Том 22    
Глава 9. Время, Когда Огромное Искажение Было Исправлено. Broken_Right_Hand


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
Вечный
3 г.
Искать самому нужно
SLASOR
3 г.
+ к вопросу в предыдущем комментарии. Тоже хотелось бы почитать/скачать но в томах со сторонним переводом ничего нет,
asrind
4 г.
Где можна скачать все тома Магического индекса на русском?
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 176.109.175.169:
Нет изображения 3 с конца (ст.225)
vorfeed
5 л.
Здесь также
Мелтдавнер,а не Мелтдаунер.
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 176.195.89.130:
А где текст?

Глава 9. Время, Когда Огромное Искажение Было Исправлено. Broken_Right_Hand

Часть 1

Мугино Шизури.

Уровень 5 #4.

Она была настоящим чудовищем, способным использовать силу, известную как Мэлтдавнэр. Также она была злейшим врагом Хамазуры, который в прошлом дважды победил её. Появившись перед ним после того, как он сбежал из японского Академгорода в Россию, она могла без преувеличения быть названа самой страшной гончей.

Из того, что знал Хамазура, она потеряла одну руку.

Рукав её жёлтого пальто был слишком обвисшим. Возможно, только кисть была сделана похожей на человеческую, а в рукаве было что-то вроде руки робота.

— Хе-хе.

Без слов.

Мугино опустила глаза, её плечи двигались вверх и вниз зловеще, почти как механизм.

— Хе-хе-хе. Ха-ха-ха-ха-ха-ха!!!!!!

— ...!!

Когда Мугино подняла голову, её язык торчал наружу.

На этом влажном куске красной плоти лежала небольшая коробочка. Она была прямоугольной и такого же размера, как коробка для карандашного грифеля. В ней был белый порошок. Хамазура хорошо был знаком с этим веществом.

Это был Body Crystal.

Это было вещество, заставившее Такицубо Рико страдать. Этот наркотик специально выводил силу эспера из-под контроля насильственным образом. Хамазура и Такицубо все ещё странствовали по России, пытаясь бороться с его побочными эффектами, а Мугино Шизури появилась с источником всего этого.

Хамазура полностью забыл о границах 0-го и 5-го уровня.

Он стал задаваться вопросом, где была Такицубо. Была ли она в порядке? Не сделал ли кто-нибудь с ней что-то ужасное?

Пока Хамазура соображал, он выплюнул несколько слов.

— Ты все ещё пытаешься заставить Такицубо употреблять эту дрянь? И без всяких разумных причин!! Просто, чтобы принести нам ещё немного больше страданий!!!!

Мугино ухмыльнулась в ответ на эту вспышку.

Она сделала движение ртом.

Но это был не ответ. Это движение не было с целью что-то сказать.

Мугино Шизури сломала зубами контейнер с Body Crystal.

Глаза Хамазуры дрожали, как будто он видел то, во что не мог поверить.

Он продолжал слышать треск, исходивший изо рта Мугино. С этим звуком она пережёвывала острые куски коробки, после того как раздавила её. Конечно, человеческий рот не мог выдержать этого. Рот Мугино наверняка наполнился вкусом крови. И все равно на лице этого чудища не было ничего, кроме застывшей улыбки.

— ...Такицубо? Почему я должна заботиться о ком-то настолько незначительном? — пробормотала Мугино, в то время как из её рта доносился хруст.

Её наполняло что-то.

Странный цикл начинался в теле девушки.

— Body Crystal... Он намеренно выводит силу эспера из-под контроля. Один исследователь из “какого-то скью или что-то типа того” сказала, что это путь к Шестому Уровню. Учитывая, что она игнорировала безнадёжный ответ от Древа Диаграмм и безуспешно использовала резонанс и Телепатов, пытаясь заставить его работать, в Body Crystal должно быть что-то ещё, но я не хочу над этим особо задумываться.

Хамазура Шиаге ошибся.

Он ошибся, насколько серьёзен был тот факт, что он дважды победил #4. И он ошибался, насколько далеко может зайти она, чтобы уничтожить нулевика, после того, как этот нулевик поставил себя на один уровень с сильнейшими.

— Эй, Хамазура. Если сила Пятого Уровня #4 выйдет из-под контроля, как думаешь, далеко ли распространятся разрушения?

Вспыхнули невероятно грозные лучи белого света.

И их было не несколько.

Расходясь от стоящей в центре Мугино Шизури, десятки тысяч лучей света выстрелили во всех направлениях.

Часть 2

Камидзё Тома и Фиамма, что Справа стояли не вершине Вифлеемской Звезды.

От Фиаммы во всех направлениях исходила пылающая жажда убийства. Странная сила собиралась вокруг третьей руки, которая символизировала эту силу. Это была такая превосходящая сила, что даже Камидзё мог почувствовать её, хотя и не знал подробностей, стоящих за структурой магии.

У Камидзё не было выбора, кроме как противостоять этому противнику в одиночку. Мага Лессар здесь не было, и даже Сашу Кройцеву, которая была с ним до недавнего момента, проглотили трещины в полу, который сломал Фиамма, и она упала на нижние уровни крепости. Не на кого было положиться.

Однако, он не был сломлен.

Камидзё плотно сжал свой правый кулак, повернувшись лицом к стоящему перед собой противнику.

Фиамма вертел в руке духовный предмет. Это был предмет для удалённого контроля Индекс, который позволял ему получить знания из 103000 гримуаров.

Он был так близко, что Камидзё мог дотронуться до него, протянув руку.

Однако, стена силы, известная как Фиамма, сделала бы это сложным в действительности.

Камидзё знал, что это была проблема, с которой он не мог справиться, просто наугад рванувшись вперёд.

Пока Камидзё медленно приближался, Фиамма засмеялся.

Это был жестокий смех.

И все же это был смех человека, который верил, что в его действиях нет зла.

— Вифлеемская Звезда поднялась, и я использовал Гавриила, чтобы управлять небесными телами. Четыре элемента вернулись в свои верные позиции.

Был слышен звук рассекаемого воздуха.

Фиамма слегка взмахнул своей третьей рукой и бледно засиял.

— Все приготовления завершены. Я полагаю, пришло время забрать у тебя эту правую руку. Если я воспользуюсь силой, заключённой во мне, используя твою руку в качестве медиума, Проект Вифлеем будет завершён.

— ...Ты настолько хочешь, чтобы победа была на стороне Римско-католической церкви?

Камидзё собрал больше силы в своём правом кулаке.

Но Фиамма покачал головой.

— Римско-католическая церковь не имеет значения. Что ж, я бы говорил неправду, если бы сказал, что не думал о христианском обществе в более широком смысле, но по сути, мои действия служат моим собственным целям, — замолчав на мгновение, ответил Фиамма. — Кроме того, не я причина этой войны.

Это не была подготовленная заранее речь. Это не было то, что он цитировал по памяти. Эти глубокие мысли полностью охватывали человека по имени Фиамма. Вот почему не было ни малейшей паузы, когда он говорил.

— Возможно, верно то, что я потянул за рычаг, но спираль гнева, неприязни, зависти и прочих отрицательных эмоций в основе этой войны — не более, чем то, что уже пустило корни во всех людях этого мира. Иначе бы пламя этой войны не распространилось за такое короткое время, и не важно, как рьяно стремился бы я раздуть войну.

Слова Фиаммы лились потоком между ними.

— Я — индульгенция.

— ...

— Пока они могут сказать, что сделали что-то по приказу, а не потому, что хотели в действительности, люди могут выпускать наружу то, что лежит в них, не важно, насколько это бесчеловечно. Вот как уродливы эти существа, называемые людьми.

— Ты хочешь сказать, что все, что ты сделал, можно оправдать этим?

— Не думаю, что это так, но мне и не нужно, — сказал Фиамма. — У меня были две цели, когда я начинал Третью Мировую войну. Первая была в том, чтобы собрать все необходимые материалы под тем предлогом, что они нужны для войны. Вторая — церемония, чтобы выманить врага, которого я должен победить.

Между сильным и слабым мерцал свет, подобно пульсу живого существа. Этот свет шёл от третьей руки, которая была символом того, что делало его особенным.

