Том 18    
Глава 10. Дракон, преуспевший в магии


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
max-naofumi
06.05.2020 13:12
А почему пока нет в очереди на перевод томов после 21?
tapo4ok
03.03.2020 17:13
Как же я долго ждал перевод этого тома. Но когда он уже начал выходить, я осознал, что он очень скучный и отстойный(даже по сравнению со всем, что было в Щите раньше). До сих пор еле смог прочитать только 4 главы из него, всё откладываю, ибо есть 2 куда более интересных ранобэ, которые я хочу прочитать на данный момент.
asunalightning
29.02.2020 01:45
ладно)с злодеями типа ке такта и тп теперь все понятно)раз уж они сами знаете кто(что бы не спойлерить) то ладно) смериться можно из их сверхтупости )но все же это не отменяет того факта что нет в герое щита достойных и адекватных противников)каждый раз это какой то плейбой с чсв который в итоге плачет и умоляет не убивать)
Надеюсь сестра Сейн не подвед)хорошая она будет или плохая по итогу но на нее у меня возложены большие надежды))
Режим ждуна след тома активирован)
asunalightning
28.02.2020 21:38
и даже сейчас...........
ну сделайте вы адекватный поединок с адекватным противником а не как обычно с умстевнно отсталым ******** с огромным показателем ЧСВ..............
надо бы Юсаги отправить на курсы "как создавать грамотно противников для ГГ" или как то та(((
asunalightning
28.02.2020 20:43
и я что то не понял)повар этот это пародия на Сому?)кха)
asunalightning
28.02.2020 20:04
госпади,как же много тут трепа про еду.......
обложка прям кричит о содержании)
id325605799
08.02.2020 09:54
Будет интересно если в 20 томе Наофиму встретится с братом
w_net
01.02.2020 13:19
https://meme-arsenal.com/create/meme/1930749
thefinbam
20.01.2020 04:46
Я насчитал 7 отражений заклинания зеркалами Наофуми, то есть он усилил его примерно в 128 раз, если каждое отражение удваивает мощь. А с такой силой даже без темницы, как мне кажется, злодея недели с гаремом могло обратить в прах моментально, так, что они бы ничего и не почувствовали)
Спасибо за перевод!
saniok medved
07.01.2020 22:38
Хм, если сестра Сейн и Итачи от мира Щита, то очень хорошо играет.
Пока что я считаю, что она очень хороший боец и тактик, но упёрлась в потолок. Сложно стать сильнее без преодоления препятствий. И она готовит себе достойного противника, чтобы его превзойти. Вопрос только в том, заиграется или нет.
saniok medved
07.01.2020 22:27
А где оставлять заявки по поводу участия в редактуре?

На сайте есть раздел "Набор в команду".
mikelandz
07.01.2020 00:56
Спасибо за томик. Хочу вбросить мыслю, появившуюся после прочтения этого тома. А что если сестра Сейн это Итачи от мира Щита?
falsenight
06.01.2020 20:26
Спасибо за перевод!
А где оставлять заявки по поводу участия в редактуре?
ll
04.01.2020 03:54
Спасибо большое за отличный перевод!
Кулинарные битвы - отсыл к кулинарным битвам Сомы (Sokugeki no Souma). Скопирован стиль манги, высказывания в духе манги, герой - вылитый Сома, только повязка на руке, а не на голове. Стритфуд - специализация Сомы, вот автор по этому и потопталась, дошики ещё до кучи приплела.
Я так понимаю, в других томах тоже тролили популярные на тот момент вещи. Она довольно грубо издевается в такие моменты, но хейтерам попсы должно зайти.
Предыдущие томики были под впечатлением от каких-то явно китайских ранобешек, но я их не читала, только по куче кровищи и публичным казням могу догадаться. Но, возможно, это и к чему-то японскому отсыл - на историческую тему.
Если исходить из этой логики, то по идее в томе, который она пишет сейчас, будут отсылки к Клинку, рассекающему демонов, пишут, что он сейчас популярен.
Раньше мы только в Рэне Кирито узнали, но мне всегда было интересно, кто герой-гаремник - прототип Мотоясу, и кто прототип Ицуки (помимо Робин Гуда, конечно).
seth-one
01.01.2020 21:35
Ошибки:
Том 18, глава 10
Хртя раз Клановое Оружие не возмущается, значит, ничего страшного в этой силе нет.
Хотя
Том 18, глава 12
Никогда не играл бейсбол, но попасть “битой” по “мячику” было очень и очень приятно.
В бейсбол
Потом сгусток попал в со всех сторон зеркальную темницу
попал со всех сторон В зеркальную темницу
seth-one
01.01.2020 19:17
Ошибки:
Том 18, глава 9
В общем, я теперь научилась с первого взгляда намечать такие вещи.
взгляда Замечать
seth-one
01.01.2020 17:48
Ошибки:
Том 18, глава 5
Нет, тут у меня фон-де-во. По-хорошему, это бульон, который делается из костей и сухожилий телёнка, который томятся, пока вода
который томятся - либо которые томятся, потому что речь об ингредиентах, либо который томится, потому что речь о бульоне.
Том 18, глава 7
Заткнись, Маро. Я потом прикажу Ларка отобрать у тебя все полномочия и сослать куда подальше.
ЛаркУ
arknarok
01.01.2020 11:43
Похоже, мой банк решил отклонять все пожертвования, приходящие на карту. Пока я не выясню, что происходит, пользуйтесь другими способами для пожертвований, пожалуйста.
k0wa1sk1
01.01.2020 09:04
Я не думаю, что выкладывать на новый год подобный кусок попахивающего "добра" это хорошая идея...
Впрочем это уже совсем не важно...
Shit'e всё также продолжает оставатся на уровне дна, и единственная заслуга этого тома что вместо того что бы пробить дно и уйти ещё глубже, как это сделала ТП начиная с 7го тома, он всего лишь скребётся по сторонам заполняя получившиеся пустоту водой, доводя содержание "этого" хоть до минимально приемлемого уровня...
Куча воды, "картонные" персонажи, рояли, боги из машины и го..но вместо лора которым ТП пытается заткнуть громадны дыры своего в..ра...
И в итоге весь её пи....ь по переписывание и изменения содержимого вебшлака для лн, это просто п....ж.
Лучше не будет, будет только хуже...
Впрочем у Shit'a есть один неоценимый плюс. После него я уже не считаю Арифурету и последние тома САла таким уж и де..ом...
Да и "Играть чтобы жить" теперь воспринимается как просто не очень хорошая книга...
И да есть книги и похуже Восхождения Хероя Shit'a? но печально со Shit'om то, что он, как и САло, породит ещё одну волну макулатурного шлака с "эджи" дол..бами в качестве ГГ, с еще более плоскими персонажами, и с ещё более убогим сюжетом и лором... И из-за этого мне по настоящему грустно...
aisdh
01.01.2020 02:35
Спасибо большое за перевод. С Новым Годом вас, не болейте и сожрите все мандаринки, которые увидите!

