Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
arknarok
1 д.
#
Щит всю жизнь выходил в промежутке между 20 и 22 часами по Москве. Ориентируйтесь на это время.
aisdh
2 д.
#
flyoffly, с среды на четверг или в четверг выходят. ориентируйтесь на это время.
flyoffly
2 д.
#
Главы выйдут именно в день выхода, или после выхода?
Просто 20 серия выйдет 22 мая 16:00, вот мне и интересно, ждать главу вечером или днем
id192249787
2 д.
#
В начале второй главы, наверно, должна быть рукавица, а не когти. Ну... Если только это не Юсаги писала
id192249787
2 д.
#
У вас в прологе вряд-ли нужен вопрос почти в конце.
"Что, не нравится? Понимаю?"
aisdh
7 д.
#
Это скорее опечатка в оригинале.
id174191323
7 д.
#
"Ёмоги некогда была приспешницей Такта" - вместо Такта должен быть Кё
k0wa1sk1
7 д.
#
Чему удивляться? Люди продолжают жрать дерьмо, пусть и не так много как раньше... В особенности после аниме. Впрочем продажи насколько я знаю идут так себе, так что есть надежда что ТП перестанет насиловать Щита...
jeff123log
7 д.
#
https://shield-hero.fandom.com/wiki/Light_Novel_Volume_22
-------
А не слишком быстро?!
jeff123log
7 д.
#
Ёмоги некогда была приспешницей Такта. Глупая, но честная и серьёзная — из таких, на кого невозможно сердиться. Она часто спорила с Кё и сомневалась в его принципах. За это Кё обманом превратил её в бомбу и подослал к нам. Когда Ёмоги поняла, что Кё обманул её, она стала его врагом и другом Кидзуны на правах её рабыни.
--------------------------------
Такта??? Может Кё
ю
хэппи-сан
7 д.
#
>Незадолго до казни Такта мы разобрались с очередной волной Мелромарка. На этот раз участвовали все Священные Герои и Звёздные Герои Посоха, Когтей и Метательного А Когти у кого? Перчатка мб?
aisdh
8 д.
#
злые вы тут. и спасибо arknarok. надеюсь не забросите вы этот перевод, с японским у меня увы никак, а ждать когда на английский переведут очень и очень не хочется...
arknarok
8 д.
#
Пока что можете читать ради красивых иллюстраций. Со следующего тома и они испортятся. Тогда полностью смысл читать пропадёт :)
id94855173
8 д.
#
P.S
Я наверное переслушаю первые четыре тома, а потом притворюсь что продолжения не существует... А автор, ну не знаю, выдохлась и пересла писать, захлебнулась кофе, умерла от рака, захлебнулась кофе или с ней случилось ещё что нибудь весёлое...
А остальные тома... Остальные тома идут н..р...
id94855173
8 д.
#
Ну вот и всё... Серия мертва... Когда-то мне казалось что 12-14 тома это дно, и хуже быть не может, что планка вр..ти взята... Но нет, 15-16 показали насколько я сильно ошибался. Дно не достигнуто, она пробито...
Насчет 17... Всё плохо, всё очень, очень плохо... Не уверен что смогу дочитать это до конца.
А ведь дальше нас ждет ещё больше богов из машины, сюжетных роялей, ср..х картонок вместо персонажей, расширение гарема, окончательно и бесповоротно пр...го сюжета, shita постепенно превращающегося в ср...о иисуса... В общем shit идет на ..р, просто ..р... У меня просто нет больше сил...
naazg
8 д.
#
Спасибо
vova779
8 д.
#
спасибо
naazg
15 д.
#
Спасибо
kanobu
18 д.
#
А по предыдущим томам не ясно? Да и в комментарии ниже написано: "Перевод с японского"
ddystopia
19 д.
#
А перевод идёт с английского или японского? И если с английского, то кинте ссылку на сайт, спасибо.

Отобразить дальше

Глава 4. Вмешательство в битву

Я посмотрел по сторонам. Пока что мы двигались по световому тоннелю, прямо как во время первого перехода в мир Кидзуны.

— О-о?

— У-у…

Вдруг я услышал голос кого-то, кого точно не собирался брать с собой.

— Уа?

— Хм?

— Э-э?

Даже хозяйка голоса недоумённо озиралась по сторонам, будто не понимая, что случилось.

— Ты почему с нами? Я же оставил тебя в деревне.

Я даже помню, как она стояла возле Руфта и махала нам рукой.

— Неужели в самый последний момент побежала к нам с криками “не оставляйте меня!”?

Как бы там ни было, Силдина каким-то образом проникла в световой тоннель и затесалась в наши ряды.

— Наофуми-тян, я внимательно следила за Силдиной-тян, но она ничего не сделала. Но когда нас окутал свет, он появился и вокруг неё. Они с Руфтом-тян сильно удивились.

— Да, я тоже это видел.

Садина и Ицуки дружно вступились за Силдину. Надо же, какие они глазастые. Я кроме света ничего не видел.

— Её затянуло сюда в момент телепортации?

С трудом верится, что это возможно. Кто вообще мог подстроить такое?

Я посмотрел на Эснобарта, но он тут же замотал головой.

— Это был не я. Я указал украшению, кого именно нужно телепортировать.

— Может, ошибся?

— Не могу утверждать, но…

— Мы можем вернуться?

Эснобарт молча покачал головой.

— Эх… ну ладно, — я повернулся к Силдине и почесал голову. — Мне так хотелось, чтобы ты помогла поднимать Уровень жителям деревни, но случилась какая-то авария и ничего уже не сделать. Только не жалуйся, ясно?

Неужели вдруг проявилась её склонность постоянно теряться? Да уж… даже если телепортация закончится успешно, я боюсь того, что может случиться с ней в том мире.

— Ладно. Я буду стараться больше Садины, Наофуми-тян.

— Ну-ну.

Мы продолжили наше путешествие по тоннелю.

Когда он закончился, мы оказались на знакомом лугу в стране Ларка недалеко от портового города, где живёт Кидзуна. Не самое плохое место для начала.

— Проверьте Уровень и экипировку. Никогда не знаешь, что с ними может случиться.

Я и сам тут же начал всё проверять. Так… Уровень стал тем же, на котором я ушёл из мира Кидзуны. У Варварской Брони… слетела кодировка, но характеристики снизились лишь немного. Видимо, не зря Дядя над ней работал. У снаряжения, которое я дал Ицуки и Лисии, тоже всё должно быть неплохо.

А что до Щита… О? Кажется, я по-прежнему могу использовать Щит Панциря Лингуя. Вернее, смогу в будущем, прямо сейчас из-за потери Уровня я не попадаю под требования. Придётся пока выбрать какой-нибудь другой.

— У меня всё хорошо-о!

— Ещё бы.

Фиро проверяла свои характеристики в человеческом облике. Если опираться на прошлый поход, сейчас она стала бойцом поддержки, которому лучше держаться в тылу.

— У госпожи Сэйн всё в порядке, — объявил фамилиар. — Пятьдесят восьмой Уровень.

— Значит, уже была здесь?

Хм… Уровень, конечно, так себе, но ожидаемый от человека, который постоянно путешествует через волны.

— Рафу?

— О-о…

— У-у…

Я посмотрел на косаток… и мне пришлось немного опустить взгляд.

Не из-за Садины. У неё всё осталось по-прежнему. Правда, в Статусе у её одежды тоже сбилась кодировка, так что экипировку, возможно, придётся менять.

