Том 2    
3. Девочка в портовом городе

3. Девочка в портовом городе

После нескольких дневных переходов, ночёвок под открытым небом и в гостиницах почтовых городов Дейл с Латиной наконец-то добрались до Куалле.

«Ого! А он совсем другой! — удивилась девочка. — Крыши такие же красные, а вот стены почти все белоснежные, в ярких синих узорах. И воздух здесь солёный».

Куалле покровительствовал не только Ахмар, которого лабандцы считали старшим богом пантеона, но и Азрак, повелитель морей и покровитель ремесленников.

Но больше всего Латину поразило…

— Море! Дейл, Дейл, это же море! Давай сходим к нему!

— Тише, тише, Латина, — усмехнулся парень. — Давай сперва заселимся в гостиницу и оставим вещи. Да и ей отдохнуть надо. — Он указал на третьего члена отряда.

— Ой, и правда. Прости, Блао, — виновато проговорила Латина и погладила лошадь по носу. Кстати, она сама придумала эту кличку.

«Вообще, я хотел продать её после путешествия, но теперь даже не знаю… Латина привязалась к ней, горевать, наверное, будет. Может, даже расплачется», — тревожно подумал Дейл.

На этот раз они заплатили за постой больше, чем обычно. Дополнительные деньги пришлось отдать за безопасность — вместо обычного ключа портье выдал им индивидуальный магический. С ним можно было спокойно оставить вещи и уйти хоть до самой ночи, не боясь воров.

Дейл планировал провести в портовом городе три дня.

Во-первых, он обещал Латине прогулку по Куалле, известному своими видами — каждый год толпы туристов приезжали полюбоваться ими. Во-вторых, они шли уже довольно долго и начали уставать, а дальше их ждали горы с узкими тропами и крутыми подъёмами.

В номере Дейл оставил только сумки и наруч. Куртку и меч он снимать не стал, как и нож. Парень постоянно носил его с собой на задания и привык делать им мелкую работу: разделывать туши, резать ветки и всё в таком духе.

Латина последовала его примеру и скинула только рюкзак и ножны, причём не бросила вещи на проходе, а аккуратно сложила в угол.

— Дейл, я смогу отсюда послать письмо в Кройц?

— Конечно. Тут есть почтовое отделение.

— Ура! Тогда я обязательно напишу Хлое и Рите! — обрадовалась девочка.

— А это значит, что мы просто обязаны погулять по Куалле, чтобы тебе было о чём написать, — хитро улыбнулся Дейл.

— Ага!

«Тем более, я и сам давненько не гулял просто так, для души. Всё по работе носился, — подумал Дейл. — Но на первом месте, разумеется, Латина. Конечно, шли мы небыстро, и она ни разу не жаловалась на усталость или боль в ногах — демоны вообще очень выносливые, — однако немного развеяться никому не повредит».

И они пошли гулять.

Куалле можно было назвать окном Лабанда в другие страны. Тут всё казалось другим, даже воздух.

Навстречу то и дело попадались люди с необычной внешностью, носящие странную одежду и разговаривающие на незнакомых языках.

Латина с огромным интересом рассматривала их, иногда даже останавливалась и оборачивалась вслед.

Вскоре они миновали центральную часть города и оказались в порту.

— Ух ты-ы-ы! — закричала девочка. Её глаза сверкали ярче солнца, отражающегося в морской глади.

«Какой я всё-таки молодец, что взял Латину с собой, а не оставил дома. Это же настоящий праздник для души!» — самодовольно думал Дейл, наслаждаясь искренним восторгом дочки.

В гавань вошло торговое судно.

— Какой корабль!.. Дейл, откуда он?

— Видишь вон тот флаг? На нём герб...

Он назвал крупное государство, лежавшее к западу от Лабанда. Латина, похоже, слышала о нём, потому что закивала.

— Оно очень далеко отсюда, да?

— Да, ты права.

