Том 1    
4. Отчёт о поездке парня


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
artemavix
6 мес.
Yergnoor, поправлено. Спасибо за бдительность!
yergnoor
6 мес.
Исправьте пожалуйста одну небольшую ошибку. 6 глава, после иллюстрации:
««А-а! Неужели… Неужели она узнала, что люди живут меньше людей?!» — осенило Дейла.»
Должно быть «люди живут меньше демонов»
artemavix
7 мес.
Fahrengeht, вполне себе норма. Там перевод одной команды, здесь другой.
Отредактировано 7 мес.
fahrengeht
7 мес.
А то что на сайте уже есть это ранобэ,и его первые тома полностью переведены-это норма ?
Отредактировано 7 мес.
bad_boy
7 мес.
А то что на сайте уже есть это ранобэ,и его первые тома полностью переведены-это норма ?
да
Отредактировано 7 мес.
niki08082004
8 мес.
Урее, наконец будет качественный перевод данного ранобэ

4. Отчёт о поездке парня

— Для меня Латина милее всех на свете. Не хочу бросать её и уезжать на какое-то там задание, — в очередной раз пробурчал ужасно мрачный Дейл.

— Опять дуришь? — привычно откликнулась Рита.

— Не-е-е-е-е-е-т! Я не вернусь к вечеру, я вообще не знаю, когда вернусь! Почему я должен променять Латину на разборки с этими старпёрами из гадючной ямы?!

Он распластался на стойке и заколотил по ней руками и ногами, будто избалованный истеричный мальчишка.

«До чего может довести стресс...» — покачала головой Рита и предложила:

— Тогда возьми Латину с собой в столицу.

— Ну уж нет. Я прямо чувствую, что, если оставлю Латину этим типам, случится какая-нибудь беда, — категорически отказался Дейл, на секунду подняв голову, а потом вновь уронив её на стойку. — Ладно... В конце концов, это моя работа. Просто постараюсь управиться побыстрее, чтобы Латина не так скучала. К тому же у неё появились друзья, с ними всяко будет веселее. Да, решено! — Он сжал кулаки так, что аж костяшки пальцев побелели. — Но я всё равно не хочу уезжать!

«Он безнадёжен», — сокрушённо подумала Рита.

— Ты же знаешь, что ничего не изменишь. Думай о хорошем. Например, о том, что привезёшь ей из столицы какой-нибудь сувенир.

Дейл рывком поднялся и, казалось, весь засветился изнутри.

— Про одежду забудь, её всё равно надо брать на вырост. Лучше походи по известным столичным кондитерским и выбери ей вкусняшки. Латина очень любит сладкое, — продолжила Рита.

— Сувениры... Сувениры?.. — пробормотал парень.

Он так часто ездил в столицу, что даже не задумывался о сувенирах. Максимум Кеннет заказывал ему вещи, которые было сложно найти в Кройце.

«Скорее всего, Латина увидит сладости, улыбнётся и мило скажет: “Спасибо!” Да, точно! А может, добавит: “Я люблю тебя, Дейл!” Нет, это слишком мило! Так мило, что больше мне ничего не надо!» — тут же принялся фантазировать он.

— Я не я буду, если не найду!

— А-а, ага, да-да, — рассеянно бросила Рита. Она уже вернулась к работе и не смотрела на него.

Латина встала очень рано, ещё до рассвета, чтобы проводить Дейла.

— Ладно тебе, поспи ещё, — сказал Дейл, но малышка упрямо покачала головой и выползла из кровати, поминутно клюя носом.

«Ну и куда ты пойдёшь? Свалишься же на лестнице, — усмехнулся парень и, взяв её на руки, погладил по спине. — О, а она поправилась. Это хорошо!»

— Латина, прости, но тебе придётся какое-то время побыть одной. Переживёшь?

Девочка усилием воли отогнала сон, открыла глаза и серьёзно, решительно ответила:

— Я переживу. Я же останусь с Ритой и Кеннетом. Просто возвращайся скорее.

— Обязательно! И я привезу тебе сувениров. Береги себя и присмотри за нашей комнатой.

Спустившись на первый этаж, Дейл в последний раз стиснул её в объятиях и передал Кеннету.

— Позаботься о Латине, ага?

— Ага. Сам там особо жилы не рви.

— Не буду. Я же знаю, что Латина будет ждать меня, — заверил его Дейл с необычайно счастливой улыбкой. — Ну ладно, я пошёл.

— Дейл, до свидания. Осторожней на работе! — попрощалась Латина.

«Ага, постараюсь», — про себя пообещал он, сохранив в памяти слова дочери, и отправился в путь.

Широкий тракт, соединяющий порт с Аосбликом, столицей Лабанда, был одной из важнейших транспортных артерий государства. Власти ежегодно выделяли крупные суммы денег на его починку и перекладку, поэтому путь от Кройца до Аосблика добрый конь мог проделать за три дня, а карета — за неделю.

Однако Дейл, выйдя из города, свернул в сторону и направился к рощице возле крепостной стены…

Летающие драконы были одними из самых маленьких драконов. Как следует из названия, они умели летать.

