Том 3    
2. Девочка делится воспоминаниями с друзьями


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
lastic
lastic
26.09.2020 23:21
Спасиб
lastic
lastic
12.09.2020 21:34
Спс
lastic
lastic
12.09.2020 21:34
Оуу

2. Девочка делится воспоминаниями с друзьями

Латина стояла перед входом в школу и неуверенно смотрела на дверь. Она не была здесь уже несколько месяцев, поэтому волновалась… и даже немного стеснялась заходить внутрь.

— Что там школа Асфара, что здесь, но они такие разные… У наставника совсем другая, — пробормотала она под нос.

«В мире ещё столько всего, чего я не знаю».

Она пыталась перебороть непонятное смущение, когда позади неожиданно раздался знакомый голос:

— Латина!

— Хлоя!

Девочка обернулась и, увидев лучшую подругу, радостно улыбнулась ей.

— Привет, Латина! Как я рада, что с тобой всё хорошо! Ну что, интересно было? Ты, наверное, привезла целую кучу историй! Жду не дождусь послушать!

— Угу, привет!

Хлоя толкнула входную дверь. Девочки вместе вошли в школу и направились к своему классу по коридору с начищенным до зеркального блеска полом. Латина с удивлением обнаружила, что тугой узел в груди незаметно развязался и исчез, и она чувствовала себя так же легко и свободно, как и раньше, будто и не уезжала никуда.

В школе при храме Асфара собрались дети со всего Кройца. Естественно, они не поместились бы в одной комнате, да и учить так было бы неудобно, поэтому руководство разделило их на две группы — по годам обучения. Старшие ребята, решившие продолжить образование, занимали отдельное здание, но часто пересекались с младшеклассниками, поскольку библиотека и подобные учреждения были общими.

Латина вошла в свой класс — широкую просторную аудиторию, залитую солнечным светом и заставленную ровными рядами столов и скамеек. Некоторые уже были заняты учениками. Одна девочка заметила Латину и немного вскинула брови.

— Привет, Латина, давно не виделись.

— И тебе привет, Сильвия! — воскликнула Латина, радуясь встрече со своей второй лучшей подругой. — Как ты, жива-здорова?

— Конечно, а как иначе? У нас же всё по-старому. — Сильвия пожала плечами и подалась вперёд, сверкая от любопытства большими зелёными глазами. — Ты лучше о путешествии расскажи. Хлоя обрисовала мне маршрут в общих деталях, но я хочу знать подробности. Сколько провизии вы брали? Какое снаряжение? А магических зверей вы встречали? Много? О, и ещё…

— Тише-тише, не всё сразу, — натянуто улыбнулась Латина.

«Ох уж это благословение Акдара. Из-за него Сильвия готова часами напролёт болтать о путешествиях и дальних странах».

Латина села перед подругами и развернулась к ним лицом. Обычно они втроём занимали одну скамью, но так было бы не очень удобно рассказывать о путешествии. Латина не боялась, что учитель сделает ей замечание: в школе не существовало такого понятия, как закреплённое место, и дети могли садиться там, где им было удобнее. Так что Хлоя с Сильвией тоже могли переместиться вперёд.

— В самом начале мы вышли из Кройца и отправились в лес. И да, там было много магических зверей, — начала Латина.

— Ты не пострадала? — сразу же обеспокоилась Хлоя.

— А каких? — полюбопытствовала Сильвия.

— Не пострадала, конечно. Я была с Дейлом, а Дейл очень сильный! И ещё я помогала ему защитным заклинанием, которое я выучила специально для путешествия.

— Ого! Так ты тоже сражалась?

— Нет, я не сражалась, я лишь немножечко помогла. Дейл и сам отлично справился.

— А ты не боялась?

— В самый-самый первый раз, ещё до Кройца, я очень боялась. Но с Дейлом — ни капельки.

Латина не замечала, но, говоря о Дейле, она лучилась доверием и любовью.

«В чём-то наша подруга совсем не изменилась».

Хлоя и Сильвия переглянулись и неловко усмехнулись.

— Магические создания не приближаются к крупным дорогам. Мы натыкались на них разве что в горах… — продолжала Латина. — А, один раз мы встретили грабителей.

