Розыгрыш    
Глава 1. Гиннунгагап


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
achpeka
4 д.
Прикалывает то, что написано что автор Юсаги. Теперь это официально канон:)
arknarok
4 д.
Оказалось, это легко поменять.
achpeka
4 д.
arknarok, теперь это арковский канон.
timerlan
5 д.
Здравствуйте, это полиция, а именно отдел шуток. На вас выписан штраф в виде 100000$ и перевода оставшихся томов в ближайшие пол года.
dark&light
5 д.
Это незаконно. 1 апреля это судная ночь. Штраф был отклонен
Отредактировано 5 д.

Глава 1. Гиннунгагап

Внезапная зимняя псевдопраздничная суматоха вымотала меня чуть ли не больше, чем нашествие энтов, но я не мог валяться в постели второе утро подряд. Причина, разумеется, не столько в дисциплине, сколько в сером таймере, отсчитывающем секунды до открытия врат Гиннунгагапа.

Мы всё ещё не знали, что именно должно произойти, но предполагали, что речь про очередную волну. Поэтому мы с самого утра разогрелись тренировкой, после чего я начал формировать отряд.

— Так…

Прямо сейчас у нас из Героев я, Рен, Фоур, Рафталия, Сэйн и… кажется, всё?

— Не забывай про меня!

Ах да, ещё Хорун. Провалилась очередная попытка сделать вид, что её не существует. Я настолько привык к тому, что все вокруг читают мои мысли, что уже совсем перестал удивляться.

— Давайте ещё раз. Кто видит серый таймер?

Сейчас у нас Герои нескольких категорий. Мы с Реном — Священные современности, Фоур — Звёздный современности, Хорун — Звёздный прошлого, а Рафталия с Сэйн — Клановые из иных миров. У всех ли есть таймер?

Я обвёл взглядом товарищей, и они молча кивнули.

Прекрасно. Значит, можно ещё мысленно добавить к списку Мамору, Рэйн и остальных Героев этого мира. Правда, пока что Мамору со своими людьми находится на переговорах с представителями Пьенсы где-то далеко отсюда. Скорее всего, он вне области этой волны.

— Главный вопрос в том, брать ли с собой остальных…

Мои подопечные неплохо проявили себя в битве с Пьенсой, но одно дело — враги, чью силу можно оценить заранее, а другое — волна нового типа. Ни Хорун, ни Мелти ничего не знают о Гиннунгагапе и не могут даже предположить, что оттуда вылезет.

— Братец, мы с тобой! — выпалила Кил.

Ни секунды не сомневался, что она вызовется.

Ладно. Пожалуй, они заслужили моё доверие.

— Как скажешь. В таком случае в наше отсутствие за деревней присмотрят Мелти, Эклер и Рато.

Конечно, Эклер — сильный боец, который не помешал бы нам на волне, но оставлять королеву и деревню совсем без охраны неправильно.

— А ты проследи, чтобы никто не пострадал, Наофуми, — отозвалась Мелти.

— Можно подумать, будто я на волнах занимаюсь чем-то ещё.

Я мог бы ответить язвительнее, но прекрасно понимал, что она всего лишь переживает за нас.

— Готовьтесь как можно лучше, — продолжил я, обращаясь к остальным. — Мы не знаем, что нас ждёт, поэтому тщательно проверьте снаряжение, приготовьте припасы и так далее. Сбор за пять минут до конца таймера.

Мы разошлись готовиться к неизвестному.

В районе полудня мы выстроились на площади, сформировали отряды и разобрались с командованием.

Общий подход к волне у меня не менялся никогда. Из всей армии выделяется главный штурмовой отряд и несколько вспомогательных. В штурмовом отряде оказываются самые сильные бойцы, вроде Рафталии и Рена, которые сражаются против босса, пока я их защищаю. Вспомогательные отряды разбираются с мелкими монстрами, и для безопасности я назначаю командиром каждого такого отряда кого-то, кому можно доверять.

В нашем случае я решил, что мы с Рафталией, Фоуром, Сэйн и Реном будем основным отрядом, а Хорун, Кил и Виндия возглавят вспомогательные. На самом деле мне бы хотелось, чтобы Сэйн помогала жителям деревни, но я не думаю, что она справится с командованием.

— Зададим жару этому Гину-как-его-там! — храбро крикнула Кил.

— Да-да, зададим. Вы только на рожон не лезьте, — напомнил я.

— Если монстры кончатся — полезем! Скучно же!

— Мы не играть идём!

— Кил-кун… — глухо проговорила Рафталия.

— Знаю-знаю, сестрёнка. Не смотри так.

