Сумеречный песнопевец IV: Танцующий мир. Настройка Евы Начальные иллюстрации Прелюдия: Что значит «невозможно передать» Первый аккорд: Что значит «расставаться» Интерлюдия. Первый акт: Мишдер — одиночество Интерлюдия. Второй акт: Ксинс — ветер, что указывает путь Второй аккорд: Что значит «упустить из виду» Интерлюдия. Третий акт: Арвир — блуждания Третий аккорд: Что значит «страдать» Четвёртый аккорд: Неся всю жестокость в своём сердце Аккорд Пустоты: deus Arma riris? [Почему ты разлучаешь нас?] Пятый аккорд: И всё же, потому что я хочу быть рядом с тобой Интерлюдия. Четвертый акт: Ксео — слабый человек Интерлюдия. Пятый акт: Лейн — что такое песнопения? Шестой аккорд: Время пробуждения. Переплетающиеся обещания Заключительный аккорд: Ты улыбаешься, будто поёшь Аккорд в подарок: Начало находится здесь, в том месте, где поёт ветер Послесловие автора Послесловие команды Сумеречный песнопевец VI: Грядёт благовестие от Ксео


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
couguar
1 мес.
#
Сообщаю: релизы на 5-6 тома планируются (если опять не случится форс-мажор) 1 раз в 2 недели, в такое же время.
llenna rouge
1 мес.
#
Ура! Спасибо большое)
SATL
2 мес.
#
Это нисколько не помешает нашим ожиданиям)
couguar
2 мес.
#
Товарищи, извините за невольно получившуюся дезинфу (хотя я предупреждал, что сроки давать не стану). Редактор долго не просуществовал после призыва и отправился обратно в неизвестность. Если ситуация изменится, и работа возобновиться я вам обязательно об этом сообщу.
SATL
3 мес.
#
Да я и не переставал...
couguar
3 мес.
#
Информация такова, работа пошла. Конкретные сроки и числа называть пока не буду, не стоит. Но ждать уже можно
couguar
3 мес.
#
В данном случае только то, что у меня нашлось немножко времени и желания их добавить.
Но могу сказать, что какая-то конкретика (идёт работа вообще или нет) станет доступна в двадцатых числах января.
SATL
3 мес.
#
Так блэт, факт того что добавили названия глав означает что оратория редактора дала результат?!
couguar
3 мес.
#
Я не уверен насчёт конкретной песни, но она точно относится к первому уровню зелёных песнопений: Оратория редактора
SATL
3 мес.
#
Так, что мне спеть чтобы призвать этот том?

Аккорд Пустоты: deus Arma riris? [Почему ты разлучаешь нас?]

Прозрачный тёмный мир.

Маленькие огоньки пяти цветов: красного, синего, зелёного, жёлтого, белого, — возникали из ниоткуда, пролетали мимо, подобно светлячкам, а затем исчезали вдалеке.

Скажи, Клюэль: ты думаешь, что находишься у себя в школе?

Было ли это произнесено с цинизмом или какой-то злобой? Нет. В доносившемся сквозь пространство голосе истинного духа слышались лишь утешение и сострадание.

Но это лишь наоборот раздражало Клюэль.

— А ты хочешь сказать, что нет?! — выкрикнула девушка, отдавшись переполняющей её ярости.

Однако голос ничуть не поколебался, а стал ещё более мягким.

Моя сила — твоя сила. И ты пользовалась ей много-много раз. Однако твоей целью никогда не были собственные интересы или желания. Благодаря этой силе ты смогла что-то спасти, что-то защитить. Но вот что досталось тебе самой? — мягко и с явным сочувствием произнесла Армаририс. — Учителя, которые хотели тебя испытать в кабинете директора, ученики, бросающие на тебя удивлённые взгляды, Мишдер, который совсем напрямую назвал тебя чудовищем. Неделю назад, стоя на крыше школы, ты ведь сама сказала, что как только закончились летние каникулы, тебя начали пугать взгляды других учеников, что чувствуешь удушье.

— Сказала…

Ярость исчезла, и в душе Клюэль остались лишь холодные, буквально ледяные, воспоминания.

Сначала учителя, а затем незнакомые ученики раз за разом просили её призвать Феникса. Но она ужасно не хотела выставлять истинного духа, или скорее саму себя напоказ, прямо как на каком-то шоу.

