Розыгрыш    
Пролог. Зима


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
achpeka
4 д.
Прикалывает то, что написано что автор Юсаги. Теперь это официально канон:)
arknarok
4 д.
Оказалось, это легко поменять.
achpeka
4 д.
arknarok, теперь это арковский канон.
timerlan
5 д.
Здравствуйте, это полиция, а именно отдел шуток. На вас выписан штраф в виде 100000$ и перевода оставшихся томов в ближайшие пол года.
dark&light
4 д.
Это незаконно. 1 апреля это судная ночь. Штраф был отклонен
Отредактировано 4 д.

Пролог. Зима

Меня разбудил задорный смех с улицы. Обычно я встаю раньше деревенских детей, но так сильно устал после вчерашнего, что провалялся в кровати дольше обычного.

— Лови!!! — донёсся с улицы голос Кил.

Кому она? Что лови? Неужели кидаются едой?

Я встал и подошёл к окну, но почему-то ничего кроме слепящей белизны в него не увидел. Не понимая, что происходит, я торопливо оделся, открыл дверь, вышел наружу…

И получил снежком в лицо.

— Ой, братец! Прости!

Я смахнул с лица влажный снег, который казался почти тёплым — видимо, сказывалась защита от холода, — и осмотрелся.

Да, всю деревню накрыло снегом. За ночь намело столько, будто с небес упало белое одеяло. Даже сейчас в воздухе ещё пляшут снежинки.

Насколько я знаю климат Мелромарка, снег здесь выпадал примерно как в Токио — раз в несколько лет и лишь на пару дней. Такого снежного покрова здесь быть не могло. Тем более летом.

— Наофуми-сама! — ко мне подбежала Рафталия с распушенным от холода хвостом.

— И тебе привет. Что тут происходит?

— Пока не знаем, но такое с самого утра.

— Ясно. Где Хорун?

Я снова осмотрелся, но рядом лишь играли дети. Некоторые из них наверняка увидели снег впервые в жизни, но сразу поняли что делать. Вокруг виднелись выстроенные из снега укрепления, между которыми летали снежки. Возле одной из стен стоял на редкость хмурый снеговик, держащий крышку от кастрюли. К чему бы это?

— Наофуми! — на сей раз появилась Мелти.

Поверх обычного платья она носила какой-то полушубок с капюшоном. Откуда он только взялся?

— Доброе утро. Ты видела Хорун и Рато?

— Они в лаборатории. Пока ты спал, я уже раздала поручения. Виндия и Рен выкапывают монстров из загона, Эклер и Фоур патрулируют окрестности.

— Ага. Тогда я пойду разбираться, что там устроили наши учёные. Мелти, ты пока за главную. Рафталия, присмотри за детьми.

— Есть.

Уже сейчас я понял, что отдохнуть сегодня не удастся.

Прошёл месяц после масштабного столкновения с Пьенсой. Я бы назвал это время затишьем или передышкой, но Мамору и его людям приходилось чуть ли не все дни проводить в дипломатических битвах, а я разгребал последствия страшной ошибки, которую допустил вскоре после прибытия в этот мир.

Я позволил Хорун поселиться у нас.

Несмотря на все усилия Рато, неуёмная девушка проводила один безумный эксперимент за другим, а нам чуть ли не каждый день приходилось разбираться с их последствиями.

Например, вчера Хорун каким-то образом превратила семена Биорастения в паразитов, которые оживляли деревья и превращали их в злобных энтов. И что самое интересное — с их ветвей свисали всевозможные фрукты и овощи.

Мы потратили весь день на битву с деревянными монстрами, а вечером и ночью разбирались с неожиданным урожаем. Как ни странно, семена из плодов не прорастали, так что мир прошлого может спать спокойно и не думать о том, что его чуть не заполонила новая разновидность монстров. Я даже уточнил у Мелти, и она подтвердила, что примеров бродячих фруктово-овощных садов в истории Мелромарка не было.

