Том 22    
Глава 12. Последнее Сражение над Северным Ледовитым Океаном. Last_Fight


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
Вечный
3 г.
Искать самому нужно
SLASOR
3 г.
+ к вопросу в предыдущем комментарии. Тоже хотелось бы почитать/скачать но в томах со сторонним переводом ничего нет,
asrind
4 г.
Где можна скачать все тома Магического индекса на русском?
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 176.109.175.169:
Нет изображения 3 с конца (ст.225)
vorfeed
5 л.
Здесь также
Мелтдавнер,а не Мелтдаунер.
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 176.195.89.130:
А где текст?

Глава 12. Последнее Сражение над Северным Ледовитым Океаном. Last_Fight

Часть 1

Белая заснеженная равнина была объята тишиной.

Песня Акселератора закончилась. Кончик трости, поддерживавшей его тело, скользнул. Все тело Акселератора было покрыто красной кровью, и он упал с коленей. Белый ад не позволил бы изменить свой цвет, так что один лишь Акселератор был окрашен в цвета своих ран и боли.

Его горло превзошло свой предел, и его хриплое дыхание звучало так, будто его горло подпилили напильником. У него явно были также и внутренние ранения, поскольку временами вместе с дыханием вырывалась красная жидкость.

Он больше не мог петь.

Сосуды его тела были заполнены чем—то вязким.

Однако, запятнанные темной кровью губы Акселератор чуть приоткрылись.

(Это правильно.)

Ему и не нужно больше было петь. В конце концов...

— ...Ты в порядке?... — говорит Мисака, в то время как Мисака задаёт вопрос.

Его зрение было затуманено, но он слышал этот негромкий голос.

Это были слова девочки, голос которой он хотел услышать так долго. Эту фразу произнесла девочка, которая совсем недавно не могла удержать сознание, и чье выживание не было гарантировано. Ее голос был тихим, но Акселератор понял, что восстановила свой внутренний стержень.

Её существование колебалось и могло исчезнуть в любой момент, будучи крайне ненадёжным, но теперь в его центре была возведена колонна, которая не уже даст ему пропасть.

Ласт Ордер стабилизировалась.

Она больше не будет страдать от рук необоснованного насилия.

Акселератор глубоко задумался над этой мыслью. Следующее, что он понял, это то, что он двигается. Пятый уровень, когда-то названный сильнейшим монстром Академгорода, протянул свои дрожащие руки и обнял крохотное тело Ласт Ордер, все ещё обмякшее и лишённое сил.

Он крепко обнял её.

Он обнял её так, как будто не хотел отпускать снова.

— ...Слава богу!

Эти слова вырвались у него.

Его голос дрожал и не потому что его внутренности были разорваны в клочья.

— Проклятье. Слава богу. Слава Богу…!!

Никто не мог подумать, что Акселератор по натуре своей был способен говорить такие слова.

Однако, что именно было свойственно Акселератору по “натуре”? Возможно, это то, чем он был на самом деле. Возможно, прежде чем все трагедии и тьма Академгорода поглотили молодого эспера Пятого Уровня, он по натуре был ребёнком, который смеялся и плакал, как обыкновенные дети. Даже после того, как его полностью окрасила тьма, это оставалось неизменным внутри Акселератора.

Оно осталось.

Возможно, это то, что видели Ёшикава Кикё и Ёмикава Айхо, и решили, что общество взрослых должно его защитить.

Поскольку Ласт Ордер приходила в сознание только время от времени, она не была в курсе всей ситуации.

Но это было не важно.

Когда Акселератор обнял её, Ласт Ордер обвила свои маленькие руки вокруг его спины и нежно погладила его.

Она принимала его.

Скорее всего, то же самое было и тогда, когда она впервые обнаружила то, что было у него внутри.

— ...

Убедившись, что наконец вернул себе это тепло, Акселератор размышлял.

Верно, мир был холоден, жесток, и слишком переполнен злостью, чтобы сделать с ним что-то.

Однако, также здесь было и спасение.

Если просто протянуть руку... если просто сжать зубы и продолжить двигаться вперёд, тебя всегда ожидал свет после долгой борьбы с трудностями. Мир был не так безнадёжен, чтобы отобрать у тебя даже этот лучик света.

— Мисака извиняется за то, что прерывает это эмоциональное воссоединение, — сказала Мисака Ворст, в голосе которой были заметны шипы предостережения. — Но не похоже, что эта грёбаная война собирается прийти к счастливому финалу.

Акселератор почувствовал, что что-то пошло не так, прежде чем обернулся, чтобы осмотреть окрестности.

Он испытывал неприятное чувство, похожее на холод, врывающийся через всю поверхность его тела. Нет, вероятно, это было нечто противоположное. Возможно, это трепет в его теле пытался вырваться наружу сквозь его кожу. Не важно, что именно это было. Так или иначе, оно не исходило от его 5 чувств. Казалось, что органы чувств и вычислительные цепи в его мозгу работали некорректно, поскольку он насильственно захватывал информацию, для восприятия которой не был предназначен.

Он чувствовал сильное давление сверху.

Оно ощущалось как невероятно сконцентрированное давление от Унабары Мицки, водяного ангела и тех пергаментов.

Акселератор посмотрел в небо, продолжая держать в объятиях Ласт Ордер.

Там парила огромная крепость.

Золотой свет, наполнявший небо, поглощался этой крепостью. Акселератор подумал, что может ощутить, как давление той невероятной силы сосредотачивается в одной точке. Он мог понять, куда оно направлено. Этот объем неизвестной силы был направлен на землю.

У него не было никаких идей о значении этой крепости.

Он не понимал, к чему приведёт эта энергия, посланная на землю.

Однако...

— ...Сомневаюсь, что от этого выстрела случится что-то хорошее.

Возможно, что тот, кто выстреливал эту энергию, не имел своей целью простое разрушение. Возможно, она могла принести какой-то особенный эффект. Даже если так, результат был тем же. Если послать на землю такую великую энергию, как далеко могут распространиться разрушения? Предполагая, что это нечто иное, чем чисто научная энергия, на основе ощущений на своей коже, Акселератор не мог отразить её.

Если она пройдёт, все умрут.

Акселератор, Мисака Ворст, Ласт Ордер... все.

— ... Нахер это.