— Даже если ты владеешь мечом, которым можно сразить лорда демонов, ты не можешь ударить этим мечом, если воплощение зла не стоит перед тобой.

Сразу же после этого Камидзё настиг горизонтальный рассекающий удар.

Расстояние не имело значения. Во-первых, “оно” даже не помещалось в помещении. Огромное “нечто” прошло сквозь стену, когда появилось. В этот момент вся комната была разрезана на части, и от Вифлеемской Звезды был отрезан большой кусок.

Через небольшой промежуток времени раздался грохот.

Появилось мерцание как от фиолетового электричества.

Правая рука Камидзё не могла полностью обнулить его. Если бы он попытался принять удар, то был бы отброшен прочь, словно унесённый сильным течением. Он бы пролетел несколько тысяч метров и, возможно, его сбило бы на землю.

Но...

— Хо, — улыбнулся Фиамма.

Камидзё Тома стоял в этой разрушенной комнате. Он понял, что не смог обнулить такую мощную атаку, так что использовал похожий на апперкот удар снизу горизонтальной атаки. В результате траектория атаки Фиаммы слегка сдвинулась вверх, и она прошла над головой Камидзё.

Иными словами...

— Значит, ты научился отклонять атаку вместо того, чтобы просто обнулять её, — сказал Фиамма, как будто под впечатлением.

Никто не мог предсказать, какой будет следующая атака.

Это не мог сделать Камидзё, не мог и Фиамма.

И никто бы другой также не смог.

Что-то сверкнуло в небесах, открытых из-за разрушенного потолка.

Это был белый свет.

Сразу после того, как мозг Камидзё воспринял его таким образом, огромная чисто-белая колонна света пролилась сверху и заключила в себе Фиамму.

Мгновением позже ушей Камидзё достиг звук, как от масла, налитого в горячий котелок.

— Что-?!

Взрыв.

Ослепительный свет, как от сварки, заставил Камидзё закрыть глаза руками. Он был так ярок, что у Камидзё заболела голова, и потом он почувствовал, что ноги отрываются от земли. Сразу после этого его отбросило назад на несколько метров.

Это было не чем иным, как постэффектом.

Создалось так много тепла, что воздух взорвался, и порождённая этим ударная волна была достаточна, чтобы отбросить человеческое тело.

Но...

— Хм, Оптическое оружие Академгорода?

Этот прохладный голос шёл из взрывного светового пучка.

Несмотря на внезапный удар этой загадочной атакой, манера речи Фиаммы ни капельки не изменилась.

— Если верно помню, их официально заявленное число спутников — четыре, но судя по этому, похоже, я правильно полагал, что есть значительное отклонение от их карты размещения космических сил. Скорее всего, маленькие спутники и космические корабли развёртываются с большой центральной станции.

Чисто-белый свет, который ударил сверху, выглядел так, будто он попал прямо на плечо Фиаммы.

Но это было не так.

В реальности, третья рука, растущая из его плеча, поднялась прямо вверх, как огромный зонт. Она не позволяла падающему свету вторгнуться на его место. Затем Фиамма обычным движением взмахнул правой рукой. Это было все.

И все же воздух мощно всколыхнулся.

Белый луч света уничтожен третьей рукой, подобно остаткам стиральной резинки, отброшенным пальцем. Вот и все. Из-за этого гигантский луч света, нёсший такую ярость, исчез. Зрение Камидзё было средним, так что он не видел, что происходит за пределами атмосферы, но он знал. Фиамма, человек, стоявший перед его глазами, сбил спутник этим простым движением.

— Нечему удивляться, — покачивал своей третьей рукой Фиамма. — На самом деле, меня довольно смущает то, что приходится выставлять напоказ свою правую руку в таком незавершённом виде.

— Ты...

— Ты забыл, что я объявил тогда в Союзе Элизалины? Моя правая рука отвечает потребностям, соответствует уровню испытаний и напастей, и использует наиболее подходящую ответную реакцию. Оптическое оружие это или что-то ещё, ничто не способно противостоять мне.

(Это не нормально.)

Это было больше, чем игра в камень-ножницы-бумагу с тем, кто делает выбор после того, как ты показал свою руку. Проще говоря, Фиамма был всемогущим. Выбирал ли ты камень, бумагу или ножницы, Фиамма мог просто выбрать “победу”. Было не важно, какую фигуру составили его пальцы. В тот момент, когда он принимал вызов, он уже был победителем.

Вот почему Фиамме не нужно было то, что обычно является необходимым.

Скорость.

Стойкость.

Интеллект.

Физическая сила.

Расстояние между ним и противником.

Численность.

Оружие.

Фиамма мог завершить схватку, просто вытянув свою руку, так что ему не нужны были обычные карты, которые могут привести к победе, будучи использованными вместе. Для победы ему нужна была лишь одна вещь. Он мог взмахнуть своей правой рукой, и все будет кончено. Вот и все. Похоже, раньше число использований было ограничено, но теперь он компенсировал это с помощью знаний, полученных от Индекс. Теперь Фиамма мог победить столько раз, сколько пожелал бы.

Его победы были его личными, так что они могли отличаться от политических побед. Вот почему ему нужна была Римско-католическая церковь и Русская Православная церковь, но в текущем положении Фиамма попросту имел слишком большое преимущество.

Как Камидзё должен был сражаться с подобным противником?

Стоять на одной арене с кем-то и иметь определённое шансы на победу — это разные вещи.

— Но ты должен гордиться, — весело сказал Фиамма, со своей слишком странно выглядящей правой рукой.

Он не наслаждался боем с Камидзё.

Он просто наслаждался получением предмета, который хотел.

— Как ожидалось от правой руки, за которой я наблюдал. Похоже, что моя правая рука не может выбрать, какой уровень воздействия нужно применить против этого кулака.

Горизонтальная атака.

Конечно, правая рука Камидзё не могла принять её. Рука Фиаммы была не так проста. Камидзё вытянул правую руку вперёд. В тот момент, когда он почти коснулся третьей руки Фиаммы, он изменил траекторию своей руки, так что его ладонь скользнула вдоль руки Фиаммы, и затем заставил своё тело скользнуть вбок.

Мощная встряска поглотила все его тело, и казалось, что это сокращает его продолжительность жизни.

Однако, правая рука Камидзё также явно не была обычной, учитывая хотя бы то, что он смог бросить вызов правой руке Фиаммы.

— ...!!

Даже сделав все это, Камидзё мог контратаковать Фиамму.

Тело Фиаммы уже исчезло.

Фиамма не мог двигаться вверх и вниз, но он мог переместиться на любое расстояние, если поверхность была идеально ровной. Он отступил на 3000 метров одним махом и сейчас стоял наверху другого здания Вифлеемской Звезды.

В тот же момент он выстрелил другой атакой.

Предмет для удалённого контроля в руке Фиаммы выстрелил лучом света.

— Предупреждение: Глава 22, Стих 1. Семь секунд до полной активации заклинания, именуемого Эли Эли Лама савахфани.

Хлынул кроваво-красный луч света.

Столб света выстрелил из магического круга, появившегося перед Фиаммой, и направился прямо к Камидзё, стоявшему перед ним на определённом расстоянии.

Странное чувство пробежало по спине Камидзё.

Он не помнил его, но сильное чувство отторжения пришло как будто инстинктивно.

— ...!?

Он немедленно выставил правую руку, и её встретило сильное давление, которое, казалось, сломает его пальцы.

Он не мог уничтожить все сразу.

(Он...!!)

Камидзё сжал зубы.

(Он не полагается только на правую руку?! Со всем этим, неужели он не видит, что она более неуклюжа и незакончена, как что-либо другое?!)

И затем...

— Как чистое заклинание, она действительно не имеет недостатков.

Голос доносился прямо из-за его спины, но у него не было времени поворачиваться. Фиамма уже был там. Третья рука держала огромный меч из света. Он взмахнул мечом горизонтально, целясь в шею Камидзё.

Разрушитель Иллюзий Камидзё не годился для защиты от одновременных атак с множества направлений.

Было сложно разрушить обе сразу, а эти атаки были того уровня, что даже одной было достаточно, чтобы уничтожить его.

Но у Камидзё не было свободы действий.

