Том 10    
Аккорд Истины: Башня всех детей, что мечтают о песнях


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
reltop
12.05.2020 17:23
couguar, благодарю за помощь=)
couguar
12.05.2020 06:47
reltop, Перевод такой: "Она что, использовала преступный катализатор без оратории? Но ведь этот катализатор должен был всего лишь открыть канал!"
Если хотите понять смысл отсылки - прочитайте первый аккорд 3-его тома.
reltop
11.05.2020 22:10
Здравствуйте. Занимаюсь переводом одного ранобэ и наткнулся на отсылку к этому произведению, но из-за того, что с ним не знаком, не знаю как правильно перевести. Не могли бы вы помочь? Вот тот самый фрагмент: "Did she just activate the Crime Catalyst without an Oratorio? But that catalyst is usually just supposed to open up the channel!"
couguar
22.02.2020 08:29
Рад, что вам понравилось. Перевод, особенно первых томов, мог бы быть ещё лучше, но из песни слов не выкинешь - это был почти что первый опыт перевода.
А что касается самого произведения - да, это добрейшая штука, которая могла появиться только тогда.
Уже в сиквеле автора понесло в куда более шаблонную степь, и атмосфера там совсем другая.
blacksoul
22.02.2020 07:45
Огромное спасибо за вашу работу, перевод вышел очень качественным. Немного о произведении оно очень доброе и теплое что сейчас большая редкость, буду его рекомендовать друзьям)
тишка гарны
17.01.2020 23:51
Спасибо.
couguar
31.12.2019 20:46
Редактора пинать не пришлось, выполнено всё было вовремя и в срок. Учитывая что сам перевод был закончен ещё в августе :)
satl
31.12.2019 12:49
Спасибо) Там редактора под нг пинали чтоль?)
naazg
30.12.2019 21:35
Спасибо
naazg
30.12.2019 08:27
Спасибо
lastic
29.12.2019 21:13
Норм

Аккорд Истины: Башня всех детей, что мечтают о песнях

Часть 1

В поезде, маршрут которого пересекал весь континент…

Поставив локоть на скрипящую от стука колёс оконную раму, Нейт с отсутствующим видом смотрел в окно.

Рёв ветра, сменяющиеся за окном пейзажи — всё это ещё было свежо в памяти мальчика. Меньше недели назад, отправляясь в город триумфального возвращения, он видел всё то же самое.

— Ох, просто поразительно! Столько свободного места. В какой выгон ни пойди всё для нас!

Передняя дверь вагона резко открылась. Появившаяся из-за неё Ада пригладила непослушные волосы и быстрой походкой подошла к Нейту.

— Малыш, не сиди ты тут, в самом конце. В передних вагонах есть ведь места получше.

— Нет, мне и тут неплохо. Из окон здесь лучше обзор, — ответил мальчик и протёр пальцем запотевшее от его дыхания оконное стекло. — А ещё… ну… тут невероятно тихо.

С тех пор, как песнопения исчезли, прошёл всего один день.

Но уже за это короткое время в мире вне стен академии начался хаос. Большая часть школ песнопений временно закрылись, а все известные исследовательские институты занимались выяснением причины произошедшего, но не сумели написать вообще никакого доклада, не говоря уже о том, чтобы опубликовать его.

Вскоре этот беспорядок затронул и все без исключения средства транспорта на континенте.

— Мы в самом последнем, дешевом вагоне, но, похоже, в Эндзю никто больше и не едет.

Тот самый ранний поезд, на который села компания Нейта был последним до Эндзю. Сразу после его отправления, транспортное сообщение с Эндзю прекращалось, и никто не знал, когда оно возобновиться. Предположив, что поезд будет переполнен, троица в спешке добралась до станции, но не нашла там ни одного другого пассажира.

— Впрочем, это довольно логично. Эндзю за одну ночь превратился в руины. Как там этот взрыв назывался, Гештальлоа? Для тех, кто ничего не знает о его причинах, это просто загадочный взрыв, который в любой момент может повториться. Наверно, только мы такие чудаки, что направляемся в столь опасное место.

— Но ведь после исчезновения песнопений, поезда остались единственным средством транспорта, верно?.. Я думал здесь будет куда оживлённей, но на станции вообще не оказалось людей…

— Ну, вот настолько серьёзный сейчас беспорядок… — подняв голову и открыв глаза, заметил Лефис, сидящий на противоположном сиденье, скрестя ноги. — Песнопения исчезли, и никто не может узнать причину этого, как бы ни старался. Никто не понимает, что стоит делать в такой ситуации, поэтому все предпочитают оставаться на своих местах и не предпринимать необдуманных действий.

