Том 20    
Глава 3. Тупик у Стены Сомнений. Great_Complex


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
jonnyrain
3 г.
Данный том срочно требует модерации. Здешнии речевые обороты - это что-то с чем-то.
machineman
3 г.
Снова злые русские. СНОВА. Ответьте кто-нибудь честно - это внешняя оболочка, а большинство населения России и её правительства(хотя бы подпольного) - адекватные? Или мне как-то грустно читать...
(если что - решил глянуть только обложки и предисловия, чтобы понимать что будет перед прочтением всего)
Kisha
5 л.
Печально когда не знаешь что происходило в 17-19 томах:(
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 77.37.132.88:
Имя президента РФ доставило)

Глава 3. Тупик у Стены Сомнений. Great_Complex

Часть 1

Иностранный отряд наёмников, известных как каперы, начал вторжение.

Хамазура Шиаге и остальные ничего не могли с этим сделать.

Как и ожидалось, каперы не показали никаких признаков беспокойства о раненом русском солдате. Их заботило только нападение.

— Сюда.

Дигурв вёл их в подполье больницы. Похоже, изначально это место предназначалось для хранения сыра и копчёного мяса. Конечно, оно не было таким прочным, как убежище. Оно не могло сдержать атаки, так что единственной целью было спрятаться от противника.

Обмороженный русский солдат, похоже, мог немного двигаться после того, как отогрелся у электрического обогревателя. Они дали ему немного консервированного сыра, чтобы помочь восстановить силы, но его выражение лица было унылым. Он скорее был обеспокоен тем, что его бросила армия, чем своим физическим состоянием.

Хамазура обнял обмякшее тело Такицубо.

Он не ожидал, что обстоятельства так сложатся. Он думал, что глухие переулки Академгорода были плохим местом, но не только они были адом. В каждом месте тьма разевала разные пасти, чтобы заглотить их целиком. Хамазура и Такицубо думали, что отчаянно бегут от тьмы, но оказалось, что "где-то далеко отсюда" ещё не значит рай.

Сверху донеслась низкочастотная вибрация.

Это звучало не как взрыв. Скорее было похоже на автомобильный двигатель, но звук был слишком громким.

— Что это? Гусеницы?

— Они могли приехать на танках, — ответил Дигурв. — Их немного. Два, я полагаю. Их не волнует методика действий обычной армии. У них наверняка нет пехоты. ...Но даже одни танки — достаточная угроза.

Поскольку это сотрясение напугало его, Хамазура спросил:

— Мы знаем, что у нас ничего нет, но врагу это неизвестно, мы могли прятаться в зданиях или за ними с противотанковыми ракетами, верно? Разве они не должны разрушать основные прикрытия с большого расстояния, прежде чем приблизиться?

— Это не обычная армия. Они только устраивают погром и у них современная техника, так что нормальная армейская теория для них ничего не значит. У них могут быть уязвимости, но они более суровы, чем некоторые механические солдаты. Лучше всего, если нас не найдут.

Ужасный звук разрушения послышался сверху.

Они прекратили свой разговор.

Звуки разрушения здания не прекращались. Вместо того, чтобы уничтожить его выстрелом, враги использовали саму тяжелобронированную технику, чтобы раздавить постройку. Это явно не было правильным способом.

(...Они забавляются.)

Хамазура сжал зубы, обняв Такицубо.

(Они ждут, пока мы не выдержим и выбежим наружу. Тогда они прицелятся и расстреляют нас, пока мы в панике.)

Каперы наслаждались убийством больше, чем выполнением своих заданий. Сдаться в слезах было бы бесполезно. Не было смысла умолять их оставить Такицубо в живых. Они просто пустили бы обоим пулю в лоб.

В его душе клокотала дикая ярость, но он ничего не мог поделать. Если бы он выскочил перед носом у каперов, это было бы только им на руку.

Дигурв, наверное, был ещё более разозлён, чем Хамазура.

Это Дигурв и остальные так много провели времени на этой земле. А то, что её беспощадно рушили наполовину ради удовольствия, должно было удвоить его гнев.

Дигурв смог справиться с этим чувством, чтобы выжить самому и позволить не быть замешанными Хамазуре и тем, кто прятался с ними.

Хамазура знал наверняка, что он не будет действовать безрассудно.

Но это не избавляло его от опасности.

Потолок внезапно провалился и бронированная машина упала вниз, как лавина.

Скорее всего, каперы не хотели этого. Они въехали в больницу, не зная, что у неё есть подвал, и провалились через пол.

Однако, это было не то, что Хамазура и остальные могли вынести.

Множество деревянных досок посыпалось вниз и Хамазура и Дигурв отчаянно откатились от них. Острые края сломанных досок вонзились в гипсовую стену. В верхней части бронированной машины была орудийная башня. Она не двигалась. Внезапное падение в подвал погнуло конец пушки.

— Бежим!! — крикнул Дигурв.

Металлическая дверь сбоку бронированной машины начала открываться.

Хамазура потащил с собой Такицубо. Он передал её Дигурву, который выбрался на поверхность.

В этот момент дверь машины наконец открылась полностью.

Хамазура смог выбраться вместе с обмороженным русским солдатом как раз тогда, когда пули из автоматов полетели во все стороны. Больнице пришёл конец. Не было ни крыши, ни стен. Она стала не больше, чем кучей хлама.

Им удалось избежать пуль, выбравшись на поверхность.

Однако, не было времени расслабляться.

Побледневший Дигурв сказал:

— Если мы останемся здесь, нас убьют. Остальные каперы в этой области могут найти нас, и все будет кончено, если те из бронемашины выберутся наверх. Нам нужно найти другое убежище, пока они не догнали нас!!

Поблизости что-то взорвалось. Хамазура и Дигурв были отброшены в разные стороны. С барабанными перепонками Хамазуры что-то было не так.

Со своего места Хамазура мог видеть Дигурва. Похоже, что ему досталось меньше. Дигурв держал Такицубо и на мгновение взглянул на Хамазуру, но потом ему пришлось убежать. Скорее всего, он бежал в сторону другого подвала.

(...Блядь. Я не знаю, где этот подвал!! Блядь, лучше бы он не позволил Такицубо умереть!!)

Хамазура медленно встал. Он был практически в абсолютной панике. Обмороженный русский солдат куда-то делся, его не было видно. Хамазура почувствовал запах дыма. Запахи еды, сигарет и других признаков человеческой жизни исчезли. Их полностью сдуло.

Он встал на колени за кучей мусора и осмотрелся.

Уже почти половина деревянных домов рухнули, и он чётко видел следы гусениц на белом снегу. Они не принадлежали бронированной машине, которую он видел раньше.

(Оружие. Есть ли оружие, которое я могу достать?...)

Он не мог разрешить этот кризис только с помощью пистолета, который был в кармане.

К лучшему или к худшему, всего в 10 метрах была установка с пулемётом. Довольно большой пулемёт был размещён в полукруге из мешков с песком. Наверняка он был здесь не для того, чтобы сбивать штурмовые вертолёты. Возможно, он просто стоял для вида, чтобы они не летали над деревней.

Конечно, Хамазура не знал, как стрелять из пулемёта.

Он в итоге стрелял бы хаотично, не в силах справиться с отдачей.

Но это было лучше, чем ничего.

Хамазура так волновался, что боялся, что подскочивший пульс разорвёт его сердце, когда он выскочил из-за мусора на белый снег. Он скорее падал, чем бежал, но смог добраться до огневой позиции, окружённой мешками с песком. Всего 10 метров, но они показались Хамазуре путём через ад.

Пулемёт был закреплён на 3 опорах. Были сделаны шарниры для вращения, и концы опор были полностью закреплены в квадратной бетонной плите колышками. Его нельзя было снять без инструментов.

— Блядь, — выругался Хамазура, доставая свой пистолет.

Он по-прежнему слышал взрывы где-то поблизости, так что он решил, что несколько выстрелов пройдут незамеченными.

В тот момент, когда он подумал об этом, из-за другого здания выехала бронированная машина. Она была примерно в 20 метрах. На ней была вращающаяся башня с параллельно установленными стволами с обеих сторон. Также там была антенна в форме тарелки. Это скорее была зенитная самоходная установка, чем танк. На ней были установлены пушки, вместо орудия для стрельбы разрывными снарядами, как на танке. Они действительно делали все неправильно. Эта машина не предназначалась для погони за противником на земле в передних рядах.

Но человек из плоти и крови все равно превратился бы в фарш под огнём этих пушек.

Хамазура был в таком шоке, что подумал, что прикусит язык, но похоже, его не заметили.

У них была другая цель.

Это была женщина лет за 30, отчаянно убегавшая с ребёнком на руках. За ней чуть позади бежала 10-летняя девочка. Лицо женщины выражало страх, усталость и унижение. Хамазура не знал, кто это, но он смог кое-что вспомнить. Скорее всего, она была из тех, кто пришёл в деревню после спасения из грузовиков. Её одежда несколько отличалась от одежды Дигурва и других.

Зенитное орудие прицелилось прямо им в спины.

Если бы хотя бы один снаряд попал в них, урон был бы столь велик, что непонятно было бы что хоронить.

Руки Хамазуры подскочили.

Следующее, что он осознал — то, что он держит пулемёт, установленный в огневой точке.

У него не было времени тщательно целиться.

Он нажал на спуск.

Пулемёт должен был быть закреплён в земле, но все равно в его правое плечо отдавался удар, как от какого-то механического станка. У него перед глазами все расплылось. Даже несмотря на это Хамазура сжал зубы и продолжал вести огонь.

Искры летели от брони зенитки.

В случае попадания огромный пулемёт имел достаточно разрушительной силы, чтобы повредить небольшой летательный аппарат.

Сила его огня, должно быть, заставила орудийную башню немного повернуться.

Когда пушки начали стрелять, пули пролетели мимо женщины и девочки, не попав им в спины.

— Бегите!! — попытался Хамазура перекричать стрельбу, несмотря на то, что они наверняка не понимали по-японски.

Зенитная установка не оставила это просто так.

С помощью большого мотора орудийная башня повернулась. Они наверняка злились, что кто-то испортил им забаву. Стволы были такими, что мяч для гольфа легко поместился бы внутри и сейчас они смотрели прямо на огневую точку Хамазуры.

— Вот дерьмо!

Хамазура немедленно отпустил пулемёт и спрятался.

И тут же хлынул поток снарядов.

Мешки с песком рвались один за другим, и упакованный в них грунт вылетал наружу. Огромный пулемёт был разорван в клочья. Такими темпами Хамазура потерял бы своё прикрытие в течение нескольких дюжин секунд. Но если бы он попробовал покинуть укрытие, такой ураган снарядов просто взорвал бы его тело.

Хамазура не мог двигаться, но зенитная установка прекратила огонь.