Кроваво-красный луч света уже был готов сокрушить его тело, а удар меча шёл сзади точно в шею, чтобы срубить голову.

— Ооооооо!! — закричал Камидзё, и повернул тело, продолжая держать руку перед собой.

Держа правую руку в центре, он передвинул ноги так, чтобы образовать прямой угол с лучом Эли Эли Лама савахфани.

А затем он убрал правую руку из пучка света.

Он изменил положение правой руки так, что она лишь слегка касалась луча, а не получала его полностью.

Сразу после этого траектория красного луча насильственно исказилась.

Это было похоже на намеренный промах мячом мимо центра кегли в боулинге, чтобы сбить её в сторону. Когда путь луча изменился, он прошёл по диагонали за спиной Камидзё.

Он направился прямо к Фиамме, который пытался обезглавить Камидзё.

(Е-)

Камидзё развернулся и услышал грохот, но его глаза широко распахнулись, прежде чем он мог проверить результат.

Фиамма, что Справа проигнорировал приближающийся красный луч и взмахнул третьей рукой в горизонтальной плоскости. Световой меч снёс красный луч одним ударом и продолжал рассекать воздух, двигаясь к Камидзё.

Он уже не успевал поднять правую руку.

Да и отпрыгнуть в сторону он уже не мог.

— !!

Как будто убирая ноги из-под себя, Камидзё без колебаний бросился на пол. Спустя мгновение огромный меч прошёл прямо над ним и он понял, что меч рассёк стену крепости. Грохот от взрыва сотряс тело Камидзё, подобно взрывной волне.

Губы Фиаммы растянулись в тонкой улыбке.

По-прежнему держа меч, он играл в руке предметом дистанционного контроля.

— Последовательные атаки с большого расстояния теряют точность. Я убедился в этом в Союзе Элизалины.

Неестественный красный свет бледно сиял от предмета в руке.

— Предупреждение: Глава 29, Стих 33. Семь секунд до завершения активации Алого Камня Паксеярвы.

— (Чт-т-?!)

Шокированный Камидзё оттолкнулся подошвами ботинок от земли, чтобы встать и предпринять следующее действие. Сразу после этого сильная боль поползла от пальцев ног, к лодыжкам, голеням и до колен. Боль была похожа на ту, как если суставы насильственно смещают. Что-то невидимое, казалось, двигалось по полу и вползало в его тело через ногу.

— Кх...Гааааааааа!!

Камидзё ударил сжатым кулаком по собственному бедру.

Сильная боль, исходившая от его ноги, внезапно исчезла.

Камидзё упал на одно колено, но Фиамма не остановился на этом.

— Предупреждение: Глава 35, Стих 18. Пять секунд до завершения активации Серный Дождь Выжжет Землю.

Оранжевые предметы, похожие на стрелы, нёсшие обжигающий жар, обрушились вниз.

Почти 50 стрел появились под потолком и упали на Камидзё, как подвесной потолок.

(Он использует способности члена Трона Справа от Бога и знания, полученные от Индекс, одну за другой..?!)

Камидзё сжал зубы и взмахнул правой рукой, все ещё лёжа на земле.

Несколько стрел превратились в оранжевые искры и исчезли, превратившись во что-то вроде спрея, в эти мельчайшие частицы попали в остальные стрелы летящие к нему, что повлекло множество бесполезных взрывов в воздухе.

И все же не все стрелы были выведены из строя.

Оранжевые стрелы впивались в пол около парня, и камень исчезал. Острые фрагменты ударили Камидзё, он отодвинулся и поднялся на ноги.

Камидзё Тома и Фиамма, что Справа.

Они смотрели друга на друга через белую дымовую завесу.

— Плохо. Не было времени для тренировки, но мне нужно помнить о расхождениях между теорией и реальностью. Было бы почти грубым быть в таком состоянии, когда враг, которого я должен победить, наконец появился.

Комната и сама крепость были рассечены надвое, так что прямо перед Камидзё был утёс, уходящий прямо в небо.

С другой стороны трещины, он видел белые облака и обширные земли России.

Один неверный шаг мог отправить его в смертельное падение с высоты в 10 километров, но ни Камидзё, ни Фиамма не сводили глаз друг с друга.

Движения рук и ног Фиаммы не были такими быстрыми, как у Канзаки и Аквы. Они двигались с той же скоростью, что у обычного человека вроде Камидзё, и все же он мог снести гору или рассечь землю. Это чувство несбалансированности было очень странным.

Камидзё хорошо знал, как грозен его противник, но его губы по-прежнему двигались:

— Враг, которого ты должен победить?

— Да. Моя цель не нечто нелепое. Мне не нужна власть над миром или уничтожение человечества или что-то вроде такого. На самом деле, можно сказать, что я занимаю позицию, максимально противоположную этому виду “преобразований”. В конце концов, моя цель в том, чтобы все происходило так, как должно.

Эта фраза совершенно не соответствовала тому, что он говорил ранее.

Однако, то, что он сказал дальше, явно показало, чем опасна его речь.

— Этот мир искажён.

Этого грубого высказывания было достаточно, чтобы выразить холодность Фиаммы.

— С этим неверным расположением четырёх великих элементов и просачивающейся массой негатива, которые разжигают Третью Мировую войну в её основе, все искажено. Это не один случай и не два. Все виды проблем вырываются наружу. Как будто весь мир портится. Известно, что Бог создал совершенную систему, и установил все механизмы, чтобы они вращались правильным образом, так почему все так легко испортилось? ...Ответ прост. Часть механизмов достигли своего предела.

Так что он вернёт их в норму.

Эту цель было легко выразить словами.

Но если подумать, сколько жертв Фиамма заставил принести людей, казалось сомнительным, что он использует хороший способ.

— Необходимо отключить некоторые механизмы, а в некоторых местах необходимо установить новые. Полагаю, это похоже на то, как скрытая проводка нуждается в небольшой доработке во время ремонта старого дома. И вынос на поверхность всех злых намерений с помощью Третьей Мировой войны это не больше, чем избавление от пыли, которая забивает предметы, — говорил Фиамма так, как будто это не было чем-то важным. — Отмыв всю грязь с механизмов, нужно будет заново применить смазку — Христианскую модель — чтобы восстановить их лёгкие движения. Я думаю, это хорошая метафора для всего этого. Я считаю, что мой метод довольно осторожен по сравнению с Ноевым ковчегом. ...и даже после того, как весь мир был промыт великим потопом, злая воля, застрявшая здесь, осталась в мире.

— ...Смазка? — пробормотал Камидзё, уставившись на Фиамму. — Ты говоришь, что собираешься использовать такую магию, которая перенаправляет человеческие сердца, как Croce di Pietro во время Дайхасейсай?

— Не настолько сложно. Я покажу тебе. Это лучший способ донести это до тебя. О, если бы я взмахнул своей прекрасной рукой только один раз, это показало бы тебе больше, чем ты когда-либо хотел знать, о разнице между нашими способностями. А теперь мне интересно, насколько сильно испугается человечество, прежде чем они поймут истину. Когда они поймут, что то, что делаю я, это как в легендах о божественном наказании ударами молний тех, кто нарушает правила, так что они увидят момент, в который я спасу всех в мире, пока они будут подчиняться. И затем они поймут, что в момент, когда на небе засияла Вифлеемская звезда, началась новая эра.

В итоге, был ли Фиамма, что Справа действительно последователем Христианской церкви?

Или он чувствовал, что исправление созданных Богом искажённых механизмов человеческими руками — это крайняя степень богохульства?

Но это было не то, что привлекло внимание Камидзё.

— Говоришь, что спасёшь всех в мире?

Фиамма мог одарить весь мир лишь теми благами, которые попадали в рамки его собственного воображения.

Он не видел пользы в чем-то другом.

До некоторой степени этот мир был бы утопией.

Земля стала бы планетой, где все кроме этих благ просто исчезло бы.

— Ты действительно осмотрел каждый уголок в мире? Видел ли ты, сколько людей улыбаются?

— Ясно. У тебя интересное мнение, — ухмыльнулся Фиамма. — Но подумай, что будет, когда я спасу мир.

Сразу после этого огромный меч взлетел снизу прямо наверх.

