Глава 1: Вместе?

Я проводил Хибики в гостиную, а сам отправился в свою комнату, чтобы снять рюкзак. Я хотел переодеться, но меня одолело любопытство. Что же она думает о сложившейся ситуации.

Она стояла как вкопанная, поэтому я предложил ей сесть на диван, а сам принес стул из столовой и уселся за столом напротив. Вскоре пришла Харисса и принесла нам чай.

— В-вот...

Похоже, когда Харисса ставила чашки на стол, она встретилась глазами с Хибики. Острый взгляд Хариссы напугал девушку. Должно быть Харисса занималась готовкой, поэтому на ней фартук с кроликом. Гостиную и кухню не разделяли стены, потому я смог почувствовать, что она готовит мисо-суп.

— Спасибо за чай, Харисса. Мне нужно кое-что обсудить с ней наедине, так что не могла бы ты уйти?

— Х-хорошо!

Харисса, находившаяся около стола, подпрыгнула от неожиданности и быстро покинула кухню с подносом в руках.

— Кто эта девушка?

— Её зовут Харисса. Вследствие некоторых обстоятельств, теперь она живет у меня.

— Некоторых обстоятельств? — Вероятно, Хибики не устроил мой ответ, потому она вновь окинула меня взглядом. — Она твоя родственница?

— Ох, нет... Даже если я расскажу, ты не поверишь в эту необычную историю.

— Не волнуйся. Этим меня не удивить.

— Да, точно.

Я до сих пор не понимаю, в чем заключается суть Родословной Банджо, но судя по тому, как она говорит, наверняка, это что-то необычное. Это означает, что подобное её нисколько не смущает.

— Харисса — чародейка из другого мира, но сейчас она не может вернуться домой, поэтому я разрешил ей остаться у меня.

— Понятно... — Нахмурилась Хибики, и, казалось, призадумалась.

Её что-то беспокоит?

— Итак... Зачем ты пришла ко мне? — Я решил спросить первым.

— Чтоб ты женился на мне, как я уже говорила. — ответив, она подняла голову.

— Я понял это... Точнее, я не понимаю зачем, объясни с самого начала, ладно? Почему ты хочешь жениться на мне?

— Тебе что-нибудь известно о Родословной Банджо?

— Нет, ничего.

Ответ расстроил её, но я был честен.

— Поясняя простыми словами, моя родословная похожа на женскую версию Родословной Намидар.

— ... Получается, ты тоже попадаешь в истории?

— Да. Только ты становишься героем, а я становлюсь героиней.

— ... Ясно.

Я вспомнил истории, которые пережил до этого дня. Могущественный Маг. Владыка Демонов из Другого Мира. Монстр Эпохи Богов. Каждая встреча почти стоила мне жизни. Падающий метеорит. Ресторанчик на грани банкротства. Уединенная деревня под поверхностью земли. Решение каждой из историй давалось мне с трудом. Это слишком большая ответственность.

Неужели эта девушка пережила нечто подобное?

— Наверное... довольно тяжко пришлось, да?

— Хмм, прошу, не пойми меня неправильно.

— А?

Хибики взмахом поправила свою челку и качнула головой, будто была чем-то раздражена.

— Я не пришла сюда, чтобы услышать сочувствие. Я пришла сюда, чтобы положить конец нашим проклятым родословным.

— ?..

Я не понимаю чего она добивается. Я родился Намидаром Рёккой. Я никак не смогу изменить это. Тоже самое и с Хибики. Как же она намеревается "положить конец" нашим родословным?

— ...

Если подумать об этом, она слишком серьезно настроена выйти замуж за меня. Почему?

— Может быть, ты хочешь жениться на мне, чтобы... получить новое имя или что-то ещё?

— Ты придурок?

Ах, это слишком проблемно...

— Но тогда зачем ты хочешь жениться?

— Если мы женимся и нас не будет детей, то более никто не унаследует особенность крови Намидар или Банджо.

— Бвах?!

