Том 3    
5. Будни платиновой девушки


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
timarlan
5 д.
Блин очень классно!
frigat123
6 д.
Дайте пожалуйста ссылку на англ версию. Заранее спасибо!
artemavix
20 д.
asunalightning, да, есть скачок. Здесь на четыре года, и в следующем томе, кажется, будет ещё на полтора года.
asunalightning
20 д.
Ого,судя по иллюстрациям будет огромный скочек во времени)
нуууу,и хорошо,а то так сто лет будем ждать пока она подрастет хотя бы до юной леди)
lastic
2 мес.
Спасиб
lastic
2 мес.
Спс
lastic
2 мес.
Оуу

5. Будни платиновой девушки

Латина, как и всегда, проснулась на рассвете. Первым делом она расчесала длинные густые волосы цвета благородной платины, красиво сияющие в лучах утреннего солнца. Девушка втайне гордилась ими, каждый день мыла с любимым бальзамом и с огромным удовольствием оставляла бы распущенными, однако, к сожалению, их приходилось заплетать и завязывать, чтобы они не мешали готовить и прикрывали «пенёчки» рогов.

Выбравшись из кровати, Латина на цыпочках зашла за ширму, быстро переоделась под аккомпанемент сопения спящего Дейла, спустилась на первый этаж и отправилась на задний двор, в пристройку с ванной. Там она умылась, постирала небольшую кучку их с Дейлом грязного белья — девушка занималась этим каждый день, поэтому вещи просто не успевали накапливаться. Встряхнув постиранное, девушка довольно кивнула, услышав громкий звучный хлопок, развесила бельё на верёвке и расправила складки.

Затем она вернулась на кухню.

— Доброе утро, Кеннет.

— Ага, доброе, Латина, — кивнул Кеннет. Он как раз вышел из кладовки с полными вёдрами в руках.

Они сели каждый перед своим ведром, вооружились ножами и принялись чистить овощи. Работали молча — за много лет более-менее серьёзные темы для разговоров давно закончились, а переливать из пустого в порожнее не хотелось.

Латине уже исполнилось четырнадцать. Не так давно Кеннет официально назначил её своей правой рукой и полностью доверил часть блюд, однако девушка до сих пор не успевала за наставником. Впрочем, она не унывала и брала аккуратностью.

Закончив с овощами, Латина переместилась за плиту и занялась завтраком. Она поставила на огонь сковороду, растопила масло, разбила яйца — и в очередной раз немного расстроилась, что Кеннету для этого хватило бы одной руки, а ей нужны обе, — посолила, добавила специи и, напевая под нос, принялась готовить омлет. Латина долго училась делать его так, чтобы омлет не подгорел и вышел нежным и воздушным. Также она сварила питательный суп и поджарила тосты.

В этот момент на лестнице раздались знакомые шаги.

Девушка с широкой улыбкой обернулась.

— Утречка, Латина, — поздоровался Дейл и отправился умываться.

— Доброе утро, Дейл, — ответила Латина и, проводив его взглядом, поднялась на второй этаж. — Рита, Тео, доброе утро. Завтрак уже готов.

— Доброе утро, — улыбнулась Рита, бесцеремонно вытаскивая из-под одеяла сопротивляющегося сына.

Первое время Латина удивлялась такому обращению с маленькими детьми, но потом привыкла. Она любила трёхлетнего Теодора и часто возилась с ним, стараясь по возможности разгрузить Риту, которой приходилось заботиться об одном ребёнке и вынашивать второго.

Кивнув, девушка поспешила на первый этаж. Она хотела как можно больше времени провести с Дейлом, пока он не отправился на задание. Иногда юноша уходил очень рано, и Латина весь день чувствовала себя как в воду опущенной.

К счастью, сегодня Дейл ждал её за столом.

Латина села рядом, на своё привычное место, они пожелали друг другу приятного аппетита и приступили к завтраку.

— Ты в лес? Снова будешь истреблять магических существ?

— Да. Но я сегодня не буду заходить глубоко, так что вернусь раньше.

Они не бедствовали, однако Дейл постоянно брал задания, объясняя это тем, что не любит сидеть без дела и не хочет, чтобы боевые навыки заржавели, а чутьё — притупилось. Латина знала, что он превосходно владеет мечом и магией, благодаря чему справится с любым из обитателей здешних чащоб, но всё равно волновалась, хоть старалась и не подавать виду. Вот и сейчас она отогнала тревогу и улыбнулась.

— Главное, не увлекайся и береги себя.

— Не волнуйся, я справлюсь, — усмехнулся Дейл.

Девушка намазала тост толстым слоем джема и откусила кусочек. Впереди её ждал целый день в шумной таверне, надо было набраться энергии.

К тому моменту, как Рита и Тео спустились на кухню, Дейл с Латиной уже позавтракали, и девушка домывала посуду.

— Кеннет, я тебя подменю, иди поешь, — предложила Латина. — Где ты сейчас?

— Ну смотри, с супом уже всё, картошка только варится, — ответил Кеннет и присоединился к жене и сыну.

Латина выросла надёжной и способной помощницей, которой можно было смело доверить утренние приготовления, поэтому Крюгерам удавалось хотя бы один раз в день собраться за столом всей семьёй. Кеннет с Ритой по очереди следили за шумным непоседливым Теодором, и все были довольны и счастливы.

— Всё, поняла, — кивнула Латина и, заняв место наставника, заглянула в котёл.

«Ага, немного времени ещё есть», — определила она и принялась нарезать аккуратными колечками лук для яичницы-болтуньи, поминутно вытирая слёзы. Она так и не приноровилась к неприятному запаху.

Когда в миске скопилась целая гора лука, сварился картофель.

О тьма кромешная, именем своим заклинаю, исполни просьбу мою и рассеки земные оковы. Ослабление гравитации, — певуче проговорила Латина, легко подняла большой котёл и опрокинула его в дуршлаг.

На миг всё вокруг утонуло в облаке пара.

Слив воду, Латина переложила картофель в миску и не мешкая принялась толочь его. Ей приходилось изо всех сил напрягать тонкие руки, но девушка стойко терпела. Кеннет как-то предложил вообще освободить её от приготовления пюре, на что Латина возразила: «Это моя работа, а на работе отлынивать и искать лёгкие пути нельзя».

Затем она добавила масло, молоко и специи и всё хорошенько перемешала, чтобы пюре вышло мягким и тягучим.

Попробовав, что получилось, Латина положила немного на отдельное блюдце и подала Кеннету, который как раз закончил завтракать. Наставник продегустировал и кивнул — одобрено.

Так повторялось изо дня в день, но девушка каждый раз волновалась, как в первый.

