Сбыт украшений от Героя Щита    
Сбыт украшений от Героя Щита


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
id422650713
7 мес.
Неплохо, но мало. И по идее этот фрагмент находится по хронологии где-то до третьей волны, если я не ошибаюсь.
redheadbrains
1 г.
Это еще до того как он мелти спас. И до волны, где впервые грасс появилась. Красавчик, этот тот тип. который благоволит зверолюдям, друг-аристократ Мелти.
Gerius
2 г.
Это до того как он попал в мир Кидзуны во время этого события или перед Лингуем?
neron mikoto
4 г.
И под главой реклама:
"Каталог украшений Каратов
Легендарная акция от производителя. Скидка 65%, сегодня ещё можете успеть!"
Совпадение? Не думаю)
jung
5 л.
Годно
Сердцепенисто-Солежаждущий Морестранственник
5 л.
непонятная какая-то
samogot
5 л.
норм побочка

Сбыт украшений от Героя Щита

В один прекрасный день меня, как святого с божественной птицей, пригласил для беседы один аристократ. Я согласился, приехал, и нам выделили комнату в особняке.

Рафталия сразу направилась на городскую площадь торговать едой и лекарствами.

— О, святой! Наконец-то ты пришел.

Эт-то, здесь, конечно, живет аристократ… но я не думал, что тут будет такая толпа.

Как я понял, в светских кругах очень положительно отзываются о тех украшениях, которые я делаю, пусть на самом деле все они — дешевые побрякушки.

Наверняка здесь без вмешательства Ювелира не обошлось.

Он ведь хвалил меня за вкус.

В общем эти аристократы пригласили меня сюда, чтобы скупить знаменитые украшения.

— Что же у тебя на продажу?! Давай, показывай!

— Вот-вот!

Стоило мне потянуться за мешком, чтобы достать украшения, как это сборище дородных толстосумов тут же зашумело.

Тише, мать вашу. Я думаю, что вам продать.

Надо бы пустить им пыль в глаза.

Как ни странно, вкуса у аристократов нет никакого. Можно впарить им какую-нибудь дешевку за баснословную цену.

И как они только не замечают, кто я на самом деле?

Впрочем, не зря же я переодевался и менял щит на Книжный, чтобы они ничего не поняли.

В итоге я достал украшение, которое сделал накануне вечером.

[Рубиновое ожерелье]

[Качество: Отличное]

И к нему — еще несколько. Камни для украшений я добываю в шахтах, о которых мне когда-то рассказывал Ювелир.

Впрочем, аристократам важны не магические свойства украшений, а внешний вид.

Поэтому я старался делать их посимпатичнее, исходя из того, что хорошо продавалось в родной Японии.

Я цеплял на украшения фигурки драконов и мечей, сделанные из красного бисера. Получались вещи вроде тех, которыми торгуют в сувенирных магазинах, где мы бывали во время школьных экскурсий.

Безусловно, мои украшения не настолько проработанные, но я стараюсь соответствовать хотя бы по общему впечатлению.

Впрочем, больше всего ценится блеск драгоценных камней, так что значительная часть времени уходит на их огранку.

Еще хорошо продаются украшения с отсылкой к Филориалам и Фиро — я же все-таки святой с божественной птицей.

Однако даже в наших собственных украшениях нет по-настоящему дорогостоящих камней. Я всегда обхожусь дешевыми.

Еще до призыва в этот мир я знал, например, что сапфиру можно придать более яркий оттенок с помощью термической обработки.

Ювелир рассказывал мне об уникальных технологиях и приспособлениях этого мира, о том, как сильно различаются цвета камней в зависимости от того, используются они или нет.

Поэтому я всегда старался ухитриться сделать так, чтобы вещь казалась дороже, чем она есть.

Когда я делаю украшения для авантюристов, приходится еще накладывать на них полезные чары, но здесь это неважно. Аристократы ценят не практичность, а дизайн.

Я выкладывал украшения на стол одно за другим. Медные кольца, подвешенные на жемчужные бусы амулеты с драгоценными камнями — прямо мечта нувориша.

Как ни странно, большой популярностью пользуются украшения, в которых я использую перья Фиро.

Для них я собираю ее выпавшие перья, и каждый раз Фиро как-то странно на меня смотрит.

— Хм-м? — тянет она. И так всегда.

Впрочем, это же Фиро. Лучше над ее реакцией не задумываться.

Я сейчас напоминаю себе бродячего торговца, развернувшего ларек по продаже серебряных украшений перед станцией.

Так, теперь нужно приклеить улыбку на лицо.

