Сумеречный песнопевец IV: Танцующий мир. Настройка Евы Начальные иллюстрации Прелюдия: Что значит «невозможно передать» Первый аккорд: Что значит «расставаться» Интерлюдия. Первый акт: Мишдер — одиночество Интерлюдия. Второй акт: Ксинс — ветер, что указывает путь Второй аккорд: Что значит «упустить из виду» Интерлюдия. Третий акт: Арвир — блуждания Третий аккорд: Что значит «страдать» Четвёртый аккорд: Неся всю жестокость в своём сердце Аккорд Пустоты: deus Arma riris? [Почему ты разлучаешь нас?] Пятый аккорд: И всё же, потому что я хочу быть рядом с тобой Интерлюдия. Четвертый акт: Ксео — слабый человек Интерлюдия. Пятый акт: Лейн — что такое песнопения? Шестой аккорд: Время пробуждения. Переплетающиеся обещания Заключительный аккорд: Ты улыбаешься, будто поёшь Аккорд в подарок: Начало находится здесь, в том месте, где поёт ветер Послесловие автора Послесловие команды Сумеречный песнопевец VI: Грядёт благовестие от Ксео


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
couguar
01.06.2019 02:10
В связи с поступлением новой информации из последних томов - название тома исправлено:
"Дети, которым снятся все песни" -> "Все дети, что мечтают о песнях"
satl
21.05.2019 02:06
Спасибо!
couguar
24.02.2019 00:13
Сообщаю: релизы на 5-6 тома планируются (если опять не случится форс-мажор) 1 раз в 2 недели, в такое же время.
llenna rouge
23.02.2019 23:24
Ура! Спасибо большое)
satl
01.02.2019 22:31
Это нисколько не помешает нашим ожиданиям)
couguar
31.01.2019 23:41
Товарищи, извините за невольно получившуюся дезинфу (хотя я предупреждал, что сроки давать не стану). Редактор долго не просуществовал после призыва и отправился обратно в неизвестность. Если ситуация изменится, и работа возобновиться я вам обязательно об этом сообщу.
satl
19.01.2019 18:36
Да я и не переставал...
couguar
19.01.2019 00:01
Информация такова, работа пошла. Конкретные сроки и числа называть пока не буду, не стоит. Но ждать уже можно
couguar
05.01.2019 11:29
В данном случае только то, что у меня нашлось немножко времени и желания их добавить.
Но могу сказать, что какая-то конкретика (идёт работа вообще или нет) станет доступна в двадцатых числах января.
satl
05.01.2019 05:20
Так блэт, факт того что добавили названия глав означает что оратория редактора дала результат?!
couguar
31.12.2018 13:32
Я не уверен насчёт конкретной песни, но она точно относится к первому уровню зелёных песнопений: Оратория редактора
satl
31.12.2018 00:48
Так, что мне спеть чтобы призвать этот том?

Первый аккорд: Что значит «расставаться»

Часть 1

Академия Тремия была крупным учебным заведением, обучающим в своих стенах более полутора тысяч учеников, хотя находилась в отдалённом уголке континента. Здесь ученикам преподавали специальную технику, которая называлась «песнопения». И оснащение, и уровень преподавания в академии не уступали самым престижным школам. Более того, Тремия пользовалась всеми плюсами, обычно считающегося недостатком, расположения на краю континента, поэтому на её огромной территории, помимо школьных корпусов и общежитий, оставался нетронутый горный лес.

Перед началом уроков по мощёным дорожкам к школе спешила огромная толпа учеников. Обычный вид для академии Тремия в любое время года.

И вот, позади этого бурного потока учащихся, пересчитать которых не представлялось возможным…

— А-а-а! Опаздываю-опаздываю!

К корпусу первых классов, тяжело дыша, бежал ученик, который был на голову ниже всех остальных.

— А-а-а! Это плохо…

Обеими руками сжимая чёрную сумку, мальчик взмыл вверх на второй этаж здания перепрыгивая через ступеньки.

Его звали Нейт Йеллемиас. Примерно два месяца назад он поступил в старшую школу, перескочив сразу три года обучения. Для мальчишки он обладал пока ещё слишком изящным телом и довольно детским лицом, что мешало впервые увидевшим точно определить пол. Его волосы и глаза глубокого цвета ночного неба, который нельзя было назвать ни чёрным, ни синим, создавали загадочное впечатление.

— Опаздываю-опаздываю! Госпожа Кейт рассердится!

Взглянув на часы, Нейт увидел, что стрелка часов уже остановилась на половине девятого, а значит, утренний классный час уже начался. Как раз сейчас должна была идти проверка посещаемости.

