Том 1    
5. Малышка играет, колдует, готовит


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
artemavix
6 мес.
Yergnoor, поправлено. Спасибо за бдительность!
yergnoor
6 мес.
Исправьте пожалуйста одну небольшую ошибку. 6 глава, после иллюстрации:
««А-а! Неужели… Неужели она узнала, что люди живут меньше людей?!» — осенило Дейла.»
Должно быть «люди живут меньше демонов»
artemavix
7 мес.
Fahrengeht, вполне себе норма. Там перевод одной команды, здесь другой.
Отредактировано 7 мес.
fahrengeht
7 мес.
А то что на сайте уже есть это ранобэ,и его первые тома полностью переведены-это норма ?
Отредактировано 7 мес.
bad_boy
7 мес.
А то что на сайте уже есть это ранобэ,и его первые тома полностью переведены-это норма ?
да
Отредактировано 7 мес.
niki08082004
8 мес.
Урее, наконец будет качественный перевод данного ранобэ

5. Малышка играет, колдует, готовит

По улице быстро шла миловидная девочка с чудесными платиновыми волосами, завязанными в два хвостика по бокам головы. Хвостики были украшены большими синими бантами. Она носила любимое платье в голубую клетку, а в руке держала небольшую плетёную корзинку белого цвета. Тоже любимую.

Добравшись до площади, девочка увидела друзей и, просияв, закричала: «Хлоя!». Помахав ребятам, она побежала к ним навстречу.

Южный район Кройца мало подходил для игр. Здесь можно было найти дешёвые ночлежки, впускающие каждого, как бы подозрительно он ни выглядел; питейные, где безработные авантюристы уже к полудню надирались до поросячьего визга; провонявшие паршивой косметикой дома любви, куда мужчины ходят утолять похоть; а также разные лавки и магазинчики для путешественников и искателей приключений, торгующие подчас не совсем законными товарами.

До недавнего момента Дейл вообще запрещал Латине ходить одной. Однако узнав, что ей почти восемь, а, значит, она пойдёт в школу, разрешил дочке гулять по Южной главной улице в сторону центральной площади. Благо «Оцелот» стоял недалеко от неё.

«Моя девочка всё-таки растёт. Я должен понемногу приучать её к самостоятельности», — рассуждал парень.

Вот так Латина начала сама бегать на площадь и играть там с друзьями из восточного района.

Точнее, на площади они только встречались, а потом, чтобы не теряться в толкучке базара, все вместе отправлялись в близлежащий парк — одно из малочисленных зелёных пятен Кройца. Дети любили резвиться среди ухоженных газонов и клумб, а взрослые — отдыхать на скамейках или неторопливо прогуливаться по дорожкам.

Латина обогнула незнакомых ребят и, сияя улыбкой, подошла к друзьям.

— Латина, ты чего такая довольная? — полюбопытствовала Хлоя.

— Случилось что-то хорошее? — спросил Марсель.

— Дейл вернулся!

— Правда?

— Вот здорово!

Друзья знали, как Латина тосковала по нему, поэтому очень обрадовались, снова увидев её весёлой и счастливой.

— Дейл сказал взять с собой и угостить вас. Хотите? — предложила Латина, протягивая корзинку, в которой лежали сладости из столицы.

Руди заглянул внутрь и чуть не подавился слюной.

— Ого! Выглядят дорогими и вкусными! Можно я всё съём?

— Ты смотри, он и правда слопает всё и не почешется, — хохотнул Энтони.

Из всей четвёрки Латина быстрее всех подружилась с Хлоей, которая уверенно занимала пост лидера их маленькой компании и железной хваткой удерживала мальчишек в узде. Она уважала Хлою за смелость и решительность, и та отвечала взаимностью, признавая острый ум и сообразительность Латины. Невзирая на разные характеры, девочки прекрасно дополнили друг друга и вскоре стали не разлей вода. Недаром говорят, что противоположности притягиваются.

Круглолицый полноватый добряк Марсель всегда был вежлив и предупредителен с Латиной, старался не пугать её, поэтому занимал почётное второе место в списке друзей.

Словесные обороты и поступки худощавого русого Энтони Латина понимала не всегда, но неприязни к нему не испытывала. Хлоя частенько называла его пройдохой, а взрослые — здравомыслящим.

