Том 22    
Глава 10. Окончание Предварительных Приготовлений к Заключительному Заклинанию. Rebirth_the…


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
Вечный
2 г.
Искать самому нужно
SLASOR
3 г.
+ к вопросу в предыдущем комментарии. Тоже хотелось бы почитать/скачать но в томах со сторонним переводом ничего нет,
asrind
4 г.
Где можна скачать все тома Магического индекса на русском?
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 176.109.175.169:
Нет изображения 3 с конца (ст.225)
vorfeed
5 л.
Здесь также
Мелтдавнер,а не Мелтдаунер.
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 176.195.89.130:
А где текст?

Глава 10. Окончание Предварительных Приготовлений к Заключительному Заклинанию. Rebirth_the…

Часть 1

Саша Кройцева бежала по Вифлеемской Звезде.

Вифлеемская Звезда была храмом такого масштаба, которого никогда не существовало за всю историю Христианской церкви. Однако, внутри было до пугающей степени тихо. Она не видела ни одного боевого священника. Ей казалось, что какая-то глубокая часть Фиаммы, что Справа, была высечена в этой темной тишине. На фундаментальном уровне этот человек не доверял тем, кто считался его товарищами. Вот почему он создал эту постройку.

Атака Фиаммы разделила её с парнем, который, очевидно, был учащимся из Академгорода.

Ей действительно стоило пойти помочь ему, но она прекрасно знала, как были малы её шансы против Фиаммы, что Справа в Союзе Элизалины. Он был чудовищем. Он почти превзошёл законы магии.

Однако, все было иначе, если Фиамма, что Справа не был единственным противником.

(Моё личное мнение: Этот храм и изменённое ночное небо прочно связаны с Проектом Вифлеем, и весьма вероятно, что Фиамма связан с Вифлеемской Звездой с помощью магии, чтобы управлять ей.)

Продолжая с осторожностью следить за окружением, Саша быстро побежала по коридору.

(Вспомогательное пояснение: Даже если я не могу справиться с Фиаммой, мне может удастся непрямая атака через Вифлеемскую Звезду.)

Так или иначе, ей нужно было спешить.

Она не знала никаких подробностей об этом парне, но он не выглядел тем, кто много знал о магии. В таком случае он был одним из тех, кого должна была защищать Русская Православная церковь, в задачи которой входило расследование и искоренение оккультизма. Из-за того, что она использовала новичка, чтобы выиграть себе время против того монстра, она чувствовала желание добровольно наказать себя.

(Но где конкретно я нанесу предполагаемую атаку? Вифлеемская Звезда — огромный храм радиусом более 40 километров. Займёт немало времени, чтобы найти место для нападения!!)

Сашей овладело нетерпение, и тут со стороны колонны послышался странный голос:

— Та-да! Та-да! Та-дааа!!

— ?!

Тело Саши застыло, как у удивлённой кошки, и она сняла монтировку с ремня на своей талии. Однако, наконечник стального инструмента не ударил динамик, когда она взмахнула им, как в японском иайдо.

Там была стальная перчатка.

Духовный предмет, созданный из механических частей так, чтобы выглядеть, как рука, ударил монтировку, видоизменённую для пыток, и в воздухе пролетели искры.

Стальную рукавицу держала девушка, одетая в то, что напоминало форму для игры в лакросс, поверх которой была курточка. Под задней частью ее юбки был виден искусственный хвост, размахивающий туда-сюда.

— Ах. Рада, что смогла воспользоваться стальной рукавицей, чтобы схватиться за внешнюю стену Вифлеемской Звезды, когда она начала подниматься. Я пыталась построить линию связи с Беилоп и остальными на поверхности, но защита этой крепости прочнее, чем я думала, так что мне не удалось создать отверстие, чтобы пробиться через него. Прямо сейчас я пытаюсь запихнуть себе в голову столько технологий этой крепости, сколько смогу, ради блага Англии. Я делала это, пока искала одного важного парня, след которого потеряла.

Черноволосая девушка, похоже, не обратила внимания, что на неё напали с монтировкой.

— Ты из Русской Православной церкви? Похоже, у тебя неприятности, так что я пришла, чтобы рассказать тебе о прейскуранте. Советую вариант с остановкой в пути, сейчас это дёшево.

—…?

Саша выглядела озадаченной, и черноволосая девушка умело показала хвостом в определённом направлении. Она показала в нижнюю часть храма, где свисало огромное число квадратных контейнеров.

— Это что-то вроде аварийных спасательных устройств. Это какая-то помесь автобуса с парашютом. Похоже, маги Русской Православной церкви могли бы попытаться оказать сопротивление Фиамме, чтобы не дать ему закончить его план, но тогда он просто выкинет их наружу, так что я привела их сюда прежде, чем это могло произойти. Хе-хе.

— ...Мой первый вопрос: что ты понимаешь под графиком платежей?