Он прошёл под правой подмышкой Камидзё и направился к его плечу.

Не было времени уворачиваться и даже повернуться в сторону удара.

С невероятно мягким звуком правая рука Камидзё Томы была отрезана у плеча.

Часть 3

Акселератор смог победить водного ангела.

Он прерывисто дышал. Несмотря на управление векторами, его ноги дрожали от истощения, когда он стоял на снегу.

Он точно добился некоторого успеха.

Взрыв водного ангела был сведён к минимуму.

Иначе все было бы уничтожено так, что не осталось бы и пыли, в радиусе сотен километров, но он смог защитить землю России и людей, живших здесь.

И все же Акселератор думал, что его сердце вот-вот остановится.

Машина, остановившаяся перед ним, ударила в сугроб. Это была машина, которой управляла Мисака Ворст, и в которой была Ласт Ордер. Машина явно была в плохом состоянии.

Спереди была большая вмятина, и лобовое стекло было разбито.

Все деревья в этой местности рухнули в одном направлении.

Это был постэффект боя Акселератора.

Ласт Ордер и Мисака Ворст тоже попали под действие этой ударной волны.

— ...

Акселератор наклонился и почти утонул в снегу.

Он больше не знал, ради чего он сражается.

Мисака Ворст и Ласт Ордер безжизненно лежали в машине. Им явно серьёзно досталось.

Особенно Ласт Ордер. Она и так испытывала внутреннюю нагрузку из-за эффектов появления Айвасс, а теперь к этому добавились внешние повреждения.

Акселератор боялся даже представить, в каком опасном положении она сейчас находилась.

Мог ли он что-то сделать?

Он по-прежнему не знал, как использовать те пергаменты. Война была бесконечно суровой. Среди всех этих сражений Ласт Ордер и Мисака Ворст получили серьёзные ранения. Продержится ли Ласт Ордер до того, как он найдёт подсказку, которая приведёт его к решению всего этого?

— ...Возможно, ты в силах сделать что-то, — услышал он голос.

Это был слабый женский голос.

— У тебя тоже есть тот, кого ты хочешь спасти своими руками, верно? Я технически не человек, но я понимаю, как думают люди.

Акселератор почувствовал себя загнанным в угол, и в его глазах было больше враждебности, чем было нужно. Обернувшись, он увидел научного ангела. Её тело было странно прозрачным.

— Возможно, я смогу доверить свою цель кому-то вроде тебя. Я слишком много потратилась. Моё существование не прекратится, но для меня будет сложно появиться в физическом мире некоторое время.

— Что ты говоришь? Что, по-твоему, я способен сделать?!

— 30-ое сентября.

Глаза Акселератора широко раскрылись, когда он услышал эту дату от научного ангела.

Это был день, когда Ласт Ордер была похищена Кихара Аматой. Для Акселератора эта дата значила больше, чем какая-либо иная в его жизни.

— Моя подруга по имени Индекс...удалила вирус из головы той девочки, спев ей особую песню.

И опять она упомянула Индекс.

Это было ключевое слово, которое упоминали Айвасс и тот нулевик.

Он больше не мог игнорировать то, что она говорит. Внимание Акселератора сосредоточилось на научном ангеле, как будто его засасывало к ней.

И все же силуэт научного ангела терял фокус, как будто она была свечой или огоньком, готовым погаснуть.

— ...Содержание песни...в моей голове...потому что я была связана...с вирусом. Оригинал...был предназначен...для меня, так что...он может не сработать...для того чудовища....полученного из меня...но если ты...изменишь пара...метры...песни...

(Песня? Есть какая-то методология по стимуляции органов чувств для управления ментальным состоянием? Если я буду непосредственно воздействовать на мозг, как в случае с вирусом Амаи...)

Она исчезала.

Было слишком поздно.

Не было времени объяснять подробности насчёт песни.

— ...Не...беспо..койся...

Научный ангел приложила палец к своему лбу.

Кончик её пальца полностью исчез.

— ...Эта девочка...была исцелена...этой...песней...так что это...записано в...её голове, — её робкая улыбка смазалась. — Что касается...параме...тров, знае-

Она исчезла.

Больше её не было видно.

Акселератор больше не слышал её голос.

— ...

Акселератор включил электрод и проверил окружающие его векторы. НД-поля рассеяния, заполнявшие эту область таким же образом, как в Академгороде, полностью исчезли. Этот научный ангел исчез...или, скорее, был насильственно возвращён в Академгород.

Акселератор на мгновение задумался.

Он позвал сидевшую на водительском сидении сломанной машины.

Он позвал Мисаку Ворст.

— ...Ты живая?

— К сожалению. Мисака подумала, что было бы удобно притвориться мёртвой.

Девушка подняла голову, и выбралась на снег удивительно проворным движением. Акселератор ничем не показал, что его это заботит.

— Тогда ты все это слышала.

— Данные о песне, использованной для уничтожения вируса, поразившего Ласт Ордер, все ещё остались в её памяти, — ответила Мисака Ворст сразу же. — Похоже, что эти данные могут быть полезны для её лечения, если ты сможешь извлечь их. Вау, #1 Академгорода может воровать чужие воспоминания, считывая векторы электрических сигналов у них в мозгу. Потрясающе.

— ...Моя сила преобразования векторов может только обнаруживать наличие или отсутствие электрического сигнала. Иными словами, я могу только извлечь цепочку из нулей и единиц. Для меня нет способа узнать, к чему относится эта память, так что я не могу воспроизводить воспоминания или что-то вроде этого. Может ли кто-то слушать музыку с CD, просто глядя на его поверхность? Это то же самое.

— Тогда что ты будешь делать?

— Я воспользуюсь твоей силой, — немедленно ответил Акселератор. — Ты тоже одна из Сестёр, так что ты должна иметь возможность получить непосредственный доступ к обширному информационному источнику Сети Сестёр.

— Ласт Ордер — высший элемент. Мисака с обычными привилегиями не может заглянуть в голову командной центра. Если бы я могла это делать, я бы могла манипулировать Ласт Ордер, заставив её напасть на тебя.

— Тебе не нужно подключаться к малявке здесь. У неё есть привычка делиться воспоминаниями с другими Сёстрами, чтобы сделать резервные копии. Другими словами, есть большая вероятность, что ты сможешь получить данные о песне, если ты можешь подключиться к другим Сёстрам в сети.

— Как беспечно с её стороны. Если уловить момент, когда командный центр подключается для резервного копирования, можно внедрить в неё вредоносные данные.

— Да, но эта беспечность у нормальных людей называется доверием, — выплюнул Акселератор. — И благодаря этому у нас есть хоть какой-то способ.

— Хе-хе. Но даже если ты получишь эту песню, ты не сможешь использовать её как есть. Где ты планируешь получить параметры, чтобы изменить её?

— Я знаю, где.

Акселератор потянулся в карман.

Пергаменты были там.

Они не могли быть объяснены наукой.

Но не могло ли говорить именно это чудище Айвасс в Академгороде? Даже если его существование было основано на НД-полях, можно ли его было действительно назвать “научным”? Когда он думал о существе, существовавшем за пределами определённого свода законов, внезапно стало понятно, как Акселератор так легко проиграл, будучи предположительно #1.

В таком случае...

— Возможно, я смогу найти параметры, поискав здесь. Если я соединю методики Академгорода и методики, которые существуют снаружи, это может привести к пути решения проблемы.

Часть 4

Мугино Шизури “взорвалась”.

Белый свет разлетелся от неё во всех направлениях.

Подавляющий поток света стёр сверхъестественный феномен с жуткого ночного неба, которое не соответствовало времени суток и где сияли огни четырёх различных цветов. Таким же образом, как огни города, заставляют звёзды исчезать, сила Мугино Шизури показала себя в России, как символ отрицательной стороны науки.

Бушующие лучи света, наконец, сфокусировались вместе, собравшись в одной точке. В единую руку, это была конструкция почти 20 метров в длину. Хамазура взглянул на неё и практически почувствовал чувство величия исходящее от неё, но рука света махнула сверху вниз в его сторону, будто обрушающееся здание.

— …!!!???

Он спешно отпрыгнул в сторону.

Рука Мэлтдавнэра не только расплавила глубокий снег, но сделала тоже и с землёй, что была под ним.