В коридорах царила полная тишина: не было видно ни учеников, ни даже учителей.

«Всё хуже и хуже… Пора готовится писать объяснительную за опоздание».

Замедлившись, чтобы не было слышно шагов, Нейт аккуратно подошёл ко входу в свой класс. Затаив дыхание, мальчик скрытно заглянул в окошко на двери, пытаясь оценить ситуацию внутри.

«Интересно, в каком настроении сейчас госпожа Кейт?»

Нейт с опаской посмотрел на учительскую кафедру.

— Что? Неужели она ещё не пришла?

Обычно в такое время классный руководитель уже стояла за кафедрой и вела учёт посещаемости, но сейчас Нейт осмотрел весь класс и не увидел её. Присмотревшись, он понял, что и находящиеся внутри одноклассников не сидят на местах, а занимаются своими делами.

«Может быть…»

— Хи-хи-хи. Ты сейчас наверно думаешь что-то вроде: «Ох, мне так повезло. Учитель ещё не пришла?»

— Ой!

Внезапно услышав рядом со своим ухом чей-то шёпот, Нейт напрягся всем телом.

— А-ха-ха. Да не пугайся ты так. Это всего лишь я.

Схваченный за шею Нейт опасливо обернулся.

Перед ним стояла невысокая загорелая девушка с большими янтарными глазами, на лице которой виднелась лукавая улыбка. Это оказалась просто его одноклассница.

— Утра, Малыш.

— Ада, пожалуйста, не надо меня так пугать…

Её звали Ада Юнг. Ей было шестнадцать лет, то есть на три года больше, чем Нейту. Её жизненные обстоятельства были довольно необычными, ведь она поступила в старшую школу песнопений даже притом, что родилась в семье, по традиции занимающейся особой охранной службой, которая требовала специальных тренировок на профессию гилшэ.

— Нет-нет. Просто я думала, что опаздываю и поспешила в класс, и вдруг заметила, как ты старательно подглядываешь в окошко. Вот и захотелось чуть-чуть подшутить.

«П-подглядываю? В этом слове чувствуется что-то постыдное»

— Но ты же соблюдаешь осторожность, а Малыш? Будет очень плохо, если ты ошибешься с местом для подглядывания. Например, выберешь комнату, где собирается много девушек…

— Я таким не занимаюсь! — энергично замахал головой Нейт, покраснев до ушей.

— Ладно-ладно. Хотя слушай, я думаю, тебе неплохо бы подошла женская одежда. С твоими внешним видом и голосом проблем точно не будет. Только смелости и уверенности надо поднабраться.

«Ада, не стоит размышлять об этом с таким серьёзным видом…»

— В любом случае, давай зайдём в класс, пока не пришла госпожа Кейт.

Словно вдруг о чём-то вспомнив, Ада хлопнула в ладоши. Она опаздывала довольно часто, поэтому для неё такая ситуация была обычным делом.

— Ой, и правда. Совсем забыл… А забывать нельзя.

Нейт энергично подобрал сумку начинавшими уставать руками.

Открыв скрипнувшую дверь, мальчик оглядел одноклассников. Хотя большинство из них не сидели на своих местах, было похоже, что присутствовали все.

— О! Нейт наконец пришёл! И Ада тоже с ним.

Одна из сидящих девушек закрыла книгу, весело улыбнулась и помахала Нейту рукой. Её звали Мио Лентир. Отличительными чертами девушки были доброе детское лицо, светло-золотые волосы и ангельский голосок.

— Доброе утро, Мио.

— Доброе. А кстати, Нейт, прости что так сразу спрашиваю, но как там Клулу? Она и сегодня не придёт?

— Да. Она так и не проснулась… Видимо, потребуется ещё немножко времени.

Речь шла о девушке, которая первой познакомилась с Нейтом, когда он перевёлся в академию Тремия. Той, с кем он провёл больше всего времени — Клюэль Софи Нэт.

Однако сейчас девушка уже долгое время по неизвестной причине пребывала без сознания с симптомами болезни, вроде высокой температуры, озноба и головной боли.

— Э… Стой. Откуда ты знаешь, что я ходил сегодня в медпункт?

— Хе-хе. Так ведь никаких других причин, почему ты опоздал, и быть не может.

С неизменной улыбкой на лице, Мио поднялась с места.

Ей тоже было шестнадцать. Нейт познакомился с ней в тот же день, когда искал дорогу к общежитию, поэтому она стала одной из наиболее близких ему среди всех одноклассников, не считая Клюэль.

