Том 2    
Интерлюдия. Тем временем в Кройце

Интерлюдия. Тем временем в Кройце

«Здравствуй, Рита.

Как у тебя дела? С ребёночком всё хорошо? А у Кеннета, Жильвестра и всех остальных?

Мы с Дейлом живы-здоровы. Дейл говорит, что мы идём строго по плану.

Я побывала в Куалле и в деревне зверолюдей. Там у Дейла живёт родственник. Я спросила, кто такие родственники, и узнала, что это семья семьи. У Дейла большая семья.

Ты даже не представляешь, сколько всего нового я для себя открыла!

Ещё мы прошли через аллею деревьев, усыпанных розовыми цветами. Это было так красиво! Мы сделали привал и перекусили бутербродами, а вокруг нас кружились лепестки. Как бы я хотела, чтобы ты тоже их увидела. Вот бы у нас в Кройце росли такие же деревья.

А потом…»

— Спасибо, — поблагодарила Рита и, взглянув на строку адресанта, расписалась за получение.

— Не за что. Надеюсь, вы ещё воспользуетесь нашими услугами, — с дежурной улыбкой ответил молодой почтальон.

Его можно было бы принять за обычного авантюриста, если бы не висевшая на плече тёмно-зелёная сумка с эмблемой крылатого конверта — знак крупнейшей в мире почтовой гильдии. Именно там работало большинство магов-срединников, не отличавшихся большой силой. Помимо разноски писем и посылок, они дрессировали почтовых птиц, причём самые умелые почтальоны справлялись даже с магическими существами.

Гильдия держала филиалы в крупных городах вроде Кройца и Куалле, так что местные могли в любой момент оставить запрос на доставку посылки или письма адресату. Но, безусловно, не слишком далеко. А вот жителям небольших деревень приходилось каждый раз ждать почтальонов, которые регулярно обходили вверенную им территорию.

Аккуратно вскрыв толстенький конверт, Рита обнаружила внутри ещё два, поменьше. За услуги гильдии приходилось платить, поэтому экономная Латина отправила письма Рите и Хлое вместе.

— Кеннет, тут Латина письма прислала. Нам и подруге. Занесёшь ей, когда пойдёшь за покупками?

— Занесу, всё равно по пути.

Достав письмо, Рита углубилась в чтение.

— Угу, идут спокойно. Ну да Дейл и не собирался никуда спешить.

— Где они сейчас?

— Были в деревне зверолюдей.

— А, точно, у Дейла же там родня. Опять же крыша над головой, а крыш в тех краях можно по пальцам пересчитать. Латину-то надо беречь, — сказал Кеннет, просмотрел письмо и кивнул. — Ага, в одиночку Дейл шёл бы куда быстрее, но они и так опережают график. Должно быть, Латина оказалась выносливее, чем мы думали.

Они с Дейлом вместе составляли план путешествия.

Здесь и пригодился богатый опыт Кеннета, в юности охранявшего торговые караваны. Приняв во внимание все обстоятельства, он проложил маршрут, который без особого труда преодолела бы даже неопытная Латина. Также он посоветовал запастись провизией и магическими устройствами.

— Латина в восторге, — усмехнулась Рита, вернувшись к письму. Благодаря работе с бумагами, она научилась проглядывать документы в мгновение ока, но сейчас читала не торопясь, впитывая каждое слово. — Знаешь, я и не думала, что без неё у нас будет так тихо.

— Ну, это ненадолго, — усмехнулся Кеннет, указывая на округлившийся живот жены.

— Латина будет отличной сестрой.

— Ещё какой отличной.

— Но сперва нужно пережить эту тишину. И в зале все сидят, как сонные мухи…

— А что с них взять, — вздохнул Кеннет. — Прибыль хоть есть?

— Есть. Примерно такая же, как была до появления Латины, — невесело усмехнулась Рита, отвечавшая также за бухгалтерию.

«Танцующий оцелот» издавна считался негласной базой авантюристов Кройца, сюда часто заглядывали опытные знаменитые искатели приключений. Новички боялись их и предпочитали обходить таверну стороной.

Очаровательная Латина взяла на себя роль «буфера» между ветеранами и неофитами, став третьей особенностью «Оцелота» наравне с вкусной едой Кеннета и низкими ценами. И её слава приносила Кеннету с Ритой неплохие деньги.