(Заклинило?..)

Мысли Хамазуры пошли в положительном направлении, но это было не так.

Эти каперы не следовали военной науке, в отличие от обычных солдат.

Они занимались этим для развлечения.

Они оставили пушки и вместо этого выстрелили ракетой земля-воздух.

Оставляя за собой след из белого дыма, ракета устремилась к полуразрушенной огневой точке.

— Дерьмо!!

Хамазура отчаянно выскочил из огневой точки, которой прикрывался.

Раздался взрыв.

Он перестал что-либо слышать.

Его тело взлетело в воздух из-за ударной волны. Упав на снег, он посмотрел вокруг. Он находился за зданием. Хамазура был уверен, что он примерно в 10 метрах от огневой точки. Это было не благодаря его способностям. Настолько его отбросил взрыв.

Его ноги тряслись от страха.

Что-то было неправильно с этими каперами.

Хамазура провёл жизнь в темных переулках Академгорода, за что большинство его бы не похвалили, но ненормальные нравы каперов напугали даже его. Что-то было не так с теми, кто пересекал государственные границы ради поля битвы, где можно удовлетворить свою жажду убийства.

Пока Хамазура постепенно осознавал это, он не мог двигаться.

Потом он услышал шум.

— ?!

Он был готов в панике стрелять из пистолета, не думая о последствиях, но он успел понять, кто перед ним.

Это был Дигурв, державший Такицубо. Он прошёл сюда другим маршрутом, прячась за развалинами. Дигурв не бросил девушку, которая была без сознания.

Дух Хамазуры был почти сломлен, но лицо спящей Такицубо несколько приободрило его.

— Ты в порядке? Лучше бы у нас не было больше больных и раненых.

— Э, я думал вы убежали в другое убежище?

— Я бежал, пытаясь избегать обнаружения каперами, и вот куда меня занесло.

Это означало, что каперы окружили их и сжимали кольцо. В горле Хамазуры пересохло от волнения. Он уже собирался закинуть в рот горсть снега, но у него был другой вопрос.

— Что с другими убежищами?

— Вход в одно из них неподалёку, но вокруг бродят каперы. Похоже, они ещё не нашли его, но могут догадаться, если я подойду близко.

— Дерьмо, — пробормотал Хамазура.

Шум двигателей странно затих. Зенитная установка была единственной едущей. Бронированная машина провалилась сквозь пол и больше была непригодна. Так вышло, что несколько каперов, выбравшиеся из неё, блокировали путь к другому убежищу.

— Что они делают?

— Они проверяют всё, включая чердаки и занавески. Они ищут под детскими кроватями, пытаясь найти тайники с деньгами или драгоценностями. Также они в ярости, что не могут найти свои цели. У них просто все зудит от желания убивать.

— ...Значит, они не отпустят нас. И похоже они не из тех, к чьему сочувствию можно взывать.

Каперы в итоге завалили вход в убежище.

Больше не было безопасного места, чтобы убежать в него.

Возможно, такого места никогда и не было.

Хамазура посмотрел на лицо потерявшей сознание Такицубо. Её лоб был покрыт липким потом, и чёлка прилипла к нему. Когда он нежно подправил её волосы, он понял, что его пальцы перестали дрожать.

Он не мог позволить ей умереть здесь.

Он также не хотел, чтобы люди, беспокоившиеся за неё, умерли.

Он не хотел потерпеть поражение, не в силах что-либо сделать. Ему хватило этого в темных переулках Академгорода.

Разве Хамазура Шиаге не решил сбежать от всего этого?

Он был в ярости из-за беспричинного насилия. Почему им нужна была жизнь Такицубо? Почему люди, которые беспокоились о ней, несмотря на то, что не знали её, были атакованы по такой нелепой причине? Пришло время нанести ответный удар. Если это была битва, где жизни обеих сторон были ставкой, Хамазура имел право ударить в ответ.

— ...Вы не могли бы подержать Такицубо ещё немного?

— Ч-что ты собираешься делать?

Дигурв заметил изменение выражения лица Хамазуры, да и атмосферы в целом.

Хамазура оглянулся ещё раз на лицо Такицубо, которую держал Дигурв.

— Меня достала эта срань. Я разнесу эту штуку к хуям.

— Чисто к сведению, у нас нет РПГ. У этой штуки может быть броня тоньше, чем у танка, но АК недостаточно, чтобы пробить её.

— Они похожи на накопительные стикеры, да?

Дигурв не понял странного замечания Хамазуры, и Хамазура повторил более доступно:

— Вы сказали, что собрали все мины, которые выкопали, в одном месте, чтобы передать их в неправительственную организацию, так?

Часть 2

Он бежал с базы.

Акселератор бежал по снегу.

Он не гнался ни за кем, и он не стремился к какому-то конкретному месту.

Он убегал.

Пятый уровень, #1 Академгорода убегал, держа на руках Ласт Ордер.

Он действительно испугался её.

Больше, чем Кихара Амату.

Больше, чем Какине Тейтоку.

Больше, чем Айвасс.

Больше, чем того парня.

Противник, гнавшийся за Акселератором, был невероятно пугающим, потому что угрожал разрушить основу его ценностей.

Он услышал звук электрических искр за спиной.

Это был меньший масштаб, чем у Рейлгана, третьего номера.

Однако он явно значительно превосходил стандартных Сестёр.

Он услышал звук, похожий на звук лопнувшего шарика.

С этим звуком металлический гвоздь примерно 2 сантиметра в длину выстрелил со скоростью чуть выше звуковой.

Его сила была примерно как у пистолетной пули.

Железный гвоздь выстрелил в Акселератора со спины и точно пронзил его левую руку между локтём и плечом.

Не то, чтобы он не мог отразить его.

Он не был уверен, стоит ли его отражать.

Нет, то, что он не мог решить — это нормально ли убить нападавшую этим отражением.

Он мог изменить угол так, чтобы только ранить её, но он не мог отрицать, что есть вероятность убить по ошибке или по старой привычке. Когда он подумал об этой возможности, то не смог действовать.

Сила покинула его левую руку.

Маленькая девочка, которую он должен был держать, полетела в снег.

Тепло девочки, которая поддерживала разум Акселератора, было унесено стужей, которая, как казалось, разделяла заснеженную равнину.

— Гаааааааааааааааааа!!

Разнёсся по местности его крик.

Тело Ласт Ордер упало в глубокий снег.

Акселератор даже не мог протянуть к ней руку. Он потерял равновесие и потревожил белый снег, почти полностью упав.

Он чувствовал, что смех почти вырывается из низа его живота.

У Акселератора было правило, которое он для себя назначил.

В прошлом он убил множество клонов для своего эксперимента.

Вот почему он решил, что ни при каких обстоятельствах он не повредит клонам, известным как Сестры и Ласт Ордер.

Чтобы достичь этого, Акселератор участвовал во многих кровавых схватках. Кихара Амата, Какине Тейтоку и Шиокиши из совета директоров. Его тело и ум страдали в драках с разными монстрами. Он проиграл Айвасс. Вот почему он сбежал в эту снежную страну. Его усилия были неидеальны, но он чувствовал, что сделал неплохую работу для защиты жизней и образа жизни Ласт Ордер и Сестёр. Он верил, что делал то, что необходимо для этого.

Но кроме всего прочего, Академгород создал план, направленный точно на разрушение этого. Этот план использовал его желание защищать их, даже если бы против него был весь мир, и делало это желание инструментом против него.

(Пиздец поехавшие...)

Он должен был защитить Ласт Ордер.

Он должен был победить Сестру-убийцу.

Если бы он защитил одну или позволил жить другой, Акселератор нарушил бы правило, ради которого рисковал жизнью.

(Третий сезон? Они создали ещё клонов, чтобы создать такое положение?! Они сделали это, чтобы ударить по моему слабому месту и сломать мой разум?! Академгород совершенно ебанутый. Когда я наблюдаю этих мудаков со стороны, это ещё более очевидно. С этим городом какой-то полный пиздец!!)

Он не мог думать нормально.

Это было доказательством того, что само существование атакующей потрясло разум Акселератора.

Возможно, было верно то, что психическая атака будет эффективнее против того, кто способен отразить ядерный удар.

— О, дорогой. Думаешь, ты защищаешь Мисаку? Никто не просил тебя это делать. На самом деле, довольно высокомерно думать, что это как-то компенсирует убийство более 10000 человек.

Эти слова ранили его.

Тон её голоса был тем же, но вложенные в него чувства были абсолютно иными.

— Ты уже должен сломаться. Если ты нарушишь своё правило и начнёшь битву, наверняка ты сможешь убить Мисаку, — сказал голос со стороны маски с линзами, расположенными как часовой циферблат.

В этом голосе не было страха.

Она, должно быть, была уверена, что он совершенно не способен контратаковать.

До неё было примерно 10 метров.

— Похоже, контрмеры Мисаки против твоего электрода были не нужны.

Электричество искрилось на её чёлке, торчащей из-за края маски. Она, видимо, пыталась заглушить сигнал с помощью способностей управления электричеством. Или, возможно, напрямую воздействовала на Сеть Сестёр.

Когда Акселератор подумал об этом, у него возник вопрос.

Ласт Ордер была особым клоном, державший контроль над всеми приказами Сестёр, подключённым к Сети. Если атакующая была одна из них, Ласт Ордер должны была иметь возможность заблокировать её движения одним приказом.

Управляющие должны были знать, что Акселератор забрал Ласт Ордер с собой.

И несмотря на это послали в качестве убийцы Сестру, контроль над которой мог быть перехвачен?

Это означало...

(Это просто маскировка!!)

Акселератор остановился, когда пришёл к этому выводу.

Снег отлетел в сторону, а земля под ним была разрушена и понеслась к нападавшей с ошеломляющей скоростью. Это было как выстрел из дробовика с помощью природных объектов.

В ответ атакующая просто легла на землю.

Тем не менее, она совершила это гладкое движение, просто опустив бёдра.

Нападавшая легко избежала удара, похожего на апперкот, направленного преимущественно в её лицо и верхнюю часть тела. Однако, кусочки земли попали на маску и сорвали её.

Лицо обнажилось.

В этот раз Акселератор упал в кучу белого снега.

Его не сразила какая-то странная атака. Он просто никак не мог принять тот факт, что под маской было это лицо.

— Это бесполезно, — сказала нападавшая, и даже улыбки не было на лице, таком же, какое было бы у Ласт Ордер, если бы она стала старшеклассницей. — Ты используешь Сеть Сестёр для своих вычислений. Мисака — часть Третьего Сезона, так что она может наблюдать за деятельностью Сети Сестёр и прочитать, какой будет твоя следующая атака. Придётся серьёзно постараться, чтобы убить эту Мисаку. Ты действительно имеешь возможность сдерживаться? Если хочешь сделать это, тебе нужно намерение убить Мисаку. Давай, если ты понял, убей её. Конечно, ты не можешь. Если бы ты это сделал, вся твоя работа пошла бы прахом. Тогда не мог бы ты заткнуться и позволить Мисаке надрать тебе задницу? Ха-ха-ха-ха!!