Теодор тоже захотел пюре — видимо, подумал, что оно какое-то особенное, — зачерпнул полную ложку, отправил её в рот и принялся с сосредоточенным видом жевать, во всём подражая отцу. Латина специально положила побольше, зная об этой его привычке. Она подыграла бы мальчику до конца, но всё-таки не выдержала и нежно улыбнулась.

Она нянчилась с Тео с его рождения и привязалась к нему, как к родному брату.

«Он такой милый. Во всём милый! — думала она. — Дейл, наверное, чувствовал то же самое, когда растил меня».

Латина понимала, что Дейл любил и любит её больше жизни, и была ему за это благодарна от всего сердца. Она нашла новый дом и познакомилась с замечательными людьми только потому, что встретила его — самого дорогого человека на всём белом свете.

После завтрака Кеннет вернулся к плите, а Латина принялась обслуживать посетителей в зале. Она не могла унести сразу много тарелок, как наставник, зато легко сновала между столиками.

— Простите, что так долго!

— Здравствуй, юная леди. Рад видеть тебя в добром здравии.

— И я вас, Жиль, — улыбнулась Латина давнему знакомому и подошла к соседнему столику. — Я могу забрать вашу тарелку?

— Да, конечно.

— Спасибо.

Она ставила на поднос тарелки, когда Рита крикнула:

— Латина, прости, что отвлекаю, но не принесёшь лечебных мазей?

— Ага, сейчас! — Латина вернулась на кухню, опустила посуду в раковину и сказала Кеннету: — Я поднимусь на чердак за мазями.

— Да, давай.

Девушка легко взбежала по ступеням.

Так повторялось каждый день. Но Латина не скучала. Она любила такую жизнь и делилась теплом и радостью с окружающими.

После того как утренняя суета закончилось, и в таверне стало поспокойнее, Латина выглянула на задний двор.

— Тео.

Мальчик оторвался от игрушек, посмотрел на неё и просиял.

— Сестрёнка!

Латина сразу смутилась. В свободное время она носила Теодора на руках, читала ему книжки с картинками и пела — в общем, идеально выполняла роль старшей сестры, но всё равно немного стеснялась, когда он её так называл.

— Спасибо, Винд, — поблагодарила она своего большого друга, который присматривал за Тео, пока все были заняты.

Друг гавкнул и завилял хвостом.

Вскоре во двор вышел и Кеннет.

— Латина, сходишь на рынок?

— Конечно!

Когда Латина выросла, Кеннет доверил ей часть закупок — ту, где цены на продукты были более-менее постоянными. Девушка не очень хорошо умела торговаться, поэтому, например, за свежими овощами и фруктами ходила только вместе с Кеннетом.

Разумеется, никто не делал из неё девочку на побегушках. Латина сама с радостью исполняла поручения, ведь это означало, что она — надёжный помощник.

Кеннет увидел, как Тео нахмурился, не желая расставаться с любимой сестрёнкой, и проворно подхватил его на руки.

Винд же подошёл к Латине.

— Хочешь со мной?

Пёс гавкнул.

— Хорошо, пошли.

Девушка погладила его по мягкой шерсти, сняла фартук и сбегала за курточкой.

— Пока, Кеннет. Я скоро! — громко попрощалась она.

— Да, давай. Внимательнее там.

Кеннет взял поудобнее извивающегося сына — Теодор слушался Латину с полуслова, а вот отца не сразу и не всегда — и, успокаивающе баюкая его, посмотрел вслед светловолосой девушке и её телохранителю — крупному серому псу в накидке, которую Латина сшила собственноручно.

«Но шумиху он устроил тогда, конечно, знатную, что и говорить».

Этот пёс… Впрочем, на самом деле это был не пёс, а волк, причём крылатый. Год назад он неожиданно нагрянул в таверну. К счастью, время было раннее, народ ещё не успел собраться, но присутствовавших завсегдатаев хватило, чтобы с первого взгляда опознать летучего волка.

Естественно, все растерялись. Мифические звери контактировали с людьми крайне редко. Никто не мог даже предположить, что один из них запросто заявится в большой и шумный город. Да и как стража могла пропустить такого зверя?

Позже выяснилось, что волчонок нашёл в крепостной стене узкую трещину и протиснулся в неё. Ему повезло, что в окрестностях Кройца не видели крупных магических зверей или разбойничьих банд, и градоначальник тянул с ремонтом стены, надеясь немного сбить цену. Впрочем, после этого случая дело пошло значительно быстрее.

Оказавшись в городе, волчонок по запаху добрался до «Танцующего оцелота» и при этом остался незамеченным. Последнее обстоятельство изумило завсегдатаев ещё сильнее.

На шум вышла Латина. Заметив зверя, она подбежала к нему, обняла и спросила, склонив голову набок:

— Что ты здесь делаешь?

— Юная леди, назад! — крикнул Жильвестр с тревожными нотками в голосе.

Уж кто-кто, а он, бывалый авантюрист, прекрасно знал, кто такие летучие волки.

Латина посмотрела сначала на него, потом на остальных посетителей, схватившихся за оружие, и покачала головой.

— Не надо. Это мой друг. Он пришёл ко мне.

— Друг?.. Твой?..

— Пришёл. По запаху. Латины, — отрывисто подтвердил зверь.

«Откуда он знает имя нашей Принцессы фей?!» — остолбенели завсегдатаи.

— Ты добирался от самых гор? Надеюсь, ты спросил разрешения у родителей? — строго осведомилась девушка.

«Ах, юная леди, если бы проблема была в этом!»

— Да. Сказал. Что я к тебе. Мне разрешили.

— Молодец. Тогда всё хорошо.

«Да ничего хорошего!» — завопили про себя авантюристы.

Из кухни выглянул Кеннет. Жильвестр хмуро посмотрел на него.

— Кеннет, тут это…

— А, да, Дейл как-то говорил, что у него рядом с деревней живёт стая летучих волков, и Латина приручила их всех.

— Юная леди… Что?! — вскричал Жильвестр, не выдержав шока. Немного успокоившись, он добавил: — И всё же это летучий волк.

— Да, нехорошо…

Они с Кеннетом кивнули друг другу.

Летучие волки живут тесными дружными стаями. Одного щенка убить будет несложно, но если вдруг его родичи узнают об этом — а они, скорее всего, узнают, — то всем скопом нагрянут в город, и тогда никому не поздоровится. И вряд ли они потеряются. Волчонок сказал, куда отправился. Вдобавок ко всему он летел по запаху Латины, значит, остальные могут поступить так же.

— Но Кройц очень далеко.

— Кроц не далеко. Я спал. Всего раз.