Дети... Кажется ли мне, или она пропустила несколько этапов, но, возможно, это всего лишь признак того, насколько она серьезна настроена?

— И, если мы всегда будем вместе, то и попадать будем в одни и те же истории.

— Хм, о чем это ты говоришь?..

— К примеру, представь, что «история А» разворачивается в городе, где проживаешь ты, и в городе, где проживаю я, «история В» происходит в тоже время. Что тогда случится?

— Что ж, тогда я попаду в «историю А», а ты следовательно в «историю В», верно?

— Да, так и есть. Мы с тобой подобно магнитам, что тянут к себе железные опилки в виде этих «историй». Но что будет, если мы поженимся и станем жить в одном доме?

— Ну, думаю, мы оба окажемся вовлечены в «историю А».

— Верно, только в «историю А». Так мы вдвое сократим количество историй.

— Ладно, звучит правдоподобно...

Но мы все равно будем вовлечены в истории, так? Что ж, по крайней мере, мне понятны её мотивы.

— Я все еще не знаю, готов ли я жениться. — Но в во всём этом есть большая проблема.

— Почему? Я для тебя недостаточно хороша?

— Нет, я имею в виду, что слишком молод, чтоб создать семью, а также...

— Что «также»?

— Не думаю, что я смогу жениться на той, кого не смогу полюбить.

— ...

Глаза Хибики резко сузились. Во время разговора с ней я заметил, какая она милая.

— Послушай, я понял, почему тебе так ненавистно клеймо, которое есть у нас, но брак это другое... Я хочу сказать, даже если ты будешь со мной, ты все равно не сможешь избавиться от родословной..

— Это не имеет значения.

— А?

Разве это не то, чего она пытается избежать? Нет... Это не то. Похоже, она понимала, что даже при таком раскладе ей не удастся избежать родословной.

Так это была лишь часть плана по сокращению общего количества историй? Но почему она так настойчива? Ведь в этом нет выгоды для неё.

Не найдя ответа, я посмотрел на неё.

— Наши Родословные вредят ни в чем неповинным людям, окружающим нас.

От её слов у меня перехватило дыхание.

— Что ты имеешь в виду?

— Только то, что сказала. — Прикусила она губу и сжала свою ладонь в кулак.

— Но что ты?!.. — Я попытался вновь спросить её, но остановился, увидев струйку крови, стекающую с её губы. — ... Что-то случилось? — Должно быть у неё есть причина, но я её не знаю..

— ... — Хибики ответила не сразу. Через мгновение она вытерла кровь и посмотрела мне в глаза. — Я росла, ежедневно изучая всё, что касалось Родословной Банджо.

— Ясно.

Я услышал о родословной от своего отца в ночь, когда мне исполнилось шестнадцать. Разве есть разница в том, как наши семьи относятся ко всему этому?

— Мне говорили о том, как трудно разрешить историю, потому я тренировалась ежедневно. Слабость — означает только плохой конец для историй, в которые я буду вовлечена. Я не хотела этого. Я сделала всё, чтобы стать сильнее.

По первому впечатлению я могу сказать, что она нисколько не преувеличивала.

— Все, кто окружал меня, считали, что я странная. Вместо того, чтобы играть, я тренировалась, а остаток дня проводила за чтением, чтобы получать больше знаний. У меня никогда не было друзей... вплоть до средней школы.

Мне показалось, что в её глазах вспыхнул огонек, когда она заговорила о друзьях...

— Сначала она тоже думала, что я странная, потому она заинтересовалась мною. Когда я читала в библиотеке, то она просто садилась напротив и просто молча наблюдала. Впоследствии она стала приходить в додзё. Я считала её раздражающей, но потом… Со временем мы разговорились и болтали каждый день. Иногда, когда я не посещала школу, она волновалась. Однажды я узнала о том, что она больна. В один день она сказала, что считает меня классной, так как я, будучи девушкой, могла знатно поколотить парней... Только тогда я поняла, что мы стали друзьями.