Раздался звук взрыва.

Крупное тело Хамазуры отлетело на 10 метров. В страхе он попытался крикнуть, но у него во рту пересохло от палящего жара.

Как только ему удалось совладать со своим горлом и глотнуть воздуха, Хамазура задумался.

Его не настиг прямой удар.

Если бы это было так, его разорвало бы на куски.

(Фреатический взрыв …!!)

Всю его верхнюю часть тела сводила острая боль, а его хребет трещал, но у него не было времени на то чтобы жаловаться на это.

Предстоял следующий удар.

Маленькая доля удачи, среди этого невезения состояла в том, что Мугино не могла точно целиться, когда теряла контроль над собой.

Тем не менее, невезение значительно перевешивало его удачу.

Он больше не мог видеть Мугино Шизури.

Её рука-луч снова разошлась и десятки тысяч лучей снова полетели во все стороны. Однако это не длилось лишь мгновение, как сабля из аниме про роботов, она постоянно выпускала лучи. Силуэт девушки был размыт. Танцующие огни выжгли на зрении Хамазуры остаточные изображения, мешающие увидеть ему что-то ещё. Кружение лучей света вызвало у него острую головную боль, и он просто лежал на земле. Атака Мугино за секунду могла расплавить сталь, так то, что Хамазуру до сих пор не рассекло надвое, можно было назвать не иначе как чудо.

Он не мог подойти к ней.

Приближение к ней, не несло ничего, кроме смерти.

Во всех боях, что случались до этого, сила Мэлтдавнэра Мугино была подавляющей. В конце концов, она могла свободно стрелять лучами, которые были в состоянии пронзить любое укрытие вместе с её целью скрывающейся за ней. Услышь она лишь дыхание и смерть не заставит себя долго ждать, таким грозным противником она была.

Но это отличалось.

Это сильно отличалось.

Теперь же это было как доменная печь или поверхность солнца. Он больше не мог задерживать дыхание и скрываться в слепой зоне или использовать душевный подъём для проведения атаки. У него не осталось шансов. Количество света было слишком велико. Если человек будет просто приближаться к ней, то получит смертельные раны и не стоит даже говорить о том, чтобы прикоснуться к ней.

И…

— …Хамазураа…

На фоне шума взрывов, он всё ещё мог слышать этот ломающийся голос и Хамазура мог сказать, что он был всё ближе и ближе. Да, всё ближе. Даже тогда, когда Мугино вот так вот “взорвалась” она медленно приближалась. Эта доменная печь, что могла испепелить человеческое тело, просто приблизившись, сейчас шла к нему, будучи как воплощение смерти.

Это был Body Crystal.

Это был Мэлтдавнэр.

Изначально эта сила была дьявольски мощной и сейчас, под действием наркотика, она имела ещё большие разрушительные последствия. Став адом на земле, Мугино Шизури в полной мере олицетворяла это.

— …Я бросила всё, — сказал кошмарный голос.

Один только тон её голоса, сжал сердце слабого парня.

— Я знала что будет, используй я Body Crystal, но я удостоверилась, что отказалась от всего, Хамазура. Я отдала всё, чтобы сейчас, стоять здесь, так что это неправильно, оставаться тебе невредимым, не так ли? …Только не говори мне, что ты думал, что можешь покинуть это место, не оставив чего-либо…!

Была ли она вообще человеком?

Если честно, это было то, о чём думал Хамазура. Ни одного фрагмента не осталось в его смутном представлении, о противостоянии сильным эсперам во времена, когда он состоял во Вне-Навыке. Они были безумны. Они просто жили в слишком отличающемся мире. Это было похоже на гонку перед обрывом в игре “кто первым струсит”, но Мугино Шизури распахнула на спине крылья на самом краю обрыва. Даже использовав машину против такого монстра, он все равно окажется на дне пропасти.

Он не мог победить.

У него не было такой возможности.

Он стоял на четвереньках и не мог двигаться.

Если он нажмёт на спуск и выпустит в этого монстра весь магазин, ей ничего не будет. Не было шансов, не было слепого пятна. Как он должен был ранить обладателя 5-го Уровня, который нескончаемо посылал смертельные атаки в радиусе 360 градусов вокруг себя?

— …Хамазура…

Смерть назвала его имя.

Смерть приближалась к нему.

— Хамазура.

Даже если он обернётся к ней спиной, это ничего не изменит. Любое расстояние, которое он покроет по снегу, не изменит ничего, если Мугино хоть немного сконцентрируется на своей атаке. И даже если он укроется за деревом, она просто-напросто пробьёт ствол насквозь.

Даже если он будет убегать, будет убит.

Но сражение с ней лишь сократит его жизнь.

В таком случае…

(Так что же, чёрт возьми, я должен делать…!!!???)

— Хаамазураааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааа!!!! — закричала она.

Белизна, размывавшая его поле зрения, внезапно пропала. Нет. Атака, разлетающаяся во всех направлениях, снова собралась вместе. Она соединилась воедино, чтобы рассечь Хамазуру Шиаге. Это было только для того, чтобы проделать в теле жертвы гигантскую дыру.

Пытаться убежать, было бессмысленно.

Смертельная атака, пробила бы любое укрытие.

(Я умер….!?)

Дыхание Хамазуры остановилось, когда его руки поднялись. Не проверяя, была ли штурмовая винтовка на предохранителе или нет, он направил её ствол на Мугино. Рассчитывая на малую вероятность того, что это увеличит шансы на выживание Такицубо Рико на 1% или даже на 0.5%, Хамазура начал нажимать на спуск.

И затем взрывом разлетелся крик Мугино Шизури.

— Ааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааахххххххххх!!!

Внезапно весь свет исчез.

Тело Мугино Шизури упало на снег.

— Хах…?

Хамазура не мог понять того, что разворачивалось перед его глазами.

Он не нажимал на спусковой крючок. Третья сила не появилась и не атаковала Мугино. Никто не сделал ничего, и всё же Мугино потеряла всю её силу и рухнула на снег, словно марионетка у которой обрезали ниточки.

Хамазура был не в том положении, чтобы задаваться вопросом, что же случилось.

(Я был…спасён…?)

Это было всё о чём он мог думать.

И тут он понял кое-что.

Тело Мугино Шизури дрожало, утопая в снегу. Её лицо, избавленное теперь от особого макияжа, потело обильнее, чем можно было бы ожидать, находясь на русском морозе. Цвет её лица был как у человека с высокой температурой. Хамазура знал, что случилось. Он видел всё это у девушки, которая была с ним всё это время.

Это был Body Crystal.

Изначально он разрабатывался с целью, выводить силу эсперов из-под контроля. В исключительно редких случаях, такое возбуждённое состояние усиливало способность эспера, поэтому он выдавался таким людям как Такицубо, но это был не тот препарат, который мог принимать эспер не имеющий склонности к этому.

У Мугино Шизури не было нужных особых характеристик.

Такицубо имела склонность к этому, но Body Crystal всё равно постепенно разъедал её тело. Было очевидно, сколь велик будет ущерб для того, кому препарат не подходил, если бы они использовали его, как это сделала Мугино.

Мугино Шизури зашла так далеко.

Её сил, как #4 было недостаточно. Чтобы победить Хамазуру, которой нанёс ей поражение уже дважды, она не брала в расчёт то, что случится с её телом. Это было то, о чём думала Мугино, когда она использовала Body Crystal.

(…Так что это было все, что она могла сделать, чтобы занять былое положение. )

Это было не то, что нулевик, такой как Хамазура мог понять.

Если бы существовало что-то, что позволяло увеличить свою силу быстро и без риска, никто не прикладывал бы столько усилий в тренировках.

— Почему…?

Что-то корчилось в снегу.

Вот во что превратилась та, которая когда-то была лидером ITEM.

— Почему, чёрт возьми!! Проклятье, проклятье, проклятье!! Body Crystal… Куда попал Body Crystal? Ещё чуть-чуть…ещё лишь 10 секунд и всё было бы кончено!!

— …

Хамазура понимал ситуацию и руки у него дрожали. Ствол его штурмовой винтовки ненадёжно дрожал. Он чувствовал, что Мугино полностью открыта, корчившись в снегу.

