Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
naazg
22.09.2019 23:42
Спасибо
satl
14.08.2019 02:58
(Пытается составить ораторию для призыва истинного духа редактора)

Второй аккорд: Неизвестность

Часть 1

В одном из купе поезда, маршрут которого связывал между собой различные точки континента…

— Ох, вот они, места для особых пассажиров! Как же приятно с комфортом ехать!

Ада плюхнулась на роскошный диван с подушками. Нейт, наблюдавший за тем, как девушка швырнула свой багаж в сторону и прямо-таки нырнула на диван, переглянулся с Клюэль.

— И всё-таки, без сопровождения учителей как-то не по себе.

— Ага: нет ни директора, ни госпожи Кейт.

Предложившая план миссии Салинарва осталась в Келберке, чтобы заниматься сбором информации, а академия Тремия не могла действовать в открытую, поэтому в поездку отправились только Нейт и компания.

— А что если мы ошиблись и сели не на тот поезд…

— Всё в порядке. Я уже всё у проводника уточнила , — оторвав взгляд от видов за окном, спокойно ответила Мио. — Ох, как же я хочу уже оказаться в Эндзю! Всегда мечтала съездить туда!

Всего в купе, зарезервированном на имя директора, находилось четыре человека: приглашенные изначально Нейт, Клюэль и Ада, а также Мио, которая больше всех остальных радовалась поездке в Эндзю.

— Клюэль, скажи… Мио ведь знает о нашей задаче?

В ответ на вопрос Нейта Клюэль тихо вздохнула:

— Должна знать, но, похоже, она просто собралась на экскурсию.

Обычно Мио оставалась ночевать в одном из двух мест академии: или в комнате клуба, или у Клюэль, — но вчера вечером клуб оказался закрыт на капитальный ремонт. В спешке прибежав к подруге, Мио застала ту за сбором вещей и, переполненная любопытством, начала расспросы.

После консультации с директором было решено, что проще будет разрешить Мио поехать, раз уж она сама того хочет, чем допустить появление нехороших слухов. Мио на собственном опыте прочувствовала наводимый «яйцами» ужас ещё во время состязания, и поэтому все согласились, что она не станет совершать каких-то опрометчивых поступков во время поездки.

— Да ладно вам, вчетвером веселее. А кстати, Мио, я удивлена, что тебе интересен Эндзю, — заметила расслабляющаяся на диване Ада

— А? Ну разумеется, моя цель — это господин Ксинс, — вдруг просветлев лицом, ответила ей Мио. — В библиотеке мне попался специальный выпуск старого журнала, на одну из сторон которого вставили рекламку: «С нетерпением ждём дебюта Радужного певчего в колизее». Я очень хочу посмотреть на записи о том событии.

— Хм-м... Похоже, ты не читала номер за следующий месяц.

— Ого, как ты узнала?

— Потому что господин Ксинс получил техническое поражение в дебютном матче.

— Э-э-э…. Ну-ка стой, что это вообще значит?! — воскликнула Мио, перескакивая к Аде на диван у окна.

— Просто у господин Ксинса есть принцип не участвовать в мероприятиях вроде матчей колизея. Однако этот журнал выходил ещё тогда, когда он только-только стал Радужным певчим, и всем казалось, что он выступит на сцене. Это же такая тема для разговоров была: «Кто же победит: не знающий поражений чемпион колизея или же Радужный певчий?»

— А да, в журнале как раз писали: «Дуэль сильнейшего в истории чемпиона колизея и Радужного певчего».

— Ну вот. А на самом деле эти двое были знакомы друг с другом и совсем не хотели сражаться, но под давлением со всех сторон матч всё же назначили.

— И такое было?.. — неуверенно пробормотал Нейт.

«Как вообще можно представить такое, чтобы двое товарищей должны были сражаться друг с другом...»

— Так вот, в установленный день колизей объявил, что по причине плохого самочувствия господин Ксинс получил техническое поражение. После этого поползли разные слухи: одни думали, что он испугался, другие говорили, что это противник попросил его не прийти. Но в любом случае, с тех самых пор господин Ксинс ни разу не появился в колизее.

— А ты неплохо осведомлена, — заметила Клюэль, только что разлившая чай по чашкам и внимательно слушавшая разговор Ады и Мио.

— Должна признаться: это благодаря тому, что я услышала обо всём лично от соперника господина Ксинса.

— Другими словами, от тогдашнего чемпиона колизея?

— Он и сейчас чемпион… Его зовут Нессирис. Он один из знакомых моего отца и человек, который первым вступил в «Ля минор». Его называют великой сингулярностью Синего. В битвах с использованием песнопений он абсурдно силён, и ещё не было ни одного случая, когда бы он потерпел поражение на арене колизея.

«Нессирис… С этим певчим мы должны будем встретиться в Эндзю».

— Что он за человек?

— Ну, я встречалась с ним всего несколько раз, когда он приезжал к нам в дом, но попробую описать. Во-первых, у него крупное телосложение. Высок ростом и широк в плечах. Лицо у него тоже грозное. Говорит Нессирис мало, а голос у него низкий. Когда я впервые его увидела — изрядно испугалась. Будь на моём месте маленький ребёнок, он наверняка бы расплакался.

— Всё, Ада, хватит! Мне этого более чем достаточно, — устало замахала руками Мио, которой, похоже, совсем не понравилось услышанное. — Но, в таком случае… удовольствия от поездки в Эндзю раза в два меньше. Жаль, — закончила она, понуро опустив плечи.

— Да ладно тебе, Мио. Город триумфального возвращения — крупный центр торговли: от одного похода на рынок развеселишься. Я слышала, что там продают редкие катализаторы. Жду не дождусь возможности взглянуть на них, — широко ухмыляясь, сказала Ада.

Судя по всему, она ожидала такой реакции Мио.

— Кстати, Клюэль, сколько нам ещё ехать? — бросив короткий взгляд на висевшие в купе часы, спросил Нейт.

— Около пяти часов. Даже на поезде добираться до туда довольно долго. Выглядит несколько утомительно…

«Через пять часов… мы попадём в город, где находится ключ к загадкам Армаририс».

Виды за окном мелькали очень быстро, от чего Нейт попросту не успевал рассмотреть хоть что-то. И несмотря на неизменную линию горизонта вдали, мальчик чувствовал, что с каждой секундой Эндзю становится всё ближе и ближе.

— Эй, Малыш, что случилось? Ты прямо прилип к окну.

Нейт ощутил тычок пальцем в правую щёку. Даже не оборачиваясь полностью, а лишь немного скосив взгляд, он увидел рядом с собой загорелую девушку.

