Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
naazg
22.09.2019 23:42
Спасибо
satl
14.08.2019 02:58
(Пытается составить ораторию для призыва истинного духа редактора)

Четвёртый аккорд: Серый

Часть 1

— Быть не может… Почему, Лефис?..

Крепко сжимая кулаки, Нейт на огромной скорости летел вниз по лестнице.

Мальчик покинул места для зрителей на верхнем ярусе стадиона, направившись к расположенным у основания здания комнатам ожидания. Спустившись по крутой лестнице, он устремился вперёд по прямому коридору. Его дыхание сбилось, грудь отчаянно вздымалась и опускалась, но он всё равно не останавливался.

— Это ведь… были серые песнопения, да?!

«Я думал, этим цветом пользуется только Мишдер. Но тогда почему их применил простой ученик школы песнопений? Да и его способности на таком невероятном уровне, он явно превосходит всех обычных участников дуэлей…»

Нейт продолжал обдумывать случившееся.

«Неужели Лефис водился с Мишдером? Нет, в таком случае, он, наверное, взял бы того ученика и судью в заложники. Для него это было бы проще простого. Всё-таки его связь с Мишдером тонка, но не похоже, чтобы её совсем не было».

— Нейт! — неожиданно кто-то окликнул мальчика.

Из ответвления, ведущего к обычным зрительским местам, донёсся звук шагов, а затем по лестнице сбежала девушка с алыми волосами.

— Клюэль?

— Отлично… Я наконец-то нашла тебя. Всё время матчей искала.

Клюэль глубоко дышала, стараясь восстановить сбившееся дыхание.

— Ты ведь тоже видел матч Лефиса?

— Да. Я был на самом верху, но сразу же спустился сюда. Где остальные?

— Хелен сейчас с Мио и Адой. Я побежала вперёд… Он же сейчас внизу, в комнате ожидания, так?

— Думаю да. Сразу после окончания матча Лефис ушёл с арены.

Нейт и Клюэль вместе побежали по намертво затихшему коридору. Поскольку большая часть учеников, которым выделили комнаты ожидания, оставались на трибунах, здесь совсем не было видно людей.

— Комната ожидания Зиала там?

Кивнув Клюэль, Нейт, не снижая скорости, повернул налево за угол.

В коридоре слышалось тихое эхо чьих-то шагов.

«Это же…»

— Лефис!

Шагающий впереди человек обернулся. Это был сребровласый юноша, одетый в опалённую до рукава школьную форму.

— Нейт и… Клюэль, правильно?

Хоть он и попытался сохранить безразличное выражение лица, в его глазах было заметно небольшое удивление.

— Лефис… я бы хотел тебя кое о чём спросить.

— Спросить? Только ради этого ты прибежал сюда, в комнату ожидания?

— Пожалуйста, выслушай нас. — обратилась к юноше Клюэль.

Встретив её прямой взгляд, Лефис вскоре вздохнул:

— Если смогу — отвечу. Ну, что такое?

— Лефис, кто научил тебя серым песнопениям?

— Что?

После слов Нейта Лефис впервые не смог сохранить каменное лицо.

— Мишдер? Или же есть кто-то ещё?

— В таком случае… ответьте сначала на мой вопрос: откуда вы знаете о серых песнопениях и Мишдере?

***

— Ну и ну, а ведь яркая получилась заварушка, — криво улыбнувшись, пожала плечами Шанте, разглядывая до сих пор усыпанную грудами пепла арену с высоты. — Понимает ли Лефис, что он тут натворил?

Хотя изумлённым певчим колизея и сказали: «Это были белые песнопения», — сама Шанте и ещё немногие люди называли произошедшее по-другому — серыми песнопениями.

Расследование серии событий, сосредоточенных вокруг «яиц», причиной которым был песнопевец по имени Мишдер, поручили именно «Ля минор». Шанте и Нессирис преследовали Мишдера наряду со всеми остальными.

— Если он подельник Мишдера, нам нужно задержать его прямо здесь. Ну так что будем делать?

— В первую очередь, стоит, наверное, допросить его, — одними губами пробормотал Нессирис, не сводя глаз с пепла.