Сразу после того, как он пробормотал эти слова, раздался звук, похожий на взрыв, и черные, как чернила, крылья вырвались из спины Акселератора. Эти черные крылья были символом его гнева. Эта потрясающая сила была полна загадок. Он сомневался, что она создавалась просто с помощью Сети Сестёр, и не знал, могла ли Ласт Ордер насильственно погасить её. Всякий раз, когда появлялись эти крылья, Акселератор был в таком состоянии, когда почти полностью терял душевное равновесие. Они появлялись, когда он просто хотел убить врага, стоящего перед ним, даже если это означало отказаться от всего, во что он верил. Желание убийства рвущееся из его груди, топтало мир, приобретая форму этих черных крыльев. Такой была эта сила.

Как будто эти крылья выдавило из его тела давление от той крепости в небесах.

Это напоминало тот момент, когда он столкнулся с Айвасс.

Однако...

— ...Мисака Ворст, — слова Акселератора были тихими, как шёпот. — Я собираюсь остановить это. Защитишь эту малявку?

— От русских? Или от Академгорода?

— От всего.

Мисака Ворст вздохнула, услышав такой нелепый приказ. Назвать противниками обе стороны означало то же самое, что приказать ей драться со всеми войсками, задействованными в Третьей Мировой.

Однако, она со злобной ухмылкой вытащила из кармана металлический гвоздь.

— Что ж, Мисака и так собиралась довести их до слез, так что это не меняет того, что она должна делать. И если мы сможем проанализировать информацию о песне с Ласт Ордер и Сетью Сестёр, это будет удачной возможность получить технологию, которой нет у Академгорода.

Ласт Ордер, возможно, чувствовала беспокойство из-за смущающей ситуации вокруг неё. Её маленькие ручки вцепились в одежду Акселератора.

— Куда ты уходишь? — говорит Мисака, в то время как Мисака проверяет, чтобы убедиться.

— Не волнуйся. Скоро все закончится.

Акселератор не сказал, что вернётся или что собирается вернуться.

Монстр с черными крыльями мягко снял её маленькие руки со своей одежды, по одному пальцу. Как будто отбрасывая последние связи, закреплявшие его на земле.

— Нет, — слабым голосом ответила Ласт Ордер. — Я хочу всегда быть с тобой, говорит Мисака, в то время как Мисака умоляет тебя.

— ... Да.

Акселератор признал это.

В самом, самом конце он ответил с детской улыбкой на лице.

— Я тоже хотел всегда быть с тобой.

Со звуком, напоминающим расходящиеся по льду трещины, крылья монстра изменили цвет. Черные, как чернила превратились в белые, как чистый снег. От основания и до самых кончиков внешний цвет и внутреннее содержание изменилось в один момент.

Прямо над его головой появилось небольшое кольцо того же цвета.

Это была его трансформация.

С этим духовным превращением он стал источником, изрыгающим в реальный мир уникальную силу.

Акселератор положил руки на тонкие плечи Ласт Ордер, слегка толкнулся, и взлетел в небо от отдачи, подобно астронавту в невесомости.

Ручки Ласт Ордер протянулись в небо, к Акселератору.

Но она не могла достать его.

Акселератор уже парил в нескольких метрах над землёй.

Убеждённый, что сделал все правильно, Акселератор взмахнул своими белыми крыльями. Его 100-метровые крылья использовали больше, чем энергию ветра. Они также использовали для подъёма другую, неизвестную энергию. Он не испускал ничего вниз, к земле, но все равно полетел вверх, как пуля.

За одно мгновение Акселератор достиг высоты в 3000 метров и разогнал толстые облака, висевшие в небе.

В это же время крепость в небесах сделала свой ход.

Масса золотой энергии, которая была взята сверху и хранилась под ней, была безжалостно сброшена вниз. Акселератор чувствовал на щеке давление, как жгучее онемение. Так же как его белые крылья, эта сила не была обычной. Скорее всего, его отражение не сработает на ней. Она просто пронзит его насквозь, как тот раз, когда он потерпел поражение от Айвасс.

Ну и что с того?

Акселератор ещё раз пошевелил белыми крыльями, и скорость его подъёма подскочила. Он бесхитростно направился прямо к падающей золотой массе. На его губах была лёгкая улыбка.

(Ясно.)

Акселератор наконец понял это.

(Так вот что такое сражаться, чтобы защитить кого-то.)

Сразу после этого две массивные силы столкнулись на высоте 8000 метров.

Часть 2

Чудовищный толчок потряс Вифлеемскую Звезду.

Золотой свет взорвался.

— Что…?

Но великое бедствие не обрушилось на землю, как ожидал Фиамма, что Справа. И земля не окрасилась в золотой цвет подобно небу. Огромному количеству Телезмы, которым выстрелили вниз с Вифлеемской Звезды, что-то помешало.

— Необходимая мощность должна была быть достигнута!! Масштаб разрушений на земле, необходимый для удовлетворения всех условий для моей стратегии достижения победы, должен был быть достаточен!! Что случилось…?!

Трагедия, которой он желал, не свершилась.

Вместо того, чтобы распознать увеличение злобы, трагедия удерживалась под контролем, и это уничтожало тьму в сердцах людей.

Возможно, это было не более, чем временное лихорадочное возбуждение, схожее с чувством общего единения, которое появляется только на время спортивного фестиваля.

Но даже если это было лишь временно, люди земли чувствовали, что они — это все, что нужно этому миру.

Они чувствовали, что каждый, кто предлагает спасение, глядя на них сверху вниз, может идти с этим нахер.

— Тебе этого достаточно?

Камидзё Тома шагнул вперёд, продолжая сжимать кулак.

Один, два, три шага.

— Пришло время тебе расстаться со своей иллюзией.

Он внезапно рванулся вперёд.

Он не использовал никаких трюков. Он просто приближался по прямой, спереди. В ответ Фиамма, что Справа использовал все, что у него было, чтобы взмахнуть вокруг себя третьей рукой, которая была символом его мощи. Чудовищная сила, содержавшаяся в ней, была слишком велика, чтобы Разрушитель Иллюзий развеял её. Если бы Камидзё не смог уклониться в сторону, то вся его правая рука была бы стёрта в порошок. Возможно, об этом думал Фиамма, пытаясь избавиться от помехи перед своими глазами с помощью грубой силы.

Однако Камидзё не остановился.

В то мгновение, когда третья рука прямо ударила его правый кулак, эта рука странной формы, величайшее оружие Фиаммы, была разрушена.

Свежая кровь и плоть взлетела в воздух.

Он в итоге смог сохранить свою третью руку материализованной, но теперь она потеряла свою физическую оболочку и болезненно болталась в воздухе.

— Что?!

Сильная боль, должно быть, обрушилась на него как лавина, поскольку его лицо страшно исказилось, когда он закричал.

Сила Камидзё не увеличилась.

Разрушитель Иллюзий был не более, чем Разрушителем Иллюзий.