— ..

Кажется, это хорошая история, но чем дольше слушаю, тем сильнее опасаюсь её продолжения.

— И вот мне исполнилось шестнадцать.

Что она сказала, прежде чем начала свой рассказ? "Наши Родословные вредят ни в чем неповинным людям, окружающим нас"?

— Я оказалась в центре истории, где против меня выступала банда контрабандистов оружия. — Произнесла Хибики, и опустила взгляд. — Она, как и всегда, стала беспокоиться обо мне, когда я стала пропускать занятия в старшей школе. Я сказала ей, что не стоит волноваться... Но в ту ночь она отправилась на мои поиски.

Из-за личика, прикрытого челкой, я не смог понять, какие чувства испытывала она.

— ... Она ввязалась драку между мной и контрабандистами, получив шальную пулю в живот.

— ...

Её голос был наполнен грустью и болью — я ничего не мог поделать, кроме как продолжать слушать.

— ...

Р так и сидела, как обычно, с невозмутимым выражением лица.

Сильный холод мгновенно наполнил гостинную. Тиканье часов казалось необычно громким.

— Что же случилось ней?.. — спросил я.

— Ей удалось выжить, но она все еще на больничной койке. Она до сих пор не очнулась. — Голос Хибики был спокойным и безразличным.

— ...

Она подняла голову и протяжно вздохнула.

— И так ясно, что она не имеет ничего общего с этой историей. Она пострадала лишь из-за того, что связалась с кем-то вроде меня. — Она продолжила, вернув прежнее спокойное выражение лица. — Намидар Рёкка, могу с уверенностью сказать, такая участь ждет и тебя.

— !..

Родословные Намидар и Банджо похожи. Они как две стороны одной медали. Но её слова насчет того, что и я...

— Нет, но!..

— Мы с тобой не обычные люди. Само наше существование является причиной бедствий. — Прервала меня Хибики.

— ...

Я не ничего не смог ответить. Лишь одного её взгляда достаточно, чтобы заставить меня заткнуться.

— Потому, пока наши Родословные не исчезнут, мы должны жить как можно дальше от других людей, Намидар Рёкка. — В её словах чувствовалась тяжесть. Такой жизненный опыт есть не у каждого.

Я каждый раз ошибался. Я предполагал, что она хочет избавиться от Родословных Банджо и Намидар ради себя самой. Но я мои предположения не оправдались. Она просто не хотела, чтобы кто-то пострадал из-за этих историй. Быть со мной — это шанс для неё сократить количество историй и потенциально вероятность того, что невинные люди будут втянуты в них. Это всё, чего она хотела.

— Я понимаю, о чем ты говоришь...

Теперь я понял, что она имела в виду. И её мотивы имеют смысл, но проблема заключается в том, что собственным чувствам я не могу приказать...

Также я понимал, что она тоже это чувствует. Даже если мое наследие и немного необычное, но я все еще обычный человек. Так я думаю об этом... Но моё личное мнение сейчас не столь важно. Если моя Родословная Намидаров причинит кому-нибудь вред...

— ...

Но я не могу просто перестать быть тем, кем я являюсь. И вновь мои мысли мелькнули у меня в голове. Все это значит, что нет очевидного решения этой проблемы.

Как и сказала Хибики, я должен сделать все возможное, чтобы свести вред к минимуму. Будет лучше, если держаться подальше от всех. Мне просто нужно избегать всех людей, о которых я заботился, и жить отдельно, пока я не повзрослею и перестану участвовать в историях. Несмотря на то, что у меня есть готовый план действий, так быстро принять решение я не могу.

— ...

Мне нечего сказать в противовес этому мнению.

— ...

Я решился уже попытаться что-то сказать, как...

*ТЫЩ!*

Как вдруг стеклянную дверь гостинной разлетелась на осколки..

— Чего?!

— !..

Вскрикнул я от удивления, а Хибики сразу же приготовилась к бою.