Мне показалось немного глупым, что мы до самого начала битвы обсуждаем такие пустяки. Хотя, если так подумать, что ещё остаётся? Читать пафосные речи? Да их тут никто всерьёз не воспримет. Просто молчать? Все разнервничаются. Так что пусть уж лучше будут лёгкие пикировки.

[00:00:00]

Отсчёт закончился. Перед глазами всё побелело…

[Ваша группа расформирована]

Так, а это ещё что такое?!

Как только вернулось зрение, я торопливо осмотрелся. Рядом были Рафталия, Рен, Фоур, Хорун и Сэйн. Никого другого я не увидел.

— Наофуми-сама! — взволнованно выкрикнула Рафталия.

— Я тоже не знаю, что происходит. Будем надеяться, что их просто никуда не переместило.

Хочется верить, что это просто какая-то особая волна, в которой могут участвовать лишь Герои.

С этой мыслью я осмотрелся, пытаясь понять, куда нас занесло. Мы стояли на каменистых пустошах, местами виднелись высокие скалы — ну прямо идеальное место для голливудской битвы.

Казалось бы, какая разница, где именно воевать, но на самом деле это очень важно. Обычно волны появлялись в окрестностях городов и деревень, потому что их цель — ослабить наш мир и причинить ему как можно больше ущерба. Однако на сей раз мы появились так далеко, что мирные жители не ощутят никаких неудобств. Я мог бы предположить, что армия волны всё равно собиралась дойти до каких-либо поселений, однако опровержение этой догадки висело прямо у меня перед глазами.

[00:30:00]

Всего полчаса! Такой короткой волны на моей памяти ещё не было. Да, этого однозначно слишком мало, чтобы навредить миру…

...Но достаточно, чтобы убить Героев. Возможно, цель этой волны именно в этом.

— Может, это какая-то волна для охоты на Героев? — предположил Рен.

— В твоей игре такого не было? — предположил я.

Рен почему-то притих, и ответил лишь через несколько секунд. Я бы крикнул на него, чтобы не медлил, однако пока что я не видел вокруг нас врагов.

— Я сейчас вспоминаю… что слово Гиннунгагап там использовалось. Но не в основном сюжете, оно было частью какого-то мероприятия. Только я уже забыл, какого именно.

Да уж. Так, конечно, намного понятнее.

Но всё равно на душе немного легче от того, что нечто подобное в истории уже было. И раз Рен так плохо запомнил прошлую встречу с Гиннунгагапом, значит, она не такая уж и опасная.

Я снова посмотрел по сторонам в поисках монстров или других врагов…

Как вдруг в сотне метров от нас в землю ударила сильнейшая молния. Уши заложило от грохота, мы дружно прыгнули в боевые стойки.

Молния не исчезала. Более того, она превратилась в полоску яркого света, соединившего небо и землю. С каждой секундой она расширялась, превращаясь в разлом непривычного мутно-фиолетового цвета.

— Готовьтесь! — крикнул я, поднимая Щит.

— Есть! — отозвались остальные.

Рен, недавно научившийся сражаться двумя мечами, тут же выхватил оба клинка. Рафталия положила ладонь на рукоять Катаны. Фоур нетерпеливо подпрыгивал на месте, будто боксёр. Сэйн беззвучно переключилась на ножницы. Хорун звонко щёлкнула кнутом.

Вдруг я задумался о том, что никогда ещё не видел, чтобы разлом появлялся прямо перед нами. Обычно мы переносились к волне уже после нападения монстров на окрестные поселения. Но теперь мы впервые сможем нанести первый удар.

Я сосредоточился и приготовился вступить в бой с первой секунды. Мои глаза пытались различить в переливах разлома какие-нибудь тени или силуэты монстров…

— Наофуми-сама! — приглушённо воскликнула Рафталия.

Благодаря прибавкам от Щита я видел не хуже, чем она, но остроте слуха всё равно не мог тягаться с еното… вернее, танукиобразными.

Наконец, через несколько секунд я тоже уловил… какой-то нарастающий свист, будто к нам что-то летит.

— Наофуми, если это летающий монстр, нам понадобятся твои щиты-платформы, — сразу предупредил Рен. — Или мы можем запрыгнуть на Флоут Шилды, а ты поднимешь нас ко врагам.

— Я даже не знаю, можно ли так.

— Вот и проверим.

Как ему только пришла в голову такая мысль? Неужели в его VRMMO были и такие акробатические элементы?

Свист тем временем стал таким громким, что я уже не удивился бы, увидев самолёт. Или, во всяком случае, нечто с реактивным двигателем. Посмотрел вбок — Хорун практически светилась от предвкушения встречи с неизведанным.