Из-за покладистого миролюбивого характера они мало подходили для сражений и занимались в основном грузовыми и пассажирскими перевозками. Причём только при свете солнца.

Один из таких драконов как раз стоял среди небольшой рощи неподалёку от Кройца. Он выглядел крошечным даже по меркам сородичей. Судя по яркой багровой сбруе, он принадлежал Лабанду.

Рядом нервно расхаживал юноша в такой же багровой одежде и чёрном нагруднике. Он был драгуном — драконьим рыцарем, имевшим совместимость с редким срединным элементом магии, который позволял управлять, в частности, летающими драконами.

— У-у, Тити, как же мне быть? Мне сказали, что он человек крутого нрава, — жаловался драгун.

— Кю-ю? — отозвался дракон, точнее, дракониха.

Они провели здесь всю ночь, ожидая какого-то человека.

— Я слышал, что он из числа авантюристов, которые заключили договор с герцогом. Мой предшественник неосторожно отозвался о его возрасте, и его сослали на дальний пост. Нам с тобой нельзя оплошать, мы же только-только нашли хорошо оплачиваемую работу в столице! Как думаешь, пронесёт?

Драгун знал, что этот искатель приключений, несмотря на юный возраст, совершил немало подвигов и получил протекцию самого герцога — премьер-министра Лабанда и правой руки короля. Герцог сразу узнавал, если кто-то обижал его подопечного. Обычно сильные мира сего редко обращали внимание на простых авантюристов, но здесь, похоже, был особый случай.

«Целого летающего дракона ради какого-то авантюриста. Причём герцог лично распорядился. Да уж, везёт кому-то со связями… — размышлял юноша, как вдруг заметил на фоне восходящего солнца какого-то парня. — Длинная чёрная куртка, магический наруч на левой руке, меч — всё сходится!»

— Тити, это он!

Дракониха что-то прогудела в ответ.

«Говорят, он может зарубить Тити одним ударом меча, а ведь обычные охотники за наживой пошли бы на неё только группой. Я должен произвести лучшее впечатление!» — взволнованно подумал драгун, выпрямился, отвесил низкий поклон и гаркнул:

— По приказу Его Превосходительства герцога Эльдиштета я прибыл встретить вас!

— Ага. Дейл Реки, — негромко бросил парень.

Драгун сглотнул, почувствовав исходящее от него давление.

— П-прошу сюда.

Он почтительно указал на пассажирское седло, после чего тщательно проверил сбрую и крепления багажной сетки.

Несмотря на то, что дракон был выше лошади, Дейл легко запрыгнул на него, сел и привычным движением застегнул ремень.

Юноша поспешно занял своё место и схватил вожжи, сплетённые из особого энергопроводящего материала — самую важную и дорогую часть амуниции. С их помощью он мог слышать мысли дракона и отдавать ему точные приказы.

— Вперёд, Тити, — сказал он, сопровождая команду магическим импульсом.

Дракониха приготовилась взлетать, пронзительно крикнула, окутав себя коконом магии воздуха, мощно взмахнула крыльями раз — оторвалась от земли, два — взмыла в небо, три — взяла направление на столицу.

Драгун рассчитывал добраться до места всего за полдня.

Скорость — вот одна из причин, почему драконьи рыцари дорого брали за свои услуги. Другая заключалась в том, что летать умели только крылатые дети неба. Никакие заклинания не могли свободно поднять мага в воздух.

В то же время летающие драконы считались важным стратегическим ресурсом, поэтому государство держало их на особом контроле, строго следя за фермами и производителями вожжей. Частных драгунов не существовало, все они состояли на службе у короны.

«Как неуютно», — поёжился юноша.

Тити негромко курлыкнула, утешая его.

На её спине царил полный покой, и обычно это радовало. Обычно, но не сегодня.

«Эта тишина действует мне на нервы. Вот бы лёгкий ветерок подул, что ли… Неужели мы так и будем молчать всю дорогу?»

В горле пересохло от напряжения.

Чтобы хоть немного отвлечься, драгун сунул руку под седло, достал небольшой флакончик, одной рукой откупорил его и ловко закинул содержимое в рот.

А потом сугубо из вежливости спросил у Дейла:

— Не хотите попробовать?

— Это что, конфеты?..

«О боги, я пропа-а-а-а-ал!» — мысленно завопил драгун, вспомнив, что Дейл терпеть не мог шуточек на тему возраста.

Он выдавил улыбку, от волнения забыв, что сидит к пассажиру спиной, и затараторил:

— Сейчас в столице как раз пошла мода на эти конфеты. Они такие яркие, красочные! Прямо как самоцветы! А ещё каждому цвету соответствует свой вкус! Их берут все: и простые люди, и знать!..

Дейл выхватил у него бутылёк.

«Ага, кажется, заинтересовался!» — воспрянул духом драгун и продолжил:

— И флакон красивый, не правда ли? Само воплощение изыска и утончённости! Женщины и дети даже сохраняют их для своих мелких безделушек. Кроме того, они бывают большими, средними и маленькими, то есть придутся по средствам всем. Отличный подарок! Лучше не найти!