Но Силдина…

В нашем мире она была одного роста с Садиной… но теперь уменьшилась. Особенно хорошо это заметно, потому что они остались в получеловеческой форме.

Прямо сейчас Силдина лишь слегка обгоняет по росту прежнюю Рафталию. Вся одежда с ней свисает.

Кожа тоже по-детски порозовела и стала сочнее. Голос стал выше. В общем, Силдина теперь во всех отношениях похожа на ребёнка. Тяжело узнать в ней внешне взрослую женщину, которой она была всё это время.

— Уа-а-а… — Лисия растерянно посмотрела на меня.

Опять она всему удивляется. С Лисией не поймёшь, взрослеет она или нет. Теперь Ицуки приходится обнадёживать её, а не наоборот.

— Кстати… Ларк говорил, что Рафталия тоже уменьшилась в размерах, когда прибыли в этот мир.

— Да, я хорошо помню этот рассказ, Наофуми-сан, — поддержал меня Эснобарт. — Он произвёл на меня глубокое впечатление.

— Возможно, полулюди молодеют в параллельных мирах подобно тому как Фиро и Эснобарт становятся другими монстрами?

— О-о? А как насчёт меня? — спросила Садина.

— Действительно, — поддакнул Эснобарт. — Фиро-сан прибыла в этот мир птенцом хамминг ферри, однако я оказался у вас практически взрослым кролепиром.

— Возможно, влияет возраст. И кстати, Эснобарт, ты потом очень заметно вырос.

На самом деле Рафталии всего около десяти лет, и первое время она в этом мире выглядела соответственно этому возрасту. С Фиро то же самое. Ей вообще даже года не исполнилось.

Что касается Эснобарта, его особенности можно списать на то, что он относится к медленно взрослеющим монстрам. Или нет, сложно сказать.

— Наофуми-тян, ты хотел бы, чтобы я тоже стала маленькой?

— Нет, не особо.

Кажется, Садина как-то говорила, что ей двадцать три. Она точно старше Рафталии, поскольку помогала её родителям. Как минимум, она какое-то время работала жрицей Аквадракона и палачом в Кутенро.

— У-у…

— Ты такая милая, Силдина-тян! — Садина подошла к Силдине со спины и подняла её.

— Хватит, отпусти! — начала возмущаться Силдина.

Обманчивая всё-таки штука — внешность. Сейчас я и правда готов поверить, что Силдина ребёнок.

— О-о, да ладно тебе. Ты ведь стала такой очаровашкой.

— Мне не нужны твои комплименты!

Силдина приняла зверочеловеческий облик, чтобы шлёпать Садину хвостом.

Ого, мини-акула. Так и просится на роль маскота. Она такая же миленькая, как и Кил… и очень похожа на игрушку, которую сшила Сэйн.

Садина протянула мне Силдину.

— Держи, Наофуми-тян. Она ведь миленькая, правда?

— Хм…

Я взял Силдину за бока и забрал у Садины. Она кажется на удивление лёгкой — видимо, сказывается разница в Уровне.

— … — Силдина совсем не сопротивлялась и лишь виляла хвостом.

Значит, вот как она вглядела в детстве. Что бы я ни говорил, она даже сейчас ребёнок… Раньше я обращался с ней как со взрослой, но теперь понимаю, что ей очень нужен присмотр.

— И вверх, и вниз, и вверх!

— Наофуми-тян?!

А что, с детьми так не играют? На самом деле я бы не отказался так поиграть с маленькой Рафталией, но я в то время был для такого слишком мрачный. Думаю, Силдина обрадуется, если я буду обращаться с ней соответственно возрасту.

Поэтому я ещё и по голове её погладил.

— У-у… — протянула Силдина, словно не зная, как реагировать.

Ребёнок, который не знает ласки.

Наконец, у Силдины закончилась Мана — или она решила что мне так больше понравится — и она превратилась обратно в получеловека.

— Зачем вы так играли с Силдиной-сан, Наофуми-сан? — спросил Эснобарт.

Разумеется, у меня не было особых причин. Просто так вышло.

— Так вот почему в вашей деревне многие ведут себя как дети? Понятно, — пришёл Эснобарт к какому-то выводу.

Эй, ты там что про меня подумал?! Ну-ка не задумывайся слишком глубоко!

— Хи-хи-хи… словно у нас с тобой ребёнок родился, да, Наофуми-тян?

— Приехали…

А ведь и правда, если посмотреть со стороны, то Силдина похожа на нашу с Садиной дочь.

— ?! — Силдина возмущённо помахала Садине кулаком. — Я не твой ребёнок.

— О-о… хи-хи-хи, — Садина посмотрела на неё на редкость прохладным взглядом.

— Я найду способ стать прежней!

В Силдине проснулся дух соперничества… главное, чтобы сёстры спорили в меру.

— Рафу, — обратилась Раф-тян ко мне и показала в сторону замка.

Я повернулся и увидел столичный город, в котором полыхало пламя битвы. И обычное пламя тоже. Город уже серьёзно пострадал в сравнении с прошлым разом.

— Уа-а-а-а…

— Идём туда, всем быть начеку. Первым делом надо оценить обстановку.

— О-о… Интересно, как там Рафталия?

— Будем молиться, что она в порядке. Раф-тян, ты знаешь, где она?

Изначально Раф-тян создавалась как живой указатель на Рафталию. Я не знаю, сохранила ли она эту способность, но спросить не повредит.

— Рафу.

Раф-тян прекрасно понимает мою речь, так что она кивнула в ответ… и снова показала на замок в центре города. Видимо, там и надо искать Рафталию.

— Отлично, давайте скорее туда. Но ни на секунду не расслабляйтесь! Особенно это касается тех, у кого низкий Уровень!

Я наложил на весь отряд усиливающие заклинания, и мы выдвинулись в сторону столицы.

В городе, прямо перед воротами замка битва уже практически переросла в свалку. Друг с другом сражались люди в доспехах страны Ларка и другие в незнакомой броне. Люди Ларка держали оборону из последних сил, так что я бросил в бой всех достаточно сильных союзников и попросил Фиро и Эснобарта поддержать нас магией. Думаю, Щита Метеора хватит, чтобы защитить нас от шальных стрел.

— Кх…

Грасс и Рафталия вовсю сражались против какого-то типа, вооружённого Косой Ларка.

Так вот ты где, Рафталия. Правда, судя по всему, делаю у неё идут не очень. Ларк наблюдал за битвой нервным, напряжённым взглядом.

— Итак! Пора свергнуть короля Ларкберга, некогда надменного обладателя Кланового Оружия, — кричала из вражеского тыла баба, которая, если говорить честно, напоминала своим поведением Ссуку.

Позади Рафталии и Грасс сражалась Терис.

— Ну ты и подонок… отобрал у меня Оружие и пользуешься им для своих целей. Сколько раз тебе повторять, что Оружие существует не для этого?!

— Ха! Я должен слушать неудачника, которого бросило Оружие? Коса — не девочка-отличница, которая мечтает творить добро в твоих руках! Она выбрала меня, потому что так захотела! — насмешливым тоном выпалил в ответ парень с Косой, очень напоминающий Кё и Такта.

— Ложь! Клановая Коса никогда бы не сделала такой выбор! — воскликнула Терис, а Рафталия и Грасс лишь молча впились во врага взглядами.

Вооружённый Косой парень отпрыгнул, и в Рафталию и Грасс тут же полетели ярлыки и заклинания. Они дружно отбивались от обстрела своим Оружием.

