Том 1    
2. Малышка начинает новую жизнь


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
artemavix
6 мес.
Yergnoor, поправлено. Спасибо за бдительность!
yergnoor
6 мес.
Исправьте пожалуйста одну небольшую ошибку. 6 глава, после иллюстрации:
««А-а! Неужели… Неужели она узнала, что люди живут меньше людей?!» — осенило Дейла.»
Должно быть «люди живут меньше демонов»
artemavix
7 мес.
Fahrengeht, вполне себе норма. Там перевод одной команды, здесь другой.
Отредактировано 7 мес.
fahrengeht
7 мес.
А то что на сайте уже есть это ранобэ,и его первые тома полностью переведены-это норма ?
Отредактировано 7 мес.
bad_boy
7 мес.
А то что на сайте уже есть это ранобэ,и его первые тома полностью переведены-это норма ?
да
Отредактировано 7 мес.
niki08082004
8 мес.
Урее, наконец будет качественный перевод данного ранобэ

2. Малышка начинает новую жизнь

На следующее утро Дейл, по понятной причине, проснулся раньше обыкновенного.

Он открыл глаза, повернул голову и увидел рядом с собой маленькую девочку.

— А, ну да… Вчера же подобрал, — зевая, пробормотал он.

Латина крепко держалась за край его одежды и тихо, с хрипловатым присвистыванием, сопела во сне.

Парень призадумался, как бы выскользнуть из-под одеяла и не разбудить её, но только шелохнулся, как девочка резко подскочила и прижалась к нему.

— Доброе утро, Латина, — с ласковой улыбкой поздоровался он, поглаживая её по голове, чтобы хоть немного успокоить.

Немного погодя Дейл встал, надел простую домашнюю рубашку и удобные свободные штаны, повесил на пояс кошель и нож, пригладил встопорщенные волосы и обулся, после чего взял Латину на руки.

У неё не было сменной одежды, поэтому пришлось довольствоваться вчерашней, Ритиной, чуть помявшейся после сна.

Спустившись с лестницы, Дейл вышел на кухню и усадил Латину за стол.

Услышав его шаги, Рита обернулась и расплылась в улыбке. Смотрела она, конечно, только на девочку.

— Доброе утро, Латина.

Они с Кеннетом готовили завтрак.

Авантюристы никогда не жаловались на отсутствие аппетита и по утрам ели очень много — в полтора-два раза больше по сравнению с простыми людьми. К тому же, некоторые заходили в «Танцующий оцелот» просто позавтракать.

Короче говоря, бизнес процветал, но свободного времени не оставалось.

Дейл вышел на задний двор и умылся над раковиной, установленной рядом с ванной комнатой. Вытершись, он сполоснул полотенце, отжал его и отнёс Латине. Малышка догадалась, чего он хочет, и тщательно вытерла лицо.

Вернувшись к умывальнику, он выстирал исподнее и развесил его сушиться там же, на специально натянутой верёвке.

Привычный утренний ритуал был завершён.

Придя обратно, Дейл застал Риту за расчёсыванием Латины.

— У Латины изумительный цвет волос! Чудесный! — сказала она со смесью удивления и восхищения на лице. — Дейл, ты самый настоящий дурень! Почему ты не причесал её? Она же девочка, а не какой-то там мужлан.

«Ага, после гребня её волосы заблестели. Надо запомнить», — сделал мысленную пометку новоиспечённый отец.

Рита завязала на голове Латины два хвостика и украсила их большими бантами, шепнув Дейлу:

— Не стоит выставлять напоказ её сломанный рог. Да и вообще рога надо держать прикрытыми. Чем меньше людей знает, что она демон, тем лучше.

— Понял, спасибо, — поблагодарил парень и осмотрел дочь.

Латина осталась такой же худенькой, но ванна, расчёска и новая одежда сделали своё дело. Теперь она выглядела как самая настоящая девочка, не то что вчерашнее лесное чудо-юдо неопределённого пола.

— Эгей, всем доброго утра! Вот и завтрак! — громко сказал Кеннет и, обогнув Риту, поставил на стол несколько тарелок.

Латина посмотрела на него, немного подумала и нараспев произнесла:

— Доброе утро.

А потом тут же опустила голову — вдруг сказала что-то не то.

Кеннет застыл, а Дейл скривился.

«Наверное, она догадалась, что это наше утреннее приветствие. Какая наблюдательная. Умница! И всё же…»

– ***? *****? — обеспокоенно спросила Латина, посмотрев на него. Видимо, истолковала его гримасу по-своему.

— Нет-нет, всё верно. Правильно, — торопливо улыбнулся парень, повернулся к Кеннету и, не меняя тона, добавил: — Ну, Кеннет, я тебе это ещё припомню!

«И всё же этот коварный тип украл первое “доброе утро” моей Латины!»