— Какой ужас! — воскликнула Хлоя.

Она отреагировала так, как и положено в таких ситуациях, но Латина удивилась:

— Почему ужас? Дейл легко поймал их магией и сдал в ближайшую деревню. Они оказались и вполовину не такими страшными, как магические создания.

Дейл с Латиной наткнулись на грабителей вскоре после того, как покинули Куалле.

Порт был одним из важнейших транспортных узлов Лабанда. Отсюда иностранные товары разъезжались по всему королевству. По главному тракту днём и ночью двигался нескончаемый поток странников, купцов и торговых караванов. А уж если учитывать, что на подступах к городу дорога шла через густой лес, то нет ничего удивительного в том, что разбойники частенько «паслись» на ней.

Дейл заранее навёл справки и выяснил, что в последнее время в окрестностях Куалле не видели никаких банд.

Впрочем, как оказалось, расслабляться было рано.

Первой тревогу забила Латина.

— Дейл...

Девочка потянула его за полу куртки и, обеспокоенно нахмурившись, хотела что-то добавить, но передумала и прижалась к нему.

— Латина, что такое? Что-то случилось? — удивился Дейл.

Она поднялась на цыпочки и приставила руку ко рту. Парень нагнулся ниже, и девочка тихо-тихо прошептала:

— Понимаешь… Я чувствую что-то плохое.

Судя по всему, она не хотела, чтобы её кто-то услышал.

— Плохое?

— Да, вон оттуда, из леса.

Дейл остановился и, прищурившись, уставился на деревья.

«Не, я не сомневаюсь, что Латина заметила кого-то. Всё-таки её чуйка в разы сильнее, чем у меня. Но проверить, кто это, сколько их и где, надо».

— Там, значит…

Не сразу, но он тоже засёк нескольких человек, затаившихся в чаще.

«Ого, далеко. Кажется, сидят ровно и не двигаются, даже дозорные, если они есть, не подняли тревогу… Ну, неудивительно. Я бы тоже не стал обращать внимания на парочку путников и уж тем более не догадался бы, что они заметят меня с такого расстояния. Но если они пасут не нас, то кого?»

Дейл осмотрелся. Позади них ехала карета. На первый взгляд — ничего особенного, никакой вычурной резьбы, украшений и фамильных гербов. Но опытный глаз сразу увидел бы, что её построили, не жалея средств, и регулярно обслуживали. Скорее всего, она принадлежала купцу, имеющему стабильный доход.

«А вот и цель грабителей».

— И что мне делать? — пробормотал парень, обдумывая варианты действий.

Он не был «героем на белом коне» и не спасал каждого встречного. Для него на первом месте была Латина. Дейл никогда не стал бы впутываться в неприятности, рискуя здоровьем и безопасностью любимой дочки.

«Лучше незаметно прибавить шаг и быстренько пройти. Тогда можно будет оправдаться, что я ничего не знал и не видел. А если Латина раскусит меня?.. Я же сразу из доброго и отважного героя превращусь в трусливую букашку! — мысленно взвыл он. — А с другой стороны, что плохого в том, чтобы иногда побыть героем? Не для людей, на них плевать, а для Латины. Да я за одно её «Дейл, ты такой классный» всех разбойников вырежу!»

— Хм...

— Дейл?

«Но тут встаёт проблема: надо как-то оградить Латину от боя. Одно дело магические звери, но совершенно другое — люди. Латина очень расстроится, если увидит раны и, может, даже смерть. Да я и сам не хотел бы показывать ей сражение. Ни к чему ей знать, что это такое. И тут появляется другая проблема: грабители о таких мелочах задумываться не будут. Они вполне могут напасть, когда мы будем недалеко, и Латина всё увидит. А увидев, она опять же расстроится. Получается, выход один. Надо разделаться с ними сейчас, пока они не успели ничего предпринять».

— Может, просто раздавить их? — зловеще прошептал Дейл.

— А? — удивлённо обронила Латина.

