Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
naazg
22.09.2019 23:42
Спасибо
satl
14.08.2019 02:58
(Пытается составить ораторию для призыва истинного духа редактора)

Третий аккорд: Воспоминания

Часть 1

Сквозь тонкие занавески просачивался солнечный свет.

— …Уже утро?

Приподнявшись на кровати, Нейт потёр глаза, прогоняя сонливость.

Взгляд мальчика всё ещё был неясным. Скорее всего, из-за того, что вчера их компания целый день бродила по Эндзю, ему по-прежнему хотелось спать, несмотря на достаточно длительный отдых.

— Встал, Арма?

Это мои слова.

Свернувшееся в клубок рядом с подушкой призванное существо лениво потянуло шею.

— Прости, что тебе вчера весь день пришлось просидеть в сумке.

В некоторых районах континента на прогулки с призванными существами требовалось особое разрешение. Времени на изучении ситуации в Эндзю у Нейта не было, но, понаблюдав в течение дня за городом, он пришёл к выводу, что здесь такого разрешения не требовалось.

— Думаю, тебе можно и снаружи показываться, пойдёшь с нами?

Проблема в колизее… Не хочу снова слушать этот безумный шум.

На этих словах Арма резко отвернулся. Для такого любителя спокойствия, как он, громоподобные возгласы зрителей наверняка стали бы очень сильным ударом.

— Ясно, тогда, может, ты присмотришь за комнатой?

Так и сделаю.

Быстро оглядев снова свернувшегося в клубок Арму, Нейт перевёл взгляд на висящие в комнате часы.

«Итак, для начала мне нужно сходить позавтракать».

— Ого, как много людей!

Вся большущая столовая, рассчитанная на сотню человек, была под завязку забита учениками школ песнопений. Нейт насчитал больше двадцати различных видов форм, начиная с простой тёмно-синей и заканчивая броской с вышитыми золотом узорами. В турнире участвовало всего шестнадцать школ, однако кроме них в этой гостинице поселились ещё и школы-наблюдатели.

— Так, мне стоит плотно позавтракать.

Набрав себе на поднос кружку с молоком, хлеб, салат и небольшой фрукт, мальчик принялся искать свободное место. Весь центр столовой был занят учениками и учителями и только по углам всё ещё оставались свободные столы.

«Там?»

В самом дальнем от входа углу Нейт нашёл подходящее место. Там, отдельно от всех других учеников сосредоточенно ел хлеб высокий юноша с длинными серебристыми волосами.

Он настолько сильно выделялся из толпы своим чертами лица и телосложением что любой бы обернулся поглядеть на него. Но несмотря на всё это, загадочно грустные глаза юноши совершенно не видели других людей и создавали странное впечатление, будто он находится в мире, где есть только он сам.

«Понятно. К нему тяжело приблизиться, и поэтому другие ученики не подсаживаются к нему… Но тут больше нет свободных мест, а мы с ним хотя бы знакомы, думаю, всё будет нормально».

— Э-эм, Лефис, можно я подсяду?

Дождавшись пока юноша поднимет взгляд, Нейт указал на стул напротив.

— Я не против, — пробормотал Лефис.

Наверняка, это были первые сказанные им за день слова. Юноша не выглядел рассерженным или уставшим, просто у него была полностью равнодушная манера речи.

«Итак…»

— Эм, ты хорошо сегодня спал?

— Как всегда.

— В-вот как… А кстати, вы с Хелен вчера вернулись в гостиницу раньше, и потом, наверно, вместе с остальными ребятами из вашей школы обсуждали стратегию на турнир?

— Нет, просто ещё раз прослушали правила.

— …

«Ничего не получается, разговор совсем не клеится. Чтобы я не спросил, он отвечает, но не совсем чувствует интереса и обрывает речь».

— Эм, удачи вам сегодня.

— В чём?

— Как в чем? В турнире.

В тот же миг рука юноши, в которой он держал хлеб, замерла.

— Тебя Нейт зовут, да?

— А? Да!

— Ты интересуешься дуэлями в колизее? Мне казалось, что у тебя, как и у меня, нет к ним интереса.

«Лефис впервые заговорил сам?!»

— «Как и у меня»?.. Значит ты тоже против дуэлей?

— Я не очень хочу участвовать. Я перевёлся в старшую школу песнопений всего несколько месяцев назад и был очень удивлён, когда мне вдруг предложили участвовать в дуэлях.

«Учитывая, как мало он говорил до этого, мне даже сложно в такое поверить».

— Тогда почему ты согласился стать представителем школы?

— Меня попросила Хелен, — вздохнул Лефис, разглядывая серебряный поднос. — Из-за её характера я бы начал беспокоится, если бы оставил её одну.

— А да, у Хелен такой несгибаемый дух! Вчера она выглядела так уверенно.