— Как здорово! Тут столько всего нового!

Девочка подбежала к краю пристани и перегнулась через ограждение, чтобы лучше рассмотреть корабль. Дейл поспешил поддержать её.

Что ни говори, но за эти полтора года он стал отличным опекуном.

Если бы Латина не проголодалась, она, наверное, рассматривала бы корабли вечно.

— Дейл, давай пойдём посмотрим, что есть на здешнем рынке, — предложила она.

— Пойдём, — согласился парень.

Естественно, в Куалле продавали очень много морепродуктов. Дойдя до рыбного ряда, Латина остановилась и даже рот открыла от изумления.

— Ого! Сколько её тут!

Безусловно, рыба продавалась и в Кройце, но не свежая, а сушёная и мороженая. Её перевозили в специальных холодильных установках, работавших на магии тьмы и воды. Из-за особенностей транспортировки цена взлетала… ну, если не до небес, то весьма высоко. Простым людям она была не по карману.

Шагая вдоль навесов, Латина с огромным интересом рассматривала выставленный товар. Заметив на земле прямо перед собой большую плоскую рыбину, она от неожиданности подпрыгнула, а потом подняла голову, изумлённо охнула и подскочила к другому прилавку, где продавали морских ежей.

— Как же его едят, такого колючего? — спросила она, легонько потыкав пальцем усеянного твёрдыми иголками ежа.

— Разрезают и выедают.

— О-о...

Ёж был ещё живым и вяло шевелил иглами. Девочка заворожённо рассматривала его, а потом случайно бросила взгляд в стоявшее рядом ведро и оцепенела.

«Что же там такое?»

Дейл тоже заглянул внутрь и увидел двустворчатых моллюсков. Некоторые лежали с высунутыми дыхательными трубками-сифонами. Латина хотела потрогать их и уже вытянула руку, но вовремя вспомнила, что это товар, и просто взялась за край ведра.

А потом моллюски начали выбрасывать из сифонов воду.

«Ну всё, мы здесь надолго», — хмыкнул про себя Дейл.

И Латина действительно оторвалась от них, только когда уже серьёзно проголодалась.

Они зашли в ближайшую кафешку и, разумеется, заказали морепродукты.

— Когда мы впервые встретились, ты накормил меня рыбой, — вспомнила Латина, раскладывая на жаровне рыбу и посыпая её солью. Немного подождав, она взяла щипцы и аккуратно перевернула каждый кусочек, чтобы хорошенько прожарить их с обеих сторон.

— Ага.

— А сегодня моя очередь угостить тебя жареной рыбкой. Надеюсь, ты не откажешься? — улыбнулась девочка.

— Конечно, нет! Твоей рыбы я готов съесть целую гору!

И всё-таки в чём-то Дейл совсем не изменился.

Наевшись до отвала, Дейл с Латиной продолжили гулять по торговому району.

Чем дальше они уходили от порта, тем меньше видели рыбы и больше — иностранных товаров. В одной лавке на витрине стояла самая настоящая радуга из заморских специй, в другой — изысканная керамика, расписанная красочными орнаментами, в третьей висели образцы тканей с причудливыми экзотическими узорами.

«Я как будто и правда попала за границу!» — восторженно думала Латина.

— Латина, — позвал Дейл.

— Что?

— Дай мне руку. Здесь очень шумно и слишком много людей. Не хочу, чтобы ты потерялась.

Увлечённая своими мыслями девочка недоумённо взглянула на Дейла, а потом поняла, что он имел в виду, просияла и с радостью протянула ему маленькую ладошку.

И они пошли гулять дальше, то и дело обмениваясь счастливыми улыбками.

Они вернулись в гостиницу уже на закате, но не стали готовиться ко сну, а достали одежду понаряднее.

Латина выбрала любимое розовое платье, расчесалась и завязала волосы лучшими кружевными ленточками, затем пристегнула к походной сумочке ремешок и перекинула её через плечо.