Прежде чем нападать, Дейл передал Латине вожжи и сказал на всякий случай надеть капюшон — девочка была очень красивой, какой-нибудь бандит мог случайно запомнить её лицо и затаить злобу.

А потом Дейл бросился в атаку. Пулей пролетев через деревья, он обратился к магии земли, своей любимой:

— О земля, с богами нас соединяющая, я, Дейл Реки, именем своим приказываю

Переполошившиеся грабители выпустили стрелы, но поторопились, а потому сильно смазали. Ловко прыгая из стороны в сторону, парень вскинул разложенный наруч и ответил огнём на подавление, стараясь, однако, бить как можно прицельнее.

– …Внемли моему желанию, преобразись и поглоти всё вокруг. Трансформация земли.

Это заклинание не было атакующим, но отлично помогало контролировать ситуацию на поле боя. Кроме того, Дейл практически не тратил энергию, когда использовал магию земли, то есть он мог наложить Трансформацию на огромный участок.

Кусок леса исчез.

Земля провалилась. Деревья и валуны упали на дно исполинской ямы. Грабители полетели следом за ними, даже не успев понять, что произошло.

Это был довольно грязный ход, но он с лихвой оправдывал себя.

Часть отряда ухитрилась не попасть под заклинание. Подскочив к оставшимся врагам, Дейл столкнул одного в пропасть, тут же развернулся, принял на наруч удар другого, оттолкнул его — разбойник и сам разорвал дистанцию, стараясь не угодить под пинок — и быстро прочитал короткое заклинание. Под ногами вспучилась небольшая кочка, противник споткнулся и упал. Дейл быстро сломал ему ногу, чтобы не убежал, и отправил на дно ямы.

Скоротечная драка закончилась.

Услышав, что шум стих, Латина заглянула в лес.

— Дейл, ты как, не ранен?

— Я цел и невредим. Ах, Латина, какая же ты у меня добрая! — Дейл с бескрайней нежностью посмотрел на неё, а потом повернулся к грабителям — из его взгляда исчез даже намёк на теплоту. — Считайте, что сегодня вам крупно повезло.

«Один раз оставишь таких в живых, а вы потом без зазрений совести в тёмной подворотне сунете нож под ребро. Если бы не Латина, я просто закопал бы вас здесь, и дело с концом, но я не хочу оказывать на неё дурное влияние».

Дейл специально рассчитал силу так, чтобы никого не убить, но он нисколько не расстроился бы, если бы деревья придавили пару-тройку грабителей. Всё равно Латина не видела, что происходит на дне ямы.

«Одна надежда, что за вас заплатят».

Он позвал Латину, и они вместе вернулись на дорогу.

— В общем, это было совсем не страшно, — закончила Латина.

Сами грабители вряд ли согласились бы с ней.

— Ах да, я же привезла вам сувениры!

Девочка достала из сумки два тщательно перевязанных свёртка и отдала подругам.

Хлоя с Сильвией развернули несколько слоёв тонкой бумаги и увидели две небольших — с ладошку — шкатулочки, сделанных из покрытых перламутром ракушек. Шкатулки мягко отражали свет, притягивая взгляд.

— Какая красота!

— Спасибо, Латина!

— Я тоже купила себе такую, только другого цвета.

Хлое досталась нежно-кремовая, Сильвии — голубоватая, а себе Латина взяла бледно-розовую. Её шкатулка стояла дома, на полке.

— Они из Куалле. О, и раз уж речь зашла о Куалле…

До начала урока оставалось ещё немного времени, поэтому Латина, улыбаясь, решила рассказать о событиях, произошедших в портовом городе.

На обратном пути Дейл с Латиной остановились в той же гостинице.

— Предлагаю побыть в Куалле подольше. Основные достопримечательности мы с тобой осмотрели в прошлый раз, так что будем просто гулять и отдыхать.

— Хорошо! — энергично кивнула Латина.

Затем девочка полезла в рюкзак, достала из потайного кармашка кошелёк, разложила на столе серебряные и принялась пересчитывать их.

Дейл удивлённо наблюдал за ней.

В Лабанде в ходу были медные и серебряные монеты. Медяки сжимали в кулачках дети, когда шли за сладостями, а одного серебряного хватало, чтобы покрыть ежедневные расходы.