— Ха-ха, серьёзно? Вам не хватает сил даже на то, чтобы отбиваться поодиночке, но вы надеетесь спасти мир? Мне вас так жаль…

Дела идут не очень хорошо. Первое тому доказательство — повязки на голове и руках Ларка. Ну и то, что у него нет Косы. Как сказал Эснобарт, враг похитил его Оружие примерно так же, как это сделал Такт.

У Терис тоже видны повязки на руках и ногах. Ходит она с трудом — видно, что раны глубокие.

У Грасс ран вроде бы нет, зато её кимоно выглядит немного истлевшим. Не исключено, что это последствия беспрестанных битв.

— У меня осталось слишком мало терпения, чтобы держать своё обещание перед Кидзуной. Пора зачитать тебе смертный приговор за эту глупую войну! — воскликнула Грасс, выставляя перед собой раскрытые веера. — Рафталия-сан, если со мной что-то случился, защищай Кидзуну и Ларка.

— Успокойтесь, Грасс-сан!

Грасс окутывала себя зловещей аурой. Я хорошо знаю это состояние — сам так себя чувствовал, когда вызывал Гневный Щит.

— Без победы в этой битве… мы не вернём Кидзуну. Поэтому я…

— Остынь, — вмешался уже я, обращаясь к Грасс. — Может, удастся победить и без этого.

— Этот голос! — Грасс замерла, так и не переключившись на Проклятое Оружие.

Я намеренно не стал привлекать их внимание раньше.

Я, Герой, повелеваю земле и небесам: пусть разверзнется и сомкнётся мироздание, пусть истечет оно гноем. Слейся же с моей Маной и силой Героя, о подземная мощь! Как источник силы, Герой повелевает: расшифруй законы вселенского мироздания и всецело поддержи сих! Олл Либирейшн Аура Х!

Я наложил своё сильнейшее заклинание на всех, кого считал союзниками.

— Что это?.. Моё тело стало таким лёгким!

— Мои характеристики так выросли! Что это за мощь?!

— А? — парень с Косой Ларка посмотрел на меня, не ожидав такого вмешательства. — Ты кто такой?!

— Наофуми-сама! — увидев меня, Рафталия вытаращила глаза.

Её лицо быстро наполнялось радостью. В глазах появились слёзы… ах да, она же сбежала, когда я был при смерти. Она не знала даже, жив я или нет, поэтому так бурно отреагировала.

Откровенно говоря, я и сам рад встрече, но сейчас надо думать о врагах.

— Ты ведь один из бывших друзей Кидзуны, да? Неужели она не рассказывала тебе о всемогущем Священном Герое из параллельного мира?

Эснобарт говорил, что Косу Ларка забрал внезапно предавший их товарищ. Так что он должен быть наслышан обо мне.

— Настолько отчаялись, что позвали на помощь других? Ты что, их друг? Вот и проваливай поскорее, пока я по-хорошему предлагаю.

— Тебя… Кё случайно не покусал?

Манера речи прямо один в один. А ведь если верить словам Эснобарта, когда-то он был другом Кидзуны. Чутьё подсказывает мне, что этого типа просто распирает от самомнения. Он наш враг, причём не из тех, с которыми можно договориться как с Реном, Ицуки или Мотоясу.

— Не путай меня с тем недоумком. Неужели ты не видишь, что я гораздо сильнее него?

— Ну да, ну да. Ты сильный, поэтому тебе всё можно. Знал бы ты, как надоело уже это слушать.

Вот это и есть общая чёрта таких мерзавцев — они думают, что сила даёт вседозволенность. Выходит, он тоже из авангарда волн.

— Кому ты служишь?

— Тебе-то какая разница?

— Отвечай.

— Думаешь, я отвечу?

— Не думаю.

Дружки врага уже пытались атаковать меня магией, стрелами и оружием ближнего боя.

— Наофуми-сама!

Кажется, Рафталия уже сердится. Жаль, я надеялся узнать от него что-нибудь, о чём не смог рассказать Такт.

— Не шути со мной… или тебя ждёт кое-что похуже смерти, — попытался запугать меня враг.

Ну да, и Такт со мной так же говорил. Может, это я сам провоцирую врагов на такие слова, но они потом жалеют, когда проигрывают.

Впрочем, я уже не собираюсь быть вежливым. Хочет ругать и оскорблять меня — пожалуйста. Меня это всё равно не колышет, поскольку у меня слишком много причин находится здесь.

Атла, Ост… мне нельзя отступать ради многих погибших товарищей. Пусть даже эта дорога и заставит меня замарать руки.

— Он не шутит. Преимущество теперь на нашей стороне, и это уже не изменить, — пояснила Грасс.

— Ты что, хочешь вмешаться в наш честный бой?

— Он не настолько благородный человек, чтобы сражаться с тобой честно.

— Ора-а-а! — взревел Ларк, прыгая к одному из врагов и сражая его мечом.

Парень с Косой нервно заозирался.

— Думаете победить меня хитростями? Вы такие глупые, что мне даже сказать нечего. Я покажу вам свою настоящую силу!

— Ты так думаешь? Сначала переживи вот это, — я призвал Аттак Саппорт и бросил шипы в парня. — Грасс, добей его.

— Да!

Шипы попали точно в цель. Грасс прыгнула в стойку ещё раньше Рафталии и взмахнула перед собой веерами. Думаю, те, на ком не было прибавок от моих заклинаний, даже не разглядели её движения.

— Рондо Рубящего Типа: Миг!

Грасс вдруг оказалась за спиной противника, пять раз ударила его веером, отпрыгнула и отвернулась.

— Это моя последняя дань нашей дружбе. Ты умрёшь без боли.

— А? Ты думаешь, что победи…

Как только парень попытался повернуться к Грасс, его тело разлетелось на ломтики. А через секунду превратилось в туман.

Вот это да, даже трупа не осталось.

Вражеские бабы смотрели по сторонам, не понимая, что случилось.

— А-А-А-А-А-А-А!!! — наконец, завопили они.

Кажется, некоторые выкрикивали его имя, но я не расслышал. У меня уже бывало такое, что имя врага упорно не хочет откладываться у меня в голове.

— Раф! — Раф-тян спрыгнула с моего плеча и ударила хвостом по месту, где находился враг. Что-то взорвалось.

— Не слишком ли жестоко уничтожать ещё и душу? — спросила Грасс.

— Иначе он мог бы воскреснуть по примеру Кё.

— Понятно. Тогда прости, что я сама не расправилась с ним должным образом.

Наконец, из того места, где находился враг, появился огонёк и полетел к Ларку. Когда он исчез, в руках Ларка появилась Клановая Коса.

И вместе с этим на ней лопнуло какое-то украшение. Я помню, нечто похожее было и с Тактом.

— Ваш генерал мёртв, и то, что Коса вернулась ко мне — тому доказательство! Сдаваться или сопротивляться — решайте сами!

После слов Ларка враги начали отступать.

— Мы отомсти-и-и-им!

Некоторые бабы кинулись в бой, но наши солдаты быстро скрутили их. Хм? Та, что похожа на Ссуку, тоже пыталась сбежать, так что пришлось поймать за шкирку.

— Отпусти! Ты хоть знаешь, кто я такая, чтобы со мной так обращаться?!

— Не знаю. Но если ты важная шишка, я тем более не дам тебе сбежать.

— Прекрасно, Наофуми! — воскликнула Грасс и вырубила бабу ударом веера по животу. — Эта женщина была подругой нашего врага и пришла ему на помощь посреди битвы. Сложно сказать, что ещё она придумала бы, если бы ты её не поймал.