Она была подделкой.

На ней был особый макияж.

Она использовала какую-то эсперскую способность.

Акселератор встал, понимая это, но...

— Помоги. Мисаке страшно.

— ..!!

Услышав тон голоса девушки, монстр замер.

Кровь капала с его левой руки, пробитой железным гвоздём, Акселератор даже не мог поднять кулак для самозащиты.

— Кстати...

Нападавшая подняла руку к своей шее.

Он увидел тонкий шрам, который остался бы незаметным, если бы он не обратил внимания.

— На Мисаке установлены листы платы и управляющие блоки. Даже если Ласт Ордер пошлёт сигнал, чтобы остановить Мисаку, это настроено так, чтобы игнорировать сигнал, пока от совета директоров не придёт код подтверждения. Ты не сможешь остановить Мисаку, даже если будешь трогательно полагаться на эту маленькую девочку.

— ...

Ответ, который ему навязывали, был довольно прост.

Убей или будь убит.

Однако, это относилось не только к Акселератору.

Если бы это было так, он просто сдался бы и позволил ей прикончить себя.

Проблема была в том, что Ласт Ордер также оказалась замешана.

Это было не то же самое, что убийство мелкого воришки.

Также это не было ситуацией, где можно было решить все, пожертвовав своей жизнью.

Ни один из вариантов не спас бы их.

Акселератор был готов приставить к своей голове пистолет, если бы это спасло бы других Сестёр от смерти. Он не мог убить их. Даже если бы его врагом стал весь мир и если ему бы пришлось сражаться с бесчисленными монстрами из кровавой тьмы, он бы никогда не причинил страха или боли девочкам с этим лицом. Он не думал, что увидев его в крови, они улыбнулись бы, но хотел хотя бы защитить их собственные улыбки.

И теперь как победа, так и поражение создавало дилемму для Сестры в его текущем положении.

Пройдя этот эксперимент, Акселератор знал, что Академгород был на 100% серьёзен, если они заявляли, что убьют Сестёр. Он знал, что они не будут сдерживаться и не потерпят с этим неудачу, или что-то вроде этого.

Однако...

Это было...

Акселератор знал, что скорее всего потеряет это полностью, если любая из Сестёр умрёт.

— ...Третий сезон, — пробормотал Акселератор, — Если они начали это и создали тебя, значит любую Сестру можно заменить в любое время. Я уверен, что они приняли это решение и с точки зрения стоимости, и с точки зрения этичности.

— Они это сделали. И командная центр — Ласт Ордер не исключение.

Академгород проводил какой-то эксперимент. Он знал, что Айвасс было задействовано в этом плане, и что в нем использовались Сестры и их сеть.

— Но совет директоров хочет сохранять контроль над Сетью Сестёр все время, так что я думаю, главное решение о переделке Сети не было сделано, пока Ласт Ордер не пропала. Все было бы хорошо, если бы ты без всякой причины не забрал её и теперь это вышло тебе боком.

Проще говоря, это означало, что она здесь для убийства Ласт Ордер, а не чтобы вернуть её.

Если они строили заново Сеть Сестёр и её командную башню, старые экземпляры были больше не нужны. На самом деле наличие двух командных башен только повредило бы сети. Поэтому Академгород проявил инициативу и заказал убийство Ласт Ордер.

Хотя она и не сделала ничего плохого.

Это было по совершенно ненужной причине, просто для чьего-то удобства.

— Что будешь делать? — улыбнулась нападавшая.

Это была злая и эмоциональная улыбка, не соответствовавшая выражениям лиц Сестёр.

— Если ты не хочешь убивать ни одну Сестру, у тебя нет выбора, кроме как позволить Мисаке убить тебя. Но после твоей смерти Мисака нападёт на Ласт Ордер. Даже если ты остановишь её силой, Мисака умрёт. Ха-ха-ха-ха!! Что ни выберешь, твой разум разрушен. Мисака будет играть с тобой, пока твоя личность не разрушится полностью, так что начнём развлекаться!!

Эти слова отчаяния обозначили начало битвы за полное разрушение основы сердца Акселератора, которую он с таким трудом возводил.

Часть 3

Российская военная подлодка избежала интенсивного сражения в Японском море, направившись через Тихий океан. Сейчас она была около Индонезии.

Она не готовилась к атаке баллистическими ракетами по Академгороду с неожиданной позиции.

Россия уже провела атаки ракетами со всех направлений, но все они были точно сбиты. Большинство были перехвачены вне атмосферы, но часть была уничтожена загадочным лучом через 5 секунд после запуска.

Учитывая историю развития ракетостроения, это было совершенно невероятным подвигом.

Системы обнаружения, которые создало человечество, заключали в себе множество разных технологий, но они до сих пор не имели идеальной точности. Основной принцип, связанный с баллистическими ракетами, был в том, чтобы предпринять политические меры и в первую очередь предотвратить их запуск.

Подлодка находилась в районе Индонезии, чтобы выполнить контрмеры, задуманные высшим руководством. Целью подлодки было нарушение их линии снабжения.

Академгород был частью Японии, являющейся островным государством. В отличие от России, её ресурсы были скудными. Русские не думали, что война настолько затянется, но это означало, что стратегия изоляции Академгорода от его зарубежных ресурсов была уместной.

Они не могли использовать эту кажущуюся всесильной технологию вечно.

День, когда их силы иссякнут, обозначит их смерть.

Вот что думало высшее командование.

Чтобы убедиться, что ни один транспорт не пройдёт мимо, было подготовлено более 20 подлодок.

Но...

— Ничего не показывается, — пробормотал кто-то, поскольку ни одно судно не появилось за время их ожидания.

Канал, в котором они находились, был чем-то вроде магистрали для судов со всего света, а не только японских. Они действительно видели суда, направляющиеся во множество разных стран. Но ни один транспорт, направляющийся в Японию, не появился.

Быть может, они использовали другой маршрут, а возможно, их корабли были замаскированы под направляющиеся в другие страны. Они думали о множестве возможностей, но не находили ответа. Все, что они знали, это то, что Академгород не может продолжить свою деятельность без множества транспортов, приходящих и уходящих.

От одной из остальных подлодок в флоте пришла передача. И новички и солдаты устали от безделья. Полное отсутствие целей раздражало ещё больше, учитывая заточение в подлодке.

— Они действительно используют корабли? Я слышал на родине, у них какие-то потрясающие самолёты.

— Сомневаюсь, что они могут доставить все виды материалов, включая товары для ежедневного потребления, только на этих монстрах. Не позволяй силе их технологий сбить себя с толку. Ничто не изменит того, что морские маршруты лучше всего подходят для доставки больших партий товаров.

— Но мы не видели ни одного транспорта, направляющегося в Академгород. Мы даже провели несколько инспекций в стиле пиратов, но ничего не нашли. Где они? Они не в море и не в воздухе. Они же не перемещаются под водой, или как?

— Не может быть. Подлодки могут быть лишь такого размера, что их шум не будет заметен. Они не могут использоваться как крупные транспорты.

— Они не обнаружили нас с помощью радаров или сонаров, так что официально мы не существуем.

Обычно подлодка такого размера была бы заметна по шуму винта. Звук потревоженной воды был бы обнаружен.

Этого не происходило потому, что у этой подлодки не было гребного винта. Вместо этого её поверхность обнаруживала движения океанских течений и использовала водомётные движители, чтобы продвигаться вперёд, так что шум смешивался с шумом течений. Звук самой подлодки нельзя было полностью исключить, но водомётные движители заглушали его так, что вражеские сонары не засекали ничего необычного.

— Если бы мы использовали наше сверхзвуковое оружие, можно было бы замаскировать атаку под проблему с винтом.

Просто для уверенности поверхность подлодки была сделана так, чтобы предотвратить обнаружение при помощи магнетизма.

Даже несмотря на это, если бы она поднялась на определённую глубину, она могла быть обнаружена, но также это означало, что вероятность обнаружения стремилась к нулю, если подлодка сохраняла глубину.

—Нам приказано не топить врага — сказал штурман, как бы подтверждая свои слова, — нам просто нужно выполнить своё задание. Для нас величайшая победа — гарантировать безопасность.

Часть 4

Мины хранились на краю деревни.

Пугающий звук двигателя зенитной установки не прекращался, и Хамазура выскочил из-за обломков. Он продолжил бежать, прячась за укрытиями, которые уже были почти не похожи на здания.

Он направлялся к небольшой хижине.

Деревянная постройка была такой маленькой, что в ней даже не поместился бы минифургон.

Он открыл обычную дверь, напоминавшую дверь в ванную комнату, и увидел аккуратно сложенные, как журналы, предметы. Это были пятиугольные металлические пластины, несколько похожие на домашнюю базу в бейсболе. Кроме этих предметов, к которым были привязаны нити, были цилиндры размером примерно с банку газировки.

— Так вот оно... — сказал Хамазура почти со стоном.

Согласно словам Дигурва, похожие на домашнюю базу предметы были противотанковыми минами. Хамазура взял одну из связок двумя руками и положил на снег. Это было необычное действие для того, кто знает, на что способны эти мины.

Он развязал набор и взял за край один из похожих на домашнюю базу предметов.

С каждой стороны пятиугольника торчала небольшая треугольная часть. Они были скорее всего запалами, которые определяли вес. Когда он перевернул её, то увидел, что центр утоплен внутрь, и ветка в несколько сантиметров была вставлена горизонтально. Она нажимала на часть, похожую на булавку. Эта ветка не была частью мины. Она была спешно вставлена жителями деревни после выкапывания мины. Дигурв сказал, что мина работала так же, как граната. Если бы он вынул ветку и положил мину на землю, она была бы готова к работе. После этого даже жук-носорог, забравшись на неё, вызовет взрыв. Возможно, были инструменты для работы с чекой после установки.

Он хотел взять как можно больше, но мины были тяжёлыми. Он мог за один раз унести 2 или 3. Если бы он взял 4 или 5, то не смог бы нормально бежать. Он и так находился в невыгодном положении, так что не хотел ограничивать себя ещё больше.

(...Похоже, можно взять не больше 2.)

Внезапно стена расположенного довольно близко дома была взорвана.

Это произошло из-за снарядов зенитной установки.

Дигурв сказал, что в деревню прибыло только 2 машины, и первая из них уже провалилась в убежище в подвале. Если бы он смог уничтожить зенитную установку, на некоторое время опасность бы исчезла.