Но вот девочка уехала, и всё сразу изменилось. Постояльцы уезжали быстрее, новички засиживались реже, да и в целом поток клиентов стал мельче.

— Понятно, что Латина изменила Дейла. Но ещё она изменила нашу таверну.

— Да.

— Может, доверишь ей часть блюд?

— Такими темпами она вообще всех дневных клиентов приберёт, — возразил Кеннет.

Рита улыбнулась.

— Так и будет. И, может, даже скорее, чем мы думаем.

Латина каждый день узнавала что-то новое. Кеннет и Рита знали, что она вырастет замечательной девушкой, и с нетерпением ждали того времени.

…Конечно, путешествовать весело, но я уже жду возвращения, чтобы рассказать вам обо всём.

Я с огромной радостью вспоминаю, как вы провожали нас и желали счастливого пути. Надеюсь, когда я вновь смогу сказать вам: «Привет, вот и я», — вы ответите: «С возвращением».

Я слушаюсь Дейла и следую вашим советам. Не волнуйтесь, я вернусь целой и невредимой.

Рита, береги себя и своего малыша, передавай привет Кеннету и завсегдатаям.

Латина.

Рита бережно убрала письмо обратно в конверт, положила его в ящик стола и прошептала:

— Можешь не сомневаться, мы встретим тебя, как подобает. Ведь здесь твой дом, да?.. Пусть тебе сопутствует удача.

И она помолилась за неё Зелёному богу, которого считала своим покровителем.

Войдя в класс, Хлоя первым же делом окликнула подругу:

— Сильвия, Латина прислала письмо!

— О-о! И как она, в порядке?

— Ну да, это же Латина. В порядке, конечно.

Сильвия Фаль была дочкой стражника, служившего в замке местного лорда. Она жила в элитном западном районе, но совсем не гордилась этим и общалась с другими ребятами без капли высокомерия. Они с Хлоей подружились в первый же день занятий, а потом к их компании присоединилась и Латина.

«Уже полмесяца прошло, как Латина уехала. Она говорила, что погостит у родичей Дейла и вернётся ближе к осени. Надо будет тоже написать ей. Ради такого я даже чистописание подтяну! — воодушевилась Хлоя. — А то нечестно выйдет: Латина приедет обратно и не будет знать ничего из того, что произошло в Кройце».

— Она побывала на море и в деревне зверолюдей.

— Зверолюдей? Не встречала их в Кройце. Разве что метисов среди авантюристов.

— Я тоже не встречала. Даже в «Оцелоте», когда ходила в гости к Латине.

— Эх, вот бы увидеть одного, — мечтательно проговорила Сильвия, глядя вдаль.

При рождении её благословил Акдар, бог путешественников, поэтому девочка, как и все подопечные Зелёного бога, грезила о дальних неизведанных странах, хранящих множество загадок.

— Сильвия, ты после школы пойдёшь служить в храме?

— Пока не знаю, — протянула Сильвия, положив голову на руки. — Так будет быстрее всего, наверное… Заодно магию освою.

— Ты умеешь колдовать?

— Как оказалось, умею. Спасибо Латине.

Одно время Хлоя и компания всерьёз заинтересовались магией, поэтому Латина попыталась научить их заклинаниям. Естественно, почти никто не справился даже с произношением, а вот Сильвия обнаружила у себя скрытый талант. С тех пор Латина учила её языку демонов — приветствиям, прощаниям и прочим будничным фразам. Сильвия мечтала когда-нибудь съездить в Василио, страну демонов, и уже готовилась к этому.

— А ты чем займёшься, Хлоя?

— Семейным ремеслом. Удивительно, но мне стало нравиться шить!

— О, как раз будет у кого заказывать одежду.

— Заказывай! И подороже!

— Хлоя! — внезапно крикнул Руди и бросил что-то маленькое и чёрное.

Девочка обернулась и, мгновенно узнав вещицу, ловко поймала её.

— Руди, ты совсем дурак?! Ты хоть соображаешь, что делаешь?!

— Ты чего? — опешил мальчик. — Я просто вернул его тебе. У меня всё получилось.

— Получилось? У тебя?

— Да, у меня! Было трудно, я не привык работать с таким твёрдым материалом, но вот… А что, плохо вышло? — спросил он, смущённо отведя взгляд.