Существовали и золотые, но ими мало кто пользовался. Разве что авантюристы, когда получали награду за крупные задания или покупали дорогие оружие и броню, да аристократы. Вытаскивая золотую монету в обычной лавке, покупатель рисковал снискать на свою голову гнев продавца, которому пришлось бы искать сдачу.

Вообще, люди старались носить в кошельках медные и серебряные монеты, а крупные суммы держать в храмах Азрака. Так было безопаснее и удобнее.

Глядя на длинный ряд серебряных, Дейл вздохнул.

— Немало…

Латина работала в «Танцующем оцелоте» и, конечно, получала зарплату. Деньгами она не разбрасывалась, покупала только то, что действительно необходимо — например, кое-какие вещи для путешествия, — а остальное откладывала. В результате у неё скопилась приличная сумма, надёжный задел на будущее.

— Дейл, я хочу купить подарки Хлое, Сильвии и Рите. Давай сходим, посмотрим, что тут продаётся. Я уверена, в Куалле полно прелестных вещиц.

— Ладно. Тогда завтра походим по рынку.

— Угу!

«Фуф, мне прямо легче на душе стало. В прошлый раз Латина интересовалась только едой, и я уже начал волноваться, что где-то ошибся в её воспитании, и теперь она совсем не интересуется девчачьими штучками. Наверное, тогда мы только начали путешествие, и Латина была вся на взводе, а сейчас немного успокоилась и вспомнила, что развлекаться тоже надо», — подумал Дейл и мысленно отметил на карте Куалле несколько мест, где продавались милые сверкающие вещицы, которые любила дочка.

Они рано легли спать и встали чуть позже обычного. После завтрака в гостинице Дейл и Латина, взявшись за руки, отправились на прогулку.

В дороге Латина завязывала волосы в два хвоста по бокам головы, чтобы не мешались, но сегодня, по особому случаю, оставила их распущенными. Так она выглядела торжественнее и наряднее, чем обычно.

— Можно снова поужинать в «Молчаливой чайке», — предложил Дейл.

— Правда?

— Или перекусить по пути, а на ужин съесть что-нибудь лёгкое.

— Тоже здорово… — протянула Латина и негромко застонала. Видимо, никак не могла выбрать, чего ей больше хочется.

Дейл нашёл её терзания крайне милыми и украдкой улыбнулся, а потом потянул дочь за руку и медленно, давая время на раздумья, повёл к морю.

Вскоре они пришли на рынок.

Это были те же самые торговые ряды, что и в прошлый раз, но сегодня они по непонятной причине казались какими-то другими. Возможно, дело было в том, что сейчас девочка смотрела не только на продукты, но и на всё остальное вокруг и видела гораздо больше.

Через Куалле каждый год проходили тысячи путешественников, многие приезжали полюбоваться местными достопримечательностями. Для них-то и были открыты небольшие ресторанчики, забегаловки и тележки с основным продуктом Куалле — блюдами из морепродуктов.

От прилавков и лотков пахло чем-то умопомрачительно вкусным. Латина поминутно сглатывала слюну и в конце концов сдалась на милость желудка. Если бы она решила терпеть до самого ужина, то помешалась бы от пыток соблазнительными ароматами.

Дейл купил им по порции устриц на вертеле. Воспитанная девочка не хотела есть на ходу, поэтому они встали у края дороги и принялись угощаться. Латина сняла устрицу зубами, попыталась раскусить её и удивлённо замычала: у неё не получилось. Пришлось приложить больше усилий, но даже тогда твёрдое упругое мясо пережёвывалось с крайней неохотой.

— Если не хочешь, давай мне, — предложил Дейл.

— Мгм!

Девочка закивала и отдала вертел. Она уже наелась. Что ни говори, а у маленького желудка были и свои минусы, несколько омрачавшие радость прогулки.

В один присест проглотив устриц, Дейл предложил:

— Купим попить?

— Угу, — кивнула Латина, округлив глаза от удивления.

Дейл подвёл её к лотку с экзотическими фруктами и попросил у продавца сок из незнакомого плода. Напиток оказался освежающим и очень вкусным. С его помощью девочка наконец-то сумела проглотить устрицу.