— Лучше держись сзади, пока не выясним, на что способны эти существа, — предупредил я.

— Знаю. Сражалась уже несколько раз вместе с Мамору, — легкомысленным тоном парировала учёная.

А уже в следующий миг из разлома вылетел… голубой робот на реактивной тяге.

— Э-э, Наофуми-сама, вы тоже это видите?.. — спросила Рафталия.

Я и сам решил было, что глаза меня обманывают, но оказалось, это только начало.

Из разлома вылетел ещё один робот — серебристый и с крыльями за спиной. Нашествие продолжилось выходом ещё троих роботов — теперь уже пеших.

— Ну вот и всё, роботы захватят мир… — пробормотал я, но вдруг врата в Гиннунгагап потускнели.

Что же, на сей раз у нас всего пять врагов. Это радует, хотя нельзя исключать, что они намного сильнее, чем прежде встречавшиеся нам монстры.

— Что нам делать, Наофуми-сама? — спросила Рафталия.

— Всё как обычно. Я пойду первый, вы за мной. Будьте предельно внимательны.

Хотелось сказать что-то более конкретное, но увы — опыта битв с роботами у меня ещё не было. Прийдя в себя, я осознал, что в роботах нет ничего удивительного, даже в известных мне фентезийных RPG зачастую появлялись всякие механизмы древних цивилизаций, автоматоны и так далее. А уж после того, как Такт создал в Фобрее авиацию, я тем более ничему не удивляюсь.

— Ладно, вперёд! — скомандовал я и побежал, на ходу оценивая взглядом наших врагов.

Все они были ростом с нас и имели человеческие очертания — возможно, это были и не роботы вовсе, а киборги или просто люди в экзоскелетах. Однако что-то подсказывало мне, что это не так.

Разумеется, в первую очередь моё внимание привлекли летуны. Всё-таки защищать спутников легче всего, когда враги стоят на месте, а вот крылатого противника так просто не остановишь. Тем более двух.

Первый робот, прилетевший на реактивной тяге, имел изящные женские формы, однако меня озадачило лицо, на котором виднелась лишь пара миндалевидных глаз.

Хотя ещё необычнее было лицо её серебристого крылатого соседа. Вернее, я вообще не увидел, что у него за лицо, потому что его полностью закрывало блестящее зеркало. Он вообще хоть что-то видит?

Чем больше я смотрел на врагов, тем больше странностей находил в их внешности. И ладно ещё реактивный ранец, зеркальная маска и крылья — это всё практичные вещи. Наземные роботы вызвали куда больше удивления.

Посередине стоял очень стройный женственный робот в чёрной броне… и с клинками вместо рук и ног. Я не сразу понял, как эта рободевушка вообще передвигается, пока не заметил, что она на самом деле слегка парит над землёй. Но каким образом — я до сих пор не понимаю.

Сбоку от неё стояла ещё одна рободевушка — низкорослая, но в огромной шляпе. Странности этим не заканчивались — её броня была целиком выкрашена в зелёный, а вместо одной из рук виднелся… это что, колокол?

Наполовину безруким оказался и последний робот, стоявший с другой стороны от чёрной рободевушки. Правда, в его внешности я, если честно, странностей не нашёл, а место руки занимала какая-то массивная и явно опасная установка. На фоне этой практически традиционной конструкции все остальные роботы казались ещё причудливее.

Но хотя странности во внешности роботов не давали мне покоя, я не мог тратить время на отвлечённые мысли. Тем более, что когда мы пробежали примерно полпути, враги тоже пришли в движение.

Конечно же, я был готов к этому. Роботы сдвинулись с места одновременно, кроме летающей девушки, поэтому я сразу сосредоточился на серебристом с крыльями. Он явно быстрее своих товарищей и поэтому…

— Наофуми!

— Наофуми-сама!

Окрики Рена и Рафталии дали понять, что я что-то упускаю из виду. Тут же раскрыв глаза пошире, я присмотрелся к роботам…

И увидел, что летающая девушка держит в руках игрушку. Откуда она? Пряталась за спиной?

Стоп. Это даже не игрушка. Это ещё один робот, только ещё меньше, чем зелёный. Броня у него — точнее, кажется, у неё — была белой сверху и красной снизу. Это сочетание не просто показалось мне знакомым — практически такой же костюм носила бегущая возле меня Рафталия.

Впрочем, даже удивлению сейчас придётся подождать. Двухцветная рободевушка держала в руках футуристический лук и уже целилась в нас. Я выставил перед собой Щит, готовясь отражать первый удар…

Но вновь оказалось, что сюрпризы ещё не закончились. Голубая рободевушка вдруг подняла свою союзницу повыше…

И швырнула нам за спину.