— Ага. Но знаешь…

Меня слегка озадачила лёгкость, с которой мы одержали победу. Конечно, мы выиграли только битву, а не войну, но возможно, этот поход закончится быстрее, чем я думал.

— Скорее организуйте отряд преследования и ловите врагов, чтобы приблизить победу в войне! — приказала Грасс.

— Есть! — откликнулись солдаты и побежали следом за врагами.

— Рафу, — Раф-тян показала пальцем на бегущую ко мне Рафталию.

— Наофуми-сама!

— Рафталия!

Я и сам побежал навстречу и сгоряча обнял её.

— Н-Наофуми-сама? — услышал я слегка растерянный голос Рафталии и ощутил её приятный запах.

Как хорошо, что она не попала в беду, как в прошлый раз.

— Ты в порядке? Я так волновался за тебя.

— Это я должна у вас спросить… Мои характеристики только что невероятно выросли. Что это было? — Рафталия осмотрела меня с ног до головы. — И как ваши раны?

Рафталия осталась в замке Фобрея, чтобы прикрыть наше отступление, когда я получил сильные раны. С тех пор случилось множество событий, но Рафталия о них не в курсе.

— Уже зажили. Ты сама не пострадала? Если надо, я сейчас же подлечу тебя.

— Спасибо, со мной всё хорошо. Я успела телепортироваться Катаной, пока со мной ничего не сделали.

Рафталия с облегчением в глазах посмотрела на Щит. В ходе тех же событий Такт на время забрал его у меня.

— Переживала за Щит? Можешь считать, что я вернул его… а можешь — что его и не отбирали.

— А всё-таки?

— Сложно сказать. Не знаю даже, как объяснить.

Пока мы разговаривали, к нам подошли Ларк, Терис и Грасс.

— Спасибо за помощь. Без вас нам бы пришлось нелегко.

— Ага, я заметил, что дела у вас шли не очень. Как бы вы оправдывались, если бы с Рафталией что-то случилось?

Я не смог удержать себя от этих слов, хоть и понимал, что Грасс и её товарищи ни в чём не виноваты.

— Наофуми-сама…

— Знаю. И кроме того, я знаю, что ты не из тех, кто убегает одна, бросив друзей в беде.

Я хорошо изучил характер Рафталии. Если кто и стремится спасти лишь свою шкуру, это уж точно не она.

— Я слышала, тебе угрожала огромная опасность, Наофуми.

— Да что за него переживать, леди Грасс. Если он научился вытворять такое, то наверняка победил своих врагов, — ответил понятливый Ларк.

Но не будем тут стоять.

— Я позову Садину и остальных.

Мы отошли от ворот, у которых недавно проходило сражение, воссоединились с моими спутниками и продолжили разговор уже во внутреннем дворе замка.

— Я так рада, что мы снова встретились, Рафталия-тян!

— С-сестрёнка Садина, мне тяжело дышать.

Садина обняла Рафталию, как только увидела.

— Больше вам ничего не угрожает? Эта битва была сравни победе над Тактом?

— Да, в том смысле, что мы одолели важного врага, — подтвердила Рафталия. — Кстати, Наофуми-сама, чем в итоге закончилась история с Героем Кнута? И что стало с королевой, которую он ранил вместе с вами?

Я отвёл взгляд и притих. Рафталия поняла мой ответ и свесила голову.

— Мне удалось выжить благодаря показателю выносливости и помощи Эссенции Щита, но… — наконец, выговорил я.

— Понятно…

— Что касается Героя Кнута… Такта, то Подонок после смерти королевы вновь собрался с духом, стал Королём-мудрецом и спутал планы Такта по захвату мира, остановив его наступление в Мелромарке.

— Неужели это заслуга короля? Мне с трудом верится.

Я не удивлён, ведь Рафталия не видела, каким стал король Мелромарка.

— Да-да, — поддержала меня Садина. — До меня доходили только слухи, но он и правда совершил невозможное.

— Это точно, — согласился ещё и Ицуки монотонным голосом. — Пожалуй, в ходе той битвы он в очередной раз закрепил за собой титул Короля-мудреца.

Кстати, Ицуки на пару с Лисией воевали бок о бок с королем. Они могли проникнуться его достижениями гораздо сильнее, чем я.

— Я всего лишь сражался так, как он приказывал, и к моему удивлению, армия Фобрея действительно не смогла устоять.

— Да. И это случилось удивительно быстро, — поддакнула Лисия.

Ицуки и Лисия всего лишь исполняли приказы и не видели происходящее в целом. Как и я — я тоже всего лишь сражался с Тактом, а в основной битве не участвовал.

— Раз так, я уверена, что покойная королева довольна им, — согласилась Рафталия. — Но неужели вы собираетесь и дальше его так называть?

— Подонок уже сам привык к этому имени и не хочет его менять.

— Как-то это грустно.

И не говори, мне тоже так кажется.

— В общем, да, он здорово поработал и стал таким харизматичным, что мне и правда не хочется называть его Подонком. Он возглавил армию альянса, которая уступала Фобрею и числом, и силой, но сумел вырвать победу у Такта.

Я как-то пытался назвать Подонка Олткреем, но он недовольно посмотрел на меня и поправил. Не понимаю, почему ему так не нравится прежнее имя.

— Я тоже прислушался к его словам, благодаря чему смог жестоко отомстить Такту.

— Жестоко отомстить? Это как? У меня очень плохое предчувствие.

Я рассказал Рафталии, как именно победил Такта. Конкретнее — как использовал одолженный у Подонка Посох и заклинание Олл Либирейшн Аура Х, чтобы втоптать его в грязь. Из-за этого я стал настолько сильным, что даже отдал Посох Такту, иначе было совсем неинтересно. После этого мы с Фоуром хорошенько поколотили врага, забрали Щит, Звёздное Оружие, вражескую гордость и ещё пару вещей, прежде чем он потерял сознание и мы его связали.

— Ну и дальше был спектакль, вернее показательная казнь и его, и всего его гарема за попытку захвата мира. Я, конечно, считаю, что публичные казни — это неправильно, но там по-другому было нельзя.

Это не очень приятные воспоминания, но важное событие. Так должны наказывать всех, кто пытается захватить мир и терпит неудачу.

— Не могу им сочувствовать. Они убили Атлу-сан… и многих других людей.

— Это точно…

Если бы этот мерзавец не вмешался в битву с Фэнхуаном, всё сложилось бы иначе. Да, казнь была излишне жестокой и кровавой, но я тоже не сочувствую Такту.

— По крайней мере, я теперь могу считать, что вы отомстили убийце, Наофуми-сама.

Только и остаётся надеяться, что благодаря убийству Такта мы спасли множество других жизней.

— Теперь она будет покоиться с миром.

— Да, ты права… — согласился я. — Когда я блуждал между жизнью и смертью, то попал в мир Щита, где видел Атлу. Она… вела себя как обычно.

Я показал Рафталии Щит, и на нём сверкнул самоцвет. Неужели Атла до сих пор смотрит на нас из Щита и дразнит Рафталию? Во всяком случае, мерцание самоцвета показалось мне слегка вызывающим. Рафталия тоже это почувствовала и слегка нахмурилась.

— Как бы там ни было, я рада, что вы выздоровели и ничуть не изменились.

— Атла тоже сказала, что я не изменился. Разве что стал романтичнее.

Правда, это сводится лишь к тому, что я ставлю чувство долга на первое место, а не отрицаю романтические отношения как таковые.

— Теперь я даже не против, как говорит, Садина, “поразвлекаться” после окончания волн, но до возвращения в мой мир.