Третья рука Фиаммы, которая питалась злобой ослабла до такой степени, что могла быть уничтожена Разрушителем Иллюзий.

Маленькие элементы добродетели распространялись, как рябь на воде, пока не заполнили всю поверхность земли, эффективно разрушив то ядро, которое обеспечивало силу Фиаммы.

Силы, которая делала Фиамму, что Справа особенным, больше не существовало.

Было неясно, сможет ли он использовать прямые атаки с помощью третьей руки или уворачиваться, мгновенно перемещаясь на многие километры по горизонтали.

Учитывая это, у него не было способа остановить продвижение Камидзё Томы.

— Т-ч!!

Фиамма держал в руке духовный предмет для удалённого контроля Индекс. Он пытался использовать знания из 103 000 гримуаров, чтобы перехватить Камидзё. Его защита, должно быть, была ослаблена потерей его особой силы, поскольку его поразила страшная головная боль, но он проигнорировал её и продолжал рыться в знаниях. Свет в его глазах показывал, что он убьёт любого врага, стоящего перед ним, несмотря ни на что.

Но потом Фиамма услышал голос.

Это был голос библиотеки гримуаров, с которой он, как предполагалось, был связан магически.

(Предупреждение: Глава 88, Стих 1. С основным телом произошла аномалия в процессе поиска. Из-за получения слишком мощного внешнего воздействия эффективность работы значительно снижена.)

— ...?!

Тело Index Librorum Prohibitorum должно было храниться в безопасности в Соборе Святого Георгия. Если внешнее воздействие вызвало ошибку, значит что-то сделал Англиканский маг.

Последний способ Фиаммы атаковать был отрезан.

В этом была разница между ними двумя.

Это было решающее различие между тем, кто постоянно улучшал свою силу, как тот, кто окажется выше остальных, и того, кто получал от других поддержку и постоянно боролся, пытаясь достичь уровня тех, кто стоял выше всех остальных.

Обычный старшеклассник сжал кулак и побежал навстречу королю, управлявшему всем миром.

Он направился резко и глубоко к этому трону, к которому не позволялось приблизиться никому другому.

В этот момент точка опоры Камидзё внезапно ослабла.

Вифлеемская Звезда теряла силу.

После того, как подпитка энергией от Фиаммы, что Справа была прекращена, естественно, что она начала рушиться.

В самом, самом конце тем, что остановило продвижение ног Камидзё Томы, была...

(Невезуха.)

Губы Фиаммы пугающе искривились.

Он ещё раз сосредоточился на духовном предмете для удалённого контроля, который держал в руке.

(Мне нужно только 5 или 10 секунд. В это время я могу принудительно переформировать конфигурацию библиотеки гримуаров!! Не важно, если эта нагрузка сожжёт все 103 000 гримуаров. Мне просто нужно убрать врага, стоящего передо мною!!)

— О...

Но продвижение Камидзё Томы не остановилось на этом.

Он закричал и бросился ещё дальше вперёд.

— Ооооооооооооооооооооооооооооооо!!!!!!!!!!

С громким шумом Камидзё прыгнул со своей опоры, которая была готова обрушиться.

Он прыгнул, пересекая трещины, которые отделяли его от Фиаммы.

Он устремился к Фиамме, как стрела.

И затем Фиамма понял.

Он точно понял, каким существом был стоящий перед ним враг.

(Да пошло оно нахрен...)

Духовный предмет удалённого контроля Индекс уже не позволял успеть.

Враг не даст ему времени на это.

(Я пытаюсь создать различные явления с помощью чудес и благословений Сына Божьего в полной мере, а этого ублюдка это не волнует?! У него есть сила, чтобы просто переступать через все неопределённости, вроде удачи или неудачи, самостоятельно!!)

— Если ты не думаешь, что хотя бы одного человека можно спасти без твоего метода...

Слова вырывались прямо из нижней части живота Камидзё.

Вместо того, чтобы бороться со своими яростными эмоциями, он просто сосредоточил всю свою силу в правом кулаке.

— то мне сперва нужно разрушить эту иллюзию!!

Раздался грохот.

Кулак Камидзё ударил в лицо Фиаммы, никогда не получавшее ни от кого атак, и сильнейший враг Камидзё был сбит на землю, не растеряв этот импульс.

Остатки третьей руки, которые пытались вцепиться в этот мир, полностью исчезли, как будто растаяв в воздухе.

В это же время духовный предмет, который Фиамма использовал, чтобы контролировать Индекс на расстоянии, выпал из его руки.

Часть 3

Потеря Фиаммой, что Справа третьей руки значительно повлияла на его крепость, Вифлеемскую Звезду. Частые и сильные сотрясения подогревали беспокойство ещё больше, чем раньше. Раньше крепость постоянно поднималась, но теперь она остановилась на месте. Источник энергии, позволявшей парить в воздухе такой большой массе, исчезал. Такими темпами, она рано или поздно должна была начать падать. Если он не убежит до этого момента, никто не спасёт его.

Лёжа на земле, Фиамма посмотрел на свою руку.

Духовный предмет для удалённого контроля исчез.

Сотрясение от удара выбило его из руки Фиаммы. Духовный предмет провалился сквозь трещины в полу. Вероятно, он был ещё внутри крепости, но Фиамма не имел представления, где.

Если бы только у него был этот предмет, он мог бы отбиваться с помощью обычной магии.

Фиамма подумал об этом, но в его руках и ногах не осталось сил. Теперь, потеряв третью руку, Фиамма не отличался от обычного человека. Лёгкого толчка было достаточно, чтобы не позволить ему шевелиться.

В его затуманенное сознание ворвался голос.

Он доносился из динамиков, установленных в разных частях Вифлеемской Звезды.

— У нас не было времени, так что... м, это Саша-сан? ...так или иначе, она и я уже спаслись в контейнерах. Тебе тоже надо поспешить. Вифлеемская Звезда начала падать. Сама крепость начинает изнашиваться в некоторых местах, так что число пригодных контейнеров ограничено.

Через разбитый пол он видел самый нижний уровень крепости. После нескольких полов из проволочной сетки внизу не было ничего, кроме неба. Спасательные контейнеры свисали вниз, но большая их часть была непригодна. Некоторые контейнеры были раздавлены, а у некоторых были повреждены крюки для спуска, не позволяя им функционировать.

Скорее всего, рабочий контейнер остался только один.

И этот контейнер, который ненадёжно трясся, был маленьких размеров, как телефонная будка. Это был не один из больших контейнеров, куда могло поместиться больше 50 человек. В него мог влезть только один. Потеряв третью руку и став обычным человеком, Фиамма не мог спуститься с такой огромной высоты при помощи своих сил.