Ничто во мне не должно выдавать Героя Щита — ни волосы, ни выражение лица.

— Я глубоко признателен вам за ваше приглашение. Я не знаю, устроит ли вас то, что я собираюсь вам предложить, но рассчитываю на вашу благосклонность.

Чтобы в их глазах выглядеть достойнее, пришлось напустить на себя важности.

А вообще они, конечно, гнильё и мрази, раз тогда, когда миру угрожают волны, думают лишь о том, как бы покрасивее выглядеть на светских вечерах.

Ладно, пора приступать к работе.

Если все продам, обновлю экипировку, больше мне ничего не надо.

Задрать цену — дело нехитрое.

Все упирается в материалы… Сколько ни старайся над внешним видом, поднять цену удастся максимум в несколько раз.

Если слишком увлечься, покупатель и протрезветь может.

— Мне вот это!

— А я бы взял вон то!

— Мне вот это прекрасное украшение с перьями!

— Беру!

Аристократы тут же начали тыкать пальцами в приглянувшиеся вещи.

С учетом того сколько их пришло… хм, я все распродам.

— Минуточку.

Но тут аристократов прервал их коллега, стоявший чуть побоку… юноша с интеллигентной внешностью и приятным голосом.

Аристократы недовольно повернулись к нему.

— Вы ставите Святого-саму в неловкое положение вашими одновременными выкриками. Вы ведь не хотите походить на нищих, выпрашивающих кусок хлеба? — с непринужденной улыбкой пожурил он товарищей.

Хм. Для определенности буду называть этого типа Красавчиком.

Его настоящее имя я не знаю и знать не хочу.

— Вижу, что нет… тогда почему бы нам не разыграть такие дорогие нашему глазу вещи с помощью аукциона?

— Да, хорошая мысль, — ответил я, продолжая дежурно улыбаться.

— Гн-н-н-н.

А вот одному аристократу средних лет предложение Красавчика явно не понравилось.

Видимо, они не слишком ладят.

— Тогда начнем с самого правого… — сказал я и взял украшение в руки. — Перед вами ожерелье с рубином. Камень обладал непревзойденной чистотой и качеством еще в необработанном виде, но я тщательно огранил его, чтобы его блеск никогда не померк. Получился настоящий шедевр. Если учесть рыночную стоимость подобных украшений… и качество изделия… предлагаю начать с 70 серебряных монет.

Я решил установить начальную ставку чуть ниже рыночной цены.

На аукционе так можно.

Если бы я торговался с каким-нибудь аристократом один на один, цена была бы совсем другой.

Тогда я сразу задрал бы цену как можно выше и делал бы вид, что отдаю за бесценок.

Начал бы со слов “понимаете, на это изделие есть и другие покупатели, но я продаю вам по эксклюзивной цене”.

Если бы аристократ отказался, сделал бы внушительную скидку. На это они обычно клюют.

Главное — знать меру в том, чтобы задирать изначальную цену.

Как только аукцион начался, аристократы стали называть цифры одну за другой.

— 75!

— 80!

— 90!

Сотня серебряных монет — это уже золотая, но пока что на расчеты в золотых монетах переходить бессмысленно.

Перевести серебряные монеты в золотые можно и потом.

— 120!

— 140!

О, ставка поднялась вдвое.

Такими темпами и до 200 дойти можно, если затянуть.

Другое дело, что не стоит первый же лот втридорога продавать… не буду тормозить аукцион. Как прекратят повышать — сразу отдам.

— 145!

Голоса затихли.

Кажется, пора…

— 150, — вдруг бросил Красавчик, поправляя очки.

Тот аристократ, что поставил 145, недовольно скорчился и поднял руку.

— 170!

— 180.

Ого… Красавчик словно ни секунды не думал.

Возможно, аристократу 180 серебряных монет — такая мелочь, что расстаться с ней совершенно не жалко.

Однако с точки зрения торговца, если он продал за 180 серебряных вещь, которая по-хорошему стоит 80, ему несказанно повезло.

Попробую масла в огонь подлить.

— Этот рубин был найден в одной из самых знаменитых самоцветных шахт, а его огранка удостоилась похвалы одного из известнейших ювелиров страны.

Я взмахнул бумажкой, которую дал мне Ювелир.

Говорят, он очень известный человек в торговых кругах.

Ну, огранку он, конечно же, не хвалил.

Впрочем, если бы он узнал про мой блеф, наверняка бы зловеще улыбнулся и похвалил уже за смекалку. А если бы покупатель решил обратиться к нему напрямую, наверняка бы подтвердил.

— 183!

— 185.

Кажется, кто-то повелся.