— Слушай, Малыш, что тебе сказала Салина?

— Ну… Наверное, то же самое, что и вам директор.

Салинарва отобрала для нынешний миссии трёх людей. Нейта и Клюэль, потому что ценила их способности к песнопения, а Ада ей была нужна только в качестве гилшэ, а не певчей.

Слово «гилшэ» буквально обозначает тех людей, которые специализируются в противостоянии вышедшим из-под контроля призванным существам с помощью обратной песни — техники изгнания призванных песнопениями объектов. Гилшэ первыми отправлялись в опасные зоны, где, рискуя жизнью, защищали людей.

— Хм, тогда ты, наверно, не слышал о Клюэль.

— Ну разве только о том, что Клюэль поедет…

— Ох, я не об этом. Нечто более личное.

На этих словах Ада ещё немного придвинулась к Нейту. Они и до этого сидели близко, но теперь уже буквально касались друг друга плечами.

— Знаешь, Клюэль сказала: «Если поедет Нейт, то и я тоже».

«Это Клюэль такое сказала?»

— Сначала она не проявляла энтузиазма к этой поездке, но после того, как ты согласился, собралась с духом. Неплохо, правда? Похоже, она на тебя полагается.

— Ну… я буду стараться.

«Я рад, что на меня полагаются, но после таких слов наоборот кажется, что я не выдержу дополнительного давления».

Будто угадав его мысли, Ада тихо-тихо усмехнулась:

— Хе-хе. Завидую я тебе, Малыш. Мне бы тоже хотелось иметь одного или двух товарищей, кого можно было бы позвать на помощь в трудную минуту.

— Эм, мне трудно представить себе такую ситуацию, которая будет для тебя тяжелой.

— А-ха-ха. Это что, комплимент?.. Прости, но я совсем ему не рада.

После этих слов девушка ещё раз ткнула Нейта пальцем в щеку. Но в этот раз она приложила ужасающе много силы.

Приглядевшись к Аде, можно было легко понять: её улыбка была искусственной, да и глаза не смеялись.

— Э-эй, Ада, мне боль…но… Больно.

— Считай это платой за урок. Ладно я, но впредь будь внимательнее, когда собираешься сделать комплимент девушке. Хорошо?

— Я всё понял… — изо всех сил кивнул Нейт, потирая слегка ноющую щёку.

«В будущем надо быть аккуратней с комплиментами Аде…»

Часть 2

Свистнув паровым гудком, поезд с пятью вагонами начал постепенно снижать скорость.

— О, похоже, мы прибыли.

— Тут-то тепло, а на улице как? — кинув короткий взгляд на прилипшую к окну Аду, спросил Нейт и достал из сумки шарф.

«Если в Эндзю такой же холод, как в Фелуне, то без куртки я точно замерзну, не успев сделать и пары шагов».

— Я слышала, что в центральной части континента воздух намного теплее, чем у нас. Уверена, куртки нам точно не понадобятся, — сказала Мио, а затем, словно в подтверждение своих собственных слов, с одной лишь сумкой в руках выскочила из поезда. — О, тут и правда намного теплее, чем в Тремии! Скорее уже спускайтесь!

Подгоняемые криками машущей рукой девушки, Нейт и остальные вышли из поезда, затем все вместе прошли за ворота станции, где простирался совершенно незнакомый им мир.

«Так это и есть Эндзю, город триумфального возвращения…»

Первым, что бросилось в глаза Нейту, оказались возвышающиеся со всех сторон ряды огромных зданий, не уступающих по размерам корпусам академии Тремия. Но в отличии от всё той же академии, где все постройки так или иначе были прямоугольными, здесь было множество высоток со шпилями, как будто пронзавшими небеса. Явным было и разнообразие цветов: от бронзового до тёмно-красного и фарфорового белого.

— Потрясающе! Тут полным-полно ларьков. Прямо как на фестивале! — воскликнула Мио, разглядывая пейзажи города с площади перед станцией.

Дороги Эндзю были вымощены светло-коричневой брусчаткой с небольшими узорами. Вдоль улиц торговцы развернули многочисленные ларьки, в которых бойко продавали неведомые фрукты и утварь. Одежды людей тоже были весьма разнообразными: от народных костюмов дальних уголков континента до униформы общественных организаций. Если приглядеться, можно было увидеть множество юнцов в формах различных школ.

— Здесь и правда всё совсем по-другому…

Даже Клюэль удивленно заозиралась по сторонам.

Лежавший перед учениками Тремии город был переполнен смесью чуть ли не всех звуков, которые только можно вообразить: со всех сторон слышались оживлённые разговоры, гомон толпы, людское дыхание, шорох одежды прохожих.

— Невероятно. О, смотрите, вон тот высокий тёмно-красный шпиль — великое книгохранилище Энвелмел? Это же самая известная библиотека континента, которая имеет самую большую коллекцию книг! — восторженно закричала Мио, сжимая в руке брошюрку для туристов, которую выдали ей на станции.

А в это же время…

— Хе… Тут всё прямо кипит энергией. У меня уже голова кружится от этого столпотворения, — сказала Ада, неподвижно замершая на одном месте с гилом в одной руке и багажом в другой. — Эй, Малыш, не напомнишь, что нам теперь надо делать?

— Эм, турнир по учебным боям школ песнопений начинается завтра и заканчивается послезавтра в первой половине дня, а затем сразу после него начинается собрание, посвящённое найденному Эндзю новому катализатор.

«Если ничего такого не случится, то послезавтра все наши дела будут сделаны, и на третий день мы сможем вернуться в академию».

— Кстати, Клюэль, я вот тоже хочу кое в чём убедиться: мы ведь с «Ля минор» встречаемся сегодня, да?

— Ага, но, насколько я помню, днём у нас свободное время. Директор уже забронировал нам гостиницу, так что, я думаю, нам стоит сперва зайти туда. Вот только дороги я не знаю, надо бы спро…

Но прежде чем Клюэль успела договорить…

— О, я уже знаю! Идём прямо по этой дороге, на пятом перекрёстке сворачиваем налево, там следуем до второй развилки и уходим направо, проходим по узкому переулку до третьего поворота, выходим, и там, через дорогу должно быть то самое здание, — без единой запинки произнесла Мио, даже ни разу не заглянув в карту Эндзю.

«Э-э, что это сейчас была за скороговорка?»

— П-прости пожалуйста, Мио, не могла бы ты повторить ещё раз?

