Сумеречный песнопевец IV: Танцующий мир. Настройка Евы Начальные иллюстрации Прелюдия: Что значит «невозможно передать» Первый аккорд: Что значит «расставаться» Интерлюдия. Первый акт: Мишдер — одиночество Интерлюдия. Второй акт: Ксинс — ветер, что указывает путь Второй аккорд: Что значит «упустить из виду» Интерлюдия. Третий акт: Арвир — блуждания Третий аккорд: Что значит «страдать» Четвёртый аккорд: Неся всю жестокость в своём сердце Аккорд Пустоты: deus Arma riris? [Почему ты разлучаешь нас?] Пятый аккорд: И всё же, потому что я хочу быть рядом с тобой Интерлюдия. Четвертый акт: Ксео — слабый человек Интерлюдия. Пятый акт: Лейн — что такое песнопения? Шестой аккорд: Время пробуждения. Переплетающиеся обещания Заключительный аккорд: Ты улыбаешься, будто поёшь Аккорд в подарок: Начало находится здесь, в том месте, где поёт ветер Послесловие автора Послесловие команды Сумеречный песнопевец VI: Грядёт благовестие от Ксео


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
couguar
18 д.
#
В связи с поступлением новой информации из последних томов - название тома исправлено:
"Дети, которым снятся все песни" -> "Все дети, что мечтают о песнях"
satl
29 д.
#
Спасибо!
couguar
3 мес.
#
Сообщаю: релизы на 5-6 тома планируются (если опять не случится форс-мажор) 1 раз в 2 недели, в такое же время.
llenna rouge
3 мес.
#
Ура! Спасибо большое)
satl
4 мес.
#
Это нисколько не помешает нашим ожиданиям)
couguar
4 мес.
#
Товарищи, извините за невольно получившуюся дезинфу (хотя я предупреждал, что сроки давать не стану). Редактор долго не просуществовал после призыва и отправился обратно в неизвестность. Если ситуация изменится, и работа возобновиться я вам обязательно об этом сообщу.
satl
4 мес.
#
Да я и не переставал...
couguar
4 мес.
#
Информация такова, работа пошла. Конкретные сроки и числа называть пока не буду, не стоит. Но ждать уже можно
couguar
5 мес.
#
В данном случае только то, что у меня нашлось немножко времени и желания их добавить.
Но могу сказать, что какая-то конкретика (идёт работа вообще или нет) станет доступна в двадцатых числах января.
satl
5 мес.
#
Так блэт, факт того что добавили названия глав означает что оратория редактора дала результат?!
couguar
5 мес.
#
Я не уверен насчёт конкретной песни, но она точно относится к первому уровню зелёных песнопений: Оратория редактора
satl
5 мес.
#
Так, что мне спеть чтобы призвать этот том?

Второй аккорд: Что значит «упустить из виду»

Часть 0

«Клюэль! Мы в одной школе, так что, может быть, ещё встретимся!»

Это и было началом.

Когда мы с ней встретились в первый раз, она просто указала мне дорогу, не более того. Затем мы стали одноклассниками, начали проводить время вместе… И прежде чем я успел хоть что-то осознать, она стала одним из самых дорогих мне людей.

***

Следующий день после того как Клюэль перевезли в Келберк...

Этот один день прошёл для Нейта загадочно спокойно.

И одноклассники, и классный руководитель были такими же, как и всегда. Уроки закончились, но за всё это время ни на чьём лице даже не промелькнуло грустного выражения. Нейт пообедал вместе с Мио, а потом принялся изнурять своё тело на уроке физкультуры.

После школы мальчик сразу же вернулся в свою комнату в общежитии и занялся повторением пройденного и подготовкой к завтрашним урокам. Спустя некоторое время он поужинал, принял душ, а там уже и пришла пора спать.