Хамазура отстранился от грохота залпа и вышел из хижины, держа в руках мины.

Потом ему нужно было подобраться к зенитной установке.

Также нужно было установить мины в том месте, где вероятно проедет самоходка, но Хамазура не был уверен, где именно она пройдёт. Также у него было ограниченное количество мин и он не мог в открытую выйти и установить их, это было плохой стратегией.

Чтобы убедиться, что он вывел машину из строя, быстрее всего было бы подойти близко и бросить в неё мину. Он спросил Дигурва на всякий случай, и действительно, мины можно было использовать как гранаты.

Тем не менее...

(Подобраться к ней достаточно близко чертовски трудно.)

Все-таки у врага были пушки, способные сносить здания, не только людей. Если бы его заметили, все было бы кончено, а он собирался выскочить навстречу, из-за чего его было проще заметить.

Он не считал, что это лучшая идея.

Но выполнение этого плана было единственным путём спасти всех в деревне.

Если бы он не справился, даже Такицубо бы убили.

Зачем нужно было сбегать из Академгорода, если бы это произошло? Он бы не смог вернуть её к жизни, даже если бы нашёл что-то для использования в переговорах.

(Я должен это сделать!!)

Хамазура бежал вдоль стороны разрушенных зданий. Зенитная установка искала цели, разрушая здания для развлечения. В ближайшее время здание, где прятались жители, было бы найдено. Хамазура бежал по месту, где обрушивающаяся крыша и стены едва держались.

Звук и вибрация от гусениц заставляли его сердце сжиматься.

Стальная махина прошла с другой стороны от разбитого окна.

Хамазура выглянул из окна, опираясь спиной о готовую рухнуть стену.

Она была близко.

Она была примерно в 5 метрах.

Он взялся за тонкую ветку с задней стороны противотанковой мины.

Если бы он её вытащил, мина снова активизировалась бы. Даже легчайший толчок привёл бы к взрыву. Она точно взорвалась бы, если бы он её кинул.

Хамаура сделал глубокий вдох.

И остановился.

Он вытащил ветку из мины и отстранился от стены и высунулся в разбитое окно.

Зенитная установка, похоже, заметила его.

Но если сравнить время разворота огромной орудийной башни и время, которое нужно, чтобы взмахнуть рукой, у Хамазуры было явное преимущество.

Он бросил взрывчатку и спрятался за стеной.

Мина ударила о бок орудийной башни и детонировала.

Глубокий рёв сотряс мозг Хамазуры.

Мина отличалась от ручной гранаты. Мины были бомбами, которые размещались на поверхности. Некоторые из них были сделаны так, чтобы ограниченное количество взрывчатки было сфокусировано вверх, а не направлено во все стороны.

Противотанковая мина, которую бросил Хамазура, была именно такой.

Когда мина вращалась в воздухе, она ударилась об орудийную башню нижней стороной. Сотрясение заставило мину взорваться, но взрыв пошёл в неправильную сторону.

Зенитная установка не была уничтожена.

Хамазура видел башню, которая поворачивается к нему.

Тогда он услышал другой странный звук.

Это был звук падающей стены здания, из-за взрыва, который пошёл в не туда. Это была стена маленькой церкви напротив дома, в котором прятался Хамазура. Это было единственное каменное здание в деревне, и оно было на грани обрушения ещё до взрыва. Колокольня разрушилась и упала на зенитную установку.

Каперы, находившиеся внутри, заметили это.

Однако, колокольня рухнула, как молот, прежде чем они успели отъехать. Машина была сделана из толстой стали, так что этого было недостаточно, чтобы уничтожить её, но огромная масса полностью сковала движения самоходки. Орудийная башня, на которой были расположены пушки, также не могла вращаться.

— ...

Хамазура некоторое время молча стоял.

Множество эмоций, которые бурлили в его груди, ещё не проявились.

Он высунул голову в окно и посмотрел вокруг разрушенного дома. Это были не просто декорации. В этой комнате жили люди.

Он схватил бутылку водки, которая стояла на упавшей полке, однако по-прежнему невредимую.

Он вышел из здания и встал перед зенитной установкой.

На обычном танке стояли бы лёгкие пулемёты для уничтожения приближающейся пехоты, но эта зенитная установка не была предназначена для борьбы на вражеских позициях, так что ничего подобного на ней не было.

Она уже не могла повредить Хамазуре.

Он наклонился к одному из небольших вентиляционных отверстий, предназначенных для доступа воздуха в бронированную машину.

— ...Сегодня довольно холодно.

Он говорил по-японски, но его это не особо волновало.

Ему не нужно было, чтобы его понимали.

— Хорошая погода, чтобы приготовить немножко мяса.

Когда он ударил по крыше машины бутылкой водки, один из каперов спешно высунулся из металлического люка.

Хамазура направил на него маленький пистолет.

Его рука не колебалась.

Часть 5

Камидзё Тома бежал по наполовину разрушенной площади.

Результат столкновения был ужасным.

Три профессиональных мага — Лессар, Элизалина и Венто, что Спереди — потерпели поражение, Саша Кройцева была похищена Фиаммой, и оставались только шрамы от боя.

Сейчас Камидзё лечил раненых магов. Однако, ему не хватало нужных для этого знаний. Поэтому он главным образом следовал их инструкциям.

— Венто...

— Если собираешься благодарить меня, то не нужно, — сказала она с высунутым языком, несмотря на то, что едва могла пошевелиться. — Мне не нравились методы Фиаммы. Вот и все. Я не могу больше позволять ему свободно править Римско-католической церковью. Просто так вышло, что мои действия оказались в твою пользу.

— ...

Её голос был наполнен ненавистью, но Камидзё почувствовал облегчение.

Не все в Римско-католической церкви были согласны с Фиаммой. В организации были люди, которые были против его методов. Понимание этого снова облегчило его груз куда сильнее, чем он ожидал.

Элизалина сказала, неподвижно лёжа на земле:

— Я не ожидала, что Фиамма сможет использовать знания из 103 000 гримуаров.

— Знания Индекс не полностью заменяют заклинания Трона Справа от Бога. Готов поспорить, что Фиамма использует её для заполнения некоторых пробелов, чтобы повысить эффективность.

— Ты знаешь, куда отправился Фиамма, что Справа?

Наверняка лучше было бы вызвать Элизалине скорую, но она отказалась. Она могла чувствовать вину за то, что люди были подставлены под магические атаки во время схватки с Фиаммой. Она могла стремиться избежать ухода со сцены в такое сложное время. Точно это знала только она сама.

— ...Он наверняка отправился в определённую базу за границей, — подумав, ответил на вопрос Элизалины Камидзё. — Он уже проводил там какую-то подготовку и пошёл даже на выселение людей, живущих поблизости. Я думаю, что он везёт туда Сашу, чтобы что-то сделать.

По-прежнему не было ясно, что собирается делать Фиамма.

Однако предварительная подготовка уже принесла так много ущерба, и была вероятность, что вся Третья Мировая Война была только частью этой подготовки. Была возможность, что в этом случае выполнение планов Фиаммы приведёт к ещё большим разрушениям. Что бы это ни было, они не могли просто сидеть и позволить ему совершить это.

— Я что-нибудь сделаю, — сказал Камидзё Элизалине, подумав ещё немного. — Я что-нибудь с ним сделаю. Я должен спасти Индекс. Вы остаётесь здесь. Чем бы Фиамма ни занимался, он скорее всего придёт в это место снова.

Когда Камидзё уже собирался выходить, кто-то схватил его за руку.

Это была Лессар, ранения которой были сравнительно лёгкими, по сравнению с остальными двумя. Она ничего не сказала, но Камидзё мог понять, что она не собирается отпускать его руку, если он не возьмёт её с собой.

Камидзё заколебался на мгновение, но в итоге кивнул.

Лессар отпустила его и встала рядом с Камидзё.

— У нас нет времени. Нужно получить какую-то помощь от Союза Элизалины. Мы можем взять машину, чтобы подобраться поближе к базе.

— Это враждебные государства. Не будет ли это ещё большим риском для нас?

— Союз Элизалины — сообщество стран, которые отделились от России в последние годы. У них почти те же модели автомобилей, что в России, так что если мы проберёмся через часть границы с невысоким уровнем безопасности, дальше все будет хорошо.

— ...

Камидзё заколебался.

— ...Действительно ли будет нормально впутать их в это?

— ?

— Как я говорил раньше, они с Россией враги. Получить помощь было бы здорово, но если Россия узнает об этом, они могут быть убиты. Действительно ли нормально в такой ситуации просить о помощи?

— Это не нам решать, — без колебаний ответила Лессар.

В первую очередь могло показаться, что она говорит это просто так, но она просто привыкла к опасным для жизни ситуациям.

— Это должны решать те, кому предстоит рисковать жизнью. Как минимум, это им решать, что им делать со своими жизнями. Если они откажутся, мы придумаем какой-нибудь другой способ.

— ...

Но Камидзё продолжал молчать.

Тогда Лессар приставила палец к виску и раздражённо сказала:

— В конце концов, я думаю это одно и то же.

— Что?

— Что бы Фиамма не говорил, люди должны сами решать, как им жить.

— ...Может быть.

— И даже если ты что-то скрываешь, ты не застрял в этом состоянии. Ты по-прежнему движешься вперёд, так? И в результате ты спас довольно много людей и даже остановил государственный переворот в Англии. Честно говоря, я думаю, что ты должен гордиться такой жизнью.

Возможно, было правильно скрывать то, что он потерял свои воспоминания.

Возможно, это было не просто эгоизмом, делать это, чтобы защитить улыбку Индекс.

Это было верно.

Камидзё разрешил множество происшествий и спас множество жизней. Скорее всего, это было достойно восхищения. Было много людей, которых он встретил после потери памяти. Для них было не важно, были у него прежние воспоминания или нет. Их отсутствие не изменило того, что он сражался ради этих людей.

Но...

— Даже если так, — пробормотал Камидзё, как будто каждое слово вонзалось ему в грудь. — Даже если так, я не уверен, мне ли решать, действительно ли я предпринимал эти действия ради Индекс.

Часть 6

Поверхность океана в Дуврском Проливе затвердела, и на ней столкнулись маги Англии и Франции. Это была почти беспорядочная потасовка, но Британские войска начали продвигаться вокруг рыцарей, получавших силу от Исходной Куртаны через передвижную крепость Гластонбери.

Однако люди сильнее отбивались, когда на них наступали.

Французские маги не собирались просто отступать, увидев численность и условия в которых проходило сражение. Чем сильнее на них наступали, тем более ужасающими становились их лица, когда они применяли различные атакующие заклинания.

Несколько британских рыцарей были вынуждены немного отступить.

Это было совсем небольшое расстояние, и они собирались заново вернуть свою позицию.