Как бы там ни было, мы закончили далеко за полночь. Я лёг спать с готовностью проспать завтрак и надеждой, что хотя бы следующий день пройдёт без катастроф.

Наивный.

Во всех известных мне сетевых играх неожиданный снег обычно предварял внутриигровое празднование Рождества. Я не раз сталкивался с тем, что после очередного захода в игру заставал город в снегу, гирляндах, ёлках и прочих украшениях. Поэтому внезапно наступившая зима меня не слишком потрясла, но я невольно пытался найти на запорошенных снегом домах какие-нибудь рождественские украшения. Без них в глазах начинало уже рябить от сплошной белизны, так что если этот снег останется надолго, надо будет поручить рабам по-праздничному украсить деревню. Если, конечно, у них останутся силы после снежков.

Двери лаборатории оказались расчищены от снега — должно быть, Рато и Хорун уже выходили любоваться результатами своих трудов. Я зашёл и сразу спустился в подвал.

Учёные завтракали плодами вчерашних энтов с таким невозмутимым видом, словно это не они виноваты в том, что у нас снаружи пейзаж как на Хоккайдо в феврале.

— А, Герой Щита будущего.

— Привет, граф.

— Ничего себе, привет! У вас минута на объяснения, прежде чем я прикажу связать вас и выкинуть из деревни!

Я готов терпеть их выходки только пока они приносят деревне пользу. А если вслед за вчерашним биотерроризмом начнётся терроризм климатический, то лучше сейчас же сдать их Пьенсе — пусть разрушают эту страну изнутри.

— А чего объяснять? Это не мы, — ухмыляясь, ответила Хорун.

— Ты думаешь, я тебе поверю?

— Придётся, — поддержала коллегу Рато. — Оказывается, в этой местности и правда бывают внезапные похолодания и снегопады.

— А ещё нашествия монстров!

— Хорун несколько раз пыталась разобраться, что здесь происходит, но безуспешно. Но теперь мы можем найти загадку с помощью наших знаний из будущего.

Даже проведя здесь столько времени, я никак не могу свыкнуться с мыслью, что попал не в параллельный мир, а в прошлое. Наверное, относись мы к Хорун чуть получше, она бы ходила за нами по пятам и расспрашивала о научном прогрессе и достижениях нашего времени.

Вот и ещё один повод держать её на расстоянии.

— Это каких же?

Рато, кстати, ещё лучше меня разбирается в технологиях нашего времени, но до сих пор она не особо рвалась их использовать.

— Вряд ли тебя это удивит, но всё дело в силе земли.

— Хм, разве это новая технология?

Я задумался. Вообще, изначально меня познакомил с силой земли Лингуй. В прошлом он наверняка тоже существует, но запечатан и вряд ли общается с Героями. Кроме того, силой земли владеют драконы, но они тоже не слишком дружелюбные создания.

Я покосился на Хорун. Вроде бы она занималась исследованиями драконов. Неужели её изыскания ни к чему не привели?

В её глазах читалось: “Я подозревала, что что-то такое есть, и в том числе поэтому тщательно изучала эту землю, но у меня ведь нет таких возможностей, как у вас в будущем”. Вот это я понимаю, красноречивый взгляд.

— Ладно, допустим, — решил не упрямиться я. — И что с того?

— А то! — вдруг выпалила Хорун. — Монстры, о нашествиях которых я только что упомянула, шли сюда на запах этой энергии. Похоже, тут где-то есть немного “больной” узел подземных жил. Иногда он воспаляется и приманивает монстров. Они откапывают его, и лишняя энергия выбрасывается в воздух в виде погодных аномалий.

Видимо, Рато успела за завтраком ей всё объяснить.

Кстати, о завтраке…

Как обычно, сильные мутации Биорастения привели к огромному разнообразию плодов, так что в тарелках перед учёными лежали какие-то сложнейшие салаты. Причём заправленные похожим на майонез соусом. Это ещё откуда? Тоже их изобретение?