— Не ведя себя как ребёнок, — хохотнул Кеннет и, направившись обратно к рабочему столу, мечтательно проговорил: — Эх, дети — цветы жизни. Надо бы поскорее своего завести.

Завтрак Дейла состоял, как и всегда, из хлеба с сыром и жареного мяса, а вот Латине досталось кое-что особое.

Кеннет пропитал кусочки хлеба в яично-молочной смеси, подпёк их, пока мякиш не превратился в нежную кремовую массу, и положил сверху вчерашние фрукты в сахарном сиропе. Рядышком стояли тарелочка с тонкими ломтиками мяса, поджаренного до хрустящей корочки, и стакан с холодным фруктовым соком.

К слову, холодным потому, что он стоял в холодильнике — магическом устройстве, генерирующем мороз.

Как понятно из названия, магические устройства работают на магической энергии, которая течёт во всех живых существах.

Они довольно широко распространены среди всех слоёв населения, и сейчас на многих кухнях можно найти огненные, водные и тёмно-водные механизмы, которые служат для воспламенения, подачи питьевой воды и сохранения продуктов в холоде соответственно.

Безусловно, они дорогие, поэтому самые бедные по-прежнему пользуются печами и общественными колодцами. Но большинство тяготеет, конечно, к комфорту.

Благодаря магическим устройствам, охлаждённые продукты не были никому в диковинку.

Латина попробовала сок и с довольной улыбкой посмотрела на Дейла.

— Ага, класс, — кивнул парень и прошептал, чтобы дочь не услышала. — Кеннет точно ищет путь к её сердцу через желудок. Ух, блин!

После сока девочка с аппетитом принялась за хлеб. Похоже, она очень любила сладкое.

Доев свою порцию, Дейл отнёс тарелку в мойку и заметив, что Латина бросает на него тревожные взгляды, сел на видном месте, взял одну картофелину из кучи и принялся чистить её. Родители с детства учили его: видишь, что кто-то едва справляется с работой — помоги ему.

— Рита, не скажешь, где в Кройце продают девчачью одежду… ну, и всякое такое? А, и ещё. Что мне нужно знать в первую очередь? Просто понимаешь, я же парень, а у вас, девочек, свои тонкости.

— Хм… Одежда, говоришь? Значит, тебе нужен хороший портной. Зайди к Аманде. Она живёт в восточном районе. Обувь можешь глянуть там же, на углу, в лавке Барта. Ах да, сегодня солнечно, поэтому базар откроется прямо на площади. Походи там, вдруг найдёшь что-нибудь из ношеного. Затем…

Она совершенно забыла про готовку и принялась составлять список.

«Не, не стоит лишний раз говорить при женщинах о покупках. Они становятся какими-то одержимыми», — содрогнувшись, подумал Дейл.

— И не забудь покормить и напоить её! — напоследок приказала Рита. Не в первый раз уже, кстати.

Вскоре Латина тоже доела завтрак.

Дейл взял её на руки и вышел на улицу.

— Сперва обувь. Не всё же тебе разгуливать босиком.

«К тому же, носить и сумки, и Латину будет неудобно, пусть она и лёгкая».

— Дейл?

— Покупки — это... Как бы тебе объяснить... — замялся парень.

«Может, ей заодно и книжку с картинками купить? Чтобы слова учила и всякое такое. Конечно, книги — удовольствие не из дешёвых, но сильно они мне по карману не ударят».

Чем ближе Дейл подходил к центру города, тем меньше видел искателей приключений и тем больше — местных жителей.

На центральной площади открылся большой базар. Сюда стекались жители соседних деревень и странствующие торговцы-катураи, предлагая свои товары.

Не доходя до него, Дейл свернул на боковую улицу и зашагал к восточному району, где первым делом заглянул к сапожнику Барту. Потом он зашёл к Аманде, затем ещё в одно место, и ещё в одно…

Короче, через несколько часов парень, вернувшись на площадь, упал на скамейку, опустил голову и пробормотал:

— Умаялся...

Рядом с ним возвышалась груда объёмных сумок.

«Теперь я точно знаю: истреблять магических существ куда проще. Кто бы мог предположить, что поход по незнакомым, особенно женским магазинам — это такая му́ка! А уж когда я выбирал Латине маечки и трусики… Думал, всей лавкой меня заклюют, а потом ещё и стражу позовут. Хорошо, что Латина была со мной…»

— Дейл, *******? — обеспокоенно спросила девочка.

— Ничего, не волнуйся. Отрицание проблема... Все нормально.

— Нор… мально?

— Ага, правильно.

Латина сидела с другой стороны и лакомилась нарезанным на дольки фруктом — его купил Дейл, памятуя о наказе Риты. Закончив, она задумчиво осмотрела липкие от сока ладошки и растерянно взглянула на парня.

— Всё-таки родители отлично воспитали тебя, — в который раз отметил Дейл.

