Сумеречный песнопевец IV: Танцующий мир. Настройка Евы Начальные иллюстрации Прелюдия: Что значит «невозможно передать» Первый аккорд: Что значит «расставаться» Интерлюдия. Первый акт: Мишдер — одиночество Интерлюдия. Второй акт: Ксинс — ветер, что указывает путь Второй аккорд: Что значит «упустить из виду» Интерлюдия. Третий акт: Арвир — блуждания Третий аккорд: Что значит «страдать» Четвёртый аккорд: Неся всю жестокость в своём сердце Аккорд Пустоты: deus Arma riris? [Почему ты разлучаешь нас?] Пятый аккорд: И всё же, потому что я хочу быть рядом с тобой Интерлюдия. Четвертый акт: Ксео — слабый человек Интерлюдия. Пятый акт: Лейн — что такое песнопения? Шестой аккорд: Время пробуждения. Переплетающиеся обещания Заключительный аккорд: Ты улыбаешься, будто поёшь Аккорд в подарок: Начало находится здесь, в том месте, где поёт ветер Послесловие автора Послесловие команды Сумеречный песнопевец VI: Грядёт благовестие от Ксео


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
satl
3 д.
#
Спасибо!
couguar
2 мес.
#
Сообщаю: релизы на 5-6 тома планируются (если опять не случится форс-мажор) 1 раз в 2 недели, в такое же время.
llenna rouge
2 мес.
#
Ура! Спасибо большое)
satl
3 мес.
#
Это нисколько не помешает нашим ожиданиям)
couguar
3 мес.
#
Товарищи, извините за невольно получившуюся дезинфу (хотя я предупреждал, что сроки давать не стану). Редактор долго не просуществовал после призыва и отправился обратно в неизвестность. Если ситуация изменится, и работа возобновиться я вам обязательно об этом сообщу.
satl
4 мес.
#
Да я и не переставал...
couguar
4 мес.
#
Информация такова, работа пошла. Конкретные сроки и числа называть пока не буду, не стоит. Но ждать уже можно
couguar
4 мес.
#
В данном случае только то, что у меня нашлось немножко времени и желания их добавить.
Но могу сказать, что какая-то конкретика (идёт работа вообще или нет) станет доступна в двадцатых числах января.
satl
4 мес.
#
Так блэт, факт того что добавили названия глав означает что оратория редактора дала результат?!
couguar
4 мес.
#
Я не уверен насчёт конкретной песни, но она точно относится к первому уровню зелёных песнопений: Оратория редактора
satl
4 мес.
#
Так, что мне спеть чтобы призвать этот том?

Заключительный аккорд: Ты улыбаешься, будто поёшь

Часть 0

Возникший канал цвета Ночи осветил ночные небеса даже ярче звёзд.

— Что это? Что за абсурдно огромный канал?..

Мишдер даже не смог поверить в его реальность с первого взгляда.

«Такого же размера, как и Ластихайт… Нет, даже больше?»

В тот момент, когда он протёр глаза и уставился на висевший высоко в небе канал, тот, издав сухой звук, взорвался, распавшись на частицы света.

«Песнопение закончилось?..»

Мишдер невольно задержал дыхание, а спустя мгновение он всем телом ощутил мощный толчок.

— !..

От сильной ударной волны, похожей на порыв штормового ветра, он едва не упал с плеча истинного духа. Вскоре Мишдер кое-как сумел подняться на ноги, но вот Ластихайт по-прежнему не мог двинуться, всё ещё не оправившись от удара.

«Что… Что случилось? Мы на такой высоте. И вообще… есть ли в нашем мире такое существо, которое смогло бы пошатнуть Ластихайта? Выстрел с земли? Нет, не похоже. Но тогда что это вообще…»

Когда Мишдер перевёл взгляд на небо на одной высоте с собой, перед его глазами промелькнула гигантская тень.

«Это…»

Призванное существо будто бы скользило по ночному небу. Перед побеждённым предстал невероятно огромный истинный дух, обладавший таким величием, что даже Мишдер, давно отбросивший все мысли о поклонении чему-либо, был очарован им. Это был дракон цвета Ночи.