— Уже пора ложиться…

Прошлой ночью Нейт не смог сомкнуть глаз: его мучала тошнота, появившаяся от смеси раздражения и сожалений. Для мальчика оставалось загадкой: как он в таком состоянии сумел до конца отсидеть все уроки?

— Уже пора ложиться…

Нейт повторил те же самые слова, будто пытаясь заставить себя заснуть.

С самого утра мальчик почти ничего не ел. Поскольку обедал он вместе с Мио, ему пришлось запихивать в себя еду, но потом его едва не вырвало. Ужином ему послужила половинка завалявшегося в холодильнике какого-то фрукта, которую он проглотил через силу.

«Желудок постоянно болит…»

Нейт положил руки на живот, пытаясь унять слабую боль. Скорее всего он уж слишком сильно переживал за Клюэль, отчего и получил расстройство желудка.

Сам Нейт думал, что ему удалось удержать себя в руках днём лишь потому, что приходилось много двигаться. Но как только он остался один, на него навалилась невыразимая никакими словами усталость. Возможно, она стала последствием послеобеденных занятий, но в любом случае, с ней ничего нельзя было сделать. Решив не принимать никаких лекарств, Нейт без сил рухнул на кровать. Затем он закрыл глаза…

«Какое-то неприятное чувство… Я не могу заснуть? Почему?»

Не вставая с кровати, Нейт широко раскрыл глаза.

«Обычно, когда я так устаю, то засыпаю сразу же, стоит мне только лечь. Но почему же сегодня мне так плохо?»

— Почему мне так жарко?..

Нейт присел на кровати. И в тот же миг кончики его волос едва заметно шелохнулись. Сквозь приоткрытое окно, качая занавески, в комнату проникал слабый ветерок.

«Интересно, где же рождается этот ветер?» — прозвучали подобно песне у Нейта в голове слова девушки. — «То место, где рождается ветер. Может быть, оно совсем близко, или же наоборот оно далеко-далеко, и он приходит сюда, пересекая океан. Ты никогда об этом не задумывался?»

— Клюэль?..

Поднявшись, Нейт пристально посмотрел в окно.

Часть 1

Трава под ногами тихо шуршала.

Нейт медленно шёл по тёмной лужайке, похожей на мрачное чернильное море.

На пути между общежитиями и учебными корпусами академии располагалась открытая площадка. И учителя, и ученики часто отдыхали здесь днём. Однако ночью это было не более чем тихое, приятно выглядящее пустое местечко. В центре площадки стоял маленький фарфоровый фонтанчик, который, правда, уже давно забыл о своей главной функции.

— Так тихо…

Отойдя в сторону от фонтанчика, Нейт уселся на корточки посреди высокой травы. Сейчас он был одет в спортивную форму: белую футболку и синие штаны. Поскольку их материал хорошо пропускал воздух, мальчику казалось, что ночной ветер напрямую касается кожи, и это было приятной прохладой для его по-прежнему разгоряченного тела.

— Скажи, Арма… Почему я не могу заснуть?

Нейт с ностальгией произнёс имя призванного существа, которое всегда подбадривало его вот в такие моменты.

В тусклом свете ночных фонарей роились стайки мошкары.

«Может быть, эти жучки тоже не могут заснуть, как и я?»

— Такое со мной впервые…

Это была первая ночь с момента поступления в Тремию, когда он не мог заснуть.

«Что-то я устал…»

Нейт чувствовал такое сильное истощение, будто какая-то важная для него цель вдруг исчезла.

Мальчик отклонился назад и упал на спину. Он не собирался ложиться на траву, просто хотел посмотреть наверх.

Наверху было только ночное небо и ничего больше.

Множество собравшихся вместе ярких звёзд сияло, будто шкатулка с драгоценными камнями. Кроме этого на небе выделялась тусклая луна, обладавшая какой-то таинственной красотой. А где-то вдалеке проплывали многочисленные тёмные облака.

— Как странно. Когда лежишь на спине, небо кажется доступнее и ближе, чем когда стоишь.