А вот Руди (вообще, его звали Рудольф, но все предпочитали сокращённый вариант), самый высокий и крупный среди всех, Латине не нравился. Он вёл себя грубо не только во время знакомства, но и после, постоянно дразня и высмеивая девочку. Хлоя пыталась вразумить его, но без толку.

Раньше Латина практически не общалась со сверстниками, поэтому не понимала, как вести себя с этим задирой.

Ребята родились и выросли в Кройце. Они знали всех, и все знали их, так что вместе с ними Латина легко вливалась в незнакомые компании.

Вот так девочка впервые узнала, что значит «играть с друзьями».

— Чем займёмся сегодня?

— Давайте в салки-прилипалки!

— О, давайте! Вон с ними! Латина, идёшь?

— Конечно!

На бегу друзья быстро рассказали ей правила.

Салки-прилипалки были вариацией обычных догонялок. Тот, кого осалили, брал водящего за руку и вместе с ним гонялся за остальными. Цепочка росла и росла, пока не заканчивались участники.

Очень весёлая игра для большой компании.

Вообще, дети могли не бояться играть днём, несмотря на плотный поток путешественников. Особняк градоначальника стоял близко к центру, поэтому на улицах всегда было полно стражников, неустанно бдящих за общественным порядком, а местные трущобы жались к внешней стороне крепостной стены.

Некоторым приходилось работать чуть ли не с пелёнок, однако подавляющее большинство ребятишек играло и веселилось, наслаждаясь беззаботными деньками детства.

Где ещё в Лабанде можно найти такое, как не в благополучном и процветающем Кройце.

После нескольких конов салок-прилипалок все устали и разбежались.

Латина с друзьями отошли немного в сторону, повалились прямо на траву и принялись потрошить корзинку.

Обёрнутые тонкой бумагой пирожные брауни[✱]Шоколадное пирожное. Может иметь консистенцию торта, кекса или печенья. прямиком из столичной кондитерской для богатых людей оказались очень вкусными, однако Латина сидела и дулась, всеми силами показывая своё раздражение. Впрочем, выглядела она при этом скорее мило, совсем как маленький зверёк.

— Латина, не хмурься, — подбодрил её Энтони.

— Всё очень вкусное, — поддержал Марсель.

Но настроение у девочки не улучшилось.

— Почему Руди бегает только за мной? — пробурчала она.

— М? А, потому что ты маленькая и медленная, — тотчас откликнулся Руди, держа в каждой руке по брауни.

— Я была не самой маленькой!

— Зато самой медленной.

— Я не медленная! — возмутилась Латина. Руди существенно задел её гордость. — Это ты бегаешь только за мной!

Энтони усмехнулся, Хлоя нахмурилась, а Марсель промычал что-то неразборчивое.

Руди невозмутимо развернул очередное пирожное.

— Неужели он настолько глупый, что сам этого не замечает? — прошептала Хлоя.

— Он же ребёнок, — тихо ответил Энтони.

«Самый большой ребёнок среди нас, — про себя добавил он. — Его можно читать, как открытую книгу. Даже как-то… неловко».

А Латина тем временем попробовала брауни, улыбнулась и напрочь забыла о доставучем друге.

С самой первой встречи Хлоя и остальные считали Латину особенной.

Она родилась в далёкой стране, не очень хорошо разговаривала на их языке, умела колдовать, жила без родителей, зато с опекуном в таверне для авантюристов, носила платья и ленты, которые другие дети обычно надевали только на праздники, обладала роскошными платиновыми волосами и вообще выглядела прелестно, точно маленькая принцесса из сказки.

Каждый из этих пунктов шёл вразрез с привычной жизнью ребят.

К слову, они знали, что Латина — демон. Она сама раздвинула волосы и показала им маленькие чёрные рожки, и даже разрешила Хлое потрогать целый. Девочка сказала, что он тёплый и приятный на ощупь.

Но при этом Латина наотрез отказалась рассказывать, почему один из рогов сломан, и все сразу поняли, что лучше не поднимать эту тему. Даже толстокожий Руди.