Местные лоботрясы недолго думая вытерлись бы о собственные штаны или юбку, но умная малышка вела себя благоразумно. Особенно в присутствии опекуна.

О вода, приказываю, появись. Призыв воды.

Короткое заклинание создало небольшой прозрачный шарик, который упал в подставленные ладошки и расплескался.

— Чем бы вытереть?.. Надо бы тебе пару-тройку небольших полотенец прикупить, пока не забыл, — проговорил Дейл и встал, снова осматривая площадь.

На самом деле, он купил намного больше планируемого, но догадался об этом только тогда, когда вернулся в таверну и увидел ошарашенные лица Кеннета и Риты.

На обратном пути Латина заметно подустала.

— Латина, ты как, нормально?

— Нормально, — кивнула она.

«Зря, наверное, я научил её этому слову», — вздохнул Дейл, перехватил сумки и взял девочку на руки.

— Дейл, я нормально, — запротестовала она.

Усталость исцелить, чрезмерность отрицание.

Латина упрямо замотала головой.

«Да ладно тебе. Не такие уж вы все и тяжёлые», — усмехнулся Дейл, поглаживая её по спине.

Как он и думал, по дороге девочка заснула и вновь завела странную хрипловатую песенку.

Вернувшись в «Танцующий оцелот», парень сдвинул в ряд несколько стульев, застелил их и уложил Латину на импровизированную кровать.

Таверна практически пустовала. Подавать обед было рано, брать задания — поздно. За столами сидели лишь несколько путешественников и авантюристов, пришедших за информацией.

Дейл прихлёбывал разбавленное вино, любуясь спящей дочкой, как вдруг застонал.

— Чего киснешь? — вздохнув, спросила стоявшая за стойкой Рита.

— Да всё из-за вчерашнего задания. Надо бы доложиться о завершении, но… я же ничего не отрезал в доказательство.

— А, понятно. Ну да, эти жабы воняют так, что хоть вешайся. С ними тебя в город не пустили бы.

— Сказала бы, если знала.

— Тогда никто не взялся бы за задание, — парировала Рита.

«Теперь я понимаю, почему условие выполнения было обозначено отдельно», — подумал Дейл и сказал:

— Завтра свожу клиента в лес. Эх, и вернусь поздно.

Запрос на истребление подали сразу все целители Кройца, оставив подписи на официальном бланке.

Похоже, колония магических созданий поселилась в единственном месте, где росла какая-то лекарственная трава.

Обычно заказчики требовали предъявить доказательство успешной работы — рога, уши, хвосты или что-нибудь в этом духе, но для вонючих жаб сделали исключение. Согласно контракту, Дейл должен был уничтожить их, а потом через пару дней поводить одного из целителей по окрестностям.

— Но я не смогу взять с собой Латину!

С одной стороны, он не хотел заставлять клиентов ждать. С другой, не мог расстаться с дочкой.

«Ну как я оставлю её одну? Она же такая маленькая! Да и потом, там живут опасные магические создания!..»

— Оставь её с нами, — предложила Рита, пожав плечами. — Я запишу услуги на твой счёт.

— А можно?

— Как будто у тебя есть выбор. Но только на этот раз. Потом сам будешь искать ей няню.

Итак, теперь перед Дейлом встал вопрос, как рассказать обо всём Латине.

Латина проснулась и первым же делом плаксиво проговорила: «Дейл?»

Парень оторвался от документов, которые изучал, сидя перед стойкой.

«О боги, спасибо вам за такую милую дочурку!»

— Я здесь, — ответил он.

Девочка обернулась на голос, выдохнула, сползла со стульев, подошла к нему и крепко схватила за куртку, радостно улыбнувшись.

— Нет, Рита, не могу я с ней расстаться! — воскликнул Дейл.

— Не дури! Там же опасно!

— Ничего, я защищу Латину. Даже клиентом пожертвую, если придётся.

«Ты безнадёжен», — покачала головой Рита.

— Дейл?

— Латина... Ух, как же мне всё это дорого! Наверное, плюну я на награду…

— Идиот. Тебя же в любую секунду могут вызвать, и ты уедешь. Если не научишься расставаться с ней, можешь забыть о воспитании.

«Блин… Она права».

Опасная работа не позволяла ему таскать за собой маленькую девочку.

Как ни крути, а Латина должна была готовиться к долгим дням одиночества.

«Не, я уверен, что Рита и Кеннет не дадут ей умереть с голоду и не выгонят на улицу. С ними ей будет во сто крат безопаснее, чем в лесу. Вот только… Ну не могу яа-а-а-а-а!» — мысленно взвыл парень.

Какой-то частью сознания он понимал, что разлука неизбежна, но отказывался мириться с этой мыслью.

Тяжёлое испытание нагрянуло раньше ожидаемого.