Вторая принцесса Карисса восприняла это как слабость и небрежно сделала шаг вперёд от линии фронта.

— О, нет. Такими темпами эти французские ублюдки захватят меня и потом всей толпой будут трахать, пока не помру.

— !!!!???

После этого британские рыцари не могли сдаться.

Похоже, что их тела были на пределе, когда они размахивали мечами, но им едва удалось спасти Кариссу от захвата массой французских сил.

Карисса упёрла руки в боки.

— Правда, не нужно сдерживаться на поле боя. Вот так и надо было сражаться с самого начала.

В этот момент Лидер Рыцарей наконец воспользовался магическим передатчиком, чтобы связаться с Виндзорским замком.

— Это верно. Соедините меня с Королевой Элизард! Живо!! Мне нужно разрешение отшлёпать Леди Кариссу!!

— Эй, постой!! Зная мать, она точно сосредоточит всю силу Второй Куртаны на тебе только для этой цели!!

Пока они кричали друг на друга, дерясь за магический передатчик, вокруг продолжалась масштабная схватка. Много мечей и заклинаний скрещивалось, и Карисса, глядя на французских магов, сказала:

— Пф-ф. У них нет индивидуальности, — она практически выплюнула.— Есть много людей с законной силой, но им не хватает всех видов решающих ударов. Они пытаются сказать, что современная военная сила только в организации? Тогда они не смогут выстоять против нашей Святой и наших рыцарей.

Раздался звук взрыва.

Его источник был над головой Кариссы.

Молния ударила с неба прямо во вторую принцессу.

Однако она осталась невредимой.

Рыцари вокруг неё, должно быть, были подготовлены, поскольку ударили мечами над её головой, отогнав молнию.

— Все-таки Святая из Версаля (несмотря на то, что ее так называют, она не относится к классу Святых, как например Канзаки Каори — прим. переводчика) может работать только на расстоянии, — незаинтересованно сказал Карисса, — Совершенно ясно, что ты не можешь покинуть дворец. Не то, чтобы ты была заперта в нём и не могла выйти. Но твоё тело не может жить без магического окружения в этом дворце. Тебя сделали чем-то вроде внутреннего органа эти глупые лидеры Франции, которые тебя боятся.

Слова Кариссы, скорее всего, достигли ушей Святой из Версаля в её далёком дворце.

Ответа не было.

Но Карисса продолжила.

— И ты не можешь прикончить кого-то так легко заклинаниями нужной дальности.

Предположим, что сила мага равна 100.

Если бы маг использовал всю свою силу для атаки, мощь атаки была бы 100. Однако заклинания, которые обеспечивали большую дальность также пропорционально снижали силу атаки.

Существовали заклинания, которые наносили урон в любой точке вселенной, совершенно независимо от физического расстояния, но заклинания Святой из Версаля не обладали этим свойством. У неё были просто стандартные заклинания, терявшие силу с расстоянием.

Кроме того рыцари, получавшие силу от Второй Куртаны, обладали сверхчеловеческими характеристиками. Они не были теми, с кем можно было справиться ослабленной магией.

— А теперь, — сказала Карисса Святой из Версаля, которая наверняка следила за схваткой издалека, — Я думаю, пора серьёзно взяться за дело. Можешь просто бессильно сидеть и смотреть на нашу высадку.

Часть 7

Над снегом разнёсся треск электрических разрядов.

Третий сезон.

Проект, выполненный для убийства Акселератора, которого больше нельзя контролировать, и Ласт Ордер и других Сестёр, которые стали бесполезными из-за эффектов Айвасс.

Это была серия, отличающаяся от набора из 20,000 +α Сестёр.

И потом напавшая назвала себя.

— Мисака предлагает называть её Мисака Ворст.

Она, скорее всего, знала, что была существом, которое не должно было рождаться и которое не было особенно никому нужно.

Он вертела в руке 2-ух сантиметровые гвозди.

Когда придёт время, такой гвоздь выстрелит со скоростью выше звуковой, со звуком лопающегося шарика.

Но...

(Судя по количеству электричества, которое она использует, это по сути не рейлган.)

Будучи загнанным в угол, Акселератор заставил себя забыть о хаосе и проанализировать ситуацию.

(Такой же метод используется в магнитных снайперских винтовках. Вместо правила левой руки это простое использование электромагнита, чтобы выстрелить стальной пулей.)

Акселератор все ещё не использовал отражение.

Вместо этого он изменял векторы силы своей ноги, чтобы быстро набирать скорость, избегая попаданий Мисаки Ворст. Ситуация в целом и необходимость защищать Ласт Ордер означала, что он не мог избежать сражения. Но он хотел не убивать Мисаку Ворст, если возможно. Даже если она была создана в рамках другого плана, а не вместе с 20,000 +α Сёстрами, даже если она была частью Третьего Сезона, созданного для убийства Акселератора и остальных, он все ещё сопротивлялся мысли о смерти одного из клонов этой серии.

Это было довольно жестоко, но Акселератор подумал, что если бы Кихара Амата или Какине Тейтоку стоял перед ним. Если бы это был один из тех мудаков, он бы не колебался. Он бы разорвал их на части, чтобы защитить Ласт Ордер. Акселератор не был человеколюбом. Если это приближало его к цели, он не стал бы воздерживаться от убийства врага. Однако, по этой же причине он не мог следовать тем же правилам, когда встретился с этим “противником”.

Конечно, Мисака Ворст понимала это.

Она знала, что Акселератор колеблется, и пользовалась этим при построении стратегии.

В конце концов, она была создана для этого.

— Будь осторожнее,— сказала она с выражением лица, которое нельзя было бы представить у любой из Сестёр.

Это была ухмылка, наполненная злобой.

—Моя мощность меньше, чем у Оригинала, но Мисака все равно может управлять напряжением в 200 миллионов вольт. Это примерно 4-ый уровень.

Раздался взрыв, и тело Мисаки Ворст исчезло.

Она использовала чрезвычайно высокое напряжение для детонации воздуха и использовала импульс, чтобы взлететь в воздух. Это был тот же приём, который позволил ей приземлиться невредимой, выпрыгнув с транспортного самолёта.

Акселератор понял это слишком поздно.

— Ещё один выстрел, — произнёс голос прямо над ним.

И тогда в него полетел 2-ух сантиметровый гвоздь.

Акселератор отпрыгнул в сторону, но при этом потерял равновесие и упал в снег.

На задней части его голени была темно-красная рана.

В этот раз гвоздь остался в его теле.

— Продолжай убегать от Мисаки, — сказала Мисака Ворст, приземлившись обратно на снег.

Она царапала стальные гвозди друг о друга в своей руке.

Она намеренно производила этот неприятный звук, чтобы помучить свою жертву ещё больше.

— Ты убил 10 000 Мисак, верно?

Её слова пронзили его.

Её слова несли совершенно иное чувство, чем слова постороннего человека.

Акселератор мог отразить ядерный удар, но лёгкое сотрясение воздуха от её голоса разрушило его изнутри.

— Так беги. Униженно проси сохранить себе жизнь. Ты не нормальный человек, который умрёт нормально. Ты не отплатишь за то, что сделал, пока твои человеческие права не будут растоптаны хотя бы 10 000 раз. Чтоб ты знал, это самое меньшее. Если прибавить накопившиеся проценты, даже трёхкратное количество будет недостаточным.

Лицо Мисаки Ворст искривилось.

Нежные черты женственного лица исказились, как пластиковая кукла в огне.

Причиной была ненависть.

Это был не простой гнев. По её лицу разлилась такая невероятная улыбка, что казалось, что это лицо уже не сможет вернуться к норме.

(...Не сбиваться с пути.)

Акселератор подавил боль, идущую от своей руки и ноги, и отчаянно принялся думать.

(Она не одна из них. Она не одна из тех, кто создан непосредственно для эксперимента. Она — просто подделка, буквально позаимствовавшая их лицо и тело. Мне не нужно принимать во внимание каждую мелочь, что она говорит.)

Незнакомое чувство возникло в центре его лба.

Нужно ли включить отражением по всему телу?

Нужно ли ему отразить голос Мисаки Ворст?

Он взвешивал варианты.

Но...

— Мисака такая же.

Это была всего одна фраза, но этих трёх слов было достаточно, чтобы не дать Акселератору принять решение.

— Мисака была создана, чтобы убить тебя. Мисака вообще-то не хотела рождаться, но ей пришлось. Чтобы отрезать сигналы от Ласт Ордер, её кожа была вскрыта и множество странных плат и управляющих блоков было вставлено внутрь. Если бы не ты, этого не произошло. Если бы ты не принял то решение, Мисака бы не родилась. “Больно. Помогите” — к тому моменту, когда Мисака выучила эти слова, она уже была в том положении, что не могла сказать их. Вот почему Мисака может обвинять тебя. Вот почему у неё есть причина убить тебя.

Она говорила каждое слово, как бывалый убийца, демонстрируя своё смертельное оружие.

— Хотя все Мисаки обладают индивидуальностью, они также являются одной большой Мисакой, соединённой с помощью сети. Это не уникальная мысль этой Мисаки. Это часть “большой Мисаки”, соединённой сетью.

Акселератор услышал глухой звук, и у него в глазах поплыло.

Понадобилось некоторое время, чтобы понять, что Мисака Ворст детонировала воздух для быстрого перемещения, и ударила его по лицу.

— Почему, как ты думаешь, ни одна из других Мисак, включая Ласт Ордер, не обвиняла тебя? Тебе не казалось это странным? Ты убивал их и убивал, до тех пор, пока не убил больше 10 000, и все равно они не испытывают ненависти по отношению к тебе. Причина этого довольно проста. Дело не в том, что Мисаки благородны и совершенны или потому что они чистые и достойные принцессы. ...И не потому, что они не испытывают к тебе неприязни. Они просто не могут показать это внешне, потому что их способы обработки человеческих эмоций несовершенны. Они не могут понять и выразить свои эмоции.

Это была её цель.

Она пыталась загнать Акселератора в угол.

Поэтому он не обращал внимания на её слова.

Это была продуманная хитрость, так что он не должен был воспринимать её всерьёз.

Но...

Акселератор не мог просто игнорировать ненависть Мисаки Ворст... и, возможно, всех Сестёр.

Даже если это было частью её плана, оно все равно его беспокоило.

Что, если улыбка Ласт Ордер не означала, что она простила его? Что, если её личность, наскоро созданная Заветом, была недостаточно зрелой, чтобы верно распознать отрицательные эмоции, такие как ненависть или страх? Простила бы она его так легко, после того, что он сделал? Этот страх потряс Акселератора.

Капли крови разлетелись по снегу.

Красная линия отмечала путь, который проделал Акселератор.

Мисака Ворст вытерла красную жидкость с носка ботинка о снег.