— Конечно, если ты настаиваешь. Так: идём прямо по этой дороге, на пятом перекрёстке сворачиваем налево, там следуем до второй развилки и уходим направо, проходим по узкому переулку до третьего поворота, выходим, и там, через дорогу должно быть то самое здание! Легко, правда?

«Я не смогу это запомнить…»

— Конечно же Клулу всё поняла, да?

— А? — хотч Клюэль и ожидала подобный вопрос, но всё равно немного замешкалась. — Н-ну разумеется. Э-э… неожиданно близко!

— Ничего ты не понимаешь, Клюэль, — послышался тихий шёпот Ады.

— Ну так что будем делать? Даже если прямо сейчас пойдём в гостиницу, там всё равно заняться нечем. Раз подвернулся такой шанс, я бы хотела пробежаться по магазинам. Можно, Клулу?

— Э… Д-думаю да. Что ж, мы выбрали, куда хотим пойти, так что прокладывай путь, Мио: мы последуем за тобой.

— Правда? Ура! Ну что-ж, выдвигаемся!

Даже не заглядывая в карту, Мио быстрым шагом двинулась по незнакомой улице.

Пока Нейт наблюдал за её спиной пустым взглядам, Клюэль шепнула ему на ухо:

— Слушай, Мио ведь приехала в Эндзю впервые, так? Почему она может ориентироваться здесь даже без карты?

— Насколько я помню, в поезде Мио всё время разглядывала карту улиц Эндзю. Примерно на третьем часу я услышал от неё: «Отлично, я закончила!»…

«Возможно ли, что тогда она закончила не с чтением карты, а с запоминанием? Вплоть до самых узких переулков этой запутанной сетки дорог?..»

— Если бы с нами не было Мио, то мы наверняка потерялись бы, — с неясным выражением и натянутой улыбкой на лице, подвела итог Ада

— Клюэль, ты запомнила тот маршрут, о котором говорила Мио?

— Прошу тебя, Нейт, не спрашивай меня об этом… — словно признавая поражение, покачала головой Клюэль и вытерла пот со лба.

Часть 3

На улице, где стоял такой гам, что становилось больно ушам…

— Эй молодёжь, вы из школы песнопений? Незнакомая какая-то форма у вас, — окликнул Нейта и компанию пухлый торговец в тюрбане песочного цвета.

— Да, мы из академии Тремия, — ответил ему мальчик, заглянув внутрь ларька.

— Хм, Тремия? Что-то я о такой школе и не слышал... а впрочем, какая разница! Вот посмотрите! Все мои катализаторы сделаны на заказ у квалифицированного смешивателя. Эффект гарантирован!

На прилавке рядами стояли прозрачные бутылочки, внутри которых находились ярко сверкающие жидкости пяти разных цветов. И форма, и величина сосудов, и даже сами растворы были очень разнообразными, но…

— А у вас есть катализатор для песнопений цвета Ночи?..

— А? Что это за такой цвет Ночи? — озадаченно склонив голову набок, спросил торговец?

— Н-нет-нет, не важно! Простите за беспокойство! — немного поклонившись, извинился Нейт и, будто сбегая, отскочил назад к Клюэль.

— А-ха-ха. Ну конечно же, катализаторов, которые можно было бы использовать с твоим цветом, здесь не продают, верно?

— Да. Но вот для твоего Красного там полным-полно.

— Знаю. Но я пока не уверена, какой из магазинчиков получше будет. Думаю, я сначала пробегусь по всем разочек, а потом уже и куплю. А пока, погляди-ка что я взяла, — сказала Клюэль и протянула Нейту небольшой зелёный фрукт округлой формы. — Один тебе, попробуй.

Попробовав его на зуб, мальчик почувствовал приятную жёсткость, а затем у него во рту распространилось кисловато сладкое ощущение свежести. Слишком уж сладким послевкусие не было, да и пропало оно практически сразу.

— Ого, как вкусно! Впервые пробую подобное, но мне уже нравится.

— Правда? Я уже один раз ела такой, когда нашла его у Кири в комнате общества изучения кулинарии. Поскольку мне запомнился вкус, я его и купила.

Вдруг кто-то окликнул Клюэль из-за спины:

— Эй, милая девушка, если наденете вот это ожерелье, то выглядеть будете просто невероятно. А если понадобится, то и для песнопения им сможете воспользоваться!

Клюэль вежливо отказалась от предложения, а когда вернулась к Нейту невольно улыбнулась:

— Из-за жёсткой конкуренции, здесь все так стараются продвинуть свой товар…

— Но этот продавец был всё-таки слишком напористым. Да и фразы для завлечения покупателей, мне кажется, ему стоит поменять.

— Ага, но… — начала говорить Клюэль, обратив грустный взгляд в сторону знакомого голоса, звучащего неподалёку, — рядом с нами есть кое-кто, слишком легко поддающаяся на такие фразочки.

Там, с огромной сумкой с покупками в руках, сновала туда-сюда выглядящая очень довольной Мио. На шее у неё виднелась то самое ожерелье, от которого недавно отказалась Клюэль, а к волосам была прикреплена дешёвенькая заколка. И даже более того, одной из её покупок была соломенная кукла очень подозрительного вида.

— Она с головой во всё это втянулась…

— Когда у неё настолько довольный вид, даже жалко ей на это указывать.

А Мио в это время перебежала к следующему ларьку, словно ей всё еще чего-то нехватало.

— Ой, да и ладно. Даже если она накупит чего-то странного, можно будет раздать как сувениры, — беззаботно сказала Ада, покупая в ларьке какой-то напиток.

— А ты себе что-нибудь присмотрела?

— Да. Хочу взять себе кое-какой катализатор, правда, пока я ещё не купила его. Слишком уж у меня тяжёлый багаж из-за гила. Эй смотрите, нас Мио зовёт.

— Клулу, Нейт, Ада, идите сюда! Я нашла кое-что интересненькое! — размахивая полными покупок сумками, крикнула Мио, стоявшая в самом центре дороги. — Э-хе-хе, давайте, подходите!

Девушка указывала пальцем на огромное, выделяющееся даже здесь, в Эндзю, здание — лекционный зал. Выглядело оно словно новое: новенькая белая краска стен ярко сверкала в лучах солнца.

Однако Мио пошла не ко входу в здание, а к боковой стороне, где в тени гигантской колонны была установлена деревянная доска объявлений. На прикреплённом к ней квадратном листе белой бумаги со стороной около метра была нарисована древовидная структура, в самом низу которой виднелся ряд надписей. Насколько понял Нейт, это были названия школ песнопений.