— И всё-таки… Клулу не становится лучше.

— Да. Всё именно так...

Прошло уже больше недели с тех пор, как Клюэль потеряла сознание. Нейт заходил в медпункт каждый день перед и после уроков, но хоть каких-то изменений не наблюдалось вообще. Лечащий врач сказала, что поскольку причины не ясны, то неизвестен и способ вылечить Клюэль.

— Когда же Клюэль наконец проснётся?..

Скорее всего, болезнь девушки была как-то связана с её песнопениями. Нейт в тайне услышал это от неё самой.

— Она по-прежнему в коме, так что даже поесть не может. Такими темпами, её организм будет постепенно ослабевать.

— Ага. В любом случае, мне кажется очень важным сделать так, чтобы Клулу проснулась. Если каким-то образом удастся её разбудить, то и поесть она сможет.

Мио некоторое время смотрела в потолок пустым взглядом, но потом её лицо вдруг просветлело.

— Тогда почему бы не разбудить её силой? Может попробовать трясти её изо всех сил?

— Н-нет, это точно плохо кончится.

— Тогда… О, придумала, Клулу же любит сладкое. Так почему бы не поставить рядом с её кроватью гору пудинга, чтобы завлечь её сладким запахом? Она наверняка проснётся.

— Ну… хоть ты это и предложила…

Нейт медлил пытаясь подобрать слова, поэтому прежде чем он успел продолжить…

— Ну-ка стойте. Это же непростительно! — внезапно воскликнула подбежавшая к Мио и Нейту девушка. Она была высокой и обладала очаровательными длинными чёрными волосами. Звали её Сержес.

— Нет-нет, Сержес! Мио сейчас просто пошути…

— Как вы посмели вести такой интересный разговор без меня?!

Сверкая глазами, девушка улыбнулась во всё лицо.

— Ч-что?

Нейт был просто ошеломлён такой фразой.

— Слушай, Сержес, мы думали каким способом можно разбудить Клулу.

— Хм-м-м. Как насчёт щекотки? Клюэль очень боится щекотки, так что я думаю, может сработать.

— О! Сойдёт!

«Э? Э-э? Э-э-э?»

Вокруг Мио и Сержес, с серьёзным видом обсуждающих нечто немыслимое, почему-то начали собираться одноклассники.

Все они отчаянно выкрикивали свои предложения:

— Может, все вместе споём песню? Получится большой хор всего класса.

— Нет-нет, полумеры. Как насчёт выбрать самых потных ребят из спорт-клубов и послать их навестить Клюэль? Хотя в таком случае она, скорее наоборот, ещё сильнее отключится.

«Госпожа Кейт, прошу вас, приходите скорее… Иначе Клюэль предстоит что-то очень страшное».

Часть 2

Все этажи здания, и подземные, и надземные, были доверху заставлены рядами книг на полках. Здесь хранились и карты, и научная литература, и биографии известных людей, и художественные произведения. С несколькими массивными книгами в руках Нейт поднялся по лестнице на пятый, последний, надземный этаж.

— Мне тяжело уже от того, что все эти книги слишком большие, и ведь я даже не знаю, где какая должна находиться…

Мальчик находился в одном из самых крупных строений академии Тремия — административном здании по надзору за книгами, проще говоря, библиотеке.

Всё поле зрения заполняли возвышающиеся до потолка книжные полки, книги на которых стояли так ровно и плотно, что между ними нельзя было вставить даже тоненький листок бумаги. При приближении к полкам хорошо чувствовался характерный для старых книг запах.

— Лекарства… Бактерии… Методы противодействия…

Нейт проводил пальцем по корешкам книг, выбирая те, которые, как он думал, подходили, снимал их с полок и отправлял под мышку. Прервался он на середине процесса, поскольку набрал так много, что уже с большим трудом мог держать их все обеими руками, после чего пошатываясь побрёл к ближайшему столику.

— Итак…

Из всей этой горы книг Нейт выбрал одну, открыл её, затем достал из сумки закладку-наклейку и прикрепил её на странице с важным материалом. Окружающие ученики смотрели на него удивлёнными взглядами, но мальчик совсем этого не замечал, потому что целиком погрузился в чтение.

— Нейт, может тебе немножко передохнуть?

Внезапно сбоку ему в лицо заглянула знакомая девушка.

— Что, это ты, Мио?

— Хе-хе. Так случайно получилось, что мне тоже захотелось кое-что разузнать, потому-то и пришла в библиотеку. А затем я увидела, как ты ищешь что-то на верхнем этаже и...

Между прочим, Мио была книжным червём, поэтому в том, что она оказалась в библиотеке, не было ничего необычного.