— О, я на самом деле не собираюсь брать деньги. Все, что я делаю, я совершаю во благо Англии. Я вытащу тебя отсюда, если ты пообещаешь помочь нам, если Англия когда-нибудь будет в затруднительном положении, — сказала с широкой ухмылкой черноволосая девушка.

Из-за высовывающегося из миниюбки хвоста она напоминала демона, но другие её части были милы и нежны. Она была как маленький озорной дьяволёнок. Саше было любопытно, что та девушка планирует заставить её сделать после этого словесного обещания. Однако, Саша не особо беспокоилась об Англии, так что не стала спрашивать.

— Мой первый ответ: Убедись, что все, кто желает покинуть фронт, выберутся. Вспомогательное пояснение: Я пока не намерена уходить. Я должна нанести хотя бы один ответный удар по Фиамме, что Справа.

— Э-хе-хе. Поняла. Не забудь, что я заставлю тебя отплатить за эту услугу, официально или неофициально.

С громким лязгом контейнеры, подвешенные в нижней части храма, вылетели в ночное небо. На поверхности сверкали огни войны, но об этом не нужно было беспокоиться. Пассажиры были профессиональными магами Русской Православной церкви.

Черноволосая девушка слегка помахала хвостом.

— И как ты собираешься нанести удар по Фиамме?

— Мой второй ответ: Я не чувствую необходимости отвечать на твой вопрос.

— Ты меня бесишь. Хочешь жвачку?

Лицо Саши, прикрытое чёлкой, помрачнело.

— ...Мой третий ответ: Не понимаю, зачем люди кладут себе в рот эту массу синтетических веществ.

— Со времён манны в Новом Завете[✱]Непонятно, намеренная это ошибка или нет, но приключения с манной небесной описаны в Ветхом Завете, а не в Новом (прим. переводчиков), христиане всегда были известны любовью к сладостям.

Саша проигнорировала идущую за ней черноволосую девушку и побежала дальше по Вифлеемской Звезде. Она не имела полного представления об устройстве храма, но у неё была мысль насчёт расположения устройства, которое ей было нужно.

Она направлялась к устройству, которое соединяло Фиамму, что Справа с храмом.

Если предположить, что Вифлеемская Звезда работала на основе идеи “церкви” христианской магии, современной и старой, западной и восточной, то количество, цвета и расположение частей, составляющих храм, должно быть одинаково, независимо от его размера.

Проще говоря, он собрал лучшие материалы со всего света и значительно увеличил размер, но по-прежнему следовал той же базовой схеме. В таком случае не было необходимости поддаваться на обман размера или эффектности. Знаний, которыми обладала волшебница Саша Кройцева, было достаточно.

Внезапно, Саша остановилась. Она не была в той важной части храма, на которую указывали её знания. Саша выглянула в окно. Через него она видела тёмное ночное небо, раскинувшееся вокруг, и другую постройку.

Стены и потолок постройки были по большей части разрушены, так что она видела его внутреннюю часть со своего места.

Фиамма, что Справа заносил гигантский меч, который заслонял собой ночное небо.

И Саша видела, как правая рука стоящего перед Фиаммой парня была чётко отрублена у плеча.

Часть 2

Василиса, женщина, руководившая особым подразделением Русской Православной церкви, известным как Аннигилятус, прибыла в Москву. Темно-красные пятна подчёркивали красный цвет её религиозного одеяния. Оттянутые уголки её губ были окрашены жидкостью того же цвета.

Однако, не все это была её собственная кровь.

У Василисы также были красные пятна под ногтями на обеих руках, и этими руками она распахивала главные двери большого дворца. Множество наёмных убийц немедленно атаковали её, но она не обращала на них внимания. Она не обращала внимания на их силу, или на то, что когда-то все они были её союзниками.

Она отбросила их прочь.

— Старуха-людоедка из избушки на одной ноге... — пропел голос молодой девушки.

И как только она окончила фразу, старушка, одетая в разорванные тени, высвободила во дворце свою ярость. Огромная масса огня взорвалась, и профессиональных магов отбросило на пол, и они заплакали и закричали.

Когда она достигла глубин храма, спереди послышался глубокий мужской голос.

— Значит, ты пришла.

Голос звучал раздражённо.

Там стоял мужчина среднего возраста, одетый в дорогую одежду епископа.

— Ты влюбилась в того монстра-людоеда, чёртова ведьма. И у тебя это нестареющее тело, полученное после полного истребления оккультизма.

— Я бы скорее назвала себя героиней волшебной сказки, Епископ Николай. Я ведь национальный идол, знаешь?

— Заткнись. Ты просто развалина, оставшаяся от девочки из волшебной сказки, которая получала счастье после того, как сожгла свою мать и сестру.

Василиса проигнорировала его.

В ответ она бросила взгляд, и чудовищная тень двинулась в ответ. Она направилась прямо к Николаю.