Отобразить дальше

Глава 10. Дракон, преуспевший в магии

Прошло ещё несколько дней после битвы в ресторане Сэйи.

Все, кто надо, уже получили базовые усиления, так что пора было переходить к следующей части плана. Проблема в том, что никто из нас не верил, что мы сможем победить просто напав всеми имеющимися силами.

Пришлось провести заседание.

— Паренёк Наофуми, ты считаешь, что леди Кидзуна поможет нам одолеть Героя Гарпуна?

— Это если ему помогают только сторонники Миядзи. Но если в этом замешана сестра Сэйн и её силы… то не факт. Даже если мы лишим Героя прав, его Оружие может остаться скованным и по-прежнему работать против нас.

Нашим врагам хватило сил захватить аналоги Звёздного Оружия этого мира. Я не думаю, что их можно победить банальным лишением полномочий с помощью силы арбитра. Тем более, что у сестры Сэйн достаточно сил, чтобы с лёгкостью нас всех разгромить. Как раз поэтому я сильно сомневаюсь в том, что мы сможем победить в нашем нынешнем состоянии. И это я ещё не говорю о том, что сестра Сэйн — важная шишка, но даже не начальник своей группировки.

Если нас ждёт кто-то ещё сильнее, чем она, то надежды на победу почти нет. И раз так, то сейчас, пока никто не нападает, нам нужно придумать, откуда взять ещё силы.

— Жаль, так хотелось попробовать лишить кого-нибудь полномочий.

— Я тебе этого не запрещал. Попробовать всё равно стоит.

В конце концов, раз с нами Кидзуна, этим нужно пользоваться.

— Я думаю, сейчас нам важнее всего как-то сломать систему, которой хвасталась сестра Сэйн. Именно она ограничивает наше с Ицуки Оружие и магию, — заявил я.

— Это прекрасно, но как именно ты собираешься ломать систему? — поинтересовалась Кидзуна.

— Если опираться на слова сестры Сэйн, то запрет на использование магии и Оружия других миров открывается после захвата Священного Оружия… То есть, если мы освободим его, система сломается сама.

Остальные поддержали мою мысль кивками.

— На самом деле, я надеялся, что спасения Кидзуны будет достаточно… Ты точно не можешь нам помочь?

— Гм… Похоже, что нет, — ответила она. — Не знаю, как это объяснить, но по ощущениям, Охотничье Оружие не может ничего переключить, потому что находится в меньшинстве.

— Другими словами, нам нужно освободить как минимум ещё одно Священное Оружие, чтобы мы с Ицуки вернули себе наше Оружие и магию.

Похоже, что враги умеют отключать Оружие с помощью украшений, но я такие делать не умею. Будь у нас хотя бы один образец, мы бы тоже смогли ослаблять наших врагов.

Эх, не нравится мне всё это. Поскорее бы найти решение.

— Уа-а-а-а, — Лисия робко подняла руку.

Стонать было лишним. Мне аж захотелось устроить ей выволочку.

— Возможно, нам лучше положиться на усиливающие навыки Звёздного Оружия.

Вообще, боевые усиления — это обычно задача магии, но если у Лисии есть, чем их заменить, то она наверняка сможет дать нам весомые прибавки.

— Используй, конечно, если у тебя они есть…

Главная сложность с навыками в том, что многого с их помощью не сделать. Усиливающих навыков вообще почти нет. Но ладно, помощь Лисии пригодится.

— П-простите, у меня их не так много… Я постараюсь найти ещё, чтобы быть полезнее!

— Да, но слишком полагаться на усиления тоже бесполезно, потому что тогда враг применит ту магию, которая отключает эффекты… Опять будем бегать по кругу.

Снова всплывает наша слабость, о которой говорила сестра Сэйн.

— Как насчет поискать решение в библиотеке-лабиринте? Эснобарт ведь найдёт то, что нам нужно, если его попросить, — предложила Кидзуна.

— Возможно, но для этого нужные книги должны существовать, — заметил Эснобарт. — Я сомневаюсь, что мы найдём материалы по технологиям из иных миров.

— Упрощу задачу — материалы по борьбе с магией, снимающей усиления, — вмешался я.

— Попробую. Но многого не ждите.

— Конечно.

Видимо, прямо сейчас мы ничего не изменим?

— Сидеть на месте и кусать локти нам не поможет. Остаётся только набирать Уровень и постепенно сглаживать разницу между нами и врагами. К счастью, благодаря новой способности Кидзуны мы можем больше не бояться нечестной силы.

Думаю, это единственное, что нам вообще осталось — компенсировать нехватку усилений Уровнем.

— Мы могли бы получить преимущество, подняв всех, у кого нет Священного и Кланового Оружия, выше предела этого мира… Самое страшное, если эта же мысль пришла в голову врагам, и они вовсю тренируют свою армию.

Если честно, это худший из вариантов. Нам очень повезло, что во время битвы с Миядзи Уровень Ссуки и Доспеха был настолько низким.

— Конечно, если бы всё решалось в дуэлях между обладателями Оружия, нам бы вообще не пришлось мучиться, но мир устроен сложнее. Ларк, ты ведь тоже готовишься к тому, что это выльется в полноценную войну?

— Конечно, — подтвердил Ларк.

— Ах да, Наофуми, в твоём мире даже те, у кого нет Оружия, могут расти выше предельного Уровня, — вспомнила Кидзуна.

— Именно. Садина, что скажешь? Ты должна была уже добраться до предела этого мира.