— Какую книгу ты искал? О, что это такое? Болезни? Аномальные состояния здоровья? Это для Клулу?

— Да. Сейчас за Клюэль присматривает госпожа Тинка, и если я не займусь чем-нибудь в своё свободное время, то буду только забивать себе голову волнениями. К тому же…

На этих словах Нейт прервался, а продолжил уже шёпотом:

— Я во что бы то ни стало должен разбудить Клюэль до того, как на ней применят ту «электрошоковую терапию блуждающим огоньком».

— Что? Это же была просто шутка. И все это понимали. Успокойся.

— Правда?

— Ага-ага, — беззаботно улыбаясь кивнула Мио. — И пусть это было опрометчивое предложение, мне почему-то казалось, что если я выскажу его, то Клулу вскочит с кровати с криком: «О чём вы вообще думаете! Ну-ка прекратите!»

Почти наверняка, это была обратная сторона беспокойства о по-прежнему спящей подруге.

Поняв это, Нейт не стал расспрашивать Мио дальше и просто кивнул.

— А кстати, Мио, что ты хотела разузнать?

— Ну, вот это.

С этими словами Мио указала пальцем на соседний столик, где возвышалась почти такая же гора книг, как и у Нейта.

— Медицинский словарь и книги о методах лечения болезней? Ой, а ведь я долго искал их!

Но найти эти книги мальчик так и не смог. Кое-кто успел забрать их раньше, чем он.

— Так или иначе, мы думаем об одном и том же. Мы оба хотим, чтобы Клулу быстрее поправилась, — дружелюбно улыбнувшись сказала Мио. — Нейт, тебе ведь тоже интересна эта книга? Почитаем вместе?

***

Административное здание академии Тремия, медпункт.

Стены были равномерно выкрашены освежающе белым цветом, а деревянный пол старательно покрыт воском. Даже если бы кто-то внимательно прошёлся по комнате с метлой, то не нашёл бы и пылинки. Вдоль стен стояло множество шкафов выше человеческого роста, полки которых были плотно заставлены разнообразными лекарствами и медицинскими препаратами.

В этой комнате со спокойным видом стояла женщина-врач.

Её звали Тинка Илейсон. Её серебристые волосы, небесно-голубые глаза и яркая белая блузка могли заворожить любого человека. Тинка не была работником академии, но всё же имела квалификацию врача и оставалась в медпункте по своей собственной воле.

— Как и ожидалось от недавно построенной академии, медпункт у них просто замечательный: такой чистый и просторный.

Сев за стол, Тинка опустила на него чашку с чаем, от которого ещё исходил пар.

В медпункте, с учётом раскладушек, было всего десять кроватей, что казалось слишком малым количеством, когда в академии проходят обучение более полутора тысячи учеников. Однако с самого основания школы ни разу не случалось такого, чтобы все они оказались заняты.

На самом деле сейчас кроватью пользовался всего один человек.

— Но эта одна в тяжелом состоянии…

За тонкими тканевыми занавесками стояли кровати. Сейчас только у самой дальней из них занавеска была закрыта.

Тинка прошла к занавеске.

— Извини, я открою.

С лёгким шорохом ткань сдвинулась в сторону. На кровати крепко спала одетая в белые больничные одежды высокая девушка, чьи алые волосы сияли в свете ламп. Её дыхания почти не было слышно.

Это была первоклассница старшей школы песнопений — Клюэль Софи Нэт.

Песнопения — это техника призыва желаемых вещей. И поскольку её смысл заключался в исполнении хвалебной песни имени призываемого объекта, она и называлась песнопениями.

Песнопения подразделялись на напевы пяти цветов: Keinez [Красный], Ruguz [Синий], Surisuz [Жёлтый], Beorc [Зелёный], Arzus [Белый], — каждый из которых позволял призывать вещи такого же цвета. Специализацией Клюэль был Keinez.

По результатам письменных тестов среди первоклассников место Клюэль было невысоким. Она была обычной девушкой, изучающей песнопения в старшей школе на окраине континента.

Так все думали изначально. Но…

Isa sia clue-l-sophie phenol

[Проснитесь, алые дети]

Она сотворила почти невозможное — воспользовалась преступным, то уже использованным ранее, катализатором, канал которого был закрыт особенно крепко, без оратории.