Камидзё Тома и Фиамма, что Справа.

Кто залезет в контейнер, а кто будет уничтожен вместе с крепостью?

Ответ был так очевиден, что об этом даже не надо было думать.

(,..Так вот оно как.)

Была единственная мысль Фиаммы.

Если каждый человек, живущий в мире, отверг спасение, его это больше не волновало. Он следовал пути, который избрал для себя, и его устраивало продолжение, ведующее к его собственному уничтожению.

Сила медленно покидала все его тело, и он закрыл глаза.

И затем кто-то схватил его за воротник.

— Эй, пошли.

Это был Камидзё Тома.

Он, окровавленный, поднял Фиамму и затем пошёл, таща за собой обмякшее тело Фиаммы.

— ...Что ты... делаешь...?

— У нас нет времени. Вифлеемская Звезда начала падать. Если мы не выберемся, то окажемся уничтожены вместе с ней.

— Ты не понимаешь ситуацию? — сказал Фиамма, полагаясь на милость Камидзё.

Он указал подбородком в направлении, куда двигался Камидзё.

— Спасательные контейнеры непригодны. Только один из них, на одного человека, ещё возможно в рабочем состоянии. Или ты, или я. Только один может быть спасён.

— Вот как оно выглядит, — вздохнул Камидзё, и затем продолжил. — Значит, тебе нужно спасаться. Так или иначе, времени нет, так что давай скорее.

— ...

В этот раз Фиамма лишился дара речи и уставился на лицо Камидзё.

Тогда Камидзё потащил Фиамму на нижний уровень и направился к спасательному контейнеру.

Камидзё был настроен серьёзно.

Не было причины блефовать в такой ситуации. Если бы он просто оставил Фиамму, человека, который стоял за всем этим, и забрался в контейнер, Камидзё бы выжил. Он бы стал героем, которого знали бы все. Никто не упрекнул бы его за то, что он бросил Фиамму умирать. На самом деле большинство людей наоборот похвалили бы его за то, что он прикончил человека, ставшего причиной всей этой трагедии.

И все же...

Почему он сказал эти слова в этой ситуации?

Не важно, сколько он пытался думать об этом, Фиамма не мог получить ответ. И пока у него не было этого ответа, они уже добрались до спасательного контейнера. Камидзё очень осторожно протянул руку к двери контейнера. Контейнер не разрушила сила его правой руки.

Камидзё открыл дверь и без всяких колебаний засунул Фиамму внутрь.

Это не было нормальным.

Фиамма попытался выскользнуть наружу, но его тело было слишком сильно повреждено, чтобы двигаться.

Фиамма покачал головой, даже не думая об этом.

Он сам не мог понять, что пытается отрицать.

— ...Теперь все в порядке?

— Что?

— Я человек, не понимающий, как огромен мир.

— Ясно, — сказал Камидзё с лёгкой улыбкой.

До самого конца Фиамма не понимал, почему Камидзё улыбался.

— Тогда иди и выясни это сам.

Камидзё запер дверцу контейнера снаружи. Сразу после этого контейнер съехал по коротким рельсам и был выброшен в небо.

Какое-то время Камидзё смотрел, как контейнер, падая, уменьшается.

Наконец, он поднял взгляд, как бы отряхивая его от вида контейнера.

Последний контейнер был использован.

Больше не было безопасного способа сбежать из крепости.

Внезапно он услышал рёв. Направление бушующего ветра изменилось. Камидзё инстинктивно прикрыл лицо руками и затем заметил один истребитель. Это был самолёт вертикального взлёта и посадки, способный вертикально подниматься и зависать в воздухе подобно вертолёту.

Он узнал человека, сидящего в кабине.

Это была...

Часть 4

— Правее!! Ещё немного!! Подлети ближе!! — кричала, подавшись вперёд с заднего сиденья, Мисака Микото Сестре, держащей ручку управления.

Наконец.

Она, наконец, достигла своей цели, которую ставила перед собой здесь.

Она достигла своей цели быть в то же самое время, в том же самом месте, что и этот идиот!!

— “Оригинал, эта улыбка жуткая, ” — указывает на это Мисака.

— Бфх!? Н-нет это не так!! Твоё мнение стало искажено из-за того, что ты сравниваешь меня с собой. — Микото судорожно потянула за щёки, чтобы проверить, что с её лицом. — Ааххх!! Что происходит!? Совсем недавно она взлетала, так почему сейчас крепость начала падать!?

— “Мисака извиняется за то, что перебивает тебя, пока ты возбуждена, Оригинал, но он не услышит твой голос, если мы не откроем фонарь кабины, ” — обращает внимание Мисака.

— Как!? Какую кнопку мне нажать!?

В тот же момент, когда она спросила это, Микото почувствовала укол сомнения.

Они были на высоте более 10 000 метров. Температура воздуха тут опускалась ниже -50 градусов, атмосферное давление было довольно низким, и присутствовал недостаток кислорода. Было ли действительно можно просто открыть фонарь?

Если она не откроет его, то не сможет добраться до него. Но условия не позволяли этого сделать.

Пока Микото терзала эта ужасная дилемма, Сестра бесстрастно вслушивалась.

— “…Что-то не так со звуком двигателя, ” — сообщает Мисака.

— ?

— “То, как он работает, соответствует температуре -7 градусов и 1 атмосфере, ” — говорит Мисака, завершив свои расчёты. “Неясно как, но, кажется, что в области снаружи поддерживается состояние среды, аналогичное той, что сейчас на поверхности, несмотря на то, что мы находимся на высоте более 10 000 метров, ” — говорит Мисака, сообщая свой вывод.

— Другими словами…

— “Похоже, не будет никаких проблем с открытием кабины, ” — сообщает Мисака.

Сразу после этого фонарь открылся, как мяч для регби, разрезанный пополам по вертикали. Видимо, Сестра нажала нужную для этого кнопку.

Как она и сказала, Микото не испытывала проблем с дыханием. Воздух был холодным, но это не была температура в десятки градусов ниже нуля.

Сестра медленно маневрировала самолётом вертикального взлёта и посадки, слегка наклонив его. Вместо того, чтобы подлетать к крепости носом, он подошёл к ней вертикально. Другими словами, оконечность правого несущего крыла медленно к ней приближалась.

Ещё несколько метров.

Или несколько сотен сантиметров?

Поскольку крепость нестабильно дрожала, точное расстояние нерегулярно менялось.

Тем не менее, она была заметно ближе, нежели тогда, когда она мялась в нерешительности, будучи в Академгороде.