— Гх...

«И в приют ведь уже не отдать!»

— Как это жестоко, — пробормотал Дейл.

«Да, ты безнадёжен», — снова покачала головой Рита.

Латина внимательно выслушала сбивчивую речь Дейла, насупилась, сдерживая нахлынувшие эмоции, и кивнула:

— Всё нормально.

«Она такая милая. Слишком милая!» — дружно подумали все свидетели этой сцены.

Наиболее бурно выразил свои чувства, конечно же, Дейл.

— Прости! Прости меня, Латина! — закричал он и стиснул её в объятиях.

— Дейл, всё нормально, — удивившись его реакции, заверила девочка.

В каком-то смысле она вела себя намного взрослее, чем приёмный отец.

«Латина, тебе нельзя расти так быстро! Ты же ещё такая маленькая! Я должен хоть как-то побаловать тебя!» — воскликнул Дейл, подхватил её на руки и отнёс в их комнату на чердаке, куда уже успел перетащить все сумки.

Он принялся тщательно разбирать покупки, чётко проговаривая названия каждого предмета, чтобы Латина слушала и запоминала.

Одежда и бельё отправились в большую корзину, украшения — в корзинку поменьше. Дейл поставил их за кроватью, где низкий скат крыши не позволял поставить что-то другое. Книжки с картинками устроились на нижней полке шкафа.

«Вот, теперь она до всего сможет достать».

Девочка внимательно наблюдала за ним. Видимо, она понимала, что теперь это её вещи.

Закончив с расстановкой, Дейл усадил Латину себе на колени и открыл букварь для малышей. Дорогой, с яркими красочными иллюстрациями и крупными подписями к ним.

«Как бы он не оказался для Латины слишком простым», — усмехнулся парень и начал медленно, с расстановкой читать.

Латина наклонилась вперёд, с жадностью впитывая каждое слово и не решаясь даже моргать, чтобы ничего не пропустить. Иногда она тыкала пальчиком в книгу и спрашивала:

— Дейл, **, *****?

— М? Да, правильно.

Дойдя до конца, Дейл посмотрел на дочку.

«Нет, всё-таки она слишком развитая для своих лет…»

Пока он размышлял, Латина открыла первую страницу и просительно посмотрела на него.

Дейл снова начал читать, и теперь девочка сосредоточенно повторяла за ним.

— Собака, кошка, лошадь.

— Сябака, кощка, лёсядь.

Она так мило оговаривалась, что Дейл таял от распирающей его нежности и даже забывал поправлять.

Увлёкшись учёбой, он опомнился, лишь когда в комнате начало темнеть — солнце закатывалось за горизонт.

«Надо бы искупать Латину, пока совсем не стемнело. Не знаю, чем обычно болеют дети, но чистота никогда не бывает лишней. Это точно!»

Он не решился вести дочку в общественную баню и, спустившись на первый этаж, попросил у Риты разрешение воспользоваться ванной.

— Хорошо, — согласилась Рита. — Но обязательно помоги Латине помыться. Даже не думай оставлять её одну! Конечно, она умница и всё такое, но сколько было случаев, когда дети тонули в ванне!

К слову, Латина и сегодня не горела желанием раздеваться в присутствии Дейла.

«Это единственный момент, когда её что-то не устраивает, — раздумывал парень, наблюдая, как девочка играет с пузырьками пены. — Я бы не сказал, что она не любит мыться. Дело в другом. Но в чём?»

После ужина Латина опять принялась клевать носом.

Дейл понёс её наверх, но потом вспомнил о вчерашнем, по пути свернул в туалет и только потом уложил её в кровать.

— Спокойной ночи, Латина, — прошептал он, гладя её по голове.

— Спокойной ноти... Дейл, — сонно ответила девочка.

Дейл едва удержался, чтобы не обнять её.

«Возьми себя в руки наконец! Ты же разбудишь её!» — отчитал он сам себя и вскоре лёг сам, чувствуя под боком тёплый комочек.

Прошла ночь, наступило утро.

Утро, полное боли и страданий.

— Хватит уже, иди давай, — сокрушённо проговорила Рита.

— Латина, я вернусь как можно скорее. Будь хорошей девочкой, — говорил Дейл, обнимая её на пороге «Танцующего оцелота».

Он знал, что дочка не поймёт его, но должен был выговориться.

— Дейл, иди! Иначе я сама тебя вышвырну! — не выдержав, пригрозила Рита.

Парень неохотно встал, в последний раз погладил Латину по голове и попрощался:

— Ну всё, пока.

Девочка недоуменно склонила голову.

— Латина, скажи ему: «Береги себя», — подсказала Рита и, увидев её недоумённый взгляд, повторила. — Береги себя.

Латина повернулась к Дейлу и неуверенно проговорила:

— Дейл, берехи… себя?