— Мне она кажется ужасно хрупкой… — Лефис проговорил такие слова, которых Нейт и предположить не мог. — У Хелен одни из лучших результатов во всём Зиале. Даже в этот раз её выбрали представителем школы наряду со старшими учениками, несмотря на то, что она девушка. Окружающие от неё слишком многого ждут. И поскольку ей это известно, она всегда чрезмерно старается. Например, она решила защитить вас от учеников Дресуэна.

— Э, но ведь она…

— Такая демонстративная уверенность не в её характере. Я так это вижу, — произнёс юноша, разглядывая подрагивающую поверхность чая в чашке.

Сколько бы Нейт ни смотрел на Лефиса, ему так и не удалось понять, что отражается в грустных глазах парня: только ли дрожь напитка, или что-то иное.

— Ты беспокоишься о ней, Лефис?

— У меня перед ней долг. Не более того.

Взяв руки поднос, Лефис внезапно поднялся с местаю

— Эй, Лефис, подожди.

— Извини, я уже позавтракал, — даже не обернувшись, ответил юноша и ушёл.

Но почти в тот же момент позади Нейта…

— О, вот он. Утречко, Нейт!

— Доброе утро, Нейт.

Раздались голоса Мио и Клюэль, а затем и Ады:

— О, повезло. Как раз есть места для всех нас.

Поставив поднос на стол, Ада резво уселась за стол к Нейту. После ухода Лефиса свободных мест оставалось ровно три.

«Ой, неужели?..»

— Что такое, Нейт? — спросила севшая напротив мальчика Клюэль, задумчиво разглядывая его лицо.

— Н-нет-нет, ничего. Просто хлеб застрял в горле, — отговорился Нейт и в спешке сделал вид, что пьёт воду.

«Лефис, ты специально освободил место, когда увидел Клюэль и остальных?..»

Часть 2

— Ого, вот это толпа! Они все что, такие же зрители, как и мы?! — удивлённо воскликнула Мио.

Обширный вестибюль колизея был доверху забит бесконечными рядами людей. Число зрителей уже превышало несколько сотен. А если добавить и тех, кто уже успел попасть на трибуны, оно явно достигло тысячи. От одного конца помещения до другого тянулась бесконечная петляющая вереница людей. Никто не мог даже предположить, сколько времени уйдёт на то, чтобы впустить их всех.

— Итак, Клюэль, значит ты умудрилась потерять Малыша? — сложив руки на груди, спросила Ада, в изумлении разглядывая подругу.

В ответ та неохотно кивнула:

— Угу… Ну вот только что рядом со мной был...

Всего несколько минут назад четверку учеников Тремии поглотил людской поток. Хотя их всех растянуло в разные стороны, Клюэль смогла отыскать с Мио и Адой, но вот Нейта ей найти не удалось.

— Нейт ведь у нас невысокий пока что, да и волосы у него почти чёрные, поэтому он совсем не выделяется из толпы, — расстроено заметила Мио.

— Звать его бесполезно — он вряд ли услышит нас в таком шуме. Ну ладно, тут ничего не поделаешь. Клюэль, ты ведь рассказала Малышу, что надо делать, если потеряешься?

— С этим полным порядок. Я с ним всё обсудила.

«Для начала займём места, а когда всё успокоится, можно будет его поискать. В конце концов мы же договорились встретиться у стойки регистрации после окончания турнира».

— Волнуешься за Нейта, Клулу?

— Э? Д-да. Но, мне кажется, с ним всё будет в порядке.

«Как же было бы хорошо, будь мы в Тремии, но сейчас-то мы посреди большущего города, да ещё и в столь огромном здании. Найти здесь Нейта просто нереально».

— Т-с-с, Мио, ты ведь тоже всё понимаешь, да? Клюэль наверняка планировала сесть рядом с Малышом, и когда что-нибудь выскочило бы, с криком «У-а-а!» за него ухватиться.

— Точно! Классический трюк парочек в доме ужасов! Чудесно, Клулу, полный вперёд по дороге люб… Ой, Клулу, откуда такой страшный взгляд?

— И кто, интересно, в этом виноват?

Смерив Аду и Мио пронзительным взглядом, Клюэль скрытно вздохнула.

«Нейт, дурак… Ты пропал, и теперь мне приходится выслушивать вот это».

***

Посреди пустого коридора были слышны шаги двух людей.

— Прости, я тебя напугала? — веселым голосом спросила идущая впереди женщина в меховой куртке, и мальчик размашисто кивнул в ответ:

— Я немножко удивился…

Всего несколько минут назад Нейт, потеряв из виду Клюэль и остальных, забрёл в совершенно другой коридор. Как раз в тот момент, когда он собрался было рвануть назад, кто-то вдруг хлопнул его по плечу. Разумеется, это была Шанте.