Он выстреливал фразами, которые больше подошли бы продавцу в кондитерской, и гадал, что сейчас делает Дейл.

А Дейл...

«Я ведь никогда не покупал Латине конфеты. Если я принесу ей такие, она попробует и наверняка растает от наслаждения. И цвета красивые, самое то для девочки. Помню, когда покупал заколки, Латина смотрела на самые цветастые и блестящие. Она же девочка, пусть и маленькая. Уверен, ей понравится. Ах да, у неё же подруга теперь есть. Надо и ей взять. Думаю, Латина обрадуется, если они получат одинаковые наборы. А ещё...»

Прошлый Дейл обязательно припомнил бы драгуну эти конфеты, но нынешний не обращал внимания на такие мелочи.

Юноша самую чуточку расслабился и даже немного обрадовался, что страшный и ужасный авантюрист оказался не таким уж страшным и ужасным.

Вот так Латина сама того не подозревая спасла будущее одного многообещающего драгуна.

Наконец, впереди показался Аосблик.

Противовоздушные силы денно и нощно несли вахту, оберегая покой столицы. Если к стенам приближался кто-то без опознавательных знаков, его тотчас сбивали.

Тити начала снижаться. Драгун подал страже условный сигнал с помощью магического фонаря и немного погодя получил разрешение на посадку.

После приземления Дейл сразу спрыгнул с дракона и, не оборачиваясь, зашагал к карете, которая всегда ждала его в одном и том же месте. Кучер впустил его внутрь, не задавая лишних вопросов.

Карета была крепкой, добротной, с резьбой и орнаментами, но без излишеств. Дверь украшал родовой герб, который знали, пожалуй, все.

Эльдиштеты были потомками первого короля Лабанда. Они неоднократно связывали себя узами брака с правящей семьёй, поддерживая исключительно чистую родословную. Многие Эльдиштеты прославились как талантливые политики и учёные. И при всём этом они не были чванливыми, высокомерными людьми.

Нынешний герцог занимал пост премьер-министра, то есть выше него стоял только король. Но фактически они правили вдвоём, сообща, ставя на первое место не собственное благополучие, а процветание родной страны.

Замок Эльдиштетов стоял посреди обширных земель, заметно выделяясь на фоне соседей по району аристократов красотой и практичностью. Он казался непоколебимой крепостью.

Карета въехала в ворота и остановилась перед парадным входом.

Стоявшие наготове слуги тотчас открыли дверь и учтиво поприветствовали Дейла.

Парень вышел наружу и осмотрелся. Он нервничал не больше необходимого, выглядя в глазах других спокойным и собранным, как и пристало первоклассному авантюристу.

А потом он зашагал прямо в комнату к старому другу.

— Ну здоро́во, Грегор, давно не виделись. Как там твоя невеста? Представишь? — хмыкнул он.

— Нарываешься, Дейл? Ладно, подставляй шею и не дёргайся, — ответил высокий — на полголовы выше Дейла — парень в ладном костюме. В ножнах на поясе покоился меч.

После шутливой перебранки от напыщенности и лоска не осталось и следа.

Грегор был единственным сыном второй жены герцога — уроженки далёких восточных земель. От неё он унаследовал худощавое тело, дерзкие черты лица и прямые чёрные волосы, которые обычно завязывал в хвост.

Будучи самым младшим в семье, он практически не получал государственной поддержки и давно отчаялся занять место отца, особенно после того, как его самый старший брат женился и обзавёлся ребёнком.

Поэтому Грегор вплотную занимался изучением своей страны, а также оттачивал дальневосточный стиль фехтования, надеясь в будущем стать авантюристом. Он не особо дорожил положением в обществе и не собирался вступать в политический брак, тихо и скромно живя в родовом имении. Даже дорогой костюм он надевал только в особых случаях.

Всё это помогло ему сблизиться с Дейлом, простым искателем приключений. Безусловно, свою роль сыграл и возраст.

Они прекрасно знали, что один лучше дерётся на мечах, а другой колдует, но не завидовали друг другу, действуя в бою слаженным дуэтом.

— И вообще, Роза не моя невеста, — продолжил Грегор.

— Ну-ну… Слушай, мне нужны сувениры для маленькой девочки. Не знаешь, кто мог бы посоветовать мне что-нибудь? Ой, прости, я совсем забыл, что из девушек ты общаешься только со своей невестой.

— Нет, я тебя сегодня точно зарублю.

Что бы Дейл ни говорил, а Грегор ещё даже не обручился с Розой.

Они любили друг друга с самого детства, однако путь к алтарю оказался долгим и тернистым.

Несмотря на совершенную, практически неземную красоту, Роза совсем не показывалась на публике, ведя затворническую жизнь в родовом имении.

Грегор до сих пор не ушёл в «вольное плавание» в основном из-за неё.

— Как ты думаешь, что лучше купить?

— Что?.. Только приехал, а уже об обратной дороге думаешь?

— И не только думаю. Я хоть сейчас готов развернуться и улететь.

— Говоришь, для маленькой девочки? У семейной пары, где ты снимаешь комнату, родилась дочка?