— Я помню и понимаю последние слова Атлы-сан, но не могу не удивиться.

Я тоже. По сути, я только что сказал девушке, которая мне доверяет, о том, что пойду по бабам, как только спасу мир.

— О-о, Рафталия-тян, Наофуми-тян делает огромные успехи. Тебе тоже нужно сделать шаг навстречу! Бери с меня пример. Вот, смотри, это наша с Наофуми-тяном д-о-ч-к-а.

Садина в шутку схватила маленькую Силдину за плечи и показала Рафталии.

— Что?! Неужели в вашем мире прошло столько времени?!

Так! Не надо путать Рафталию!

— Я тебе не ребёнок! — возмутилась Силдина и начала колотить Садину.

Рафталия озадаченно посмотрела на Силдину, затем на меня.

— Э-э… Неужели это Силдина-сан?

— Ага. Я думал оставить её в деревне, но она почему-то тоже оказалась здесь. Во время телепортации между мирами у неё вот так изменилась внешность.

— Как у леди Рафталии, что ли? — спросил Ларк.

— Ага, прямо как ты рассказывал. Судя по всему, тем, кто выглядит взрослее благодаря Уровню, переход между мирами заново подгоняет внешность под возраст.

— Да, я тоже это помню, — вставила Рафталия.

— Очень жаль, что я этого не увидел.

— Зачем вы хотели увидеть меня маленькой, Наофуми-сама?

— У меня такая ностальгия по твоему детскому облику. Так хотелось посмотреть, поумиляться.

— Пожалуйста, не надо отводить глаза. И… не говорите “поумиляться”, мне стыдно.

Я теперь более романтичный и не буду отрицать, что в то время Рафталия была очень миленькой. Но я, конечно, строго против того, чтобы иметь отношения с маленькой девочкой.

— Эх… Да уж, тебе тоже непросто пришлось, Наофуми. Мы с леди Рафталией очень переживали за тебя, — пробубнил Ларк, выслушав меня.

Хотя Эснобарт пришёл просить нас о помощи, нам незадолго до этого тоже угрожала опасность. Но мы с ней разобрались и поэтому пришли сюда.

— Может, ты думаешь, что я слишком жесток, но эти люди действительно того заслужили, — заверил я Ларка.

Хоть я и стал романтичнее, мне даже в голову не приходило помиловать тех женщин. Я до сих пор отношусь к незнакомым женщинам с подозрением. Спасибо Ссуке. Я на дух не переношу предубеждение, что женщина всегда жертва и её обвинениям нужно верить.

— Если они убивали обладателей Кланового Оружия, пытались истребить Священных Героев и даже захватили страну, убив её короля, то я полностью согласна с твоим поступком, — поддержала меня Грасс.

— О? Ты такое одобряешь? — удивился Ларк.

— Не знаю, согласится ли со мной Кидзуна, но преступников, пошедших на такое, нельзя отпускать. Никакой адвокат не спасёт их от казни. Эти законы действуют во всех мирах, и их они тоже касаются, — Грасс указала взглядом на связанных женщин. — Они слишком многое себе позволили. Я уверен, даже Кидзуна не решилась бы отпустить их с миром.

— Леди Грасс, я всё понимаю, но…

— Наша задача — сражаться с волнами и поддерживать порядок в этом мире, — вмешался Эснобарт. — Тем не менее, мы имеем дело с убийцами Священных Героев, которые не хотят исполнять долг обладателей Кланового Оружия… Неужели ты хочешь простить их даже после того, как они похитили твоё Оружие?

Судя по этим разговорам, у Грасс и её товарищей тоже сложное и запутанное положение. Неудивительно, что они так легко вникли в дела нашего мира.

— Ну… с этим не поспоришь. Меня они тоже достали.

— Расскажите теперь, как тут у вас.

— Что касается этой битвы, то ситуация похожа на противостояние с Кё, когда злодей привёл с собой всю армию. Теперь, потеряв основу своих сил, вражеская страна наверняка признает поражение, — пояснила Грасс.

— Здесь много чего случилось, — продолжил Ларк. — Мы вовсю тренировались в перерывах между волнами и пытались помимо леди Кидзуны выйти на связь с остальными Священными Героями.

— Зная Кидзуну, она всё это время спокойно рыбачила и говорила “будь что будет”?

— …

— И что, никто даже не поспорит?

Эх… Я, конечно, знал, что Кидзуна неисправимый оптимист, но всё-таки. Видимо, этот мир помягче нашего, если в нём Герой может позволить себе такое.

Хотя, конечно, именно за незамутнённость сознания мы Кидзуну и любим. Она не может атаковать людей, но при этом остаётся сильной.

— На самом деле нам удалось несколько раз поговорить со Священными Героями, но они совсем не хотели нас слушать. Леди Кидзуна даже заявила, что теперь понимает твои мучения.

— Во всех мирах одинаковые проблемы, — пробормотал Ицуки.

“Кто бы говорил”, — хотелось сказать ему, но всё-таки он освоил все методы усиления, присоединился ко мне и теперь ответственно подходит к битвам с волнами, так что я не буду сравнивать его со всякими балбесами.

— Кстати, я всё спросить хочу, кто ты такой. Кажется, мы уже…

— Да, я один из Священных Героев мира Наофуми-сана, Герой Лука Кавасуми Ицуки. Рад знакомству, — представившись, Ицуки показал Лук.

— Ах да. Мы сражались на Кальмирах. И я видел тебя в ядре Лингуя.

— Благодарю за спасение.

— Паренёк, с ним всё хорошо? Какой-то он вялый.

Он только и ждал возможности назвать меня пареньком!

— Тут такое дело, юный господин. Ицуки дошёл до того, что воспользовался Проклятым Оружием, и ему отняло эгоизм вместе со всеми эмоциями.

— Понятно… Так это про него леди Лисия столько рассказывала?

— … — Ицуки промолчал.

И, если мне не показалось, немного покраснел.

— Уа-а-а-а-а-а!

Лисия закричала и залилась краской, но я решил не обращать внимания.

— После многочисленных сложностей мне удалось собрать всех Священных Героев и обменяться с ними информацией. Рафталия не рассказывала?

— Рассказывала. Она говорила, это было очень трудно.

— Вот бы труды Наофуми стали уроком для Кидзуны, — вставила Грасс.

— Но Кидзуна ведь пыталась общаться с Героями, разве нет? — возразил я.

— Ага… — согласился Ларк. — Она со всеми поговорила.

Если посмотреть на Мотоясу, Рена и Ицуки, то можно прийти к выводу, что в Священные Герои берут людей с парой-тройкой изъянов.

— Насколько она рассказывала, они, как и в твоём мире, были людьми с предубеждениями, — закончил Ларк.

— У вас тоже, да? Она вроде говорила, что они ссылались на апдейты. Видимо, на этом всё и закончилось.

Я надеялся, что Кидзуна сможет как-то разговорить Героев, но получилось как у меня. Насильно вязать Героев и пытаться их переубеждать тоже нельзя — это приведёт к политическим скандалам. Тут нужна постепенная, осторожная работа… опять же, как у меня. Однако поскольку в этом мире зверей-защитников без особых проблем победили Грасс и её товарищи, Герои так и не почувствовали вкус поражения.

— А затем наступил день… и нам сообщили, что Священные Герои кроме леди Кидзуны перестали выходить на связь. Мы начали разбираться и выяснили, что обладатель Кланового Оружия из другой страны истребил Священных Героев, заявив, что они не достойны называться ими.