— Я нашел тебя! — Послышался крик и внутрь комнаты вошел мужчина.

Он явно пришел либо за мной, либо за Хибики. Или это значит, что, как она и планировала, мы, будучи рядом, участвуем в одной истории? Если все действительно так, то, наверное, нам действительно стоит держаться вместе и на расстоянии от других людей — лучшего решения не найти.

Но все происходит так внезапно, что я даже подготовиться не успеваю. Даже морально. Но колесо судьбы будет продолжать свое вращение независимо от того, нравятся мне это или нет — ведь я застрял среди его шестерней.

*Крррш!*

Я услышал звук бьющегося стекла, падающего на пол. Следом внутри комнаты появился мужчина. За его спиной был одет какой-то рюкзак с реактивными ускорителями и он, используя их, парил в воздухе.

— Я — Култ Графимор, гениальный профессор магических наук. Извиняюсь за то, что вторгся столь поздно ночью, существа другого мира. — Усмехнулся он, а его монокль странно отразил лучик света..

— Приветствую. Был бы признателен, если в следующий раз будете добры и воспользуетесь дверью.

— Хммм, да... Приношу свои извинения. В следующий раз я буду более осторожен. — какой странный диалект.

Подождите, он назвал нас "существами другого мира"? Тогда выходит, что этот парень, как и Харисса, из другого мира? И я никогда не слышал о науке, изучающей магию.

Что более важно, почему эти странные люди приносят мне столько проблем?

Действительно, почему?..

— Итак, в чем суть вашего визита в мой дом?

Я отмахнулся от унылых мыслей и схватился за спинку стула. Его можно бросить или использовать в качестве щита — все зависит от дальнейших действий. Поскольку я не знал его мотивов, мне оставалось только выжидать.

— Хммм, есть то, что я ищу здесь. — Култ погладил длинные усы.

— Это просто обычный старенький дом. Здесь нет ничего того, что может привлечь ваше внимание.

— Нет, нет, уверяю вас. У меня есть магический шар, который показывает своим владельцам местоположение вещей, что они желают. — Култ вытащил из под своего пальто сферический кристалл размером и формой напоминающий волейбольный мяч. — Это маятник укажет путь к тому, что я ищу.

После я приметил что-то внутри шара находилась какая-то маленькая голубенькая жемчужина.

— Вы двое ничего не сможете утаить от маятника.. К примеру...

Глаз, не прикрытый моноклем, резко сузился. Он что-то пробормотал. Маятник в его руках медленно поднялся, и драгоценный камень внутри указал на Хибики.

— Девушка, которую я ищу, находится прямо здесь.

— !

Значит за Хибики пришел. Мне до сих пор неизвестны его мотивы, но похоже, что у него злой умысел..

— А теперь я возьму её!

— Я тебе не позволю!

Я тут же бросил в него стул!

— Акх!

Култ в уклонился от стула. Его реактивный рюкзак на удивление хорошо маневрирует. Я оглянулся, чтобы найти еще предмет, который могу бросить в него, но Хибики сделала ход быстрее.

— Няааах!

С невообразимой скоростью она сократила расстояние между собой и Култом. Это был какой-то рывок. Должно быть это особенный стиль движения в боевых искусствах.

— Фух!

Резко она вобрала воздуха в легкие, а затем выдохнула, сделав сильный прыжок.

— Нвооох?! — Крикнул Култ, едва успев уклониться. Он использовал свои ускорители, чтобы двинуться назад. На его лице появились капельки пота. — Хмм, я, удивлен, не ожидал увидеть, что леди так сильна.

Я был поражен ещё сильнее. Могу сказать по-увиденному, что она действительно тренировалась с детства.

— Я полагаю, что с прекрасным "Коэффициентом Судьбы" справиться нелегко.

Коэффициент Судьбы? Что имел в виду?

— Не знаю, относится ли этот "Коэффициент Судьбы" к моей родословной, но... — Сказала Хибики, не прекращая обороняться. — И минуты не проходит, как я начинаю думать о том, как хочу разобраться со своей проклятой судьбой.