Несколько лет назад Дейл с Латиной добирались до Тислоу со всеми остановками и обходными путями целый месяц, однако мифическим волкам незачем было идти долгим путём по земле — крылья позволяли им лететь по прямой. Щенок покрыл расстояние до Кройца за два дневных перелёта, а его взрослые сородичи наверняка доберутся быстрее. Да ещё этот запах, про который он говорил. Не след, а именно запах, который мало того, что выветрился за прошедшие годы, так ещё и петлял по половине страны. Видимо, это была какая-то уникальная магия мифических созданий.

Кеннет с Жильвестром снова переглянулись и задумались.

— Посмотри на него. Он и правда привязался к юной леди.

Волчонок сидел, уткнувшись головой в Латину, и помахивал хвостом с чёрным кончиком. Он ничем не отличался от дрессированного пса.

— Ага. Я ещё поговорю с Дейлом, но… Мне кажется, безопаснее всего будет оставить его на попечении Латины, — сказал Кеннет.

Жильвестр поморщился, но возражать не стал.

«Как говорится, не буди лихо, пока оно тихо. Лучше не трогать этого волка. Да и юная леди не станет использовать его во зло».

— Ладно, я оповещу народ. Эй, передайте всем! Общий сбор! — крикнул он авантюристам.

В ту же секунду несколько парней сорвались с места и выбежали из таверны.

«К кому это они? И что за общий сбор? Хотя не, лучше не спрашивать», — подумал Кеннет.

Когда Дейл вернулся с задания, его встретили любимая дочка и странный пёс в накидке. Впрочем, пса юноша сразу узнал и вздрогнул.

— Привет, Дейл, — мило улыбнулась Латина.

— Гав, — добавил пёс… волк. Добавил очень монотонно, как будто через силу.

— Л-Латина…

— М?

— Это же…

— Пёс. Не обращай на него внимания, это просто пёс!

— Гав.

— Э-э…

Дейл посмотрел на Кеннета, ожидая разъяснений, но тот всего лишь кивнул.

— Мы решили, что он будет псом.

— Гав.

— Чего?..

— Пса можно держать в городе, и никто тебе слова не скажет.

Дейл снова, как и тогда в Тислоу, захотел уйти в себя.

«А вот интересно, почему он рассердился, когда я назвал его животным, а пса принял спокойно?»

Суматоха, вызванная появлением летучего волка, быстро улеглась. Впрочем, тут не было ничего удивительного. Люди — это такие существа, которые со временем ко всему привыкают, и даже самые необычные вещи постепенно растворяются в их будничной жизни.

Мифических созданий также иногда называли высшими магическими. Они обладали высокоразвитым интеллектом, и волчонок не был исключением. Он с первого раза запомнил правила поведения, которые установила Латина, и строго следовал им. Девушка кормила его, обустроила ему жилище, а больше ничего и не требовалось. Ну, разве что поглаживания и вычёсывания, но тут уже они оба наслаждались процессом.

Когда волчонка спросили, как его зовут, он выдал такую серию невыговариваемых звуков, что никто не стал даже пытаться повторить их. Пришлось придумывать новое имя, и в конце концов победил вариант «Винд[✱]Возможно, от немецкого wind — «ветер».».

Винд не был нахлебником. Он честно отрабатывал стол и кров, присматривая за Теодором, и это получалось у него на удивление замечательно. Видимо, сказывались инстинкты летучих волков, которые ревностно оберегали своё потомство.

Но важнейшей обязанностью Винда было охранять Латину.

Латина расцветала.

Она всегда была милой прелестной девочкой, но теперь становилась ещё и красивой. Впрочем, рядом с ровесницами она по-прежнему выглядела маленькой и страшно комплексовала по этому поводу.

По законам Лабанда совершеннолетие наступало в восемнадцать лет. Примерно в этом возрасте городские юноши и девушки полноценно устраивались на работу, играли свадьбы — выходили в мир взрослых, которые, однако, далеко не всегда принимали вчерашних подростков и смотрели на них со снисхождением, а то и вовсе с пренебрежением.

Впрочем, в том же Тислоу пятнадцатилетние уже считались полноценными членами общества со всеми правами и обязанностями. В сельской местности вообще взрослели рано. То же касалось и браков. Девушки выходили замуж быстрее, чем в городах. Что интересно, такая же тенденция наблюдалась и у правящего класса. Аристократы часто обручали своих дочерей ещё девочками.

Конечно, везде имелись свои исключения, и Латина была одним из них. Она так выделялась среди девушек Кройца, что потенциальные женихи уже начали присматриваться к ней.

Но сама Латина не осознавала, какая опасность ей угрожает.

Дейл защищал её буквально от всего. Будь его воля, он обложил бы дочку подушками, а сверху ещё и накрыл бы чем-нибудь для надёжности. В «Танцующем оцелоте» Кеннет неусыпно охранял подступы к ней, знакомые авантюристы и стражники тоже берегли Принцессу фей как зеницу ока. Естественно, не нашлось ни одного смельчака, который рискнул бы пробиться сквозь тройной заслон. Парни предпочитали любоваться Латиной на почтительном расстоянии и желательно как можно незаметнее, а если и заговаривали с ней, то выдавливали из себя лишь пару-тройку скомканных фраз и спешили ретироваться.

Из-за этого Латина не считала себя красавицей. Скорее, даже наоборот — малопривлекательной.

— Дейл постоянно твердит, какая я милая, так что, наверное, я такая и есть, — смеялась она. — А мальчики… Ну, мы с подругами говорили о мальчиках. О прогулках там, свиданиях, признаниях. Но ко мне мало кто подходит, мы с ними… думаю, просто друзья.

По непонятной причине она не видела влюблённых, восхищённых взглядов, направленных на неё; не понимала, что для окружающих она всё равно что цветок на вершине высокой скалы — прекрасный, чистый, недоступный.

Свою лепту вносил и беспокойный Дейл. Он взял в привычку каждый день выступать в таверне и пугать молодых авантюристов, обещая им страшные кары.

— Если кто-нибудь посмеет прикоснуться к моей Латине хоть пальцем, о лёгкой смерти пусть даже не мечтает, — с широкой улыбкой говорил он и, как будто этого было мало, добавлял. — Латина очень милая, она милее всех на свете! Ну как мне не волноваться? А вдруг к ней начнёт подкатывать какой-нибудь ловелас или повеса?

Обычно в такие моменты Рита острым словцом приводила его в чувство, но на этот раз целиком и полностью была на его стороне.

— Да, ты прав. Я тоже беспокоюсь за Латину. Она слишком беззащитная и мягкая.

— Вот-вот! Но именно поэтому она и милая!

Поистине волшебная мощь её опекунов накрывала практически весь Кройц. Но там, куда их незримая рука не дотягивалась, могло затаиться зло. Дейл и все остальные боялись, как бы оно не ударило в самый неподходящий момент.