В отличие от взрослых, насквозь пропитанных подозрениями и предрассудками, они легко приняли демона в свою компанию. Сперва они держались на небольшом расстоянии, но потом привыкли и полюбили свою маленькую милую подругу.

Конечно, Латина знала об этом и отвечала взаимностью.

А вот Дейл не знал о магических способностях Латины. Он считал, что маленькие дети не умеют колдовать в принципе.

Когда дочка обмолвилась о своей силе, он так удивился, что чуть вилку не выронил.

— Что?! Латина, ты умеешь колдовать?

— Я умею. Но только одно простое заклинание исцеления.

«Так-так… Я всё думал, что делать, если какой-нибудь негодяй позарится на внешность Латины или заметит сломанный рог и наложит на неё лапы. А вот и решение. Научу её атакующей магии. Да, это оружие, настоящее опасное оружие, но я знаю Латину. Она никогда не направит его на невинных людей».

Однажды Дейл разыскал свой старый учебник магии и позвал девочку.

— Латина, какого элемента твоя лечащая магия?

— М-м... светящегося.

— Света? А не знаешь, у тебя противоположные или смежные элементы?

— Нет, не знаю, — покачала головой Латина.

Дейл призадумался.

Магия — это способность менять реальность с помощью магической энергии, которая течёт во всех живых существах. Однако колдовать умеет далеко не каждый.

Прежде всего, маг может оперировать только совместимыми с ним элементами.

Всего их семь. Шесть — свет, вода, земля, тьма, огонь и воздух — располагаются по кругу, а в центре стоит средина.

Категорий совместимости всего три: одиночная средина, противоположная диада и смежная триада. То есть человек может обладать одним срединным элементом, парой противоположных или тремя смежными.

Например, Дейл мог управлять водой, землёй и тьмой.

Также от элемента зависит эффект заклинания. Взять то же исцеление. Такой эффект дают сразу три элемента: свет, вода и земля. Однако вода лучше всего справляется с плохим самочувствием и внешними ранами, земля — с истощением и тяжёлыми травмами, а свет считается универсальным. То есть у каждого элемента свои преимущества.

— Тогда давай выясним. О вода, — произнёс Дейл.

Настолько короткая фраза не считалась заклинанием, но энергия отреагировала и замерцала у него в ладони.

— О-о!

— Поняла? Если ты взываешь к элементу, и он отвечает, то ты совместима с ним. Думаю, с языком заклинаний у тебя проблем не возникнет, ты же демон.

— А при чём тут это? — удивилась Латина.

— Остальные народы называют вас, демонов, прирождёнными магами, потому что вы разговариваете на том же языке, на котором составляются заклинания. И этим вы отличаетесь от остальных. Да будет тебе известно, многие совершенно не понимают его, даже отдельные слова произнести не могут. Можно сказать, маги — это те, кто справляется с языком заклинаний… Не слишком сложно?

— Получается… я могу колдовать, потому что я умею говорить?

— Да, как и все демоны.

Дейл взял Латину за руку и помог воззвать к элементам. Выяснилось, что девочка совместима со светом и тьмой.

— Раз ты умеешь накладывать исцеление, то наверняка знаешь, из чего состоят заклинания. Сперва ты выбираешь элемент, потом устанавливаешь контроль над ним, затем говоришь, что от него требуется, и завершаешь фразу названием явления, которое хочешь получить.

— Что?..

«То есть она не изучала теорию? Нет, конечно, обычно маленькие дети вообще не занимаются магией. Но относится ли это “обычно” к демонам?..»

— Латина, как ты изучала исцеляющую магию?

— Я запоминала всю фразу целиком. Ещё меня учили, как правильно использовать энергию.

— Зубрила, значит? Покажешь?

— Хорошо. — Латина сконцентрировалась и певуче заговорила. — О свет небес, именем своим заклинаю, исполни просьбу мою и излечи раненых. Исцеляющий свет.

Увидев, как её ладошки окутались мягким сиянием, Дейл выдохнул.

— Чудесное заклинание. Ты прекрасно контролируешь его без всяких приспособлений.

— Правда? У меня получилось?

— Да, и просто замечательно! — похвалил Дейл, взял учебник и перелистнул несколько страниц. — Давай пока обойдёмся без теории. Не хочешь выучить несколько простых заклинаний тьмы и составных света и тьмы?