— А, так вот почему сотрудники станции так пристально нас разглядывали. Ух, опасно было. Хорошо, что ты с нами, Лефис. Из тебя вышел замечательный опекун.

— Кто это тут опекун… — надулся юноша, рассматривая Аду кислым взглядом.

— Ну ты сам подумай, если бы на станцию пришли только мы с Малышом, нам наверняка что-нибудь высказали. Мы ведь просто юные парень и девушка и, наверное, даже не выглядим как ученики старшей школы, — широко улыбаясь, ответила девушка.

Лефис обиженно замолчал, сложил руки на груди и уже было отвернулся к окну, но вдруг замер.

— А кстати, Нейт, ты недавно держал что-то в руке, что это?

— Что-то? Ну…

Нейт убрал руку в карман робы, и его пальцы ощутили три твёрдых объекта.

— Ты об этом?

Теперь в ладони мальчика перекатывалось три разноцветных кристалла разных форм: слезы, клыка и цветка.

— Выглядят как катализаторы, но зачем тебе этот красный, или вот этот прозрачный камни?

— Это не просто катализаторы. Все они… очень важны.

В прозрачном кристалле в форме слезы хранились воспоминания Клюэль.

Кристалл цвета Ночи в форме клыка был совершенным катализатором, который передало Нейту призванное существо.

Алый кристалл в форме цветка содержал доверенную Армаририс мантру.

«Я ни в коем случае не должен отдавать их ни Ксео, ни Миквекс.

Армаририс сказала мне, что все они — желания множества детей, принявшие формы кристаллов, и что обязательно настанет момент, когда эти кристаллы желаний обретут смысл».

— Эй, Малыш-малыш, посмотри туда.

Прежде, чем Нейт успел ответить на вопрос Лефиса, Ада уселась рядом с ним и указала рукой налево, в окно.

— Увидел.

За тонким стеклом, во внешнем мире, на самом горизонте…

Возвышалась башня цвета Ночи, устремлённая к взошедшему солнцу.

Если бы не Ада, Нейт, наверное, не заметил бы пока ещё тонкий, как иголка, силуэт.

Сердце мальчика подскочило в груди. Но это не было ни признаком радости, ни напряжения, Нейту казалось, будто биение его сердца резонирует с самой башней. Эта «Башня Села» была проявлением «Сада Села» — мира, лежащего за каналом песнопений — в мире людей.

— Мы ещё так далеко, а вершины всё равно не видно?.. Просто невероятная башня, — то-ли удивлённо, то ли горько усмехаясь, вздохнул Лефис.

«Ксео на вершине этой башни… А ещё дальше ждёт настройщица. Чтобы спасти Клюэль, я должен бросить вызов напрямую создательнице песнопений».

— Осталось уже меньше часа? Немножко рано, но давайте готовиться к походу, — ткнув Нейта в плечо, проговорила Ада.

Железнодорожная станция Эндзю и сами пути рядом с ней были сейчас погребены под обломками, поэтому поезд шёл только до последней остановки перед Эндзю, а уже от неё троице предстояло идти по руинам.

— Ты в порядке, Малыш?

— …Да.

Нейт убрал левую руку с окна, положил её на колени поверх правой, а затем под звуки собственных дыхания и сердцебиения молча закрыл глаза.

Часть 2

На том месте, где раньше стоял город триумфального возвращения Эндзю…

Земля была выжжена дочерна. От каждого шага она скрипела и осыпалась вниз, словно снег.

Взрывная волна не оставила на когда-то красивой мощёной дорожке ни одного ровного места. Под ногами не было твёрдой опоры, и от этого Нейту казалось, что они взбираются по песчаным холмам пустыни.

Откуда-то раздался звук падения каменных обломков. Мелкие камешки перекатывались по окрестным руинам, разбивались и снова вызывали какой-то сухой стук.

Пронзавшие небеса высокие здания исчезли. Холодный ветер завывал над пустошью, где больше не было препятствий для него.

— Постарайся не наступать на обломки. Тут встречаются довольно острые, — заметил идущий рядом с мальчиком Лефис, который, следуя собственному совету, внимательно смотрел под ноги.

— Да-да, вы там поаккуратней. Поранитесь сейчас, придётся терпеть, — обернувшись, проговорила Ада, шагавшая в десяти метрах впереди.

Слабо кивнув, Нейт постарался идти точно по проложенному девушкой пути.

Он шёл, сосредоточив всё внимание на ногах и лишь изредка поднимая голову, чтобы проверить, куда направилась Ада.