Нейт протянул руку вверх.

«Я точно не хочу его схватить. Но хотелось бы, пусть даже на одно мгновение, коснуться…»

— Оп! Поймала.

Но внезапно кто-то схватил его руку сбоку.

— Уже довольно поздно. Живущим в общежитии запрещено выходить наружу. Эх, а ведь в школе ты казался мне таким послушным.

Сверху над Нейтом, закрыв ночное небо, показалось девичье лицо.

«Загорелая кожа, короткие светлые волосы цвета льна, мальчишечьи черты лица…»

— Ада?

— Впрочем, это хорошо, что ты ведешь себя как обычно.

Девушка не отпускала его руку. А это значило…

— Мне лучше встать?..

— Ага, было бы неплохо. Я уж точно не хочу тут ложиться.

Когда Нейт снова поднялся на корточки, Ада присела рядом с ним.

— Итак, что случилось, Малыш? Послушные дети уже давно спят.

— Хоть мне и хотелось спать, но я так и не смог заснуть… А когда посмотрел в окно, то подумал, что снаружи мне станет получше.

— А… Бывает такое. Особенно когда не можешь успокоиться.

— Кстати, а ты почему на улице так поздно, Ада?

В ответ Ада заговорила необычным для себя, странно зрелым голосом:

— Ну разумеется потому что я собралась на волнующую прогулку с моим тайным возлюбленным.

— Ого, замечательно… Ой, Ада, почему ты так погрустнела?

Нейт вдруг заметил, что Ада понуро опустила плечи.

— А… Ничего, просто я бы хотела более яркой реакции. Если бы это на самом деле было так, я бы не стала тебе ничего рассказывать… Правда, зная, что ты это ты, я и не возлагала каких-то больших ожиданий.

— А кстати, кто твой тайный возлюбленный?

— Не задавай таких вопросов! Потому что его нет!

— А-а-а-а! Ада, пожалуйста, успокойся!

Почему-то рассерженная Ада энергично махала руками.

— Э-эм… А в чём тогда настоящая причина?

— Патрулирую территорию. Школьными зданиями занимаются учителя, а мне оставили общежития и эту площадку. И когда я бродила туда-сюда, то наткнулась на очень подозрительный силуэт.

«Судя по всему, это она обо мне».

— Ты потрясающая, Ада…

— А?

— Ты ведь не сегодня начала патрулировать. Каждый день, так поздно ночью…

«Она, наверняка занимается этим ещё с того самого нападения серых песнопений. Клюэль впала в кому, мы с Мио и остальными стали её навещать, и одна только Ада всё это время в одиночку защищала школу».

— Я каждый день сплю на уроках, так что проблем нет… И к тому же, для меня это своего рода искупление вины, — тихо пробормотала Ада и самоуничижительно улыбнулась. — В конце концов, мне есть за что извиниться перед Клюэль.

Большие глаза девушки едва заметно намокли, а голос немного охрип.

— В ту ночь, когда Мишдер вторгся в академию, я попросила Клюэль охранять школу вместе со мной, потому что знала, что она может призвать Феникса.

Божественная птица рассвета была невероятно редким истинным духом, и призвать её могла только Клюэль. В настоящее время не существовало никакого другого певчего, которому бы удался этот призыв. Нейт слышал, что это призванное существо считалось практически иллюзией.

— Я знала, что это опасно… Да и тогда в школу уже вторглось нечто странное. И я всё равно убедила Клюэль согласиться…

Присев на землю, Ада подобрала коленки, а затем закрыла лицо руками.

— Похоже… это была ошибка.

Её голос стал совсем слабым и неясным.

— Ксео сказал, что Клюэль много раз попадала в ситуации, где должна была использовать песнопения, и именно поэтому она сейчас в таком состоянии… А значит, последней такой ситуацией для неё стала та, когда её принудила я.

— Ада, в этом случае виноват и я.