Она вытащила из-за пояса нечто похожее на палку. Щелкнув металлической основой, палка увеличилась в длине. Эта была похожа на полицейскую телескопическую дубинку.

Как её еще не арестовали за ношение подобных вещей? — Пока я размышлял над этим, ситуация обострилась.

— Хмм, тогда придется мне использовать собственный козырь, — тихо сказал гениальный ученый из другого мира.

В этот раз он достал капсулу со странной отметкой. Она была небольших размеров, но выглядела как механизм, состоящий из невероятно тонких и маленьких деталей. Это козырная карта Курта?

— Вкуси мое слияние магии и науки: Мгновенное колдовство! — Крикнул Култ и бросил капсулу в Хибики.

— !..

Она тут же попыталась отбить её с помощью дубинки.

Нет, на надо!

— Уклоняйся!

— Тц! — Хибики, услышав мой голос, мгновенно ослабила стойку, и опустилась на пол.

Капсула со свистом пролетела над её головой и ударилась о стул, которой я недавно бросил в Култа. Несмотря на внешне крепкий вид, при ударе она сразу раскололась на две части. Из неё полился свет, а следом извилистые лозы, обернулись вокруг стула.

— Что за фигня?!

Толстые лозы источали бледный свет. Это смахивало на магию, но появилась она из сложного механизма.

Магия и механизмы... Магия и наука... Магическая наука? Это оно и есть?

— Хибики! Не позволяй этим капсулам прикоснуться к тебе! Вероятно, они наполнены магией и активируются при контакте с поверхностями!

— Согласна. — Кивнула Хибики, вставая.

— Хм... Значит вы смогли понять это, увидев её впервые? Может вы и смахиваете на глупцов, но вы вполне наблюдательны.

— Спасибо? — Пошутил я, но инстинктивно почувствовал страх.

Раньше я сталкивался и с магией и новейшими технологиями из космоса. Это дает мне некоторые знания о происходящем, но это вовсе не помогает мне понять, как бороться с этим "мгновенным колдовством".

Оно такое сложное, что даже удивляет. Я не знаю, что за магия внутри этих капсул. В этот раз оно должно было связать Хибики, но не факт, что все они все одинаковые.

Если он выкинет тоже заклятие, но с более большим радиусом поражения, то не представляю, что можно предпринять. И так как для него не вариант повторяться, у нас нет возможности, чтобы напасть на него. Если бы я знал, какое заклинание он собирается использовать следующим. Конечно же, он не расскажет об этом...

— Так как вы поняли, что это такое, расскажу вам подробнее. Это была связующая магическая капсула. Примите к сведению, что следующей будет усыпляющая.

... Что ж, может, ею она и будет.

Он выглядит умным, но по натуре настоящий дурак? Или, может быть, он еще тот хвастун? В любом случае глупец, этим он упростил нам задачу.

— Я ученый магии, но в тоже время джентльмен. Я не желаю причинять вам боль. Так что можете не беспокоиться, когда она поразит вас!

— Тогда вообще не атакуй нас!

— Это другое дело! — Бросив восемь капсул, выкрикнул Култ.

— Минуту! Ты кинул сразу восемь?

Горстка капсул по дуге были брошены в меня с Хибики. Я быстро перешел из гостиной на кухню. Без стены между двумя комнатами, это может выиграть лишь немного времени, но все же надеюсь, что расстояния достаточно, чтобы выйти из радиуса поражения. Также, мне нужно придумать, как от них защититься..

Дверь в гостиную распахнулась.

— Сэр Рёкка!

Это была Харисса. Она переоделась в свою одежду. Должно быть, девушка пришла услышав громкий шум, прогремевший минуту назад. Она также вооружилась, что, вероятно, означает её готовность помочь нам сражаться с ним.

Нет, это... это не имеет значения.