— Если бы ты закричал, то нас бы обнаружили, и тогда мы сразу оказались бы в окружении толпы моих фанатов.

— И всё же вот так вот внезапно зажимать рот — это грубовато…

— А-ха-ха. Ну прости. Мне жаль, что мы не смогли найти остальных.

«Судя по всему, Шанте забыла, что мы хотели кое с кем встретиться, поэтому попыталась по-быстрому отыскать нас, но ей удалось выцепить только меня».

— Мы договорились о действиях на тот случай, если вдруг потеряемся. Скорее всего, с ними всё в порядке.

— Нет, я не об этом. Как уже говорила, я бы хотела познакомить тебя, Клюэль и Мио с одним человеком.

Женщина остановилась перед некой комнатой. На табличке с надписью «Комната ожидания» чуть ниже значилось имя…

— Мы заходим.

Шанте открыла дверь без стука, будто пришла к себе домой.

— Что так медленно? Первый матч уже скоро начнётся.

— Много хочешь. Между прочим, я всё вокруг обшарила, пытаясь отыскать Аду с остальными, — шутливым тоном ответила Шанте, подходя к мужчине в синей накидке с капюшоном.

— Полагаю, что с таким числом зрителей это бессмысленно, — пожал плечами тот, сохраняя суровый, невозмутимый вид.

Ростом он почти на голову превосходил среднего мужчину, обладал крепким телосложением, был широк в плечах, а его острый взгляд напоминал какую-то хищную птицу. Из-за такого внешнего вида и особенно коротко подстриженных тёмно-синих волос он куда больше походил на прирождённого гилшэ, чем на певчего.

— Ты прав. Впрочем, сейчас у нас уже не осталось времени, так что давай ты сейчас быстренько представишься. Итак, Нейт, добро пожаловать в специальную комнату чемпиона колизея.

— Специальная комната чемпиона колизея?

— Ага. Но тебе, наверно, будет понятнее, если я назову его вторым номером «Ля минор». Ты ведь слышал о нём от Ксинса и Салинарвы?

«Второй номер «Ля минор»… вот этот человек…»

Перед Нейтом стоял сильнейший певчий, ни разу не потерпевший поражения на арене колизея, переполненного выдающимися людьми. Кроме того, это был тот самый человек, который по просьбе Салинарвы должен был работать вместе с компанией Нейта — Нессирис, великая сингулярность Синего.

— Э-эм, приятно познакомиться.

— Тебе здесь не нравится? — коротко спросил мужчина, даже не попытавшись ответить на приветствие.

— Мне… не нравится?..

— Тебе кажется, что певчие, соревнующиеся в стенах колизея, забыли свой долг?

— Э, ч-что…

— У тебя всё на лице написано.

Если бы кто-нибудь, кроме этого мужчины, произнёс всё то же самое, Нейт, скорее всего, не поверил бы ему. Но вот в словах Нессириса чувствовалась сила, заставляющая верить.

— Я пару раз слушал рассказы Ксинса о твоих песнопениях цвета Ночи. Легко догадаться о причине, по которой ты стремишься изучить песнопения.

«У песнопений множество применений в повседневной жизни: транспорт, коммуникация, спасательство. И это далеко не все… Если подумать, песнопения скрывают в себе бесконечные возможности, поэтому прежде чем призвать что-либо с их помощью, надо сначала самому представить эту вещь… Этому меня научила мама, и я до сих пор считаю, что она права.

Это правда, что я ощутил сильное отвращение, когда впервые услышал о выступлениях на арене. В чём смысл людям сражаться друг с другом при помощи песнопений? Не думаю, что этим можно кого-то спасти».

— Так что?

— …Да.

— Твои чувства не ошибаются. Хотя многие люди и приукрашивают действительность пустыми словами, я не возражаю, когда говорят, что предназначение певчих находится не здесь.

— Но тогда почему Вы постоянно сражаетесь тут, господин Нессирис?

«Он — певчий, который сражается в колизее дольше, чем кто-либо. Это же просто немыслимо, чтобы такой человек, как он, говорил эти слова».

— Это ведь неправильно! Сражаться и получать раны больно и тяжело. И, к тому же, приходится ещё ранить противника, ведь так?

— Да. Такое случается постоянно.

— Тогда почему, господин Нессирис?.. Почему с такими мыслями Вы так сильно привязались к этому месту?

— Я ни к чему не привязывался. У меня нет ничего другого.

«Что это вообще значит?..»

— В нашем мире существуют люди, неспособные ничего сделать самостоятельно, и потому не имеющие никакого другого пути, кроме этого. Это жалкие, бездарные люди, вроде меня.

«Вот этот человек жалкий?.. Абсолютный чемпион, постоянно находящийся в центре внимания?»

— Тебе стоит это запомнить. Думаю, Ксинс не смог бы рассказать тебе о таком.