— Нет, она моя.

Грегор остолбенел, однако Дейл уже представил себе улыбающуюся Латину.

— Она чудо, а не ребёнок! Милая-премилая, милее всех на свете! Само очарование! Я уехал, а она осталась ждать меня. Когда мы прощались, она помахала ручкой и сказала: «Осторожней». Ох, я сейчас разревусь… Как же я хочу к ней. А вдруг она скучает? Или даже плачет? К тому же она растёт, каждый день учится чему-то новому. А меня нет рядом! Что же делать? Страшнее пытки, наверное, ещё не выдумали. Нет-нет, всё, я должен вернуться как можно скорее. Грегор, что там за задание? Пошли уже. Я быстренько всех убью и тут же уеду, ладно?

— Да что с тобой?

«Я совсем не узнаю Дейла. Что на него нашло? Он же едва слюни не пускает! Неужели это всё из-за какой-то там девочки? Откуда она только взялась?»

Грегор неосмотрительно спросил Дейла об этом и тотчас пожалел.

Словесную плотину прорвало.

«Да когда же он прекратит хвастаться этой своей дочерью?» — утомлённо подумал он несколько минут спустя.

Спору нет, история была захватывающей, в чём-то даже невероятной, но рассказчик попался никудышный. Грегор давно сбился со счёта, сколько раз услышал слово «милая», но благоразумно молчал.

А Дейл всё говорил и говорил, совершенно не обращая внимания на друга, упиваясь воспоминаниями о Латине.

— Я бы познакомил тебя с ней, но вдруг королевская семья положит на неё глаз и отберёт. Нет, ни за что! Если хочешь увидеть её, приезжай сам. Подумай над этим, — напыщенно сказал Дейл, на все лады расхваливая дочку.

«Кто ты такой? Что ты сделал с Дейлом, нашим нормальным Дейлом?!» — закричал Грегор.

Никто не обвинил бы его за такие мысли.

— Мы пытались пробить Латину по Доске объявлений Акдара, но всё без толку. Впрочем, демоны редко контактируют с внешним миром, а у неё вообще могло не остаться родни, вот никто и не ищет её.

— Ну, мы мало знаем о культуре демонов.

— Я обыскал её отца, но не обнаружил никаких удостоверений личности или чего-то такого, поэтому понять, откуда она, не получится. Да и этот рог… Знаешь, я не думаю, что Латина совершила прямо что-то ужасное. У меня нет причин третировать её.

«Это всё понятно, но… неужели какая-то маленькая девочка так изменила тебя? Насколько же сильно она задела струны твоей души?..»

— Латина хоть и демон, но абсолютно не враждебный. Мы можем спокойно жить вместе, и никаких проблем не возникнет.

— Проблем?.. Значит, ты не рассказывал, что убиваешь её сородичей? — негромко поинтересовался Грегор.

Дейл немного помолчал и резковато ответил:

— На заданиях я убиваю не только демонов. Люди тоже попадаются.

— Ну, и то верно.

Такова судьба избравших путь меча.

На людей нападали не только магические существа, но и представители других народов, в том числе и демоны. Они же обладали самой глубокой связью с архидемонами.

Всего существовало семь архидемонов, которым присваивали порядковые номера: первый, второй и так далее.

Все они были разными. Обладали разными характерами, способностями, по-своему решали дела. Их объединяло только одно — рога на голове. Как и у демонов.

Также каждый архидемон набирал себе свиту даймонов, наделяя их при этом огромной силой. Даймонами могли стать как представители семи народов, так и мифические существа — звери с высокоразвитым интеллектом. Впрочем, большую их часть составляли демоны, поэтому архидемонов также называли королями демонов.

— Наша разведка обнаружила подручных Седьмого архидемона.

— Даймонов или простых прислужников? — уточнил Дейл.

«Это очень важно. Они могут быть похожи внешне, но по силе различаться как небо и земля».

— Пока не знаем. Из-за этого тебя и позвали, — вздохнул Грегор и посмотрел Дейлу прямо в глаза.

— Я в деле.

— Тогда я спокоен.

Дейл встал.

«Скоро аудиенция у герцога, надо переодеться».

Собственно, ради этого он заехал в замок Эльдиштета.

— Ах да, когда будешь стоять перед отцом, держи себя в руках, — напомнил Грегор.

— Знаю, знаю, — махнул рукой Дейл и отправился в приготовленную для него комнату.

Вскоре перед вратами королевского дворца остановилась карета с гербом Эльдиштетов на двери.

Из неё вышли двое парней.

Стражники сразу обратили внимание на правого, одетого во всё чёрное, узнали его и невольно выпрямились, заметив в самой глубине спокойных глаз всполохи буйного пламени.

Суровый жестокий воин, первоклассно владеющий мечом и магией. Юный герой, совершивший немало подвигов. Будущая легенда. Вот как в народе называли Дейла Реки. И у них имелись на это все основания.