— Что если Лефис будет сопротивляться или попробует сбежать?

— Разберёмся на месте.

— Только оставь ему силы для разговора, ладно?

В ладони Шанте перекатывался маленький камешек цвета нефрита.

— Ох уж этот Нейт, зачем так внезапно убегать.

— Наверняка, цель у нас с ним одна.

— Мне нравится его отчаянный характер, но кажется, что, повзрослев, он может стать чудным бродягой вроде Ксинса.

Камешек испустил слабое свечение и медленно воспарил над ладонью певчей.

— Приди, мой эриал[✱]Обычно, расшифровать название призванных существ не имеет смысла, но эриалу это необходимо. Через кандзи это существо записано, как "фея летнего бриза".

Тихий дьявольский голос Оперы-сериа разнёсся по всему колизею.

***

За чёрным ходом из комнаты ожидания располагался маленький внутренний сад.

— Базовую теорию серых песнопений создал Джошуа. Он меня и вырастил. Я не знаю, забрал ли он меня от родителей, или же я был сиротой. Он никогда об этом не говорил, а я не спрашивал.

В саду был небольшой фонтанчик. Прислонившись к нему спиной, Лефис продолжил:

— Сам Джошуа первоначально не называл свои песнопения серыми. Такое название им дал Мишдер. Однажды он появился передо мной и Джошуа и объявил о серых песнопениях. Как я узнал позже, Мишдер взял теорию Джошуа, подправил её, а затем применил на практике. Вот такие у нас отношения.

Хотя существовала общая теория песнопений, считалось, что полное освоение одного цвета занимает десятилетие. Учитывая это, метод Мишдера, использовавшего уже разработанную теорию Джошуа, можно было назвать весьма разумным.

— Их общей целью стал призыв истинного духа серых песнопений — Ластихайта [Короля обращённых в пепел[✱]Тут необходимо отметить, что Мишдер зовёт Ластихайта "королём побеждённых", а Лефис и Джошуа "Королём обращённых в пепел". Игра слов здесь в том, что "побеждённый" и "обращённый в пепел" записаны разными кандзи, но читаются одинаково "хаися".]. Но прежде, чем этого удалось достичь, Джошуа вдруг покинул меня. Это случилось четыре года назад. Именно после этого Мишдер начал бесноваться. Впрочем, в этом нет ничего странного, ведь сдержанный по характеру Джошуа с самого начала с трудом удерживал его от перехода этой черты.

«Когда я впервые противостоял Мишдеру, то сразу же почувствовал в его улыбке безумие, смешанное с насмешками и презрением к самому себе. Если подумать, больше всего его мучил не кто иной, как он сам».

— Я искал Джошуа отдельно от Мишдера. Но однажды узнал об атаке на исследовательский институт, где находились созданные Джошуа «яйца»… Хотел остановить Мишдера и поэтому постоянно гонялся за ним.

— Ты гонялся за Мишдером?

Лефис молча кивнул.

«То есть он преследовал Мишдера все эти четыре года…»

— Один раз мне удалось настичь Мишдера в Фиделийском отделении Келберкского института, но… Я не смог его победить. Я не только не остановил его, но даже сбежал с трудом.

Услышав название «Келберкский институт», Нейт поднял взгляд.

— Мы тоже узнали о серых песнопениях в этом месте.

«Там я впервые узнал о гилшэ, обратной песне и, наконец, силе Ады. И именно там я остро ощутил своё бессилие. Если подумать, то и с лазутчиком я смог сразится лишь потому , что почувствовал горечь тогда. А кстати, теперь всё сходится. Теперь понятно, почему Мишдер оставил в Фиделийском отделение свои хитроумные ловушки: он предполагал, что Лефис попытается вернуться туда».

— Сбежав из института, я попытался предположить, где в следующий раз атакует Мишдер. Одним из возможных мест была школа песнопений Зиала.

«Значит, Лефис перевёлся в Зиал, чтобы защитить его от Мишдера?»

— Я не рассчитывал, что смогу победить его, но думал, что если смогу задержать, то учителя школы помогут мне. Поскольку в институте я сражался с ним один, то понимал, что справиться сам не смогу.