— “Мы практически на пределе …посадка может быть затруднительна, ” — говорит Мисака, сжимая рукоятку, — сказала Сестра.

Истребитель полностью застыл в воздухе.

Ещё немного и он бы достиг крепости.

— “Средства вертикального взлёта и посадки предназначены для медленного приземления, ” — объясняет Мисака. “Если мы принудительно совершим посадку на эту крепость, попеременно чуть-чуть приподнимающуюся и опускающуюся, существует риск того, что мы зацепим нижней частью фюзеляжа её поверхность, — говорит Мисака, выражая свою обеспокоенность.

— А что насчёт места побольше? Эта крепость огромна. Если мы поднимемся выше, безусловно, мы сможем найти место большее, чем даже пастбище.

— “Поскольку крепость так и будет дрожать, мы не сможем избежать риска разбиться, независимо от того, где мы попытаемся приземлиться, ” — говорит Мисака, высказывая отрицательное мнение. “И даже если бы нам это удалось, мы, возможно, лишились бы возможности убраться отсюда, если истребитель потеряет возможности к полёту,” — говорит Мисака, нахмурившись.

— Тогда забудь о посадке, — со всё ещё открытым фонарём, Микото потянулась к пряжке ремня. — Сохраняй нас устойчивыми так долго, как сможешь! Я выберусь прямо на несущее крыло и вытяну этого идиота!!

Микото встала со своего места и выползла на крыло.

Возможно, потому что она цеплялась к крылу ногами с помощью магнетизма, Микото боялась меньше, чем ожидала.

Она медленно продвигалась вдоль крыла.

Она приближалась к парню с ершистыми волосами.

(Давай, дотянись до него…)

Сильная дрожь пробежала через всю крепость.

Она теряла высоту.

Чувство стабильности, которое было прежде, исчезло.

Как будто невидимые нити, поддерживающие крепость, лопались одна за другой. Эта дрожь увеличила беспокойство Микото.

(Дотянись до него)

Самолёт с Микото на крыле дрожал, приближаясь к крепости.

Её глаза встретились с глазами этого идиота.

Этот парень с ершистыми волосами, казалось, был крайне озадачен, увидев перед собой появившийся из ниоткуда путь к спасению. В глубине души Микото хотела сказать, “Что же ты планировал делать, ты, идиот?”, но у неё не было времени на то, чтобы ругать его поэтому. Она зачитает его нотациями до смерти, но уже после.

Микото преодолела весь путь до конца крыла и протянула свои руки так далеко, как могла.

Сможет ли она его достать? Или же нет?

Кончики её пальцев практически дотянулись до него.

Но затем парень сделал что-то, чего она не ожидала.

Он покачал головой.

И затем, его рука, которой он должен был тянуться к ней, прекратила двигаться.

(Чт—!?)

В то же время, как глаза Микото широко распахнулись от удивления, губы парня чуть двинулись.

Она не могла услышать то, что он говорил.

Тем не менее, она могла прочитать это по его губам.

— Есть ещё кое-что, что я должен сделать.

Ещё большая дрожь побежала через всю крепость. Она двинулась к земле намного быстрее и с меньшей устойчивостью, чем раньше. Это походило на большой шар, катящийся под гору и набравший достаточно скорости, так, что не мог быть больше остановлен. Она должна была забрать этого идиота оттуда. Если всё пойдёт по нарастающей, она больше не сможет достать его. Микото пришла к этому выводу главным образом с помощью интуиции.

Но затем самолёт внезапно двинулся. Он трясся, будто собирался отдалиться от крепости.

— Подожди!! Что ты творишь!?

— “Дрожь крепости преодолела определённую отметку, ” — сообщает Мисака. Если мы по-прежнему будем находиться близко к ней, есть опасность, что мы врежемся в неё.

— …!!

Всё ещё уцепившись за дрожащее крыло, Микото вытянула руку и использовала магнетизм.

Ей было всё равно, если она делала это против его воли.

Она с помощью магнетизма схватит пуговицы на его школьной форме, пряжку его ремня или что угодно, что сможет, и вытянет этого парня с крепости.

Это было то, что она собиралась сделать, но магнитная нить, соединяющая её и этого парня, внезапно оборвалась.

— А…?

Микото беспомощно глазела, потому что не понимала, что же произошло.

Но сразу же после этого до неё дошло.

Парень обладал таинственной силой, которая могла сводить на нет все способности Микото.

Он отрезал свой последний путь к спасению.

Он потерял свой последний шанс.

Хотя у неё была сила, с которой она могла противостоять танку, и хотя у неё была сила, с помощью которой она могла остановить пуск ядерной ракеты, её было недостаточно, чтобы спасти одного этого парня.

Самолёт отдалился от крепости, продолжавшей неустойчиво падать. Сестра сильно качнула истребитель, и Микото свалилась в кабину с несущего крыла. Затем она закрыла фонарь. Сразу же после этого благословение таинственного поля, окружавшего крепость, исчезло.

Причина была проста.

Они уж были слишком далеко от крепости.

И они оставляли позади того парня, который сказал, что он должен ещё кое-что сделать.

Крики Мисаки Микото были единственным, что осталось позади.

Часть 5

(…Есть ещё кое-что, что я должен сделать.)

Самолёт улетел.

Этот истребитель, возможно, был его последним средством спасения.

Но Камидзё повернулся к нему спиной.

Всё ещё не конечно.

Если бы структура, именуемая Вифлеемской Звездой и имевшая радиус более 40 километров, свободно упала, он не знал, сколь много урона получит небесное тело называемое Землёй. Пока он что-то с этим не сделает, война не будет окончена.

(И…)

Камидзё осмотрелся в поисках некоего объекта. Это был духовный предмет дистанционного контроля, который извне мог управлять Индекс. После последнего удара он упал в какую-то трещину в полу, Камидзё должен был найти и уничтожить его.

Крепость дрожала под его ногами.

Тряска возбудила его беспокойство, как внезапная остановка движущегося на постоянной скорости лифта.

Крепость долго не протянет.

Когда Камидзё вспомнил об этом, он услышал девичий голос.

Он слышал голос в крепости, где больше никого не должно было быть.

— Тома.

Это был голос, который он хотел услышать так долго.

Духовный предмет был уже не в руке Фиаммы, но всё ещё должен был функционировать. Сознание девушки больше не было в чьих-то руках, и оно дрейфовало, где-то в области духовного предмета.

— Тома.

Прозрачное тело девушки появилось, как будто всплыв из воздуха. Игнорируя силу тяжести, она смотрела на Камидзё, всё ещё будучи вверх ногами.