Часть 1

— Это и есть предел несчастья для учёного? — раньше всех остальных смогла заговорить Салинарва. — Сразу вслед за Ластихайтом я увидела вот этого невообразимого истинного духа… Похоже, я теперь ещё лет десять не смогу ничему удивляться.

Поток воздуха от приземления дракона цвета Ночи поставил волосы на голове дыбом. Нейт отчаянно старался удержать глаза открытыми, несмотря на сильнейший ветер. Импульс от его приземления волной прошёл по земле. Нейт уставился на истинного духа, а истинный дух на него.

— Э-эм…

Мальчик никак не мог найти слов, подходящих для разговора с этим существом.

Нейт, похоже, ты всё так же мал ростом.

Первым заговорил дракон. Он явно сдерживал свой голос, но лишь от его обращения к мальчику возникла звуковая волна, напоминавшая цунами.

— Арма?..

Что такое? Ты ведь не скажешь сейчас, что позабыл меня.

— Э… Ну… Мне кажется, что за то время, пока мы с тобой не виделись, ты вырос ужасно сильно.

— …

Дракон почему-то затих.

«Ой, что случилось? Неужели я сказал что-то не то?»

Нейт уже начал было беспокоиться, но Клюэль вдруг хлопнула его по плечу.

— Не обращай внимания, Нейт. Это просто гигантская летучая ящерица.

Ох, так это ты сейчас занималась легкомысленными провокациями, девчушка?

Арма поднял голову, стараясь сделать вид, что не заметил слов Клюэль.

— Ну а как же, ты ведь как всегда появляешься слишком поздно!

Огромный дракон закрывал всё поле зрения. Все стоявшие вокруг даже слова вымолвить не могли — настолько напряжённая повисла атмосфера. И только девушка продолжала весело кричать ему.

— Но раз уж ты пришёл, то может быть займешься подходящим для тебя делом?

Это зависит от Нейта.

Зрачки-полумесяцы снова обратились в сторону мальчика.

— От меня?..

— Это значит, что ты должен уладить этот вопрос сам.

Прежде сохранявший молчание Ксинс указал на висящего в небе Ластихайта и стоящего у духа на плече Мишдера.

Именно так. Залезай поскорей, они не будут ждать нас вечно, — сказал дракон, а затем энергично взмахнул крыльями.

Слышен был только свист ветра. Из-за слишком резкого подъёма у Нейта немного закружилась голова и ему стало трудно дышать. Мальчик успел моргнуть всего пару раз, а оставшиеся на земле люди уже стали размером с ноготок.

— Так ты умеешь и нормально летать, Арма.

Мне кажется, я и раньше неплохо летал, — быстро ответил на короткое бормотание Нейта обладавший острым слухом дракон.

— Э?.. Когда ты был маленьким, твой предел был всего сорок секунд.

О чём это ты? Никогда такого...

Ещё не успев договорить, дракон вдруг резко потерял позу в воздухе.

— Сейчас… как раз и прошло сорок секунд, — с необычайно бледным видом пробормотала сидящая рядом с Нейтом Клюэль.

Хм-м, похоже, это всё из-за совершенно чудовищного веса некой девчушки.

— Ч-что… Да не может такого быть! — выкрикнула мгновенно покрасневшая девушка.

Услышав её реакцию, дракон с довольным видом сильно взмахнул крыльями.

Прежде всего, почему ты вообще увязалась вместе с нами, девчушка?

— А что, нельзя? Я просто решила, что буду с Нейтом до конца!

Хм, впрочем, без разницы. Лучше держитесь, придётся показать несколько ярких движений.

И сразу после этих слов, Арма с огромной скоростью изменил направление полёта на девяносто градусов. Из-за слишком внезапного поворота Нейт потерял сознание и чуть не разжал руку, которой с трудом цеплялся за спину дракона.

В чувство мальчика привёл оцарапавший ему нос пепельный поток.

«Ластихайт…»

Видимо, нам не дадут так уж просто приблизиться. Будем прорываться. Но имей в виду, Нейт: Я только расчищу тебе путь.