Острые обломки легко могли распороть обувь и ноги, поэтому троица продвигалась вперёд с предельной внимательностью и не обмениваясь ни единым словом. И так целую вечность…

Но и этой вечности подошёл конец, когда под ногами у группы Нейта пролегла гигантская чёрная тень.

Это была пронзавшая небеса башня цвета Ночи.

Закрывавшая всё поле зрения толстая, не имеющая конца чёрная линия упиралась в облака.

— Такая громадина… — невольно вырвалось у Нейта.

Одна только ширина башни была больше того, что мальчик мог охватить взглядом, а о высоте и речи не шло: сколько ни смотри вверх, увидеть вершину было невозможно. Башня была абсолютно прямой и ровной, без единого изгиба, и уходила в далёкое небо. Она пронзала облака, превосходила все возможности человеческого зрения, скорее всего, ей и правда не было конца.

— Э, постойте… Эй, Лефис. Малыш, что теперь? — закрепив гил на плече, выкрикнула нахмурившаяся Ада и указала рукой на башню. — Входа тут не видно. Как мы внутрь-то попадём?

«И правда, ничего нет».

На башне не было ни входа, ни окон для вентиляции. Не было видно даже щелей между составлявшими её камнями. Скорее всего, она вообще не была каменной. Ближайшим сравнением с ней было ночное небо, которое сгустилось и приняло форму башни.

«Но ведь Ксео должен быть там, внутри. Способ войти точно существует. И скорее всего, это он предельно прост. В противном случае не было бы никакого смысла её строить».

Нейт подошёл вплотную к башне и принялся рассматривать кажущиеся прозрачными чёрные стены.

— Эй, Малыш… постой!..

— Может быть, эта стена…

Мальчик осторожно провёл пальцем по чёрной поверхности.

Раздался тихий всплеск.

Как только Нейт дотронулся до стены, по ней сразу пробежала сильная рябь. Волны кругами расходились от его пальца, как при касании к воде.

«Так и думал…»

— Ада, в этой башне изначально полным-полно входов. Скорее всего, внутрь можно попасть в любом месте.

— Что это значит?.. — озадаченно спросил Лефис, а Нейт прямо у него на глазах ткнул правой рукой в стену.

Со звуком, напоминающим падение в воду, рука мальчика погрузилась в башню.

— Нейт?!

— Мне кажется… всё нормально. Вот, смотрите.

Нейт вынул руку из башни и показал её спутникам, никаких странностей с ней не произошло. Мальчик даже немного расстроился, поскольку был готов к тому, что черный цвет пристанет к одежде.

— Это не стена, а что-то вроде чёрной воды.

— Короче говоря, нам нужно проплыть или пройти сквозь эту воду? Немного противно, но других входов я не вижу. Что скажешь, Лефис?

Ада в открытую сморщилась, но тем не менее крепко сжала гил.

Убедившись, что стоявший рядом с ней Лефис тоже согласно кивнул, Нейт вновь поднял взгляд к башне.

«Клюэль… Прости, что тебе пришлось испытать эту боль. Я уже иду».

— Заходим.

Нейт прикоснулся к башне цвета Ночи, а потом…

Все цвета и все звуки плотно заполняли тесное пространство.

«Свет?..»

Ощутив ослепительно яркое свечение сквозь плотно закрытые веки, Нейт открыл глаза.

Внутри башня была полна блестящим светом.

Свет менял цвета, словно мраморный узор: от красного к синему, от синего к зелёному, от зелёного к жёлтому, от жёлтого к белому. Под лучами этого света и пол, и весь воздух — всё вокруг сияло, будто радуга.

Это место выглядело словно ущелье, выложенное драгоценными камнями всевозможных окрасок.

— Это и есть внутренность башни?

Сколько бы Нейт ни оглядывался по сторонам, нигде не было видно чёрных стен.

В тот же миг, как мальчик подумал о проходе сквозь чёрную стену, он оказался в этом месте. Поскольку Нейт знал, что башня является проявлением «Сада Села», то предполагал, что внутри неё будет царить абсолютный мрак, но в реальности всё оказалось совсем иначе: здесь не было ни летающих разноцветных кристаллов, ни белой сверкающей земли.

А ещё из-под ног мальчика почему-то доносился загадочный звук.

Звук был высоким и ясным, прямо как от трескающегося льда.

— Эй-эй, Малыш, подойди сюда. Я слышу, как что-то горит, искры так и летят.

Подняв голову, Нейт увидел Аду примерно в десяти метрах справа от себя.

— Здесь звук водопада… хотя и капельки воды рядом нет, — проговорил Лефис, оказавшийся слева. — Нейт, что у тебя?