Каждый день мы продолжаем тренироваться, как только появляется возможность. Основные усилия брошены на возвращение Уровня Кидзуны — думаю, она уже скоро должна обогнать нас, тем более, что Уровень в этом мире растёт быстро.

— О-о? И правда. Мой Уровень уже выше предельного.

— Отсюда вывод, что достаточно провести ритуал отключения предела в другом мире. Но…

Не так-то просто переправлять людей в мой мир, чтобы их там обрабатывал Гаэлион.

Во-первых, путь в наш мир должен открыться во время волны.

Во-вторых, вернуться после отключения предела тоже непросто. Только и остаётся надеяться на удачные волны.

А пока мы теряем время, враги точно не будут сидеть сложа руки.

— Раф-тян.

— Раф?

— Ты можешь сама проводить этот ритуал на манер Гаэлиона?

Я ещё помню, с каким недовольством Гаэлион смотрел на Раф-тян. У меня уже давно есть подозрения, что этот ритуал доступен и Раф-тян, так что пора бы спросить.

— Рафу. Раф-раф.

Раф-тян сначала изобразила лапками круг — видимо, может — но потом показала на землю и замотала головой.

— Говорит, что может, но не в этом мире, — перевела Фиро.

— Раф-ф!

Возможно, в разных мирах есть свои тонкости, связанные с этим ритуалом. Гм… опять у нас нет доступа к нужному инструменту.

— Извините, я думала не придавать этому значения, но всё-таки спрошу, — вдруг вмешалась Рафталия. — С какой стати вдруг Раф-тян научилась проводить такие ритуалы?

Разумеется, я не собираюсь отвечать. В конце концов, именно всесторонняя талантливость Раф-тян — её главное достоинство.

Затем руку подняла Терис.

— Кидзуна-сан, вы помните битву с врагом, который долго рассказывал нам о методах отключения усиливающей магии? Возможно, решение найдётся, если мы снова поговорим с ним?

— А? Хм… — протянула Кидзуна.

Так, о ком это они? Видимо, о ком-то, с кем сражались до моего появления или после моего ухода?

— О ком ты, Терис? — спросил Ларк, хмурясь.

Правильно, не важничай и расскажи.

— О том, из-за кого Кидзуну-сан призвали в наш мир, Ларк. Во время битвы тот враг вовсю отключал наши усиления. Полагаю, он хорошо в этом разбирается.

— То есть, ты о…

— Да. Тем более, великий мастер тоже сражался с ним, и благодаря этому мы знаем, как его воскресить. Возможно, это будет даже быстрее, чем просить Эснобарта отыскать нужную информацию..

Кидзуна вздрогнула первой, Грасс и Ларк тоже переменились в лице.

Неужели этот кто-то настолько жуткий?

Тут я тоже начал догадываться, и мне тоже стало нехорошо. И да, он действительно говорил нечто подобное.

— Не-ет! — Фиро тоже начала возмущаться, догадавшись.

Да уж, она пострадала сильнее всего.

С другой стороны, это не такой уж и плохой вариант в плане скорости. Хотя он тут никому не нравится.

— Ну, если что, Кидзуне опять придётся с ним разбираться. И сдаётся мне, вероятность таких разборок немаленькая, — заметил я.

В любом деле главное — решиться. Так что мы всерьёз задумались о воскрешении существа, из-за которого в этот мир призвали Кидзуну.

Или, если говорить проще, о возвращении Магического дракона.

Но если он опять заявит, что хочет меня поглотить, я сотру его в порошок без колебаний.

— Вы уверены? — нервным голосом спросила Рафталия.

— У нас нет времени привередничать… И даже если мы сможем победить Ссуку и остальных врагов, представляешь, сколько у нас будет мороки в будущем из-за того, что друзьям Кидзуны придётся ходить в наш мир ради отключения предела?

Им будет очень полезно иметь кого-то, кто умеет проводить ритуалы на месте. И Магический дракон — единственный, кто приходит в голову.

Если он получится здесь таким же, как у нас, то мы с его помощью можем узнать много новых вещей, и даже если этот дракон тоже вырастет злодеем и императором, мы найдём полезные знания в ядре, которое останется после победы над ним.

Вот наше единственное преимущество над врагами — в этом мире ещё не открыт способ подниматься выше предельного Уровня. Вооружившись этим методом, мы легко одолеем обладателя Кланового Гарпуна и остальных врагов, которые не связаны с сестрой Сэйн, а затем, поделившись этим секретом с надёжными людьми, сможем создать армию для усмирения волн.

В общем, открывается поле для экспериментов.

— Я так понимаю, времени на поиск других методов у нас всё равно нет, паренёк Наофуми?

— Именно. Обсуждения, которые обожает Кидзуна, оставим на потом, а пока посмотрим, что получится с Магическим драконом.

Я предателей не прощаю, но сначала посмотрим, как пойдут переговоры. Правда, вряд ли он будет на них настроен, если обижен на Кидзуну и её друзей.

— Ох… Ладно. Никогда бы не подумала, что сама же буду воскрешать Магического дракона… — со вздохом пробормотала Кидзуна.

Грасс не стала спорить.

Таким образом мы попросили Ларка скупить все яйца драконов в магазинах монстров по всей стране.

Кстати, монстров в этом мире подчиняют не печатями, а специальными ярлыками. На Фиро ярлык в своё время толком не сработал, потому что вступил в конфликт с печатью. Это не помешало поймать Фиро и выставлять беднягу как диковинку.

Мы забрали из магазина Ромины принесённое мной ядро и начали готовиться. Ритуал инкубации решили проводить во дворе замка.

В моём мире мне пришлось какое-то время ходить с яйцом. Интересно, а тут как?

— Кого назначим владельцем?

— Пускай Кидзуну. Это будет настоящее унижение.

Посмотрим, как он запоёт, когда его злейший враг превратится в хозяина.

— Кстати, ещё перед вылуплением можно будет выбрать пол, — вспомнилось мне.

На меня посмотрел Эснобарт, который, будучи ответственным за весь интеллектуальный труд, взял на себя подготовку к ритуалу.

— Наофуми-сан, видимо, вы проводили похожие опыты в вашем мире?

— Тут не так?

— Только у некоторых монстров.

— Как и у нас, значит. Драконов тут тоже считают вредителями, которые отравляют землю?

— Пожалуй… в этом наши миры совпадают.

Всё-такие общие моменты есть.