«Наконец-то Дейл стал прежним, — облегчённо подумал Грегор, следуя за солдатом, который то и дело бросал завистливые взгляды на его друга. — Как я рад этому. Да, рад… Наверное…»

В тесном кругу друзей Дейл был добрым и отзывчивым, но в сражении превращался в хладнокровного беспощадного мечника. Точнее, ему пришлось научиться запирать все эмоции в глубине души, иначе он не справился бы со своей работой.

Даже сейчас он шёл выпрямившись, сурово глядя вперёд и непрестанно анализируя обстановку.

«Дворец — это то же поле боя, просто не такое явное», — считал он.

Прошло несколько дней с тех пор, как Дейл уехал.

Латина грустила… Нет, не так. Она с головой погрузилась в пучину уныния и всем своим видом кричала о тоске.

— Латина, ты как, в порядке? — спросил Кеннет, чистя овощи.

«Ага, какой там “в порядке”. Она того и гляди расплачется».

Однако девочка держалась как никогда стойко, давая фору некоторым взрослым.

— Я в порядке. Держусь, — тихо проговорила она.

Кеннет вздохнул.

— Правильно, держись. Дейл вернётся. Он знает, что ты ждёшь его.

Латина посмотрела на него и склонила голову набок.

«Надо взять себя в руки. Если и я буду хмуриться, Латина точно отчается», — сообразил Кеннет и выдавил улыбку.

— Раньше, до твоего появления, Дейл приходил сюда лишь поесть и поспать. Но сегодня он возвращается, как к себе домой.

Кеннет знал его как облупленного, ведь именно он принял Дейла — тогда ещё мальчишку, только-только покинувшего отчий дом — в свою команду и научил всему, что должен знать начинающий искатель приключений: маленьким секретам долгих переходов, правильному выбору заданий, надёжным способам убийства магических существ.

Он прекрасно понимал, что в огромном незнакомом мире одиночке выжить очень сложно. Должен быть тот, кому можно всецело доверять.

— Он же всегда говорит тебе: «Привет, я дома».

— Всегда?

— Ага. Но до тебя он так не говорил. Ты очень дорога́ ему.

Прежде Дейл, пташка работящая, считал «Танцующий оцелот» эдаким деревом, где он мог расслабить натруженные крылья. Но с появлением Латины всё изменилось.

«И раз я примерил роль старшего брата, то должен сберечь свою названную племянницу, пока он не вернётся», — рассуждал Кеннет.

— Дорога?

— Конечно.

Латина скривилась, едва сдерживая слёзы, и сжала юбку на коленях.

— Кеннет...

— Что?

— А я могу навсегда остаться с Дейлом?

— Можешь. Если ты куда-то пропадёшь, он будет носиться очертя голову, лишь бы найти тебя.

— Очертя голову? — не поняла Латина.

— То есть будет очень сильно волноваться, — объяснил Кеннет.

Девочка немного подумала, подбирая подходящие слова.

— Меня выгнали из дома, потому что я была плохой. Выгнали только меня, но Раг пошёл со мной. И умер.

Кеннет призвал всю силу воли, чтобы не содрогнуться.

«То есть она понимает, что сородичи прогнали её!»

— Кто такой Раг?

— Мой родитель. Он болел, но всё равно пошёл со мной. Только родные говорили, что я не плохая. Но потом Раг умер, и я подумала, что я всё-таки плохая. Дейл первый. Первый из неродных, кто назвал меня хорошей, — пробормотала Латина, снова опустила голову и тихо, как будто доверяя очень большой секрет, добавила: — Дейл тоже дорог мне.

— Понятно, — откликнулся Кеннет и тут же отругал себя:

«Дубина! Нельзя было придумать что-нибудь поприличнее? И всё же Латина скрывает очень много загадок…»

— Почему ты не рассказывала о себе Дейлу, а мне открылась?

— Если Дейл узнает, что я плохая, он будет ненавидеть меня. Я... боюсь этого...

— А, то есть ты молчишь, потому что любишь его?

Латина кивнула.

«Интересно получается… Особенно если учитывать, что Дейл и сам примерно догадался обо всём этом, но прогонять Латину, конечно, не захотел. А она молчит, потому что боится. Отчаянная… — хмыкнул Кеннет. — Интересно, что будет, когда Дейл узнает, что Латина открылась не ему, а мне? Уверен, он скорчит недовольную рожу и разноется. Станет настоящей занозой в заднице. Поучился бы у дочки, как нужно заботиться об окружающих. И раз уж заговорили о заботе… Грустить и тосковать — это тоже не дело. Надо чем-то занять Латину, пока она совсем не загнулась. Чем-то, связанным с Дейлом. И у меня уже есть идея…»

— Латина, хочешь попрактиковаться в одной вещи, пока Дейл не вернулся? — предложил он.

— Попрактиковаться?

— Путь от столицы до Кройца неблизкий, Дейл наверняка проголодается. А ты как раз хочешь научиться готовить ему. Чем не повод попрактиковаться? Когда он узнает, что ты сама сделала ему обед, то удивится и обрадуется.

— А у меня получится?

— Не всё, конечно, но большая часть. Ну что, попробуешь?

— Да! Научи меня, пожалуйста, — воодушевившись, попросила Латина.