— У меня звук трескающегося льда. Такое чувство, будто я на дрейфующей льдине…

Нигде рядом с Нейтом не было и малейшего осколка льда, но звук всё равно звучал. Из любопытства мальчик топнул ногой по загадочному полу с сияющими мраморными узорами, но ощутил лишь твёрдую поверхность: она совсем не казалась льдом, хотя и производила звук льда.

— Мне почему-то кажется, что здесь собираются все звуки мира.

У Нейта не было никаких оснований для такого предположения, но он был уверен: в этом мире не действовал привычный здравый смысл. Сама по себе эта башня была совершенно другим миром.

Пройдя сквозь стены башни, словно через врата, троица оказалась в ином… полном света и звуков фантастическом мире.

— Ну вот, самое главное в том, что скучно нам не будет, — перехватив гил одной рукой, заметила Ада.

Вставший рядом с ней Лефис крепко сжал в кулаке катализатор серых песнопений.

— Нейт, пора уже идти?

— Да… — ответил Нейт, разглядывая лежащую впереди лестницу, окрашенную в смесь пяти разных цветов.

Лестница уходила только вперёд и с небольшим уклоном вверх. Как далеко она продолжалась ясно не было, но мальчик видел, что она как будто сходилась в точку где-то очень далеко.

При взгляде извне, ширину башни можно было оценить в несколько сотен метров, однако лестница несомненно была намного длиннее. Поскольку она продолжалась только в одном направлении, то должна была пробить стену башни на середине длины, но Нейт не видел ни малейших признаков этого.

«Свет движется сам?..»

Свет пяти цветов внезапно преломлялся посреди пустоты, хотя в этом месте не было ни одного зеркала. Казалось, будто он по собственное воле танцует или бежит через пространство. Из-за этого феномена становилось невозможным даже правильно оценить расстояние.

«Но я уверен: эта лестница точно ведёт к вершине…»

С этой мыслью Нейт шагнул в сторону бесконечной лестницы.

Часть 3

Ощущение от сияющей пятью цветами лестницы напоминало ходьбу по каменной поверхности. Наверное, что-то похожее чувствовалось бы при подъеме по гигантским ступенькам, сложенным из разноцветного мрамора.

— Слушай, Малыш, не знаешь, сколько нам ещё идти?

Недовольная Ада внезапно ткнула мальчика в спину.

— Не надо тыкать меня копьём, Ада…

— Да ладно тебе, древком же. Я ведь не собиралась острым концом тыкать. Ну так что, сколько ещё?

— Ну, я считал каждые две сотни ступенек, но после первого десятка бросил. А ты, Лефис?

Как только юноша услышал вопрос, на его лице возникла кривая улыбка и он, словно вспомнив что-то, посмотрел вверх.

— Мне надоело считать после третьей сотни. Но если сравнить то время, за которое я досчитал до трёхсот, и то, сколько мы уже идём, то мне кажется, прошли мы очень прилично. И доказательство этому…

Юноша с многозначительным видом посмотрел назад, и Нейт, последовав за ним, тоже обернулся.

Первая ступенька лестницы осталась далеко внизу и уже была почти неразличима.

— Если сейчас споткнуться, всё будет очень плохо. Хорошо ещё, если просто назад покатишься, а вот если вбок, то полетишь прямо вниз до самого дна… Ох, вот ужас. Даже мне немного страшно, — немного нахмурившись, заметила Ада, подойдя к краю лестницы и посмотрев вниз.

— А между прочим…

Раньше Нейт не обращал особого внимания, но в действительности подъём по настолько высокой лестнице, у которой при этом не было ограждений по бокам, был очень рискованным делом. В ширину лестница была около двух метров. Наверное, при ходьбе по самому центру какой-то опасности подъем не представлял, но любой неверный шаг грозил падением с высоты нескольких сотен метров.

Подражая Аде, Нейт посмотрел вниз с края лестницы….

— Если… упасть отсюда, то уже точно не спастись, да?

Из-за поднявшегося от ног холода спина мальчика вздрогнула. Нейту почудилось, что он оказался на прогнившем подвесном мосту. А ещё он ясно чувствовал, что чем выше они поднимались, тем сильнее становился ветер.

Нейту уже доводилось ощущать эти странные потоки в «Саду Села». Порой эта жидкость, похожая на нечто среднее между ветром и водой, текла столь же яростно, как порыв сильного ветра.

Но самая главная проблема заключалась в том, что несмотря на весь пройденный троицей путь, конца лестницы по-прежнему не было видно.

— Я думала, что мы сможем передохнуть, когда найдём подходящее место, но, судя по всему, здесь таких нет. Ничего не поделаешь. Идём дальше?