Латина очень хорошо знала язык заклинаний — родной язык, поэтому в конечном счёте парень сам стал обращаться к ней за помощью в переводе незнакомых слов.

— Главное, не забывай, что заклинания — это просто один из языков. Ты легко можешь добавить несколько слов в уже имеющуюся формулировку и получишь более мощное заклинание. Но взамен ты ослабишь контроль над ним и потратишь больше энергии.

— Правда?

— Ага. К примеру, упрощённая версия твоего Исцеляющего света будет примерно такой. О свет, именем своим приказываю, излечи раны. Исцеляющий свет. И оно всё равно сработает, потребив меньше сил и заживив царапины и ссадины.

— А если я растяну его, то я справлюсь даже с глубокими ранами?

— В теории да, но, боюсь, ты не удержишь его. Именно в таких случаях на помощь приходят вспомогательные артефакты.

Обычно маги перекладывают контроль магии на зачарованные особым образом предметы — кольца, палочки, посохи и тому подобное. Эти предметы помогают определять точное количество необходимой энергии и зону воздействия. Максимальная эффективность при минимальных затратах.

Мощные, воздействующие на большую площадь атаки уже существуют. Гипотетически можно составить заклинание для испепеления целой армии, однако оно потребует колоссального количества энергии, надёжнейшего контроля и невероятно длинного текста. А читать целую поэму на поле боя непрактично и просто нереально.

Основная роль магов — держаться на безопасном отдалении от гущи схватки и атаковать врагов или поддерживать союзников. Чем больше простых заклинаний они выпускают, тем лучше.

— Дейл, я никогда не видела ничего подобного. И просто магических устройств я не видела тоже, — сказала Латина.

— Дело в том, что демоны редко контактируют с другими народами. Люди тоже практически ничего не знают о ваших традициях, — объяснил Дейл. — Магическое устройство — это механизм, который позволяет управлять магической энергией любых элементов даже тем, кто не умеет колдовать. А создавать их — это уникальная черта людей.

У каждого из семи народов есть своя отличительная черта. Так, демоны знают язык заклинаний и свободно колдуют, ала[✱]Ala (лат.) — крыло. В оригинале 翼人族 (крылатый народ). Я пролистал все девять томов и наткнулся на упоминание этого народа всего четыре раза. И… как-то не тянут они на ангелов, как их назвали в анлейте. летают благодаря растущим на спине крыльям, чешуйчатые русалы спокойно дышат под водой, а люди накладывают чары на различные предметы.

Также индивидуальными особенностями обладают некоторые магические и мифические создания. Например, драконы, властители небес, умеют летать, используя элемент воздуха, хотя никаких заклинаний полёта не существует в принципе.

— Короче говоря, магические устройства можно найти только у людей.

— Но ведь они такие удобные. Почему демоны такие замкнутые?

— Если бы только я знал…

«Ну, вообще-то я догадываюсь, почему. Это присуще всем обособленным народам. Но я никогда не скажу этого. Нет, никогда!»

Позже Дейл очень сильно пожалел о своём решении.

Над миром владычествовали семь богов Радужного пантеона, поэтому многие вещи были связаны с цифрой «семь». Год — время полной смены семи сезонов — состоял из четырнадцати месяцев, а сутки — из четырнадцати часов, которые назывались сокращёнными именами богов: час мар, час сеги и так далее. При этом к первым семи часам добавлялось «до середины суток», а ко вторым — «после середины суток». То есть рассвет был часом мар до середины суток, закат — часом мар после середины суток, время перед рассветом — часом сеги до середины суток, время перед закатом — часом сеги после середины суток.

Латина родилась в шестом месяце.

По крайней мере, в Лабанде не существовало свидетельств о рождении, никто не записывал точно, когда ребёнок появлялся на свет, поэтому празднования привязывались к месяцам.

Дейл заказал подарок у родителей Хлои, искусных портных. Точнее, не у них самих, а у владельца лавки на главной улице, где они работали.

Услышав об этом, Латина захотела узнать, как вообще шьют одежду. Загоревшись этой идеей, она спросила разрешения у подруги и со всех ног примчалась к ней.