И Винд, похоже, разделял их тревоги.

— Латина. С тобой.

— Да? Спасибо.

Волчонок носил сумки и корзины, поэтому Латина считала его обычным помощником, но другие видели в нём телохранителя и неусыпного сторожа.

Винд с Латиной отправились в восточный район, занятый торговыми рядами. Обойдя несколько знакомых лавок, девушка купила всё по списку, а затем решила ненадолго заглянуть в квартал ремесленников, к Хлое. Её совесть была чиста: в такое время «Оцелот» обычно пустовал, а Кеннет знал, что его ученица порой захаживает к лучшей подруге, и не возражал.

Два года в школе Асфара промелькнули и остались в прошлом.

Друзья занялись каждый своим делом, однако, разумеется, не перестали общаться.

Хлоя стала портным, как и хотела. Она ещё не поднялась до уровня матери — настоящего мастера своего дела, — но научилась многому и уже могла самостоятельно шить достаточно сложные вещи.

— Ну что, Хлоя, решила насчёт выходных? — спросила Латина, поставив на стол гостинец — коробочку с печеньем.

— А как же все те охи-вздохи? «Ах, я потолстела! Ах, больше никакого мучного и сладкого!» — с насмешливой улыбкой передразнила Хлоя, отложила работу и расчистила место под чашки с чаем.

Латина надулась.

— Немного можно. Я не буду переедать, а потом хорошенько поработаю.

И всё-таки пощупала предплечье.

По правде говоря, она решила зайти в гости ещё и потому, что очень хотела полакомиться этим печеньем и искала убедительный повод заглушить чувство вины от лишних калорий.

«Да ничего ты не потолстела», — вздохнула Хлоя, не решаясь говорить это вслух, чтобы ещё больше не расстраивать подругу, но потом увидела её голодный алчный взгляд и не выдержала:

— Знаешь что? Я считаю, что тебе не просто хорошо бы, а обязательно надо немного поправиться. Иначе у тебя там никогда ничего не вырастет.

— Вырастет! Когда-нибудь, но вырастет!

Если раньше Латина комплексовала просто из-за возраста, то сейчас она переживала конкретно из-за тела, которое упорно оставалось детским. А ведь подруги уже начали округляться!

— Она растёт! Просто медленно! — полным отчаяния голосом добавила она.

«Прости, но я этого не вижу. Ты такая же плоская, как и была», — извинилась про себя Хлоя и решила сменить тему, пока Латина не расплакалась.

— Так что там с выходными?

— Ах да, точно. Сильвия сказала, что возьмёт отгул.

— Ох уж эта Сильвия. Я, конечно, понимаю, что ты работаешь в «Оцелоте», но общаться с помощью Доски… Как бы ей не влетело.

— А что такого? Сильвия сама говорила: «Хочешь жить — умей вертеться». Хотя да, в храме у них там всё строго.

После школы Сильвия ушла в храм Акдара.

Благословлённые Зелёным богом, покровителем путешественников, всегда тянулись к неизведанному. Священники в храмах собирали частички знаний со всего света, обрабатывали их, распределяли по категориям и при необходимости передавали некоторые сведения в соответствующие органы. Также они готовили монахов, которые отправлялись странствовать по миру и посещать места, куда не ступала нога ни одного из представителей семи народов. И Сильвия как раз проходила курс обучения.

Латина постоянно справлялась о подруге у служителей Зелёного бога, часто заглядывавших в «Танцующий оцелот». Кеннет с Ритой владели Доской объявлений Акдара — важным артефактом, позволяющим передавать сведения на расстоянии, поэтому их таверна считалась своеобразным отделением храма.

Удивительно, но Сильвия как-то научилась настраивать Доску для обмена личными сообщениями. Это при том, что её благословение было не особо сильным. Хотя она всегда отлично адаптировалась к любым условиям и обладала настоящим талантом находить хитрые лазейки.

Латина с Хлоей переглянулись и усмехнулись, вспоминая подругу.

— Эх, скорее бы Ночь Ахмара! Я уже вся в предвкушении! — мечтательно проговорила Латина.

В Кройце любили фестивали и праздники. Градоначальник и владельцы крупных компаний из восточного района не жалели денег, развлекая простой народ. Храмы не отставали от них. Так, последователи Колмозея устраивали праздник урожая, целители Нили — церемонию почитания умерших. Но самым крупным, самым грандиозным был фестиваль, посвящённый Красному богу, которого в Лабанде считали главой Радужного пантеона. И назывался он Ночь Ахмара.

Латина всегда ходила на него вместе с Дейлом, и только в этом году бдительный опекун наконец-то смилостивился и отпустил её с друзьями. Отпустил и… вероятно, мгновенно пожалел о своём решении, потому что тотчас принялся заваливать дочку всевозможными советами и предостережениями:

— Ни в коем случае не ходи одна, особенно по пустым улицам. Не переедай, а то заболит живот. Не верь незнакомцам. Если к тебе подойдут и начнут что-то предлагать, тут же атакуй их магией. Нет! Лучше атакуй ещё до того, как откроют рот! Атакуй всех парней, кто хоть шаг сделает навстречу! И никак иначе!

И так далее и тому подобное.

— Дейл, но, если я нападу на кого-нибудь, меня задержит стража, — справедливо возразила Латина.

— Не задержит. Сильный всегда прав. Ты должна быть готова ко всему, — парировал Дейл.

«Ох, ты слишком сильно за меня печёшься. Если честно… твои нравоучения надоели мне хуже горькой редьки!» — подумала Латина.

Все, кто присутствовал при этом разговоре, разделяли её мнение, но в чём-то и Дейла поддерживали.

Латина понимала, что Дейл нередко перегибает палку, пытаясь уберечь её от опасностей окружающего мира, поэтому не воспринимала его слова всерьёз. Юноша видел это и начинал переживать ещё сильнее, что выливалось в новую порцию нотаций, которые дочка успешно игнорировала.

И этот цикл мог повторяться бесконечно.

Латина с наслаждением откусила печенье, посыпанное орешками и политое карамелью, и взглянула на работу Хлои.

— Ох, надеюсь, я буду смотреться в нём нормально.

— Да мы это решили, ещё когда ткань присматривали.

— И всё равно я очень волнуюсь, — смущённо улыбнулась Латина.

Она заказала новое платье, сочетающееся с тематикой грядущего фестиваля, и, как любая девушка, хотела поскорее примерить его.

— Понимаешь, стиль выбирала ты, и… я в таком ходить не привыкла.

— Ах вот как. Значит, ты не доверяешь моему вкусу? — надулась Хлоя.