— Арлберк, Лессиндзя… Мислеск…. Так много известных школ, а Тремии, похоже, нет.

Большая часть названий на доске объявлений принадлежала знаменитым, престижным школам. Казалось вполне естественным, что в этом списке отсутствовала удалённая от центра континента, и к тому же сравнительно недавно построенная Тремия.

— Мио, а что это такое?

— Хм, не уверена, но… Ага, в колизее ведь будет дуэльный турнир между школами песнопений.

— Ясно. Так это сетка турнира? Хе-е, значит всего шестнадцать участников.

«Эм, а почему один из них выделен красным цветом?»

Одно название, «Школа техник призыва Дресуэн», было записано ярко-красными буквами. Поскольку названия всех остальных участников были тёмно-синими, «Дресуэн» сильно выделялось на их фоне.

— Мио, а это ты понимаешь?.. — спросил Нейт, указав на выделяющуюся надпись.

— Нет, ни капельки… Может это что-то вроде замены, если кто-то не придёт?..

Задумавшись, Мио отвела взгляд к небу…

— Слабоумная. Очевидно ведь, что это победитель прошлого года, — внезапно из-за спин Нейта и компании послышался низкий смех. — Вы должно быть слишком знаменитые, раз посмели обозвать действующего чемпиона заменой. Вы из какой школы? Арлберк?.. Не похоже: я помню их форму.

Это было трое парней крупного телосложения, одетых в тёмно-зелёную школьную форму.

— А… прошу прощения, я совсем об этом не знала, — поспешно извинилась Мио.

Стоило только троице это увидеть, как они презрительно ухмыльнулись.

— Эй-эй, мы ведь ещё по вашему дурацкому разговору обо всём догадались. Да и спросил я из какой вы школы, разве не так? Ты что, даже моих слов не способна понять? — во весь голос задал свой вопрос самый высокий, видимо, глава троицы.

У него были курчавые светло-коричневые волосы и такого же цвета глаза. Черты его лица были в целом приятными. Но на фоне такого порядочного внешнего вида, его надменные манеры становились ещё более явными.

— Мы не идиоты, чего так разважничался? — ответила ему Ада, встав впереди поникшей Мио. — Это вы из какой школы? Когда спрашиваешь кого-то об имени, для начала представься сам.

— Вау, неужели вы в самом деле не знаете о Дресуэне? Чему вас вообще учат?

Бросив короткий взгляд на доску объявлений, Нейт ещё раз убедился что название «Дресуэн» было в числе участников грядущего турнира. Более того, если эти парни говорили правду, это была школа-чемпион прошлого года.

— Итак, откуда вы?

— Академия Тремия.

Услышав ответ Ады, парни ненадолго замолчали.

— А, так и думал. Похоже, это где-нибудь на краю континента.

— И что с того? Местоположение нашей школы сейчас вообще не причём.

В тот же миг все трое учеников Дресуэна захохотали:

— Эй, вы это слышали? Какую чушь она сейчас сморозила?

— И в чём же чушь? Я вас тут слушаю, и думаю, что несёте чушь вы…

— Во всём. Разница в уровне учеников и качестве преподавания между центральными и окраинными школами очевидна. Все негласно это признают, — заявил парень, а затем, указав пальцем на плакат с сеткой турнира, продолжил: — Все бездарные ученики собираются в таких удалённых школах, как ваша, а почти все известные певчие сейчас происходят из центральных школ. Ребята, вроде вас, которые даже в дуэлях участвовать не в состоянии, познакомившись с нами, ещё начинают шуточками о замене бросаться. Вы даже вообразить не можете, насколько напряженно мы работаем каждый день!

Существование престижных школ песнопений было несомненным фактом. Нейт не собирался отрицать, что эти парни ежедневно борются с незримым давлением ненасытных амбиций и ожиданий окружающих, но…

Он не видел в этом ни одной причины взирать на других свысока.

— Нет. Мио тоже трудится не меньше вашего.

С этими словами Нейт встал перед недовольно посвистывающими учениками Дресуэна, на один шаг впереди полностью замолкнувшей Мио.

«Она приходит в класс раньше кого-либо ещё и занимается сама, а после уроков всё время читает научные книги в библиотеке. По результатам тестов она всегда среди первых по всему году обучения. Все одноклассники знают о тех немыслимых усилиях, которые она прикладывает, хотя сама она никогда в них и не признается».

— Пожалуйста, не судите о людях только по месту их школы.

— Хо… Раз дело не во внешнем виде, значит ты настолько хорош в песнопениях? — приближаясь к Нейту, спросил парень, на лбу которого заметно пульсировала жилка. — Тогда давай, покажи это. Если ты можешь призвать нечто, хотя бы отдалённо изящное, то давай, опровергни мои…

— Нет, это сделаю я. Скажи, что ты хочешь увидеть? Что угодно из красных песнопений, — положив руки на плечи Мио, и глядя прямо на парня, заявила до сих пор сохранявшая молчание Клюэль.

Её голос был спокойным, будто зимнее озеро, но в то же время в нём ощущался слабый гнев.

— Ха? Да что ты вообще можешь? И что ещё за «что угодно»? Звучит так, будто ты освоила призыв истинного духа и можешь, наконец, отнести себя к первому сорту! Знай своё место, деревенщина!

— Ну ладно, значит что угодно, — подвела итог девушка и достала из кармана формы маленькую ржавую монету. Но…

— Нельзя!

Нейт аккуратно взял её руку в свои.

— Нейт?..

— Клюэль, тебе не нужно это делать.

«Я хорошо понимаю Клюэль и знаю о её силе лучше, чем кто-либо ещё. Но, это неправильно. Песнопения не предназначены для зрелищ, демонстрации способностей или силы. Я очень хорошо прочувствовал это во время противостояния с Мишдером».

— Твоя оратория не шоу.

— Эй, я разве что-то говорил о пении? Наоборот, не нужно никаких занудных действий. Справляйтесь без них, — встрял лидер троицы парней.

Ораторией называлась хвалебная песня, которую исполняли во время песнопений, их символ. Считалось, что она не только нужна для усиления воображения и представления желаемой вещи, но и облегчает раскрытие канала призыва. С другой стороны, умелые певчие могли призывать низкоуровневых существ песнопением, даже не исполняя ораторию. Но…

«Оратория занудна?..»

— Тем более нельзя. Без оратории в песнопении нет никакого смысла.

Глядя прямо в лицо ученику Дресуэна, Нейт отверг его предложение.

— Ха! Не уходи в высокопарщину! Видимо, это твоё оправдание неспособности исполнить хотя бы одно песнопений без оратории.