Коротко кивнув, потирающей затылок Аде, Нейт развернулся вперёд.

Гул океанских волн. Рёв снежной бури.

Стук дождя и звон маленьких водяных капель. Эхо водопада и шум разлетающихся от него брызг.

По мере подъёма по башне, наполняющие её звуки понемногу менялись.

Шорох раскачиваемой холодным осенним ветром травы, птичьи голоса, стрекотание насекомых. Нейт и компания потеряли счёт этим изменениям и совершенно не представляли, сколько они уже идут, но вот…

— Эй… смотрите.

Звук шагов идущей позади Нейта Ады полностью затих. Обернувшись, мальчик увидел, что Ада замерев на месте смотрит вверх.

— Похоже… что лестница там закончилась.

— Э!

Нейт почти скачком повернулся вперёд. И действительно лестница обрывалась на полпути, хотя на первый взгляд подниматься можно было ещё очень-очень далеко.

— Между прочим, выглядит-то оно, конечно, так, но мы не можем быть уверены, пока не поднимемся и не увидим всё сами.

Лефис, сощурив глаза, продолжал подниматься вверх. Пусть он и не до конца поверил в окончание лестницы, но его походка стала чуть-чуть более энергичной, чем раньше.

— Ой, Лефис, подожди.

Нейт в спешке погнался за юношей.

Мальчик вприпрыжку бежал вверх по ступенькам… и вот, наконец, он тоже ясно увидел, что лестница обрывается. Похоже, впереди начинался горизонтальный пол.

— Это вершина? — спросила Ада, а Нейт, посмотрев вверх, дал ей неясный ответ:

— Кто знает…

«Лестница и правда заканчивается. Но пространство над ней всё ещё выглядит бесконечно высоким. Меня это беспокоит».

— Но передохну…

«Но передохнуть-то, наверное, сможем»… Конец фразы девушки был поглощён внезапным рёвом песчаной бури.

«Песчаная буря? Странно. Звук только недавно сменился на стрекотание насекомых с травянистой равнины. Слишком рано для очередной перемены. И к тому же сейчас звук какой-то уж слишком сильный. Он впервые настолько громкий, чтобы мешать разговору»…

— Нет, это же… её!..

Едва крик Лефиса достиг ушей Нейта, как уже готовое исчезнуть напряжение в один миг захватило всё тело мальчика.

Лефис буквально сверлил взглядом упавшую ему на ладонь крупинку мельчайшего жёлтого песка.

— Нейт, Ада. Это настоящая песчаная буря!

И в тот же момент…

С того, где заканчивались ступеньки, вниз на огромной скорости, подобно ливню, устремилось ярко-жёлтое песчаное облако.

— Закройте глаза и присядьте!

Нейт не успел даже понять смысл слов Лефиса, не то что последовать им. Повинуясь одной лишь интуиции, мальчик опустился на корточки, упёрся одной рукой в ступеньки, а второй закрыл лицо. От порыва ветра и удара песком, его тело задеревенело…

Сколько бы времени ни прошло, песчаная буря ни утихала.

— Исчезла?..

Едва налетев на троицу, буря мягко рассеялась в пустоте. И похожее на гигантскую волну песчаное облако, и яростный ветер пропали, оставив после себя лишь приятный бриз.

И словно принесённые этим ветром…

— Устроить такое и только попугать. У тебя и правда ужасный хара… Больно! Сестрица, ты мне на ногу наступила. Ты слышишь меня?! Наступила!

— Хм, Ксео же сказал: «Песнопения сейчас нестабильны». Пожалуй, сойдёт.

С вершины лестницы послышались человеческие голоса.

«Голосов два. Но… они другие, голоса Ксео среди них нет».

Когда Нейт поднялся на последнюю ступеньку, перед ним распростёрлась безжизненная серо-коричневая равнина, полностью отличающаяся от всех прошлых видов башни.

От ощущения обычной земли и запаха пыли мальчика посетила иллюзия, будто он вернулся в реальный мир.

— Мы, конечно, знали, что вы придёте, но ждать было до смерти скучно, — проговорил тощий парень в чёрной кожаной жилетке, сжимавший в руке копьё длиннее собственного роста.

А рядом с ним молча стояла женщина, губы которой были сложены в дерзкую улыбку. Рукой она поигрывала с краем обернутого вокруг её шеи песочно-жёлтого шарфа.

— Весьма неожиданно, Арвир, — сделав шаг вперёд, обратилась к парню Ада. — Ты же, вроде бы, прислуживаешь Ксео. Ты уверен, что стоило оставлять кукловода совсем одного?

