Том 2    
Бонус 5. Бабушка, цветы и воспоминания

Бонус 5. Бабушка, цветы и воспоминания

Латина проводила много времени вместе с бабушкой Вен.

Вендельгард очень любила её. Иногда даже казалось, что сильнее, чем собственного внука. И, пожалуй, сильнее, чем сам Дейл любил Латину.

— Ах да, когда мы шли сюда, то встретили целое поле цветов, — вспомнила Латина, рассказывая о путешествии в Тислоу.

— М-м, понятно. Тогда, может, сходим завтра полюбоваться цветами? Возьмём с собой завтрак, поедим на природе, — с улыбкой предложила Вендальгард.

Девочка, конечно, согласилась.

Наутро они отправились в горы.

Здесь, в Тислоу, зима отступала неохотно. Весна только-только набирала силу.

Пройдя немного по тропе, Вендельгард остановилась на полянке, посреди которой возвышалось могучее дерево, усыпанное розовыми цветами от нижних ветвей до самой макушки. Сквозь переплетённые ветки пробивались тёплые лучи солнца.

— Ух ты! — воскликнула Латина.

Подбежав к дереву, она раскинула руки и закружилась, колыхая платиновыми волосами.

— Хорошо, что мы пришли сюда, — довольно пробормотала Вендельгард. Она уже сидела на нежной зелёной травке и раскуривала трубку, которую достала из нагрудного кармана.

— Бабушка, я вот сейчас подумала. Я почти не видела людей, курящих трубки.

— Просто в нашей стране они не особо популярны, — рассмеялась Вендельгард и протянула Латине трубку. Девочка сразу обратила внимание на красивый узор, покрывавший чашу.

— Цветы?

— Да. Мне не идут цветы, правда?

— Ну что ты! Они очень красивые!

— Эту трубку вырезал для меня муж. Он не мог похвастаться силой, зато мастерски делал всякие мелкие вещицы.

— Муж? Дедушка Дейла?

— Да.

— Каким он был?

Вендельгард ответила не сразу. Она посмотрела на облака и выдохнула облачко дыма, вспоминая, как муж сидел рядом с ней на этом же самом месте и любовался розовыми лепестками, кружившимися на фоне небесной синевы.

— Любуешься ли ты природой сейчас, где-то там? — улыбнувшись, прошептала она, достала бутыль с наливкой и немного пригубила. — Скажем так, Латина, он был хорошим. По-своему хорошим.

— Вот так бабушка поведала мне о твоём дедушке, — закончила Латина.

По вечерам она всегда рассказывала Дейлу о том, что произошло днём.

— Дедушка...

Он умер очень рано.

Дейл запомнил его мастером на все руки. Именно дед научил их с Рандольфом владеть мечом, хотя все в Тислоу предпочитали пользоваться луками. Он же занимался всей бумажной работой клана — энергичной Вендельгард никогда не хватало терпения на это, — а также обучил Рандольфа математике, счётному делу и некоторым другим наукам.

В Тислоу о нём слагали легенды.

Дейл ни разу не слышал, чтобы кто-нибудь плохо отзывался о его деде, хотя он был чужаком и попал в клан только после свадьбы с Вендельгард.

«Говорят, он был человеком с характером. Единственное, чего я не понимаю…»

— Хотя нет, из-за своего характера-то он, наверное, и женился на бабушке, — вслух закончил парень и вздохнул.

— М-м? — протянула Латина.