Там её научили правильно держать иголку и делать простые стежки.

«Как бы Латина не слишком мешала родителям Хлои работать», — забеспокоился Дейл и поспешил извиниться и преподнести подарок.

Но мама Хлои улыбнулась и сказала ему:

— Что вы, это я должна благодарить вас. Когда Латина рядом, Хлоя ведёт себя как образцовая дочь. Она у меня умница, но такая егоза, ни минутки не может посидеть на месте, а наше ремесло требует терпения и сосредоточенности.

Когда подарок — светло-розовое платье с цветочным узором — был готов, уже наступило лето.

О тьма кромешная, именем своим заклинаю, исполни просьбу мою, сними жар и даруй охлаждение. Снижение температуры.

Ингредиенты в миске негромко захрустели и замёрзли. Латина взяла лопаточку и принялась тщательно перемешивать их.

Она не могла создать лёд напрямую, потому что для этого требовалось совместить элементы воды и тьмы, а вот остудить воду чисто тьмой — запросто. В конце концов, тьма отвечала за понижение характеристик, а свет, её противоположность, — за повышение.

Магия прочно вошла в повседневную жизнь Латины, после того как Дейл научил её упрощённым формулировкам нескольких заклинаний.

Стояла жара, поэтому девочка каждый день готовила свои любимые десерты на основе мороженого и шербета, экспериментируя с начинкой. Благодаря магии она справлялась намного быстрее Кеннета, которому приходилось пользоваться магическими устройствами.

Можно сказать, она занималась волшебной кулинарией.

«Эх, мне бы парочку таких магов… Хотя не буду же я нанимать их чисто для стряпни. Накладно выйдет», — криво усмехался Кеннет.

Несколько раз заморозив и перемешав ингредиенты, Латина получила мягкий нежный шербет и отнесла его в зал.

— Вот, Рита, держи. Сделай перерыв.

— Спасибо, Латина, — поблагодарила Рита и с радостью оторвалась от документов.

Она изнывала от зноя. Не помогали даже распахнутые настежь окна и двери. Вдобавок около неё постоянно топтались изжарившиеся потные авантюристы, что не прибавляло оптимизма.

«Вроде привычная работа, но на этот раз что-то совсем тяжко», — устало подумала Рита, попробовала шербет и растаяла от блаженства.

— А-а-ах... Объедение. Прошу я Кеннета, прошу приготовить что-нибудь наподобие этого, а он всё ни в какую. Спасибо, Латина, очень вкусно.

— Пожалуйста! — улыбнулась девочка, лакомясь своей порцией, а потом немного надулась. — Но у Кеннета всё равно получается вкуснее. Как же так?

— Просто он не хочет проигрывать тебе, вот и совершенствуется, — усмехнулась Рита.

— Совершенствуется?

До появления Латины Кеннет практически не готовил сладости, а сейчас расширил свой репертуар настолько, что спокойно мог открыть небольшую кондитерскую. Это внешне он казался спокойным, даже в чём-то беззаботным, но на самом деле каждый день ломал голову над новыми рецептами, лишь бы оставаться объектом восхищения своей маленькой ученицы.

«Хоть где-то его детское соперничество пригодилось», — про себя хмыкала Рита.

— Латина, как я поняла, ты не слишком привередливая, да? Кажется, ты не ешь только острое.

— Ага, у меня от пряностей во рту как будто разгорается огонь. Но немного перца я могу потерпеть.

Как-то раз малышка попробовала острое блюдо Дейла, после первой же ложки покраснела, залпом выпила стакан воды и умчалась на кухню за вторым, но в спешке забыла подставить стакан. Прибежав следом на ней, взрослые увидели, как она барахтается под мощной струёй воды и расхохотались, сами того не желая.

— А что ты любишь больше всего? Может, яйца?

— Да, люблю, особенно когда они нежные. А ещё я люблю сырно-сливочный соус.

Наверное, яйца ей понравились потому, что Кеннет впервые накормил её именно ими.

— И мягкий воздушный хлеб, и омлет, и гренки, — продолжала перечислять Латина.

К слову, она до сих пор завтракала сладкими гренками.

— А что ты ела у себя на родине?

— М-м, *** и ******, — не найдя подходящих слов, сказала Латина на языке демонов.