Николай открыл рот, чтобы сказать что-то, продолжая смотреть на приближающуюся ведьму.

— Ведьмы-людоедки довольно известны. Они именно настолько сильны. В России довольно много фольклора касается их, но истории о них всегда соответствуют одному из двух шаблонов. Или человека ест ведьма, или ведьма отпускает его. Люди почти никогда не побеждают.

С ужасным грохотом ведьма-людоедка взорвалась.

— Кстати, есть исключительный способ убить даже ведьму-людоедку.

В тот же момент вокруг Николая что-то закружилось. Это была светлая жидкость. Однако это была не обычная жидкость. Когда она появилась, на ковре, украшающем пол, начали прожигаться дыры.

— В одной из историй о ведьмах-людоедках, ведьма отвечает за два фонтана. В одном из них Живая Вода, которая даёт вечную жизнь. В другом Мёртвая Вода, которая убивает. Богатыри просили ведьму отвести их к Живой Воде, и им удалось присвоить себе Живую Воду, сбросив ведьму в Мёртвую Воду.

Ведьму-людоедку засосало в чистую жидкость, и она исчезла. Николай щёлкнул пальцами. Вода устремилась к Василисе подобно цунами и покрыла её вплоть до головы.

— Это исключительно редкая победа, доставшаяся людям.

Жестокая сцена разворачивалась перед Николаем.

Левая половина тела Василисы полностью исчезла. От её руки осталась только кость, её женственный силуэт распадался от груди до живота, и внутренности, психоделически окрашенные, были готовы выпасть. И Василиса продолжала разваливаться. Через менее, чем минуту, у неё в голове не осталось бы ни одного волоска.

— Эта война — война России. Глава Русской Православной церкви, Патриарх, лично подписал этот национальный политический курс, — сказал Николай, как бы выплёвывая слова. — Не знаю, что ты думаешь, но ты наверняка знаешь, что такое пытаться остановить его.

Но потом епископ нахмурился.

Что-то пошло не так.

Выражение боли или страха не появилось на лице Василисы даже после того, как половина её тела распалась. На неё лице была все та же улыбка, заставлявшая недоумевать, о чем же она думает.

И потом её губы зашевелились, хотя она должна была уже лишиться лёгких.

— О, дорогой. Подписи, полученные с помощью уловок, обычно признаются недействительными.

В тот момент, когда Николай шагнул назад, раны Василисы набухли. Со странным звуком части тела, которые разложились, заново выросли из тех мест, где они должны были быть.

— Документ, относящийся к войне, использовал военный формат команд вместо формата команд Русской Православной церкви. И Патриарх не привык отдавать приказы по сети. ...Интересно, мог ли кто-то сделать так, чтобы он поставил электронную подпись на какой-то подставной документ на планшете, и затем присоединил рукописные данные к более опасному документу? Не то, чтобы я ненавидела невинных детей или что-то вроде этого.

Несмотря на изготовление таким странным путём, новые части её тела были молоды и полны жизни. Кожа выглядела мягкой, упругой и была как у девочки-подростка.

Она выглядела в точности, как кожа героини волшебной сказки.

— И человеком, способным провернуть такой трюк, был бы тот, кто назначен на канал информации между армией и церковью. Это ты, Епископ Николай Толстой. Ты определённо самый подозрительный, но мне интересно, чего ты добивался. Это была должность Патриарха? Ты думал о том, чтобы совершить на него покушение в этой неразберихе?

— Как?

Николай смотрел на эту странно бледную и сияющую кожу, как будто не мог поверить.

— Моя Мёртвая Вода была совершенна!! Я создал этот духовный предмет из материалов, которые нашёл и которые отправили мне из отдалённых районов!! Она специально была сделана, чтобы справиться с твоей ведьмой!! Ты Василиса, о которой заботится та ведьма, так что для тебя не должно быть способа защититься от этой Мёртвой Воды!!

— Николай, Николай. Ты забыл, что ты сам сказал?

У Василисы некоторые части кожи выглядели иначе, чем остальные, как у рептилии, которая сбросила только половину кожи. Она с улыбкой покачала головой.

— Ты сказал, что ведьма-людоедка отвечала и за Живую, и за Мёртвую Воду.

— Ты не хочешь сказать...

— Конечно, хочу. Суть этой истории была в предмете, позволяющем обрести вечную жизнь. Смысл убийства ведьмы был не более, чем небольшим способом свести все к счастливому концу. Моё тело не обладает какой-то нелепой характеристикой, вроде бессмертия, но нам не нужно спорить о том, чей предмет важнее и чей сильнее, так?

Это означало, что карта, которую держал Николай, не могла убить Василису. Кроме Мёртвой Воды, он владел превосходным оборудованием, но она продолжила бы преследовать его, даже если бы он разорвал её на части.

И Василиса была не из тех магов, которые позволили бы Николаю сбежать.

— Старуха-людоедка из избушки на одной ноге.