— Да, спасибо.

«Я должен справиться с этим противником сам. Стержнем того мужчины является абсолютная, священная сущность. Он искал воплощения силы, Ластихайта, но в академии его интерес привлекла сила Клюэль, и в результате всего этого он добрался до песнопений Пустоты. Даже если Арма одолеет Ластихайта, на этом ничего не кончится. Просто объектом веры Мишдера станет не Ластихайт, а ещё более могущественный истинный дух. Ничего не изменится».

— Нейт.

Руки мальчика вдруг коснулись пальца Клюэль.

— Нет… Извини, ничего.

Девушка явно собиралась что-то сказать, но засомневалась и отвела взгляд. Однако то, что она хотела высказать, явно передалось мальчику.

— Извини, в такие моменты, наверно не стоит ничего говорить…

— Нет…

«Я думаю, что как раз в такие моменты и нужно говорить».

Именно поэтому Нейт взял руку Клюэль в свои.

— Клюэль, когда всё закончится, давай вместе вернёмся в школу.

Их взгляды пересеклись. Неизвестно сколько времени мальчик с девушкой молча смотрели друг на друга. Им показалось, что прошла целая вечность. И наконец…

— Ага. Я буду ждать!

Девушка улыбнулась во всё лицо и кивнула.

Тогда полетели.

Нырнув, Арма уклонился от выпущенного Ластихайтом пепельного шторма, а затем резко по спирали взмыл вверх. Краешек крыла дракона коснулся носа Ластихайта. Серый истинный дух дрогнул от порыва ветра и на мгновение перестал двигаться.

— Прыгай!

Неизвестно, кто выкрикнул это слово. То ли Клюэль, то ли кто-то с земли, а может быть и… все люди разом.

Соглашаясь с подталкивавшем в спину голосом, Нейт спрыгнул с дракона с высоты около десяти метров на терновый венец Ластихайта. На самой макушке головы истинного духа возвышался постамент с «яйцом». Именно увидев одно единственное сияющее «яйцо», Нейт и спрыгнул вниз, затаив дыхание.

— Что за чушь… Ты собираешься победить Ластихайта в одиночку?! Даже не полагаясь на истинного духа?..

Терновый венец стремительно приближался. Там внизу, в том месте, где должен был упасть мальчик, его уже поджидал Мишдер.

— Почему? Почему ты не полагаешься на истинного духа?! Почему не используешь песнопения?!

Это не был крик злобы или предчувствия яростной битвы. Впервые Мишдер показывал кому-то свои настоящие чувства.

На ум Нейту пришли слова прикованной к постели мамы: «Ты думаешь, что исполнять песнопения сложно?»

«Несомненно, именно благодаря песнопениям маме и господину Ксинсу выпал шанс встретиться. Но не только благодаря им. Они никогда не забывали свои чувства, потому что они оба…»

«Тебе нужна не техника. А драгоценный для тебя человек. Желание защитить его», — сказала Нейту мама в свои последние мгновения.

— Почему?! Отвечай, Нейт Йеллемиас!

— Взрослые… нет, ты… — до предела напрягая голос выкрикнул Нейт, обращаясь к стоящему внизу мужчине. — Ты забыл одну очень важную вещь!

«Песнопения не более чем средство… Для защиты по-настоящему важных вещей. Однако все взрослые заняты лишь призывом могущественных истинных духов, изучением множества цветов, поисками новых и новых катализаторов. Но они видят только песнопения как таковые. А сами по себе песнопения не являются важной вещью. Именно потому что у нас есть нечто такое, что мы хотим защитить, мы с мамой и пожелали им научиться».

— Так ты хочешь сказать, что чем-то отличаешься от меня?!

— Я…

Падая вниз, Нейт крепко сжал кулак. Из-за продолжительного использования обратной песни, по его руке пробежала боль как от ожога.

Но при этом он чувствовал тепло. Потому что этой же руки недавно коснулась любимая девушка.

— Я нашёл то, что мне дорого!

Мужчина занёс руку для удара. Падающий мальчик взмахнул кулаком.

На мгновение их фигуры пересеклись.