Лефис сухо рассмеялся.

— Но тогда почему ты уехал из Зиала и участвуешь в дуэлях? — отметила важный момент Клюэль, но юноша в ответ покачал головой:

— Моя цель не дуэли, а то, что будет после них.

«После дуэлей… Это значит…»

— Ты о собрании, посвящённом новому катализатору Эндзю?

— Если эта новость дошла до меня, то Мишдер тем более знает о ней. Судя по его характеру, он с радостью атакует даже самую крепкую защиту.

«Ясно… Значит, Лефис ещё не знает о произошедшем в Келберке».

Центральный исследовательский институт континента подвергся атаке серых песнопений. Вся цепочка событий закончилась вместе с арестом Мишдера. Однако знали о произошедшем лишь те, кто принимали непосредственное участие в том инциденте.

«Он этого не знал, но всё равно решил сражаться в одиночку. Наверняка, он всё время был очень напряжён, и поэтому ему было тяжело вести нормальные разговоры…»

Х-м-м. Понятно. Значит, у серых песнопений вот такая сложная предыстория.

«Госпожа Шанте?..»

Нейт начал озираться по сторонам в поисках вдруг огласившего сад голоса.

— Это же был…

«Ошибки быть не может, это голос Оперы-сериа. Но ведь в саду кроме нас никого нет. Откуда же он идёт?»

— Шанте из «Ля минор», зелёная певчая с дьявольским голосом? Я слышал, что ты предпочитаешь пользоваться звуковыми бабочками, но и подумать не мог, что они находились в саду с самого начала, — проговорил Лефис, глядя на трёх усевшихся на цветке зелёных бабочек.

«Я их совсем не заметил… Неужели эти бабочки звуковые?»

Мне жаль, но не совсем так. Ты прав, что я люблю бабочек, но вот остальное неверно.

Из коридора донёсся сухой звук шагов. Вскоре в сад Шанте и Нессирис, а за ними Ада, Мио и даже Хелен.

— Эх вы, зачем так резко убегать, а? Хотя бы на секунду поставили себя на место того, кому вас доверили.

— Госпожа Шанте, как Вы здесь оказались?

«Сад всё же находится немного в стороне от комнат ожидания. Как им удалось так быстро найти нас в этом гигантском здании?»

— А, всё благодаря вот этому дитя.

Над рукой женщины парил неясный зелёный туман. Сначала Нейт подумал, что ему это только привиделось, но…

— Значит, эриал осмотрел весь колизей, а затем, отыскав нас, вы выпустили звуковых бабочек и слушали наш разговор? Весьма последовательно, — подвёл итог Лефис.

— Не надо обижаться. Даже мы в «Ля минор» не совсем понимаем, что нам делать с серыми песнопениями. Поскольку мы не знали о других песнопевцах кроме Мишдера, было решено проявлять осторожность.

Лефис очень заметно скривился. А вот лицо стоящей напротив не него Шанте не покидала изящная улыбка.

— Э-эм, госпожа Шанте, Лефис…

Но прежде чем Нейт договорил, женщина жестом остановила его.

— Да-да, я всё понимаю. Мы слышали почти весь разговор. Итак, что будем делать, Нессирис?

— Как минимум следует его выслушать. Потом, думаю, надо сообщить Клаусу.

Но Лефис в это время смотрел не на двоих певчих, а на как будто скрывающуюся за спиной Нессириса девушку.

— Хелен, ты тоже всё слышала?

— Да… прости. Я как будто подслушивала, — слабо кивнула Хелен.

Лефис больше не стал ничего ей говорить.

— Итак, Лефис, можно задать тебе несколько вопросов? Все остальные, простите, но вам стоит вернуться в гостиницу и ждать там.

Часть 2

В муниципальной гостинице Эндзю…

— Я вернулась, — открыв дверь комнаты, обратилась Клюэль к дожидавшейся её подруге.

— С возвращением. Ты как-то долго, — приподнявшись на кровати, ответила Ада.

— Угу. Длинный был разговор.

Как верно подметила Ада, Клюэль не было слишком уж долго, ведь небо за окном уже давно стало совершенно чёрным. До отбоя в гостинице оставалось совсем немного времени.