— Хотя, может быть, ещё слишком рано посвящать тебя в горести взрослых, — медленно поднеся палец к своим чарующим губам и многозначительно улыбнувшись, произнесла Шанте. — Ну что ж, прости за эти внезапные поучения под грозным взглядом. Может пойдём уже?

Внезапно комната наполнилась оглушительными криками болельщиков.

«Такие громкие крики… Неужели они с арены?»

— Ого, похоже, первый матч уже начался, — заметила певчая, ласково погладив сидящую на столе звуковую бабочку. Вторая бабочка уже находилась на арене и передавала звуки оттуда.

— Давайте быстрее. Будете медлить — оставлю здесь.

— А, иду! — выкрикнул Нейт и погнался вслед за широко шагающим Нессирисом.

«Ах да… мне ведь надо поболеть за Хелен и Лефиса!»

Часть 3

Арена колизея.

Трибуны были столь переполнены, что некоторым даже приходилось следить за матчами стоя.

— Вау, невероятно! Я слышала, что за большими матчами, вроде сражений на вылет с чемпионом наблюдают стоя, но и сегодня почти такая же толпа. Правда, восемьдесят процентов зрителей такие же ученики, как и мы.

Держа в левой руке буклет колизея, а в правой стакан с соком, Мио в изумлении разглядывала трибуны.

— И правда. А ведь я думала, что когда пройдёт немного времени, число людей тоже уменьшится.

Клюэль вслед за Мио ещё раз огляделась по сторонам. Она уже пыталась найти Нейта во время прошедших четырёх матчей первого раунда, но, поскольку можно было занимать любые места, она даже представить не могла, где он мог сидеть.

«Такими темпами искать Нейта придётся уже после завершения всех матчей…»

— Матч школы Хелен шестой, то есть уже совсем скоро. Надеюсь, они справятся. Ох, правда в следующем раунде у них матч с Дресуэном. Вот бы те ребята проиграли, — надув щёки, проговорила Мио, наблюдая за началом пятого матча.

— Мио, тебе такое нравится? — спросила Клюэль у подруги, на что та приложила палец к щеке, словно задумалась, а потом сказала:

— Не-а. Я только хочу поболеть за друзей. Знаешь, я, наверно, не смогу определить действительно высокоуровневый матч по виду, но… Всё то, что мы видели сейчас, кажется довольно средненьким. Ох, разумеется, все участники были значительно лучше, чем я, но…

Среди выступавших учеников были и такие, кто из-за непривычки к нервному напряжению большой сцены не только не могли нормально спеть ораторию, но даже роняли катализаторы и становились посмешищем. Во время матчей участники почти всегда призывали только небольшие огненные и водяные шары. Те, кто пользовались песнопениями с ораторией, пели невнятно, а их максимумом была всеобщая ария. За четыре прошедших матча лишь пара человек смогла исполнить основную арию.

— Я, конечно, понимаю, что из-за нервов тяжело показать все свои способности, но… даже при этом, матчи кажутся мне слишком уж обычными. В конце концов, я уже видела ту гидру с состязания, Ластихайта, твоего Феникса и Арму, — смущённо улыбнувшись закончила Мио.

Её лицо приняло необычное для неё неясное выражение. Но, несмотря на это, Клюэль чувствовала, что понимает подругу.

По сравнению с давлением от рождённой из «яиц» гидры или невыразимым никакими словами безумием Мишдера, все нынешние дуэли между учениками представлялись девушке совершенно незначительными.

— А разве это не так? Директор, конечно, говорил, что дуэли для Тремии не свойственны, но если бы мы решили участвовать, я думаю, одного нашего класса хватило бы с лихвой, — вдруг вмешалась в разговор Ада, высунувшись со следующего ряда.

— Нашего класса?

— Ну разумеется, даже только тебя с Малышом. Мне кажется, что даже все шестнадцать участвующих в турнире школ вместе взятые не смогли бы противостоять вам двоим. Вот настолько велик разрыв.

— Даже если бы я вышла на арену, то нервничала бы так сильно, что не смогла бы ничего сделать…

— Насколько же низкого ты о себе мнения. Подумай хотя бы немного… А впрочем, тот тип меня беспокоит.

Прежде чем Клюэль успела спросить, кого имеет в виду Ада, та продолжила говорить:

— Я о Лефисе, однокласснике Хелен.

Клюэль сразу вспомнила высокого юношу с длинными прямыми серебристыми волосами. Вчера, после того, как Хелен представила его ученикам Тремии, он тоже ходил по городу вместе с ними. Однако из-за того, что Лефис почти ничего не говорил, у Клюэль не сложилось какого-то впечатления о нём.

— Ты редко о чём-то волнуешься, Ада.