Впрочем, неважно.

— Так что? Нужно убрать этих монстров и залечить узел? — задал я ключевой вопрос.

— Да, оно за пару дней после этого растает, — кивнула Рато.

— Ладно. Но вы пока займитесь делом. Особенно нашим урожаем. И это не значит, что вы должны съесть его сами!

Я узнал, где именно искать силовую линию, затем развернулся и вышел, на ходу раздумывая о том, как тяжело найти адекватный повод выселить Хорун из деревни.

За прошедшее время я успел более-менее изучить окрестных монстров. Помимо мусорных длинных Шаров здесь встречались рогатые жабы, которые перемещались только прыжками; странные четырёхногие вороны, которые не только пытались клевать, но и иногда кидали шишки с высоких веток; но лучше всего мне запомнились на редкость худые медведи, которые одинаково хорошо ходили и на задних, и на передних лапах — во втором случае они издалека напоминали снежных людей.

Как бы там ни было, окрестные монстры силой не отличались, так что я не собирался брать с собой толпу. Вернувшись на деревенскую площадь, я увидел, что рабы приспосабливаются к зиме с умопомрачительной скоростью. Они уже построили не только укрепления, но и горку, по которой съезжали на пятых точках. Что касается метания снежков, то у двух противоборствующих команд даже появились лидеры — Раф-тян и Раф-тян-два. Что до остальных рафообразных, то они вовсю катали новых снеговиков и старались делать их похожими на большую Раф-тян. Думаю, такими темпами к моему возвращению в деревне начнёт заканчиваться снег.

Я взял с собой закиданную снежками Рафталию (тем более, она уже начала странно коситься на снежных Раф-тян) и Филориала Хиё, также известную как подданная-Фиро-номер-раз.

— Раф.

— Даф.

Пока уходил с площади, на мои плечи запрыгнули Раф-тянки, а затем увязалась и Сэйн. Что же, примерно на это я и рассчитывал.

— Это, конечно, очень непривычно, но красиво, — сказала Рафталия, когда закончила стряхивать с себя снег и посмотрела на деревья перед нами.

— Согласен по обоим пунктам.

Я как житель почти тропического Токио снег видел редко, а уж на деревьях — вообще почти никогда. Наверное, где-нибудь на Хоккайдо гулять по парку под хруст рыхлого снега — обычное дело, но я с таким никогда ещё не сталкивался. Нетронутый снег блестел тысячами звёзд, не давая глазам устать от однообразия.

— В моём мире ~~~~, — попыталась поддержать разговор Сэйн, но потерпела неудачу и печально потупила взгляд.

Я думал что-нибудь ответить ей, но тут впереди послышался хруст ветки.

По расчётам Рато силовая линия находилась где-то в паре километров от деревни. Мы пока шли минут двадцать, с трудом пробираясь через наваленный снег. Либо Рато немного ошиблась в расчётах, либо монстры подошли ближе к деревне.

Я молча поднял перед собой Щит, Рафталия и Сэйн спрятались за мной. Перед глазами вспыхнули иконки Раф-тян и Раф-тян-два — они обе включили сверхъестественное чутьё.

Ещё где-то минуту мы осторожно продвигались дальше, пока вновь не послышался треск.

— Раф-фу! — раздалось с левого плеча.

Иконка Раф-тян снова вспыхнула, и я увидел впереди за деревьями контур монстра. Должно быть, моя пушистая помощница научилась доносить до меня информацию о замеченных врагах. Удобно, ничего не скажешь.

— Наофуми-сама.

Похоже, Рафталия тоже уже заметила монстра.

— Он может быть не один, — вполголоса сказал я. — Будьте начеку.

Хотя я смотрел вперёд, но почувствовал, как мои спутницы кивнули.

Спустя ещё минуту осторожной ходьбы Раф-тян показала мне на полянку неподалёку. И стоило нам выйти на неё…

— Р-ро-а-а-а! — раздался в зимнем лесу яростный рёв.