Эснобарт уже рассказывал мне о случившемся, но Ларк пересказал более понятным языком.

Кидзуна и её товарищи тут же решили, что убивать Священных Героев — это за гранью добра зла и собрались решать что делать. Если точнее — как быть с обладателем Кланового Оружия, который убил Героев.

В этом мире уже известно как факт, что Священные Герои — столпы, на которые опирается мир. Если хотя бы один из них исчезнет, волны станут намного опаснее. Разумеется, речь шла о том, что обладателя, который пошёл на такое, надо судить…

Но тогда посреди совещания один человек, считавшийся другом Кидзуны благодаря боевым умениям, позволявшим закрывать глаза на трудный характер, вдруг напал на Ларка.

Тому удалось парировать удар и отпрыгнуть. Но когда Ларк собирался применить слабый навык, чтобы обезвредить противника, его Коса вдруг исчезла и появилась в руках предателя. После этого Кидзуне и её друзьям показали и Священное Оружие, отобранное у Героев.

Оказалось, предателей было очень много, и Кидзуна с её друзьями быстро оказались в меньшинстве. Враги взяли в плен важных чиновников, так что пришлось бежать. Во время бегства Кидзуна решила прикрыть отступление Грасс и уцелевших членов правительства. Хотя Кидзуна и не может атаковать людей, у неё есть тайное оружие для этих целей, и ей пришлось воспользоваться им, чтобы защитить товарищей. Грасс добавила, что вдвоём им бы хватило сил одержать победу в той битве, пусть и большой ценой.

Однако противник предвидел такой поворот, взял Кидзуну в плен и исчез с помощью неизвестной разновидности телепортации. По всей видимости, врагам с самого начали были нужны только Коса Ларка и Кидзуна.

Вскоре после этого друзья Кидзуны попытались спасти её. Это привело к войне против государства, которым тайно управлял тот предатель… но что-то пошло не так.

На этом месте Ларк прервал рассказ, чтобы дать мне время всё переварить. Действительно — если утрамбовать в голове слишком длинный рассказ, его будет трудно осмыслить.

— Знаешь… если не учитывать мелкие различия, ваш сценарий очень похож на наш.

— Да, это так… — сказала до сих пор молчавшая Терис и вдруг расплакалась. — Господин великий мастер…

— Не называй меня так.

— Подарок, который вы мне преподнесли… — Терис показала мне обломки Старпфирового Браслета из Орихалка.

— Ах да, — сказал Ларк, помрачнев. — Наофуми, твоё украшение в тот раз нам сильно помогло. Без него мы бы, наверное, не выжили.

— Только благодаря тому, что этот малыш пожертвовал собой и высвободил всю вою силу, мы смогли уцелеть.

Видимо, сила браслета помогла им вырваться, когда у Ларка отобрали Косу. Но разве это плохо, что украшение спасло им жизнь?

— Простите меня за то, что я принесла в жертву ваше произведение искусства…

— Э-э… Терис, ты бы извинялась в меру, а то Ларк на меня странно смотрит.

— Его взгляд очень похож на ваш, Наофуми-сама, — пробормотала Рафталия, посмотрев на Ларка.

Я что, на кого-то так смотрю? С чего бы?.. Такое чувство, будто я увожу у Ларка Терис, хотя мне она вовсе не нужна.

— Да, Наофуми-сан, очень похож.

— Уа-а-а-а! Ицуки-сама, тс-с-с!

Вот да, Ицуки, помолчи!

— Вижу, камень расколот, но его можно отполировать и сделать другое украшение. Им и обойдёшься.

Даже не знаю, зачем утешаю Терис. Тем не менее, она тут же подняла голову и посмотрела на меня. Кажется, мои слова её обнадёжили.

— Правда?!

— Да, если время найду. Всё-таки для тебя украшения почти оружие, так что сделать новое не повредит.

Работа над украшениями для Терис — то время, когда я лучше всего понимаю Дядю-оружейника. Подобно тому, как он чинит сломанные мечи, мне надо подумать над тем, как дать новую жизнь разбитому украшению. Да, это будет непросто, но в нём ещё осталась сила.

— Огромное вам спасибо! Буду ждать…

Терис сначала кивнула, затем вдруг заметила созданное Имией украшение и оторопела.

— Ч-ч-ч-ч-ч-что это?!

— Это? Это работа моего ученика. В смысле, ученицы, — я дал Терис получше рассмотреть Оберег двух духов.

— Ох… какая потрясающая сила, — Терис закрыла Оберег ладонью и отвернулась, словно не в силах выдержать его блеска. — Ах… ха-а… невероятно! Подумать только, что в мире может существовать такое!

Возможно, для Терис это особенно полезный предмет благодаря её способности к проявлению скрытой силы украшений.

С одной стороны, Имия сделала его специально для меня. С другой, если это украшение может сделать Терис сильнее...

— Терис. Увы, я не могу подарить тебе его… но могу одолжить до нашего возвращения.

Имия подарила мне оберег в надежде, что он защитит нас. Уверен, она не будет против, если мы постараемся выжать из него побольше пользы.

— Правда?!

— Да. Но только одолжить. Не забудь вернуть к нашему возвращению. Во, точно — можешь пользоваться оберегом, пока я не починю твоё украшение.

— Да! Да!

Ну уж в ноги кланяться не надо…

— А она ему…

— О-о…

Фиро тем временем не слишком умело переводит слова Терис для остальных. Лисия её иногда поправляет, но в целом пересказа Фиро достаточно, чтобы остальные были в курсе.

Не понимаю, почему Терис кланяется мне в ноги? А Ларк опять на меня смотрит якобы моими глазами.

Но ладно. Я вручил Терис Оберег двух духов.

О? Её тело начало светиться, а затем все повязки порвались и разлетелись. Отметины от Проклятия под ними тоже исчезли.

— Ого… это как смена класса в играх или смена корпуса робота в аниме. Роботов лечат новыми запчастями, когда ломаются старые.

Ицуки заговорил о странных вещах. Возможно, они подходят к ситуации, но аналогия та ещё.

— Вот это да… Сила практически разрывает меня изнутри!

Терис оторвалась от земли. Она что, теперь ещё и летать умеет? И правда, у неё крылья появились.

— Я оправдаю ваше доверие, великий мастер!

— Ты вылечил раны Терис… да-а… я проиграл.

В смысле, проиграл?

— Эх… Ты же будешь со мной дружить, да? Ты же не бросишь меня, да? Ты же не скажешь “как захочет великий мастер”, да?

Ради всего святого, не хватало мне ещё отбить у Ларка его женщину! Я даже не из тех, кому такое нравится!

— Да!

Ну ладно, главное что Терис взбодрилась настолько, что теперь готова любого врага одним ударом завалить. Мощь украшения Имии ужасает. Если будет время, попрошу её сделать для Терис что-нибудь более подходящее.

— Наофуми-тян, Рафталия-тян, — вдруг обратилась к нам Садина. — Я сначала подумала, что навык Наофуми-тяна переместил нас в другую страну, но это, похоже, и правда какой-то другой мир.

— Типа того.

— Действительно. А как ты это поняла? — спросила Рафталия.

Садина перевела взгляд со двора на город. Что такое она заметила?

— Чем для тебя этот мир отличается от того? — спросил ещё и я.

— Ну как… Я совершенно не понимаю местную речь. Настолько, что это нельзя списать на разницу в диалектах или языках. Рафталия и правда Герой, раз может общаться с местными людьми.

— Это да. Пока я не получила Катану, я тоже ничего не понимала.