— А где Мио?

— Она ждала тебя, но замёрзла и ещё раз пошла в ванную. Думаю, она ещё некоторое время побудет там.

— …Хелен очень удивилась. Она сказала, что с момента поступления в Зиал Лефис совсем не рассказывал о себе.

Ещё несколько минут назад Клюэль была в комнате Хелен. Поскольку та до сих пор ничего не знала о серых песнопениях, случившееся стало для неё шоком.

— Очень на то похоже. Обычной ученице тяжело поверить в рассказы о серых песнопениях, тем более, что по мнению Лефиса, её одноклассникам мог угрожать такой опасный человек, как Мишдер. Она была совсем не готова к такому.

Ада села на кровати скрестив ноги. Клюэль её поза показалось расслабленной, но…

— Слушай, Клюэль, почему Лефис решил воспользоваться серыми песнопениями? — неожиданно изменившимся голосом задала вопрос Ада. — Зиал уже проиграл ноль-два, даже в случае успеха, победа Дресуэну была обеспечена. Так почему же?

— Хелен задала мне тот же самый вопрос… А потом сказала: «Какой дурак, если бы мои песнопения были настолько опасными, я бы ими не пользовалась».

Лефис знал об устроенных Мишдером беспорядках и наверняка понимал, насколько опасно демонстрировать серые песнопения здесь, перед сотнями зрителей. В худшем случае его могли бы отправить в тюрьму без какого-либо допроса.

— Ну и что ты ответила?

— Возможно, что это ради Хелен…

После поражения Хелен, Лефис решил победить, даже использовав серые песнопения.

Клюэль до сих пор не понимала движущей им идеи, но сколько бы она ни думала, ей на ум не приходило ничего другого.

— Что ты об этом думаешь?

— Ты о чём?

— Я о необдуманных действиях Лефиса. Ты считаешь его дураком, или что он поступил круто?

— Не знаю… Я бы лучше тебя послушала.

— Я тоже не знаю. Нет, возможно, моя болезнь даже серьёзнее твоей. В конце концов, мне вообще незнакомо ощущение, когда парень делает что-то для тебя.

Ада снова упала на кровать. Она уткнулась лицом в подушку и крепко прижала её к себе.

— Скажи, Клюэль, что чувствует девушка, когда её защищает парень? Наверняка же счастье?

— Счастье? Я этого…

«Несколько месяцев назад, когда я была в коме, Нейт в одиночку сразился с призванным существом Пустоты, чтобы защитить меня… Правда, когда я попыталась поблагодарить его, он почему-то засмущался и убежал».

— Стой, Ада, чего это ты вдруг об этом заговорила?

«Обычно она ни за что бы не стала о таком спрашивать».

— Совсем на меня не похоже, да? Значит, ты тоже так думаешь?

— Я не это имела в виду. Но ты и вправду так себя не ведёшь...

Клюэль просто высказала то, что крутилось у неё на уме, ведь совсем не умела подбадривать других красивыми фразами.

— Да? Наверное, я немного завидую. До тех пор пока я не поступила в Тремию, меня постоянно окружали мужчины, кто-то вроде отца или дедушки Руфы, но я наоборот — была безразлична к таким вещам.

Ада с силой провела рукой по непослушным волосам цвета льна. Однако она не приглаживала их, а скорее взъерошивала.

— Я с самого детства только и делала, что училась у отца владению копьём. Десять с чем-то лет подряд. Кроме тех редких моментов, когда я принимала ванную, копьё не выходило у меня из рук. К тому же, вокруг меня были одни мужчины, потому-то я настолько к такому привыкла, что и себя девушкой перестала считать. В конце концов, в среде гилшэ не делают различий между мужчинами и женщинами.

«Возможно ведь, что восприятие Ады изменилось из-за того, что она поступила в Тремию. Здесь, в школе с совместным обучением парней и девушек, у неё впервые появились друзья того же пола. А уже в среде подруг она, наконец, осознала себя девушкой».