Как уже подсказали очертания монстра, это был прямоходящий медведь. Естественно, мы следили за ним всё это время и сознательно шли в бой, поэтому не слишком удивились…

— Р-ро-а-а! — однако в ответ раздалось ещё два рыка.

Как я и боялся, врагов было несколько. На самом деле три медведя — это всё равно сущий пустяк… Но если они зарядились энергией от силовой линии, битва может оказаться сложнее, чем я ожидал.

— Не торопитесь, — предупредил я остальных. — Сначала посмотрим, что они умеют.

— Есть, — отозвалась Рафталия одновременно с тем, как из-за деревьев, хрустя снегом, показались три прямоходящих медведя.

Два больших, один поменьше. Ну прямо гости из сказки. Где-то, наверное, должен быть дом с тремя кроватями.

Однако затем ближайший медведь поднял переднюю лапу и — не помню, чтобы такое было в сказке — выстрелил из неё радужным лучом.

— Стена Метеора! — тут же отреагировал я и на всякий случай закрылся Щитом.

Луч отразился от Стены… описал в воздухе дугу и врезался в неё ещё раз. Затем ещё. Он скакал по стене как упрямый попрыгунчик, который вдруг забыл о силе тяжести.

Пока что Стена держалась, но я понимал, что под таким натиском она долго не протянет. Как же быть?..

— Флоут Шилд! Чейндж Шилд!

Я призвал два летающих щита и превратил их в Зеркальные Щиты Заморской Страны. Мне ещё не доводилось использовать это странное оружие в деле, но если я правильно предположил, что оно досталось мне благодаря Зеркалу, то это идеальный инструмент для борьбы с магией и лучами.

За последнее время я научился неплохо управлять парящими щитами. Я разместил их друг напротив друга и сдвинул поближе, чтобы получилась ловушка для лучей. Затем разместил рядом со Стеной. Через несколько секунд радужный луч попал по одному из щитов и начал прыгать между ними, словно шарик для пинг-понга. Приятно, что опыт использования Зеркала всё ещё пригождается.

— Р-ро-а! — негодующе прорычал медведь, который и выпустил этот луч.

По-видимому, силовая линия прибавила им и мозгов. По крайней мере, их сородичи обычно сразу бросались в рукопашную и безуспешно пытались разодрать Стену Метеора когтями. Однако эти медведи понимали, что от нас лучше держаться подальше и полагаться на лучи.

Думаю, можно считать, что я разобрался с их поведением.

— Сэйн, контролируй второго большого. Раф-тянки, следите за маленьким. Рафталия, мы с тобой займёмся рычащим.

— Есть!

— ~~~~.

— Рафу.

— Дафу.

Я отключил Стену, и мы бросились в бой.

Хотя Священный Щит не давал мне атаковать, я уже давно понял, что с его помощью можно возвращать врагу его собственные атаки. Правда, раньше я с помощью этой способности поджигал Ссуку, а теперь опустился до того, что попробую ударить прямоходящего медведя силой радуги. Эх.

Рафталия метнулась к монстру, готовясь выхватить Катану. Я подождал, пока медведь отвлечётся на неё и подвинул к нему Щиты. В последнее время я на тренировках только и занимаюсь тем, что учусь лучше управлять летающими щитами. Кажется, я до сих пор не раскрыл весь их потенциал.

— Ха-а! Размытый Штрих! — выкрикнула Рафталия, выхватывая Катану.

В тот же миг я повернул щиты, выпуская радужный луч в медведя. Тот даже не заметил этого, попытавшись ударить Рафталию лапой, но меч отрубил ему конечность под корень. В следующий миг луч пронзил его насквозь. Никогда не думал, что однажды убью монстра радугой.

К счастью, силовая линия не сделала медведей прочнее. Я повернулся посмотреть на успехи моих спутниц.