Он мог убить её.

Если он убьёт её, то Такицубо и он больше не будут мишенью.

Его палец, лежавший на спусковом крючке, свело.

Но…

Действительно ли было нормально, вот так вот убить её?

Кто был тем, кто сожалел о сражении с Мугино Шизури, перед тем, как приехать в Россию?

Хамазура снова взглянул на Мугино.

Из всех девушек, которые были членами ITEM, она была самой эффектной. Её вкус в одежде, нельзя было назвать плохим. Её руки и ноги были длинными и стройными, а все её движения содержали определённую элегантность. Хамазура был не больше чем подчинённым, поэтому он ничего не знал о её биографии, но он догадывался, что она была своего рода богатенькой девочкой.

И всё же…

— Хамазураааааааааааа!! Блядь, не смотри на меня свысока! Ты один. …Ты один и я убью тебя своими собственными руками, чего бы мне это не стоило. Всё развалилось на части там. Всё развалилось на части, когда ты расстрелял меня на том этаноловом заводе!! Если я не раздавлю тебя, гнев в моей голове никуда не исчезнет!!

Мугино невероятно сильно пострадала. Она потеряла руку и глаз. У неё на лице были ужасные ожоги. И это лишь то, что было видно, у Хамазуры не было возможности узнать, какие у неё были внутренние повреждения. Не были её органы смещены? Были ли вообще у неё все органы? Вставили ли ей ещё что-то помимо её органов? Он даже не знал ответов на эти вопросы. Что произошло с ней, пока он её не видел? Не было нормальным каждый раз снова вставать после таких ранений. Он даже не мог представить себе, какая гротескная технология была помещена внутрь неё, чтобы поддержать это уродство.

И всё это привело к Body Crystal.

Мугино была тенью себя прежней, её тело утратило стержень. Казалось, ткни в неё пальцем, и он погрузится в её тело, будто это гнилое желе. Был странным тот факт, что совсем недавно, она стояла на своих двоих. Она была инструментом, ресурс которого Академгород полностью израсходовал.

— …Почему я превратилась в такого ужасного монстра?

Разве не это сказала Мугино Шизури в 23-ем Районе? Когда он услышал это от неё, о чём он подумал? Когда он бежал из Академгорода, разве он испытывал желание, сказать «прощай» всем сражениям в глухих переулках?

— Мугино…

Если он убьёт её здесь, изменится ли на самом деле что-то?

Разве он не приехал в Россию из-за того, что был сыт по горло кровопролитием, вызванным тьмой Академгорода?

— Мугинооооооооооооооооооооооооооо!!

Следующее что он знал, это то, что он побежал к ней. Хамазура выбросил штурмовую винтовку, она ему больше была не нужна.

Мугино обладала такой стеной мощи, которая не давала ему подойти, но больше она не атаковала. Она ничего не могла сделать, кроме как дрожать, лёжа в снегу.

Хамазура приблизился к Мугино, присел, обнял её за спину и помог подняться.

Они оказались в положении, похожем на объятья, его руки могли почувствовать ощущение мягкого женского тела, но было ощущение и чего-то странно твёрдого.

Сначала Хамазура предположил, что она что-то спрятала в своём пальто, но он понял, что его догадка не верна.

В её теле что-то было.

Выражение лица Мугино не изменилось. Для неё, возможно, это было так естественно, что она не видела необходимости обсуждать это. Мугино взглянула в шокированное лицо Хамазуры, а её дрожащие губы начали медленно двигаться.

— …Что ты…делаешь…?

— С меня довольно, — сказал Хамазура, показывая свои истинные чувства. — Почему мы должны убивать друг друга!? Даже сражение меж ITEM и SCHOOL, которое привело ко всему этому, было проблемой, которую взрослые Академгорода, должны были решить!! Их желания создали тьму того города. Почему мы должны всё это делать, приводя всё в порядок за ними!?

— …

— Ты, Такицубо, Кинухата и даже Френда ладили так хорошо!! Я не знаю многого о тех временах, когда вы четверо были вместе, но я уверен, что вы все смотрели друг за другом, задолго до того, как я стал работать, на ITEM!! Почему? Почему всё в конечном итоге кончилось вот так!? Это ведь не только твоя вспыльчивость, привела тебя к убийству Френды. Если бы высшие чины Академгорода на самом деле держали в руках даже этот конфликт, то ITEM не проиграл бы SCHOOL, независимо от того, к чему бы привели те незначительные столкновения!? Нас не загнали бы в угол и не вынудили сражаться друг с другом насмерть!?

Верхушка Академгорода, те, кто управляли судьбами людей подобно богам, возможно, предвидели, что такой разговор будет иметь место. Они вполне вероятно, сейчас расслаблялись в какой-то тёмной комнате и смеялись над его словами.

— Эй, если ты хочешь видеть увидеть меня жалким, я позволю делать это столько раз, сколько ты захочешь. Я буду кланяться тебе в ноги так долго, как это потребуется, я буду лизать твои ботинки, пока ты не будешь удовлетворена, и я сожгу свою банковскую книжку зажигалкой. Если существует что-то, что остановит это сражение, я сделаю это.

Высказав всё, что он думал в глубине души, Хамазура начал медленно осознавать, кем был его истинный враг. Это был не монстр, такой как Мугино. Это были люди, превратившие девушку в этого монстра.

Он не собирался позволить говорить кому-то, что это общество или окружение, в котором она жила. Бедствия такого уровня не существовали в природе. Вот насколько кошмарна она была.

Но что, если был кто-то кто поправил среду правонарушителей и эсперов, так, что превратил её в глухие аллеи, чтобы создать эту трагедию для собственной выгоды?

Не был ли тот человек ещё большей массой зла, нежели обычный монстр?

— Так давай прекратим это.

Не было ни одной причины, чтобы сражаться.

Если бы они продолжали забирать жизни друг друга, единственными, кто извлёк бы из этого выгоду, были высшие чины Академгорода, которые полировали свои когти, где-то в недостижимом для них месте. Почему эта война, где кровь смывалась кровью, продолжалась лишь ради того, чтобы во владении этих людей увеличивалось количество драгоценностей и картин? Почему одна-единственная девушка должна была обратиться в монстра, и почему он должен был называть её монстром, направив на неё оружие?

Именно поэтому Хамазура сказал так.

Хамазура наконец смог полностью освободиться от цепей, что мысленно приковывали его к великой тьме Академгорода, и теперь он говорил как самый обыкновенный человек.

— Давай прекратим убивать.

Какое-то время, Мугино Шизури молчала.

Её заклятый враг, можно сказать, обнимал её, а она, как правило, была в состоянии на такой дальности мгновенно убить, не двинув и пальцем, однако сейчас этот монстр 5-го Уровня опирался на парня 0-го Уровня.

Наконец, она открыла рот и покачала головой.

— …О чём ты, Хамазура…?

Казалось, она выдавливала из себя слова.

Она говорила так, будто её сердце было разбито, и теперь она обнажала всё, что было внутри.

— Ты выбрал Такицубо, так? Ты стрелял в меня дважды, чтобы спасти её. Как теперь ты можешь говорить, что собираешься спасти меня…?

— Да… — кивнул Хамазура, а голос его звучал как стон. — Да!! Я выбрал Такицубо! Я поклялся, что буду рисковать своей жизнью, чтобы защитить её!! Это не изменить!! Я не могу изменить своего решения и выбрать тебя!! Этого не изменить!! Я бросил тебя, чтобы защитить Такицубо!!

Хамазура сказал, что будет делать любые жалкие вещи сколь угодно, чтобы остановить эту борьбу. Он понимал, опасность насилия, которое он применял. Когда Мугино поняла это, уголки её губ ослабли так едва ощутимо, что это было очень легко не заметить.

Её тело серьёзно пострадало.

Она не только потеряла глаз и руку, её внутренности были травмированы, так что отсутствие конечности и глаза не было реальной проблемой. Она подверглась странным методам лечения в Академгороде, и Body Crystal сеял разорение по всему её телу. Мугино вспомнила о своём трагическом состоянии и пробормотала несколько слов.

— …Ты эгоистичный ублюдок.