Латина знала, что подруга обиделась в шутку, и усмехнулась.

— Доверяю. Но такой цвет я никогда бы не выбрала.

— Конечно, не выбрала бы. Потому что ты постоянно бросаешься из крайности в крайность! То ищешь что-нибудь розовое, лёгкое и с кружавчиками, что носит только малышня; то хватаешь открытые платья с глубокими вырезами, которые тебе ну совсем не идут! — заявила Хлоя, уперев руки в бока, и сокрушённо вздохнула.

— Но…

— Никаких «но». Носи то, что подойдёт тебе! Да, посмелее, да, модных цветов, но чтобы оно тебе шло!

Хлоя зарабатывала на жизнь одеждой, поэтому внимательно следила за модой. В основном она шила для магазина на главной улице, но иногда бралась и за индивидуальные заказы. И если бы она сделала что-то непопулярное, то просто не продала бы это.

«Латина красивая. Такая красивая, что рядом с ней на нас с Сильвией никто даже не посмотрит… Не, я не завидую. Мы в этом отношении настолько разные, что тут и завидовать глупо, — думала Хлоя. — Дело в другом. Латина никак не пытается подчеркнуть свою красоту. И это ужасно! Если она правильно оденется, то засияет ещё ярче. И одежда на ней по-новому заиграет. Латина любит свободные наряды. Хорошо, я не против. Легкомысленной подруге — лёгкие наряды. Тут всегда можно найти что-нибудь приличное. Но когда Латина идёт наперекор своим вкусам и пытается подобрать одежду повзрослее, начинается тихий ужас. Нет, само желание похвальное, и я всеми руками «за», но… Почему? Почему она постоянно выбирает чересчур открытые платья, которые не всякая девушка наденет?! Неужели она не понимает, что такое ей совершенно не идёт?! Может быть, когда-нибудь, через несколько лет, когда она вырастет во всех нужных местах, как и мечтает, но уж точно не сейчас!»

Хлоя уважала Латину и желала ей только лучшего.

Когда они пошли по магазинам присматривать платье на Ночь Ахмара, она подошла к делу со всей ответственностью: решительно отметала глубокие вырезы, отвергала оборки и кружева, но вместе с тем следила, чтобы дизайн не был слишком простым, и отдавала предпочтение вариантам из тёмной, желательно чёрной ткани, желая сыграть на контрасте с платиновыми волосами.

В конце концов они нашли платье, которое идеально подошло Латине, купили всё необходимое, и Хлоя с энтузиазмом принялась за работу.

«Вот, то что надо! В нём Латина не проиграет ни западным богачкам, ни северным аристократкам! Но самое главное…»

— Самое главное, чтобы удивился тот, ради кого ты, собственно, и наряжаешься.

Латина тотчас покраснела до кончиков ушей.

Хлоя усмехнулась. Она знала о давней влюблённости подруги и была рада помочь ей хоть чем-нибудь.

Поговорив ещё о том о сём, Латина попрощалась и ушла.

Лежавший рядом с входной дверью Винд тотчас открыл глаза и посмотрел на неё.

— Прости, мы немного заболтались.

Волк вильнул хвостом.

Они не спеша направились обратно к таверне. Немного погодя Латина заметила девушку, которая стояла посреди улицы и растерянно осматривалась по сторонам.

«Кто она такая? Впервые вижу её здесь. Одета как странник. Пришла купить что-то? Но почему сюда, а не на главную улицу?»

А потом она вспомнила, как заблудилась в квартале ремесленников, запутанном не хуже самого настоящего лабиринта; вспомнила леденящий душу страх, сковавшее ноги незримыми путами отчаяние и содрогнулась.

— Может, она тоже потерялась?

Винд недоумённо гавкнул.

Латина ещё немного понаблюдала за незнакомкой и, убедившись в своей правоте, окликнула её:

— Простите… Вам помочь?

— А?

Девушка обернулась, колыхнув длинными тёмно-коричневыми волосами.

Латина неосознанно приоткрыла рот от восхищения.

«О-о, какая красивая! Хм… Мне кажется, или я её где-то уже видела?»

Раздумывая, она осмотрела незнакомку.

Высокая, стройная. Старше неё на несколько лет. Гордая осанка и манера держаться свидетельствовали о благородном происхождении и хорошем воспитании, но девушка не была похожа на высокомерных аристократок, выросших в роскоши родовых поместий и имевших крайне смутное представление об окружающем мире. Большие тёмно-синие глаза с длинными ресницами смотрели добро и мягко, однако в их глубине то и дело мелькали озорные искорки…

«Тёмно-синие? Ну точно!»

Латину озарило.

«Да, это она! То же лицо, те же глаза. Волосы, правда, другого цвета… А, нет, это парик! Тогда всё сходится!»

— Прин…

— О боги! Принцесса фей! — с улыбкой воскликнула девушка, хлопнув в ладоши. Она тоже внимательно разглядывала Латину, просто та так погрузилась в свои мысли, что не заметила этого.

Услышав прозвище, которым её наградили авантюристы, Латина от неожиданности подалась назад и жалобно воскликнула:

— Что-о-о?!

«Почему она зовёт меня, простолюдинку, принцессой? И откуда она вообще знает об этом прозвище?!»

— Пожалуйста, не называйте меня так. Я… стесняюсь.

— О, простите, пожалуйста, я не хотела вас обидеть. Просто вы ещё красивее, чем мне о вас рассказывали, — ответила девушка и улыбнулась ещё шире. Видимо, смятение Латины позабавило её.

— Рассказывали?.. Так это Дейл?! Что он там обо мне наговорил?!

Латина прижала руки к горящим щекам. Она привыкла, что завсегдатаи любяще называют её малышкой, юной леди и принцессой, и не обижалась на них. Но когда к ней так обращалась незнакомая девушка…

«Дейл упоминал, что она, кажется, знакома с его другом. То есть его друг тоже знает обо мне? А-а-а, как стыдно-то!»

— А вы… Принцесса роз? — спросила она, запинаясь.

— О-о, так вы знаете меня? — довольно откликнулась девушка.

«Значит, точно она».

Латина настороженно осмотрелась и убедилась, что их никто не подслушивает.

— Да, я видела вас несколько лет назад. Вы одна?

— Одна. Я не знаю этот город, поэтому, кажется, вошла не через те врата. И какое счастье, что я встретила вас! Не могли бы вы отвести меня к Дейлу Реки? — спокойно попросила Принцесса роз. Даже, пожалуй, чересчур спокойно. Настолько, что становилось не по себе.

«У меня такое чувство, словно… она бежит от какой-то большой беды», — тотчас поняла Латина, встретилась с ней взглядом и вздрогнула — ей показалось, будто тёмно-синие глаза просветили её насквозь, — но сумела взять себя в руки и выдавила улыбку.