Дейл в очередной раз растаял от нежности.

«Я как-то привык за эти дни к Латине в шортах. Уже и забыл, какая она милая в платье».

Сам он надел рубашку и брюки поприличнее, снял с пояса меч, однако нож оставил. Ходить безоружным по ночному городу было опасно.

Дело в том, что они решили поужинать не в дешёвом трактире, как обычно, а в представительном ресторане, который посоветовал портье. «Там подают очень вкусные морепродукты, и играет живая музыка. Вы не пожалеете», — сказал он.

— Я смотрю, ты прямо вся в предвкушении, — усмехнулся Дейл, глядя, как Латина кружится по комнате.

— Ага, я очень хочу пойти! — кивнула Латина.

Собравшись, они спустились в холл. Перед тем как выйти наружу, парень обернулся и строго проговорил:

— От меня ни на шаг! Я не переживу, если тебя украдут!

«Латина сейчас особенно милая. Будь я на месте какого-нибудь негодяя, точно попытался похитить бы её! Да думаю, даже у законопослушного человека проснутся недобрые намерения. Нет, я не спущу с неё взгляда!»

Конечно, если бы случилось невозможное, и Латину всё-таки похитили, Дейл прочесал бы всю округу, но нашёл бы её. И, может, сравнял бы с землёй пару-тройку городов, чтобы было удобнее прочёсывать. А преступника, естественно, ждали бы адские мучения.

— Тогда давай возьмёмся за руки, — предложила Латина. Ближе к вечеру похолодало, поэтому она предусмотрительно надела поверх платья дорожную накидку.

Дейл тотчас согласился, и девочка с готовностью сжала его широкую ладонь.

Солнце закатилось за горизонт, наступили сумерки.

Куалле преобразился.

Яркие алые крыши стали приглушённо-багровыми, белые стены казались бледно-голубыми, а синие узоры на них — почти чёрными. Город словно погрузился на морское дно, и только яркие пятна фонарей и окон не давали иллюзии полностью завладеть сознанием.

— Говорят, что истинная красота Куалле раскрывается после захода солнца, — сообщил Дейл.

— Изумительно, — едва слышно прошептала Латина, как будто опасаясь, что громкие звуки разрушат хрупкое сказочное очарование.

К этому часу люди уже разошлись по домам, поэтому никто не мешал наслаждаться фантастическим зрелищем.

По тихим улицам Дейл с Латиной дошли до ресторана «Молчаливая чайка».

«Какое-то неправильное название», — усмехнулся парень, открывая дверь.

Внутри было светло, как днём. За столиками шумели посетители, между ними сновали официанты в форменных костюмах, а на сцене в центре зала играли спокойную мелодию музыканты.

— Ух ты! — проговорила Латина.

Она мгновенно разрумянилась, начала притоптывать в такт музыке и чуть ли не затанцевала, но сдержалась — вспомнила, что хотела вести себя как настоящая леди. Стараясь держаться чинно и пристойно, она подошла к столику и села на предложенное место.

Дейл всё-таки улыбнулся.

«Эх, а вот у меня никакой выдержки. Видимо, не гожусь я сопровождать мою леди».

В трактирах и тавернах еду чаще всего подавали на одной большой тарелке, но здесь, в гордящемся своей репутацией ресторане, каждому блюду полагалась своя отдельная тарелочка.

«Здесь такой богатый выбор… Я бы хотела попробовать всё: и вот это, и это, и вон то, что заказал Дейл, — но тогда не останется места для десерта. Хм, что же взять?..»

Наконец, Латина сделала заказ, и вскоре официант принёс ей порцию сочной тушёной рыбы.

«Уа-а-а! Какая красота! Сразу видно, готовил настоящий мастер. И соус интересный, оранжевый. Цитрусовый, наверное? Интересно, какой он на вкус? И… Как вообще это есть?» — озадаченно подумала девочка, взяла вилку и уже приготовилась вонзить её в нежную розовато-персиковую плоть с хрустящими чешуйками, как вдруг обратила внимание на Дейла и замерла.