— Я знаю. Вероятно, я худший человек в Академгороде.

— Я убила Френду. Я разорвала ITEM на части. Я пыталась забрать жизнь Такицубо и не один раз. Как ты планируешь спасти того, кто сделал всё это?

— Я не говорил, что ты легко отделаешься. И я тоже.

— …?

— Ты должна извиниться перед Кинухатой, откланяться Такицубо и прийти плакать на могиле Френды, прося прощения. Как только ты сделаешь это…

Затем Хамазура затих.

Этот преступник-нулевик использовал свой не обширный интеллект, чтобы найти подходящие слова.

— Как только ты сделаешь это, мы снова соберём ITEM. Да, мы это сделаем!!

Она не возразила.

Прежде чем она смогла это сделать, мысли Мугино Шизури остановились.

В этой тишине, слышны были лишь слова Хамазуры.

— И до тех пор, я буду защищать тебя! Я буду рисковать своей жизнью, чтобы ты, Такицубо и Кинухата вернулись в ITEM!! Так что вставай, Мугино. Пожалуйста, просто подымись на ноги ещё раз!! Сломай перекрученные цепи созданные Академгородом, которые именуются твоей гордостью!!

— Ты 0-ой Уровень, говоришь, что будешь защищать меня, обладателя 5-го Уровня…?

Мугино Шизури усмехнулась.

Это была та же улыбка, как тогда, когда в семейном ресторане проходило обсуждение стратегии, где была она, Кинухата Сайай, Френда и Такицубо Рико.

— Экая шутка. Не смотри на меня вот так свысока.

Она отодвинула руку Хамазуры и поднялась со снега. Её шатало, но она протянула руку, чтобы остановить Хамазуру, который отчаянно пытался поддержать её и кивнула подбородком в сторону жуткого ночного неба, окрашенного точками четырёх различных цветов.

Над ними пролетал сверхзвуковой бомбардировщик Академгорода.

С траектории бомбардировщика вниз по прямой линии падали три объекта .

Ужасный звук больно ударил по ушам Хамазуры, он доносился из рации, которую обронил солдат. Кто-то наводил помехи, чтобы ни малейших сведений о бесчеловечных вещах, которые должны были произойти, не утекло наружу.

У Хамазуры было неприятное чувство, как будто он прикасается к какой-то отвратительной слизи.

Он ощущал тот же “запах” когда сражался с каперами. Несмотря на то, что это было оружие Академгорода, впечатление которое у него сложилось, отличалась от того гигантского самолёта, который отбросил российское спецподразделение. Они отличались от того типа противника, что уничтожил распылитель пара.

Определённо, они были здесь, чтобы убить его.

Это была их единственная цель.

Инстинкты Хамазуры подсказывали ему это.

Мугино пробормотала, глядя в жуткое ночное небо.

— …Кажется, я всегда была расходным материалом. Они пришли к заключению, что мусор, коим являюсь я, сломался прежде, чем уничтожил всё. Они приступают к плану “Б”. Что будешь делать, Хамазура?

— Разве я тебе уже не сказал? — Хамазура поднял штурмовую винтовку, которую чуть раньше выбросил. — Я буду рисковать своей жизнью, чтобы все вернулись в ITEM.

— …Хех. У тебя есть мужество, — пробормотала себе под нос Мугино, так, чтобы Хамазура не мог этого услышать.

Меж тем, Хамазура осмотрелся вокруг. Оставалось не так много времени, прежде чем отряд убийц из Академгорода завершат десантирование. За это время, он должен был найти Такицубо, которую он потерял, когда сошла лавина. Как только он это сделает, ему требовалось придумать план сражения, с этим отрядом, который спускался вниз, чтобы напасть на них с ночного неба.

У него было немного времени.

Тьма, достаточная, чтобы заменить Мугино Шизури, приближалась, как бы собираясь поглотить Хамазуру и остальных.

Часть 5

В подземной части Собора Святого Георгия, атаки Индекс были безжалостны.

Она сразу же увидела то, что Стейл создал трёх огненных гигантов, объединив их вместе с целью создания конструкции Троицы, чтобы понизить нагрузку на себя. Чтобы разрушить её, она сконцентрировала свои атаки на одном Иннокентии.

Будучи с тремя Иннокентиями, нагрузка на Стейла была уменьшена, но сейчас их количество сократилось до двух, так что они потеряли стабильность, и на него снова легла вся тяжесть.

Однако, он не мог прекратить сражаться.

У него не было времени на отдых.

Яростные атаки Индекс в полной мере использующие 103 000 гримуаров не давали ему на это шансов.

Множество разнообразных видов объектов плелись.

Тут было сияние магических кругов в её бесчувственных глазах, красные крылья, растущие из её слабой спины, которая как казалось, утратила свой стержень и множество мечей западного образца, созданных из скопления, чего-то вроде частиц света плавали вокруг неё. Всё это было тут, чтобы полностью уничтожить врага и текущей целью был он — Стейл Магнус.

— Кх…!!

Даже тогда, красные кровавые крылья махнули снова и вновь длинные узкие мечи из света ударили с разных направлений. Они были не в руках у Индекс, а плавали рядом с ней. Стейл вспомнил о мече бога урожая Фрейра, который самостоятельно сражался и убивали врага.

(Ангельские крылья и меч бога урожая…!! Она действует в соответствии с моей комбинацией Христианства и Скандинавской мифологии!!)

В Скандинавской мифологии не было легенды, в которой бы упоминалось, что этот меч потерпел поражение. Даже в финальной битве — Рагнарёк, Фрейр проиграл лишь потому, что оставил меч с кем-то, ещё до начала войны, так что упоминаний о его поражении не было нигде.

Даже Тору и Одину с их оружием было нанесено поражение, но этот меч был особенным.

Одного лишь Иннокентия не было достаточно.

Гиганты быстро прекратят существование и будут уничтожены без дальнейшей возможности их восстановления.

Если это произойдёт, кто остановит Индекс?

Как он должен спасти её?

Думая об этом, Стейл без колебаний создал меч пламени и встал меж Индекс и Иннокентием.

Из-за того, что они были двумя огненными гигантами, они не могли выиграть время, чтобы восстановиться.

Напор атак Индекс не давал им и шанса сделать это, и они теряли темп.

В таком случае, ему нужно было использовать другие средства сражения, чтобы сделать это.

Если бы он смог выиграть время, он мог совершить оборот.

Он несколько раз рубанул с плеча огненным мечом, и кровавые крылья с руками гиганта разошлись. Стейл чувствовал ещё большее давление внутри своего тела и обильно потел. Его меч из пламени не был идеален. Время от времени он принимал атаку Индекс, которая рассекала его на части. В такие моменты он изгибался в последнюю секунду всем телом, будучи едва мог продолжать сражение.

Но он был против режима Пера Иоанна, который был создан для уничтожения того, кто хотел похитить 103 000 гримуаров, будь то один человек или же целая группа заговорщиков. Сам факт того, что Стейлу в одиночку удавалось справляться с ней, был сам по себе ненормален.

Это было нельзя объяснить тем, просто сказав, что Стейл вырос.

Индекс была явно не в лучшей форме.

(Бремя, создаваемое духовным предметом дистанционного управления, сдерживает её.)

Справляясь в одиночку со 103 000 гримуаров, Стейл не переоценивал свои способности.

(Это ненужное вторжение в её сознание снижает её точность и скорость. Если бы она была такой же, когда сражалась против той правой руки, такая уловка не сработала бы.)

Но он не был благодарен.

Если бы этого бремени не было бы, она бы не страдала.

Стейл шагнул вперёд.

Она открылась под удар.

Если бы он взорвал свой огненный меч, то смог бы лишить её сознания. Даже если она была великим магическим существом, её тело по-прежнему принадлежало хрупкой девушке, и если бы она получила удар взрывной волной, то не могла бы больше действовать. И затем, он мог бы поместить дополнительную руническую карту, чтобы ментально связать её.

Тогда всё было бы закончено.

И всё же, ум Стейла в последнюю секунду ухватился за это.

Даже если он делал это, чтобы защитить её…

Даже если он был принуждён к этой битве против его воли, духовным предметом дистанционного контроля…

До сих пор, он причинил ей немало боли.