— Дейл на задании, но я могу отвести вас в таверну, где он сейчас живёт.

— Буду очень благодарна.

Латина нагнулась и зашептала Винду на ухо:

— Беги к Кеннету и расскажи ему обо всём. За меня не волнуйся.

— Гав?

— Потом найди Дейла. Он в лесу на юге.

— Гав.

Винд прикоснулся хвостом к её руке, как бы прося вести себя хорошо и не делать глупостей, и умчался. Латина усмехнулась, провожая его взглядом.

Лес к югу от Кройца был для Винда чем-то вроде игровой площадки. Время от времени волчонок выбирался из города и резвился в чаще. В самый первый раз он, похоже, увлёкся и, что называется, оторвался по полной, потому что Дейл предупредил его: «Продолжай в том же духе, и тебя убьют авантюристы. Латина будет плакать». Волшебное слово подействовало безотказно. Винд внял совету и торжественно пообещал Латине, что будет уходить подальше от города, чтобы его точно никто не видел.

Девушка не знала, куда именно отправился Дейл сегодня, поэтому решила положиться на четвероногого друга, который мог отыскать юношу по запаху.

— У вас необычный пёс, — заметила Принцесса роз.

— О да, он очень умный, — кивнула Латина и снова осмотрелась.

«Так, кажется, за нами по-прежнему никто не наблюдает. Хорошо».

— Вы правильно сделали, что вошли через восточные врата — на южных полно всяких негодяев. Ничего, если мы пойдём по главной улице? Или вы бы не хотели привлекать внимание?

— О-о-о, — удивлённо протянула Принцесса роз и мягко улыбнулась. — Я избавилась от преследователей, поэтому вряд ли на нас кто-то нападёт. Впрочем, да, лучше не привлекать лишнего внимания.

«Ага, всё-таки она бежит от кого-то».

И Латина, натянуто улыбаясь, повела Принцессу роз к таверне.

Перед входной дверью их уже ждал Кеннет. Видимо, Винд чётко выполнил первое поручение.

— Вроде ходила за покупками, а вернулась с сувениром.

— Винд уже убежал?

— Ага. Молодец, что сказала ему про Дейла. Меня бы он точно не послушался, — одобрил Кеннет. — Ладно, не стойте на пороге. Внутри никого.

Латина повернулась к Принцессе роз.

— Прошу, заходите.

— Спасибо, — изящно улыбнулась девушка, не имея ничего против таверны для простолюдинов.

В зале она села на жёсткий деревянный стул и выпрямилась, но не так, будто ставила себя выше остальных и смотрела поверх них, а исключительно из воспитания.

— Пока Дейл Реки не вернулся, позвольте мне исправить свою оплошность и представиться. Меня зовут Роза Корнелиус. Наш род титулованный и обладает обширными землями, однако лично я — простой священнослужитель Нили, поэтому прошу вас, не нужно формальностей, — располагающе улыбнулась Роза.

Служители Синего бога лечили всех вне зависимости от расы, статуса и богатства. Они были открытыми добрыми людьми. Скорее всего, именно поэтому Роза отличалась от других девушек из высшего общества.

— Я слышала, что у вас мощное благословение и что вы одна из лучших служителей.

— Это, конечно, преувеличение, однако мой дар и правда редкий. Он выделяет меня среди остальных, хорошо это или плохо. — Роза коснулась волос… точнее, парика. — Но стоит спрятать их, и уже никто не обращает на меня внимания, — засмеялась она совсем как шкодливая девочка.

— Зачем вам Дейл? — настороженно поинтересовалась Латина.

— Хочу сообщить ему кое-что. С графом, градоначальником, я не знакома, поэтому лучше будет обратиться сразу к нему, — ответила Роза, ни капли не обидевшись.

— Почему именно Дейлу? — резко спросил Кеннет. — И вообще, почему вы одна? При вашем статусе ходить одной по городу рискованно.

Роза вновь осталась невозмутимой. Её невероятные спокойствие и выдержка уже начинали пугать.

— Дело в том, что несколько дней назад я попала в плен ко Второму архидемону, — сказала она, не вдаваясь в подробности.

Латина округлила глаза, а Кеннет открыл рот.

Вторая считалась самой буйной и жестокой среди семи архидемонов.

Кеннет сразу проникся серьёзностью ситуации и не стал задавать лишних вопросов.

«Всё правильно, с архидемонами к Дейлу. Это он у нас спец».

— Латина, завари чай, пожалуйста, — попросил он.

Девушка встала и на ватных ногах отправилась на кухню. Известие о Второй так потрясло её, что она не с первого раза зажгла огонь и искала заварку намного дольше, чем обычно. Однако она сумела овладеть собой и, вернувшись с подносом в зал, уже твёрдой рукой налила Розе горячий ароматный чай.

Повисло неловкое молчание.

Немного погодя в таверну вошли Дейл и Винд.

— Роза?! — с порога воскликнул юноша. Судя по его реакции, Винд особо не распространялся о произошедшем, просто позвал домой.

Сам волк тем временем гордо прошествовал к Латине и ткнулся в неё головой, выпрашивая ласку.

— Ты молодец, Винд, спасибо, — похвалила его девушка и, нагнувшись, погладила по голове, а потом взглянула на Дейла. — Привет, Дейл. Знаешь, у нас тут такое дело, не очень понятное. В общем, я встретила леди Розу.

— Ты права, это ничего не объясняет, — согласился юноша.

Роза встала и поклонилась. Пусть не совсем так, как требовал этикет, но изящно и грациозно. Даже в пыльном дорожном платье она оставалась настоящей леди.

— Здравствуйте, Дейл. Давно не виделись.

Они познакомились в резиденции герцога Эльдиштета.

Когда Дейл с Латиной возвращались из Тислоу и видели Розу в Куалле, она как раз ехала в столицу. Немного погодя Дейл и сам отправился в Аосблик, где Грегор, его друг и соратник, представил ему Розу, свою невесту.

Дейл очень хотел подшутить над другом, но сдержался. Ему хватило и того, как обычно невозмутимый Грегор терялся и смущался в присутствии Розы.

— Ага, здравствуйте… Что вы здесь делаете?

— Вы не поверите, но я попала в беду. Если опустить все подробности, то меня похитили, — как ни в чём не бывало сказала Роза.

— А?.. Что?! — вскричал Дейл.

Латина изумилась так сильно, что ненадолго потеряла дар речи. И только Винд довольно помахивал хвостом.

— Т-то есть вы не просто наткнулись на Вторую, а она специально похитила вас? — отойдя от шока, проговорила девушка.