Геройское Оружие автоматически переводит всю речь, но люди вроде Садины, не имеющие особых способностей, не могут разговаривать с жителями других миров. В этом смысле, конечно, Оружие очень здорово помогает.

— Я даже в Зельтбуле, где живут люди со всего мира, никогда не слышала таких слов… Да, это совсем другой язык.

— Лисия освоила его за пару недель.

— Лисия-тян очень умная. А я совсем ничего не понимаю.

Ну, я не удивлён. Я и сам долго мучился, прежде чем освоил язык Мелромарка и магические письмена. Мерять всех по Лисии слишком жестоко.

— Было бы проще, если бы мы успели как следует изучить украшения-переводчики, которыми пользовались враги Сэйн.

Я доверил этот вопрос Ювелиру, но он заявил, что в них используются неизвестные материалы, так что создать копии пока невозможно. Имеющееся украшение мы отдали фамилиару Сэйн, потому что без его перевода мы попросту не можем общаться с его хозяйкой. Она меня понимает, но в её собственных словах слишком много шума. В последнее время его стало столько, что общаться с ней совершенно невозможно. Возможно, это исправится, когда её Клановое Оружие окончательно сломается… но боюсь, что я ошибаюсь.

— М-м.

— Кстати, Фиро, ты ведь тоже освоила язык?

Фиро, может, и тупая, но полиглот и быстро учит языки. Это заставляет меня задумываться о природе интеллекта.

— А-а! Господин-сама, вы опять думаете о Фиро что-то плохое! Я не тупая!

— Я думал вовсе не об этом, а о загадках этого мира.

— Загадках этого ми-ира?

— Рафу?

Угу. Например о том, откуда вдруг у Фиро столько мозгов. Что ни говори, лингвистический барьер — штука довольно сложная, и только редкие гении могут пробить его с такой лёгкостью.

— Наофуми-сан, — вмешался Ицуки. — Если нас и дальше ожидают битвы, было бы неплохо поскорее заняться Уровнем и экипировкой…

Похоже, рассказ о произошедших ужасов заставил его разволноваться.

— Можете принести нам кристаллы земли? Их можно превратить в очки опыта для жителей нашего мира.

— Ах да. Я слышал, вы пользовались ими, когда в прошлый раз сбегали из вражеской страны, — вспомнил Эснобарт.

Да, я об особых минералах, которые называются кристаллами земли и встречаются только в мире Кидзуны. Когда ими пользуются жители нашего мира, они превращаются в очки опыта. Конечно, кристаллы отличаются по размерам и качеству, но в любом случае они помогут самым слабым из нас быстро добраться до приличного Уровня. Разумеется, совсем высокий Уровень с их помощью не купишь, зато мы быстрее разберёмся, на что способны, и потратим меньше времени на охоту ради прокачки.

— Да, я как раз об этом. Знаю, что неприятно быть слишком слабым для битв, но придётся немного потерпеть, Ицуки.

— Я понимаю.

Когда Ицуки соглашается своим равнодушным голосом, я начинаю нервничать ещё сильнее. Но ничего, у него есть Лисия. Конечно, она пока что только и делает, что жалобно стонет, но её избрало Звёздное Оружие, и она уже научилась пробуждать свои таланты в любой момент. Лисия сильна, причём не только Уровнем, а главное — ей можно доверять.

— Что-то мы отвлеклись. Ларк, я правильно понимаю, что у тебя тоже повязки из-за Проклятия? — спросил я, окинув Ларка взглядом.

У них есть доступ к исцеляющим заклинаниям, но он ходит с повязками. Очевидно, что-то мешает ему исцелиться — вероятно, Проклятие.

— Ага. Раны, которые нанёс парень, отобравший Клановое Оружие, очень плохо заживают.

Я поднёс руку к Ларку и зачитал заклинание:

— Либирейшн Хил Х.

— Н-ничего себе…

Я сфокусировал заклинание на тех местах, где были повязки. Усиление до класса Х позволяет мне исцелять даже Проклятие. Правда, это занимает много времени.

— Кстати, заклинания Наофуми-сана действительно способны исцелять Проклятие. Он и меня так вылечил, — заметил Эснобарт, над ранами которого я тоже работал.

— Что такое Х?.. — спросила Рафталия.

— Метод усиления Посоха — он позволяет вкладывать в заклинания специальные очки, что делает их сильнее. Я, кажется, уже говорил об этом, когда рассказывал о победе над Тактом.

— Понятно… Здорово. Проклятие исчезает прямо на глазах!

— И всё-таки оно… глубоко укоренилось. Мне придётся повторять много раз, прежде чем оно уйдёт.

Кстати, когда я узнал о том, что могу лечить Проклятия, первым же делом испробовал это заклинание на Мотоясу, но оно не подействовало. Интересно, почему?

Ицуки я даже не пытался лечить — пусть лучше остаётся таким, так проще. Не хватало ещё, чтобы он снова начал кричать о справедливости и превратился в моего врага. Я понимаю, что с ним можно договориться, но зачем так заморачиваться, если Ицуки меня и сейчас полностью устраивает? Разве что его сильно ранят — тогда, конечно, вылечу.

— Ох, как хорошо стало! Ты прям луч света в тёмном царстве! — Ларку полегчало, и он начал разминать руку. — Спасибо, Наофуми, выручил!

— Не бери в голову. И ты ведь не единственный раненый? Придётся потом и другим помочь… а пока продолжай рассказ.

Пока что из слов Ларка непонятно, чем занималась Рафталия, и как у Эснобарта отобрали Лодку.

— Ах да, точно. Так вот, я говорил о том, что мы собирали отряд для спасения леди Кидзуны. Ну, я уже не мог в этом участвовать из-за своих ран, так что пусть рассказывает леди Грасс, она больше знает, — Ларк посмотрел на Грасс.

— Пока Ларк лечился, мы собрали отряд спасения Кидзуны, однако по пути нас атаковали люди, похожие на авантюристов. Они использовали заклинания и атаки, которые никто из нас никогда не видел.

Подлили масла в огонь, так сказать.

— Ты говорил именно про это, Эснобарт?

— Да. Более того, они тоже умели похищать Клановое Оружие. Их целью были я и Грасс-сан.

— На их стороне были незнакомые атаки и численное превосходство… мне пришлось атаковать с помощью Зелья восстановления духа, но они ответили не менее сильными приёмами и загнали нас в угол… Им удалось похитить Клановое Оружие Эснобарта, но мне чудом удалось сохранить моё.

Пока что Грасс говорила о вещах, которые рассказывал Эснобарт.

— Из-за потери Эснобарта и его способностей к телепортации нам пришлось поставить крест на спасении Кидзуны, к тому же на носу были битвы с волнами. Нам оставалось лишь защищаться от атак предателей…

— Да… так всё и выглядело, когда я у них оказалась.

Ух… не повезло, конечно, Рафталии оказаться в таком месте в такое время. Хотя с другой стороны, она прилетела к ним как нельзя кстати.

— Я насылала магические иллюзии и сражалась как могла… но враги были очень сильны, и нам приходилось постепенно отступать.

Похоже, она провела здесь немало времени. Видимо, в разных мирах время течёт по-разному.

— Наофуми-сама… что касается тех загадочных врагов, о которых говорила Грасс-сан… — Рафталия посмотрела на Сэйн.

Я сразу понял, о чём она. Как и Сэйн, которая сразу нахмурилась.

— Судя по тому что я слышала, используемыми ими предметы и заклинания такие же как у врагов Сэйн.