— Да. Непохоже, что в этой башне его может кто-то атаковать. К тому же, сестрица плохо себя чувствует, так что нам проще было подождать вас здесь, чем напрягать её и подниматься выше, — помахивая, ответил парень-гилшэ.

После его слов нахмурилась не Ада, а стоявший сбоку от неё Лефис.

— Плохо себя чувствует?.. — спросил он, пристально всматриваясь в сохранявшую молчание женщину.

Та не ответила, а вот Арвир удивлённо приподнял брови и спросил:

— Эй, сестрица, ты что, до сих пор не рассказала о своём состоянии этому братиш… Ай, больно! Сестрица, ты мне на ногу наступила! Слышишь?! Наступила!

— Придурок, я специально.

Вдавливая каблук в ногу Арвира, женщина, которую звали Тесейра, глубоко вздохнула.

— Эй, парнишка. Нейт вроде бы?

На этих словах, она указала рукой себе за спину.

Серо-коричневая равнина тянулась примерно на сотню метров вперёд… а потом вновь обрывалась. От неё вверх снова уходила сияющая каменная лестница.

«Так и знал…это ещё не конец».

Скорее всего, широкая равнина была не более чем пролетом на кажущейся бесконечно лестнице.

— Ксео сказал передать тебе сообщение: «Я жду на самом верху».

«Эти двое из компании Ксео. Но почему они тогда так спокойны, словно вообще не собираются ничего делать. Они как будто разрешают просто пройти мимо и подняться по лестнице…»

— Иди, Малыш.

Кто-то ударил мальчика по правому плечу. Посмотрев в ту сторону, он увидел столь знакомую ему улыбку Ады.

— Ада?..

— Мы с Адой с самого начала пошли с тобой именно для этого, — ответил Нейту стоящий слева Лефис. — Мы, конечно, приехали спасти Клюэль но… времени ведь уже не осталось? Так что иди. Иначе во всём нашем походе просто не будет никакого смысла.

— Во-во. В конце концов, я ведь не умею пользоваться обратной песней к песнопениям пустоты. Даже если я пойду с тобой, пользы от меня не будет, — добавила Ада.

«Но…»

— Да не грусти ты так. Мы уже скоро подойдём. Давай, взбодрись!

— Больно!

Послышавшийся Нейту громкий хлопок был звуком столь сильного удара по его спине, что его кожа наверняка опухла.

Иди!

Голосов было два, но звучали они как один. Это был невероятно красивый унисон, которым Нейт в любой другой ситуации, наверное, заслушался бы.

Вытряхнув из головы уже почти захватившие его сомнения, мальчик сорвался с места за мгновение до того, как исчез отзвук голосов его спутников.

Впереди стояли Арвир и Тесейра.

Наблюдая за их действиями краем глаза, Нейт бежал через похожую на затвердевшую смесь песка и грязи равнину кратчайшим маршрутом. Прямо к продолжающейся с её края сверкающей лестнице.

«Ксео».

Думая только о певчем с глазами цвета Ночи, Нейт помчался вверх по ступенькам.

«Это ещё не вершина, но она уже близко. До неё ещё пока не дотянутся рукой, но она уже прямо перед глазами», — так говорил не похожий ни на волнение, ни на воодушевление шум в ушах мальчика.

***

Спина мальчика исчезала вдали, как и его шаги.

Проводив убежавшего к лестнице Нейта взглядом, Ада повернулась к стоящему напротив неё гилшэ.

— Уверен, Арвир?

— А, в чём? — испытующим голосом переспросил Арвир.

Глядя прямо в лицо парню, с которым должна была сразиться, Ада выставила копьё вперед.

— В этот раз Малыш точно победит. Даже этого самого Ксео.

— Ага. Нам самим это интересно, — подняв голову, проговорила до сих пор стоявшая молча Тесейра.

В отличие от её боевой улыбки, в глазах у неё светился ум.

— Действительно ли этот маленький парнишка достиг высот Ксео? Почему Ксео уделял ему так много внимания? Я никак не могла этого понять. А кстати, Лефис, ты же впервые встретился с ним в городе триумфального возвращения, так?

Все взгляды собрались на сребровласом юноше.

— Да, я… не очень-то хорошо знаком с Нейтом. Но…

Лефис на несколько секунд прервался, но вскоре… тихо покачал головой, словно смахивая с себя все направленные на него взгляды.

— Но почему-то мне захотелось ему помочь. Он просто вызывает вот такие чувства и всё.

— Именно так.

Подтверждая ответ Лефиса, Ада наставила гил на противостоящую им пару.

«Теперь надо верить… в того, кого выбрала сама Клюэль».