— Кидзуна, если у тебя будет возможность, какой пол выберешь?

— А? Гм… Ты бы что выбрал, Наофуми? Девочку, наверное?

— С чего бы я выбрал девочку? И самку, а не девочку!

— Вот из-за твоей реакции я так и думаю.

— Гаэлион-сан — самец, — вмешался Ицуки. — И насколько я понимаю, это был выбор самого Наофуми-сана.

— Мне хватает одного источника галдежа. А если бы самок стало две, они бы могли что угодно устроить, поэтому я выбрал самца.

— Вы про кого-о? — спросила Фиро, не догадываясь, что я как раз про неё.

Правда, мне и без этого хватило трудностей — достаточно вспомнить, как Гаэлион играл в дятла, а потом стал Магическим драконом. И всё равно оно того стоило, потому что Гаэлион открыл Рену, Ицуки и Мотоясу доступ к силе земли и проводил ритуалы по отключению предела Уровня.

Кстати, прямо сейчас Фиро стояла поодаль, будто готовясь сбежать. Побороться с Гаэлионом она всегда рада, а вот Магического дракона боится.

— Разумно, — согласилась Грасс. — Поэтому в случае успешных переговоров нам будет удобнее и спокойнее, если дракон будет того же пола, что и владелец.

— Почему у тебя такой взгляд, Грасс? — спросила Кидзуна.

— “Спокойнее”, да? — догадался я. — Тяжело тебе приходится, Грасс.

— У меня теперь к тебе множество вопросов. Не возражаешь, если я их задам?

— Ой да ла-адно, я ничего такого даже не подумал, — отмахнулся я от Грасс.

И даже когда Грасс смотрит на заигрывания Кидзуны с Цугуми, я на все сто уверен, что это не от ревности, да-да-да.

— Уа-а-а-а…

— Наофуми-сама, пожалуйста, не злите Грасс-сан. Вы пугаете Лисию-сан.

— Да-да.

Ладно, прислушаюсь к Рафталии и не буду трогать этот вопрос.

Кстати, Цугуми прямо сейчас в городе Сэйи, помогает его жителям разбираться с последствиями. Но она просила позвать её, если понадобится.

А Ёмоги готовится сражаться с волной в своей стране.

— Тут ещё такое дело, что монстры меня не очень-то любят, — сказала Кидзуна.

— Пен?

Будучи Героем Охоты, Кидзуна практически создана быть истребителем монстров, так что не вижу ничего удивительного.

— А к тебе, Наофуми, монстры так и тянутся.

— Это всё Оружие, — ответил я Кидзуне. — Меня считают настолько безобидным, что даже бесит.

— Рафу.

Делать было особенно нечего, так что я гладил Раф-тян.

А, ещё одна новость — я неплохо продвинулся в работе над украшением Терис. Ещё немного, и я закончу для неё эксклюзивное украшение, в которое отчасти вложил свою душу.

Садина и Силдина помогают с подготовкой к ритуалу. Будучи жрицами Аквадракона, они хорошо разбираются в подобных вещах.

— Нужно вино для подношения! — воскликнула Садина. — Уверена, дракончики тоже любит выпить.

— А если нет, мы сами выпьем, — закончила за неё Силдина.

Уточню: они участвуют не для дела, а ради выпивки.

— Ну что же, мы можем приступать, — объявил Эснобарт, закончив все приготовления. — Кидзуна, поскольку тебя выбрали хозяйкой… отметь своей кровью ярлык подчинения.

— А, угу.

Эснобарт подвёл Кидзуну к яйцу и указал на наклеенный на него ярлык. Кидзуна послушно порезала себе палец и капнула кровью на ярлык.

В целом, этот ритуал очень похож на то, что происходит в нашем мире.

— Если нам нужен обычный дракон, то на этом, в принципе, всё…

— Но нам нужен император. Попробуем сделать всё возможное, чтобы получился именно он, — ответил я Эснобарту.

Кидзуна поставила на яйцо ядро Магического дракона. Остаётся надеяться, что этого хватит для превращения…

Вдруг на наших глазах ядро впиталось в яйцо. Похоже, нам повезло, и дракончик поглотил его.

— Теперь осталась собственно инкубация. Прошу всех немного отойти, — скомандовал Эснобарт.

Как же хорошо он разбирается в таких вещах. Может, он не лучший боец, зато приносит много другой пользы. Вернее, сейчас он ещё и хорошим бойцом стал, так что это один из самых способных спутников Кидзуны. Вот бы его на Фиро поменять.

— Бу-у! Я чувствую, что господин-сама думает что-то нехорошее!

Тьфу, какая чуткая!

Ицуки начал играть мелодию, чтобы помочь Эснобарту. Интересно, это вообще помогает? Кстати, в последнее время Ицуки играет на Музыкальном Инструменте по любому поводу и уверенно повышает своё мастерство. Думаю, он ещё и тренируется постоянно.

Мои мысли прервали искры, которые вдруг побежали по яйцу.

— Это так должно быть?

— Да. В таком количестве это не страшно… — ответил мне Эснобарт.

Хорошо, если так.

Все уже схватились за оружие на случай, если оно понадобится.

Яйцо поднялось над землёй, искры сменились потоками ветра, затем водой. Под яйцом поднялась земля, а из расставленных вокруг бутылок жертвенного алкоголя вырвалось пламя. Садина и Силдина тоскливо смотрели на сгорающую выпивку.

Затем яйцо по очереди окутали ослепительный свет и тьма. Сквозь скорлупу стали видны смутные очертания. Они быстро принимали сложную форму, а в скорлупе появлялись трещины.

Наконец, из яйца, пробив скорлупу, высунул голову дракончик — точная копия Гаэлиона, разве что фиолетовая.

Не став вылезать целиком, дракончик пару раз моргнул, обвёл всех взглядом и почему-то в первую очередь обратился ко мне.

— Кюа!

Даже интонация один в один как была у Гаэлиона. И что теперь? Неудача, обычный дракон? Но когда во мне уже начало разливаться море отчаяния…

— Гм… Ах вы… Твари, что вы со мной сделали?.. — вдруг начал ворчать дракон, ломая вокруг себя остатки скорлупы.

Дракон всплеснул лапками и обратился к ощетинившейся оружием куче людей.