— Правда? А мне нравится мнение этого мальчишки.

Эти слова не принадлежали Мио, Клюэль или Аде.

— И вообще, вам не кажется, что устраивать свару в настолько открытом месте — стыдно? Особенно это касается вас, господа из Дресуэна: ваш ор раздражает.

Их произнесла производящая сильное впечатление девушка с карими глазами и собранными на затылке в хвост виноградными волосами. На вид, она была одного возраста с Клюэль.

— Из той же школы, что и эти… Нет, не похоже. Ты кто такая?

— О, позвольте ответить вам вашими же недавними словами: Вы что не смотрели на сетку соревнований? Школа песнопений Зиал, или вам будет понятнее, если я скажу, что это школа, с который вы столкнётесь во втором раунде, если никто из нас не вылетит в первом.

— А, те новички с окраины? До меня только слухи доходили, что вы случайно прошли отборочный раунд.

— Было ли это случайностью или неизбежностью, покажут завтрашние матчи. Мне вот интересно, можно ли вам вот так нарываться на драку с другой школой? Если поднимется шум, это ведь может и дисквалификацией закончится, не так ли?

— Ох… По крайней мере, языком работать ты умеешь.

Ученики Дресуэна неожиданно легко отступили, будто полностью потеряли интерес к дальнейшему разговору.

Девушка смотрела им вслед до тех пор, пока они не слились с толпой. И только после этого на её лице появилось выражение облегчения, и она повернулась к Нейту и остальным.

— Ух, тяжело было! Вы, наверно, из наблюдателей на нынешнем турнире? Надо же было вам нарваться именно на Дресуэн.

— И ты решила побыть судьёй? Спасибо.

Клюэль немного поклонилась, благодаря девушку, от чего та, словно пытаясь скрыть смущение, почесала голову.

— Н-не стоит благодарностей. Просто мы с ними в любом случае встретимся во втором раунде, поэтому небольшая стычка сейчас не имеет значения. Ой, я же ещё не представилась. Хелен Суфлениктоль, можно просто Хелен. Как вы, наверно, слышали, я из школы песнопений Зиал и сейчас во втором классе! Теперь вы.

— Клюэль Софи Нэт, первый год Академии Тремия.

Вслед за Клюэль представились Мио и Ада.

— Значит я на год старше? Ну и хорошо, а то не очень люблю вежливую речь, а у нас в школе постоянно такая атмосфера. Итак, последний… Ой, ты у нас из средней школы?

— Н-нет! — под удивлённым взглядом Хелен Нейт изо всех сил помотал головой. — Меня зовут Нейт, я перескочил через несколько классов.

— Ого, перескочил значит? У нас в школе учеников вроде тебя нет, потому-то мне о таких делах известно мало. Впрочем, хватит об этом. Честно говоря, я немного удивилась, ведь такой, как ты, пусть даже всего на секунду, был готов противостоять представителям Дресуэна.

— Противостоять… Не особо-то мы и сражались.

— Нет-нет! Мне кажется, вы намного достойнее, чем кто-то вроде них, — заведя руки за спину, возразила Хелен и с довольным видом подмигнула Нейту. — А ещё вы все в Тремии так хорошо ладите. Хотелось бы мне, чтобы наша компания последовала вашему примеру.

— Что? Кроме тебя здесь нет ребят из твоей школы?

«Если подумать, сейчас здесь только она».

Насколько слышал Нейт, на турнире выступали команды из трёх человек, а значит, как и у учеников Дресуэна, в Эндзю должно было приехать как минимум трое учеников от школы Хелен.

— Ну, это всё потому, что представителей для турнира выбирали среди всех учеников школы, от чего состав и получился слишком уж «неровным». Всего, включая возможную замену, нас четверо. Один из моих напарников — представитель третьего класса, а другой вообще из выпускного. К тому же, они оба парни, поэтому и мне, и им тяжело завязать разговор… В итоге, сегодня я пошла по своим делам.

— Значит, ты бродишь по Эндзю одна, Хелен?

— Нет, четвёртый из нашей группы — мой одноклассник. Мы с ним договорились сходить и посмотреть на колизей. Встретиться должны как раз здесь.

— Колизей! — одновременно подскочили вверх Мио и Ада, едва услышав это слово.

— Слушай, а можно нам тогда с вами пойти? Я тоже хочу осмотреть кое-какие места?

— Хорошо-хорошо. Мне тоже будет веселее в женской компании, — согласилась Хелен, а затем встала у центральных ворот лекционного зала и принялась осматриваться вокруг. — Единственный вопрос: сможем ли мы быстро найти моего товарища.

— Эм, вы собирались встретиться здесь?

— Ага. Легко же понять: у доски с объявлением о турнире. Но у моего одноклассника просто ужасное чувство направления. Например, вчера, когда мы вышли из гостиницы, он потерялся уже через десять секунд… Ну вот, я тут рассказываю, а он, похоже, пришёл. Эй, Лефис, сюда!

Девушка помахала рукой, Нейт посмотрел туда же, куда и она…

Будто раздвигая волны прохожих перед собой, к ним приближался высокий, белокожий ученик с длинными, ниспадающими вдоль спины серебристыми волосами.

— Вау, вот это красавчик, — изумлённо пробормотала Ада, стоило ей только увидеть его.

Контуры лица юноши были тонкими и острыми, а черты ровными. Его серебристые волосы напоминали шёлковые нити. В глазах цвета свежей зелени была видна какая-то тень. Он производил холодное, но в то же время хрупкое впечатление, что заставляло прохожих, вне зависимости от пола, оглядываться ему вслед.

— Опаздываешь! И сильно! — Вскинулась Хелен

— Дорогу потерял… — равнодушно ответил ей Лефис, сохраняя совершенно безразличный вид.

— Это я уже поняла. Впрочем, ладно. Хорошо уже и то, что ты нормально добрался сюда.

— Между прочим, Хелен…

— Я с ними только что познакомилась. Эти ребята из академии Тремия. Справа налево: Клюэль, Мио, Ада, а вот этот мальчик — Нейт, — словно почувствовав смысл слов юноши, скороговоркой произнесла Хелен. — Ах да, сейчас я тебя всем представлю. Это Лефис, он перевёлся к нам летом. Специализируется в Arzus’e. Из-за косноязычия он не слишком общительный и стесняется незнакомцев, но он хороший парень, поэтому прошу вас с ним поладить.

— Хелен, мы колизей собирались смотреть. Они с нами?

— Ага. Вместе веселее. Или ты против?