Hir qusi «clue» lemenet feofulleftia sm jes gluei I

[Вот чисто «алые» осколки парят на лёгком ветерке]

melodia fo Hio, O ect ti hear Yem «sophit»

[Пусть мои «мысли» танцуют, поэму слагая тебе]

Она могла с лёгкостью призывать красного истинного духа, считающегося одним из самых редких, почти что иллюзией, среди всего множества призванных существ — божественную птицу рассвета — Феникса. Подобная сила была чем-то из ряда вон выходящим не только для учеников, но даже для певчих во всём мире.

— Как будто это расплата за такую силу…

Забрав у девушки термометр Тинка с трудом удержалась от вздоха.

Все эти несколько дней, которые Клюэль лежала в коме, у неё наблюдалась высокая температура, признаков снижения которой заметно не было.

«Какая-то особенная, неизвестная болезнь. С другой стороны, её особенные, уникальные песнопения. Время их проявления уж слишком совпадает. Скорее всего, между ними есть какая-то связь. Ну, к этому я пришла ещё неделю назад. И к тому же…»

Секрет сна девушки был раскрыт очень внезапно. Ада столкнулась с человеком по имени Ксео и услышала от него об основах песнопений Клюэль: «Я не знаю, насколько правильно я поняла Ксео, но судя по его словам, Клюэль призвала внутрь своей души истинного духа. И теперь истинный дух и Клюэль конфликтуют… Интересно, как это? Истинный дух должен повиноваться исполнившему песнопение, но почему-то он противостоит сознанию Клюэль. В этом и есть причина её нынешней болезни».

«Миром признаны пять цветов песнопений. Я знаю об отличающихся от них песнопениях цвета Ночи, которыми занимается Нейт, но вдруг внезапно обнаружилось существование песнопений Пустоты, которые составляют пару цвету Ночи».

— И их истинного духа зовут Армаририс, да?..

«Значит, Клюэль призвала внутрь себя Армаририс, а потом началось их противостояние. И пока оно длится, тело Клюэль будет ощущать на себе последствия. Это её внутренний вопрос, но он не просто психологический. Он связан с какой-то тайной, ещё неизвестной стороной песнопений».

— Клюэль… ты ведь сейчас страдаешь в каком-то очень одиноком месте?..

«Ни один человек не может заглянуть в её сердце. Она сражается и страдает от одиночества где-то очень далеко, и никто не может протянуть ей руку помощи. Но… она не может никому об этом рассказать?..»

Ни Тинка, имеющая квалификацию врача, ни певчие-учителя академии не смогли ничего сделать с состоянием Клюэль. Им оставалось только наблюдать за слабеющей день ото дня девушкой.

«Однако её одноклассники ещё не знают об этом. Они верят, что Клюэль скоро поправится. Было бы, наверно, правильнее открыть им эту жестокую правду...»

— Так что же всё-таки делать?

Тинка пока ещё сомневалась, поэтому никому ничего и не рассказывала.

Женщина горько вздохнула, и в этот же момент…

— Эй, Тинка, можно войти?

Дверь медпункта открылась и в проходе показалась давняя знакомая Тинки напоминавшая внешним видом парня загорелая девушка — Ада Юнг.

— Да, но веди себя как можно тише.

— Да знаю я...

Тинка думала, что Ада решила навестить Клюэль, но девушка не стала проходить вдаль, к кровати подруги, а лишь внимательно осмотрела медпункт.

— Что-то не так?

— Хм, Малыша нет. Он исчез сразу же после уроков, вот я и подумала, что он точно будет здесь.

— Нейт сегодня ещё не заходил.

Даже самой Тинке это показалось странным. Обычно Нейт появлялся ещё до звонка, оповещавшего о конце занятий.

— Хм, ясно. Тогда я, наверное, ещё чуток подожду.

— Ты хочешь ему что-то передать?

На этих словах Ада опустила голову, направив взгляд в пол, а затем спросила таким голосом, будто сдерживала горечь:

— Скажи, Тинка… Сколько ещё продержится Клюэль?

«Так и думала, она заметила».

Среди учеников только Ада знала детали того, как состояние Клюэль было связано с песнопениями.

— Что значит «сколько»?

— Я хочу услышать твоё мнение. Клюэль лежит в коме, иногда просыпается, но из-за температуры и боли в голове снова засыпает. Малыш и остальные ещё об этом не знают, но ведь ей так и не стало лучше, так?

— К сожалению, всё именно так… — пробормотала Тинка, так и не решившись взглянуть в лицо Аде.. — Если честно, я удивляюсь тому, что она до сих пор цепляется за жизнь в таком-то состоянии. Но даже у неё есть предел… Она продержится ещё около недели.

«Нет, это ещё оптимистическая оценка. На самом деле, не будет ничего странного, даже если нить её жизни оборвётся прямо сейчас».