— Надо же, как вы тщательно подготовились, хотя у меня сейчас лишь это беспомощное тело. А, Герой Охоты?

— Ты Магический дракон? Можно называть тебя Мадраконом? — спросила Кидзуна за нас всех.

— Ладно уж… Итак, я начну с вопроса о том, что вдруг заставило вас совершить эту несусветную глупость и вернуть меня к жизни. Мне известны лишь события, которые происходили на стороне Героя Щита.

— На нашей?

— Да. Твой император драконов на редкость живучий и попытался мне очень подло отомстить. Ещё немного — и он заменил бы мою сущность своей.

Даже так? Ох, Гаэлион, что ты пытался сделать с Магическом драконом?

Хотя, в принципе меня вполне устраивают такие его выходки.

— Это нанесло по мне сильный удар. Впрочем, небольшая часть моего ядра сохранилась и позволила мне наблюдать за Щитом. Отсюда у меня множество воспоминаний о том, что происходило с Героем Щита, включая битву с авангардом волны и усиление императора драконов.

— Гаэлиона? Он ещё что-то сделал?

— Ага. Помнишь ли ты, как выбирал сюда попутчиков, Герой Щита? Недовольный тем, что ты не берёшь его с собой, император драконов сразу предположил, что всё закончится моим воскрешением, и вновь попытался стереть из ядра мою сущность.

Ух! Надо же, как сильно Гаэлион хотел пойти со мной. Наверняка его очень расстроило, что я взял Фиро, но оставил его. И на Раф-тян он тоже смотрел с завистью.

— Лучше бы у него это получилось, — проворчала Грасс, глядя на дракончика с нескрываемой злобой.

— Следи за своим языком, обладатель Кланового Веера! — ответил дракончик с настолько же яростным и кровожадным взглядом.

Я думаю, ему пока можно простить такие взгляды, ведь оказывается, что его пару раз едва не стёрли без остатка.

Надо сказать, что несмотря на внешнюю схожесть — цвет не в счёт — с Гаэлионом, из-за злобного взгляда Мадракон и сам кажется злым. Я даже у Гаэлиона-отца такого взгляда не припомню.

Сразу ясно, что у Мадракона и Грасс полно претензий друг к другу. Для сравнения, Гаэлион-отец никогда особенно не пытался портить с нами отношения. Возможно, дракону должно быть стыдно так себя вести, но мне кажется, это очень мудро — не смотреть на всех подряд людей презрительным взглядом.

— Итак, Герой Щита. Ради чего ты воскресил меня?

— Почему ты говоришь только с Наофуми? — спросила Кидзуна.

— С вами я точно не договорюсь.

Как же не хочется быть посредником между Мадраконом и Кидзуной… И кстати, с чего он решил, что может говорить со мной? Пытается делать вид, что мы не воевали, что ли?

— Вот как теперь заговорил дракон, который напал на меня и собирался поглотить?

— Хмпф! Думаешь, я не знаю тебя, Герой Щита? Тебе нужно поговорить со мной, поэтому ты не уничтожишь меня. И раз так, давай говорить.

— Очень неприятно, когда нас видят насквозь, — вставила Рафталия, и я мысленно согласился с ней.

С какой стати Мадракон считает, что хорошо меня знает? Впрочем, спорить с ним бесполезно, и я это понимаю.

— Учти, что я тебе не верю, и после всего, что ты натворил, обращаться к тебе за помощью не хочу, — сказал я вместо вступления.

Затем я пересказал Мадракону недавние события и наш план.

— Ох… — Мадракон вздохнул, хлопая себя лапой по лбу. — До чего докатились Герои, некогда победившие меня! Не так ли, Герой Щита?

— Тебе так надо, чтобы я поддакнул?

— Я хочу, чтобы ты задумался. Эти люди побеждали меня с воплями про мир во всём мире, потом раз за разом позорились и теперь пришли за помощью ко мне, своему заклятому врагу. Как тебе кажется, получился у них мир во всём мире? Ну?

Как же Мадракон любит провокационные вопросы.

Но, вообще говоря, в этом мире и правда идёт война между его жителями, а авангард волны почти безнаказанно разоряет его. Кидзуна и Грасс даже не стали возражать, видимо, признавая правоту дракона.

— Поборники справедливости изгоняют преступника, затем не могут справиться с волнами и пришельцами из других миров, и в конце концов именно преступнику приходится исправлять их ошибки. Возможно, ты уже видел нечто подобное в прошлом?

Ух… он провёл настолько ясную параллель между нами, что мне стало не по себе.

— Итак, Мадракон. Чего ты хочешь?

— Хм… Очевидно, если я откажусь вам помогать, вы убьёте меня здесь и сейчас.

Ну, а как же. Поэтому мы тут все с оружием и настороже.

— И что ещё важнее, я крайне разочарован тем, что миром, который должен был принадлежать мне, управляют настолько бездарно.

— Если ты под этим предлогом попросишь половину мира и полную безнаказанность, мы тебя даже слушать не будем, — тихо предупредила Кидзуна.

Да уж, это была бы реплика, достойная короля монстров из старомодной игры. Правда, Мадракон и есть в каком-то смысле король монстров. И наш император драконов тоже себя им считает.

— Хмпф, я и не надеюсь, что вы согласитесь на такое. Поэтому я прошу у вас сотню лет. За это время Герои и им подобные, скорее всего, сгниют окончательно. И вот тогда настанет время монстров.

— Мне не очень нравится это условие… — озадаченно пробормотал Эснобарт.

Мадракон посмотрел на него и вытаращил глаза.

— Кх… Значит, легендарный библиокролик вернулся? Хуже не придумаешь. И судя по потокам твоей силы… мы наверняка станем заклятыми врагами.

Ага, Мадракон уже понял, что Эснобарт выпил то зелье.

— Но ты по своей сути тоже монстр. Чем дольше будешь жить, тем очевиднее для тебя станет человеческая глупость.

— Не наглел бы ты так.

Даже голос Ларка звучал как никогда грозно. Да уж, вот идеальное доказательство вражды между ними.

— А что Магический дракон сделал с этим миром? Я пока не знаю, — сказал я.

— Он правил монстрами в землях, которыми владел. Людей в тех краях использовали почти как рабов.

Ага… И?

— И всё? Просто война из-за ущемления прав?