— «Гилшэ — это те, кто защищают, и поэтому они не ждут, что кто-то будет их спасать…» — мне говорили эти слова бесконечное, чуть ли не до боли в ушах число раз… Поэтому мне и кажется, что и Хелен с Лефисом, и ты с Малышом выглядите просто замечательно, — сдавленным голосом медленно проговорила Ада, не убирая подушку от лица.

Клюэль ещё ни разу не доводилось видеть подругу такой хрупкой.

— Эм… Ада, у меня с Нейтом ничего тако…

— А, прости, я не слишком хорошо выразилась. Я ничего плохого в виду не имела. Это лишь моя чистая зависть, — приподняв голову, Ада фальшиво улыбнулась.

Клюэль хорошо помнила её обычную улыбку, и поэтому ей было больно видеть нынешнюю пустоту на лице Ады. До того больно, что она невольно отвернулась.

«Но правда ли то, что у Ады нет ни одного такого человека?.. Как там его звали?..»

— Арвир.

— А?

— Послушай, ты знаешь парня по имени Арвир?

Клюэль встретилась с ним примерно два месяца назад. Это было тогда, когда она и Нейт гуляли по Тремии, именно этот гилшэ внезапно окликнул их.

По его словам было нетрудно предположить, что он как-то связан с Адой.

— Клюэль… Где ты его видела? В Тремии?

Из-за подушки можно было рассмотреть только щёку Ады.

— Извини, я всё забывала тебе рассказать. К тому же разговор был немного личным.

— Ничего. Не показываться мне на лицо вполне в его стиле.

Она вздохнула так глубоко, что казалось, будто ей не хватит лёгких.

— Этот Арвир — твой друг детства?

— Конечно нет… Хотя, кто знает. Мы с ним с давних пор вместе дурачились, а отец каждый раз сердился и бил нас обоих. Примерно так.

В голосе Ады не чувствовалось теплоты с какой вспоминают прошлое — только мрачная грусть. По крайней мере, так казалось Клюэль.

— Клюэль, скажи… у него на шее была цепочка? Такая серебряная, дешёвенькая.

«Цепочку? Что там было во время нашей с ним встречи?.. Ох, и правда…»

— Ну, я не очень-то уверена, но, по-моему, да.

— Да…

Ада ещё крепче сжала подушку.

— Идиот… До сих пор парится из-за этой пустышки.

Части 3

Воздух был прохладным и чистым.

Похожие на рваную вату серые облака беззаботно плыли в небесах. Нейт пустым взглядом рассматривал небо, которое, казалось, можно было вдохнуть.

— Знаешь, Арма, тут звёзды кажутся дальше, чем в Тремии.

Наверное, это потому, что здесь даже ночью достаточно яркое освещение.

— Угу…

Звёзды были далеко. Именно поэтому Нейт решил подняться на треугольную крышу гостиницы. Выйдя на балкон, мальчик забрался на крышу и уселся на самой вершине. Поднявшись хоть немного выше, он почувствовал, что звёзды стали чуть ближе.

— Кстати, Арма, прости. Тебе пришлось дожидаться нас в гостинице, пока мы были в колизее.

Неважно. Это намного приятнее, чем когда меня путают с ящерицей.

— Ха-ха, действительно.

Нейт погладил шершавую спину свернувшегося у него на коленях призванного существа. Мальчик уже давным-давно привык к ощущению прохладной на ощупь чешуи.

— Чем ты занимался, пока ждал нас?

Кое-что обдумывал…

— Что-то сложное?

Нет, самое простое: нужно ли рассказывать тебе то, что Я хочу рассказать? И если рассказывать, то сколько? Вот об этом «сколько» Я и размышлял. Правда, в итоге Я всё ещё сомневаюсь.

Нейт порой не мог уловить суть сказанного Армой. И хотя случалось такое нередко, сегодня это было особенно заметно.

— Я не очень тебя понял, но разве нельзя просто рассказать всё?

Рассказать… всё?.. Если бы Я мог это сделать, Армаририс бы так не страдала.