На ответный вопрос Хелен, юноша немного покачал головой:

— Нет… просто уточнял.

— Ясно. Тогда пойдёмте. Между прочим, колизей находится в пятом округе Эндзю, а мы сейчас между восьмым и девятым, поэтому идти придётся немало. Постарайтесь не сбиться с пути!

Не дожидаясь ответа со стороны компании Нейта, Хелен двинулась вперёд.

Нейт уже последовал было за ней, но заметил, что одна из девушек так и не сдвинулась с места.

«Ада?..»

— Что случилось, Ада?

Она неподвижно смотрела в одну точку, не выпуская из рук ни багаж, ни гил.

— Хм… Показалось, что кто-то очень внимательно за нами наблюдает.

— Те ученики из Дресуэна?

«Нет, это могут быть не только они. С таким числом людей вокруг, нет неожиданности в том, что кто-то мог случайно на нас посмотреть».

— Ада, если мы не поспешим, то скоро упустим остальных из виду.

— Ага. Ну ладно, ничего не поделать.

Подталкивая пока ещё медленно шагающую девушку в спину, Нейт принялся догонять Хелен и остальных.

Часть 4

— Ну что, смотрите — мы прибыли! — обернувшись к остальным, крикнула Хелен.

В этот же момент ряды возвышающихся вдоль дороги крупных здание резко прервались.

— Это…

Всё поле зрения перекрывала белая стена. Нейт замер на месте, в полном изумлении разглядывая стоящее впереди здание таких невероятных размеров, каких ему ещё не доводилось видеть.

«Колизей...»

Сама постройка имела форму круга диаметром сто девяносто метров и состояла из семи этажей.

Хотя Нейт и прочёл немало информации о колизее, реальные размеры здания значительно превосходили всё то, что он только мог себе представить, создавая атмосферу торжественности и величия.

— Потрясающе! Даже отсюда слышны крики болельщиков! — воскликнула раскрасневшаяся Мио.

Местом проведения дуэлей в колизее была внутренняя арена с открытым потолком. Видимо, именно из-за этого возгласы болельщиков были слышны даже здесь, за пределами здания.

— Наш турнир учеников завтра, а сегодня, вроде, предваряющий его фестиваль. Говорили, что сегодня проводится множество боёв между известными певчими колизея. Но в любом случае, кричат тут просто невероятно! — громко ответила Хелен, выглядевшая настолько же возбуждённой, как и Мио.

— Эй, Малыш, раз нам подвернулся шанс, сходим посмотрим? Всё равно же вечером идти сюда на встречу.

Местом для встречи с членами «Ля минор» Салинарва назначила именно колизей, поскольку он был самым приметным зданием в городе.

— А, на встречу? Неужели мы вам помешали? — услышав часть слов Ады, поинтересовалась Хелен.

Увидев, что девушка беспокоится, не повредила ли она им, Нейт быстро замахал руками:

— Ох, нет-нет. Просто мы договаривались встретиться здесь с несколькими людьми. Но не сейчас, а вечером.

— Ясненько. Значит сейчас всё в порядке? Ну тогда пойдёмте!

— Ой, куда ты так быстро, Хелен? Подожди пожалуйста.

С этими словами мальчик погнался за быстро удаляющейся Хелен.

Внутреннее убранство колизея было довольно ярким, очень далёким от того образа грубости, который возникал в голове после описания «место для дуэлей», и производило впечатление первоклассного отеля. На высоком потолке, обозреть который полностью можно было только задрав голову, ослепительно сияли лампы. Даже Нейту было ясно, что расстеленные в коридорах тёмно-фиолетовые ковры были очень высокого качества. И пол, и стены здания были сложены из камней, отполированных с такой тщательностью, что они напоминали зеркала.

— Э… Почему внутри так тихо? Снаружи ведь были так хорошо слышны крики, — недоумевая, задал вопрос Нейт.

— Ну, это потому что колизей построен в форме бублика, — ответила Мио, не отрывая глаз от полученной на входе брошюрки. — Сейчас мы находимся в кольцевой части, которая, судя по всему, называется внешней. Арена для дуэлей расположена в прямо в центре и отделена от внешнего кольца стеной. Видимо, поэтому мы и не слышим звуков оттуда.

На первом этаже внешнего кольца находились стойка регистрации и комнаты ожидания этажи со второго по четвёртый занимал музей, а на пятом и выше располагались личные комнаты участников поединокв. Поскольку для всех этих помещений была предпочтительна тишина, в здании была обустроена неплохая звукоизоляция.

— Эм… Ада, можно тебя на минутку отвлечь? Я помню, что нам надо встретиться с «Ля минор» ночью. Вот только где именно в колизее мы с ними будем встречаться?

Конкретного места для встречи назначено не было. Нейт не раз оглядывался вокруг и находил слишком много удобных точек: вход, фойе со стойкой регистрации, комнаты отдыха. Да и в целом, учитывая размеры колизея, поиск одного определённого места обещал быть нелёгким делом.

— Ох, и правда. Салина как всегда упустила самое важное. А ещё я сомневаюсь, что те двое знают тебя или Клюэль, — с недовольным видом пробормотала Ада, но в тот же момент…

— О, на этот счёт можете не беспокоиться.

Раздался холодный и ясный напев, напоминающий ледяной колокольчик, раскачивающийся на ветру.

— У-э-э?! — истерично вскрикнула Мио и обернулась посмотреть на того, кто с лёгким хлопком положил руку ей на плечо.

Позади ней стояла элегантная улыбающаяся женщина

— Мне казалось, мы собирались встретиться вечером, но вы прибыли значительно раньше. Удивительно.

У неё были остриженные на уровне плеч, немного загибающиеся наружу волосы изумрудного цвета и крупные сияющие золотые глаза, из-за которых она напоминала леопарда. Одета женщина была в толстую белую меховую куртку, а на шее носила розовый шарф.

— Здравствуйте, ребята из академии Тремия. Добро пожаловать в колизей, — красивым и ясным голосом поприветствовала она учеников и немного поклонилась.

И хотя женщина не назвала своего имени, её голос был лучшим способом представиться.

— Госпожа Шанте?..

Это была дьявольская дива, входящая в «Ля минор» под шестым номером, — опера-сериа — Шанте ля Сома. Салинарва назвала Нейту это имя, поскольку Шанте была одной из певчих, с которыми группе мальчика надо было встретиться для выполнения нынешней задачи.

— Да. Здравствуй, Нейт. Я немало слышала о тебе от Ксинса, — чарующе улыбнувшись и проведя рукой по волосам, ответила женщина.