Не будь я настолько сосредоточен на битве, этот манёвр застал бы меня врасплох. Но сейчас я сразу понял, что она задумала и тут же вскинул голову. Как только бело-красный снаряд достиг вершины параболы…

— Эрст Шилд!

Я призвал Щит точно под роболучницу — и как раз вовремя. Сверху раздался оглушительный гул, вокруг стало светлее от яркого пламени. Похоже, девушка выпустила не обычную стрелу, а огненную. Но теперь пламя вернулось к ней.

— О да! — не удержался я.

Первый удар за нами!

Тем временем голубая метательница переменилась в лице (насколько это можно сделать без лица) закричала человеческим голосом (насколько это можно сделать без рта) и бросилась к своему снаряду, обгоняя товарищей. Признаться, её скорость меня поразила, однако в то же время она поступила довольно глупо, нарушив строй. Так себя ведут не расчётливые роботы, а излишне эмоциональные школьники вроде Рена, хотя сейчас уже и он взялся за ум.

Если эти роботы все такие импульсивные, то битва будет легче, чем я думал.

— Присмотрите за этими двумя! — бросил я своим, вновь сосредотачиваясь на роботах перед собой.

Крылатый уже пикировал прямо на меня. На подлёте он вдруг перевернулся и нацелил на меня носок ноги. Вот так, значит?

— Секанд Шилд! Стена Метеора!

Я решил первым делом испытать его силу атаки.

— Уо-о-о! — взревел в ответ серебристый робот, словно я раззадорил его.

Однако менять курс он не стал — ему словно самому стало интересно, сможет ли он пробить мою оборону. Его товарищи тоже притормозили, чтобы не упустить зрелище.

Раскалённая докрасна от скорости нога достигла висящего в воздухе щита…

И разбила его вдребезги за долю секунды вместе со Стеной. Я и опомниться не успел, как нога робота достигла выставленного Щита.

Ощущение посещали меня одно за другом, будто в замедленной съёмке. Вот удар проходит сквозь меня подобно волне, вот меня отрывает от земли, вот я лечу…

И вот меня ловят Рен с Рафталией.

— Наофуми-сама!

— Кх, не волнуйтесь за меня! — отозвался я, глядя, как робот грациозно крутится в воздухе и приземляется словно олимпийский гимнаст.

— Ты их в одиночку всех не задержишь, — хладнокровно заключил Рен. — Делай всё возможное, но эта битва — наша общая.

Я не знал, что тут возразить, и лишь молча смотрел, как Герой Меча бежит вперёд, сжимая оба клинка.

Навстречу ему вышла… вернее, выплыла чёрная рободевушка с клинками вместо конечностей. Уже через пару секунд воздух наполнился лязгом металла и искрами, похожими на вчерашний салют.

Битва немедленно вышла из-под контроля. Синий робот направил на нас свою пушку и выстрелил из неё… каким-то длинным штырём, но Фоур поймал его, демонстрируя чудеса ловкости. Рафталия и Хорун остались сзади, чтобы присматривать за небесной рободевушкой и её неудачливой спутницей, а Сэйн внимательно следила за зелёной неприятельницей, которая пока что встала позади союзников и ничего не делала.

Мне же оставалось заниматься серебристым роботом. Я полагал, что его придётся заставить сражаться против меня, но нет — он и сам решил атаковать меня, а не помогать своим товарищам. Это меня вновь удивило: казалось бы, самый быстрый путь к победе — это всем вместе по очереди истребить каждого врага. Но наши противники не стали себя так вести, и именно поэтому я тоже решил так не делать.

Что-то в их поведении заставило меня подумать, что они…

— Так вы не захватчики? Просто пришли повоевать? — спросил я у непрозрачной маски, ловя кулаки робота Щитом.

— ####, — ответил тот невнятным металлическим голосом.

Будь это какой-либо язык, Щит бы перевёл ответ. Но раз этого не случилось — похоже, нашему общению есть какая-то помеха, как в случае Сэйн.

Несмотря на неудачу с отражением первого удара, я быстро втянулся и понял, как бороться с этим противником. Оказалось, что его конёк — не сила, а манёвренность. К моему удивлению, он вовсю пользовался крыльями даже посреди натиска, чтобы нападать с неожиданных углов — надо будет не забыть подкинуть эту идею Рэйн, а в перспективе и Фиро.

Как бы там ни было, я быстро нашёл подход, разделив атаки робота на промежуточные и серьёзные. Первые он проводил без остановки и с потрясающей частотой, но для защиты от них хватало прикрыться Щитом. Со вторыми приходилось справляться с помощью навыков, Ци и других уловок.