— Ясно…

Ада резко подняла голову и направила пустой взгляд к потолку.

— Не знаю, смогу ли я скрывать это от Малыша до самого конца.

— Будет тяжело.

Нейт, как и большинство одноклассников, упрямо верил, что Клюэль со дня на день поправится. Даже Тинке было невероятно тяжело смотреть на него. Такова вечная дилемма врачей: говорить ли правду тем, кто надеется на выживание больного?

— Слушай, Тинка, а можно ли как-нибудь вылечить Клюэль, переправив её в более технически оснащённую, чем этот медпункт, больницу?

— Скорее всего нет. Даже если я и присматриваю за ней, это только самоуспокоение. Ты и сама знаешь: аномальное состояние Клюэль нельзя назвать болезнью в строгом смысле слова. Оно связано с загадкой песнопений.

«Внутри Клюэль находится истинный дух песнопений Пустоты. Мы не можем ни коснуться, ни увидеть его. Если певчие и гилшэ не могут ничего с этим поделать, то никакой, даже самый известный врач не поможет ей».

— Тогда не больница, а какой-нибудь занимающийся песнопениями исследовательский институт. Наверняка там что-нибудь да обнаружат.

— Этим уже занимаются…

— Но Клюэль продержится только неделю… Не может быть, чтобы не было никакого прогресса. Это уже не шутки.

Усевшись на диван, Ада закусила губу. Даже она, носящая самое почетное среди гилшэ звание «гилшувешер», была в этот раз абсолютно беспомощна. Кроме того, никогда раньше не было прецедента, подобного Клюэль. Даже причина её состояния была до конца неизвестна.

— Верно. Но прогресс, не обязательно окажется чем-то хорошим.

— Угу… понимаю.

Ада посмотрела на стол, где лежал привезённый Тинкой в академию чёрный чемодан.

— Тинка, твой аппарат связи звонит.

Изнутри чемодана доносился слабый механический перезвон. Это была секретная линия связи доступная только членам «Ля минор», одним из которых и была Тинка.

«В такое-то время это, наверняка, Салинарва. Но, зная её характер, вряд ли это будет обычный звонок. Значит она что-то нашла?»

— Это от Салины?

Придя к тем же выводам, Ада поднялась с дивана.

— Скорее всего, да. Но не стоит завышать ожидания.

Тинка открыла чемодан и достала из него аппарат связи.

Это ты, Тинка? — раздался из аппарата характерный низкий голос.

В тот же момент у Тинки в голове всплыло лицо подруги из исследовательского института.

— Да. Как дела, Салинарва?

Всё так же занимаюсь анализом «яиц». Можно сказать, что девяносто процентов работы со скорлупой завершено, но вот на запечатанный внутри настоящий катализатор, мне кажется, ещё потребуется много времени.

— Вот как…

«Как и ожидалось: какого-то прорывного открытия, способного изменить текущую ситуацию, нет».

— Салинарва, наша ситуация такова…

Можешь не говорить. Скорее всего, Клюэль Софи Нэт долго не продержится.

— Как ты узнала?

«Я же ещё не сообщала ей об этом».

Текущего разговора достаточно для предположения. Ты сразу же поинтересовалась о моей ситуации, а значит, ждёшь какого-то открытия с моей стороны.

— Ты права. Необходимо срочно принять какие-то меры. Так что, у тебя есть какие-нибудь варианты?

Честно говоря, сомневаюсь. Если бы я видела тех лазутчиков, с которыми вы столкнулись своими глазами, то, может быть, что-нибудь и узнала, но…

На мгновение прервавшись, Салинарва быстро продолжила:

Большая проблема в том, что я пока не могу составить конкретный образ песнопений Пустоты. К тому же, когда и как их истинный дух поселился внутри Клюэль? Как он ей противостоит? Ни причины, ни методы решения проблемы совершенно неясны.

— Действительно. Даже если отложить вопрос о причине, то у меня нет ни одной идеи, что же делать с этим истинным духом.

«За какое-то время мы, наверное, сможем что-нибудь придумать, однако и у выносливости Клюэль есть предел. Она приближается к нему с каждой минутой, нет, даже секундой».

— Всё ясно. Если у тебя что-то появится…

Тинка, может перевезти Клюэль в медицинское отделение моего института?

— Что?! — машинально воскликнула Ада, которая стояла рядом с Тинкой и вслушивалась в её разговор с Салинарвой.

— Что ты имеешь в виду, Салинарва?

То что и сказала. Я предлагаю перевезти Клюэль в медицинское отделение Келбекского института. Мы с директором Зеа поговорим с родителями Клюэль.