Приземлившись на Ластихайта, Нейт упал на колени, прижимая к себе покрасневший и опухший кулак. А вот Мишдер остался стоять с занесённой рукой. Он так и не сдвинулся с места.

А затем…

Находящаяся внутри «яйца» чешуя Царабеля разбилась с кристально чистым звуком.

Часть 2

Всё затихло.

Ластихайт мелко беззвучно дрожал, словно извиваясь в агонии. Его тело постепенно становилось тонким и прозрачным. Потеряв катализатор, который до сих пор материализовывал ложный образ, серый истинный дух начал понемногу растворяться и исчезать.

— Лейн… Ты до самого-самого конца только привносишь хаос в мою жизнь.

Ровно в тот момент, когда Мишдер замахнулся для удара, он на мгновение увидел фигуру женщины. Умом он конечно понимал, что это лишь иллюзия, но всё равно не смог сдвинуть руку с места.

— Впрочем… такой конец тоже выглядит вполне уместно.

Пропала грудь, пропали плечи... От Ластихайта осталась лишь одна голова.

Король побеждённых таял. Нет, скорее это был конец короля ложного образа.

— Значит, я, наконец-то, лишился своего стержня?..

Забравшись на ещё не исчезнувший терновый венец, Мишдер закрыл глаза. Его плечи содрогнулись.

Головы Мишдера коснулся лёгкий ветерок. Капюшон, который всегда скрывал его лицо, спал ровно в тот самый момент, когда он занёс руку для удара.

— И цвет пепла, и Ластихайт — я лишился всех своих песнопений…

«А ведь капюшон, что укрывал мою голову от мира, спал в тот же момент… Когда перед глазами мне явился скрытый в глубине души образ Лейн».

— И только лишь благодаря этому, Лейн, я наконец-то смог тебя вспомнить.

«Похоже, пряча за ним своё лицо, я укрывал самого себя, и этим… сам отгонял тебя прочь».

Осмотрев далёкую землю с высоты, Мишдер ненадолго задержал дыхание. На его лице возникла мимолётная улыбка. Настолько слабая, что даже он сам, скорее всего, не заметил её. Но она больше не была искажённой, как прежде, а наоборот совершенно чистой, без единой мрачной тени.

Опора под ногами внезапно исчезла.

Мишдер падал вниз. Однако при этом ему слышался не свист ветра, а неизвестная песенка, которую когда-то напевала Лейн.

— Эх… У меня остались одни только сожаления.

К нему возвращались смутные воспоминания о мелодии той песенки, из которой он заполнил лишь отдельные части.

«Давайте вдвоём откроем где-нибудь маленькую кондитерскую. Нам наверняка будет весело».

— Наверное, было бы лучше, если бы я тогда оказался посообразительнее и кивнул в ответ.

«Э нет, это было бы неправильно!»

«Лейн? Может, это лишь злые шутки ветра? Обычно я бы лишь усмехнулся. Но вот сейчас…»

«Если бы Вы сказали такие добрые слова, я бы наоборот начала волноваться, потому что это было бы очень на Вас не похоже».

— Ха-ха… И правда.

Мишдеру было невыносимо смешно. Его живот извивался от смеха. Падая вниз, он смеялся от всего сердца.

«Сколько лет назад такое было в последний раз? Мне казалось, я давным-давно забыл, что такое смех».

Земля понемногу приближалась.

«Похоже, я сделал длинный крюк, но всё-таки наконец отправляюсь к тебе».

«Нет, так нельзя».

«Нельзя?..»

«Да, именно. Нельзя ни в коем случае. Умирать нельзя. Я ведь очень рассержусь на Вас за такие слова».

В следующий миг что-то коснулось спины Мишдера.

«Земля? Нет, слишком мягко. Прямо как пуховая кровать…»

Не очень-то я хотел становиться кроватью, но ладно уж. Только не выдирай, пожалуйста, перья.

Сияющие подобно пламени красные крылья мчались по ночному небу.

«Так я на спине у Феникса?!»

Поблагодари вон тех детишек.

Лежа на спине Мишдер чуть-чуть повернул голову на бок.