Из-за характера работы парень часто гостил в резиденции герцога Эльдиштета и посещал светские рауты, поэтому выучил основы этикета, в том числе столового. И сейчас он применял знания на практике.

«Это отличный шанс научиться тому, как нужно вести себя за столом!» — решила Латина и принялась подражать Дейлу, украдкой поглядывая на него.

Дейл, естественно, раскусил её замысел, но не подал виду, лишь приложил все усилия, чтобы не ударить в грязь лицом.

Как опекун, он мог гордиться собой.

После рыбы и супа с морепродуктами пришла очередь десерта, тоже изысканно оформленного и поданного на красивых блюдечках.

Латина заказала несколько видов пирожных с фруктами и фруктовым сиропом.

— Ва-а-ау! — полушёпотом выдохнула она, рассматривая кулинарный шедевр со всех сторон и в нерешительности покачивая вилкой. Наконец она выдохнула, отломила кусочек, попробовала и чуть не растаяла от наслаждения.

Дейл обошёлся простым мороженым. Он спокойно относился к сладкому и не ел его много.

«Да и вообще, довольная Латина — это лучший десерт! Не зря мы пришли сюда. Надо будет ещё раз поблагодарить портье».

Внезапно музыка изменилась. Дейл невольно обернулся.

Пока они ужинали, на сцене появилась женщина с экзотическим струнным инструментом. Она носила лёгкое платье чужеземного покрова, подчёркивающее изгибы стройной фигуры, жёлтый пояс, большую фиолетовую чалму, золотистые серьги, покачивающиеся в такт движениям, и ожерелье из крупных бусин.

Тихая мелодия пробуждала затаённую грусть и, казалось, уносила в далёкую страну, откуда пришла в Куалле.

— Дейл, — позвала Латина, склонив голову набок.

— Что?

— Она... демон?

— С чего ты взяла?

Из-за чалмы было непонятно, если ли у женщины рога.

— У неё браслет совсем как у меня.

Дейл снова посмотрел на музыканта и действительно заметил у неё на левом плече непримечательный серебристый браслет.

— И правда похож...

«Мы, люди, почти ничего не знаем о демонах. Вдруг этот браслет означает что-то очень важное?»

— Интересно, зачем он нужен? — проговорила Латина. — Раг наказывал всегда носить его с собой. И у него на внутренней стороне что-то написано.

— Да?

— Ага. Но я не знаю, что. Я покинула родину ещё до того, как выучила буквы, — грустно улыбнулась девочка.

Дейл мгновенно принял решение, подозвал официанта, вручил ему чаевые и, указав на музыканта, тихо попросил:

— Передайте ей, пожалуйста, что я хотел бы поговорить с ней, если ей будет удобно. Если что, я остановился в…

«Надеюсь, она согласится, и мы узнаем о демонах немного больше. Особенно об одной маленькой демонице», — подумал Дейл.

Несмотря на насыщенный вечер и вкусный ужин, Латина вышла из ресторана грустной.

«Надо приободрить её», — решил Дейл и, взяв девочку за руку, специально повёл её по длинной дороге.

И задумка удалась.

Ночная прогулка изгнала печальные мысли и вернула хорошее настроение.

«Я хочу, чтобы Латина улыбалась», — с нежностью подумал Дейл.

Первый день в Куалле закончился.

Утром Дейл проснулся из-за тихого стука дождя в оконное стекло.

«Так даже лучше. Будет повод не пускать Латину на улицу. Пускай хорошенько отдохнёт».

— Сегодня мы никуда не пойдём. Сама видишь, что на улице творится, — сказал он за завтраком.

— Хорошо, — покладисто ответила Латина.

Девочка совершенно не расстроилась и, похоже, не собиралась скучать.