Второй большой медведь пользовался ледяным лучом и стрелял им как из пулемёта. Сэйн уходила от них то с помощью танцевальных движений, то пользуясь нитями из клубка. Встречаясь, нити и луч превращались в причудливые ледяные скульптуры и падали в снег. Они так целый ледяной городок построят.

Но я уже заметил, что Сэйн не просто тянет время. Пока она отвлекала медведя, сзади к нему подкрадывалось новое изобретение девушки — бомба-марионетка. Пузатый матерчатый шарик на ножках подкрался к медведю, выскочил и вцепился ему в ногу.

— Р-роа?! — взревел недоумённый зверь, но было уже слишком поздно.

Оглушительный взрыв заставил меня отвернуться — и не зря. По какой-то причине медведь взорвался не кровью и кишками, а кристаллами льда, которые усеяли всё вокруг. Сэйн не ожидала этого и не успела увернуться.

— Эрст Шилд! — тут же применил я навык, но смог остановить лишь половину волны.

К счастью, девушка успела отреагировать и создала вокруг себя кокон из нитей. Лёд повис на нём сосульками, заковывая Сэйн в ледяную темницу. Впрочем, я не думаю, что она серьёзно пострадала, её можно вытащить уже после битвы.

Я повернулся посмотреть на последнего врага. Он меня интересовал больше всего, потому что я до сих пор никогда ещё не предлагал Раф-тянкам самостоятельно победить врага. Однако с тех пор, как Даф-тян добыла то копьё, она стала гораздо воинственнее и тренировалась наравне с жителями деревни, в чём-то даже превосходя их. Поэтому я решил дать ей шанс.

— Рафу!

— Рафу!

— Рафу!

Маленький медведь сражался против целой армии из Раф-тян.

— У меня однажды был похожий кошмар… — пробормотала стоявшая рядом Рафталия.

Неужели это кошмар? По-моему, так должен выглядеть рай.

Как бы там ни было, последний медведь пускал жёлтые молнии, которые скакали от одной Раф-тян к другой. Его цели одна за другой превращались в облачка дыма, но не потому, что сгорали дотла. Вся эта армия состояла из иллюзий, а медведь безуспешно пытался найти настоящую Раф-тян. Чувствую, в ближайшие несколько часов успех его не ждёт.

Наверное, я бы на его месте и сам не понял, кого бить. Дело в том, что армия Раф-тянок вовсе не была призрачной, а вовсю закидывала медведя снежками. Я бы назвал это зрелище умилительным, но всё портила Даф-тян, в которую будто вселился дух какого-нибудь мастера нагинаты из игры про непобедимых воинов времён Сэнгоку или Трёх Королевств. Она вилась вокруг медведя, словно оса, то и дело налетая и больно жаля своим копьём. Уже сейчас было ясно, что медведь в конце концов умрёт от потери крови.

— Наофуми-сама… — послышался удручённый голос.

— Согласен, избавь его от мучений.

— Есть.

Рафталия подбежала к ошалевшему медведю и милосердно пронзила ему сердце. Знаю, что сам недавно на пару с Райно упивался мучениями Ссуки, но враг должен стоить того, чтобы тратить на него время.

Победа над медведями принесла заметно больше опыта, чем обычно, но что ещё интереснее — она повысила качество мяса, которое мы нашли в добыче. Обычно я не обращал внимания на медвежатину и просто скармливал её монстрам, но продукты такого качества, возможно, стоит приберечь.

Освободив Сэйн из ледяного плена, мы выдвинулись дальше. В конечном счёте силовую линию мы нашли благодаря монстрам, которых притягивало к ней будто магнитом. К счастью, никого сильнее медведей нам не встретилось, так что мы уже через полчаса добрались до источника аномалии, похожего на бьющий из земли голубой гейзер.

Я попытался настроиться на него, и в голове появился пазл.

О-о, вот и для меня работёнка. Жаль, что это не заклинания для разрыва в клочья Филориалов, но хоть немного развлекусь, — раздался в голове голос, который я надеялся никогда больше не слышать.