Эта героиня волшебной сказки приближалась с улыбкой, а её нежное пение заполняло весь дворец.

— Пожалуйста, дай свою силу этой честной и беспомощной девочке. Дай мне твою невероятную силу ведьмы, чтобы я смогла разнести этого нечестного и уродливого взрослого на части, и прийти к счастливому финалу.

Часть 3

Правая рука Камидзё Томы, кружась, летела в воздухе, оставляя за собой кровавый след. Эта узкая красная линия образовывала петли, создавая странный вид искусства.

Фиамма, что Справа слегка вытянул свою правую руку.

Она схватила правую руку Камидзё, будто поглощая её.

Эта правая рука была известна как Разрушитель Иллюзий.

Эта особая правая рука могла свести на нет любую необъяснимую сверхъестественную силу, будь она научной или же магической.

— У меня есть это…

Губы Фиаммы искривились в восхищении.

С таким же звуком, с каким лопается шарик с водой, отсечённую руку разорвало на куски и кровь, плоть, кости, кровеносные сосуды и нервы, всё это аккуратно разделило и разбросало.

— Мировое окружение было подготовлено с использованием Вифлеемской звезды, и правая рука, что будет выступать в роли медиума, получена. Сила, находящаяся внутри меня, не может показать свою 100% мощь, за исключением использования твоей правой руки. Разрушитель Иллюзий, должно быть, вид очищающего инструмента, чем святая правая рука естественным образом обладает, но для меня это не более, чем мышь, жрущая в продовольственных магазинах. Однако, прибавление этой ненужной способности, к моей силе, как одну из исходных частей, заканчивает её роль. …С этим, моя правая рука будет завершена. Если я овладею силой, которая изначально должна была быть внутри меня с её полной мощностью, спасение всех будет завершено. В конце концов, моя рука обладает силой, способной спасти весь мир. Люди могут именовать его, как Тот, Кто Выше Бога, но… Меня это особо не волнует. Я не собираюсь соответствовать или превосходить его. Я лишь собираюсь собрать всю силу, что есть у меня сейчас и с помощью неё спасти мир.

Все части были поглощены в третью руку простирающуюся от правого плеча, Фиаммы, что Справа.

Его мучила боль.

Обычно, его лицо не теряло самообладания, но сейчас его брови исказились в слабом неудовольствии.

Объединившиеся плоть и кровь были безупречны, но сила Разрушителя Иллюзий рассматривала Фиамму как особый случай, и начала пожирать само его ядро.

Тем не менее, стоило упомянуть, что он не потерял свою силу немедленно.

Другими словами, сила, спящая внутри Фиаммы, постоянно создавала такую большую мощь, которую не могли свести на нет эффекты, создаваемые Разрушителем Иллюзий.

(Всё это, возможно, не было выполнено с использованием хитрых уловок, так что, кажется, удача и истинное мастерство были на моей стороне. И если бы у этого, не было такого уровня производительности, эта сила не была бы известна, как сила, которой должен владеть Сын Божий.)

Тело Фиаммы, что Справа дрожало.

Не только его сердце сжалось и сморщилось, то же произошло и с его телом, сосредоточенного вокруг его третьей руки. Это была реакция на силу, хранившуюся в центре него и теперь текущую к его правой руке из плоти и крови.

Произошло громадное изменение, как будто бы чтобы доказать, что сила способная изменить мир, снизошла.

Однако, изменение не коснулось тела Фиаммы.

Это произошло с планетой.

Небеса разверзлись.

Это явно потустороннее и неестественно устроенное ночное небо из красного, синего, жёлтого и зелёного цветов, раскололось. Так же, как рвётся старый чулок, по небосклону в разных местах, беззвучно распространялись трещины.

А за ними, был золотой свет.

Это было прямо как легенда. Это было прямо как, во всемирном религиозном искусстве. Этот опускающийся занавес света походил на сцену, в которой земля и небеса были соединены. Кто-то, кто не знал обстоятельств, скорее всего, мог ошибочно подумать, что над облаками, с которых изливался этот свет, был ангел. На самом деле, Бог и ангелы не обладали телесной формой, они были по другую сторону, в своего рода невидимой стадии, как инфракрасные или рентгеновские лучи. Тем не менее, это ошибочное впечатление, возможно, было не так далеко от правды. Этот золотой свет был огромным количеством Телезмы.

Фиамма не призывал ангела.

Возможно, более правильно было бы сказать, что он призвал в мир, где были ангелы.

Фиамма, что Справа не стал жалобно снова и снова стучать в надежде, что тяжёлая дверь откроется, вместо этого он преобразовал место, где он находился, в то, которое ему нужно.

Когда некую Христианскую святую насильно кинули в бордель, и после этого, он превратился в сияющее место для проповедей. Это было то же самое.

Когда другую израненную святую бросили в холодную и грязную тюрьму, всё пространство наполнилось сияющей силой ангелов, что превратило это место в чистый родник, и раны женщины были легко исцелены. Это было то же самое.