— Ага, пока-пока, — усмехнулся он, и Латина ответила улыбкой.

Утром в «Танцующем оцелоте» было не продохнуть.

Горожане со срочными запросами толпились у Доски объявлений Акдара. Одни искатели приключений приходили за новыми заданиями, другие закупались расходниками перед рейдами, третьи — и постояльцы в том числе — завтракали.

И каждого требовалось обслужить.

Рита с Кеннетом крутились как белки в колесе. Муж метался по залу, который в этот час больше напоминал столовую, а жена управлялась с Доской и принимала плату от клиентов.

Они так вымотались, что с радостью приняли бы любую помощь.

Латина же с превеликим интересом смотрела на всеобщую суету.

— У-ух, поберегись! — заметив её под ногами, воскликнул Кеннет, который нёс сразу четыре тарелки.

Девочка склонила голову набок.

Сегодня она носила новое розовое платье. Рита вновь расчесала её и украсила хвостики по бокам головы большими бантами в тон одежде.

Вообще, Дейл, увлёкшись, купил столько украшений для волос, что Латина могла менять их хоть каждый день.

Малышка немного понаблюдала за Ритой, но та стояла за стойкой и говорила непонятные вещи, поэтому её внимание вскоре переключилось на Кеннета, который занимался более доступными вещами — принимал заказы, разносил блюда и собирал пустые тарелки.

Вернувшись на кухню, она увидела, как Кеннет торопливо раскладывал целую гору еды, кивнула своим мыслям и шмыгнула обратно в зал.

Немного погодя…

— М?..

Кеннет подошёл к рабочему столу за только что приготовленной болтушкой с копчёным мясом и картофельным пюре и нахмурился: стопка тарелок рядом с мойкой немного увеличилась.

«Рита, что ли? — подумал он, выглянул в зал и увидел жену у Доски в плотном окружении клиентов. — Нет, не она. Что за чертовщина?»

— Извини, что так долго, — сказал он и поставил заказ перед одним из завсегдатаев — бородатым авантюристом, который сидел с открытым ртом. — Чего таращишься?

— А то ты не знаешь. Нанял, понимаешь ли, такую кроху работать, — осуждающе ответил авантюрист и ткнул пальцем в сторону.

Кеннет обернулся и сразу всё понял.

Латина шла по направлению к кухне, крепко держа в обеих руках тарелку. Видимо, одна уже была довольно тяжёлой для неё.

Чуть погодя она вернулась, осмотрелась, заметила пустую тарелку, удовлетворённо кивнула, подошла к столу, забрала её, улыбнувшись опешившему посетителю, и ушла.

Когда она спотыкалась, суровые, закалённые в боях авантюристы невольно задерживали дыхание. Когда успешно уходила — облегчённо выдыхали.

— Латина, — окликнул её Кеннет.

Девочка обернулась и обеспокоенно посмотрела на него, как бы спрашивая: «Я что-то делаю не так?»

«Не так? Ну как сказать… Латина вежливо обращается с клиентами, не хватается за всё подряд и не переоценивает себя. Она проворно лавирует в этой суматохе и не попадает под ноги, иначе я давно заметил бы её. Скорее всего, она внимательно наблюдала за мной, а потом сама взялась за дело. Мне не к чему придраться».

— Ладно, молодец, — усмехнулся он и взъерошил Латине волосы широченной ладонью.

Она даже зашаталась немного от грубоватой ласки.

«Пускай работает. Всяко лучше, чем следить, чтобы нигде не нашкодничала. Да и помощь как раз кстати. А что будут думать мужики, меня не касается».

Ближе к полудню в «Танцующем оцелоте» стало поспокойнее. Авантюристы отправились на задания, выпивохи разбрелись кто куда. Остались лишь редкие клиенты Доски объявлений Акдара.

Освободившись, Кеннет достал из холодильника миску, стоявшую там с вечера, позвал Латину, усадил её за стол и ловко опрокинул в тарелку десерт — желе с кусочками вчерашних фруктов в сиропе.

Девочка округлила глаза при виде качающейся массы, машинально взяла протянутую ложку, потыкала ею желе и засмеялась, когда оно закачалось из стороны в сторону.

Отошедший к раковине Кеннет довольно хмыкнул.

Перемыв посуду и наведя на кухне порядок, он вышел в зал и сказал Рите:

— Я пойду закуплюсь.

— Ага, береги себя, — вежливее обычного ответила жена.

«Чего это на неё нашло?» — удивился Кеннет, как вдруг…

Латина, которая давным-давно расправилась с желе и примостилась у края стойки с книгой, подняла голову и улыбнулась.

— Берехи себя.

— Оу… Нет, всё-таки дети прекрасны. Рита, может, заведём сразу троих?

— А может начнём с одного?

«Какой же ты дурак», — добавила она, но без видимого недовольства.