Вернувшись в номер, она села у окна, открыла его и принялась разглядывать город, растворяющийся в светло-серой пелене дождя. Иногда она замечала что-то интересное и перегибалась через подоконник, чтобы лучше рассмотреть это.

Дейл же перетряхнул багаж, проверил запасы провизии и заодно удостоверился, что магические устройства работают по-прежнему исправно. Во время стоянок под открытым небом и ночёвок в трактирах или на постоялых дворах у него не было на это времени.

Латина с Дейлом практически не разговаривали. Они и без слов понимали друг друга и просто наслаждались мирной тишиной.

После незамысловатого обеда они задремали под шелест дождя. Проснувшись, Латина села за письмо в Кройц. Дейл занялся своими делами.

А потом пришёл посыльный с ответом от вчерашнего музыканта.

Дейл бегло просмотрел полученную визитку и полез в карман за чаевыми.

— Передайте, пожалуйста, что мы придём завтра днём.

— Хорошо, — кивнул посыльный, откланялся и ушёл.

Латина раздражённо отодвинула письмо — впечатлений от первого путешествия оказалось слишком много, они никак не хотели умещаться на листах — и подошла к Дейлу.

— Он от той женщины из ресторана?

— Да. Она сказала, что у неё есть свободное время завтра, перед вечерней сменой. Похоже, нам всё-таки удастся поговорить.

— Значит, она действительно демон?

— Не знаю, не спрашивал. Я сказал, что мы хотим поспрашивать о браслете, и она согласилась. Надеюсь, она расскажет что-нибудь о нём и о традициях демонов.

Латина немного подумала.

— Я знаю очень мало, а о демонах так вообще ничего… Узнаю ли, когда вырасту?

— Я тоже не знаю. Значит, будем учиться вместе.

— Вместе?

— Ага.

Они улыбнулись друг другу.

Но Дейл при этом думал:

«Это всё хорошо, но я должен знать больше, чем Латина. Иначе она быстро вырастет и, возможно, разочаруется во мне, как в опекуне. Пусть ещё немного побудет маленькой. Хм, интересно, Кеннет поэтому придумывает всё новые и новые рецепты? Тоже не хочет проигрывать Латине? Теперь я его немного понимаю».

Поужинав, они легли спать.

Наутро дождь закончился, однако небо по-прежнему хмурилось.

Дейл с Латиной отправились на рынок за едой, лекарствами и другими предметами, которые могли пригодиться в дороге.

Внезапно девочка загорелась идеей:

— Дейл, Дейл, давай возьмём рыбу!

— Свежую? Нет, не получится.

— Нет, вяленую! В Кройце мало свежей, зато много вяленой! Кеннет научил меня готовить её!

«Обычно дети в её возрасте думают не о готовке, а о сувенирах и украшениях, — усмехнулся парень. — Ну ладно, раз хочет, то почему бы и нет».

— Ладно, давай.

— Ура! — воскликнула Латина и от радости даже пошла вприпрыжку.

Обойдя рынок, они купили вяленую рыбу и другие продукты длительного хранения. Причём брали побольше — после Куалле их ждали горы с разбросанными там и сям маленькими поселениями, где вряд ли можно было найти торговцев. Также Дейл пополнил запасы лекарств. Магия отлично затягивала раны, а вот болезни лечить не умела.

Нагруженные сумками, они зашли в дешёвую кафешку перекусить и заказали суп с морепродуктами и хлеб, а потом всё-таки соблазнились умопомрачительными запахами с соседнего столика и взяли на второе жареную рыбу.

Латина разрезала панировку, с наслаждением вдохнув ароматный пар. Затем наколола кусочек рыбы на вилку, попробовала и часто-часто задышала — обожглась.

— Вкуснятина!

— Угу!

Прикончив половину порции, Дейл вспомнил, что Латина хотела стать шеф-поваром, и выдавил на остатки рыбы дольку лимона.