— Числа тоже сходятся. Просто замечательно.

«Мы с Лефисом против Арвира и Тесейры. И там, и там пара из гилшэ и певчего. С точки зрения опыта, они фавориты, но ничего плохого в этом сейчас нет.

Скорее даже… именно на такой расклад мы и надеялись.

Вероятно, ни я, ни Лефис не сможем справиться с ними поодиночке, их преимущество очевидно с самого начала. А значит, чтобы уравнять чаши весов, необходимо их удивить. Устроить такие фокусы намного проще, когда в битве участвует большее число людей».

— Два на два, значит? А кстати, сестрица, ты когда-нибудь сражалась с кем-то в паре? — склонив голову набок, спросил Арвир, а стоявшая рядом с ним певчая с абсолютно спокойным лицом ответила:

— Никогда.

— Эй-эй, сестрица…

— Не беспокойся. Всё равно же задача не изменилась, не так ли? Да и вообще, что песнопения Фалмы, что мои всегда одинаковы, будь у нас один противник или два.

Между пальцев Тесейры перекатилась отражавшая свет золотая монета.

Surisuz [Песня Жёлтого]

Появившийся из монеты свет песнопения обвил её и смешался с её обычным блеском. Тонкие, как человеческий волос, световые нити сформировали объёмную сферу.

Из канала возник пятнистый жёлтый лев.

— Серный зверь? — Разглядывая льва, пробормотала Ада и легонько сжала гил.

«Это призванное существо обладает ядовитым дыханием, которое вызывает удушье. Но если проявлять осторожность, бояться тут нечего. И к тому же после всех тренировок я не ошибусь с максимальной дистанцией его дыхания даже на несколько миллиметров.

Но откуда тогда это неприятное предчувствие?..

Этот серный зверь мне по плечо ростом. А все прошлые, насколько я помню, были на голову или две меньше. Из чего можно сделать вывод…»

— Ада, она..

Сразу же после крика Лефиса, грудь льва раздулась, словно воздушный шар. Зверь набирал ядовитый воздух, собираясь заполнить им окрестности.

«Великая сингулярность?..»

От его дыхания можно было уклониться, разорвав дистанцию… Уже почти полностью представив себе такой вариант действий, Ада сразу отказалась от него и в одно мгновение подскочила ко льву. Поскольку девушке не было известна дальность атаки ставшего аномальным видом серного зверя, она решила уничтожить призванное существо до того, как оно выдохнет яд.

Собравшийся в груди зверя газ вышел в горло, лев открыл рот.

«Успей!»

Ада изо всех сил взмахнула гилом, целясь в голову призванному существу.

От древка копья разнёсся твёрдый звук удара. Вслед за этим в воздух взметнулись частицы света. Серный зверь замер, окутанный напоминающим дым светом, а потом исчез.

За мгновение до того, как Ада облегчённо выдохнула: «Успела»…

— Нет, не успела.

В песчаной почве под ногами у жёлтой певчей распустилось множество цветов.

«Цветы внутри этой башни?.. И ведь совсем недавно тут ничего не цвело».

— Арвир.

— Понял.

Копьё Арвира вспышкой пронеслось по воздуху. Срезанные созданным взмахом копья ветром, бесчисленные цветочные лепестки взмыли в небо.

На этом песнопения Тесейры не закончились. Над облаком из цветочных лепестков возникли призванные существа с кожей цвета жёлтой охры.

Это были линдвурмы — маленькие крылатые драконы весьма причудливого вида.

Несмотря на то, что по классификации они относились к драконам, у них не было ни клыков, ни когтей. Обычно они были размером с человеческого ребёнка, но и нынешние аномальные виды, призванные великой сингулярностью, были примерно такими же по величине.

— Линдвурмы?

«Почему в такой ситуации именно они? От них же почти никакой угрозы. Да и ещё и срезанные Арвиром цветы. Ими тоже ничего… Что?!»

Ада напрягла глаза. В воздухе, прямо перед линдвурмаами блестела жёлтая пыль. Присмотревшись, девушка поняла, что эта пыль сыпется с цветочных лепестков.

— Пыльца?..

В голове у Ады промелькнул вид спящих у входа в колизей охранников, после чего она вспомнила, что жёлтыми песнопениями можно было призвать цветы, вызывающие страшную сонливость.

«Источник этого запаха точно… Не может быть!»

— Лефис! — срывая горло, выкрикнула Ада.

Девушка не стала оборачиваться. Дорожа каждым мгновением, она рванулась к Тесейре и парящим у неё над головой линдвурмам.

«Опасно. Если пыльца попадёт на нас, мы оба разом…»

По спине Ады пробежал холодок.