— Ого, что случилось, Шанте? Нечасто ты появляешься на публике в дневное время.

— Привет, давно не виделись, Ада. Я смотрю, ты в хорошем настроении.

Широко улыбавшиеся Ада и Шанте одновременно протянули друг другу руки, но вдруг…

— Н-ну-ка подождите! — с невероятной силой в голосе вскрикнула Хелен.

— А, что такое?

— Не надо мне тут «что»-кать! Это ещё что за «Что случилось, Шанте?» В-в-в-ведь это же настоящая Шанте — та самая опера-сериа! Она же супер-знаменитость, о которой знают даже в самом распоследнем захолустье!

Шанте даже не требовалось называть певчей. О ней ходили разные слухи: будто всего одним выступлением она зарабатывает столько же, сколько некоторые из певчих за год, или же что её прозванный дьявольским голос превосходит любой музыкальный инструмент, сделанный самым умелым мастером, и обладает таким очарованием, что захватывает сердца слушателей.

— Такой человек, как она, просто не может быть обычным провожатым у кого-то, вроде нас! Какие бы личные связи у вас ни были, такого…

Договорить Хелен не успела. Шанте чарующе приподняла губы и перебила её:

— Значит, ты всё ещё не можешь поверить, даже услышав мой голос?

— Э… Н-нет… это… — сглотнула слова Хелен и замолчала.

В действительности, она тоже понимала, что женщина перед ними точно не была самозванкой. Человека, способного подделать голос оперы-сериа попросту не могло существовать.

— Н-но всё же… почему, госпожа Шанте?.. — спросила Хелен неуверенным, видимо, из-за волнения голосом.

— Ну, это сложный вопрос. Для начала скажу, что с Адой я уже знакома. Нейта с Клюэль тоже можно отнести к моим знакомым, ведь о них так много слышала от Ксинса. Ну и конечно директор рассказывал мне о Мио, что она очень способная и прилежная ученица.

— Даже тот самый господин Ксинс… Ужасно, я сдаюсь. У учеников Тремии просто невероятные личные связи. Да как вы вообще познакомились? На какой-нибудь вечеринке?

Услышав вызывающий вопрос Хелен, Нейт и Клюэль переглянулись

— Нет, как бы это лучше объяснять… Не подскажешь, Клюэль?

— Ну… Мне кажется, правильнее будет сказать, что вместо приятных вечеринок, мы каждый раз проходили через нечто ужасное.

Часть 5

Весь четвёртый этаж внешнего кольца колизея занимал музей, переполненный бесчисленными экспонатами и документами. Здесь были и портреты всех чемпионов и записи об их дуэлях, применяемых песнопениях и катализаторах. Если попытаться повнимательнее осмотреть всё здесь выставленное, то пришлось бы потратить больше одного дня.

— Ого, невероятно, здесь и дедушка Руфа есть, к тому же молодой! А-ха-ха, у него такие густые волосы!

Ада буквально каталась по полу от смеха перед фотографией с подписью «Руфа Онс». В это же время, стоявшие неподалёку Мио и Клюэль перевели взгляд на соседнюю фотографию:

— Эй-эй, Клулу, смотри сюда. Тут написано «Зеа Лордфил»! Потрясающе! Значит, директор когда-то был чемпионом колизея!

Несколько поодаль от них Хелен с головой погрузилась в чтение старого журнала.

— Хо-хо. Все так увлеклись. Впрочем, это естественно, учитывая сколько здесь необычных вещиц, — наблюдая за всеми со стороны, проговорила Шанте.

— Действительно…

— Ох, Нейт, что-то случилось? Почему ты стоишь один и с таким напряжённым видом? — спросила женщина, приблизившись к мальчику так, будто старалась заглянуть ему в лицо.

Молча кивнув, Нейт вновь пригляделся к фотографии прямо пред ним.

— До тех пор пока я не пришёл сюда, мне казалось, что колизей — это лишь место для битв между певчими. Но всё несколько иначе.

В музее были представлены репортажи о прошлых матчах, репродукции применяемых знаменитыми певчими катализаторов, списки призванных во время дуэлей существ, — все эти экспонаты имели огромную историческую ценность.

— У него есть ещё и другая сторона, которую, наверно, можно назвать передачей истории.

«Мама совсем не рассказывала мне о таких вещах. Даже о колизее я первый раз услышал только после перевода в академию».

— Всё понятно: у тебя просто нет особо интереса к дуэлями между певчими. Весьма необычно для мальчика твоего возраста.

— Мне подобное ненравится… Но разве это действительно так необычно?

— Для энергичных парней твоего возраста — да. Но есть и такие вот ребята, вроде нашего приятеля.

Уловив смысл слов Шанте, Нейт проследовал за её взглядом.

Лефис стоял в стороне от своей одноклассницы и, прислонившись спиной к стене, неподвижно глядел в потолок.

— А кстати, кто эти двое? Если я не ничего не путаю, их Хелен и Лефис зовут… но Салинарва просила меня провести только вас.

— Ну, мы с ними недавно познакомились, а потом вместе пришли сюда.

— Хм, вообще, это несколько осложняет дело. По правде говоря, мне надо кое-что вам рассказать, но пока они здесь, этого не сделашь… Слушай, Нейт, не хочешь пройти со мной в отдельную комнату и побеседовать наедине? Я тебе там столько всего расскажу.

— У-а-а! — подскочив с места, невольно вскрикнул Нейт, когда женщина мягко провела ногтем вдоль его шеи. — Щ-щекотно!

— А-ха-ха. Извини. Просто захотелось пошутить. Знакомые мне мужчины, вроде Нессириса или старейшины Руфы, слишком упёртые и не воспринимают такие шутки, — слабо улыбнувшись и приложив руку к губам, сказала Шанте. — Между прочим, ты их чем-то напоминаешь. Пусть это и не природная упёртость, как у них, но какое-то упрямство в тебе есть.

«Упрямство? Арма порой говорил мне, что я унаследовал его от мамы».

— Наверно, и колизей мне не нравится как раз потому, что я такой…

— Не знаю насчёт кое-какого чемпиона, но я воспринимаю колизей как что-то вроде развлечения. И зрители думают также. Поддерживая бойцов громкими криками и наблюдая за диковинками на арене, можно отогнать тоску и мрачные мысли.

«Я понимаю, почему толпа шумит, когда проходят спортивные состязания, но я чувствую в себе какое-то отвращение, когда слышу что для этого, и особенно для дуэлей, применяют песнопения».