«Армаририс?.. Это название того тёмно-красного цветка?[✱]Прим. пер: Ещё раз хочу напомнить, что в японском название цветка и имя персонажа записаны одинаково. Разница в русском вызвана записью имени персонажа на Селафено Нет, не похоже. Если я правильно понимаю, это явно чьё-то имя. А если так, то неужели Арма…»

— Эй, эй, Арма. Что ты…

Но в тот же момент, как Нейт попытался поднять призванное существо с колен…

Издав ясный звон, открылась дверь на балкон гостиницы.

— На крышу забрался? Я смотрю ты полон сил, — удивлённо глядя наверх, сказал юноша с длинными серебристыми волосами.

— Лефис? Допрос закончился?

Нейт уже собирался спуститься на балкон, но Лефис остановил его:

— Оставайся там. Всё равно я скоро вернусь в комнату.

— А… хорошо.

— Честно говоря, я думал, из меня будут выжимать больше. Вопросов было мало, а вот попросили меня те двое о многом, — ответил Лефис, опершись спиной о перила балкона.

От ночного холодного ветра его дыхание превратилось в белый пар.

— О чём спрашивали?

— Понятно…

Лефис пристально посмотрел в сторону Нейта, словно это и был ответ.

«Он смотрит на меня?.. Нет, на Арму?»

— У тебя на коленях призванное существо цвета Ночи?

— Э-э?

«Откуда он знает обо мне и Арме? Начнём с того, что я ещё ни слова не говорил ему о песнопениях цвет Ночи»

— Эм, это…

— Мне рассказала Шанте… Я и подумать не мог, что его уже арестовали.

Лицо Лефиса выглядело умиротворённым, но вот в его голосе чувствовалась какая-то грусть.

— Мишдер сейчас находится под следствием. Более того, он не проявляет никакой враждебности. Честно говоря, мне трудно представить знакомого мне безумца таким.

«Мишдер не мог стерпеть свои чувства. Может он и совершал ошибки, но я уверен, это случилось только потому, что у него было мало товарищей».

— Извини… — Лефис внезапно поклонился. — Шанте сказала мне, что это ты остановил его.

— Это… преувеличение.

Нейт совсем не чувствовал, что остановил Мишдера, потому что это получилось было лишь побочным результатом.

— И к тому же, в то время моя голова была занята совершенно другим делом.

«Тогда я желал лишь того, чтобы Клюэль поднялась из комы. И пока я искал способ добиться этого… Сам того не замечая, стал противостоять Мишдеру».

— Да? И всё-таки, я думаю, ничего не изменилось — ты остановил его, — едва заметно улыбнувшись, кивнул Лефис. — По правде говоря, я не поверил рассказу Шанте. Но вот сейчас, когда своими глазами увидел твоё призванное существо, до меня, наконец, дошло… Песнопения цвета Ночи, да? Значит, слова Джошуа оказались правдой.

«Лефис услышал о песнопениях цвета Ночи от того старика? Я никогда не встречался с ним. Значит, тем песнопевцем, которого видел Джошуа была… мама?»

— Даже если бы кто-то смог подавить Мишдера, это не остановило бы его. После многих лет знакомства с ним, я в этом не сомневаюсь. Я даже сейчас не понимаю, как можно было спасти его от безумного гнева. А если бы и понимал, думаю, мне бы это не удалось… Поэтому, спасибо тебе за то, что остановил его.

— Но… я был не один. Мне помогало множество разных людей.

«От того, что он благодарит одного только меня, я чувствую слишком уж тяжкий груз ответственности. Конечно, я счастлив, но мне всё равно неловко»

В это же время образ Лефиса в голове Нейта немного изменился. Для того чтобы суметь настолько открыто и честно поблагодарить человека, требовалась не только способность к общению, но и добросердечие.

— Вот как… Значит, у тебя хорошие друзья.

— Да, это правда.

В этот момент Лефис вдруг хлопнул в ладоши, будто вспомнив что-то.

— Кстати о друзьях. Хелен недавно мне кое-что сказала. Судя по вчерашней атмосфере, среди тех трёх девушек у тебя есть возлюбленная. Весьма вероятно, что это Клю… Ой, Нейт, опасно ведь так резко терять равновесие, ты так с крыши упадёшь.

— И кто же в этом виноват?!

С трудом уцепившись за черепицу, Нейт отчаянно полез обратно.