Выходит, вся подоплёка конфликта в этом мире — банальная война людей и монстров? Если честно, я теперь им даже завидую. Или это только в нашем мире причины для конфликтов такие сложные и запутанные?

— Чего такое? Неужели это повод так вздыхать? — удивилась Кидзуна.

— Если опираться только на ваш рассказ, то это и правда очень странный повод, — сочувственно пробормотала Рафталия.

— О да. Я знал, что ты встанешь на мою сторону, Герой из страны зверолюдей. Мне с самого начала было ясно, что ты привыкла к культурным различиям.

Интересно, почему Мадракон пытается подружиться с нами?

— В нашем мире люди по религиозным причинам считают полулюдей монстрами — и, следовательно, врагами. Я тоже всякого натерпелся из-за того, что меня считали защитником монстров.

Да уж, чего со мной только не было…

— Между полулюдьми тоже бывали расовые войны, — возразила Рафталия.

— Не спорю, и кстати, монстров тоже можно считать расой, так что их истребление — и есть главная расовая война.

Сдаётся мне, неприязнь Кидзуны связана конкретно с тем, что во время правления Магического дракона монстры пользовались людьми как рабами. К сожалению для них, в моём мира эта картина вполне привычна для стран вроде Шильтвельта. Конечно, есть и обратные примеры. Например, мы с Фиро — тоже хозяин и рабыня.

— Я всё равно не собираюсь доверять людям — этим излишне гордым созданиям, возомнившим себя хозяевами мира.

— Ну-ну… И всё-таки, чего ты хочешь?

— Я уже сказал. Дайте мне отсрочку в сто лет перед тем, как я порабощу всех людей.

— То есть, ты собираешься помогать людям сто лет прежде чем начнёшь издеваться над ними?

— Сколько раз мне повторять? Вы пойдёне на мои условия, потому что не можете допустить гибели мира. Первым делом — битвы с волнами. Помните о ваших приоритетах.

Действительно, это убедительный аргумент. Пускай Мадракон не собирается мириться с Кидзуной и остальными, но он определённо настроен помочь нам сражаться с волнами.

— Ну а пока что… Хм, вы возродили меня в теле самки? Замечательно. В таком случае, Герой Щита, ты рано или поздно переспишь со мной, чтобы сделать меня сильнее.

Что?! Этот дракон совсем выжил из ума?!

— Всё, конец разговора. Убей Мадракона, — приказал я Кидзуне, выставляя перед собой Зеркало.

Чего Кидзуна на меня смотрит так удручённо?

— Какой же ты неуступчивый, Герой Щита. А ведь я пытаюсь пойти на компромисс. Почему ты отказываешься?

Видимо, компромисс для него — отказ от попыток поглотить меня. Это, конечно, неплохо, но с какой стати я должен с ним переспать?

— Пожалуйста, не надо так шутить!

— Бу! Не согласна!

— Рафу!

Рафталия и Фиро мигом разозлились, даже Раф-тян попыталась принять угрожающий вид.

— Зачем ты пытаешься добиться этого от Наофуми?! — воскликнула Кидзуна.

Мадракон сложил лапы на груди и посмотрел на неё презрительным взглядом.

— Неужели ты даже этого не знаешь? Когда я был внутри Щита, мне было так приятно нежиться в гневе, который прячется в глубине души Героя…

Ты правда думаешь, что Кидзуна должна это знать? Судя по ней и её товарищам, они даже после этих слов ничего не поняли.

— Это так приятно — ощущать бездонный гнев и ненависть ко всему миру… Неужели вы ещё удивляетесь, что я мог влюбиться в него?

Можно не рассказывать про это с мечтательным взглядом?!

— О-о?

— У-у?

Ицуки тихо что-то объяснил косаткам, и они удивлённо наклонили головы.

— Ох… в тебя влюбилась опасная тварь, паренёк Наофуми.

— Поэтому я и говорю, переговоры отменяются. Убейте его уже.

— Действительно. С ним не о чем разговаривать, — согласилась Рафталия.

Уверена, она полностью разделяет моё мнение о том, что зря мы воскресили Магического дракона самкой. Мы назначили Кидзуну его хозяйкой, но он не обратил на неё внимания и сразу нацелился на меня. Все наши усилия оказались тщетными.

— Надо было сделать тебя самцом, — заключил я.

— Ха… Какой ты наивный, Герой Щита. Неужели ты думаешь, что смена пола меня остановит? Драконы с лёгкостью ломают такие преграды.

Но как бы он ни пытался донести, что любовь побеждает всё, я даже колебаться не собираюсь.

— И более того… хотя, лучше я промолчу. Так будет интереснее.

— Что? Что ещё ты скрываешь?

— Если хочешь узнать, принимай мои условия.

— Ни за что.

— Хе-хе-хе… В общем, меня устроят оба варианта.

Как же хочется просто грохнуть его и закрыть тему. Когда уже меня перестанут домогаться все кому не лень?

— Рато-сан, конечно, говорила, что драконы портят среду вокруг себя, но я не ожидала, что этот дракон захочет испортить даже Наофуми-саму… — проговорила Рафталия.

— Ха… Не волнуйся, Герой Катаны… Или кто ты теперь, повелительница? Мне вовсе не нужна именно девственность Героя Щита. Я готов подождать, пока вы взрастите вашу любовь и насладитесь ею.

— Эти слова не вызвали у меня никакого желания согласиться.

— Во-во! — поддакнул я Рафталии.

Нечего строить воздушные замки!

— Люди такие глупые. Это ведь врождённый инстинкт всего живого — соблазнить лучшую особь и создать с ней потомство. И очевидно, что Герой Щита обладает прекрасными генами.

Ага, меня как раз по этой причине едва не втянули в оргию в Шильтвельте. Хватит уже!

— Вон к Кидзуне приставай. Она Священный Герой этого мира, вот и ломай половые преграды, если хочется.

— Почему ко мне?!

— Что ты предлагаешь Кидзуне?!

На этот раз враждебный взгляд Грасс достался мне.

Тьфу, как это бесит. Нас Мадракон ссорит между собой!

— Хмпф! Ладно… я понимаю характер Героя Щита. Придётся мне ещё немного уступить. Я и сам ничего не выиграю, если меня убьют.