(Это было окрашено небесами.)

Территория вокруг них была бы окрашена надлежащим способом.

Губы Фиаммы, что Справа искривились в гримасе удовольствия, после подтверждения этого.

(Как только я перестрою глубины земли, все шестерни будут приведены в порядок, и устройства будут установлены на бесперебойную работу. Тогда этот мир снова будет двигаться, как ему и должно.)

Это означало, что ему больше не нужен был парень, потерявший правую руку.

От этого куска мяса, который был не более чем переходным устройством, державшим правую руку в этом мире, надо было как можно быстрее избавиться.

(Я спасу этот мир. Ты больше не нужен для этого.)

Фиамма протянул свою третью, которая теперь явно имела физическую форму, к парню из плеча которого всё ещё обильно хлестала кровь.

— Нужно отметить твои заслуги, ты, кусок мяса. Тебе удалось осуществить свою цель в жизни.

Она должна была решить всё.

Его третья рука более не была не завершённой, а Фиамма уже, прекратил неуклюже дрожать.

Разрушения, которые он мог теперь учинять, отличались от созданных 103 000 гримуарами.

Он обладал силой, способной спасти весь мир.

Он обладал силой, лежавшей в основе легенды.

Он был известен, как Тот, Кто Выше Бога.

Если бы это было необходимо, он мог легко уничтожить более не нужный адаптер, коим являлся Камидзё Тома, с помощью огромного взрыва света, который мог превратить всю планету в пыль.

Было бы странно, если бы не мог.

— …?

В тот момент, то что Фиамма, что Справа почувствовал сначала, был не страх или гнев. Это было сомнение.

На парне, который должен был обратиться в пепел, не было и царапины.

На самом деле, огромный вихрь света, выпущенный Фиаммой, разделился надвое прямо перед парнем и рассеялся по обе стороны от него. Однако же, эта атака несла в себе такую мощь, что могла уничтожить планету или воссоздать любую из легенд Христианства.

Это было почти как…

Это было почти как, этот вихрь был снесён невидимой правой рукой, простирающейся от раненого плеча парня.

— Что…? — сказал Фиамма, до сих пор не понимая, что произошло.

Он не мог остановить поток слов вытекающих из его собственных уст. Их количество росло и росло, словно снежный ком, катящийся под уклон.

— Я забрал твою правую руку. Так почему у тебя всё ещё есть эта сила!?

Но ответа не было.

Парень лишь опустил свою голову с испачканной собственной кровью щекой.

Собиралась невидимая сила.

Она собиралась в эту правую руку, которой не должно было существовать. Она собиралась у этой раны.

(…)

Фиамма, не поворачивая головы, посмотрел на то, что тянулось от его правого плеча.

Он действительно забрал правую руку этого парня и та рука, которую он создал из своей плоти и крови, по-прежнему содержала Разрушитель Иллюзий, особую способность, способную сводить на нет все проявления сверхъестественных сил.

Тогда что за сила собиралась внутри врага, перед глазами Фиаммы?

(Что-то…)

Фиамма почувствовал, как его губы быстро пересыхают. Он, наконец, получил правую руку, известную как Разрушитель Иллюзий. Он совершил множество разнообразных приготовлений, для получения этой странной руки, которая действовала как последний ключ. Пока у него была его сила и правая рука этого парня, которая была разделена и преобразована в духовный предмет, он был в состоянии спасти весь мир. Он получил что-то имеющее такую большую ценность и всё же…

Он уступал.

Он был омрачён.

Огромный водоворот силы сжимался у правого плеча парня и чувствовался настолько угрожающим, как будто мог вытянуть цвет из всего, что получил Фиамма.

(Что-то невидимое…)

Фиамма, что Справа снова посмотрел на лицо парня, однако не мог увидеть, что же за выражение было на нём, из-за того что голова его по-прежнему была опущена.

Казалось, не только лишь Разрушитель Иллюзий находился в теле парня. Просто способности сводить на нет сверхъестественные силы, было недостаточно, чтобы так сильно поколебать сердце Фиаммы и до такой степени заставить его насторожиться. Даже тогда, он чувствовал кожей болезненную иллюзию. Он почувствовал глубокий громкий удар в нижней части своего живота, как будто большой фейерверк взорвался неподалёку. Этот удар был похож на невидимую стену.

(Там что-то есть!!)

— …

Парень, по имени Камидзё Тома медленно поднял свою голову.

Это не было какое-то важное действие. В нём не было какой-то запредельной скорости. И оно не имело какой-то особой закономерности.

Он просто поднял голову.

Вот и всё.

Фиамма, что Справа почувствовал, как мускулы его правого плеча и шеи напряглись.

Это прибывало.

Он не знал что это, но что-то, насчёт появления чего, он должен был быть осторожен.