Когда Кеннет вернулся, Латина подбежала к нему, сказала: «С возрасением!» — и посмотрела на Риту. Та широко улыбнулась.

Качая головой, Кеннет прошёл на кухню и, закатав рукава, с глуповатой улыбкой разложил на столе продукты, в том числе разнообразные фрукты, которые обычно не покупал.

«Так-так-так, что бы приготовить…»

Латина не переставала удивлять.

Она чинно скушала небольшие бутерброды с сыром на ланч, сама отнесла тарелку в раковину и снова уселась за книжки, изредка переключая внимание на Кеннета или Риту.

Она изо всех сил старалась никого не беспокоить.

«Дейл сказал, что Латина несколько дней выживала в лесу сама. Значит, она достаточно крепкая. Да и везучая тоже, — размышлял Кеннет. — И всё-таки хорошо, что Дейл нашёл её, иначе она не сегодня-завтра стала бы чьим-нибудь обедом. Наверное, поэтому она такая наблюдательная».

Вскоре Латина начала засыпать. Она встала и поплелась к лестнице.

«Так, нельзя отпускать её на чердак одну в таком состоянии», — заволновался Кеннет, быстренько поставил в углу кладовой несколько деревянных ящиков, затем поднялся к себе, захватил матрас с одеялом и соорудил кровать.

— Латина.

Взбирающаяся по ступеням малышка осоловело посмотрела на него.

Мужчина усмехнулся и перенёс её на руках.

Латина так устала, что сразу провалилась в сон.

Девочка открыла глаза, осмотрелась и робко проговорила:

— Дейл?

Где же тот, кто забрал её из леса?

Где тот, кто нашёл её, одну-одинёшеньку, вкусно накормил и отвёл домой, подарил тепло и стал воплощением спокойствия?

— Уже проснулась, Латина?

Она услышала чужой голос и перепугалась не на шутку.

«Бежать! Бежать отсюда сейчас же!..»

Но потом девочка почувствовала сладкий запах, моргнула и всё вспомнила.

Кеннет понял, что Латина проснулась, когда услышал, как она зовёт Дейла.

Малышка выглядела как маленький настороженный зверёк, ещё больше испугавшийся при звуке его голоса.

Однако она не закричала, не заплакала и не убежала, а, наоборот, притихла, чтобы сперва разобраться в ситуации, а уж потом действовать.

«Какая умница», — восхитился Кеннет.

Латина оказалась намного рассудительнее, чем начинающие искатели приключений, славившиеся горячим нравом. А растерялась она потому, что была ещё маленькой и неопытной.

Кеннет снял с огня кастрюльку, наполненную мягкими разварившимися ягодами, и подошёл к девочке. Та учуяла приятный аромат, пришла в себя, спрыгнула с ящиков, увидела сладость и окончательно расслабилась.

Повар отрезал кусок хлеба и намазал его тонким слоем варенья.

Он не жадничал и с радостью добавил бы ещё, но тогда Латина обожглась бы. А так оно остыло и позволяло насладиться всей гаммой вкусов.

Малышка взяла бутерброд, спросила взглядом разрешения, робко попробовала угощение, просияла и откусила ещё.

Капелька варенья стекла с хлеба и упала, но Латина успела поймать её на ладошку, слизала и тут же испуганно взглянула на Кеннета. Он, конечно, не стал ругать её, лишь ободряюще улыбнулся, и девочка выдохнула.

Она ещё долго смотрела на банку, куда Кеннет перелил десерт.

«Да, приготовить его определённо стоило!»

День прошёл, наступил вечер.

Солнце приближалось к горизонту, авантюристы начали стягиваться обратно в город.

В «Танцующем оцелоте» снова стало шумно.

Постояльцы, искатели приключений, горожане, сменившиеся привратники, уличная стража — многие заглядывали сюда поесть и пропустить стаканчик-другой, привлечённые умеренной ценой и хорошим обслуживанием.

Вечером никто не пользовался Доской объявлений Акдара, поэтому Рита вовсю помогала мужу.

Примостившаяся у края стойки Латина ужинала ньокки[✱]Итальянские клёцки. и во все глаза наблюдала за оживлением.

Один из посетителей внезапно расхохотался так громко, что девочка от неожиданности вздрогнула и уронила клёцку, но даже не заметила этого.

«Как будто диковинного зверя увидала», — хмыкнул Кеннет, но благоразумно промолчал.

Латина уже начала засыпать, когда дверь «Оцелота» распахнулась, впуская…

— О, а вот и Дейл, — сказала Рита.

Вся сонливость тут же улетучилась. Латина спрыгнула со стула и помчалась встречать парня.

— Латина, я вер... — начал он, но не успел договорить, как малышка обхватила его колени. — Латина.

«Всё-таки она тосковала. Вот я идиот!» — обругал он себя, наклонился, чтобы взять дочку на руки…

— С возрасением.