— Почему ты не сбежал? — сказала она.

— Потому что ничего ещё не окончено.

Ответив, Камидзё продолжил идти вглубь Вифлеемской Звезды. Он не искал наугад. Девушка звала его к духовному предмету, который он искал.

— Мало того, что мне приходится заниматься твоим духовным предметом, но мне приходится иметь дело и с этой крепостью.

Сказав это, Камидзё неожиданно нахмурился.

Была одна вещь, которая не была решена в сражении с Фиаммой, что Справа.

— …Прости.

Это был вопрос, о его потерянных воспоминаниях.

Это был вопрос о том, было ли на самом деле правильно ему, скрывать этот факт от неё.

Он не хотел причинять боль Индекс. Он хотел быть Камидзё Томой, которому она доверяла. Но не было ли это действительно лишь потому, что Камидзё сам не хотел видеть потрясённое лицо Индекс? Не потому что он просто боялся, что она оставит его?

Теперь, когда сражения с Фиаммой закончилось, он понял.

Если он действительно чувствовал, что это было ради неё, то преодолел бы это.

Он мог преодолеть то, что причиняло боль, то, что было неприятно и всё остальное.

Он не мог бояться там, где находился.

— Я сделал по отношению к тебе что-то ужасное. Я обманывал тебя всё это время. Я расскажу тебе всё сейчас. У меня нет доказательств того, что я cделаю это, вернувшись с Вифлеемской Звезды, так что я скажу тебе тогда, когда могу.

Камидзё лишь немного опустил голову.

Но потом, он снова решительно её поднял.

— Я…

Он скажет ей.

Он чувствовал, что открыть рот для этой цели, потребовало больше мужества, чем на то, что он делал раньше.

— Я…

Это было то, чего он скрывал так долго.

Его потеря памяти.

Он открыл рот, чтобы сказать правду.

Двигая своими губами и говоря, у Камидзё была одна мысль.

(Это было так давно.)

— Всё в порядке, — сказала Индекс, как будто бы перебивая его. — Это… больше не имеет значения. Пока как обычно, ты возвращаешься, ни что иное не имеет значения.

— …

Он замолчал, но лишь на немного.

Он чувствовал, что не мог позволить себе стать зависимым от этой доброты.

— Я вернусь.

Тем не менее, быть строгим с собой и пессимистичным, это — две разные вещи.

Он определённо вернётся живым.

Чтобы убедиться в этом, Камидзё Тома сделал следующее обещание.

— Я не хочу делать это с помощью духовного предмета. Как только я вернусь, то удостоверюсь, что откланялся тебе лично.

Камидзё посмотрел на панель, находящуюся на соседней колонне. Это было устройство связи с микрофоном, так что используя его, можно было говорить через колонки, установленные во множестве мест на Вифлеемской Звезде. Он не мог читать надписи на русском, но он видел число, которое было написано рядом с устройством.

— Скажи Англиканской церкви, что частота 50.9 МГц. Это позволит подключиться к этим динамикам. Я не знаю, какой урон нанесёт эта огромная масса, если просто упадёт вниз. Мы должны в несколько этапов снизить её скорость и заставить упасть где-то, где это безопасно. Я единственный, кто есть тут, так что мне нужен совет, относительно того, что мне делать.

— Я не могу, — тревожным голосом сказала девушка. — Я не могу вернуться в своё тело по собственному желанию.

— Да, — с готовностью ответил Камидзё.

Он смотрел на раздражающий, похожий на трубку духовный предмет, лежащий на полу.

— Поэтому я посылаю тебя назад, прежде, чем отправиться сам.

Он протянул руку и схватил маленький магический предмет.

Больше ничего не потребовалось.

Он рассыпался и утратил силу, сковывавшую эту девушку, и её прозрачное тело исчезло, как будто стёртое ластиком.

Теперь, он действительно был один.

Вифлеемская звезда продолжала падать, а скорость её постепенно росла. После того, как она преодолеет определённую точку, у него не будет возможности остановить её свободное падение на поверхность.

Эта громада радиусом более 40 километров столкнётся с землёй.

Если это произойдёт, то земля в 21-м веке могла доказать, что удар метеорита мог вызвать ледниковый период. Некоторые историки могли и порадоваться, но для большинства людей, это не будет ни чем иным как трагедией.

Финальная битва началась.

То, что лежало на чаше весов, было судьбой планеты.

Часть 6

— Согласно информации предоставленной Римско-католической и Русской Православной церквями, Вифлеемская Звезда парит в небе, используя 20 огромных подъёмных духовных предметов. Потеря Фиаммой силы, начала цепную реакцию, которая снизила их эффективность. Такими темпами, она потеряет всю подъёмную силу через час и в этот момент, полетит к поверхности в свободном падении.

Голос Стейла Магнуса шёл из динамиков расположенных по всей крепости. Его оставили с целью защиты Индекс, но теперь, когда духовный предмет дистанционного контроля был уничтожен, от него больше этого не требовалось.

— Но уничтожив определённые из тех двадцати духовных предметов, мы сможем контролировать ориентацию и контролировать направление движения Вифлеемской Звезды. И твоя правая рука идеально подходит для этого.

— Какие определённые точки я должен уничтожить?

— Секундочку. Я только что получил схему. Она просто показывает ожидаемую схему размещения, так что на самом деле всё может отличаться. Если ты заметишь что-то неуместное, скажи мне.

Камидзё следовал инструкциям Стейла и передвигался с помощью монорельсовой дороги проложенной в крепости и на своих двоих, когда её не хватало. Если он потерпит неудачу, это 6 миллиардов жизней.

— Я тебе скажу где они находятся, но тебе нужно уничтожить номера 3,9 и 13 на юге. Это изменит траекторию Вифлеемской Звезды. Ты направишь её к краю Северного Ледовитого Океана. Снижением скорости до самого конца и приземлением на воду, удастся свести до некой степени удар. Учитывая высоту и массу это единственный способ, который не причинит серьёзный ущерб глобальной окружающей среде.

— Не увеличится ли скорость, с которой крепость снижается, если уменьшить количество подъёмных духовных предметов.

— Они имеют общий источник энергии. Чем меньше их, тем большую мощность будут иметь остальные. Конечно, есть предел тому, что может сделать один, но тебе не надо беспокоиться о том, что общая мощность настолько ослабнет. На самом деле, избавившись от нескольких из них, можно временно увеличить мощность.

— Может ли падение его в океан вызвать цунами?