«Но если бы у Клюэль не было Феникса, то вы не смогли бы достаточно быстро добраться до филиала Келберкского института. И неизвестно что бы стало с Мио во время атаки Мишдера».

— Нет, не только я. Наверняка, многие люди, сами того не осознавая, были спасены песнопениями Клюэль.

— Я это понимаю…На самом деле никто конкретный не виноват. Каждый спасённый песнопениями Клюэль должен извиниться перед ней. Вот только она от этого не проснётся… Я такая дура… Пыталась что-то придумать, но так ничего и не смогла.

«О чём-то таком я и подумать не мог…»

— Я… просто надеялся, что она быстро поправится, поэтому старался хотя бы на один лишний час задержаться в медпункте. Только это и занимало мою голову.

— Думаю, это тоже важно. Кто-то должен был это делать.

Подняв лицо, Ада через силу улыбнулась.

— Мне кажется, ты просто потрясающий, Малыш.

— Я?

— Честно говоря, когда ты только перешёл к нам, я подумала: «Ну, ему всего лишь тринадцать». И Сержес тогда сказала то же самое: «Просто милый ребёнок».

В первое время после перевода в академию Нейт и сам чувствовал такое отношение, хотя оно никогда не высказывалось. Всем остальным ученикам было шестнадцать и больше, поэтому в начале ему было очень тяжело находиться среди них. Что в физических упражнениях, что в учёбе, да и в конце концов по росту он был позади всех.

— Такое впечатление так просто не изменить. Ты не сможешь резко вырасти за пару месяцев. Но вот мнение о тебе поменялось.

— Вот как?

— Возьмём, к примеру, госпожу Кейт. Она как-то незаметно стала обращаться к тебе так же, как и к другим ребятам из класса. Наверное, она поняла, что можно не выделять тебя из всех остальных.

«И правда».

Немного задумавшись, Нейт вспомнил, что раньше классный руководитель общалась с ним немного иначе, чем с остальными учениками.

— А совсем недавно, когда на нас напали те лазутчики… Малыш, ты ведь сразился с одним из них. Я слышала об этом от Мио и Тинки.

— Тогда… Клюэль была в опасности, потому-то я и действовал так безрассудно.

— Мне кажется, после того случая я кое-что поняла. Как думаешь, почему Клюэль постоянно находится рядом с тобой?

— Чтобы помочь мне с песнопениями?

Ада покачала головой и слабо улыбнулась.

Эта её улыбка не была такой же яркой, как обычно, но всё же выражение лица Ады стало мягким.

— Клюэль делает это не только ради тебя. Я уверена, она проводит с тобой время, потому что сама этого хочет. Мне кажется, Клюэль верила, что если с ней что-то случится, ты сможешь её спасти.

— Но я… не смог ничего сделать с её болезнью.

— Правда? Я думаю, Клюэль очень поддерживало то, что рядом есть кто-то настолько сильно волнующийся о ней. Мне кажется, рядом с тобой она была по-настоящему спокойна.

«Нейт, я расскажу об этом только тебе». — вспомнились мальчику слова Клюэль.

— Понял? Вот настолько ты для неё важен.

««Только тебе». Вот такие отношения и называются «доверие»? Что же делать? Ведь тогда я сказал: «Но я не собираюсь никому уступать в силе желания, чтобы ты поскорее поправилась. Пожалуйста, поправляйся быстрее, хотя бы на один день. Я буду тебя навещать». Я пообещал ей. Поэтому…»

— Малыш, на самом деле ты хочешь поехать к Клюэль?

— Да…

«На самом деле я всё это время хотел поехать, но весь день отчаянно сдерживался. Сохранять самообладание было невообразимо тяжело, но даже эту боль я терпел, терпел и терпел. А может быть мне лучше не стоило этого делать? Если я в любом случае беспокоюсь, то уж лучше я буду беспокоиться после того, как что-нибудь сделаю, чем просто останусь сидеть на месте».