Роза покачала головой.

— Нет, меня схватили другие люди, но, боюсь, сейчас опознать их будет очень трудно. Второй архидемон прикончила их, и я перешла к ней как трофей.

— Как же вам удалось уцелеть? — чуть дрожащим голосом спросила Латина.

Дейл искоса взглянул на неё.

«Латина никогда не любила говорить о Второй. И я её отчасти понимаю. Вторая убила Первого, правителя Василио. Для них она злейший, страшнейший враг».

— Повезло. Её заинтересовало моё проявление магии, — ответила Роза.

— А потом она просто отпустила вас?

— Нет, мне помогла бежать её слуга. Не знаю, зачем, но… Кажется, она и сама не рада служить Второй.

— Второй архидемон управляет своими даймонами с помощью страха. Они для неё рабы, игрушки. В отличие от Первого, она никогда не примет в даймоны своего спасителя и не станет жить с ним, — монотонно, глядя куда-то вдаль, произнесла Латина.

— Латина?

— Второй архидемон страшная. Она убила Первого, но не стала трогать его даймонов. Они слишком быстро умирают, а это ей неинтересно.

— Откуда ты это знаешь? — спросил Дейл.

Латина вздрогнула, посмотрела на него и грустно вздохнула.

— Слышала на родине. Мне говорили быть осторожной и прятаться, потому что Вторая очень-очень страшная. Если бы мы встретились, она убила бы меня.

— Отец говорил?

— И он тоже, но куда больше мне об архидемонах рассказывала… мама.

— Моя спасительница говорила то же самое, — вставила Роза. — Вот такая история, Дейл. Я не хотела раскрывать себя и привлекать внимание, поэтому решила обратиться лично к вам и пришла в Кройц. Но я не знала, куда именно мне нужно идти, и заблудилась в здешних улицах. К счастью, я встретила Принцессу фей, и она выручила меня.

Латина вновь услышала своё прозвище и встрепенулась.

— Дейл!

Тот отвёл взгляд.

В последнее время Латина страшно сердилась, когда он на всю таверну принимался хвастаться «моей милой девочкой, моей гордостью», а потом всячески угрожать молодым авантюристам, поэтому Дейл старался подгадывать время так, чтобы она ничего не видела и не слышала.

Отказываться от этой привычки он, разумеется, не собирался.

«Латина взрослеет. Нет, я, конечно, рад, но… всё равно как-то грустно становится».

Роза, не догадываясь, что сейчас творится у Дейла в голове, продолжила:

— Я не знала, кто меня похитил, поэтому боялась обращаться за помощью к незнакомцам и тогда вспомнила о вас.

— А-ага, понятно. А Грегор, бедняга, наверняка места себе не находит от волнения. Надо бы послать ему письмо, правда, пока оно дойдёт, пока придёт ответ… Чем думаете заняться?

— Сидеть тихо и не высовываться. Думаю, в Кройце много гостиниц для путешественников. Какую вы мне порекомендуете?

— Ну… Даже не знаю… Чтобы подошла вам… — замялся Дейл.

Он всегда жил в «Танцующем оцелоте» и не интересовался другими гостиницами, поэтому понятия не имел, где останавливалась знать.

— О, нет-нет. У меня не очень много денег, поэтому лучше что-нибудь совсем дешёвое. Я уже жила в таких, пока шла сюда, — с обезоруживающей улыбкой поспешила успокоить его Роза.

Дейл вздохнул.

— Роза, вы… Эх…

— Уа-а-а!.. — воскликнула Латина.

Она всегда издавала такой возглас, когда что-то пугало её или сбивало с толку. Он звучал немного по-детски, поэтому девушка всеми силами пыталась избавиться от него, но получалось пока не очень хорошо.

«И ладно. Он же такой милый!» — мимоходом подумал Дейл, знавший о её привычке, а потом снова вспомнил Грегора.

— Он убьёт меня, когда увидит, что я оставил вас в ночлежке.

— Дейл, я же не говорю, что у меня совсем нет денег. По пути в Кройц я выполнила парочку заданий и немного заработала. Этого хватило, чтобы покрыть дорожные расходы, и даже кое-что осталось, но всё равно…

— Погодите-погодите! Что вы сделали?!

— Выполнила несколько заданий — уничтожила магических существ и продала их тела. Денег хватило, чтобы добраться до Кройца, — спокойно повторила Роза. — Вы про это спрашиваете?

— Э-э… Дейл, — неуверенно вмешалась Латина. Кажется, она больше не могла молчать. — Леди Роза ведь из знатных?

— Ну да, дочь аристократа.

— И что с того? — засмеялась Роза.

Она и впрямь далеко не всегда вела себя как девушка из высшего света.

— Надеюсь, к вам никто не приставал?

— О, Дейл, не переживайте. Я умею, скажем так, отваживать таких людей.

«Если честно, после таких слов мне ещё больше захотелось переживать».

— Все считают, что маги не умеют сражаться вблизи. Это огромное заблуждение. Если у мага много энергии — как у меня, например, — он может быстро проговорить несколько коротких заклинаний и, объединив их, создать цепь эффектов. Очень действенная тактика.

«Ага, есть такое, — кивнул про себя Дейл. Из-за благословения у него тоже было много энергии. — Вообще, короткие заклинания довольно слабые, но стоит накачать их энергией, и всё меняется. Знай себе тараторь и ломись сквозь врагов. М-да… Не ожидал услышать такое от нежной хрупкой девушки. Грегор говорил, что его невеста — отличный маг, но как-то позабыл упомянуть, что она такая боевая».

Он вздохнул.

— Тогда, наверное, можете пожить в «Оцелоте». Ты не против, Кеннет?

— Да я-то не против, комнаты есть. Вот только других постояльцев я никуда деть не смогу.

— И то хлеб. Он же меня на месте зарубит, если узнает, что я позволил Розе уйти.

Дейл очень не хотел сражаться с Грегором, славящимся мастерским обращением с мечом.

— Боюсь, мне не хватит денег, чтобы заплатить вам, — обеспокоенно напомнила Роза. Даже в финансовом направлении она мыслила не как аристократка.

— Не волнуйтесь, это я возьму на себя, — успокоил Дейл, и Принцесса роз благодарно улыбнулась ему.

Вот так Роза поселилась в «Танцующем оцелоте».

Она практически не покидала комнату, а если и покидала, то надевала парик. Мылась она тоже не в общественной бане, а в пристройке на заднем дворе под надёжной охраной Винда, которого попросила об этом Латина.