Она появилась посреди поле боя, не готовая защитить себя. Одна из капсул Култа ударилась об её грудь. Она раскололась и свет полился из неё — заклятие активировалось.

— А?

Даже заклинательница, подобная Хариссе, беззащитна перед мгновенно срабатывающей магией. Сила покинула её ноги, а большой, деревянный посох девушки прокатился по полу.

— Гнух! Ууп! — Култ запаниковал.

— !..

Я остановил себя от желания подбежать к нему, и со всей ярости прописать с кулака.

Успокойся. — Могу ли я повторить атаку Хибики? Нет. — Тогда!.. — Я схватил бутылку сатим [✱]японская смесь нескольких приправ с красной перцовой стружкой с кухонного стола, снял крышку и бросил её как можно сильнее в Култа.

— Нгвах! Больно! Мои глаза! — Култ, отвлеченный рассеянностью Хариссы, не успел увернуться и содержимое бутылки пролилось на него. Он закрыл глаза обеими руками и закричал.

— Хибики!

Услышав меня, Хибики двинулась с той же скоростью, что раньше. Она прыгнула с кофейного столика в гостиной прямо на него. Она мгновенно ударила Культа по лицу..

— Гьяфнух?! — Культ вылетелел из гостинной во двор, и прежде чем остановиться, он два или три раза кувыркнулся по земле. — Грр... Временное отступление!

Он встал, покрытый грязью, и повернул фиолетовый драгоценный камень в кольце на девяносто градусов. Камень засветился и вдруг из ниоткуда появилась голубая дверь. Он положил руку на дверную ручку, а затем повернулся к нам.

— Слушайте меня! Я сделаю эту девушку моей, несмотря ни на что! Просто подождите немного! — Затем он открыл дверь и исчез. Через мгновение дверь тоже исчезла.— Телепортирующий предмет, да? — Тихо произнесла Хибики, расслабившись.

Наконец-то в мой дом вернулась тишина. Только мы втроем остались... в разрушенной гостинной.

— Харисса! — Как только я убедился, что опасность миновала, я подбежал к лежащей на полу девушке. — Харисса! Эй, просыпайся!

— ...

Я обнял её, но она не очнулась. Она просто продолжала ритмично дышать с каждым выдохом издавая легкое милое сопение. Она жива. По крайней мере, это так, но она не просыпается.

Култ сказал, что это усыпляющие заклинание. Да, должно быть, она только спит. Но если она не просыпается от того, что я кричу ей в ухо... То как её разбудить?

— Слинял.

Хибики осмотрела ту часть двора, где ранее находилась голубая дверь. После она вернулась внутрь гостинной. И тут же несколько раз шлепнула Хариссу по щекам.

— Эй, стоять! Ты че творишь?

— Если хочешь узнать, проснется она или нет — это лучший способ.

Следом она еще два-три раза шлепнула её — у Хариссы даже щёки побелели. Но она так и не проснулась.

— Эй, погодите. Не шутите так со мной. — Что, если она больше не проснется? — Ублюдок! Ты ведь сказал, что не собираешься причинять нам боль!

Я впился взглядом во двор, где недавно исчез Култ. Конечно, там его больше не было. Но я все равно не мог перестать туда таращиться.

Хибики передала мне Харису и встала.

— Хорошие новости: она не пострадала. Его целью было взять нас живыми... Использование заклинания сна с постоянным эффектом — лучшее, что можно сделать. — Хибики холодно проанализировала ситуацию.

Харисса жива. Но она не может проснуться.

Это... это несправедливо!

— Черт возьми! — Я стиснул зубы и услышал неприятный звук того, как часть зуба треснула.

Почему... Почему я не смог защитить её? Я мог ведь послать её куда-нибудь в безопасное место, на случай если разразиться бой или кто-то решит воспользоваться этим преимуществом... Что угодно! Так почему я не сделал?

— Почему?.. Харисса...

— Все потому что, мы с тобой здесь. — Хибики посмотрела на меня холодными глазами.