— Если ты решился, то лучше поспешить… Времени уже не остаётся.

— Да.

«Спасибо, Ада. Теперь-то я не буду сомневаться. Мне не нужно теряться или долго раздумывать. Нет, у меня просто не осталось на это времени».

— Давай отправимся завтра с утра самым ранним поездом. Если всё пойдёт хорошо, то, думаю, к обеду доберёмся. Потом скажем, что отсутствовали из-за простуды, а если нас начнут подозревать, я что-нибудь придумаю, — сказала Ада, закинув гил на спину и сложив руки на груди.

Нейт кивнул:

— Да. Я еду к Клюэль.

«Если Клюэль не возвращается в школу, то мне остаётся только самому встретиться с ней. И правда, мне достаточно причины «я хочу быть вместе с ней» и всё. Мне нужно просто держаться за это чувство и не терять его, что бы ни случилось».

Часть 2

Дул прохладный ветерок. От одного глотка сухого, ещё не прогретого солнцем воздуха немело горло. Небо над головой ещё даже не окрасилось в цвета рассвета.

В тот час, когда ещё можно было рассмотреть на небе звёзды, Нейт прошёл через ворота станции.

— Э…

Мальчик шатался, с трудом удерживаясь на ногах. Из-за багажа походка мальчика была довольно неуклюжей. Даже взрослые удивились бы размеру рюкзака, который Нейт нёс на спине. Там лежали сменная одежда, медленно портящаяся еда и питьё, а также необходимые для песнопений катализаторы. Сначала вещи Нейта вообще не влезали в рюкзак, поэтому мальчик до утра отбирал только самое нужное и, наконец, смог кое-как всё уместить.

— Э-эм… Касса вроде была где-то здесь.

Это была самая близкая к академии Тремия железнодорожная станция. Летом первоклассники отправились в школьную поездку именно отсюда. В прошлый раз ученики собирались сразу на платформе, но Нейт помнил, что кассы находились где-то неподалёку от неё.

«Интересно, как же выглядит Келберкский исследовательский институт?..»

Поправив тяжеленный рюкзак, который довольно сильно давил на плечи, Нейт направился к видневшимся вдали кассам.

«Наверняка, это очень крупное учреждение и там повсюду ходят учёные. Может быть, я и буду выделяться, но, думаю, всё обойдётся».

Едва начав тревожиться, Нейт так и не мог успокоиться. Тем более, что их с Адой поездка без разрешения должна была остаться секретом для остальных одноклассников.

— Надеюсь, Аде удалось всех провести.

Всего окошек касс было четыре. В прошлый раз около них царила типичная для лета суматоха, но сейчас, в настолько раннее время людей поблизости практически не было.

— Э-эм… Я хочу попасть к главному управлению Келберкского исследовательского института, можно мне билет на самый ранний поезд?

Встав на носки около окошка, Нейт протянул кассиру деньги за билет.

— А-а-а, Нейт, стой-стой-стой!

Внезапно откуда-то сзади раздался чей-то далёкий крик.

«Нейт? Это что, обо мне?»

Сжав деньги в руке, Нейт обернулся и увидел, что к нему быстро бежит девушка с небольшой сумкой в руке. Она была невысокой, с золотыми волосами и детским личиком, в её чертах чувствовалось спокойное обаяние…

— Мио?

Да, это была хорошо знакомая Нейту одноклассница.

— Э, П-почему ты здесь? — сразу же спросил Нейт, крайне удивлённый встрече с Мио в настолько неожиданном месте.

— А..ах…эх, п-подожди, Нейт. Я бежала издалека, поэтому немножко устала, — беззаботно ответила девушка и принялась восстанавливать дыхание.

— Но…

— Ох, как рада, что я успела. Я знала, что ты где-то на станции, но не думала, что окажешься около касс. А кстати, я ж тебя ещё не поприветствовала. Сделаем всё как положено: Доброе утро, Нейт!