…И застыл как громом поражённый.

Рита с Кеннетом заулыбались.

Придя в себя, Дейл тоже хохотнул, всё-таки поднял Латину и крепко обнял её.

— Привет, Латина. Молодец, дождалась меня.

Девочка аж расцвела от радости.

Завсегдатаи тут же принялись подтрунивать над парнем:

— Дейл, ты где откопал такую крохотную подружку?

— Завалитесь! — отмахнулся тот, сел за стол и спросил у Риты, которая принесла ему ужин. — Латина ела?

— Ага. Она уже засыпала, когда ты пришёл.

Сама Латина сидела у него на коленях и широко улыбалась.

«Она само очарование!» — умилился Дейл.

— Она хорошо себя вела?

— Даже слишком. Латина очень умная. Прекрасно понимает, как нужно себя вести, чтобы никому не мешать, — ответила Рита и наполнила его кубок.

Она давно выучила, что если Дейл и выпивает, то только разбавленное водой вино, поэтому всегда наливала его без лишних вопросов.

Дело не в том, что Дейл не умел или не любил выпивать. Он терпеть не мог напиваться до полусмерти, и это знали все в «Оцелоте». Как-то один из новеньких посетителей презрительно обозвал его соплёй и размазнёй, так парень скрутил его одной левой.

Выпивохи любили повспоминать этот случай и позубоскалить.

Латина тёрлась щекой о грудь Дейла, как изнеженный котёнок.

Когда их глаза встречались, она счастливо улыбалась.

Наверное, до сих пор её никто так не баловал.

«Лучше радоваться, а не обвинять себя, — подумал Дейл, переполненный любовью к маленькой дочурке. — Хм, может, оставлять её иногда одну, чтобы вот так ластилась потом?»

Не прошло и недели, а Латина легко выучила будничные фразы, в очередной раз доказав, что она очень умная.

И только одно заставляло Дейла страдать — дочка привязалась к Кеннету.

Она ходила за ним хвостом, помогала чистить продукты и протирать столы, старательно вытягивая маленькие ручки.

«А ещё я точно помню, что не покупал ей эти фартук и косынку, — хмуро подумал Дейл. — Они выглядят совсем как… отец и дочь. Я всегда знал, что за этим Кеннетом нужен глаз да глаз. Он просто подкупил расположение Латины своей стряпнёй!»

Точнее, он не страдал, а просто ревновал.

— Уборка закончена?

— Ага.

Убедившись, что Кеннет расставил приборочный инвентарь по местам, Латина ушла на кухню, забралась на табурет, прополоскала посудное полотенце и положила его рядом с раковиной. Ей пока не хватало сил отжать его.

Затем она перетащила табурет — свой собственный, кстати — на своё рабочее место, взяла свой ножичек и принялась неумело срезать шкурку с овощей.

Всё это «своё» появилось как-то незаметно. Даже Дейл не помнил, когда точно.

Если судить по темпу, она была не помощником, а задерживальщиком, но Кеннет ни разу не укорил её. Вот и сейчас он просто сел рядом и присоединился к работе.

Впечатляло то, что малышка понимала всё с полуслова. Пусть пока и справлялась неважно.

Кеннет не вмешивался и терпеливо наблюдал за ученицей, в то время как Дейл нервничал, рвал на себе волосы от досады и прикладывал все усилия, чтобы оставаться в стороне.

— Слушай, отвернись, если тебя это так напрягает, — посоветовала Рита, рассортировывая документы.

— Тогда я не увижу, как растёт Латина, — глухо возразил Дейл.

«Ну, тоже верно», — тепло усмехнулась Рита.

Закончив с овощами, девочка забрала из кладовки две книжки с картинками — первый букварь и более сложный сборник рассказов — и переместилась за стол в зале.

— Дейл, давай почитаем.

— Давай.

«Я выбирал их под себя, думал, что они будут слишком сложными для Латины, но она так быстро научилась читать, что у меня слов нет. Пока по слогам, но всё же!» — в очередной раз поразился он.

В одиночестве Латина читала про себя, но вместе с Дейлом — вслух, чтобы он поправлял её.

Ну и, наверное, заодно хвасталась результатами своих стараний.

Успешно справившись с задачей, малышка получила в награду одобрительный кивок. Затем она взяла другую книгу и тетрадку, где старательно вырисовывала буквы неровным почерком.

— Рита, она сама захотела учиться, вы с Кеннетом её не заставляли?

— Ни разу. Латина сама попросила листок бумаги. Я сперва думала, что она хочет порисовать, а оно вон как оказалось.

— Насколько я помню, в школе при храме Асфара её ровесников нет.

— Правильно помнишь. Похоже, Латина получила должное воспитание. Она с самого начала умела держать ручку, Кеннет научил её только тому, как обращаться с ножом.