— Ха-ха-ха!! Мисаки постепенно становятся все больше похожи на людей! И поэтому они могут совершать все больше человеческих поступков!! Но быть похожим на человека — не обязательно хорошо! В скором времени все эти Мисаки поймут свою ненависть. Тогда они начнут осознавать, что имеют законное право на месть!! Твоё искупление, которым ты так увлёкся, не нужно никому, кроме тебя!! Оно никак не уменьшило ненависть Мисак!! В определённый момент все Мисаки, подключённые к сети, захотят убить тебя из-за своей человеческой неприязни!! Позволишь ли ты им достичь цели и откажешься от своей жизни, или не позволишь им сделать этого и убьёшь всех Мисак? В любом случае, комфортное для тебя будущее, которое ты представлял, не наступит!!

Её ботинки ударяли его снова и снова.

Каждый раз из разных частей тела Акселератора вылетала кровь.

Он мог бы избежать её атак, если бы захотел.

Он мог нанести ответный удар.

Однако, Акселератор даже не мог сделать попытку.

Его душевное состояние не позволяло ему пошевелиться.

В его душе что-то начало ломаться.

Дело было не во внешних повреждениях. Бурлящий в противоборстве гнев был так велик, что он думал, что что-то сломается.

И если бы оно сломалось, не было бы способа починить это.

Если бы оно сломалось, он мог бы легко превратиться в монстра даже большего, чем когда он принимал участие в эксперименте.

— Если ты хочешь окунуться в свой сентиментальный обман и отвергнуть слова Мисаки, отлично. Но то, что Мисака сказала, уже доказано тебе. Секреция веществ в мозге этой Мисаки, Мисаки Ворст, намеренно настроена так, что она легко может отображать отрицательные эмоции, в отличие от других Мисак. Мисака может легко читать отрицательные эмоции из огромной сети. И поэтому она доказала, что остальные Мисаки ненавидят и просто не могут это выразить. ...И это относится ко всем Мисакам, включая Ласт Ордер!!

Нога Мисаки остановилась, когда она уже занесла её над лицом Акселератора.

Она смотрела на что-то.

Ласт Ордер лежала без сознания на снегу неподалёку. Эффекты, связанные с появлением Айвасс, повергли девочку в такое состояние, что она едва могла удерживать сознание. Лёжа на снегу, она медленно протянула руку в направлении Акселератора. Было похоже, что она хочет как-то защитить его растоптанное и окровавленное тело.

Ласт Ордер не обращала внимание на реальность, способна она дотянуться до него или нет.

Похоже, что она пыталась остановить действия нападавшей какой-то силой, но на Мисаку Ворст это не влияло. Похоже, что у неё были какие-то меры противодействия, а возможно, Ласт Ордер не хватало сил для работы в качестве командного центра.

С лица маленькой девочки капал пот.

Было видно, что с ней происходит что-то плохое.

— ...

Мисака Ворст плавно перестала двигаться.

И потом на её лице появилась ещё более искажённая ухмылка.

— Верно. Мисака должна сначала разобраться с этой дефективной единицей. Похоже, так будет эффективнее.

Ужасное чувство вздулось в глубине сердца #1 Академгорода.

— Когда Мисаки обновятся на Третий Сезон, повторное развёртывание и распространение сети принесёт большую производительность и ускорит прогресс.

Мисака Ворст снова начала скрести меж собой 2-ух сантиметровыми гвоздями, которые были в её руке.

— Ласт Ордер, командный центр старого поколения, больше не нужна. На самом деле её существование не более, чем помеха для всех Мисак, развёртываемых теперь.

Это выглядело почти как каннибализм, но если считать Сестёр единым существом, управляемым большой сетью, ее слова получали другой смысл.

Люди думают об удобных вещах.

Это не настоящий ты. Внутри тебя скрыт чудесный талант. Чтобы раскрыть его, тебе нужно стать настоящим собой. Бросить старую личность.

Обычные люди пользовались таким видом удобной идеи в своих умственных представлениях. Но Сёстры были огромной сетью, созданной из множества тел. Мысль об “отбрасывании старой личности” могла для них восприниматься буквально.

(...Ах)

Желание остановить их спонтанный “прогресс” и заставить их оставаться прежними — было не больше, чем его эгоизмом. Это было похоже на родительское желание, чтобы ребёнок всегда оставался ребёнком. Это было не что иное, как желание отобрать у них свободу.

(...Так вот что это.)

Он не мог разрешить эту ситуацию так, чтобы никто не умер.

У него было только два варианта.

Убьёт ли он Мисаку Ворст, чтобы защитить Ласт Ордер?

Или он просто позволит Ласт Ордер быть убитой, чтобы не убивать Сестру самому?

После того, как он был проткнут стальными гроздями, избит и лежал на земле, целью Мисаки Ворст наконец стала Ласт Ордер.

Акселератор наконец понял, что он должен делать.

У него не было выбора, кроме как сдаться.

Раздался взрыв.

Это был звук, с которым тело Мисаки Ворст взмыло в воздух, когда она была готова разбить лицо Акселератору и метнуть стальные гвозди в Ласт Ордер. Она пролетела по большой дуге и наконец приземлилась в 10 метрах.

Верно.

Вот что произошло, когда #1 Академгорода подошел к делу серьёзно.

Ток в 200 000 000 вольт, гвоздь, летящий со скоростью звука или одна из Сестёр — эти мелочи ничем ему не угрожали.

— Гах?! — ахнула Мисака Ворст, прежде чем встать и подтвердить расположение цели.

Акселератор лишился внутреннего стержня и выглядел, как мираж.

Обычно это бы означало, что ей удалось ослабить его, и настал единственный в жизни шанс.

Однако...

— ...!!

Мисака Ворст сделала короткий вдох и выстрелила гвоздём с помощью магнетизма.

Гвоздь полетел прямо в лоб Акселератору со скоростью больше звуковой. Акселератор не уворачивался. Он не отклонил голову и даже не моргнул глазом. И несмотря на это, ни один миллиметр его кожи не был порван и ни капли его крови не пролилось.

Он отразил гвоздь.

Гвоздь полетел обратно и точно вонзился в руку Мисаки Ворст. В действиях Акселератора не было колебаний. Мисака Ворст упала на землю и вытащила другой гвоздь. В этот раз она целилась в Ласт Ордер. Она вытянула руку и постаралась уничтожить ядро сети, выполнявшей вычисления Акселератора.

Похожий на мираж Акселератор точно переместился.

Он изменил векторы своей ноги, чтобы мгновенно приблизиться, и потом безжалостно ударил кулаком по вытянутой руке Мисаки Ворст.

Она сломалась.

Её рука по-прежнему держала гвозди, когда он приложил усилие, чтобы сломать её.

Мисака закричала и детонировала воздух током высокого напряжения, чтобы отступить. Однако Акселератор схватил её за ногу и швырнул в снег.

Вокруг распространилась огромная вибрация, как во время салюта.

Мисака Ворст закашляла, и он снова ударил кулаком.

Послышались звуки удара по плоти, ломающихся костей и разбрызгиваемой крови.

Похоже, Мисака Ворст имела способы воздействия на электрод Акселератора, но он не давал ей возможности ими воспользоваться. Непрерывная боль не позволяла ей сосредоточиться на достаточное время, чтобы использовать свою силу.

Сделав это, Акселератор почувствовал, что в нем что-то разрушилось. Его путь и так не заслуживал восхищения, но все же он чувствовал, что теряет смысл жизни, который так старательно искал. Даже если бы он восстал против всего мира или должен был ползти через этот кровавый мир, сражаясь с ужасными чудовищами, он обещал, что защитит девушек с этим лицом. Он чувствовал, что это рушится.

Нет, не так.

Оно не рушилось.

Оно полностью исчезало.

Было ещё хуже.

Он мог сказать, что превращается в монстра, гораздо более страшного, чем он был до встречи с Ласт Ордер и когда участвовал в эксперименте.

— Ха-ха-ха.

Следующее, что он понял, что Мисака Ворст больше не двигается.

— ...Больно... Мисака...

Она еле дышала, и её тело местами было разорвано. Рука изогнулась под неестественным углом. Ее прелестное лицо опухло. Одна из девушек, которых он поклялся защитить ценой своей жизни, еле дышала.

— Помогите Мисаке... Кто-нибудь...

Акселератор знал это.

Стоя коленями на снегу он знал, что его руки испачканы в крови.

— Ха-ха-ха-ха!! Ха-ха-ха-ха-ха!!

Был слышен только его сухой смех.

Кончено. Он больше не мог двигаться. Что делали люди в Академгороде? Он не мог иметь с ними дела. Он не мог иметь дела с миром, который преуспевал благодаря их силе. Он чувствовал тьму, скрытую за всем миром, всей судьбой, и каждой улыбкой на свете. Как огромные улыбки в телевизионной рекламе были созданы ради получения сверхприбылей, он не мог поверить, что свет, который он считал идеалом, был действительно хорошим.

Здесь все не закончится.

Даже если бы сердце #1 не сломалось здесь, мог быть приведён в жизнь второй или третий план. Могли появиться разные Сестры, например в точности похожие на эту малявку, могли быть использованы Ёмикава и Ёшикава, и могли быть уничтожены совершенно не связанные с ним города и деревни.

В любом случае, он был на грани. В будущем враг точно задействует ещё более мощный план. Он не мог этого выдержать. Он не хотел принять это. Было бы проще, если бы он просто сломался. Тьма, созданная Академгородом, не была обычной.

Потом он услышал шум.

Даже будучи настолько избитой, Мисака Ворст корчилась на окровавленном снегу.

Мисака Ворст раньше говорила, что у неё был метод использования своей силы, чтобы остановить вычисления Сети Мисак для Акселератора.

В предыдущей схватке она не имела возможности применить его.

Она могла пытаться использовать её для контратаки.

По-прежнему улыбаясь, Акселератор встряхнул головой. Он не знал, зачем сделал это. Однако он не хотел двигаться иным образом. Ему было все равно. Его сердце болело так, что все, что сдерживало его до сих пор исчезло. В таком состоянии души, Акселератор не волновался о том, что может умереть здесь.

Но Академгород сделал кое-что неожиданное для Акселератора.

Он услышал лёгкий шум.

Это был звук разрушения управляющих блоков, вставленных в тело Мисаки Ворст.

— ...А?

Неважно, что происходило, повреждения его ума были предельными.

Не было большей боли, чем он испытывал.

Нападения Мисаки Ворст в виде психических атак должны были закончиться.

Поскольку он подумал об этом, его мысли полностью моментально исчезли.

Все эмоциональные волны полностью выровнялись.

И сразу после этого в его голове взорвались все эмоции, которые может испытывать человек.

— Ха-ха-ха!? Га-ха-ха-ха!! Гья-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!!