— Я не знаю, то ли в атмосфере вокруг него, то ли в его дыхании, но что-то явно не так. Такое ощущение, что он напряжён и сосредоточен в любой момент времени. Такой навык невозможно получить просто посещая школу песнопений.

«По словам Хелен, Лефис перевёлся в Зиал совсем недавно… Значит, его обстоятельства почти такие же, как у Нейта?»

— И это тебя беспокоит?

— Ну, беспокоит-то беспокоит, но всё это бесполезно, пока я не увижу его во время дуэли. Разумеется, я тоже хочу, чтобы победила Хелен, а не те типы из Дресуэна.

Ада сосредоточила взгляд на арене.

«Сейчас начнётся пятый матч, после которого, наконец, настанет черёд Хелен. Если её школа проиграет в первом раунде, то нет и смысла говорить о втором».

— Вот именно, это сейчас важнее всего! Клулу, ты тоже должна болеть вместе с нами!

— Ага, знаю.

Положив переданный Мио буклет себе на колени, Клюэль выпрямила спину.

***

На самом верхнем уровне трибун, у стены, чуть в стороне от стоячих зрительских мест…

— Чудесно, ребята из Зиала выиграли в своём первом раунде, не так ли?

Поправив шарф, Шанте с довольным видом сложила руки на груди. В ответ на её вопрос, Нейт кивнул:

— Да. Я рад, что Хелен тоже выиграла.

Результатом первого матча Зиала были две победы на одно поражение, причём Хелен уверенно одержала победу. Она не испытывала никого напряжения и даже со спокойной улыбкой помахала рукой в ответ на неутихающие овации зрителей.

— Итак, заметные школы в общем прошли первый раунд. Впереди второй.

— Надеюсь, Хелен и её товарищи выложатся на полную…

— Во втором раунде их соперник, вроде бы, Дресуэн. Что думаешь, абсолютный чемпион?

Не отрывая глаз от арены, мужчина ответил:

— Дресуэн победит три-ноль и пройдёт дальше. Заминок не будет.

— Ты как всегда честен.

Услышав мнение Нессириса, Шанте криво улыбнулась, но возражать не стала. И причина этому была проста, — и ей, и даже Нейту было очевидно превосходство учеников Дресуэна.

Представители школы песнопений Зиала не были слабыми, даже если принять в расчёт все школы-участники, их можно было назвать середнячками. Однако Дресуэн был явно сильнее всех остальных.

— Каждый из трёх представителей способен исполнить песнопение третьего уровня без оратории, к тому же достаточно уверенно. С ораторией они наверняка способны даже на второй, — пояснила Шанте.

И особенно выделялся их лидер, выступавший третьим, — тот самый парень, который пристал к компании Нейта у доски объявлений. Он был настолько талантлив, что уже освоил два цвета: Keinez и Beorc.

— Судя по серии матчей, третий представитель на голову выше всех остальных. В таком случае, для победы над Дресуэном надо отказаться от третьего матча и рассчитывать на победы в первых двух, чтобы пройти дальше со счётом два-один, — сделал вывод Нессирис, а с того места, где он закончил, начала говорить Шанте:

— Однако добыть две победы подряд будет невероятно тяжело. Дресуэн ведь очень известная школа, специализирующаяся на дуэлях. Не зря же их считают главными претендентами на чемпионство.

«Заминок не будет», — так думала пара певчих и, скорее всего, подавляющее большинство зрителей, однако…

«Лефис… Что же ты имел в виду?..»

«Ты интересуешься дуэлями в колизее? Мне казалось, что у тебя, как и у меня, нет к ним интереса», — утренний разговор с юношей прокручивался в голове у Нейта снова и снова.

Часть 4

«Начинается третий матч второго раунда: школа песнопений Зиала против школы техник призыва Дресуэн. Просим участников пройти в соответствующие комнаты ожидания»

«Сколько минут прошло с того объявления?.. Дрожь всё никак не унимается».

— О-ох, уже началось?

Сидящая на лавочке Хелен самоуничижительно улыбнулась.

«Вот всегда так: перед экзаменами, перед каким-то крупным выступлением… да даже перед предыдущим матчем. Это уже каким-то правилом стало. Эх, ведь пытаюсь же свою нервозную натуру перед друзьями и учителями не показывать. Я хуже всех переношу выступления перед аудиторией, но так и не отказалась представлять школу».

— Дресуэн, да?..

«Клюэль, Мио и Ада наверняка ждут моего матча. Я обещала им, что не проиграю, и не жалею об этом. Но, по правде говоря, я и сама знаю, что кого-то из Дресуэна победить никак не смогу. Да и зрители, которые видели мой первый раунд, всё прекрасно понимают».