И…

Камидзё Тома, использовал свою собственную силу, чтобы сокрушить это невидимое “что-то”.

Другая сила появилась поверх этой великой силы, собравшейся вокруг правого плеча Камидзё. Эта другая сила, казалось, распахнула гигантскую пасть и проглотила первую. И когда она её жевала, воздух вокруг правого плеча дрожал, будучи похожим на воду с сахаром.

Эта великая сила в мгновение была уничтожена.

— …Ты, — пробормотал Камидзё. — Я не знаю кто ты.

Он говорил не очень громко.

И всё же, слова глубоко ударили в уши Фиаммы. Его сердце так неудержимо дрожало, что он чувствовал, даже одно подёргивание пальца или мигание глаза будет иметь огромный эффект на результат битвы.

— И я не знаю, что ты пытаешься сделать.

Камидзё не смотрел на Фиамму, что Справа, обладателя самой большой силы среди членов Трона Справа от Бога.

Фиамма не знал, с кем разговаривал Камидзё.

— Но…

Возможно, это было то, что лишь Камидзё Тома мог понять.

Так или иначе, он продолжал говорить.

—…Помолчи. Я позабочусь об этом.

Фиамма слышал влажный шум, и следующее, что он знал, правая рука уже тянулась от правого плеча Камидзё Томы. Эта штука поглотила такую огромную силу, а затем Камидзё отрастил новую часть своего тела.

(Он…отказался от этого…?)

Попытался пробормотать эти слова Фиамма, но после понял, что не сказал их вслух.

У него пересохло в горле и появилось такое ощущение, будто что-то застряло.

(Он отказался от всей той силы, чтобы вернуть Разрушитель Иллюзий назад…?)

Он посмотрел на правую руку парня, которую он забрал себе.

Даже тогда, внутри тела Фиаммы была рука с Разрушителем Иллюзий, после того, как он расщепил её. Тем не менее, он мог сказать, что эта сияющая сила, постепенно исчезала из плоти и крови, которые он приобрёл. Это была такая уникальная сила, которая в пределах одного мира, не могла быть у двоих одновременно. Эта сцена заставила Фиамму думать, что такое правило должно существовать. И это правило, также возможно состояло в том, что истинная сила может находиться только в пределах правой руки, когда она является частью тела парня, известного как Камидзё Тома.

Он не мог позволить себе потерять это.

Он не терял силу Разрушителя Иллюзий сам по себе. На самом деле он планировал, в конечном счёте ликвидировать функциональность руки, которую он забрал в своё собственное тело. Она действительно, лишь мешала силе, которая была внутри тела Фиаммы. Однако, если сама правая рука будет продолжать стремительно разрушаться, всё может дойти точки потери способности получать силу Фиаммы. Это было бы проблемой для его цели.

— …Я, наконец, начинаю понимать это, — сказал Камидзё.

— Понимать что?

— Я думал, твой план, казалось, слишком выходит за рамки. Ты создал Вифлеемскую Звезду, ты начал Третью Мировую Войну, ты создал альянс меж Римско-католической и Русской Православной церквями, и ты сделал гораздо больше.

Камидзё на мгновенье перестал дышать.

Следующие слова, обратились в форму вопроса, направленного Фиамме.

— Почему Вифлеемская Звезда должна быть такой огромной? Это церемониальное место предназначено для того чтобы ты безопасно и надёжно пользовался своей магией, но если бы ты на самом деле был сильнейшим существом здесь, были ли у тебя какие-то причины, отрывать куски от церквей и храмов по всему миру и собирать их вместе?

Камидзё говорил так, будто проверял по бумажке наличие предметов, одно за другим.

— Почему ты начал Третью Мировую? Ты сказал, что это было для того, чтобы собрать необходимые предметы со всего мира и сделать явным врага, которого нужно победить. Однако, это можно объяснить по-другому. Твоя способность автоматически регулирует силу твоей руки, под стать уровню твоего противника. Другими словами, чем сильнее стоящий перед тобой враг, тем больше твоя третья рука высвобождает силу. …Но почему ты должен насильно вытягивать такую громадную силу?

И каждой из этих вещей безошибочно счищал то, что создал поверх всего Фиамма, обнажая истину скрытую внутри.

— И почему ты образовал альянс между Римско-католической церковью и Русской Православной? Почему тебе была нужна военная сила, до грани контакта с другим вероисповеданием, исключая 2 миллиарда последователей Римско-католической церкви? Если бы ты действительно был бы непобедим, и ты на самом деле мог нанести поражение любому и всем врагам, у тебя не было необходимости в подготовке подчинённых.

Камидзё Тома продолжал говорить те слова, бывшие для Фиаммы, что Справа роковыми.

— Другими словами… ты боишься, не так ли? — сказал Камидзё, уставившись на Фиамму. — Ты не знаешь, действительно ли в твоём теле достаточно сил, чтобы спасти мир.

Вылетел взрыв света.