— Э-э… И как они на вкус?

— Ну... почти безвкусные. Я ела только их, поэтому блюда Кеннета показались мне божественными. Он готовит очень-очень вкусно, — широко улыбнулась Латина, не замечая, как удивилась Рита. — Я тоже хочу готовить вкусно, ведь так я сделаю людей счастливыми!

— Каждый год я задаю себе один и тот же вопрос: где ещё найдётся такой дурак, который наденет летом длинную чёрную куртку, — проворчал измотанный Дейл, вернувшись с задания по истреблению магических существ.

— А теперь представь, каково приходится латникам, — сказал Кеннет, наливая ему стакан холодной воды.

Зачарованная куртка Дейла весила намного меньше среднего доспеха, а защищала ничуть не хуже, особенно в паре с порезостойкой кофтой. Вот только летом в ней было ужасно, невыносимо жарко.

— Привет, Дейл! Вот, поешь холодненького, — сказала Латина, поднося ему десерт.

— Ага, привет, Латина. Спасибо, — выдавил улыбку парень и взял тарелку. — В последнее время ты только это и готовишь. Не устаёшь от перерастраты энергии?

Потребление магической энергии нельзя увидеть, лишь почувствовать по нарастающей слабости. Когда её запасы подходят к концу, маг может утратить контроль над заклинанием, а то и вовсе потерять сознание.

Необходимо внимательно следить за своим самочувствием и вовремя останавливаться. Особенно на поле боя.

— Нет, всё хорошо, — покачала головой Латина. — Я несколько раз попробовала и поняла, как направлять энергию в небольшое место.

— О-о! — протянул Дейл и посмотрел на дочку совсем по-другому — намного серьёзнее обычного.

— Ты чего? — удивился Кеннет. Будучи чистым воином, он ничего не смыслил в магии.

— Да так… Гадаю, все ли демоны так здорово контролируют энергию. Как я понял, Латина уже научилась ограничивать область воздействия.

— Ну и что?

— А то, что она ещё маленькая, и нормально о магии узнала совсем недавно. И при этом после нескольких попыток поняла, как уменьшать область воздействия, оптимизируя расход сил. Конечно, я знаю, как это делается, но я не учил её этому.

Теперь и Кеннет одарил девочку долгим взглядом.

— И с заклинаниями то же самое. Латина пользуется не моей упрощённой формулировкой, а своей изящной, из знакомой магии исцеления. А ведь это дополнительная нагрузка.

— Дейл, я умею это только потому, что ты учил меня. Раньше я направляла энергию сразу всюду, а теперь куда надо. Так намного легче.

— Вот видишь, Кеннет.

— Ага. Думаю, я не ошибусь, если назову Латину гением. Она схватывает всё на лету.

— Что, правда?

«Неужели ты только сейчас понял это?» — сокрушённо покачал головой Кеннет.

— Правда. Сперва готовка и уборка, а теперь шитьё. Латина понимает всё с первого раза. Но меня больше интересует другое. Если она такая умница, то почему раньше ничего не умела?

— А?

— Ну подумай. Латина такая сообразительная, но при этом её почти не учили ни магии, ни хозяйству. Хотя я не удивлюсь, если её и не учили вовсе, а она сама разобралась. В любом случае, таких различий быть не должно, пусть даже она демон.

До знакомства с Дейлом девочка умела, пожалуй, только заботиться о себе. Остальное ей пришлось показывать. Например, как правильно держать нож и выжимать тряпку.

— А ты прав, — протянул Дейл.

Сама Латина слушала их, недоумённо склонив голову набок.

— А-а?

— Получается, её либо просто ничему не учили, либо ей не нужно было ничего делать самой.

— Что? Мне?

— Тебе-тебе. Латина, скажи, тебя кто-нибудь учил так же, как мы?

— М-м... Я ещё не решила.

Взрослые опешили.

— Это как «не решила»?

— Ну, я не совсем поняла, но Ри… Хотя нет, я ничего не знаю.

Она резко зажала рот руками и замотала головой.

Дейл с Кеннетом переглянулись. Они поняли, что Латина больше ничего не скажет.

Временами девочка проявляла поразительное упрямство.