— Д-доброе утро…

Позабыв о том, что хотел спросить, Нейт машинально ответил на приветствие девушки.

— Угу-угу. Утречко. В конце концов, утренние приветствия очень важны! Между прочим, Нейт, ты сегодня завтракал? Я вот ела тосты с мёдом и запивала чаем с молоком!

Мио с довольным видом кивнула головой.

«Ты ведешь себя уж слишком в своём стиле… Нет, я не должен этого допустить. Если я и дальше буду просто ждать, когда Мио заговорит, то никогда не услышу ответа на мой вопрос».

— Э-м, Мио, что ты имела в виду, когда кричала «стой»?.. Нет, сначала скажи почему ты вообще здесь?

— А! Да-да, я как раз об этом!

Как и ожидал Нейт, Мио немного смутилась, хлопнула в ладоши и начала говорить:

— Ну, кое-что стоит объяснить. Тебе не нужно покупать билет. Когда я покупала со скидкой на группу я взяла и тебе тоже.

— Э?..

«Что это значит?..»

— Пойдём, Нейт.

Не успел мальчик прийти в себя, как Мио схватила его за руку.

— Давай, пошли. Нейт. Остался только ты.

— Э… Э… Мио, постой! Я сейчас должен кое-куда отправиться!

— Не-е-е-е-льзя! Пойдём со мной, ты сразу всё поймешь.

Держа Нейта за руку, Мио тащила его прочь от касс. Это было очень необычное для неё, до странности настойчивое приглашение.

— Что именно я сразу пойму?..

— Это зависит от тебя. Может, для начала всё-таки сходишь со мной?

«Зависит от меня? Как это?»

Не удовлетворившись таким объяснения, Нейт погнался за девушкой.

Внутри станции, неподалёку от входа.

Тихо звучали шаги двух человек. Нейт несколько раз осматривался вокруг: кроме него и Мио на станции практически никого не было.

В настолько раннее время поезда всё ещё стояли в депо. А многие из тех, кто собирался уехать первым рейсом, находились пока в зале ожидания, где завтракали или же просто отдыхали. Лишь некоторые уже вышли на платформу, ожидая подачи состава.

Однако затем Нейт заметил, что в уголке затихшей станции, как будто специально нарушая её тишину, оживлённо болтала толпа парней и девушек.

— Простите за ожидание~ Я нашла Нейта! — выкрикнула Мио, обращаясь к ним.

— О, значит, Нейт тоже пришёл? — с беззаботным видом спросил один из парней, поставил свой багаж на пол и приветственно помахал рукой.

Его волосы и глаза имели тёмно-рыжий оттенок. Ростом он был немного выше среднего, и в целом производил впечатление серьёзного человека.

— Ома?..

Это был Ома Тиннель, староста мужской половины класса.

«Почему здесь не только Мио, но и он тоже? Нет, если присмотреться тут вообще весь класс».

— Доброе утро, Малыш.

Чуть-чуть в стороне от остальной группы стояла Ада с обернутым тканью гилом на спине.

— Ада, что всё это значит?

— Ну… Я и сама такого не ожидала, — уклончиво ответила Ада на тихий шёпот Нейта. — Видишь ли, когда я вчера ночью вернулась в общежития, то… заметила, что наши одноклассницы тайно собрались в холле и что-то обсуждали.

— Обсуждали? Что?

— Вот как это.

Но прежде чем сложившая руки Ада кивком головы указала на остальных, Сержес продемонстрировала пару десятков билетов.

— Отлично. Вроде все собрались. С небольшим опозданием раздаю билеты. Утречко, Нейти. И ещё, Ома, я передам тебе билеты по числу парней, раздай тоже, пожалуйста.

«Билеты?..»

Нейт пристально рассмотрел переданный ему купон. Местом назначения была указана станция рядом с главным управлением Келберкского исследовательского института.