— Фу-у-у-уф! — громко выдохнула она, тут же опомнилась и, прикрыв рот руками, смущённо посмотрела на Дейла. — Устрицы такие жёсткие.

— Ну да, моллюски же. Но, если сварить их с вином, они будут мягче. Хочешь попробовать?

— Давай! Должно быть вкусно!

Они купили устриц, вымоченных в вине и сдобренных чесноком, и Дейл сразу же подумал, что к ним больше подошло бы пиво, а не сок. И он был недалёк от истины. Местные действительно брали таких устриц в качестве закуски под выпивку.

Латина приметила, как Дейл соскабливает мясо раковиной, и поспешила последовать его примеру. Она тщательно прожевала горячую устрицу и негромко, но довольно замычала. Чеснок не перебивал, а подчёркивал специфический вкус устриц.

— Это и правда очень вкусно! — проговорила она, громко дыша и остужая рот.

Дейл с огромным удовольствием наблюдал за ней. Он никогда не устал бы восторгаться маленькими манерами своей дочери.

— Пойдём поищем подарки. Может, увидим ещё что-нибудь необычное и попробуем.

— Пошли! Есть на ходу тоже весело! — обрадованно улыбнулась Латина.

Продуктовые лавки остались позади, им на смену пришли магазинчики с сувенирами для туристов. Здесь продавались как зарубежные товары для лабандцев, так и местные для туристов и путешественников.

— Ну вот, продуктовые ряды закончились, теперь пойдут сувенирные. Самое то, если ищешь необычный подарок или какую-нибудь диковинку в коллекцию.

— О-о.

— Дальше по улице будут дорогие гостиницы. В них часто останавливаются иностранные торговцы и богатые простолюдины. А вот аристократы заглядывают туда редко. Разве что низшие.

— Понятно… На рынке было весело, и что-то подсказывает, что и здесь я не заскучаю! — улыбнулась Латина.

Дейл крепче взял её за руку, чтобы возбуждённая девочка не отстала и не потерялась.

— Здесь много гуляк, а значит, много карманников, — предупредил он, весомо подняв палец, и Латина, опомнившись, тихо ойкнула.

Они подходили к каждой витрине и надолго задерживались, если замечали что-нибудь миленькое, девчачье. Порой их внимание привлекали необычные поделки чужеземных ремесленников. Они со всех сторон рассматривали чудны́е вещицы и смеялись над ними.

Походив по магазинам, Латина решила взять Рите изящную фарфоровую куклу. Дейл очень удивился. Он никогда не подумал бы подарить Рите такое.

Продавец заворачивал покупку, когда на улице внезапно зашумел народ.

Дейл с Латиной переглянулись и, захватив куклу, поспешили наружу присоединиться к толпе. Девочка — чистый сгусток любопытства — тут же принялась протискиваться к первым рядам, чтобы узнать, из-за чего весь сыр-бор.

Как оказалось, в центре внимания была красивая девушка. Судя по сопровождению в лице горничной и телохранителя, она происходила из богатой и статусной семьи. Впрочем, её поведение больше подошло бы не чинной леди из строгого общества, а уличной озорной девочке — именно девочке; в её лице, движениях, жестах ещё осталось что-то от невинного ребёнка. Да и одежда не соответствовала аристократической: лёгкое непритязательное платье было слишком коротким для формального, а прочные кожаные ботинки никак не походили на изысканные туфельки.

Девушка перебегала от витрины к витрине и с живым интересом рассматривала выставленные товары. Выражение её лица постоянно менялось. Сперва это было любопытство, через мгновение — удивление, а в следующую секунду девушка уже задорно улыбалась.

— Принцесса роз... — пробормотал Дейл.

Латина склонила голову набок.

— Дейл, вы знакомы?

— Что? А, нет, мы ни разу не встречались, я только слышал о ней. Но это она. Таких волос больше ни у кого нет.

Дейл был прав. Людей привлекла не столько красота девушки, сколько её длинные шелковистые волосы необычного розового цвета: нежного, точно цветы миндаля, на свету, и яркого насыщенного — совсем как у садовых роз — в тени.