— Что это? Камень? — полюбопытствовала Сильвия.

Хлоя открыла кулачок и показала ей чёрный камушек, тщательно огранённый и отполированный.

— Красивый, да? Латина отдала его мне, — сказала она, чуть приподняв вещицу и любуясь игрой света на гранях.

— Латина?

— Ага. Сказала, что я могу забрать, раз мне понравилось.

— А откуда он у Руди?

— Я все думала, как бы обработать его, а потом вспомнила, что у Руди дома есть молоточки, напильники, полироль — в общем, всё необходимое.

«Я хотела поблагодарить его, но он втихую отпилил кусок и смолчал. Думал, наверное, что я не замечу».

— Как тяжело с этими неискренними людьми, — добавила она, пожимая плечами.

— Он же мальчишка. Да ещё и маленький.

Девочки в таком возрасте развиваются быстрее…

Чёрный камушек был рогом Латины.

Хлое сразу понравился небольшой аккуратный рожок, и она ужасно расстроилась, когда подруга отломала его.

«Можно, я заберу его? Чего он будет лежать у тебя, покрываться пылью?» — спросила она, и Латина разрешила.

Сперва Хлоя сама попыталась обработать его, но быстро поняла, что без мужской силы и специальных инструментов не справится, и обратилась за помощью к Руди.

— Кстати, Руди, а ты чем займёшься после школы? — спросила Хлоя.

Она поинтересовалась просто так, в продолжение темы разговора, но Руди отреагировал чересчур подозрительно: вздрогнул, отвёл взгляд и начал заикаться.

— Н-ну… Д-да так… Тебя не к-касается…

Хлоя и Сильвия, две хищницы, коварно улыбнулись друг другу, почуяв добычу.

— М-м. А поконкретнее?

— Д-да ничем не буду! Чего пристали?!

— Ну ладно...

— Кстати, Латина тут письмо прислала.

— А-а-а Латина тут при чём?!

— А? Так тебе всё равно, что с ней?

— Вовсе нет!..

— Если не всё равно, так и скажи. Правильно я говорю?

— Ну конечно.

Марсель и Энтони с ухмылками смотрели, как Руди сорвался на беззвучный крик и затопал ногами.

— И чего ерепенится? Ясно же, что девчонки взяли его в оборот и решили выжать до последнего, — спокойно заметил Марсель.

— Чтобы было ясно, нужно включить голову.

— И научиться вовремя сдаваться.

— Марсель, чего ты улыбаешься так важно, будто мировую мудрость изрёк?

Друг не ответил.

— Энтони, а ты, кажется, собирался учиться дальше, в старших классах?

— Ага.

— То есть будешь работать на лорда?

— Хотелось бы. Папа ведь тоже у него работает. Но не знаю… Торговая компания — тоже хороший вариант.

Отец Энтони был младшим служащим лорда. Эта должность не передавалась по наследству. Конечно, мальчик мог прибегнуть к связям, но всё равно его место запросто мог занять кто-нибудь другой.

— А ты останешься в пекарне?

— Да. Я люблю наш хлеб, а большего мне и не надо, — кивнул Марсель.

Обычно дети перенимали ремёсла родителей, особенно старшие сыновья и дочери. Младшие могли податься куда-нибудь на сторону, но это происходило редко.

— У Руди есть старший брат.

— Но он всё равно хотел стать кузнецом. Интересно, почему вдруг заупрямился?

Мальчики посмотрели друг на друга и кивнули.

— Из-за Латины?

— Из-за Латины.

— Да уж, он как открытая книга.

— Интересно, как Латина сама ещё ничего не заметила?

— Так ведь он перед ней весь такой холодный и колючий… Иногда его выдержке можно даже позавидовать.

— Ну и не забывай, что со стороны всегда виднее.

И мальчики снова обменялись кивками.

— Дурак он.

— Это точно.

— Эй, я все слышу! — воскликнул Руди, чуть не плача.

В этот момент дверь открылась, и вошёл учитель.

— Рудольф, в классе шуметь нельзя, — предупредил он, улыбаясь одними губами.

Руди вздрогнул, опомнившись, и осмотрелся. Остальные ребята сидели на своих местах как ни в чём не бывало.

«Недотёпа, что с него взять», — усмехаясь, подумали друзья.