«Даже хорошо, что я вспомнил об этом только сейчас. Так Латина сперва попробовала блюдо, как оно есть, а потом приправленное и поняла разницу».

Наевшись, они вернулись в гостиницу, оставили покупки и отправились в «Молчаливую чайку».

Обеденное время прошло, поэтому в ресторане почти никого не было.

Музыкант сидела за угловым столиком. Дейл не сразу узнал её в простой блузке, длинной юбке и круглом берете.

«На первый взгляд самая обычная женщина. Только вот… Сначала чалма, теперь берет. Может, она и правда прячет рога? Хорошо, что я взял с собой Латину. Надеюсь, они найдут общий язык».

Сама девочка, кстати, немного нервничала и пряталась за Дейлом, робко выглядывая из-за него.

Когда они подошли, женщина подняла голову, приветливо улыбнулась, заметив Латину, и жестом пригласила сесть.

— Здравствуйте, я Дейл Реки. Большое спасибо, что согласились встретиться с нами, — начал парень.

— О, что вы, не стоит. Так о чём вы хотели спросить меня?

— О вашем браслете. — Дейл взглянул на серебристое украшение.

— Но ведь в нём нет ничего особенного, — склонила голову набок музыкант.

— У моей знакомой есть похожий, поэтому я хотел бы узнать, для чего они нужны…

— Простите, — внезапно перебила Латина. — Я демон. Со сломанными рогами.

— Латина!

— Оу...

Под изумлёнными взглядами опекуна и музыканта девочка раздвинула волосы и показала остатки рогов.

— Я ещё маленькая, поэтому практически ничего не знаю. Расскажите, пожалуйста.

Латина догадалась, что Дейл нарочно говорил туманно — старался обезопасить её, — и именно поэтому поняла, что должна рассказать правду.

«Если она демон, то сразу поймёт, что я преступник, но всё равно нельзя ничего утаивать!» — решила она.

«Латина, зачем?! — запаниковал Дейл. — Я же теперь никак не смогу выгородить тебя!»

И он приготовился к худшему.

Но…

— Как?.. За что?.. Ты же совсем девочка… — ошеломлённо проговорила музыкант.

— Я ничего не знаю, — сразу же сказал парень. — Я нашёл Латину уже после того, как умер её отец. Тогда она была ещё меньше и имела при себе браслет. Совсем как у вас.

— Понятно… На моей родине, в единственной стране демонов, такие браслеты дарят отцы своим детям. С их помощью можно узнать, как тебя зовут и кто твой родитель. Кстати, позвольте представиться. Меня зовут Гларос[✱]Вероятно, от греческого γλάρος — «чайка»..

Она сняла берет, обнажив два вертикальных рога, формой отличавшихся от рогов Латины. А потом немного рассказала о себе.

В отличие от Латины, она покинула родину добровольно и отправилась путешествовать по миру. В один прекрасный день она влюбилась в человека, вышла за него замуж и поселилась в Куалле.

Закончив, она сделала небольшую паузу и спросила:

— Можно задать вам один вопрос?

— Конечно, — кивнул Дейл.

— Как много вы знаете о демонах?

— Я — почти ничего. Да и Латина тоже. Она просто не успела ничего выучить.

— Ясно. Дети людей и демонов растут одинаково, поэтому Латине столько лет, на сколько она выглядит… Хотя я впервые сталкиваюсь с тем, чтобы маленьким детям ломали рога. Так странно, — грустно добавила Гларос. — Я родилась далеко-далеко на юго-западе, в захолустном регионе Василио[✱]Вероятно, восходит к греческому Βασιλιάς — «монарх»., стране Первого архидемона и самой большой стране демонов вообще. Поселения демонов раскиданы по всему миру, но образцовое правительство есть только в Василио.

— Получается, архидемоны — это короли демонов?

— Нет. Королём — в вашем, человеческом понимании — можно назвать только Первого архидемона. Другие не правят странами, — поправила Гларос. — В Василио детей растят матери. У нас нет обычая, чтобы мужчина и женщина заключали брак и жили вместе.