Двое сидевших на спине у дракона цвета Ночи пристально смотрели на него.

«Что за нелепость… Почему у них такие взгляды? Я ведь был им непримиримым врагом. Так почему спустя столь малое время они смотрят на меня с таким беспокойством?»

— Вот поэтому я терпеть не могу сопляков…

О, так это была излишняя забота?

Ненадолго настала тишина.

— Нет…

Мишдер смущённо отвернулся.

«Эх, я был опасно близок…»

— Благодарю вас, я чуть не рассердил Лейн.

Часть 3

Феникс опустился на землю, а через несколько секунд вслед за ним с грохотом приземлился дракон. К ним со всех сторон рванулись ученики, как будто дожидавшиеся их возвращения.

А наблюдая за этой сценой издалека…

— Чудесная была песня. Я немного завидую, — чуть слышно пробормотал Ксинс, подняв воротник куртки.

С дракона спустились мальчик и девушка. Некоторые из подбежавших были уж черезмерно взволнованы их состоянием, однако, на первый взгляд, оба остались в целости и сохранности

— Слушай, Евамари, ты ведь не сможешь оставаться спокойной, если посмотришь на них?

Кто знает.

За спиной у Ксинса, будто прячась за ним, стояла полупрозрачная тень в форме девушки.

— А ведь я совсем чуть-чуть надеялся, что смогу увидеть тебя не в этом строгом чёрном платьем, а в том самом облике.

Дурачок… Тебе больше поговорить не о чем?

— Ага, было о чём. Но когда увидел тебя, сразу обо всём позабыл.

Тень просто пряталась за спиной у Радужного певчего. Но если бы кто-то посмотрел на них со стороны, то ему точно показалась бы, что тень не прячется за Ксинсом, а прижимается к нему.

— Сколько мы сможем пробыть вместе в этот раз?

Не слишком долго. У Нейта есть Арма, а у меня уже не осталось слов, которые нужно было бы сказать.

— Ясно…

Убрав руки в карманы куртки, Ксинс посмотрел на небо.

«Раньше я не поднимал взгляд к небу, а опускал его вниз, но… видимо, я тоже немного повзрослел».

Наблюдая за проплывающими вверху облаками, Ксинс едва заметно улыбнулся.

— И всё же в этот раз ты решила предоставить всё тем двоим и чёрному дракону. Ты ведь приёмная мать, неужели совсем не волновалась?

Всё началось не сейчас. И к тому же… — сказала тень таким голосом, будто в чём-то сомневалась. — Если бы они положились на меня или тебя, то рано или поздно пожалели бы об этом. Потому что грядущее будет очень тяжелым и для Нейта, и для Клюэль.

«Насколько я помню, у Армаририс тоже были подобные опасения. Может ли это быть совпадением?»

Сумерки это только начало вечера. Обязательно настанет время, когда придётся противостоять самой глубокой, беззвёздной и безлунной Ночи [Ксео]. Я хочу, чтобы мой мальчик не сдался и продолжил идти вперёд даже в этот час.

Тень девушки тихо опустила голову. Казалось, что она боится чего-то. Ксинс почти никогда не видел от неё такого жеста за всё время их знакомства.

— Совсем на тебя не похоже, Евамари.

Ксинс мягко положил руку на плечо опустившей взгляд девушки.

Даже коснувшись составляющих её теней, он не почувствовал тепла человеческого тела, однако изящное плечо, готовое сломаться от одного прикосновения, несомненно принадлежало тонкой девушке.

Ксинс?

— Если дети тревожатся, то стоит за ними присмотреть. Такова наша с тобой роль взрослых. И к тому же, я уверен, что уж эти двое точно будут в порядке.

Девушка посмотрела в том направлении, куда взглядом указал Ксинс…

Ага… Может быть, ты и прав.

Её голос незаметно стал спокойным и ласковым.

В той стороне, куда в пол-оборота смотрели Радужный певчий и девушка цвета Ночи…

Громко шумели учителя и ученики. А Нейт и Клюэль пытались скрыться от всего этого шума. Оба были красными до ушей, однако крепко держались за руки.