Это был такой большой шок, что его зрение отказалось работать.

Он больше не мог различать цвета, и маленькая капля красного стала расширяться и закрывать все.

Что-то рванулось из шеи Мисаки Ворст и из её затылка.

Вытекло много крови.

И посреди неё лежащая на земле девушка улыбалась. Как будто все отрицательные эмоции заставили её кожу затвердеть в этой улыбке. Как будто невидимый палец злобы вытянул ее кожу таким образом.

Губы Мисаки Ворст зашевелились.

Она сказала надтреснутым голосом.

— ...Все...это...твоя...вина.

Он почувствовал подступающую рвоту.

— Гх! Га хагх!! Гба-ха-ха-ха-гя-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!!!!!!!

Ублюдки из Академгорода спроектировали тело Мисаки Ворст так, что она точно положит конец жизни Акселератора вне зависимости от исхода схватки. Она была сделана так, чтобы разум Акселератора был разорван на части, даже если бы он использовал свою ошеломляющую силу, чтобы убить её наполовину.

До сих пор, он думал, что они собирались ослабить его с помощью его травмы или убить, но также он был бы уничтожен психически тем, что убил Сестру, даже если бы она проиграла.

Но он ошибался.

Они были не такими.

Было не важно, победит он или нет.

У них были способы прикончить Акселератора, не важно, победит он или проиграет, сбежит или заключит мир, или приведёт ситуацию к любому другому решению. Такой была целью девушки, известной как Мисака Ворст.

Слово "коллапс" пришло на ум.

С точки зрения разума, #1 Академгорода мог считаться действительно мёртвым.

Сердце Акселератора почти полностью разбилось.

Он лишился сил, чтобы действовать как человек.

Он не хотел жить в таком прогнившем мире и не думал, что может изменить этот прогнивший мир. Мир был обречён. Это был не тот уровень, когда человек может что-то сделать. Если бы это позволило ему покинуть этот мир, возможно, было бы лучше утонуть в этом снегу.

Тело Мисаки Ворст корчилось.

Она не могла контролировать эти движения.

Вероятно, она была в шоковом состоянии из-за потери крови.

Это был результат действий прогнивших людей из Академгорода.

Худший вариант событий происходил перед глазами Акселератора.

— БЛЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯДЬ!!!!!

Наконец крикнул он и направился к умирающей Мисаке Ворст.

Его силой было преобразование векторов.

В основном он использовал её для атаки, но это было не единственное её применение. Он мог считывать направление тока крови и электрических сигналов с тела человека, чтобы определить его состояние. Если бы он углубился ещё, он мог бы выполнять в некоторой степени лечение и первую помощь.

— Блядь, блядь, блядь!!

Глаза Акселератора налились кровью.

У него была новая цель.

Это было небольшим вызовом.

— Всё это был план тех мудаков из Академгорода... Кто-то потягивает напиток в тёплой комнате и улыбается, когда эта засранка умирает, несмотря на мои попытки, и мой разум рвётся на части. Каждая мелочь — часть их плана...

Его эмоции кипели.

Эти эмоции были движущей силой, необходимой для него, чтобы поступать как человек.

— Тогда я разрушу их план!! Если она должна умереть, чтобы их план был выполнен, то я спасу её своими руками и заставлю их проиграть!! Я покажу вам, куски говна!! Я прогоню это расслабленное выражение с ваших лиц!!

Переполняющий гнев и чёткая уверенность светились в глазах Акселератора.

— Вы ёбаные нахуй куски говна!! Вы, гнилые пидоры, за кого вы меня держите, думаете, что моя сила годится только для убийств!! Я вам сейчас покажу!! Как я спас ту малявку от вируса Амай тогда, я покажу вам, что способен защищаааааааааать!!

Часть 8

Ее затуманенное зрение полностью не отключалось.

Наконец Мисака Ворст поняла, что это означает, что она ещё жива.

В её тело были внедрены управляющие блоки для сопротивления сигналам от Ласт Ордер. Она взорвала их по собственной воле. Эти взрывы были очень маленькими, но множество фрагментов застряло глубоко в теле.

В обычном случае не было способа спасти её. Это было бы невозможно даже если бы она прошла хирургическую операцию в больнице с новейшим оборудованием. А на пустой заснеженной равнине для неё можно было сделать ещё меньше.

Она была расходным материалом.

Даже если бы она победила, для неё нельзя было найти другое применение. Она была единицей, которая должна была умереть, прежде чем была бы создана правильная сеть Третьего Сезона.

И все же...

(...?)

Время шло, но она всё не умирала.

Она продолжила находиться в этом неопределённом состоянии. Она могла догадаться, что жизненно важные органы скоро стабилизируются.

Она выжила?

План Академгорода провалился?

#1 из пятых уровней Академгорода смог преодолеть глобальный уровень зла?

Она была создана так, чтобы легко получать отрицательные эмоции из сети, но то, что произошло, ей было сложно понять. Однако, реальность была такова, что Мисака Ворст выжила в той ситуации, где должна была умереть, несмотря ни на что. И это произошло благодаря третьему лицу.

Некоторое время она молчала.

Поскольку она была создана для восприятия только отрицательных эмоций, тишина была источником замешательства, но также почему-то приятной.

Но...

— Гя-ха.

Услышала она неприятный звук.

Этот звук как будто разрушил на части то, что она уже готова была принять.

— Гя-ха-ха. Вот оно. Все кончено. Кха-ха-ха-ха-ха-ха.

Колебания этого голоса была нестабильны. Он менялся от высокого к низкому, от тихого к громкому. Звук пугал её гораздо больше, чем даже звук утечки газа.

Мисака Ворст медленно повернула голову.

И то, что она увидела, было...

— Еяа ха-ха-ха-ха-ха- ха-ха- ха-ха!! Я не могу сдерживаться!! Улыбки этой малявки недостаточно, чтобы остановить это!! Гуа-ха! Ха-ха-ха-ха-ха!! Я уничтожу всё! Я взорву все!! Я убью тех, кто радовался созданию этого и тех, кто получил счастье из-за этого! Всех до единого!! Всех, блядь, до единого!! Гуа-ха-ха-ха-ха- ха-ха-ха-ха- ха-ха-ха-ха- ха-ха-ха-ха- ха-ха-ха-ха- ха-ха-ха-ха- ха-ха-ха-ха- ха-ха-ха-ха- ха-ха-ха-ха- ха-ха-ха-ха- ха-ха-ха-ха!!

Взрывом понёсся ветер.

Мисака Ворст предположила, что #1 Академгорода в ярости потерял контроль над собой и обрушился своей силой во все стороны.

Но это было не оно.

Это были черные крылья.

Эти крылья казались воплощением всех видов отчаяния.

Два крыла пересекались друг с другом и рвали друг друга, как будто пытаясь уничтожить себя. Это было вероятно внешнее представление движений в его сердце. Крик вырвался из горла Акселератора. Воздух задрожал и избыток энергии заставил белую землю России треснуть и застонать от давления. Паутина из трещин разбежалась по мёрзлой земле от ног Акселератора.

Мисака Ворст не знала, насколько далеко простираются эти трещины.

Эта сцена напоминала конец света.

То, что Мисака Ворст держала в себе раньше, могло не быть неправильным.

То же тёплое чувство могло течь и внутри #1 из пятых Уровней Академгорода.

Но оно было разбито.

Она могла нажать какой-то выключатель. Когда Мисака Ворст наконец стала понимать это, она непроизвольно задрожала.

Часть 9

Зенитная установка, напавшая на деревню, была остановлена.

Пехотинцы, которые разошлись по местности, были теми, кто выбрался из бронированной машины, застрявшей в подвале больницы. Они не были экипированы должным образом для боя. Они могли быть тренированными солдатами, но в деревне было больше людей, вооружённых автоматами. Все-таки это оружие здесь встречалось чаще, чем огнетушители.

Направив стволы друг на друга, обе стороны замерли.

Однако, бронированная машина и зенитная установка каперов были уничтожены. Этот факт поднимал боевой дух жителей деревни, отгоняя прочь чувство страха, которое бы они испытывали в обычном случае.

Прошло немного времени, и среди каперов распространилось волнение, пока они смотрели на уверенно стоящих на месте жителей, не отступающих ни на шаг. Если бы любая из сторон нанесла удар и развязалась перестрелка, обе стороны были бы уничтожены. Каперы пришли на поле битвы, думая, что это будет развлекательная прогулка с убийствами, так что они никогда не предполагали, что произойдёт подобное.

Очень скоро их дух был сломлен, и они подняли руки вверх.

Поскольку они считали, что спасутся, сделав это, они могли не понимать чудовищность того, чем занимались.

— ...Мы досмотрели их и потом бросили их в убежище, которое ещё стоит, — доложил Дигурв Хамазуре, который дезинфицировал свои множественные царапины.

— Ясно.

— Честно говоря, мне хочется переломать им ноги и скормить их диким псам, и некоторые из наших предлагают это и сделать. Если ты, тот, кто взорвал зенитную установку, не попросил бы пожалеть их, они не стали бы меня слушать

— ...

Хамазура немного подумал о весе пистолета в своём кармане.

В конечном итоге Хамазура не смог стрелять в солдат, которые выбирались из зенитной установки. Не важно, какими ужасными они были, он не смог нажать на спуск. Если бы речь шла о его жизни, он скорее всего бы выстрелил. В такой ситуации у него не было бы времени размышлять. Однако так вышло, что у него было время. У него было время подумать о том, что они на самом деле тоже люди.

Так или иначе, временно опасность миновала.

Он хотел положить конец своим жестоким мыслям.

Большая часть зданий была разрушена, но несмотря на это люди были веселее. То, что они не убили сдавшихся каперов, определённо стало бы однажды поводом для гордости жителей этой деревни. Так Хамазура хотел думать об этом.

И все же...

— Сюда!! Это плохо! Ещё хуже, чем раньше!! — закричал кто-то по-русски.

Хамазура не понял этого человека, но это звучало как что-то хреновое. Он побежал вместе с Дигурвом и увидел множество людей, собравшихся в одном из неповреждённых зданий. Они не просто спасались от холода. Внутри было что-то вроде старого телевизора. На нем отображались зелёные светящиеся точки.

— Это старый радар, — объяснил Дигурв. — он обнаруживает отражения от металлических предметов и показывает их. Чем ближе к центру, тем ближе к деревне. Объекты, находящиеся на поверхности, здесь не видны.

— Что это за 3 точки?

— Это крупные объекты. Они могут быть больше 30 метров. Они не похожи на истребители, так что это означает...

— Что?

— Вертолёты, — выражение лица Дигурва явно изменилось от волнения, когда он произнёс это слово. — Это ударные вертолёты, созданные атаки наземных целей. Мы не знаем конкретный тип, но они довольно большие. Если все 3 — ударные вертолёты, то мы не сможем справиться с ними только теми средствами, которые есть в деревне. Это не то, с чем ты можешь справиться, взяв мину.