«Я столько раз сталкивался с архидемонами и их даймонами, но впервые слышу об этом, — поразился Дейл. — Хотя я же сражался с ними, а не разговаривал, так что ничего удивительного».

Латина сидела, округлив глаза. Казалось, она внезапно поняла для себя что-то очень важное.

— Дети у демонов рождаются редко, поэтому появление ребёнка — это большой праздник, особенно для отцов. Они специально заказывают браслеты с выгравированными именами. Так они благословляют детей на жизнь. — Гларос сняла своё украшение и показала внутренний обод с незнакомыми Дейлу символами. — Это буквы демонов. Сильно отличаются от человеческих, правда? Здесь написано: «Я, Коридаллос[✱]Вероятно, от греческого κορυδαλλός — «жаворонок»., дарю сие моей любимой дочери Гларос. Пусть она найдёт своё счастье». Коридаллос — это имя моего отца, Гларос — моё. А вот эта часть — пожелание, — объяснила она, водя пальцем по словам.

Латина внимательно осмотрела браслет.

— Дейл, можно ручку и бумагу?

Парень обратился к официанту, и тот мигом исполнил его просьбу.

Девочка принялась старательно переписывать текст, между делом поинтересовавшись:

— Все пишут на браслетах одно и то же?

— В основном. Пожелания могут немного отличаться, но общая структура везде одинаковая, — ответила Гларос.

— Понятно, — кивнула Латина, сравнила свои записи с текстом на браслете, а потом взволнованно нацарапала что-то.

— Латина, что это?

— Это было на моём браслете… По крайней мере, так я запомнила. Может, это имя Рага?

— Дашь взглянуть? — попросила Гларос, посмотрела на лист, немного подумала и написала рядом какое-то слово. — Может, вот так? Смарагди, означает «зеленый камень»[✱]С греческого σμαράγδι переводится как «изумруд»..

— Смарагди, — повторила Латина. — Так звали Рага?

— Вполне может быть, — кивнула Гларос. — Иногда демоны позволяют своим детям звать их сокращённо. Твой отец мог подумать, что ты не выговоришь его полное имя, поэтому назвал короткое.

Дейл немного отодвинулся, обвёл взглядом обеих демониц и подытожил:

— Значит, Латина родилась в Василио, стране Первого архидемона?

— Не исключено. Мама рассказывала мне, что у Третьего и Шестого тоже есть свои общины, но нет таких традиций.

— У Третьего и Шестого? — недоумённо переспросила Латина.

Дейл вкратце объяснил ей:

— Третьего архидемона также называют Морским. Скорее всего, потому, что он сотрудничает с русалами на востоке. А Шестого прозвали Гигантским, поскольку он очень высокий. Я слышал, что он берёт в даймоны только своих сородичей и постоянно странствует.

— М-м...

— Правильно. Да и маленьких деревень полно. Но я не знаю, где они расположены, — добавила Гларос.

— А разве есть Первый архидемон? — внезапно спросила Латина.

— А? Ну, страна Первого архидемона есть, да.

— Правда? А разве Второй архидемон не убила Первого? — уточнила девочка, склонив голову набок.

Потрясённая Гларос кивнула.

— Да, убила… Не думала, что ты знаешь об этом, ты же такая маленькая. Ещё когда я жила в Василио, Второй архидемон убила Первого и разрушила бо́льшую часть страны. Из-за неё-то я и убежала. Да, это было очень давно… Но Первого архидемона нет и по сей день, вместо него страной и храмами управляют даймоны.

— Значит... в Василио сейчас нет архидемона? — переспросил Дейл.

— Да. Архидемон — это не титул, он не передаётся по наследству, как у вас, людей.

— *****, ********, ***, ***, — быстро пробормотала Латина.

Дейл ничего не понял, а вот Гларос кивнула.