Роза стойко терпела трудности и лишения. Единственное, чего она на дух не переносила, — надевать парик на мокрую голову, поэтому после ванной быстро возвращалась в таверну и сушила длинные красивые волосы необычного розового цвета, за которые и получила своё прозвище, в дальнем углу кухни, где её никто не видел. Впрочем, вскоре она перебралась на чердак, в комнату Дейла и Латины.

Дело в том, что Латина как-то раз робко попросила позаниматься с ней магией, и Роза согласилась. Вначале только затем, чтобы скрасить томительное ожидание, но потом и сама прониклась энтузиазмом.

И оказалось, что, в отличие от спокойных терпеливых Дейла, Корнелио и священников из школы Асфара, Роза была суровым и жёстким педагогом. Безусловно, она не опускалась до крайностей, но требовала строжайшей дисциплины — в том числе и от себя тоже, — потому что понимала, насколько опасна магия в неумелых руках.

— Так-так… Что ж, Латина, с основами у тебя проблем нет, — заключила Роза, прочитав доклад, который задала вчера. — И ты отлично разбираешься в сложных словах. Неожиданно, но приятно. Я думала, ты не справишься с ними, ведь тебе пришлось покинуть родные края в самом детстве.

— Правда? Наверное, это потому, что взрослые заставляли меня учить их, — ответила Латина

Она уже подружилась с Розой и не рассыпалась перед ней в любезностях, как при первой встрече. Иногда даже позволяла себе некоторые вольности. Но Роза не обижалась, наоборот, ей очень нравилось общаться с Латиной. Они были похожи на сестёр: младшая то и дело обращалась за советом к старшей, и та с радостью наставляла её.

Однако во время уроков всё менялось. Латина сидела, вытянувшись в струнку, и не решалась даже отвести взгляд в сторону.

— Меня только волнует твой арсенал атакующих заклинаний. Он на удивление мал.

— Дейл не учил меня атаковать. Говорил, что эти заклинания слишком опасные.

— И очень зря. Мы, женщины, слабее мужчин, наше главное оружие самообороны — не кулаки, а магия. Конечно, Дейл прав, при неправильном использовании магия становится опасной, но именно поэтому мы учимся понимать её и управлять ею.

Роза стала идеальным учителем магии для Латины, потому что была совместима с такой же противоположной диадой — светом и тьмой. А вот Дейл мог управлять водой, землёй и тьмой, то есть не знал ни простых заклинаний света, ни составных заклинаний света и тьмы.

— Латина, твоя самая сильная сторона — контроль магии. Думаю, тебе стоит выучить побольше заклинаний, чтобы быть готовой к любой ситуации.

— Хорошо, — кивнула девушка с сосредоточенным, но оттого не менее очаровательным видом. Будь здесь Дейл, он точно расплылся бы в глупой улыбке. — Роза, а магия очищения относится к свету?

— Да. Но против нежити подойдёт и магия тьмы.

— Вряд ли я осилю её. Научи меня магии очищения, пожалуйста.

Как-то давно Латина столкнулась с нежитью и ужасно испугалась. С тех пор она вздрагивала при любом упоминании о ней и очень хотела если не побороть страх окончательно, то хотя бы уметь противостоять ему.

Как сказала Роза, нежить была уязвима к элементам света и тьмы, и каждый маг боролся с ней по-разному. Например, Дейл окутывал тьмой меч и врубался в строй врагов. Но Латине такой способ, конечно, не подходил. Она не нашла бы в себе сил подойти к нежити вплотную.

— Латина, я уверена, что, попрактиковавшись, ты научишься накрывать одним заклинанием сразу несколько врагов.

— Правда? Я буду стараться!

И она принялась заниматься с удвоенным усердием.

Конечно, её новое увлечение не скрылось от Дейла.

Как-то раз за ужином он поднял эту тему:

— Латина.

— Что?

— Ты так налегаешь на магию… Надеюсь, ты не собираешься стать авантюристом?

«Конечно, Латине пока далеко до первоклассного мага, но её умения уже на уровне гораздо выше среднего. Вон, Роза лично признала, что мало у кого видела настолько тонкий контроль магии. Так что у Латины есть все возможности пойти в авантюристы. Но я её не пущу! Нет-нет, это слишком опасно!»

— М-м… Нет, — ответила девушка. — Я бы хотела открыть небольшое кафе или таверну, как «Оцелот». Однако я не прочь снова отправиться в путешествие: посетить незнакомые города, повидаться с бабушкой и Майей.

Дейл выдохнул, но, как оказалось, рано.

— Но раньше я очень хотела стать авантюристом, чтобы ездить с тобой на задания, — добавила Латина с грустной улыбкой.

— Э?

— Я не люблю оставаться одна… Если бы я стала авантюристом, то была бы вместе с тобой.

Дейл сжал губы. Он знал, как сильно скучает Латина без него, и терзался всякий раз, как вспоминал об этом.

— Прости.

— Нет-нет. Пожалуйста, не вини себя, ты тут абсолютно не при чём, — засмеялась Латина и внезапно нахмурилась. — Но потом я выросла и поняла, что ничего не получится.

— Да?

— На заданиях я только мешала бы тебе. Лучше уж мне сидеть дома.

— Латина, не принижай себя. Ты уже хороший маг, а в будущем станешь только лучше.

«Да, я против того, чтобы Латина становилась авантюристом, но это не значит, что она должна принижать себя и считать ни на что не годной. Я хочу, чтобы она понимала, какая она у меня умница, и гордилась этим».

— Нет. У меня не так много магии, я не смогу защитить тебя от всего. А ты… ты очень добрый, очень заботливый. И если нам обоим будет грозить опасность, ты сразу же ринешься спасать меня, но не себя.

— В этом можешь не сомневаться, — тотчас заверил её Дейл.

«Какой же ты всё-таки предсказуемый», — с нежностью подумала Латина.

— Ну вот. Потому-то я и не смогу помочь тебе на заданиях.

Она много размышляла и в конце концов решила, что лучше останется в Кройце и немного потерпит, чем поедет с Дейлом и станет для него обузой. Он и так влачил тяжёлую ношу, незачем было докидывать ещё.

— Латина, ты же понимаешь…

— Что?

— На заданиях я только и думаю, как бы поскорее вернуться и услышать твоё «привет».

Девушка вскинула брови, но потом мягко улыбнулась.

— Да… Да, конечно. У каждого должен быть дом, где его ждут.

— Именно. Ты моя поддержка и опора. Не забывай этого и не считай себя бесполезной, — сказал Дейл и перевёл дух.

«Ну наконец-то она перестала хмуриться. Так намного лучше. И всё-таки… Латина действительно видит многое, просто не распространяется об этом. Но раз она такая умная, то почему… почему упорно не обращает внимания на себя? Я рад, что она у меня такая заботливая, но заботиться нужно и о себе».