На самом деле я бы и сам не отказался от возни с пазлом, но он был гораздо сложнее, чем обычно, и даже у Мадракона ушла пара минут на то, чтобы его собрать.

Когда он закончил, у меня в голове словно что-то щёлкнуло.

[Поток энергии усилен. Врата Гиннунгагапа открываются.]

Ого, как интересно, — раздался в голове голос. — Похоже, эта помеха на силовой линии была в том числе печатью, которая ограждала мир от первозданной бездны. Теперь тебе придётся сразиться с ней.

— Ты в своём уме?! Запечатай эту бездну обратно! — крикнул я и поймал на себе недоумённые взгляды спутниц.

Ну что ты. Герой Щита, которого я люблю, никогда не проиграет какой-то бездне. Удачи❤

Мадракон настолько хорошо устроился в моей голове, что помимо голоса научился транслировать изображения сердечек!

Когда-нибудь я его точно прибью!

Рядом с таймером волны появился ещё один, серого цвета. Он показывал, что до открытия врат Гиннунгагапа остались ровно сутки.

У меня когда-нибудь будет хоть один спокойный день? Нет, я понимаю, что последний месяц можно назвать отдыхом, но от такого отдыха и коньки отбросить можно!

Теперь ещё сегодня придётся готовиться непонятно к чему.

Мы вернулись в деревню уже после полудня. Пока шли, снег окончательно прекратился, но думаю, сугробы будут таять ещё несколько дней.

— С возвращением, братец! Лови!

Кил снова первым же делом запустила в меня… не снежком. Что это?

Я поймал летевший в меня фиолетовый снаряд и осмотрел его со всех сторон. Это… очищенная свекла?

Я осмотрелся. Всюду виднелись пятна от попадания свеклой и другими овощами.

— Хватит играть едой! — выпалил я.

Еда нам нужна не только для пропитания, но и для торговли. Я не позволю никому буквально разбрасываться нашими деньгами.

— Сестрица Хорун разрешила! — оправдалась Кил.

— Ах вот оно как.

Ну всё, Хорун оказалась вражеским диверсантом. Пора её казнить на площади.

Я снова направился в лабораторию, по пути изучив изменения, которые успели произойти в деревне. Похоже, рафообразным надоело лепить снеговиков, потому что они вовсю занимались украшением светосакуры словно на Новый Год. Признаюсь, я и сам собирался сказать им, чтобы они по-новогоднему украсили деревню. Раз уж выпал снег, этим надо пользоваться.

— О, вернулся уже? — спросила Хорун, которая на пару с Рато расчищала снег перед лабораторией.

— Выбирай, Шилд Призон или путы Сэйн. Или Рафталия может просто отрубить тебе голову на месте.

— Наофуми-сама!

— Что я сделала? — изумилась Хорун.

— Как что? Почему дети играют овощами?!

— А, это мы разобрались с урожаем. Он, конечно, разнообразный, но не хранится совершенно. Он буквально испаряется на глазах, и назавтра от него уже ничего не останется. Всё-таки мутация была нехорошей.

— Тьфу, как ты умудряешься бить все рекорды бесполезности? — вздохнул я.

— Почему ты так говоришь? От этого урожая очень большая польза!

— Какая же?

— Тебе не придётся думать, что сегодня готовить нам на ужин!

Рафталия заранее схватила меня за руку, помешав стукнуть Хорун.

Меня охватила не столько злость, сколько досада. Ну да, разумеется я бы не позволил продуктам пропасть и приготовил бы из них ужин. Но зачем говорить об этом вслух?!

Красноречие подвело, я так и не придумал остроумного ответа. Бессильно поскрипев зубами, я вернулся в центр деревни.

Остаток дня мы посвятили тренировкам. Вернулись Фоур и Эклер, разумеется, не найдя в окрестностях деревни ничего опасного. Я думал, что известие о внеплановой волне их расстроит, но Эклер, как оказалось, успела соскучиться по битвам, да и Рена нынче нельзя назвать любителем сидеть без дела.