— Именно. У других народов есть герои — любимцы богов и вершители судеб. А у нас, демонов, есть архидемоны — избранники богов и защитники слабых.

— Значит, новый архидемон…

— Новый король появится, когда боги решат, что время пришло.

— Да уж, мы действительно ничего не знаем о демонах, — вздохнул Дейл. — Для нас архидемоны — это воплощение страха и горестей.

Гларос улыбнулась.

— Тут нет ничего удивительного. Василио редко контактирует с внешним миром, а вот Злобные архидемоны, наоборот, часто.

— Злобные архидемоны?

— Наверное, вы не слышали этот термин… Так мы называем архидемонов, которые избрали путь зла и жестокости.

— Как, например, Седьмой архидемон, он же Агрессор?

— Именно. А вместе с ним Второй архидемон, любительница убийств и пыток, и Четвёртый — повелитель болезней, переносчик чумы. Даже мы, демоны, боимся их.

Внезапно они обратили внимание, что в ресторане стало намного шумнее.

Близился вечер, люди стягивались ужинать.

«Я думал, мы разговаривали меньше», — удивился Дейл.

— Уже так поздно? Простите, но мне пора готовиться к работе, — извинилась Гларос.

— Что вы, мы очень благодарны вам. Мы узнали даже больше, чем рассчитывали, — заверил её Дейл и, встав, поклонился.

Латина увидела его жест и поспешно сделала то же самое. Гларос улыбнулась и погладила её по голове.

— Нам пора, Латина, пойдём.

— Хорошо.

Но на полпути к дверям девочка внезапно развернулась и подбежала к Гларос.

— Извините… А… А что произошло с вашим мужем?

Женщина немного помолчала, а потом догадалась, что Латина имела в виду, и тихо ответила:

— Для человека он прожил очень долго. Я была с ним до самого конца.

Латина негромко охнула, но, видимо, что-то такое и ожидала услышать, потому что сумела совладать с чувствами.

— У вас были дети?

— К сожалению, нет. Демонам и между собой редко удаётся зачать ребёнка. А с представителем другого народа ещё реже, — сказала Гларос и снова погладила девочку по голове.

«Бедняжка. Ей предстоит пережить нечто большее, чем разницу во внешности и обычаях».

— А вы… рады, что встретили вашего мужа?

— Да. Я была счастлива, — призналась Гларос. Ведь она до сих пор жила в городе мужа и каждый вечер играла его любимую музыку.

— Это замечательно! — улыбнулась Латина, сдерживая слёзы.

Женщина обняла её.

«Ах, если бы только у нас был ребёнок, то, может, я точно так же обнимала бы его».

По дороге обратно в гостиницу Дейл внимательно наблюдал за Латиной.

«Не знаю, о чём они с Гларос говорили в конце, но вряд ли это было что-то весёлое. Латина вцепилась в меня, как будто боится, что я куда-нибудь исчезну. Нет, так дело не пойдёт».

И он подхватил дочку на руки.

Латина вскрикнула от неожиданности, рывком подняла голову и недоумённо заморгала большими серыми глазами.

— Дейл, ты чего?

— А что такое?

— Я не маленькая. Я и сама могу идти.

— Ага… А ты потяжелела.

«Когда-то давно я носил её вот так каждый день».

— Может, ты и выросла, но это не отменяет того, что я изредка могу побаловать тебя. Ведь ты моя милая, очаровательная, любимая девочка, — возразил Дейл, шагая по дороге и поглаживая Латину по голове.

Девочка тотчас успокоилась, прижалась к нему, привычно обняла за шею и осмотрелась. С такой высоты она, конечно, видела намного больше, чем с земли. Но не ночной Куалле занимал сейчас её мысли.

— Дейл...

— Что?

— Спасибо тебе за всё, — прошептала Латина ему на ухо. — Я люблю тебя.

На город опускался тихий вечер.

В просветах между облаками перемигивались первые звёзды.