Острые когти на третьей руке Фиаммы, что Справа вытянулись, и ужасная атака c их кончиков полетела к Камидзё Томе.

Но его не разорвало на куски.

Правая ладонь, которую он вытянул перед собой, прижалась к этой буре света. Он повернул запястье так, чтобы вектор атаки, был направлен диагонально назад.

На нем не было ни царапины.

Это, можно сказать, было результатом подгонки силы, которая могла разрушить все до одной иллюзии.

И он не прекратил говорить.

Если подумать, это было очевидно.

Было абсолютно естественно, что у Фиаммы, что Справа не было доказательства этого.

В конце концов…

— Мир никогда не прекратит существование, — сказал Камидзё. — Я не знаю о легендах древних времён, но по крайней мере, я не слышал никаких современных историй о мире на грани уничтожения, как это было в легендах.

Его слова искали отверстие, через которое могли достичь неприступного Фиамму.

— И если ты никогда не предотвращал угрозу, способную уничтожить мир, ты никогда не был благословлён шансом увеличить силу достаточно сильно, чтобы спасти весь мир. Это то же самое, как и мой Разрушитель Иллюзий, который не похоже, что имеет какую-то силу, если я не окружён эсперами и магами.

Другими словами, причина, по которой Фиамма, что Справа собирал воедино всевозможные маленькие планы, создавая один большой раздутый план, была проста.

— У того, кто никогда не спасал мир, нет возможности узнать, есть ли у него сила, чтобы спасти этот мир.

— …

Фиамма, что Справа, какое-то время молчал.

Наконец его плечи затряслись.

Человек, который управлял красным, правым, огнём и Михаилом, тихо смеялся.

— …Ну и что? — таковы были слова, вытекшие из его уст.

Что-то вроде неизвестного вида злого умысла лилось из уст этого человека, учинившего беспорядки по всему миру, и кто полностью ухватил их поток своими руками.

— Это касается не только меня. Если ты живёшь на этой планете и продолжаешь выживать, минуя смерть, то ты не испытал разрушения в легендарном масштабе. Ты пытаешься сказать, что имеешь право обвинять меня? Ты говоришь, что испытал силу, нужную для спасения мира?

— Конечно, да, — без промедления ответил Камидзё.

Этот ответ разрушил ожидания Фиаммы.

— Это было не на уровне человечества живущего на всей планете и это, возможно, выглядело незначительно, если смотреть со спутника или чего-то такого, вниз, на землю, но я спас. Это может быть незначительно или не важно, но я видел мгновение, в которое “мир” одного человека был спасён.

Да.

Он попадал в происшествия снова и снова. Он сжимал свой кулак, потому что не хотел видеть перед своими глазами в крови тех людей, которых он знал. Он постоянно попадал в больницу, его правая рука была отсечена, его воспоминания частично исчезли, так, что он даже не мог вспомнить всё это.

Он практически ничего не получил взамен. Он осознавал, что эта тяжёлая работа не принесёт ему вознаграждения. Если бы он был сильнее, он, возможно, был бы в состоянии решить всё более разумным способом. Если бы он был умнее, ему, возможно, удалось бы большее.

Но именно поэтому, он знал, что получил что-то.

Камидзё Тома знал, что то, что он схватил своими неуклюжими руками, не было бесполезно.

Если бы Фиамма не попал в ловушку, внутри гигантской концепции “мира” и протянул свою руку к людям, что были перед ним, он не должен был бояться чувства, хватит ли у него силы, чтобы спасти этот мир. Даже без его раздутого плана, без его большого храма, без его специфики и без его странной правой руки, он бы не чувствовал сомнений на этот счёт.

Но он не сделал этого.

Именно поэтому он вообще не мог увидеть этого.

— Тот, кто говорит, что спасёт мир, не может защитить мир.

Это было очевидно.

Если бы Камидзё действовал на основе этой идеи, то потерял бы всё.

Под золотыми небесами, Камидзё Тома говорил с этим одиноким, который не получил ничего и никогда не протягивал свою руку.

— Ниш мир не настолько слаб, чтобы нуждаться в спасении вот таким вот ублюдком.

Между строк 7

Микото смотрела вперёд.

Ночное небо стало излучать странный золотой свет, однако, не было времени волноваться об этой странной погоде. Если бы здесь был кто-то, кто мог думать о таких вещах, когда они находились на грани ядерного взрыв, который неизвестно было, случится или нет, то этот человек достоин был занесения в Книгу Рекордов Гиннесса.

— …

Пламя вырывающееся из хвостовой части ракеты с Nu-AD1967 исчезло. Большая ракета, не могла оставаться вертикально долго с отошедшей от неё штангой, поэтому медленно, но верно наклонялась. Достигнув определённой точки наклона, она упала на землю, будто дерево срубленное лесорубом.

Ракета уже больше не могла быть запущена.

Микото слегка вздохнула и огляделась.