— Города на побережье Северного Ледовитого Океана получили приказы об эвакуации. Это практически коробило, как сговорчивы и услужливы были Римско-католическая и Русская Православная церкви. В противном случае, мы должны были бы осознавать, каков был минимальный уровень неизбежного вреда.

Пока они говорили, Камидзё прибыл к духовному предмету #3.

Это было похоже на завод.

Гигантский объект, больший по размерам, чем школьная площадка, был разделён на различные выстроенные в линию пространства, через которые пробегали дюжины толстых труб. Там были металлические лестницы и проходы, ветвившиеся по всей области. Камидзё мельком уловил проблески зелёных частиц света, которые, по его мнению, могли быть тем, что держало гигантскую крепость в воздухе.

Камидзё ударил кулаком по соседней трубе.

Больше ничего не потребовалось. Бесчисленные трещины побежали по трубе, прямоугольное каменное здание наклонилось и внутри произошло множество ослепительных взрывов. Камидзё ускользнул оттуда, чтобы не быть вовлечённым в это и побежал в духовному предмету #9.

— …Я никогда не думал, что закончу сражением вместе с тобой, в самом, самом конце, — сказал Стейл. — Это не должен был быть я. Мы получили кусочки доклада от это девушки, когда она наконец очнулась. Её сознание было на Вифлеемской Звезде. Разве ты не мог разрешить это, опираясь на её знания?

— Ты должно быть шутишь. Ты и правда думаешь, что я мог позволить Индекс страдать, хоть даже минуту дольше?

— Ясно. Не в моём стиле, быть перед кем-то, таким как ты в долгу, но лишь в этот раз, я смирюсь с этим.

— Если ты и правда так думаешь, тогда не мог бы ты послать поисково-спасательную группу туда, где как ожидается, я приземлюсь? Я бы предпочёл не ждать, плавая в ледяной воде.

— Я прослежу, чтобы этим занялись, — ответил спокойно Стейл. — Если работа по поэтапному опусканию крепости пройдёт как надо, ты должен выжить при посадке.

Пока они говорили, Камидзё так и упорно бежал по Вифлеемской Звезде.

Он уже почти был у духовного предмета #9.

Камидзё чувствовал, что это как-то разрешится. Всё относительно великой войны, начавшейся с конфликта Римско-католической церкви, было ужасно, но всё это устроится в конце. Он хотел убедиться в этом. Камидзё сфокусировался лишь на беге, веря в то, что это будет правдой.

А затем…

— Что это…? — сказал испуганный голос из динамиков.

Камидзё слушал, продолжая бежать.

— Это странно. Здесь что-то огромное… Телезма? Почему она здесь…?

У Камидзё было очень плохое предчувствие относительно того, что это означало.

Но он не мог остановиться. Пока Камидзё бежал к духовному предмету #9, Стейл сказал.

— Почему Миша Кройцев возрождается сейчас?

Часть 7

В это время архангел, ранее выступавший на стороне Фиаммы, что Справа, снова получил тело в этих зимних русских краях. Неустойчивость четырёх великих элементов была исправлена Фиаммой. Теперь она уже не была Мишей, смесью Михаила и Гавриила. Теперь это был чистый архангел. Не было бы неправильным сказать, что её цель была до какой-то степени достигнута.

Но этого было недостаточно.

Это было несовершенно.

Её цель была вернуть своё существование в правильное положение. Теперь, когда она начала сходить с рельсов, она не видела ничего, кроме этой цели и не думала, сколько вреда причинит в процессе её достижения. Она просто хотела вернуться. Для этой и только для этой цели архангел снова пришла в движение.

Огромное количество Телезмы, рассеянное по местности, собралось в одной точке.

Архангел была разорвана на части силой научного ангела, но это не повредило её существу. Если ударить кулаком по воде, она разлетится во все стороны, но реальное количество воды не изменится. Здесь было то же самое.

Но этого было недостаточно.

Это было несовершенно.

Поскольку её действиям ранее воспрепятствовали, архангел хотел увеличить объем практической силы. Она хорошо знала, что было нужным для этого материалом. Она правила водой. Зимой Россия была покрыта снегом, но даже всего этого снега, если его расплавить, было недостаточно.

Но этого было недостаточно.

Это было несовершенно.

Но этого было недостаточно.

Это было несовершенно.

Но..hwsr...этого было недостаточно.

Это...zvdf...было не....zdfb...совершенно.

Бу....ггггггаааааааааааааааааааааааа.

Верно.

Ей нужно было дополнительно убедиться, когда это касалось невероятной силы, нужной, чтобы исправить ситуацию.

Это должен был быть большой объем льда со специальными символами и знаками.

Например, особый лёд, который существовал на полюсе планеты.

— Что происходит…? — простонала монахиня лет 20 в Соборе Святого Георгия в Лондоне.

Она отвечала за наблюдение за потоками магической энергии внутри России.

— Миша Кройцева начала движение к северу на высокой скорости!! В то же время лёд на Северном полюсе начал стремительно таять!! Я обнаружила между ними мощную линию Телезмы! Между ними явно происходит двустороннее взаимодействие!!

— Она создаёт новую силу? ...Нет, возможно, она пополняет своё физическое тело, — пробормотал Стейл, нахмурившись.

Когда он думал об этом, если этот ангел мгновенно растопил лёд в Северном Ледовитом океане, это создало бы явление вроде огромного цунами в областях, близких к Северному Ледовитому океану. И если ситуация продолжила бы развиваться до крайней степени, мог произойти абсурдный фреатический взрыв, покрывающий область с радиусом в 1000 километров.

Кроме того, это будет не так просто. Миша Кройцева уже сурова, так насколько же её сила увеличится, если она поглотит достаточно воды и льда, чтобы уничтожить Северный Ледовитый океан? Теперь, когда Фиамма побеждён, что будет с архангелом? Возможно, у неё не было реальной цели. У него не было никаких идей, что происходит, но то, к чему это приведёт в итоге, было очевидно.

Им не выдержать это.

Во-первых, он сомневался, что материалы физического мира могут поддержать полную мощность ангела, созданного богом. Даже Миша Кройцева из Падения Ангелов была неполным проявлением. Если Миша попытается выдать больше, чем гипотетическое значение, то физическое тело взорвётся, излучая огромное количество Телезмы.

Это будет взрыв планеты на северном полюсе.

Как минимум, на северном полушарии земного шара будет уничтожена вся жизнь. Возможно, это вызовет значительное искажение орбиты планеты, так что она покинет солнечную систему.

(Но как мы должны остановить её?)

Стейл смотрел на доску, по которой автоматически двигались магниты.