— ... Мы все еще можем это исправить. Если мы разберемся с историей, то спасем Хариссу. Верно?

— ... Я не знаю. — Хибики ответила на мой вопрос, доставляющий мне боль, лишь пожав плечами.

Но я лишь притворился, что обратился к ней. Я повернулся к Р. Она из будущего и больше знает о моей родословной, чем я сам. Она должна знать настоящий ответ:

— Честно говоря, неизвестно, сможешь ли ты спасти Хариссу, — прямо сказала Р. — Ты сейчас попал в историю Хибики. Она героиня. Харисса — просто второстепенный персонаж, которого случайно затащили в эту историю. Твоя родословная дает возможность спасти людей, которые имеют решающее значение для истории. Другими словами, только лишь разрешив историю Хибики не будет значить, что ты спасешь этим Хариссу. Все аналогично тому, когда Хибики победила контрабандистов оружием и её раненная подруга не пришла в себя.

Какого черта?..

Харисса угодила в это из-за меня... И я не смогу её спасти?

— Ну, это и не значит, что ты не сможешь спасти её. Например, победив Короля Демонов ты и Хариссу спас и всю оставшуюся часть того мира. Таким образом, существует вероятность того, что завершив завершив Историю Хибики, ты сможешь помочь Хариссе.

— ...

Голос Р не выражал эмоций, но мне казалось, что она винит меня.

— Теперь-то ты понял, да? Истории приносят слишко много бед в ничем неповинным людям. Слова Хибики только усугубили ситуацию.

— ...

Я спас уже довольно много историй. Сацуки, Ирис, Хариссы, Цумики, Тетры, Леа... Иногда истории переплетаются с другими, но всё-таки я сумел их всех спасти. Неужели я был слишком самоуверен? Если бы я стал задумываться о том, что я пытаюсь сделать, смог бы я кого-либо спасти? Все это время я бессознательно игнорировал факт того, насколько на самом деле опасен для окружающих меня людей?

— Я ходячие бедствие...

Наверное, Хибики права. Я задумался над тем, что действительно виноват во всём..

— Леа, девушка, которую я спас из карманного мира, была убеждена, что все произошедшее — её вина. Потому она пыталась взять всю ответственность на себя. Я сказал ей, что она ошибается, но... нечто ужасное может случиться с людьми из моего окружения, и это будет по моей вине. Только сейчас я осознал ужас, который испытывала Хибики.

— Хрр... Хрр... — Харисса продолжала посапывать в моих объятиях.

Даже разрешение истории Хибики может быть недостаточно для того, чтобы спасти девушку из другого мира.

— ...

Я со всех сил пытался сдержать крик. У меня нет на это право. Уж точно не после этого с ней.

Что... Что я должен сделать?

— Рёкка!

Вдруг я услышал как кто-то назвал меня по имени.

Я обернулся и увидел подругу детства, живущую по соседству — Сацуки Отомо, стоявшую в образовавшемся проходе. Она поняла, что нечто странное происходит в моем доме, потому быстро прибежала ко мне.

— Рёкка, что случилось?

— ...

А если я попрошу Сацуки о помощи, то все выйдет? Возможно, она может, используя свою Всеведущую Магию, найти способ пробудить Хариссу.

Но... Но...

Култ вернётся. Он может подвергнуть мою подругу детства опасности. Нет, он точно так сделает. Неужели он погрузит её в длительный сон или даже сделает что-то еще более ужасное? Что если она не сможет поправиться? Если это произойдет, я никогда не смогу себя простить.

— Рёкка, что случилось?! Ответь мне... А? Харисса?

Когда она бросилась ко мне, то увидела, что я придерживаю Хариссу. Харисса, казалась, просто спала, но если к этому приплюсовать события, разрушившие мою гостиную, то станет ясно, что что-то не так.

— Это... Сон, вызванный магией?

— Да. Ты смогла понять это, Сацуки?