Разумеется, тренировка не особенно задалась. Дети то и дело норовили сбежать покататься с горки и покидаться снежками. В конце концов я сдался, и всё оставшееся до ужина время мы с Реном, Рафталией и остальными просто учились отбивать летящие в нас снежки — и свеклу — с помощью оружия. Думаю, эти навыки нам так или иначе пригодятся.

— Братец, я хочу есть!

Когда нытьё Кил и прочих жителей деревни окончательно меня достало, я переместился на кухню. Поварята уже собрали гору свеклы, и она, действительно, испарялась на глазах. Решив, что никто не захочет есть испаряющуюся еду, я решил отварить все имеющиеся у нас остатки, чтобы получился суп — уж он-то точно не испарится.

— Хмм… — протянул я, глядя в огромную кастрюлю с бурлящей красной жидкостью.

Кажется, нечто подобное варят в одной северной стране, где живут медведи. Подумав о медведях, я вспомнил и о медвежатине, которую мы сегодня добыли. Решив, что почему бы и нет, я бросил мясо в суп вместе с костями. Так, чем бы заняться, пока всё варится?..

— Рафу! — встревоженно воскликнула Раф-тян.

Она быстро подбежала и спряталась за мной. Следом в меня прилетел снежок — к счастью, не свекольный.

— Так, вы! — крикнул я и тоже запустил в ответ снежком — теперь уже свекольным.

Как ни странно, мой бросок угодил точно в проказничающую Кил… но снаряд отскочил от неё будто от стены, а по руке словно молния ударила. Это что, я из-за Щита даже в снежки играть не могу?

— Ну-у, братец, так не интересно! — бросила Кил и убежала к своим.

Такое чувство, будто в деревне у меня одного нет новогоднего настроения.

Дети, как обычно поели первыми, и уже вовсю плясали вокруг новогоднёй ёлки… вернее, светосакуры. Я, наконец, закончил готовить, и сел ужинать вместе с Рафталией, Мелти, Сэйн и остальными.

— Слушай, Наофуми, — вдруг заговорил Рен. — Сколько времени прошло после нашего призыва из Японии?

— Месяцев… восемь, наверное. Может быть, десять. Я особо не считал, — честно признался я. — А что?

— У меня теперь такое чувство, будто с завтрашнего дня начнётся наш второй год приключений.

— Ага, непредвиденная волна — отличное начало, — проворчал я, хотя можно сказать, что именно я виноват в открытии врат Гиннунгагапа.

— Кстати, Наофуми-сама. Что такое Гиннунгагап? — спросила Рафталия.

— Герои прошлого иногда говорили это слово, так что оно осталось в исторической литературе, но без каких-либо пояснений, — заметила Мелти.

— Это первородный хаос в одной из мифологий нашего мира. У тебя ведь тоже? — я посмотрел на Рена, и тот молча кивнул.

Что же, по крайней мере мифология в наших мирах совпадает.

— Хаос… — повторила Рафталия. — Такое чувство, что нас завтра ждёт нечто опаснее, чем просто волна.

— Это почему? Волны целенаправленно стремятся навредить миру, а хаос — это просто разрушительная сила, которая не держит на нас зла.

— Наофуми-сама, вы меня ничуть не успокоили, — Рафталия наморщила лоб.

Я попытался подобрать слова получше, как вдруг…

Вдалеке в небо взмыл яркий огонёк. Я уже успел напрячься, но вдруг он с громким хлопком разлетелся в разные стороны пёстрыми линиями.

Дети под ёлкой завизжали от восторга.

Я посмотрел за них и увидел Рато и Хорун. Они стали возле целой батареи фейерверков и махали нам руками.

Я упрямо фыркнул и отвернулся, но всё-таки признал: хотя бы одно хорошее дело они всё-таки сделали. Раз так, можно их потерпеть ещё какое-то время.