О? Кажется, Мадракон сдался, пусть и с большой неохотой.

— Ладно, вернёмся к разговору, — продолжил дракончик. — Итак, я согласен вам помочь. Что вы от меня хотите прямо сейчас?

Наши переговоры зашли было в тупик, но если Мадракон говорит, что хочет нам помогать, придётся разговаривать дальше. Хотя я бы лучше поговорил о том, как именно мы его убьём.

— Ты знаешь, как в этом мире отключается предел по Уровню?

— Знаю, конечно. Более того, я заложил информацию в ядро, которое разбили друзья Героя Охоты.

Интересно, это только мне стало грустно после таких слов? В нашем мире нам пришлось добывать эту информацию из дракона Такта, а тут она уже у нас в руках. Всё это время ключ к силе обычных людей мира Кидзуны был так близко…

— Меня аж пробирает, когда Герой Щита так смотрит. Какое наслаждение!

— Убью!

Давненько я не встречал существ, которые так больно били меня по психике. И что самое противное, он это не со злобы, а практически из чистой похоти.

Напрашивается аналогия с сёстрами-косатками… Если это влияние Аквадракона, то возможно, что подобное происходит со всеми, кто как-либо связан с драконами. А это значит, что мне нужно тщательно следить за воспитанием Виндии. Рена и Рато тоже не помешает предупредить… но это потом.

— То есть, вы хотите снять это ограничение для решения сложной задачи? Понятно, но мне нужны мои знания. Отдайте фрагменты ядра.

— Мы тебе пока не настолько доверяем. Что, если сразу после этого ты вдруг вырастешь и нападёшь на нас? — с вызовом в голосе спросил Ларк.

Мадракон устало пожал плечами и вздохнул, закатив глаза.

— Сколько раз мне ещё говорить о том, что слабые Герои меня не интересуют? И что я по-вашему должен сделать, рождённый в слабом теле из крошечного фрагмента?

Разумеется, Мадракон говорит разумные вещи, но я не хочу ему поддакивать.

— И кстати, Герои, я вижу, что вы держите в руках оружие, созданное из моих останков. Можно у вас попросить хоть немного уважения?

А, ну да… Из останков Магического дракона получилось множество прекрасного оружия, и товарищи Кидзуны в основном пользуются именно им. Так что перед нами, по сути, источник оружия, который в своё время доставил мне некоторые хлопоты.

— Возмутительно, что вы настолько полагаетесь на мою помощь.

— У-у…

— И кстати, на вашей стороне Герой Охоты, обладающий невероятной силой в битвах с монстрами. И вы всё ещё боитесь того, что не сможете со мной совладать в случае чего?

Интересно, это существо может разговаривать без этой раздражающей дерзости в голосе?

— Давайте мы его грохнем, вырастим обычного дракона и заставим его поглотить сущность Магического дракона? — предложил я.

— Наивный. Откуда ты знаешь, что я не вернусь в самый неподходящий момент и не отомщу вам? Ярлыки подчинения не действуют на императоров драконов. И как бы хорошо вы ни относились к другому дракону, я всё равно приду к такому же мнению, когда верну свои знания.

Почему он твёрдо уверен в том, как именно поступит? В чём причина его ненависти к людям?

— Герой Щита, любовь императора драконов — заслуга твоих личных качеств. Этим нужно гордиться.

Да я как бы… даже не рад этой любви, а о гордости речи вообще не идёт.

— Что-то меня это достало. Может, плюнуть на осторожность и посмотреть, что будет? Если начнёт шалить, мы его всё равно сможем грохнуть.

— Прекрасный выбор, Герой Щита. Твоя решительность — одно из качеств, которыми ты меня покорил.

— Ну-ну.

— Я, конечно, всё понимаю… Ох, ладно, выбора всё равно нет, — злоба к Мадракону в глазах Кидзуны сменилась отчаянием.

— Вы уверены? — спросила Рафталия.

— Факт в том, что бесконечными спорами мы ничего не добьёмся, к тому же это ведь типичный художественный сюжет — если люди погрязли в гордыне, над ними вершится суд. Этому миру придётся за сто лет отсрочки стать таким, чтобы Мадракон не смог его покорить.

— Вот это ты нашёл, как подкинуть нам работы, — проворчал Ларк.

— Но с другой стороны, вы же и сами не знали, через сколько времени Магический дракон сумеет возродиться из разбросанных по миру фрагментов, не так ли? — спросила Кидзуна. — Даже если держать их под замком в замке Ларка, рано или поздно они могут оказаться в других руках… Поэтому лучше мы воспользуемся драконом сейчас, пока ещё можем его контролировать, чем он потом сам когда-нибудь воскреснет и начнёт все крушить.

Мне вспомнились Тиранодракон Рекс и запечатанные в Кутенро монстры. Да уж, не очень хорошо выходит, когда запечатанные монстры вырываются на свободу.

— Поверьте, я за такой подарок в накладе не останусь. Скорее отдавайте фрагменты.

— Большую их часть Ромина и других кузнецы переделали в боевое снаряжение, — заметила Кидзуна.

— До сих пор удивляюсь, как вы вообще пошли на то, чтобы использовать части этого дракона, — вставил я.

— Что поделать, если они настолько качественные.

Пришлось отправить Кидзуну и остальных собирать все фрагменты Магического дракона, которые у них были. Мадракон тут же поглощал их, восстанавливая свои силы.

— Остались фрагменты в вашем оружии. Поднесите его ко мне. Так я смогу извлечь то, что принадлежит мне.

Мы послушно протянули к дракону всё оружие, сделанное из его останков. Из него вылетели светящиеся капли и полетели в Мадракона.

— Хмм… Вот теперь у меня в целом есть полная картина происходящего. Фрагменты подключились друг к другу. Сбоев нет. Я воскрес!

Только почему ты это заявляешь с таким видом, словно правильно решил головоломку?! Я же сейчас ржать начну!

И я надеюсь, это ему не дало увидеть мои воспоминания.

— Что же, постоянно только получать подарки неправильно. Считайте это моей благодарностью, — сказал Мадракон и щёлкнул пальцами.

У меня и остальных Героев вспыхнуло Оружие.

[Требования к Истинному Зеркалу Магического Дракона выполнены!]