Общение наладилось, но Латина не спешила рассказывать о себе всё, лишь самый минимум.

Она родилась в поселении демонов. Ей действительно сломали рог и изгнали. Отец ушёл вместе с ней. Он умер в лесу неподалёку от Кройца.

Смышлёная малышка наверняка знала больше — например, могла рассказать о своём преступлении, — но помалкивала. Вероятно, боялась, что её выдворят снова.

Дейл хотел бы услышать от неё всю правду, но выпытывать, конечно, не стал.

«Я на все сто процентов уверен, что Латина ни в чём не виновата. Ну посмотрите на неё! Какая из неё злодейка? — воскликнул он. — Наверное, тут как-то замешаны политика или религия. На неё просто повесили всех собак. Думаю, именно поэтому отец ушёл вместе с ней…»

— Дейл, что-то случилось? — склонив голову набок, спросила девочка.

«М? Ой, я что, так глубоко задумался?»

— Не, ничего, Латина. Ты отлично научилась разговаривать, — похвалил Дейл, гладя её по голове.

— Спасибо! Я очень стараюсь. Я рада, что умею разговаривать.

— Понятно.

Парень поймал себя на мысли, что с появлением Латины научился искренне улыбаться. Раньше он хмыкал и похохатывал над забавными историями Кеннета и Риты, но о спокойной тёплой улыбке и речи не шло.

Приёмная дочь заметно изменила его жизнь.

В перерывах между сном, едой и учёбой Латина наслаждалась свободным временем. Если Дейл не уходил на задания, гуляла с ним по окрестностям. Сама никуда не бегала — во-первых, не разрешали; во-вторых, пока ещё не выучила расположение улиц, — но с огромным интересом выглядывала из двери.

Каждый вечер она в обязательном порядке помогала Кеннету на кухне.

Дейл частенько заглядывал к ним, видел, как она старается, и молча удалялся.

Вот и сегодня малышка прилежно толкла кучу картошки, а парень хмуро наблюдал издали.

— Да успокойся ты, — вздохнула Рита, неся кружку эля. В кармане её фартука позвякивали монеты.

Дейл недовольно зыркнул на неё, но не нашёлся, что возразить.

В «Танцующем оцелоте» клиенты рассчитывались при получении заказа. Рита ввела это правило, чтобы отсечь любителей поесть на халяву. Впрочем, постоянным клиентам разрешалось платить в самом конце, а Дейл записывал на счёт платы за жильё, если сумма выходила не слишком большой.

Утром посетители рассчитывались сразу на входе по единому фиксированному тарифу. Это хоть как-то разгружало супружескую пару.

В этот момент из кухни вышла Латина, немного покачиваясь под тяжестью подноса.

Все разговоры тут же затихли.

За прошедшую неделю завсегдатаи познакомились со старательной девочкой и прониклись к ней самыми тёплыми чувствами.

Латина маленькими шажочками продвигалась к цели последнего испытания — отнести Дейлу ужин. Оно было самым тяжёлым, потому что малышка ещё не могла обслуживать клиентов. Два дня назад она попыталась, но упала на полпути и огорчилась так сильно, будто наступил конец света. Посетители тогда тоже чуть не взвыли от досады.

Но она прилежно тренировалась и наконец подошла к Дейлу с сияющей улыбкой.

Миссия была завершена!

— Дейл, обед! Прошу!

Парень аккуратно взял поднос и поставил его на стол. Удовлетворённо кивнув, Латина сбегала на кухню и вернулась со своей порцией. На этот раз она справилась куда быстрее — разница в размерах была ощутима.

Сев рядом, она гордо сказала:

— Я сегодня сделала картошку. Кушай, Дейл.

— Спасибо, Латина. Ты постаралась на славу!

К слову, постепенно это превратилось в своеобразный ритуал: Латина показывала на гору пюре и с улыбкой отчитывалась, и Дейл хвалил её. А ещё блюда, к которым девочка приложила руку, заметно выросли в популярности.

Выкроив свободную минутку, Кеннет выглянул в зал, увидел радостную Латину за столом и усмехнулся.

Он любил работящих людей.

Малышка каждый день трудилась, не щадя себя. Она поставила себе цель — готовить для Дейла. Поставила и уверенно шла к ней.

И результаты не заставили себя долго ждать.

«Я могу гордиться своей ученицей, — подумал повар. — А Дейл в самом деле болван. Смотрит на Латину, а её чувств не видит».

Девочка спокойно жила в «Танцующем оцелоте» только потому, что её привёл сюда Дейл. Когда он уходил, она тревожно озиралась вокруг и порой ощущала угрозу.

— У каждого должна быть опора. Даже у этого парня, — рассуждал Кеннет, раскладывая по тарелкам содержимое котла.

Он знал, что Дейл хоть и бурчал порой, но доверял ему, как родному старшему брату.