— 187.

— Т-такие деньги за украшение с таким дешевым камнем?..

О? Неужто протрезвели?

Плохо, перестарался. Так я остальное продать не смогу.

— Что вы? — победоносно ухмыльнулся Красавчик, чем собрал на себе удивленные взгляды аристократов. — Неужели вы настолько обнищали, что не можете заплатить такую сумму?

— Что?!

— Неужели знать Мелромарка кривится от цены в 187 серебряных монет? Не для того ли мы собрались здесь, чтобы продемонстрировать друг другу наше богатство? Судя по тому, как вы выглядели на недавней вечеринке, эта сумма вполне справедлива.

Безусловно, я задумался над тем, с чего вдруг Красавчик меня так поддержал, но…

— Гн-н-н-н! 200! — громко заявил толстяк, не желая сдаваться.

И тогда Красавчик смахнул с плеча пыль и сделал вид, что уступает.

— Ха-ха-ха! Я победил!

Аристократ улыбался и самодовольно глядел на Красавчика, но на мгновение замер, когда я протянул ему украшение.

У него прямо на лице написано: “У-у, что-то я потратил куда больше, чем рассчитывал”.

По японским меркам этот камень здесь на уровне янтаря или агата, а он только что купил его буквально втридорога.

Впрочем, не успел я и глазом моргнуть, как аристократ уже оправился.

— Я и следующий куплю!

Все-таки богачи охотно с деньгами расстаются.

Прочие вещи тоже продавались быстро и по цене в два с лишним раза выше рыночной.

— А теперь последний лот на сегодня, — сказал я и взял в руку брошь.

Она сделана из аметиста.

— 120, — сказал красавчик еще до того, как я назвал начальную ставку.

Ну, я и сам под конец хотел понаглеть и назвать цену в 100 серебряных монет.

А настоящая цена у нее около 50.

Так, стоп. Надо успокоиться. Меня начинает уносить.

— Ха-ха-ха! И ты думаешь, что так просто победишь?! 220! — тот толстяк, что купил первый лот, резко поднял ставку.

Тут же развернулась борьба — аристократы наперебой добавляли к ставке по серебряной монете.

Но тут Красавчик вдруг вскинул палец… любит он эту позу, кстати.

— 320.

— А?

Аристократы оторопели.

И я вместе с ними. Еще бы — в шесть с лишним раз больше рыночной цены.

— Что? Неужели я, по-вашему, слишком скуп? Хорошо, 340, — небрежно бросил Красавчик и смерил аристократов презрительным взглядом. — С нетерпением жду следующего раута. Да, я с самого начала приценивался к этой брошке, ведь она сразу выделяется на фоне украшений, что купили вы.

— Гн-н! Так вот что ты задумал?!

Выходит, Красавчик с самого начала собирался купить последний лот, а цену задрал для того, чтобы никто ее не перебил?..

Нет, камень в брошке действительно огромный, да и огранил я его на совесть, если говорить откровенно.

— 350!

— 360… хотя, нет, 380.

— Кх… у-у-у-у.

Наконец, толстяк отступил.

Ну, еще бы.

Цена, как ни крути, перешла границы разумного.

— Выходит, победа за мной.

— Гн-н-н-н… трист… — но не успел толстяк договорить, как его остановил слуга. — Только потом не плачьте!

Толстяк вдруг очнулся, словно на него вылили ведро воды, и быстро вышел из комнаты.

Красавчик отдал мне золото и серебро, забрал брошь.

— Б-благодарю вас всех за покупки.

Я заработал втрое больше, чем рассчитывал.

“Вот она — чудодейственная сила аукциона.” — думал я, выходя из особняка и возвращаясь к повозке.

— Поехали.

Я надеялся добраться до следующего города засветло.

— Святой-сама, — вдруг обратился ко мне Красавчик, подойдя к повозке вплотную.

— Что?

— Куда вы направляетесь?

— В следующий город. Хотим доехать за сегодня.

Здесь неподалеку несколько других городов.

Хочется до вечера распродать остатки лекарств.

— В таком случае вам стоит посетить мой город.

В итоге мы увязались на повязкой Красавчика по дороге к ним домой.

Оказалось, там живет немало авантюристов-полулюдей. Мы продали и остатки лекарств, и несколько дешевых украшений.

Управились мы быстро, так что закупили трав и сразу поехали дальше.

— Святой-сама, — вновь обратился ко мне Красавчик.

— Что?

— Удачи вам в торговле, — он мягко улыбнулся и помахал на прощанье рукой.

— С-спасибо.

Повозка тронулась, а я все гадал, что бы это значило.