лефис приложил обе руки к тускло-белым стенам, что окружали зрительские места колизея. Из их поверхности начали выступать маленькие частицы серого света. Но вот скорость была слишком медленной…

— Так их сделали преступными с помощью Arzus’а?

Преступление потребителя — это свойство катализаторов. После первого использования, из становится намного сложнее использовать повторно. Проще говоря, с одним катализатором можно исполнить только одно песнопение.

Поскольку цвет краски стен был промежуточным между белым и серым, Лефис решил, что ему удастся исполнить с их помощью серое песнопение. Однако всё здание колизея было заранее сделано преступным. Дабы избежать вероятности случайных песнопений, официальные здания и учреждения часто намеренно делали преступными.

— Ещё не закончил?!

Голос Хелен уже напоминал визг.

— Не сбивай мне концентрацию. Знаешь ведь, что с преступным катализатором трудно исполнить песнопение.

Открылся небольшой канал. Его кольцо было совсем маленьким, даже ребёнок пролез бы в него с трудом.

«С каналом такой величины невозможно призвать подходящее существо. Раз что-то крупное не получается, тогда!..»

Призванное существо в виде человеческой фигуры хаотического цвета с таким же копьём наготове пикировало прямо на Лефиса и Хелен.

Isa [Песня Пепла]

Раскрыв канал пошире, на свет появилась гаргулья и выставила своё каменное копьё навстречу атакующему призванному существу.

Их копья прошли мимо друг друга, а затем…

Раздался сухой звук. Пронзённая вражеским копьём только что призванная гаргулья испустила серый дым и исчезла. Однако в это же время призванное существо смешанного цвета, в котором тоже торчало копьё, перестало двигаться.

«Они поразили друг друга одновременно?»

— Слишком просто. Я как-то даже разочарован. А я-то думал, что существо такого пугающего цвета окажется сравнительно сильным.

Лефис не пытался храбриться. Когда юношу атаковал неизвестный противник, о котором ему не рассказывал Джошуа, он тоже испугался, но, как только что показал бой, его серых песнопений было достаточно для противодействия им.

Ris sia sophia, Egunis riris q-nemne

[Обещание того дня, явись]

«Что это?.. Мне сейчас послышалось что-то вроде оратории».

— Лефис… с-смотри!

Юноша посмотрел туда, куда указала Хелен, и увидел, что пронзённое призванное существо понемногу пришло в движение. Издавая неприятный звук, оно медленно вытащило из себя копьё, и то упало на пол, а затем подобно гаргулье испустило дым и исчезло.

На месте осталось стоять только абсолютно невредимое загадочное существо. Его точно пронзило копьё, но сейчас на его теле не осталось даже малейшей ранки.

«Не может быть, за десять секунд оно полностью восстановилось?»

— Понятно… Я и правда не ожидал неуязвимости.

Лефис не разумом, а просто ощущениями прочувствовал настоящий ужас этого противника.

— Л-лефис... оно идёт!

Существо вновь обратило свой пустой взгляд на юношу и девушку.

«Его оружие направлено не на меня — на Хелен!»

— А… А…

Хелен взглянула на острый кончик копья и побледнела. В этом миг всё внутри Лефиса будто застыло.

«Я был наивен. Времени на ещё одно песнопение нет. И катализаторов у меня ноль. Что же мне делать? Схватить её на руки и убежать? Или же снова противостоять песнопением…»

— Тут нужно в чём-то сомневаться?

Раздался звук, будто по какому-то твёрдому предмету пошли трещины.

В тот же момент, как Лефис услышал его, стоявшее перед ним призванное существо оказалось заточённым в гигантской глыбе льда. И не только оно. Ещё одного, летающего выше противника постигла та же судьба.

Из пола поднялась высокая ледяная стена, похожая даже на целую башню, которая словно бы собиралась пронзить небеса.

Это было песнопение «Вавилон» — замерзшая башня.

«Невероятно огромная глыба льда. На такое способен…»

— Я побеждаю их так, — сказал крупный мужчина в синей накидке с капюшоном.

С двух сторон за ним следовали два гигантских ледяных волка-охранника.

— Нес… си...

Проигнорировав тихий голос Хелен, певчий кинул Лефису небольшой холщовый мешочек. Когда юноша поймал его, в мешке что-то звякнуло.

«Там внутри монеты?»

— За каждую повторную победу чемпион колизея получает на память серебряную монету. Думаю, ты сможешь использовать их для своих серых песнопений.

«То есть он говорит мне использовать их в качестве катализаторов?»

— Поразительная щедрость.

— Лефис, да? Работы тебе хватит.

Одними глазами Нессирис указал на висящий в небе канал.

— У этого канала и катализатора на арене одинаковая периодичность сверкания.

Затем он посмотрел на пьедестал в центре арены, под первым рядом зрительских мест. Ведущий давно сбежал в укрытие, поэтому там не уже не осталось людей, только катализатор с напоминающими чешую узорами спокойно испускал сияние.

— Пока канал не закрыт, эти существа продолжат прибывать. Необходимо сначала вырвать корень.

— То есть я должен в этом помочь?

— Я сломаю катализатор. А ты в это время побудешь приманкой, — безразлично заявил Нессирис.

В его голосе не было и малейшего признака волнения.

— А ещё, как ты уже видел, эти существа быстро восстанавливаются, сколько бы их ни уничтожали. Не пытайся их победить, а только выводи из строя. Я вмораживаю их в лёд, Шанте, похоже, решила опутывать корнями деревьев. Ты, наверное, можешь повторить то же самое, что делал во время дуэли.

«Уже на то, чтобы удерживать противников с помощью духов, как я сделал с пожирателем пламени, потребуются все мои силы. Пока я буду этим занят, он сможет прорваться на арену и уничтожить катализатор, тогда число врагов перестанет расти, но…»

— Что если они по-прежнему будут бесконечно воскресать даже после уничтожение катализатора?

«В конце концов, и лёд, и корни призваны песнопениями. В зависимости от силы призвавшего, они исчезнут раньше или позже, но обязательно исчезнут. Что мы будем делать, когда оковы всё же спадут?»

— Тут нужно в чём-то сомневаться?

Ответ чемпиона колизея был точно таким же, как и прежде.

— Уничтожим их. Десятки раз. Сотни, если понадобится. Будем уничтожать до тех пор, пока не истощится восстанавливающая их сила. Вот и всё. Ты не согласен?

— Нет.

Лефис решил не скрывать непроизвольную появившуюся улыбку.

«Это и вправду сильнейший певчий».

— Прости, Хелен. Спрячься пока где-нибудь… я скоро вернусь.