«Ну вот и славно. Всё-таки Дейл много для неё значит. Во всех смыслах… Да и кто устоит против такого милого “пожалуйста”», — усмехнулся Кеннет.

Немного погодя...

Кеннет вышел из кухни и поставил тарелку перед крупным бородатым авантюристом — одним из завсегдатаев «Танцующего оцелота».

— Вот, пастуший пирог[✱]Британское блюдо. Слоёная запеканка из баранины и картофельного пюре, щедро сдобренная соусом.. Ешь давай, он по скидке.

— Ты таки перешёл к силовому обслуживанию? — изумился бородач, но не уступил. — И почему он такой бесформенный? Начинка вывалилась?

— Эй, а ты чего хотел? Она только учится.

— Учится? — повторил авантюрист и обо всём догадался.

Здесь мог учиться только один человек. Если конкретнее, одна девочка…

— Это от юной леди?

— Угадал. Это промежуточный результат.

— Ладно, ставь, — сдался бородач.

И он был не единственным клиентом, кого Кеннет так убеждал.

Немного подумав, он решил начать с пастушьего пирога, как одного из наиболее простых и быстрых в приготовлении блюд.

«Чем больше Латина сделает, тем быстрее научится. А этим по большей части всё равно, что есть. Побудут подопытными крысами, ничего им не сделается», — решил он, бросив взгляд на авантюристов в зале.

Несмотря на название, пастуший пирог готовился совсем не из теста и не был сладким. Мясо в соусе и слой картофельного пюре сверху — вот и весь «пирог».

Кеннет готовил мясо и соус, а Латина намазывала им пюре и посыпала сыром, после чего шеф-повар брал блюдо и ставил в печь. Безусловно, маленькую девочку он близко к ней не подпускал, однако она внимательно смотрела и запоминала, сколько пирог выпекается и при какой температуре.

Вкус пирогу задавал соус, поэтому блюдо получалось сносным, но, разумеется, не без греха — на первых порах с боков стекала начинка и вываливались комки картошки.

Тем не менее Латина прогрессировала семимильными шагами.

К исходу первого дня её обучения все завсегдатаи таверны даже без просьб Кеннета единогласно решили помочь ей. Ведь к пирогу прилагался бонус — прелестная официантка.

Латина давно хотела разносить еду, однако существовала одна большая проблема: она ещё не умела обращаться с деньгами, а по правилам посетители платили при получении заказа. Но Кеннет нашёл решение. Пастушьи пироги получали только завсегдатаи, которым разрешалось рассчитываться в конце.

В результате таверну накрыл беспрецедентный пирожный бум.

— Спасибо за ожидание! — звонко говорила разрумянившаяся Латина.

Когда она грустила, грустил весь «Танцующий оцелот», поэтому новое увлечение пошло на пользу не только ей.

— Осторожнее, не обожгитесь, пожалуйста, — предупреждала она, подавая на стол пастуший пирог. Немного перекошенный, но уже вполне сносный.

Возможно, маленькая девочка была самым вежливым официантом за всю историю таверны.

«Только не торопись!» — про себя умоляли суровые, мускулистые мужики.

Они привыкли, что дети, завидев их, ударялись в слёзы и убегали от страха, однако Латина очаровательно улыбалась им, поражая в самые сердца.

Конечно, находились неотёсанные придурки, которые дерзили ей. В таких случаях малышка удивлённо округляла глаза и быстро отходила, издалека рассматривая грубиянов, как каких-нибудь диковинных зверей.

— Добро пожаловать! Спасибо за ожидание!

Особый пастуший пирог от Латины оказался одним из самых популярных блюд.

Прошло где-то полмесяца после отъезда из Кройца, и…

— Наконец-то домой! — закричал Дейл на весь замок Эльдиштетов. — Улетаю немедля! Дракона мне! Латина ждёт!

— У тебя ещё банкет вечером. Это тоже часть работы.

— Не-е-е-е-е-ет! Хочу домо-о-о-о-ой!

— А ещё горничные приготовили список популярных сувениров. Может, взглянешь? Иначе все их труды пойдут прахом.

— Ах да! Интересно, Латина обрадуется им?

Грегор не особо удивился резкой перемене настроения у друга — привык за последние пару недель.

Точнее, ему пришлось привыкнуть. И не только к этому.

Их элитный отряд вернулся всего пару дней назад.

Задания, которые от лица страны выдавал герцог Эльдиштет, касались сражений с архидемонами и их слугами.

Казалось бы, зачем привлекать авантюристов, пусть и самых сильных, к государственным делам? Есть же армия, пусть разбирается.

Но всё было не так просто. Если бы Лабанд мобилизовал солдат, архидемоны посчитали бы это официальным объявлением войны и напали в ответ вместе со своими даймонами. А ведь им хватало сил разбить целое войско.

Безусловно, семеро архидемонов редко собирались вместе и ещё реже сражались на одной стороне, однако война даже с одним из них серьёзно подорвала бы государственные ресурсы.