Тинке доводилось посещать Келберкский исследовательский институт, где Салинарва работала заместителем директора. Главное управление этой крупной научной организации располагалось к востоку от академии Тремия, почти в самом центре континента. Путь до него по железной дороге занимал пять часов. Помимо Салинарвы там работало множество других учёных, а его техническое оснащение явно превосходило медпункт академии. К тому же, в Келберкском институте могли провести анализ связи состояния Клюэль с песнопениями.

— Там можно будет вести лечение?

Мы сделаем всё, что возможно, а я сконцентрируюсь на сборе информации. Да и если мне вдруг удастся что-то обнаружить, но Клюэль не окажется рядом, всё будет бессмысленно.

«Действительно. Если подумать, то это наилучший из всех вариантов. Но это только мои мысли».

— И Мио, и уж тем более, Малыш будут против… — нахмурившись вздохнула Ада и сложила руки на груди.

Тинка беспокоилось о том же самом. Было очевидно, что близкие друзья Клюэль, и в особенности Нейт Йеллемиас, питают к ней особые чувства. Вряд ли бы Нейт охотно расстался с ней.

Это уже зависит от вашей убедительности.

— Будет тяжёло, — пристально смотря на спящую Клюэль сказала Тинка, крепко сжав в руке аппарат связи.

Часть 3

— А-а-а… Опять опоздал!

Яркое солнце раскаляло мощёную дорожку. Иногда вытирая выступавший на лбу пот, Нейт быстро бежал от мужского общежития к учебному зданию.

Он всю ночь читал взятые из библиотеки книги, и, незаметно для самого себя, заснул, устроив из них подушку. А ведь Нейт, устав от чтения тяжёлых книг, просто на мгновение прикрыл глаза, чтобы дать им передохнуть. Воспоминаний после этого у него не осталось.

— Вчера госпожа Кейт в это время ещё не пришла, но уж сегодня-то…

Отказавшись от мысли позавтракать, он кое-как нацепил школьную форму и выскочил из общежития.

— Плохо! Первый звонок уже был.

Окончательно сбив дыхание, мальчик ворвался в корпус первых классов и побежал вверх по лестнице перескакивая через ступеньки. Не сбавляя скорости он промчался по коридору к самой дальней двери.

— Доброе утро!

Со всей силы распахнув закрытую дверь, Нейт влетел в класс.

В этот же момент прозвучал колокол административного здания, оповещая всех о начале занятий.

«Уф. Успел».

Облегчённо выдохнув, Нейт привёл в порядок дыхание, а затем посмотрел на учительскую кафедру…

— Э? А где госпожа Кейт?

Учительницы, которая должна была за кафедрой, там не оказалось.

«Я слышал, что вчера учительское собрание затянулось. Но ещё никогда не было такого, чтобы оно затягивалось два дня подряд. И кстати, класс выглядит как-то странно».

Когда учительницы не было на месте, в классе обычно шли разговоры, но сегодня все одноклассники Нейта с каким-то странными выражениями на лицах стояли в центре комнаты и о чём-то шептались друг с другом. Обычно все разбивались на маленькие группки, чтобы поболтать, но сегодня обсуждали что-то все вместе, будто шло классное собрание.

— Эм, что случилось?

— О, Нейт пришёл, — взмахнув короткими золотыми волосами, отозвалась Мио, стоявшая с наружной стороны круга.

— Доброе утро. Мио, может…

«Объяснишь, что случилось, почему все это все собрались?» — собирался задать вопрос Нейт, но не успел.

— Ты так опоздал… Наверное, провожал Клулу?

«Что?..»

От слов Мио Нейт мгновенно побледнел.

— Логично же, ты всегда с утра её навещаешь. Мы тут обсуждали, что надо бы сходить к ней, пока её не увезли. Правда, Клулу не приходит в сознание, поэтому вряд ли она нам что-нибудь скажет.

— П-п-постой! — быстро выкрикнул Нейт, перебив кивающую самой себе Мио. — Я не понимаю о чём идёт речь! Что значит «провожал»?! Что значит «пока не увезли»?!

Почему-то в груди у Нейта возникла давящая боль. Его посетило ужасно плохое предчувствие. Казалось, будто его оставили совсем одного.

— Что? Разве ты не ходил навестить Клюэль, Нейти? — обернувшись к Нейту и склонив голову набок, удивлённо спросила Сержес.

— Я сегодня чуть-чуть опоздал, поэтому никуда не ходил… С Клюэль что-то случилось?

— Ясно, значит ты пока ещё не знаешь.