Чем больше мы сражались, тем больше освобождалось моё сознание. В какой-то момент я уже научился реагировать на автомате, подставляя Щит под разные удары. Робот, как оказалось, иногда тоже пользовался чем-то вроде Ци, но я успевал нейтрализовать эту энергию.

Благодаря освободившемуся времени я начал размышлять и обращать внимание на происходящее вокруг меня.

— Меч Метеора!

— ####!

Рен всё так же сражался против чёрной рободевушки. Мне казалось даже, у них протекают одновременно две головокружительные битвы — одна на левых, вторая на правых мечах. Более того, соперница Рена порой подключала к делу и ноги, но навыки Героя Меча в большинстве своём призывали дополнительные клинки, и он вовсю пользовался ими. Что ни говори, он сейчас сильнейший среди моих соратников.

— Ха-а-а!

Тем временем битва Фоура и синего робота проходила совсем не так, как я ожидал. Мне казалось, что такой мощный противник будет охотно сражаться с Героем Рукавицы на кулаках, но вместо этого робот упрямо старался держаться от него в паре метров. Не то, чтобы в этом был какой-то смысл — Фоур уже продемонстрировал, что стреляющее штырями оружие ему не угроза. Казалось, будто роботом управляют бойцовские рефлексы. Но судя по предпочитаемой дистанции, робот из единоборств предпочитал не бокс, а нечто другое. Возможно, фехтование? А эта его пушка на руке — выдвижная шпага? Как-то не очень похоже…

— Быстрый Клинок: Размытый Штрих!

За спиной, тем временем, происходило ровно обратное. Рафталия попалась попасть по голубой рободевушке Катанами, но та каким-то непостижимым образом отбивала клинки открытыми ладонями и пыталась подойти вплотную. Я не представлял, что именно она задумала, но что-то подсказывало, что ничего хорошего.

— Ну-ка иди сюда-а!

А вот последние две битвы… превратились в какую-то клоунаду.

Сгорающая от любопытства Хорун бегала за бело-красной рободевушкой, пытаясь поймать её кнутом, а та убегала в панике и изредка выпускала назад огненные стрелы. Из-за спешки она не могла прицелиться и попасть, но что-то подсказывало, что разошедшуюся учёную уже ничего не остановит.

Но по-настоящему непонятной была последняя… “битва”.

— ####, — мурлыкала зелёная рободевушка, самозабвенно обнимая летающие плюшевые игрушки Сэйн.

Похоже, мы нашли против неё самое действенное оружие.

Именно это зрелище помогло окончательно оформиться мысли, которая витала у меня в голове. Это не битва. Это игра.

Эти роботы пришли сюда ради забавы.

Ощутив прилив облегчения, я выдохнул… и пропустил удар серебристой головой в солнечное сплетение. Из меня выбило дух, и я потерял сознание, но я понимал, что ничего плохого с нами всё равно не случится.

Кстати, мне показалось, или голова робота вспыхнула белым перед самым ударом?

***

Чувство невесомости постепенно ушло. Битва осталась позади.

Харуюки оторвал голову от спинки дивана и отсоединил XSB-кабель от нейролинкера на своей шее.

Друзья вокруг него уже тоже очнулись и приходили в себя.

— Семпай, — сказал Харуюки, поворачиваясь к Черноснежке. — Это и есть первоапрельское мероприятие? Какое-то оно странное.

— Ничего странного, — с невозмутимым видом ответила бледная девушка с чёрными волосами. — “Рулетка Гиннунгагапа” — это древняя традиция, которая началась ещё в эпоху нейрошлемов. Это механизм для организации совместных мероприятий с участием нескольких игр.

— Но я никогда не слышал о такой игре, — возразил Харуюки.

— Смирись, — Черноснежка пожала плечами. — Гиннунгагап всегда так делает, и никто не может понять почему. Главное — получай удовольствие.

— Тебе легко говорить, ты с тем мечником сражалась почти как с Графом. А мне достался противник, который меня ни разу не попытался атаковать!

— Ой, Хару, перестань! Это всё равно было очень весело! — выкрикнула сияющая от радости Тиюри. — Я зарядилась энергией на следующие пару дней точно!

— Однажды какой-нибудь Легион точно переманит тебя к себе за пятьдесят плюшевых игрушек, — проворчал Харуюки.

— Ну что ты рассказываешь! — возмутилась его подруга детства. — Минимум за сто!

Гостиная квартиры Арита наполнилась дружным смехом. За окном ярко светило первое апрельское солнце этого года.