— Ясно.

Ситуация всё запутаннее и запутаннее. Наверное, не стоило даже ожидать, что гнездо врагов Сэйн где-то в нашем мире?

— Они вас чуть в пух и прах не разбили…

Сколько раз они проиграли врагам? Страшно даже подумать, что бы было, если бы мы не пришли. Мы их в прошлый раз сделали сильнее, а они так подкачали?! Вот сборище лентяев!

Или внезапная атака от врагов со способностями Такта не могла закончиться иначе?

— К счастью, с твоей помощью мы смогли выбраться из передряги. Благодарю тебя от всего сердца, — сказала Грасс.

С другой стороны, если эти враги ведут себя как Такт, то с моей помощью мы их быстро разгромим. Недавно освоенной Олл Либирейшн Ауре Х не терпится показать себя во всей красе. Мы отбросим этих мерзавцев лобовой атакой!

— Думаю, теперь и вам не помешало бы услышать то, что удалось выяснить нам.

— Что именно?

— Когда я находился при смерти, Эссенция Щита рассказала, что Такт — это авангард волны. Я пока не знаю, кто именно стоит за волнами, но это важно учитывать. С учётом схожести характеров, я думаю, что Кё тоже состоял в авангарде.

— Думаешь, это правда?

— Скорее всего. У них у всех есть способность отбирать Клановое Оружие.

Трудно рассматривать по отдельности людей, которые обладают такой похожей чертой.

— Если волны посылают нам таких врагов… то что они такое на самом деле? Неужели это не просто слияние миров? — спросила Грасс, озадаченная способностями врагов.

— Вот уж не знаю. То ли у волн есть свой разум, то ли тут замешано что-то другое.

Первый вопрос — уже то, откуда берутся монстры во время волн. И боюсь, мы сейчас слишком мало знаем, чтобы найти ответ.

— Вернёмся к теме. Если кто и может всё исправить, то это Кидзуна. Она жива?

— Скорее всего, да. Враги не видят в ней опасности — она не может атаковать людей и тоже ослаблена Проклятьем. Если её убьют — мы сможем призвать новых Священных Героев, это им только навредит.

Гибель Кидзуны открыла бы возможность для следующего призыва Героев. Лично для меня призыв обернулся большими проблемами, но остальные от него только выиграли. Надо понимать, что Эссенции Оружия участвуют в призыве только когда полагают, что он идёт на пользу миру, так что с точки зрения Грасс и её товарищей призыв в любом случае полезен.

Подобно тому, как у нас после призыва была возможность договориться друг с другом, у Грасс будет время достучаться до геймеров, которые прибудут сюда, нагруженные знаниями о мире и мечтой стать сильнее всех.

Вряд ли противники хотят наживать себе новых врагов, так что они будут держать полуживую Кидзуну в плену, потому что это сильнее всего вредит Грасс и её товарищам.

— Она жива, но с ней могут что-то делать. Рафталия и сама чуть не оказалась в таком же положении.

— Это точно… — согласилась Рафталия со мной.

Но я буду верить в лучшее.

— Ладно, предатель уже мёртв, — подытожил Ларк. — Нужно как можно скорее отправить отряд на спасение леди Кидзуны.

— Ага, чем скорее тем лучше.

По какой-то причине в мою голову полезли знания из игр об унижении девушек. Точнее, мысли о том, что неплохо бы взять с собой препаратов для стирания памяти Кидзуны, чтобы привести в порядок её психику. Всё-таки я не в мире художественного произведения, её наверняка адски пытают.

— Кстати… почему авангард волны — это всегда эгоистичные типы, которые любят себя больше чем мир?

Они очень похожи на Героев-геймеров. Как минимум тем, что вообще не осознают опасности.

Итак, как нам всё исправить?

— У нас с Кидзуной у обоих есть ярлыки для призыва Криса, однако он говорит, что не может до неё добраться… Нам нельзя терять времени.

— Леди Грасс, успокойся. Я постараюсь, чтобы мы выдвинулись уже сегодня.

Грасс крепко сжала веер, затем достала ярлык и призвала пингвина-фамилиара Криса.

— Пен!

— Рафу! — обратилась, подойдя к Крису, Раф-тян, обрадовавшись встрече со старым знакомым.

— Пен! Пе-пен!

— Рафу…

— Грасс-сан несколько раз пыталась сбежать, пока мы оборонялись, — прошептала мне Рафталия. — Мы еле смогли остановить её.

— Ещё бы.

Для Грасс Кидзуна — что для меня Рафталия. Только присутствие Кидзуны помогает Грасс сохранять спокойствие.

— Я несколько раз участвовала в битвах против волн, надеясь вернуться в наш мир…

— Увы, пока что эти два мира ни разу не пересекались.

В Мелромарке вообще за это время была только одна волна — недавняя. Но она вела не в мир Кидзуны, поэтому Рафталия не могла вернуться сама.

— Короче говоря, надо вернуть леди Кидзуну! — воскликнул Ларк жизнерадостным голосом, словно пытаясь не упустить волну воодушевления от недавней победы. — То, что Наофуми и его друзья помогут нам — это прекрасно, но что ты собираешься делать после спасения леди Кидзуны? — спросил он у меня.

— Тут такое дело… Я думаю, что когда мы отыщем Кидзуну, мы на пару с ней сможем ослабить грабителей Кланового Оружия.

— Что?!

— Ты не забыл, как я одолел Такта в своём мире?

— Помню, конечно. Но это что, настолько просто?

Конечно, я не собираюсь говорить, что это универсальное решение, но это, очевидно, главное, что мы должны попробовать.

— Звёздные Герои нашего мира соответствуют вашим обладателям Кланового Оружия. Это означает, что Священные Герои главнее и вправе лишить Оружия тех, кто забыл о чувстве долга.

Кстати, в случае Такта конфискация сработала только потому что он пользовался Звёздным Оружием. То есть, например, забрать Оружие у Сэйн я не могу. К тому же я уже опробовал конфискацию на Лисии, Подонке и Фоуре и выяснил, что Звёздное Оружие не исполнит этот приказ, если сочтёт своего обладателя достойным звания Героя. Таким образом, право конфискации — не более чем метод отъёма Оружия у тех, кто завладел ими незаконно или забыл о своём долге. С его помощью также невозможно, например, вернуть без вести пропавшее Звёздное Оружие, хоть я и пытался.

— Насколько я слышал, в вашем мире до сих пор не научились меняться методами усиления, так что мы сейчас должны быть гораздо сильнее вас. Так что почему бы нам не собраться на охоту на Клановое Оружие?

Первым делом нужно вернуть Клановое Оружие Эснобарта. Это прекрасный транспорт, и враги не должны пользоваться им и дальше.

Нужно помнить, что телепортация у Оружия в мире Кидзуны — Линия и и Манускрипт Возврата — работают совсем не так, как порталы в нашем мире. С их помощью можно легко уносить ноги или перемещаться между безопасными точками, главное не забывать, что некоторые враги умеют блокировать телепортацию.

— Ну, раз так, то мы с радостью примем твою помощь, — ответил Ларк.

— Значит, решено. И раз так, первым делом… — я посмотрел на Садину, Силдину и Ицуки. — Дайте нам кристаллов земли. Я хочу поднять Уровень отстающим и подготовить их к битвам. Мало ли когда нападут враги, осторожность не повредит.

— Ага! Пришло время нанести ответный удар! Надеюсь, мы вернём леди Кидзуну в целости и сохранности!

Таким образом мы начали подготовку к операции по спасению Кидзуны.