— Но ведь колизей — это место для дуэлей. А мне кажется неправильным сражаться или вредить кому-то безо всякой причины.

— Раз ты говоришь «безо всякой причины», значит для тебя само по себе это «место» недостаточно в качестве причины… Ясно. Не могу сказать, что не понимаю тебя, но…

Подтянув к себе ближайший стул, Шанте изящным движением уселась в него.

— Нейт, прости, но я задам тебе вредный вопрос: Оставим в стороне колизей, какой должна быть причина, чтобы ты согласился сражаться? Может это будет спор, или ссора с кем-то? Подойдёт любой ответ.

— Я не знаю…

Единственным воспоминанием Нейта о конфликте с конкретным человеком был случай с серым песнопевцем Мишдером.

«Если бы меня спросили, сражался ли я с Мишдером — точно бы растерялся. В то время меня занимало только спасение Клюэль, и я даже не задумывался о сражении с кем-то. Да и сам Мишдер был в таком же состоянии. Думаю, он не собирался вредить Клюэль, а просто переполнился горем и негодованием на самого себя.

Но… что если настанет такое время, когда Клюэль окажется в очевидно опасном положении? Сумею ли я… защитить её?»

— Ясно. Кажется, я поняла, почему Ксинс беспокоится о тебе, — скрестив ноги сказала опера-сериа, а потом, положив локоть на стоящий поблизости стол, посмотрела на Нейта весёлым взглядом. — Наверное, он видит в тебе себя.

— Т-такого не может быть! В конце концов, господин Ксинс просто невероятный…

«Он единственный, кого признала мама, создавшая новый цвет песнопений. Он Радужный певчий, первым в истории овладевший всеми пятью цветами. Не может быть, чтобы такой человек видел себя во мне».

— Эх, а ведь Ксинс тоже говорил, что ему не нравится колизей. Вот его слова: «Я не хочу заходить в колизей ради таких скучных вещей, как почёт, любопытство или самосовершенствование. Мне нужно что-то более честное».

«Почёт, любопытство, самосовершенствование — всё полученное в колизее может в один момент превратиться в тяжкую ношу. Я вполне понимаю, почему Радужный певчий хотел избежать чего-то такого, но… что значит «более честное»?

— Э-эм, госпожа Шанте?

— О, так ты заинтересовался? Впрочем, я этого ожидала… Знаешь, недавно он кое-что сказал нам с Нессирисом…

На этих словах Шанте качнула пальцем одну из своих серёжек, шутливо пожала плечами, а затем произнесла:

«Больше всего меня восхищает желание защитить любимого человека. Мне не нужно быть острым мечом. Вместо этого, я хотел стать щитом, который во что бы то ни стало защитил того, кто мне дорог».

«Желание защитить дорогого человека и есть, по его мнению, «самая честная причина»?»

— С его точки зрения, колизей, где ты по собственный воле ищешь схватки с противником, явно выражает идею «меча».

«Как и сказала госпожа Шанте, успех здесь обеспечивает почёт и славу. И хотя многие люди очарованы этой возможностью, господин Ксинс всё равно выбрал щит. Более того, тот человек, которого он хотел защитить… Может ли это быть мама? « Я хотел стать щитом». Этому желанию уже не дано сбыться. Сколько же чувств господин Ксинс вложил, сказав эти слова в прошедшем времени… И по этой же причине он беспокоится обо мне и Клюэль?»

— Вот значит как…

Голос Нейта дрожал. Всё, что мог мальчик, — терпеть, изо всех сил стискивая зубы.

«Всё верно. Я должен стараться изо всех сил, чтобы господин Кснис мог быть за нас спокоен».

— Эм… Госпожа Шанте. Послезавтра, на собрании по поводу катализатора, я сделаю всё, что в моих силах!

— Хо-хо, это тебя слова Ксинса так вдохновили? Хотя я и рада твоему настрою, однако всё решится только послезавтра. Если будешь слишком сильно напрягаться сейчас, то быстро выдохнешься, не правда ли?

Нейт так и застыл на месте со сжатым кулаком, поражённый тем, насколько хорошо женщина прочитала его мысли.

— У меня… всё так проявляется на лице?

— Ага, как на бумаге. О, а теперь весь покраснел. Ты так сильно смуща…

— Всё, хватит! Прошу Вас, не надо об этом говорить! И смеяться тоже не надо!

«Ну же, госпожа Шанте… не надо прямо хвататься за живот и хохотать».

— А-ха-ха. Прости… Ну ладно, давай поговорим немного серьезней. В день собрания мы с Нессирисом будем охранять место его проведения, и я хочу, чтобы вы все тоже были там. Если почувствуете нечто странное, сразу же сообщи…

Шанте внезапно прервалась, не закончив фразу.

Её внимание привлёк Лефис, который до сих неподвижно стоял у стены, но вдруг оторвался от неё.

— Хелен, пора возвращаться в гостиницу на собрание.

— А-а! Плохо, я совсем забыла!

Услышав его, Хелен в панике закрыла журнал.

— Прошу прощения, нам с Лефисом надо идти на финальную проверку перед завтрашним турниром. Можно нам немного по раньше вас покинуть?

— Ага, удачи вам, — с деловой улыбкой на лице кивнула им Шанте.

— Отлично! Давай, пошли, Лефис. Всем до завтра!

— Мы будем за вас болеть.

Помахав рукой Мио, Хелен, таща за собой Лефиса, быстро спустилась вниз по лестнице.

Удостоверившись, что звука её шагов уже не слышно, Нейт перевёл взгляд на Шанте.

«Ах да, перед собранием ещё пройдут дуэли учеников…»

— Госпожа Шанте, группа Хелен во втором раунде встречается со школой Дресуэн. Они сильны?

— Хм, я не знаю подробностей, но, вроде бы, они чемпионы прошлого года, так что лучше будет не рассчитывать на их слабость, ты не согласен?

«В таком случае, мы тем более должны завтра поболеть за Хелен… Но, откуда это странное ощущение? Очевидно, что сама Хелен будет стараться, но вот Лефиса я понять не могу. Его молчание создаёт впечатление какого-то напряжения, но в то же время наоборот — кажется каким-то бесконечным спокойствием. И к тому же…»

«Специализируется в Arzus’e» — раздались в голове у мальчика слова Хелен.

«Arzus… Разумеется, Лефис специализируется в одном из пяти существующих цветов, но меня всё равно что-то беспокоит. Откуда же взялось это ужасно туманное предчувствие?..»

Эти мысли вонзились в голову Нейта, подобно колючкам, и навсегда застряли там.