— Это проявление магии? — спросила Латина.

— О, ты слышала о нём? Наставник Корнелио рассказал?

— Да, он. У меня на родине много у кого так было. И, скорее всего, не только на родине. У демонов вообще часто проявляется магия.

— У русалов тоже. Они все — маги воды.

— Ну да. У сильных магов с самого рождения яркие красивые волосы, глаза и всякое такое.

— С твоими волосами то же самое?

«Они платиновые, а это сам по себе необычный цвет».

— Нет, я не настолько сильный маг, — покачала головой Латина. — И волосы у меня такие же, как у Рага. Это наследственное.

Магическая энергия оказывает огромное влияние на всех живых существ.

Наделённые магией звери, птицы, насекомые становятся больше, быстрее, сильнее, иногда умнее. У представителей семи народов излишки энергии выражаются в ярких нетипичных цветах волос и глаз, реже кожи.

Например, русалы, водный народ. Они большую часть жизни проводят в воде, умеют дышать под водой. Магическая энергия у них чаще всего проявляется в виде синих или зелёных волос.

Вообще, процент таких цветовых аномалий сильно разнится от народа к народу. Те же демоны практически не обращают внимания на такое, а вот у людей проявление магии — настоящая редкость. Кроме всего прочего, далеко не каждый сильный маг мог похвастаться такой чертой.

— Её называют принцессой, но на самом деле она — дочь регионального лорда, то есть не такая уж и титулованная, — добавил Дейл.

— Но волосы всё равно красивые, — проговорила Латина.

— Если я правильно помню, у неё ещё и глаза затронуты проявлением. Они у неё тёмно-синие. Того же цвета, что и бог, благословивший её. Принцесса роз — высокоранговый служитель Нили.

— А ты много знаешь о ней.

— Друг рассказывал. Он близко знаком с ней.

«Надо будет не забыть подколоть Грегора при следующей встрече», — хохотнул в рукав Дейл, вызвав в памяти образ собранного, серьёзного юноши — своего друга.

— Кстати, Латина, ты знаешь, сколько у тебя магической энергии?

— Точно не знаю. Раг был превосходным магом, но часто говорил, что энергии у него не очень много. И что у меня так же.

«Раг… Получается, Латина унаследовала способность к контролю магии от отца? А что, может быть. Он же, наверное, и научил её основам. Я очень сомневаюсь, что Латина сама разобралась в магии исцеления. Она, конечно, умница, но это был бы уже перебор… Латина говорила, что общалась только с родными. И она всегда тепло отзывалась о Раге. Она очень любила его. Наверное, Раг был отличным демоном».

— Значит, у тебя на родине были демоны с проявлениями магии? И что у них такого было? Волосы, глаза? — спросил Дейл, поддерживая разговор.

— Фиолетовые волосы... Очень-очень красивые фиолетовые волосы, — спокойно, даже, пожалуй, чересчур спокойно ответила Латина, глядя куда-то вдаль.

— О, а я слышала о Принцессе роз. Говорят, у неё такое мощное благословение Нили, что она умеет исцелять раны, с которыми не справляется обычная магия, — покивала Сильвия.

— О-о, — дружно протянули подруги.

— Путешествие... Здорово. Я бы тоже хотела попутешествовать, — мечтательно добавила Сильвия.

Хлоя с Латиной переглянулись и хихикнули.

Сильвия всегда грезила дальними странствиями.

«Я точно дома», — подумала Латина.

И тут по классу разнёсся громкий, на грани истеричного вопля, крик:

— Л-Латина?! Ты вернулась?!

Все обернулись.

На пороге застыл мальчик, всем своим видом выражающий крайнее изумление и непомерную радость.

— Давно не виделись, Руди.

— Ага… Латина, когда ты вернулась?

— Давай потом. Учитель уже здесь.

Латина улыбнулась, но напряжение между ними только выросло. Руди же застыл, ошеломлённо хлопая глазами.

Остальные дети наконец не выдержали и расхохотались.

Всё-таки Руди порой бывал таким неуклюжим.