— Ну и что же мне делать…

«Вчера я разгорячилась и наговорила резкостей, но шансы на победу призрачны. Правда, и проиграть без каких-либо шансов я тоже не могу. Ребята из Тремии будут следить за моим матчем, поэтому я хочу хотя бы оправдать их ожидания».

— Хе-хе… С каким же неудачным характером я родилась…

На этих словах Хелен откинулась назад и, прислонившись спиной к стене комнаты, попыталась закрыть глаза, но… вдруг осознала, что рядом с ней кто-то есть.

— Я так не думаю.

Это был высокий юноша с длинными серебристыми волосами.

«Лефис, неужели ты слушал моё бормотание?»

— Я, вроде бы, просила оставить меня одну, чтобы я могла сосредоточиться. И вообще, ты же сказал, что будешь за Ирса болеть.

— Матч Ирса уже закончился, поэтому мне сказали позвать второго представителя.

«Второго представителя… то есть меня».

— …Ты слышал?

— Я стучал. Никто не отзывался, поэтому я открыл дверь. Если задел твои чувства — прости.

— Нет-нет. В таком случае я сама виновата.

«Понятно. Я, конечно, знала, что перестаю замечать всё вокруг, когда о чём-то задумываюсь, но, похоже, это настолько серьёзная болезнь, что я даже не услышала стука».

— Прости. Виновата я, но обвинять стала тебя

Взяв в руку лежавший поблизости катализатор, Хелен поднялась на ноги.

— Как выступил Ирс?

— Проиграл. Возможно, он нервничал, но разница в уровне была заметна с самого начала.

— Ну ладно, тут ничего не поделаешь. Ведь их представители весь год посещают занятия по дуэлям.

Девушка потянула плечи, а затем руки. Собственное тело казалось ей тяжёлым и жестким, будто и вовсе не принадлежало ей. Скорее всего, нервное напряжение было даже большим, чем она сама осознавала.

— Хелен, ты в порядке?

— А?

Лефис выглядел взволнованным. За те несколько месяцев, которые он провёл в Зиале Хелен крайне редко видела его таким.

— Хе, беспокоишься обо мне? — широко улыбнувшись и посмотрев прямо в лицо Лефису, спросила Хелен.

— Когда я вошёл, у тебя было очень болезненное лицо.

— Да… мне больно, очень больно. От этого стресса у меня аж желудок разнылся.

— Волнуешься перед матчем? — монотонным голосом задал вопрос Лефис, и Хелен нахмурилась:

— Нет… А впрочем да, но… как бы лучше сказать… Вот: вчера, перед тем, как ты пришёл, я ввязалась в небольшую перепалку с учениками Дресуэна и наговорила едкостей.

— Когда влезла в спор Тремии и Дресуэна?

— Ага. И если я сейчас проиграю, то подведу ребят из Тремии, верно? Меня это немного беспокоит. Впрочем, я пожинаю то, что сама посеяла… Эх, даже мне самой кажется, что я уж слишком беспомощна, ты не согласен?

Хелен спрятала горечь за весёлой улыбкой. Обычно её одноклассники и друзья точно также улыбнулись бы ей в ответ. Однако…

— Никакая это не беспомощность. Я наоборот думаю, что ты замечательная, Хелен.

Этот парень поступил иначе.

— Э… во мне нет вообще ничего замечательного

— Как ты тогда способна проявлять такую заботу о других людях? Мне это непонятно. Ты защитила совершенно незнакомых тебе учеников, а меня, когда я только перевёлся в Зиал и вообще ни с кем не разговаривал, провела по школе.

— Это же такая мелочь…

«Оставим в стороне случай с Тремией. Мне даже неловко от того, что меня называют замечательной просто за экскурсию по школе. Это ведь абсолютно естественный поступок, разве нет?»

— Нет. Я тебе благодарен и считаю себя в большом долгу перед тобой… Поскольку до недавнего времени я жил только с моим наставником, то никогда такого не чувствовал. Мне даже в голову не приходила идея, сделать что-нибудь для других.

««Только с моим наставником»? Насколько я помню, Лефис до сих не говорил о своём прошлом. Он рассказал только о своей специализации — Arzus».

Может быть, учителям Зиала и было известно прошлое Лефиса, но как минимум Хелен не знала о нём ничего.

— Ого, впервые ты рассказал что-то о себе.

— Я не с этой целью завёл разговор… — немного надувшись сказал Лефис и отвернулся.

Настолько необычный, даже детский жест показался Хелен невероятно забавным.

— А-ха-ха. Да знаю я. Но должна тебе сказать, что я не настолько великодушная, как ты меня описал. Ведь в тот спор Тремии и Дресуэна тоже влезла чисто из прихоти.

«Но я думаю, всё сложилось замечательно. Нет ничего лучше, чем просто следовать собственным чувствам. Благодаря им у меня появилось много друзей в другой школе».