Мио слабо вздохнула. На её обычно светлое лицо легла тень.

— Клулу ведь так и не проснулась… Поскольку средств медпункта академии недостаточно, её перевезут в более оснащённое место.

«Не может быть… Клюэль не приходила в сознание, поэтому её мнение не учитывалось. Значит это было чьё-то предложение?»

— Значит, Клюэль сегодня увезут из академии?

— Угу. Мне будет одиноко, но тут ничего не поделать. Но если она выздоровеет, то, наверное, сможет вернуться.

«Почему так внезапно?»

— Мио, Клюэль пока ещё в медпункте?

— Да, скорее все… Эй, Нейт?!

— Я иду к Клюэль!

Смахнув руку Мио, Нейт на полной скорости выбежал в коридор.

— Клюэль!

Даже забыв постучать, Нейт распахнул дверь медпункта. Там…

— Нейт? — почти одновременно обернувшись спросили Тинка и одетая в костюм цвета свежей зелени Кейт.

В тесной комнате стояло множество учителей и других ответственных лиц академии. А на диване в окружении взрослых лежала обёрнутая в покрывало девушка с алыми волосами.

— Госпожа Кейт, Клюэль перевозят в другое место?!

— Да. Это обсуждалось вчера ночью на срочном собрании. Оснащение медпункта академии сравнительно новое, но для того, чтобы вылечить Клюэль требуется более специализированный уход.

— Но… постойте же!

Вдохнув всей грудью, Нейт развёл руки в стороны.

— Бедная Клюэль… Она же спит и ни о чём не подозревает, а её перевезут в совершенно неизвестное ей место.

«Когда она проснётся, то обнаружит себя в незнакомом месте. Там не будет ни родителей, ни друзей. Только одинокая и грустная комната. Насколько же ей будет тяжело?»

— Я тебя понимаю, но всё уже решено. Мы заранее согласовали то место, где могут её принять. Даже на поезде ей уже отвели отдельный вагон.

— Не делайте этого, прошу вас! Не оставляйте Клюэль одну! — изо всех сил выкрикнул Нейт, смотря прямо в глаза Кейт. — Я обещал, что буду навещать её каждый день, пока она не поправится! Она боялась медпункта! Поэтому я оставался с ней. Я обещал, что не оставлю её в одиночестве…

— Значит, можно позволить Клюэль умереть?

«Э?..»

Вопрос Нейту задала женщина с серебристыми волосами, носившая белую блузку — Тинка Илейсон. Её лицо было таким же, как и всегда, голос, как обычно, мягким, поэтому Нейт не сразу смог понять смысл сказанных ей слов.

— С тех пор, как она в таком состоянии, прошло больше недели. Никаких признаков снижения температуры не наблюдается. Ни одно из лекарств не дало никакого эффекта. Как врач я уверяю тебя, до того момента, как тело Клюэль истощится окончательно, времени почти не осталось.

«Клюэль… умереть?.. Чушь, этого не может быть. Такого просто не может быть».

— Такого же… не может быть…

«Ведь когда Клюэль просыпалась, она выглядела вполне здоровой…»

— Я не стала бы лгать о здоровье пациента. Если состоянии Клюэль станет критическим, я не думаю, что смогу справиться с местным оборудованием. Поэтому мы с учителями академии всю ночь напролёт обсуждали эту ситуацию. И это наше последнее средство.

— Но…

Тинка опустилась на корточки рядом со склонившим голову Нейтом и заглянула ему в лицо.

— Всё будет хорошо. Мы не оставим Клюэль одну. Я еду вместе с ней. К тому же мы везём её в главное управление Келберкского института.

— Того самого Келберкского?

Огромный Келберкский институт имел свои отделения по всему континенту, и на него же, из-за исследований, связанных с «яйцами», нацелился владелец серых песнопений Мишдер.

— Да, там нас ждёт Салинарва. Она работает там заместителем директора и окажет всю возможную поддержку лечению Клюэль.

Тинка аккуратно положила руку на плечо Нейту.

— Я сделаю всё, что в моих силах. Поэтому, пожалуйста, жди нас здесь.

Жизнь дорогого Нейту человека висела на волоске. Он не мог сказать нет. Но сил согласиться со словами Тинки и кивнуть у него тоже не осталось. Нейт не мог поднять плечи, не мог остановить дрожь в коленях. Мальчик хотел что-то сказать, но его горло охрипло, поэтому у него вырвался лишь вздох.

«Прости… Клюэль… Я не смог тебя спасти… Я…»

Ощутив невероятную апатию, Нейт изо всех сил сжал кулаки.