Так что король и герцог, посовещавшись, решили привлечь к делу нейтральных авантюристов. Так сказать, наносить точечные уколы руками третьей стороны. Естественно, служба безопасности проверяла потенциальных кандидатов, отбирая их по принципу: «Не святоша, но и в спину не ударит».

Будучи сыном герцога, Грегор не служил в армии. Он мечтал стать авантюристом, поэтому выполнял такие задания от Лабанда.

Пару недель назад они с Дейлом, хорошенько подготовившись, отправились в назначенное место, где встретились с остальными участниками команды — такими же прославленными искателями приключений, а также парочкой замаскированных разведчиков от армии.

После этого они выдвинулись в поросшие лесами горы, возвышающиеся неподалёку от Аосблика, где недавно были замечены подручные Седьмого архидемона. Прибыв на место, они действительно обнаружили драконье гнездо.

Дело в том, что столица Лабанда стояла на землях, благословлённых Красным богом Ахмаром, а значит богатых геотермальными ресурсами. Драконы любили собираться в таких местах в период размножения.

— Я уверен, что это драконы Седьмого архидемона.

Седьмой архидемон любил войны и хаос и широко использовал драконов как символ своей мощи. Многие из подчинённых ему демонов обладали срединным элементом магии, приручая грозных ящеров и свободно управляя ими.

«Если есть драконы, должен быть и приручитель».

Рассуждая так, Дейл вскоре нашёл его, точнее, её — женщину в чёрном балахоне. Её охраняли несколько воинов в уникальных шлемах, по которым парень сразу опознал демонов… Впрочем, он понял это, как только увидел рога у них на головах.

Демоны не любили прятать рога — гордость своего народа — и даже в бою выставляли их напоказ благодаря особой форме шлемов.

«Но это всё мелкие сошки, а вот за женщиной нужен глаз да глаз».

— Я на все сто уверен, что она даймон, — тихо предупредил Дейл.

Товарищи в полной мере доверяли его способностям и не стали ничего переспрашивать.

Затем они разделились на несколько отрядов и, обмениваясь с помощью особой системы условных знаков, которую выработали давным-давно, выдвинулись на исходные позиции.

Сигналом к началу боя стало заклинание Дейла.

О земля, с богами нас соединяющая , я, Дейл Реки, именем своим приказываю, внемли моему желанию, преобразись и поглоти всё вокруг. Трансформация земли.

Формулировка была длиннее обычной, благодаря чему заклинание вышло намного мощнее.

С оглушительным грохотом земля провалилась, образуя глубокую яму. Даймон с воинами успели отпрыгнуть в сторону, а вот тяжёлые неповоротливые драконы рухнули на самое дно.

Простой маг после такого упал бы без сил, израсходовав все запасы энергии, однако Дейл, даже не запыхавшись, врубился в ошеломлённых врагов.

Грегор тоже не остался в стороне, выхватил из ножен меч с алым клинком, светящимся от повышающих остроту чар, и взмахнул им, оставляя в воздухе красивый красный след.

К слову, фехтовал он в разы лучше друга.

О земля, именем своим приказываю, срази моих врагов. Каменные копья.

Пока молодой дворянин отвлекал внимание врагов, Дейл бросил им под ноги ещё одно заклинание. Выскочившие из земли каменные штыри с невероятной для такой короткой формулировки точностью поразили демонов, и Грегор добил их.

Друзья сражались отличным дуэтом, прекрасно дополняя друг друга.

Защищайте меня! — пронзительно закричала даймон.

Кое-как выбравшийся из ямы дракон метнулся к ней, однако первый отряд магов тотчас закидал его раскалёнными огненными шарами, а второй поразил электрическими разрядами. Им поставили цель атаковать волнами, чтобы не давать противникам простора для действий.

Даймон растерялась. Она не понимала, как всего лишь два человека могли зарубить её личную гвардию и отправить на дно ямы всех драконов. Конечно, один смог выбраться, забравшись на сородичей, но и он находился на последнем издыхании.

«Что делать?!»

Убей их! — отчаявшись, закричала она.

«Пусть хотя бы прорвёт строй магов, тогда я смогу сбежать!..»

Но надеждам даймона не суждено было сбыться.

Как только она сдвинулась с места, путь преградил парень в длинной куртке из чёрной кожи.

«Он с самого начала шёл за мной! — осенило демоницу. — Оставил дракона на товарищей, а сам…»

Она стремительно выхватила кинжал и взмахнула им.

Дейл спокойно принял удар на наруч — на прочном металле не осталось даже царапины — и, не обращая внимания на промелькнувшее в глазах врага отчаяние, оборвал её жизнь.

Вот так всё и закончилось.

Дейл выполнил работу на отлично, в очередной раз подтвердив свою репутацию первоклассного авантюриста. Но при этом…

— А-а-а-а-а, у меня острый латинодефицит! Латина-а-а-а-а!

— Какой-какой там у тебя дефицит?

— Латины. Мне очень не хватает Латины! Я так хочу увидеть её. Как она там? — странным голосом спрашивал он, глядя в небо и плача. — Моя Латина… — бормотал он, разжигая костёр.

Налицо была эмоциональная нестабильность.

Товарищи начали сторониться Дейла, пугаясь его припадков.