(Неясно, могли ли мы сдержать прежнюю версию Миши, даже если сражались в одной команде. Конфликт с таким раненым архангелом только увеличит наши потери.)

Но если они ничего не сделают, ситуация определённо разовьётся в сторону разрушительного исхода.

И тогда...

— Эй, что ты делаешь? — пробормотал Стейл, не думая.

В траектории Вифлеемской Звезды произошла перемена, хотя раньше она нормально продолжала свой путь. Она начала двигаться по пути, сильно отличающемуся от того, что планировали Стейл и другие. Он подумал, что это может быть какой-то сбой в крепости, но согласно по данным мониторинга, никакой проблемы не было.

Камидзё Тома явно сделал что-то с огромными духовными предметами для подъёма, намеренно послав крепость в сторону от безопасного маршрута. Он сделал это, чтобы остановить Мишу Кройцеву, направлявшуюся в Северный Ледовитый Океан.

Скорость потери высоты увеличилась.

Камидзё Тома бежал по крепости со всех ног.

На границе Северного Ледовитого океана, на этой части между землёй и морем, Камидзё уничтожил духовные предметы для подъёма, чтобы исказить траекторию спуска крепости. Он сосредоточился исключительно на беге, чтобы противостоять архангелу.

Что-то странное творилось на поверхности земли.

Какие-то мелкие предметы приближались с большой скоростью.

Камидзё видел, как белый снег нарушается вдоль какого-то пути, по которому кто-то летел на низкой высоте с чудовищной скоростью. Снег не просто сносило в стороны. Весь снег в радиусе сотен метров...нет, нескольких километров от “неё” поглощался.

Толстая длинная линия, которую провёл по белой земле архангел, приближалась. Никто не мог остановить её продвижение. Казалось, что по ней стреляют человеческие фигуры каким-то светом, казавшимся магией, но архангел не обращала на них внимания. Она просто прошло насквозь, и профессиональных магов отбросило прочь.

Архангел прошла над берегом и достигла Северного Ледовитого океана.

В то же время Вифлеемская Звезда упала прямо сверху.

С жутким грохотом архангел и огромная крепость рухнули в океан. Внутри тонущей крепости Камидзё использовал все, что у него было, чтобы направиться глубже и глубже вниз. Не в силах устоять перед колоссальным давлением, стены и колонны крепости начали рушиться одна за другой. Ледяная морская вода хлынула внутрь, но Камидзё не обращал внимания. Он сосредоточился исключительно на том, чтобы погружаться все глубже...и глубже. Крепость оказалась ниже уровня моря.

Больше не было никакого освещения.

Была лишь одна светящаяся точка в этой неясной тьме.

Мирный огонёк был синим и глубоким. Он напоминал свечение луны.

Камидзё Тома сжал правый кулак изо всех сил. Его противник обнаружил его. Свет в их глазах столкнулся во тьме, прежде чем они столкнулись по-настоящему. Простой парень, который оказался окутан этой аурой убийственного намерения, продолжал двигаться вперёд, не останавливаясь до самого конца.

Многое произошло на его пути.

Все началось в тот момент, когда он потерял свои воспоминания. Он продолжал идти вперёд, обманывая одну девушку, чтобы не огорчить её. Он сражался с алхимиком, чтобы спасти девушку, у которой была особенная кровь. Он сражался с сильнейшим монстром, чтобы спасти Пятый Уровень #3 и её Сестёр. Смертельная битва развернулась с предателем одноклассника в пляжном домике. Многое произошло 31 августа. Он сражался с настоящим големом, чтобы спасти свою подругу, которая была агрегацией рассеивания НД-полей. Он ввязался в схватку с крупнейшим ответвлением Христианской церкви, чтобы спасти монахиню, которая по её словам имела расшифрованную Книгу Закона. Был случай, связанный с младшеклассницей Средней Школы Токивадай. Во время фестиваля Дайхасейсай он защитил Академгород от угрозы Croce di Pietro, когда в этом оказались замешаны член координационного комитета и другие его одноклассники. В Кьоджа в Италии он штурмовал ледяной флот, чтобы спасти девушку, которая раньше была его врагом. 30 сентября он сражался с женщиной из Трона Справа от Бога, чтобы спасти свою подругу, которая полностью изменилась. Он наслаждался изысканными сукияки с одноклассниками, а потом сражался с Вне-Навыком, чтобы спасти мать девушки из Средней Школы Токивадай. В Авиньоне во Франции он сражался с Троном Справа от Бога из-за Документа Константина. С помощью Церкви Амакуса он сражался с могущественным Святым в подземном районе Академгорода. В Лондоне он остановил восстание, возглавляемое Второй Принцессой.

И теперь...

(Это была так долго.)

Не все, что происходило на его пути, было приятно.

Он причинял боль другим и ему причиняли боль снова и снова и снова. Это был цикл из этих двух вещей.

Но Камидзё Тома ещё мог бежать.

Он знал, что эти действия спасли немало людей.

И поэтому он мог направиться прямо к своему величайшему противнику, к архангелу.

(Верно, мир может быть уничтожен однажды. Даже у планеты есть срок жизни, и я знаю, что она будет поглощена расширяющимся солнцем, прежде чем достигнет его. И вероятность, что жизнь на лице планеты будет стёрта, прежде чем дойдёт до этого, может быть весьма высока.)

Думал Камидзё, пока бежал вперёд, сжав кулак.

(Но не обязательно конец будет таким трагическим. Нет ничего неправильного в том, чтобы сражаться, чтобы остановить это.)

С мощным ударом два существа столкнулись.

В это же время Вифлеемская Звезда была разрушена из-за повреждений, вызванных падением.

И...

30 октября...

Академгород и Англиканская церковь.

Римско-католическая церковь и Русская Православная церковь.

Третья Мировая война, которая началась с конфликта между двумя союзами, подошла к концу.

В конце этой войны остатки Вифлеемской Звезды, которые упали в Северный Ледовитый океан, были проанализированы.

Вода нанесла какой-то урон прибрежным городам, но никто не погиб.

Удар от падения крепости в воду полностью уничтожил саму крепость.

Архангел Миша Кройцева направлялась в Северный Ледовитый океан, но от неё ничего не осталось. Было предположение, что поддерживавшая её существование энергия исчезла, и она перешла в иную фазу, превратившись в чистую энергию. Плавление льда в этой области океана остановилось.

Не было никаких признаков выживших в этом районе океана.

Были посланы поисковые команды союза трёх основных ветвей Христианской церкви, но ни одного выжившего не было найдено в этой морской воде с температурой 2 градуса.

В итоге Камидзё Тома встретил свою вторую “смерть”.