— Д-да. Это заклинание, с которым раньше мне не приходилось сталкиваться.

— Ты сможешь помочь ей?

— Я не уверена. Оно очень мощное, потому, даже с моей силой, думаю, что мои шансы равны пятьдесят на пятьдесят.

— Ясно... Тогда позаботься о ней. — Я передал Хариссу в её руки и встал.

— Позаботиться о ней? Что ты задумал, Рёкка?

— Я и Хибики собираемся отправиться за тем, кто сделал это.

— Хибики?.. — Сацуки только сейчас заметила Хибики.

— ...

Девушка, стоявшая в углу комнаты, молча посмотрела на Сацуки.

— Кто она? — Спросила Сацуки.

— Мой напарник.

— Твой напарник?.. — Сацуки выглядела потрясенной, будто не могла поверить в услышанное.

— В любом случае, я ухожу.

— П-подожди! Ты еще не сказал мне, что здесь произошло! И если ты вновь влип в какую-то историю, я пойду с тобой.

— !..

На мгновение мне показалось, что я готов разорваться на части.

Если Сацуки попытается помочь, как Харисса...

Если с ней случиться что-то ужасное...

А если я ничего не смогу сделать, чтобы остановить это...

Одной мысли было достаточно, чтобы заставить меня трястись от страха.

Это нисколько не похоже на ту ситуацию с Леа, где мы работали все вместе, сообща, чтобы победить Бахамута. Сацуки будет в опасности если пойдет мной. И все из-за Родословной Намидар.

Единственный способ прекратить быть Намидарой Рёккой — это переродиться... И так как это не представляется возможным, нет никакого способа избавиться от этого.

Будь какое-то решение, я бы с удовольствием положился бы на помощь Сацуки и Леа. Но... его попросту нету.

Потому...

— Прошу, не надо.

— А?

— Я хочу, чтобы ты присмотрела за Хариссой. На этот раз в этом участвовать будем только я и Хибики. Поэтому останься здесь..

— Почему ты так говоришь? Я... — Сацуки двинулась в мою сторону.

Я как никто другой знал, насколько она может быть упрямой в такие моменты. И потому...

— Оставайся здесь! — Отрезал я, отвергнув её желание настолько сильно, как только мог.

— ... Рёкка?..

Казалось, Сацуки сбита с толку. Когда в последний раз я говорил с ней, повышая голос?

Я не знал, какое выражение лица у меня в данный момент... И мне было страшно узнать это. Я отвернулся от её взгляда.

— ... Прошу. Просто останься тут. Мы сами разрешим эту историю. Все, кто последуют за нами, сделают только хуже.

Мое сердце стучало так, словно взбесилось. Я был на той грани, когда отбросить все, что дорого для меня, так легко. Но это всяко лучше, чем уничтожить это. Такая возможность для меня намного страшнее, чем идея того, что миру придет конец.

— Прощай.

По этой причине я повернулся спиной к Сацуки.

Я подошел к Хибики. Она молча отошла от стены.

— Пошли, Хибики. Мы не знаем, когда может вернуться Култ.

— Да.

Я покинул гостиную с Хибики. Я двигался медленно, но главное, что я вообще шёл. Я не могу допустить, чтобы кто-то из тех людей, о ком я беспокоюсь, были рядом со мной. Я думал, что защищаю их, но ошибался. Мне нужно уйти от всех... И от Сацуки тоже.

— ...

Но все же я оглянулся через плечо. Мне разбило сердце то, что я увидел: моя подруга детства, шокированная таким поворотом, придерживала Хариссу.

— Прости меня... — Прикусив губу, я мысленно извинился и покинул дом.

Пока я шел по ночной улице, я чувствовал боль в груди. Тупую, не затихающую и пульсирующую боль.

— ...

Даже Р сохраняла молчание.

Я шел впереди Хибики по темным улицам, освещенным лишь уличными фонарями. Всё было похоже на то, как будто я пытался сбежать от реальности.

Но всё равно было больно.