[Истинное Зеркало Магического Дракона:

Способность освоена… Бонус экипировки: Навык 「Удваивающий Осколок」, Увеличение силы составных навыков, Расцвет способностей к драконьей магии, Ускорение роста дракона (Огромное), Увеличение силы Проклятого оружия

Особый эффект: Драконья чешуя (Сильная), Магический выстрел изменяемой стихии К, Устойчивость ко всему (Средняя), Снижение затрат Маны (Малое), Снижение затрат Духа (Среднее), Повышение коэффициента усиления, Сокращение времени применения заклинаний (Сильное), Благословение Магического дракона, Растущая сила

Наделённая душа: Мадракон]

— Ого, ничего себе! Эта штука ещё сильнее и удобнее, чем всё остальное оружие из Магического дракона!

— Расцвет способностей к драконьей магии? Я теперь могу использовать новую магию?

Ларк и Кидзуна сразу загорелись, увидев описание нового оружия.

— О да, пользуйтесь ей… Пользуйтесь силой монстров…

Почему Мадракон говорит так, словно он разрешает нам использовать силу, к которой по-хорошему лучше не притрагиваться? Хотя раз Клановое Оружие не возмущается, значит, ничего страшного в этой силе нет.

— Знаешь, Грасс. Если это оружие и правда настолько сильное, возможно, мы не зря в это ввязалась.

— Да… Но… Ты уверена?

— Я разделяю ваши опасения.

Грасс и Рафталию радостные слова Кидзуны не убедили, и я их понимаю.

— Эта штука настолько удобная, что в ближайшее время можно ей пользоваться, ни на что не меняя.

Кидзуне так понравилось её новое оружие, что она уже вовсю весело им размахивала.

Что до меня… то Зеркало Панциря Лингуя всё-таки посильнее, но это из-за того, что в него влилось Зеркало Милосердия, которым стал Щит Милосердия.

— Бу-у… Опять странное оружие. Оно напоминает Гаэлиона, но Гаэлион мерзкий, а это просто странное, — Фиро опять воротит нос.

— Видимо, в хамминг ферри не заложена расовая неприязнь к драконам.

В этом мире нет Филориалов, так что собственная ненависть Фиро к драконам оказалась немного заглушена и превратилась в непонятные чувства, не похожие на привычную генетическую неприязнь.

Кстати говоря, перья и прочие части Фиро в этом мире тоже открывают некоторые разновидности оружия, но они дают только всевозможные музыкальные прибавки, от которых польза только для Ицуки.

— Герой Щита, если ты желаешь, я могу усилить твой гнев. Сила милосердия, которая пустила в тебе корни, плохо сочетается с твоим характером.

— Прости, но из-за Щита Милосердия я больше не могу использовать Гневный Щит.

— Я как раз и предлагаю тебе восстановить его. Разве ты не помнишь, что я всегда обладал властью над твоим гневом?

— Перестань соблазнять Наофуми-саму!

— Раф!

Рафталия и Раф-тян дружно предупредили Мадракона. Я и сам хотел бы по возможности обойтись без такого.

— Ладно, как пожелаешь. Можешь пользоваться излюбленной силой Лингуя или как там она называется. Если понадобится, просто шепни моей силе.

Неприятное предложение. Намёк на то, что понадобится, и ещё как.

Значит, Мадракон может высвободить силу гнева? Она стала настолько огромной и неуправляемой, что мне хотелось бы больше никогда к ней больше не притрагиваться.

— Что же… Ко мне вернулись сила и знания. Осталось восстановить Уровень, и я смогу сражаться. А для этого…

Мадракон вспорхнул, задумчиво сложил лапы, а затем без разрешения приземлился на моё плечо. Я тут же попытался смахнуть его, но дракончик проворно увернулся от моей руки!

— Слезай! На мне можно кататься только Раф-тян!

— Я против того, чтобы она на вас каталась! — воскликнула Рафталия.

— Рафу.

— Я тоже хочу так ката-аться, — протянула Фиро.

Да что на вас всех нашло?!

— Я уже знаю, как отключать предел Уровня. Что ещё вам нужно? Способ борьбы с отключением магических прибавок?

— Да, именно, — ответила Кидзуна. — Помнишь, ты отключал магию Терис, когда мы с тобой сражались? Помнишь, как ты это делал?

— Я Магический дракон, знаток всей магии этого мира! Разумеется, я знаю магию, отключающую усиления… Правда, даже если я научу вас её использовать, вам это не особенно поможет.

— А что поможет?

— То, что вы ищете, я однажды видел в воспоминаниях древнего императора драконов. Он сражался против Героя, который умел отторгать отключение усилений.

О? Да ведь это прямо как по заказу.

— И какое оружие нам для этого нужно?

— Это всего лишь память о битве. Я не знаю, как именно он этот делал… но я знаю, где нужно искать. Обладатель Кланового Веера… этот Герой был основателем твоего боевого стиля.

— Моего стиля? — переспросила Грасс.

А-а… Действительно, мне и самому кажется, что воюющая веерами Грасс должна знать всякие хитрые приёмы.

— Мне неизвестно, навык это или просто боевой приём. Но им обладал основатель твоего стиля, и я думаю, в твоём стиле и нужно искать подсказки.

— Ну надо же, — удивилась Кидзуна.

— Хорошо, потом займёмся этим. Если мы найдём этот приём, он может стать козырем в битве с нашими врагами, — согласилась Грасс.

— Кстати, Герой Щита, — продолжил Мадракон. — Разве ты не можешь добиться похожего результата с помощью смешивания боевых искусств и магии? Того, что ты называешь Ци?

— С помощью Ци? — протянул я и посмотрел на Сэйн, но она покачала головой.

Видимо, она не знает, как. И теперь у меня другой вопрос… Мне кажется, или Сэйн уже вовсю шьёт плюшевого Мадракона? Он похож на плюшевого Гаэлиона, но другого цвета. Эта игрушка нам точно пригодится?

— Если ты столько всего знаешь, не подскажешь ли методы усиления Геройского Оружия?

— Не подскажу — в этой области памяти у меня особенно много провалов.

Ну, ничего другого я не ожидал.

— Что же… Я готов помогать вашему миру в обмен на сто лет отсрочки. Мне понадобится ваша помощь, чтобы вырасти и стать сильнее, Герои.

Вот так мы и получили нового спутника, на редкость неприятного.