— Ну что ж, я пошла. Может быть, я героически проиграю, но… хоть ты-то тогда победи. От нас ведь много ждут.

— Да, как-нибудь справлюсь, — кивнул Лефис.

— Не очень хороший ответ, — подмигнув, заметила Хелен.

Часть 5

— Эх, проиграла. Простите меня.

— О, Хелен! — воскликнула Мио, помахав рукой спускающейся вниз по трибунам девушке. — Ты хорошо постаралась. Жаль, конечно, что проиграла.

Клюэль мысленно выдохнула от облегчения. Хелен пришла на трибуны почти сразу после окончания матча, и на первый взгляд никаких ран или травм у неё не было.

— Угу. Но я совсем не жалею, ведь выложилась на полную.

— И правда. Я тоже считаю, что на таком мероприятии культурного обмена важнее всего получать удовольствие. Но вот их поведение несколько неподобающее, — заметила Ада, разглядывая самый близкий к арене зрительский ряд.

Там сидели ученики Дресуэна. Несмотря на отчаянную борьбу Хелен, результатом было поражение. Общий счёт в матче против Дресуэна стал ноль-два, что означало проигрыш Зиала. Поскольку целью турнира было знакомство школ друг с другом, третий поединок всё равно проводился, но лагерь Дресуэна уже праздновал победу.

— Ну серьёзно, матч третьих представителей ещё впереди. Какие же у них плохие манеры, — надув губы, пробормотала Мио, но Хелен ответила ей своей обычной улыбкой:

— Нет, всё в порядке. Скорее, так даже и лучше. Потому что Лефис точно заставит их замолчать.

«Лефис?»

— А кстати, он, вроде бы, не участвовал в матчах первого раунда. А во втором будет?

— Да. Ученики старших классов предпочли выступить в первом раунде. Лефис перевёлся к нам только недавно, поэтому мы решили, что он будет участвовать начиная со второго.

«Начинается третий поединок в матче школы песнопений Зиала против школы техник призыва Дресуэн»

Трибуны содрогнулись от оглушительных аплодисментов.

— Слушай, Хелен, ты, вроде бы, говорила, что специализация Лефиса Arzus? — поинтересовалась Клюэль.

«Наиболее подходящими для дуэлей цветами песнопений считаются Красный и Синий. И наоборот, в Белом очень мало агрессивных существ, поэтому он малопригоден для сражений».

— Я понимаю, о чём ты. Но сейчас всё сама увидишь — этот парень просто невероятный. Правда, немного необычный, — ответила Хелен, садясь прямо в проходе между зрительскими рядами.

— Необычный?

— Ага. Его песнопения очень похожи на Arzus [белые],' но как-то от них отличаются. Он призывает…

Но в этот миг трибуны замолкли. Из двух выходов на арену появились третьи представители школ.

Первым был высокий парень с курчавыми каштановыми волосами, одетый в тёмно-зелёную форму Дресуэна. Клюэль не могла забыть его: именно он приставал к ним вчера.

А вторым был сребровласый юноша в форме школы песнопений Зиала. Однако от его вида у всех зрителей колизея: и учеников, и даже певчих — перехватило дыхание.

Он был абсолютно беззащитен, в руках у него не было катализаторов.

***

Сначала прозвучали подобные грому крики болельщиков, затем оглушительные аплодисменты, от силы которых захватывало дух.

«А кстати… Впервые на меня будет смотреть так много людей».

Лефис оглядел трибуны, окружавшие его со всех сторон.

«Интересно, сколько их здесь вообще? Сотни, может быть, даже больше тысячи?»

— Джошуа, я пока ещё не понимаю, что мне надо делать.

Пробормотав имя когда-то покинувшего его старика, юноша вышел в центр колизея.

Под ногами у него был песок арены, по границе которой возвышались высокие стены. Вместе с трибунами центральная часть колизея выглядела прямо как ступка, дном которой была арена. Первый ряд трибун начинался сразу над пятиметровыми стенами, построенными для того, чтобы ни одна из случайных опасностей не достигла зрителей.

Едва увидев Лефиса, певчий-судья подбежал к нему.

— Где твои катализаторами? Ты не забыл их?

— Они у меня. Не стоит беспокоиться.

— Но как я вижу…

— Если Вы беспокоитесь, то можете остановить матч в любой момент, если почувствуете какую-то опасность. Так пойдёт?

Прежде чем судья успел что-либо ответить, Лефис прошёл вперёд и встал напротив представителя Дресуэна.

— Эй, что у тебя с катализаторами? — спросил парень, держа по катализатору в каждой руке.

К тому же на поясе у него был закреплён держатель для дополнительных катализаторов.

— Не нужны.

— Чё?..

— Похоже, вы очень любезно обошлись с Хелен.