«Он просто спускает пар», — выбрал Грегор самое достойное из оправданий.

Всё-таки он немного жалел беднягу.

А пока ему предстояло выполнить одно очень важное задание: отговорить друга от горы сувениров, которую даже летающий дракон не унёс бы.

— Латина-а-а-а! — с улыбкой до ушей завопил Дейл, распахнув дверь «Танцующего оцелота».

В руке он держал сумку, которая стала заметно больше, чем до поездки.

— И это твоё первое слово? — сокрушённо проговорила Рита.

«Да он за эти полмесяца окончательно испортился. Причём во всех отношениях».

— Да ладно тебе, не бухти. Где Латина?

— С Кеннетом.

Тут Латина сама выглянула на шум, увидела Дейла и, лучезарно улыбнувшись, бросилась к нему.

— С возвращением, Дейл!

Парень крепко обнял её, мимоходом отметив, что дочка заметно поправилась и стала ещё красивее.

— Привет, Латина, я дома! Молодец, дождалась меня! Скучала, да? Прости! Но я тоже соскучился!

— Я скучала, но я рада, что ты вернулся целым и невредимым! — счастливо ответила девочка.

— Ах, Латина, ты и правда приносишь мне покой, — растрогавшись, пробормотал Дейл.

«Всё-таки не зря я уехал. После разлуки Латина стала ещё милее!»

— А, кстати, я тут тебе сувениров привёз…

— Давай чуть позже, Дейл.

Он уже начал фантазировать, как будет вручать подарки, но Латина выскользнула у него из рук и убежала на кухню, к Кеннету.

У Дейла отвисла челюсть, глаза заволокло пеленой, грудь сдавило от горя.

— Всё-таки полмесяца — это слишком долго?.. Хе-хе-хе… Надо стереть всех даймонов с лица земли… И тогда нам не придётся расставаться…

— Вымотался ты, — сказала Рита, жалея его. Она сразу заметила признаки усталости. — Латина держалась молодцом. Я думала, ей на чердаке будет одиноко, и предложила на время перебраться к нам, но она отказалась. Сказала, что твой запах успокаивает её.

— А вообще у неё всё нормально?

— Ну как… Сперва она ходила как в воду опущенная, но потом поставила себе цель и приободрилась.

Пока Рита рассказывала о Латине и Кройце вообще, девочка вернулась с подносом, на котором стояли тарелки со свежим пастушьим пирогом и покачивающимся желе с кубиками ярких фруктов.

— Дейл, я сама это приготовила. Я хотела накормить тебя.

— С-сама?

— Всё сама, — с гордой улыбкой повторила Латина.

Парень принял поднос дрожащими руками и вновь расчувствовался.

— Нет, я не могу съесть это! Не смею!

— Нет, можешь. И съешь! — жёстко, как и всегда, ответила Рита.

В конце концов, она уговорила его.

Не откладывая в долгий ящик, Дейл сел за стол, усадил довольную Латину себе на колени и принялся наслаждаться её стряпнёй.

Вскоре в зал вышел Кеннет.

— Кстати, Дейл, мы тут обнаружили кое-что важное, — поздоровавшись, сказал он.

— М-м? — невнимательно промычал парень.

— Тут на днях Хлоя, подруга Латины, сказала, что пойдёт осенью в школу. И спросила, пойдёт ли Латина.

— Что?

— Хлоя, Марсель и все остальные. Они ровесники, — объяснила девочка.

«Ах да, её друзья, — вспомнил Дейл. — Но они-то немного старше Латины. Латина ещё маленькая, её можно полелеять…»

— Она спросила, пойду ли я, потому что мы тоже ровесники.

Дейл на несколько секунд завис.

— Что?

«Мне не послышалось?» — спросил он взглядом у Кеннета.

— Вот-вот, — кивнул тот. — Латина, у тебя же в следующем месяце праздник рождения, так?

— Да.

— Правда? Тогда нужно приготовить подарок!

— Скажи Дейлу, сколько тебе исполнится.

— М? Восемь, а что? — недоуменно склонила голову набок девочка.

Дейл застыл.

«Именно», — ещё раз кивнул Кеннет.

— То есть тебе сейчас семь, Латина?

— М? Да, мне семь.

— Ты же такая маленькая... — протянул Дейл.

— Да, маленькая, — согласился Кеннет.

— Я маленькая?

Взрослые полагали, что ей максимум пять-шесть лет.

Но, если подумать, она вела себя слишком «по-взрослому». А разговаривала медленно и неуверенно, потому что плохо знала язык.

«И тут выясняется, что ей скоро восемь, — подивился Дейл. — А ведь в таком возрасте два года — это существенная разница».

— Может, она растёт медленнее, потому что демон? — предположил он.

— Да, я тоже подумал об этом и поспрашивал парней, но, похоже, дети демонов растут с той же скоростью, что и наши. Это потом уже, в зрелом возрасте, они остаются в одном обличье.

— То есть я… маленькая?

— Ну да, просто маленькая.

— М?

Латина склонила голову набок, не понимая, почему взрослые так пристально рассматривают её.