И словно вслед за ним жёлтые призванные существа взмахнули крыльями.

В тот же миг под порывом ветра носящаяся в воздухе тускло сверкающая пыльца обрушилась на землю яростным дождём. Один единственный вдох мог привести к потери сознания.

— Ложись! — в следующую же секунду раздался голос Лефиса.

Isa [Песня Пепла]

С напоминающим ливень шумом мимо пронёсся пепельный ветер. Настолько плотный, что становилось трудно дышать, поток пепла подавил собой дождь из пыльцы.

«Ух, опасно было… Едва-едва успели».

— Хорошая реакция, ты меня спас.

— Прости, я и сам ничего не заметил, пока ты меня не окликнула.

Лефис встал рядом с Адой, уже сжимая в обеих руках новые катализаторы.

Наблюдавший за всем случившимся со стороны Арвир громко вздохнул:

— Эй, сестрица, как-то слишком легко от нас отбились, не?

— Ага. Наверняка всё из-за того, что ты слишком поздно срубил цветы. Впрочем, для тонкого и непривычного трюка сойдёт, — беззаботно пробормотала Тесейра, смахнув чёлку в сторону.

«Какая наглость…»

Вытерев пробежавшую по руке струйку пота, Ада уставилась на стоявших впереди противников.

В одно мгновение Тесейра исполнила три совершенно разных песнопения. И дело было не в том, что она великая сингулярность. Даже просто её способности певчей вызывали ужас. Можно было поразиться уже тому, что женщина, обладающая такой силой, скрывала её и не входила ни в одну официальную организацию.

— Тесейра, можно один вопрос? — спросил Лефис, глядя прямо на великую сингулярность Жёлтого.

— А? Зависит от вопроса, но для глупостей вроде «сколько сестрице лет?», достаточно и вот этого придурка.

Не сводя взгляда с притворившейся не понимающей женщины, Лефис указал рукой себе под ноги.

Вокруг сыпались на землю разбросанные серым ветром бесчисленные цветочные лепестки.

— Почему ты можешь пользоваться жёлтыми песнопениями? Разве песнопения пяти цветов не исчезли?

— Ах да, об этом мы ещё не говорили… Так, что я уже рассказывала? А, вроде бы, в «Саду Села» я остановилась на том, что в нём рождаются песнопения.

Подхватив один из падающих жёлтых лепестков, Тесейра пристально всмотрелась в него.

— Песнопениями пяти цветов стало невозможно воспользоваться по очень простой причине. Не имеющие настройщиков цвета, то есть Keinez, Ruguz, Surisuz, Beorc, Arzus — откликаются на пробуждение настройщиков, и поэтому все их песнопения возвращаются в «Сад Села». Другими словами, в настоящее время песнопения пяти цветов собираются внутри этой башни, которая связана с «Садом Села» и, пройдя через её вершину, возвращаются к настройщикам. Именно поэтому стало невозможно использовать песнопения во внешнем мире.

Ада вновь поднял взгляд к уходящему в бесконечность потолку.

«Если сказанное ей правда, то весь этот яркий, появляющийся из ниоткуда свет — это изменившие форму и собирающиеся в башне песнопения пяти цветов. Наверняка именно из-за их влияния сияет та лестница, по которой мы поднимались».

— Поскольку песнопения пяти цветов собираются внутри башни, певчие могут пользоваться ими здесь. Если подумать, вполне логичное объяснение, не так ли?

— Значит внутри этой башни я смог бы исполнять серые песнопения даже без возрождения запечатанного Армаририс Ластихайта?

— Милый мальчик. Умение быстро всё схватывать — это большое достоинство. Наверное, освобождение Ластихайта можно назвать бесполезным ритуалом. Впрочем, Армаририс знала об этом с самого начала, поэтому если ты всё-таки спросишь, какой в нём был смысл, то… теоретически, теперь стало возможным исполнить песнопение Ластихайта. Ну, это я пересказываю тебе слова нашего лидера.

«То есть внутри этой башни, я тоже могу воспользоваться белыми песнопениями».

Опустив прижатую к груди руку, Ада уставилась на своего противника.

— Впрочем, нам-то, гилшэ, нет дела до всей этой скучной теории, — проговорил Арвир, от длинного копья которого донёсся свистящий гул. — Ты ведь пришла не ради вот таких длинных разговоров? Давай, покажи мне свой настрой.

— Без тебя знаю.

Ада скрытно подмигнула Лефису.

Переместив центр тяжести, девушка наклонилась вперёд так сильно, что её тело почти коснулось земли.

— Ради этого я и пришла!

Ада крепко сжала в руках гил.