Не обращая внимания на нахмурившегося противника, Лефис перевёл взгляд на трибунамы. Зрители окружали их со всех сторон. Юноша не знал, где именно сидела Хелен, но она точно наблюдала за ним.

— А, ты о девчонке из второго поединка? Вчера она так много болтала, но оказалась полным посмешищем. Ты так не думаешь? Исход дуэли был уже очевиден, но она никак не хотела сдаваться. В итоге всё дошло до такого бесстыдства, что судье пришлось самому остановить бой.

— Действительно. Хелен полностью проиграла. Однако…

Лефис сощурился. Но не ради угрозы, а чтобы не пропустить ни одного движения своего соперника

— Хелен непобеждённая. Я уверен, у неё есть то, чего нет у меня или моего наставника.

— Чего?

— Поэтому мне нравятся такие люди, как она.

Яростно дул ветер. В дни с таким ветром юноша всегда вспоминал любимую присказку одного мужчины: «Начал дуть такой чудесный ветер. Не так ли, Лефис?»

«Мишдер… Я ненавижу тебя, но вот именно сейчас, я ощущаю к тебе симпатию».

— Начали!

Одновременно с криком судьи противник Лефиса отскочил назад, чтобы разорвать дистанцию.

— Эй ты, так что там с катализаторами?

— Даю две минуты, — не ответив на вопрос, выкрикнул Лефис так громко, чтобы его услышали и на трибунах. — Пока они идут, делай что хочешь. Потом я вступлю в бой.

— Как ты смеешь нести такой бред!

Катализатор в правой руке парня сверкнул красным.

Крутанувшись всем телом, Лефис уклонился от красного огненного шара, летящего ему в правое плечо.

— Что?! Эй, от такого ведь нельзя уклониться!

— Сильное заявление. Между прочим, осталось девяносто секунд.

— Мерзавец!..

Пламя в руке у парня засветилось намного сильнее. Пламя часто призывали первым, чтобы затем, воспользовавшись им в качестве катализатора, исполнить второе песнопение. Хотя исполнение песнопений в два этапа занимало много времени, в результате можно было призвать сильное существо.

Keinez’ом часто пользуются для дуэлей. Как банально… Ну и? Что теперь призовёшь?

— То, что ничтожества вроде тебя ещё никогда не видели!

Из бушующего пламени взлетела гигантская тёмно-красная птица с золотыми глазами и кривым клювом. Каждый раз когда она взмахивала объятыми огнём крыльями, с них слетали бесчисленные искры.

— Пожиратель пламени?.. — равнодушно проговорил Лефис, подняв взгляд на странно кричащую птицу.

Пожиратель пламени, которого по внешнему виду можно иногда путали с легендарным Фениксом, был довольно редким существом, относящимся к благородным ариям красных песнопений.

— Ну как?! Что ты будешь теперь делать?! Готов сдаться сейчас?

— Две минуты вышли.

Лефис оторвал до локтя опалённый рукав формы. От огня небольшая часть ткани превратилась в пепел.

— Один мой знакомый очень гордился тем, что этот цвет — лучший для нападения. Но мой наставник говорил мне другое. Потому что…

Лефис не обращал никакого внимание ни на озадаченно глядящего на него противника, ни на судью.

Это сильнейший защитный цвет!

С этими словами юноша поднял превратившуюся в пепел ткань над головой.

Isa [Песня Пепла]

В тот же миг всю арену колизея, вплоть до зрительских рядов, накрыло огромным количеством пепла. Это был сильный ветер полный пепла. Его концентрация была столько велика, что становилось тяжело даже дышать, не то что видеть.

Пепельная воронка в мгновение ока поглотила Лефиса, судью и ученика Дресуэна и полностью скрыла их от глаз зрителей. Увидеть что-либо было невозможно, а из звуков с арены доносился только едва слышный кашель парня Дресуэна.

— У-а... Кхе-кхе… Что.. . это?

Вскоре ветер стих и весь танцующий в воздухе пепел медленно опустился на землю. Вид арены постепенно прояснился…

Увидев происходящее там, зрители лишились дара речи.

На арене стояли две фигуры из гигантских серых булыжников, по форме напоминающие людей. Один из големов обеими руками прижимал недавно призванного пожирателя пламени к земле.

Это были малые серые духи — Арсей лефис [Прислуживающие[✱]Ранее "Ожидающие короля дети". Неточность исправлена королю дети]

Пожиратель пламени попытался выпустить огонь, но его клюв тут же сжала каменная рука. Птица била горящими крыльями по серым духам, но огонь не оказывал на составленные из камня тела никакого эффекта.

— Осознал положение дел? — спросил Лефис, глядя на противника с плеча третьего гиганта.

— Б… Б-быть… не может.

— Думай что хочешь, но этим я отплатил за поражение Хелен.

Школа песнопений Зиала проиграла во втором раунде со счётом один-два.