— Впрочем, это просто предположение Хелен. Не обращай внимания.

«Ох, что же делать? С каждой секундой я понимаю Лефиса всё меньше».

— А кстати, было решено, что я тоже буду присутствовать на завтрашнем собрании.

Оторвавшись от ограждения крыши, Лефис внимательно огляделся вокруг.

— Из-за катализатора «яиц»?

«Но ведь допущенных на собрание не так много. По большей части это авторитетные учёные, исследователи да журналисты. На певчих отведено не так много мест».

— Я сегодня перестарался…

Выражение лица юноши вдруг изменилось. Казалось, что он смущается.

— Завтра в первой половине дня пройдут полуфиналы и финал турнира, а собрание начнётся после обеда. На него в качестве гостей приглашают учеников-победителей, а также тех, кто продемонстрировал выдающиеся результаты.

— Там и такая квота есть?

— Если бы не было, то Эндзю не стали бы совмещать турнир и собрание. Со мной недавно связались по этому вопросу, так что я посещу собрание. Правда, победителем наверняка станет Дресуэн, а мне не очень хочется быть в одной квоте с ними…

Но несмотря на это, Лефис согласился пойти, чтобы своими глазами увидеть катализатор, запечатанный в «яйцах», за которым так гонялся Мишдер.

— В любом случае до завтра.

— Ага…

Часть 4

Нейт посмотрел вниз, на балкон, с которого только что ушёл Лефис.

Ты выглядишь необычайно довольным.

Такими оказались первые слова Армы.

— Э, п-правда?

Мне кажется весьма необычным, что ты со своей застенчивостью смог так разговаривать с человеком, которого видишь почти что в первый раз.

— Но ведь… он поблагодарил меня.

«Во время противостояния с Мишдером, я только и старался делать только то, на что был способен и не более того. У меня даже не было времени подумать, ради кого я это делаю. Однако кто-то поблагодарил меня за это».

— Правда, мне было немного неловко.

«Это «спасибо» принадлежит не только мне. И хотя я это понимаю, мне кажется, что я сейчас покраснел до ушей»

Ты просто унаследовал это от матери.

— Да?..

«Я никак не могу себе представить, чтобы та мама, которую я знал, изменилась в лице. Однако от слов «унаследовал от матери» я чувствую какую-то загадочную теплоту».

Нейт, ты рад, что перевёлся в академию?

— Э, д-да.

«Сперва я просто шёл по следам мамы. Но это было только началом. Сейчас я по-настоящему счастлив в окружении множества замечательных учителей и одноклассников».

Итак Нейт… продолжим наш недавний разговор.

«Думаю, продолжение должно быть об Армаририс».

Просто послушай мой эгоистичный монолог. Что с ним делать: пропустить мимо ушей или запомнить — решай сам.

«Монолог?»

— Он о тебе и девчушке.

«Под этим словом Арма подразумевает только Клюэль. Мио он зовёт как положено».

Твоя встреча с девчушкой точно не была кем-то предопределена. Это было просто мимолетное пересечение… И если бы вы не посмотрели друг на друга тогда, на этом бы всё и закончилось. Это одна из историй, которые повторяются вновь и вновь бесчисленное множество раз. На самом деле, это должно было быть лишь мимолетное знакомство. Однако… — Арма говорил раскатисто медленно, словно выбирая слова, — Среди тысяч, миллиардов повторяющихся историй, в одной всё не кончилось на вашей мимолётной встрече, и вы повернулись друг к другу. И Я абсолютно верю, что это единственное в своём роде чудо.

— Арма?..

«Что это вообще значит? У меня такое чувство, что мне говорят о чём-то невероятно важном, но…»

— Арма, что это значит?

Тебе не нужно понимать это сейчас. Но завтра ты услышишь голос Миквекс [Той кто просто стоит там].

«Миквекс?.. Это чьё-то имя? И этот кто-то имеет отношение ко мне и Клюэль?»

Я могу рассказать тебе только это. Поэтому всё последующее выбирать тебе, и петь тоже тебе. Но каким бы ни был результат, Я по-прежнему буду верить в тебя.