Чёрный дым клубился над танками и бронемашинами, принадлежавшими независимому подразделению. Они были аккуратно разрезаны на части трением железного песка, вибрировавшего на высокой скорости, и мог противостоять автоматам и пистолетам, которыми был вооружён этот отряд. Учитывая учинённые разрушения, был странным тот факт, что никто не умер.

— …Ну, я полагаю дело с концом, — неясным голосом сказала Микото, прежде чем взглянуть на Сестру.

Та высунула лишь голову из люка танка, который находился прямо посреди расположения противника.

— “Тебе в одиночку удалось победить отряд насчитывающий 200 бойцов. Вид этого, кажется, вызывает у Мисаки комплекс, ” — говорит Мисака, чувствуя себя немного подавленной.

— О чём ты говоришь? Когда вы все вместе, ваша сила порядка 10000. И у тебя есть твои силы, твоя сеть и ты обладаешь знаниями о новейших тактиках Академгорода. Эти ребята ничто по сравнению с тобой.

Сестра пробормотала что-то о желании получения такого же большого количества индивидуальности, но потом её брови дёрнулись, и она поднесла руку к своему наушнику.

— Что? Ты перехватила другую радиопередачу российских военных?

— “…Они, кажется, приведены в замешательство тем, что не могут связаться с человеком, который стоит за всем этим, Николаем Толстым, ” — сообщает Мисака с серьёзным выражением лица.

— У тебя всегда такое лицо. Так что с этим парнем, он кончил тем, что уничтожил себя? Или же может быть, отряд из Академгорода сделал это.

— “Подробности неизвестны, но подразделение, кажется, разделилось относительно вопроса того, целесообразно ли продолжать задание или же нет, ” — добавляет Мисака.

— Другое формирование? Но ведь боссом уже занялись…

— “Кажется, они решили продолжать, ” — делает вывод Мисака.

— Ах, проклятье! Почему они так загорелись этой идеей? — во все стороны от Микото летели искры. — Где следующие? Только не говори мне, что они могут вести огонь ракетами с Nu-AD1967 из нескольких мест одновременно?

— “Исходя из содержания передачи, кажется, они не могут этого сделать, ” — говорит Мисака, отрицая такую возможность. “У остатков этого подразделения, осталось лишь 10 военнослужащих командного состава, которые могут непосредственно сражаться. И, видимо, рухнувшая здесь Nu-AD1967 была единственной, которую они могли использовать, ” — говорит Мисака, слушая их радиообмен.

Даже если бы у них было больше боеголовок и ракет, по-видимому, требовалось провести несколько процессов прежде чем произвести выстрел, таких как расстановка связанных с запуском ракеты транспортных средств и развёртывание электрических контрольных линий. Микото чуть ранее разобралась с теми, кто отвечал за всё это. Оставшиеся офицеры не могли подготовить к запуску ракету или транспортировать боеголовку.

— Но ракета упала, так что они больше не смогут её использовать, да?

— “Они этого ещё не поняли, поэтому насильно пытаются отправить сигнал для запуска, ” — в шоке говорит Мисака.

Микото моргнула.

— Это значит…

— Даже если они отправят сигнал с аварийного пульта управления, двигатели ракеты не запустятся, но боеголовка может взорваться здесь, ” — говорит Мисака, озвучивая свой собственный прогноз.

— Подожди, подожди, подожди, подожди, подожди!!

Микото спешно посмотрела на упавшую ракету.

— Мы погибнем!! Если это случится, мы точно погибнем!! Ты сказала, что они удалённо посылают сигнал, так? Так что я использую свои способности, чтобы заглушить его…!!

— “Это оптическая передача, использующая инфракрасное излучение, так что твои электромагнитные помехи не возымеют эффекта, ” — предупреждает Мисака.

— Гвахх!! Да ладно! Это что, пульт от телика что ли!?

Микото сомневалась, что радиоактивность просочится оттуда так легко, но всё равно робко обошла ядерную ракету, рассматривая её. Сама ракета, была более 20 метров в длину.

— Может быть, цепи приёма передачи закоротило от моего копья из молнии…

— “Основные узлы защищены толстым слоем свинца и бронестеклом” — сообщает Мисака. “И межконтинентальные баллистические ракеты созданы с таким расчётом, что не возникнет неполадок, даже тогда, когда они проходят через грозовые облака, так что они устойчивы к высокому напряжению электрического тока, ” — говорит Мисака, оглашая очевидное. Вероятно, ракета не была выпущена, потому что сгорели системы подвижной ракетной пусковой установки.

— Если здесь используется инфракрасное излучение, тогда тут должен быть датчик, чтобы обнаружить его. Мы должны заблокировать передачу сигнала, накрыв эту штуку тканью!

—“Успеем ли мы сделать вовремя? ” — интересуется Мисака вздыхая. Приложи все усилия. Ахх. Но когда же я его увижу?

— Ты, однако же, спокойна!!