— Это было так тяжело… На меня стали смотреть иначе, чем прежде… Я испугалась.

Да, храбрость в том, чтобы честно принять эту силу. Но раз ты приняла её, то, наверно, понимаешь о чём я говорю, не так ли? Для тебя я…

— Нет, ведь в конце концов я решилась ей воспользоваться.

«Тогда это было необходимо. Потому что в тех невообразимых прежде смертельных ситуациях, лучшее на что я была способна — это песнопения».

— И к тому же, я не одна. Есть человек, который верит в меня.

Ты хочешь сказать, что помимо меня есть ещё кто-то, кто принял тебя?

— Есть! — изо всех сил выкрикнула Клюэль.

«Даже если мой голос сейчас никого не достигнет… Я верю в его слова в тот день».

— Нейт сказал, что верит в меня.

Нейт? Ты имеешь в виду Нейта Йеллемиаса?

— Конечно, кого же ещё?! — громко, почти что криком, ответила Клюэль на вопрос Армаририс.

В таком случае… Я пока не могу выпустить тебя отсюда.

В этот же миг парившие в пустоте огоньки пяти цветов беззвучно исчезли.

— Э?..

Клюэль машинально осмотрелась.

Но всё было тщетно. Сколько бы она ни всматривалась, всё равно не могла увидеть что-либо даже на метр впереди. Последний источник света исчез из холодной пустоты, которая была прозрачней любой тьмы.

Я не признаю Нейта. Он не обладает достаточными способностями, чтобы доверять тебя ему.

— Ну почему, почему ты постоянно пытаешься принизить Нейта?

«Мне было бы всё равно, если бы ты говорила обо мне. Но втягивать других людей в моё дело, а потом ещё высмеивать их... это слишком. И это уже не в первый раз. Когда Нейт сражался с лазутчиком было всё то же самое».

Я наблюдаю за всеми детьми, рождёнными в этом мире, с изначального острова Царабель. Именно поэтому я и не понимаю, почему ты выбрала его. Настолько слабого, настолько хрупкого…

Не говори так!

«Нет нужды судить людей. Я не думаю, что способность к каким-нибудь невероятным песнопениям, или какие-то поразительные навыки… это то, что по-настоящему важно. Необязательно уметь всё сразу. Мне кажется, по-настоящему важно становиться лучше тренируясь и занимаясь вместе с кем-то».

Тогда почему ты выбрала Нейта?

— Потому что Нейт верит в меня.

«Он подбодрил меня, когда я стала сожалеть, что поступила в эту школу. Он верил в меня, когда я сказала, что боюсь песнопений. Только ему могу раскрыть тревожащие меня вещи, ведь он так чутко воспринимает страдания других людей, будто они его собственные. Я была так счастлива всему этому».

Значит, вся истина содержится в Riris [Завете], что заключён в слове «верю»?

В нескольких шагах перед Клюэль возник тусклый бирюзовый огонёк.

Сначала он был величиной с кулак, потом вырос до размеров младенца. Огонёк постепенно увеличивался и набирал яркость. Наконец, пламя стало почти такого же размера, как и сама Клюэль.

Ты просто веришь в слова Нейта. Но вот способна ли ты указать мне на что-то, из чего можно было бы сделать вывод, что его слова правдивы?

Внутри синеватого пламени проявилась дрожащая человеческая фигура алого цвета.

— Что ты хочешь этим сказать?

«Верю», «Вместе навсегда». Эти слова в нашем мире произносят сотни и тысячи раз на дню. А затем ровно столько же раз просто игнорируют их.

Мерцающий красный силуэт напоминал чью-то тень. Пусть он и был неясным, но из-за мягких округлых форм тела, казалось, что он принадлежит девушке. Вдоль её спины тянулись длинные алые волосы.

Пустая ложь, предназначенная для того, чтобы приукрасить действительность. Выдумки. Попытки ввести в заблуждение. Нет, даже если не учитывать злой умысел, как ты думаешь, сколько в этом мире людей, просто неспособных сдержать данные ими слова?

Клюэль смогла ясно понять только то, что истинный дух, находящийся по ту сторону пламени, имеет форму девушки. А затем…

Именно поэтому, Клюэль, я, как Армаририс, та кто обнажила клыки на завет, задаю тебе вопрос: почему ты веришь в завет Нейта, что заключён в слове «верю»?

Истинный дух медленно проявился перед Клюэль.