— А кстати, Нейти, я кое-что забыла. Вот, держи одну.

Вслед за билетом, Нейт получил тоненькую брошюрку.

— Я делала их всю ночь и печатала в большой спешке. Получилось довольно грубо, так что жалобы не принимаю.

Когда Нейт начал перелистывать страницы, у него перехватило дыхание.

«Получилось грубо? Вот это?»

В брошюре были подробно расписаны маршрут от ближайшей к Тремии железнодорожной станции до Келберкского института, расписание поездов, приблизительная оценка расходов, и, к тому же, указан необходимый минимум багажа.

«Я даже не стал узнавать всё до таких деталей…»

— Мы едем к больной подруге, поэтому, мне кажется, это стоило времени и сил, — без капли гордыни заявила Сержес, сложив руки на груди.

— Нейти, ты хотел отправиться к Клюэль в одиночку?

— А?

Нейт на некоторое время потерял дар речи и не смог сразу ответить на слишком уж внезапный вопрос, бьющий его в самое сердце.

«Вот об этом я и волновался всё это время. Почему все остальные оказались так рано утром на станции и откуда у них билеты до Келберка? Так это потому…»

— Э-эм… Я хочу кое-что спросить…

— Что такое? Не стесняйся, Нейти, говори.

— Вот-вот. Если будешь слишком много сам думать, то у тебя голова взорвётся.

Сержес и Ома обернулись к Нейту. Нет, не только они. Все остальные одноклассники, прежде занятые болтовнёй, замолчали и тоже уставились на мальчика.

«Что это всё значит?».

— Мы все едем с тобой, Нейт, — широко улыбнувшись, сказала стоявшая рядом с ним Мио. — Не только ты один переживаешь за Клулу. Нам всем одиноко, когда её нет. Поэтому мы вместе обсудили, что же нам делать и пришли к решению.

«И что вы решили?»

Прежде чем Нейт успел высказать свой вопрос вперёд выступил один из парней:

— Я еду. В Келберкский исследовательский институт, где присматривают за Клюэль.

Он имел крупное телосложение и обычно мало разговаривал. На воротнике его формы была пришита жёлтая полоса.

— Альсем?..

Нейт хорошо помнил, как на практическом занятии в первый день своей учёбы в академии он оказался в одной группе с Клюэль, Мио и вот этим парнем.

— Ехать незнамо сколько времени на поезде, в неизвестное место, да ещё и в одиночку весьма тревожно, не правда ли? Мы все тоже поедем.

Ома кинул Нейту журнал о поездах. Быстро глянув обложку, Нейт удивлённо распахнул глаза.

«Это же… точно такой же, как тот, по которому я смотрел дорогу».

— Постой, не спеши, основная роль здесь у нас, у девушек. Нам будет очень тяжело, если староста нашей половины не вернётся побыстрей. К тому же, если Клюэль навестят одни только парни, возникнут разные вопросики, так что мы ещё и постоим на страже, — с довольным видом сказала Сержес и сняв рюкзак со спины поставила его на пол.

— Ха-ха, Нейт, у тебя такой удивлённый вид.

— А?..

Мио аккуратно ткнула мальчика в щёку.

— Я же тебе сказала: все думают об одном и том же. На самом деле позавчера мы все очень сомневались, после того как услышали, что Клулу перевозят в Келберк. Мы много раз думали: «Ей же будет же так одиноко», «Может съездить её навестить?», «Даже если нам не разрешат, не такая уж проблема съездить самим...». И я тоже сомневалась. Но сколько б ни думала, так ничего и не придумала. Но затем… — сказав это, Мио указала пальцем на рюкзак на спине у Нейта. — Позавчера, после новости о том, что Клулу увозят, мы даже с места сдвинуться не могли, и только кое-кто в одиночку рванулся в медпункт. И только тогда до нас дошло: «А, вот это и есть правильный ответ». И знаешь, я думаю, замечательно, что им оказался ты, Нейт.