Могло ли магическое имя Стейла Магнуса позволить причинять ей боль больше, чем эта?

Он не должен был думать так.

Он потратил время, которого у него не должно было быть.

И…

— Глава 32, Стих 44. Подготовка контратаки, — сказала безжалостным голосом девушка, которую он должен был защищать.

Между строк 6

Украсть танк Академгорода было несложно.

Когда дело доходило до эсперов управляющих электричеством, Микото не было равных. Несмотря на то, что работа танка по большей части обеспечивается дизельным двигателем, множество его систем составляла электроника. Эта боевая машина не шла ни в какое сравнение с Микото, которая могла взламывать электрические системы, даже не используя кабели.

Там были силовые костюмы и тому подобная боевая техника, которые использовали химические рессоры, которые двигались с помощью химических веществ, и были покрыты толстой бронёй, которая полностью отражала электромагнитные волны, являясь защитой от эсперов, которые управляли электричеством, но у того танка, казалось, не было установлено чего-то подобного.

Она остановила двигатель на расстоянии, отпёрла люк и выгнала тех, кто был внутри.

Экипаж пытался сообщить о случившемся, но Микото вмешалась в их радиопередачу. Она проделала то же самое для ведущих съёмку БПЛА и РЛС, которая вела наблюдение за ситуацией. Микото смогла отделить танк от линии фронта, да так, что никто не заметил пропажи.

— Хмм. Танки передвигаются на удивление быстро, — пробормотала Микото внутри танка, которым управляла Сестра.

— “Современные танки обладают такой мощностью, которая позволяет им без проблем передвигаться на такой скорости по шоссе, но это, только технология Академгорода позволяющая разгоняться до 150 км/ч, двигаясь по снежной целине,” — говорит Миска, давая произвольный отчёт.

— Ну, эта груда металла стоит 7 миллиардов каждая, так что, по крайней мере, они должны быть хотя бы полезными.

— “Оригинал, они сделаны из композитных материалов, “ — поправляет Мисака. “Орудие современных танков, выпускает снаряд на скорости 4.5 Маха, ” — лениво добавляя к своему предыдущему докладу. Это больше мощности твоего Рейлгана, сестрица.

— Знаешь ли, всё дело не только в скорости.

Она взяла себе это имя, лишь потому, что оно символизировало её электрические силы. Её гордость не была сконцентрирована в одной этой атаке. На самом деле, она считала, что её истинное достоинство скрывалось в множестве атак с разных направлений.

(…И вот почему этот идиот в особенности действует мне на нервы, сводя на нет все мои атаки, независимо от того, сколько я кину их в него.)

— Мисака приносит извинения за то, что прерывает тебя, пока ты бормочешь про себя, но…

— Няхх!?

— “Похоже, подразделение готовящее к запуску ядерные боеголовки Nu-AD1967 обнаружило нас, “ — сообщает Мисака.

Решение направляться туда, так быстро, как это было возможно, имело неприятные последствия. Они могли заметить снег, вздымаемый гусеницами, через приборы ночного видения.

Вдали чем-то выстрелили.

Холодок пробежал по спине Микото, так как единственным, о чём сейчас думала Микото, были ядерные боезаряды, но казалось, это, по-видимому, были не они. Ракета была слишком мала, и она была не одна.

— “Это, кажется, ракеты класса Земля-Земля, предназначенный для артобстрелов, ” — сообщает Мисака. Их порядка 30 или 40.

— Нях ха.

— “Ты, кажется, начинаешь всё больше походить на кошку, так как насчёт этого? “ — спрашивает Мисака, предлагая план действий.

— Конечно, — ответила Микото и потянулась вверх.

Она открыла круглый люк, бывший над её головой, и высунула из него верхнюю часть тела.

— Это область моей компетенции, так что оставь это мне!!

Как только она вскричала это, с её чёлки сорвались искры.

Она не выпускала копьё из молнии, в место этого она послала огромное количество электромагнитных волн в область прямо перед ней, создавая тем самым помехи радарам, которые использовали ракеты для поиска цели, летя по воздуху на скорости вдвое превышающей скорость звука.

Ракеты тут же потеряли свою цель и упали на землю в отдалённых направлениях.

Раздалось множество взрывов и ударная волна ударила по щеке Микото, будто это была пощёчина, хотя не одна ракета так и не достигла цели. Она проигнорировала это и глядела вперёд.

— Полный вперёд!! Если мы отступим, это лишь даст им время подготовить второй залп! Давай разом разберёмся со всем этим!!

— М-Миса…

— ?

— Миса…Серьезная….ками…помеха сигналу…саками…сети…сакамисака…прервана…камиса….пытаюсь восстановить….камисака…

— Ва ва ва!! Что с тобой? Ха? Ты только что поняла, что уязвима к помехам, создаваемым большой мощью эспера, с таким же типом способностей?

Сестра тряслась сидя в кресле, будто была в трансе и Микото поспешно прекратила ставить помехи электромагнитными волнами.

— “Хех… Массово производящиеся модели, не могут сравниться с Оригиналом, “ — говорит Мисака, проводя переоценку своего положения, с некоторым само высмеиванием.

Конечно же, окончание постановки помех означало то, что обстрел начнётся снова.

— Давай просто вломимся туда!! — закричала Микото. — Как только мы подберёмся достаточно близко, они будут не в состоянии проводить обстрел, из-за боязни попасть по своим же!!

Дизельный двигатель взревел, будто отвечая на это. Они были в двух километрах от той линии, где их больше не достанут выпущенные ракеты, класса Земля-Земля.

Независимое подразделение, казалось, изменило тактику, прекратило обстрел и вывело танковое подразделение, которое до этого момента было скрыто холмом. Даже если они были готовы получить несколько попаданий, их бы разнесли несколько дюжин танков сосредоточивших на них свой огонь.

— “По оценкам Мисаки, нас поразят снарядами 20 раз, прежде чем мы пройдём 500 метров, “ — говорит Миса—

— Тогда мы закончим это раньше!!

Чёрная тень извивалась вокруг танка Микото.

Нет.

Это было огромное количество железного песка, который до этого момента спал под снегом. Она полностью собрала его отовсюду на расстоянии 200 метров от себя и объединила вместе, используя магнетизм.

Должно быть, для врагов это выглядело как стена.

Эта стена отчаяния, была как гигантское цунами, собирающееся ударить в землю.

Это был #3 среди 5-ых Уровней.

Она была не просто пушкой.

Было лишь два человека, кто мог справиться даже с умелым применением её силы. Оба они были эсперами, которые занимали крайности. Один был на стороне правосудия, другой на стороне зла.

— Вперёёёёёёёёёёёёд!!

Как только она закричала, огромная масса железного песка прошла у неё над головой и врезалась во вражеские силы, что были впереди. Как вздымавшееся цунами или как живая змея, гора железного песка покатилась, вибрируя на высокой скорости. Русский отряд ничего не мог с этим поделать.

Конечно же, они не могли.

Независимо от того, сколько они стреляли, крутящийся железный песок ничуть не замедлялся.

Танк, управляемый Сестрой, свободно проехал в центр расположения противника, Микото полностью вылезла из люка и посмотрела вперёд.

Там стояла похожая на грузовик машина, у которой было более 20 шин и размерами была больше чем вагон. Сзади у неё была гигантская туба. Этот объект стоял вертикально, на гидравлических цилиндрах, скорее всего там была ракета с Nu-AD1967.

Как будто, чтобы подстегнуть ситуацию, сзади этой штуки показалось пламя.

Микото спрыгнула со скользящего по снегу танка.

(Будь это баллистическая межконтинентальная ракета или же стратегический ядерный боезаряд, со сменённой внешней оболочкой, это по-прежнему управляется электричеством. Копьё молнии сделает его бесполезным.)

Она не использовала Рейлган, потому что не хотела позволить ядерным материалам просочиться наружу. Лишь уничтожение цепей управления было безопасным действием.

В тот же момент, когда штанга держащая ракету на месте, должна была отойти, Микото сосредоточилась на своей чёлке, ещё будучи в воздухе.

Когда синевато-белые искры засверкали, она крикнула со всей оставшейся у неё силой.

— …Я разнесу тебя!!