Подняв брошюрку перед собой, Мио шутливо улыбнулась:

— Ведь получается, что человек, переведённый к нам всего лишь два с чем-то месяца назад и к тому же самый младший из нас готов на столь многое ради одноклассника.

Вслед за Мио заговорил староста мужской половины класса:

— Увидеть такое и ничего потом не сделать, было бы совсем некрасиво с нашей стороны.

Сказав это, Ома со смущённым видом потёр щёку.

— О том и речь. Именно мы все общались с Клюэль с момента поступления в академию. Иначе ведь непонятно, зачем вообще нужен класс, — довольно улыбнувшись произнесла стоявшая сбоку Сержес. — Итак, я спрошу тебя ещё раз: Нейти, ты хочешь поехать один?

Сомнений быть не могло. Всё уже было решено.

— Ни в коем случае.

«Ты слышишь это, Клюэль?.. Не один я — все хотят того, чтобы ты поправилась. И поэтому… Мы все вместе едем к тебе».

Часть 3

На пути от учительской к классу, Кейт окликнул проходивший по коридору старик.

— Доброе утро, Кейт. Как там состояние твоих подопечных?

Он был небольшого роста и распространял вокруг себя ауру спокойствия. Его возраст уже приближался к семидесяти. Именно этот обходительный старец был основателем академии Тремия, но лишь немногие из посетителей могли сразу поверить в такое.

— Доброе утро, директор… Что Вы имеете в виду, спрашивая о «состоянии»?

— Ну послушай. Я говорю о Клюэль Софи Нэт. Насколько мне известно, она была одной из старост твоего класса. Наверняка, её одноклассники тоже взволнованы сложившейся ситуацией. Вот я и интересуюсь.

— А, Вы об этом…

Подняв перед собой журнал посещаемости, Кейт на несколько секунд замолчала.

— Я сама удивляюсь тому, насколько спокойно они всё восприняли. Мне казалось, они будут расспрашивать о состоянии Клюэль, но ещё ни разу не услышала такого вопроса.

— Вот как. Значит, эти ученики способны понять заботы взрослых… Хм, я немного заинтересовался, можно мне посмотреть на твой класс?

— Да, конечно, следуйте за мной.

«Может быть, ученики обрадуются, услышав ободрительные слова директора».

— О, и правда так тихо, — удивлённо высказался директор, кинув взгляд на находившийся чуть дальше по коридору класс. — Я бы даже сказал «так тихо, будто никого нет».

— Прошу Вас, директор, оставьте Ваши шуточки. Наверняка, все в классе заняты учёбой. Это прямой результат ежедневного воспитания.

Улыбнувшись ему в ответ, Кейт широко открыла дверь в класс.

— Доброе утро всем. Я рада, что вы уже с утра готовитесь к урокам. Пусть Клюэль сейчас не с нами, вы все… Вы…

«Э, что?.. Очень странно, я не вижу в комнате ни одного ученика».

— Э… Эй… Хватит прятаться, выходите сейчас же.

Класс ответил абсолютной тишиной.

— Что такое, Кейт?

На учительской кафедре лежало небольшое письмо.

«Отправитель… весь класс?»

И в нём большими буквами было выведено:

Уехали навестить Клюэль!

Весь класс.

— Кейт?.. Ты что-то говорила о результатах воспитания?

— Вам показалось!

Резко смяв письмо, Кейт глубоко вдохнула.

«Спокойствие, только спокойствие… Учитель должен быть снисходителен к проказам учеников. Однако за свои поступки надо отвечать».

— И всё-таки… Эти дети перешли черту.

— Ха-ха, стоит, наверно, порадоваться тому, что они в хорошем настроении.

Собрав всю свою смелость Кейт обратилась к загадочно восхищённому директору:

— А кстати, директор, не могли бы Вы выписать мне официальную командировку в Келберк?