В деревне были автоматы Калашникова, но ими не сбить вертолёт. У ударных вертолётов была более слабая броня, нежели у танка или зенитной установки, но они передвигались гораздо быстрее. Даже из ПЗРК нужно было стрелять им вслед, или они могли увернуться.

И если враг мог перемещаться быстро, это также означало, что от него будет сложно сбежать. Их бы поймали почти сразу, даже если бы у них были машины, чтобы попытаться скрыться. Они не смогли бы противостоять ракетам и пулемётному огню с воздуха.

— ...Это тоже каперы?

— Наверняка. Если бы это была обычная операция, они не пришли бы с всего одним видом техники. В обычной теории принято совмещать разные типы техники или разные рода войск, чтобы прикрывать слабые места друг друга, но каперам наплевать на теории.

Скорее всего, вторую волну отправили, потому что другие машины не вернулись. Однако их упорство имело необычную причину. Они яростно атаковали не ради мести за павших товарищей, а чтобы смыть с себя позор поражения.

— Мы больше не можем использовать подвалы. Предыдущая атака нанесла много вреда. Если сверху ударят ракетой, мы будем просто похоронены заживо, — сказал Дигурв Хамазуре, разворачивая карту.

Он уже объяснил остальным простой план по-русски.

— К югу от деревни есть лес. Ветки и листья закрывают обзор сверху. У нас нет выбора, кроме как бежать в лес и разделиться как можно сильнее. Прежде чем они поймут это, вертолёты скорее всего нацелятся на деревню.

Хамазуру обеспокоило указание Дигурва “разделиться как можно сильнее”.

Скорее всего на вертолётах были системы обнаружения источников тепла и магнетизма. Если бы они столпились в лесу, пилот бы знал, что там группа людей. Если бы они вместо этого распределились, их шансы выживания увеличились бы, поскольку их можно было бы перепутать с большим животным, бродящим по лесу.

Однако это была не истинная причина.

На самом деле разделение обеспечивало меньшие потери в случае, если бы вертолёты стреляли по лесу наугад.

(...Мы не можем сократить потери до нуля.)

Все понимали это.

Но все были слишком напуганы, чтобы произнести вслух.

Хамазура не мог принять это. Он оборвал объяснение Дигурва и сказал.

— ...Мы могли бы воспользоваться зенитной установкой.

— Ты хочешь, чтобы мы открыли заградительный огонь, чтобы сбить их? Но это не русская военная база. У нас нет тут подобного оружия просто валяющегося рядо —!!

Дигурв замолчал и сглотнул.

Он понял.

Он вспомнил, что машина, которую Хамазура вывел из строя, была самоходной зенитной установкой.

Хамазура смахнул карту, которая была разложена при подготовке к побегу, и сказал Дигурву.

— У вас есть какое-нибудь строительное снаряжение? Вроде экскаватора или что-то вроде?! Если бы мы смогли очистить зенитную установку от обломков, мы что-нибудь смогли бы сделать!!

— Но...

— То есть мы должны ничего не делать и позволить нас убить?! За исключением появления у нас зенитной установки, план остаётся прежним. Остальные по-прежнему должны спрятаться в южном лесу. Так они просто окажутся дальше от поля боя! Чем больше планов, тем лучше, так?! И даже если я не справлюсь и зенитную установку со мной уничтожат, они могут уйти, удовлетворившись победой над оказавшим сопротивление противником!! Это гораздо лучше, чем ничего, верно?!

Дигурв побежал к выходу из здания.

Хамазура последовал за ним.

Похоже, у них был экскаватор, использовавшийся, чтобы копать снег, когда его набиралось несколько метров и он перекрывал дорогу.

Хамазура пользовался такой техникой, когда воровал в Академгороде банкоматы.

Он убрал мусор с верха зенитной установки.

Гусеницы не были повреждены.

Однако одна из двух пушек была сильно погнута. Если бы они попробовали стрелять из неё, то точно повредили бы себе. Но Хамазура и остальные не владели знаниями, как снять её. В качестве временной меры они вынули из пушки все боеприпасы. Таким образом, можно было стрелять только из оставшейся исправной.

— Это довольно сильно снижает точность, — сказал Дигурв. — Почему, как ты думаешь, в одном направлении ставят две пушки? Потому что они почти никогда не попадают. В качестве зенитных почти никогда не используют одиночные орудия. Используя такую технику, обычно ставят дюжины одинаковых машин, чтобы перекрыть сектор воздушного пространства, и в итоге только несколько пуль попадают в цель и сбивают её.

— Я не жалуюсь, — прервал его Хамазура. — Конечно, у нас не идеальное оружие. Все, что мне нужно — это небольшая вероятность. Я не собираюсь пялиться в небо и ждать, пока меня убьют. Пока у меня есть возможность сделать что-то своими силами, этого достаточно.

— Ты хотя бы знаешь, как управлять этой штукой?

— Управление гусеницами в целом такое же, как у экскаватора, да?

Когда Дигурв смотрел на лезущего на повреждённую машину Хамазуру, у него на лице появилась горькая улыбка.

— Зенитными установками не управляют в одиночку.

— Что?

— Один отвечает за передвижение, другой за наведение и стрельбу, и кто-то следит за окружением и командует остальными... Как минимум, нужно трое. Чтобы нормально управлять ей, нужны пятеро.

Хамазура остановился.

Если бы ему предстояло делать это одному, ему пришлось бы забросить два из этих занятий и делать только одно. Было мало смысла в попытках уклониться от ударного вертолёта, который свободно летает в небе, но перемещение во время боя повысило бы шансы на выживание по сравнению со стрельбой из одной позиции.

— Так что позволь мне присоединиться, — добавил Дигурв. — Я поговорю с остальными. С двумя или тремя из них мы сможем справиться с этой зениткой. Меня больше беспокоит то, что все захотят помочь сражаться, чем то, что добровольцев не найдётся.

— П-погоди секунду, — удивился Хамазура.

Он чувствовал совсем другое волнение, чем выходя на поле боя один.

— Действительно ли это нормально? Как ты сказал раньше, нет гарантий, что мы победим. Более вероятно, что эта сломанная наполовину зенитка будет уничтожена тремя вертолётами.

— Эй, — внезапно сказал кто-то по-японски.

Хамазура и Дигурв развернулись и выглядели удивлёнными.

Их звал обмороженный солдат.

— Давайте я помогу. Я размещался на авиационной базе, но меня учили управлять этими зенитными установками до того, как перевести туда. Помощь настоящего солдата повысит шансы на успех, так?

— ...Ч-что? Но эти каперы часть русской армии, верно? — спросил Хамазура с подозрением.

Однако, русский выплюнул несколько слов в ответ.

— Эти куски говна не часть русской армии.

— ...

— Вы все спасли меня, и никто не обвинил бы вас, если бы вы бросили меня, а они пытались убить вас, как червей. ...С меня довольно. Заебало быть солдатом. Мне все равно, если меня потом будут искать. Если придётся, я могу дезертировать в Союз Элизалины. Важнее отплатить мой долг. Я применю свои навыки, чтобы помочь своим спасителям.

— ...Ясно, — плечи Дигурва расслабились и он улыбнулся. — Похоже, ты боялся, что мы застрянем в этом больше, чем ты думал. Я не хочу позволить умереть человеку, обладающему такой решимостью. Я буду честно и открыто сражаться за это. ...И если мы собираемся воспользоваться этим шансом, лучше бы, чтобы ты был не один. Мне тоже надоели методы каперов.

Услышав это, Хамазура молча наклонил голову.

Он молча подумал о том, насколько обнадёживает сражаться вместе.

Затем он снова повернулся к зенитной установке.

Это было оружие, которое Хамазура отбил у противника.

Это был последний шанс спасти девушку, которая для него была важнее собственной жизни, и спасти людей, которые беспокоились о ней.

Он не мог позволить им проиграть.

Хамазура Шиаге с решимостью подтвердил это для себя.

Иностранные наёмники, которые были на развлекательной поездке с убийствами скоро прибудут сюда на ударных вертолётах.

Часть 10

В сердце Акселератора что-то разрушилось.

Черные крылья на его спине, символ “зла”, продолжали расти.

Скоро это закончится, подобно гаснущему после выгорания топлива пламени, его сердце — источник этих отрицательных эмоций — потеряло свою опору.

Как раз в этот момент на линии его взгляда появился конвой. Там было несколько больших машин, двигавшихся по снегу. Судя по их технологическому уровню, они не были из Академгорода, но он не мог отрицать возможности того, что это могут быть силы Академгорода, замаскированные под русских. В нормальном состоянии он тщательно наблюдал бы, рассматривая возможность, что они могут быть с Темной Стороны. Но сейчас Акселератор лишился воли и не мог заботиться об этом. Ему было все равно, даже если его застрелят.

Однако пустая раковина, которая раньше была его сердцем, встряхнулась.

Всё из-за лица одного человека, которого он заметил в одной из машин.

Это было лицо парня, победившего его в Академгороде на сортировочной станции — того, кто остановил "Эксперимент", окончательно заморозил проект по получению 6-го Уровня и спас 10 000 Сестёр. Он всегда помог бы тем, кому это было нужно. Не важно, какой безнадёжной ситуация была, он все равно протянул свою руку тем, кому было некуда идти. Вот таким человеком он был.

Он должен был находиться в Академгороде.

Почему он был в России?

И этот Герой, совершенно противоположный безразличному #1 Академгорода, способный вытаскивать людей из пучины отчаяния.

Как мог он пройти мимо, не понимая боли Ласт Ордер, которая была так близко к нему?

Неосознанно Акселератор издал мощный рёв, и направил векторы огромного булыжника, зарытого в снегу, в заднюю часть. Она взорвалась, как шарик, и колонна остановилась. Он знал, как неразумно это было, просить этого человека сделать то, от чего сам отказался.

И все же...

— Разве ты не Герой, который спас Сестёр? Тот, кто спас почти 10 000 жизней один?

Этот человек выскочил из машины.

Похоже, он заметил черные крылья Акселератора.

— Если это ты, спаси эту малявку, пожалуйста!! Почему она, не сделавшая ничего плохого, должна страдать так много?! ПОЧЕМУ?!!

Его черные крылья становились все больше с этим криком.

Он знал, что был неправ с самого начала.

И все же он не мог больше сдерживать свою силу.

И даже улыбка Ласт Ордер, символа всего хорошего и чистого, не могла остановить его.

Бой против #1 Академгорода, монстра, перешедшего свои пределы из-за непреодолимой ярости, начался.

Между строк 3

Мисака Микото серьёзно подошла к поиску данных в Академгороде.

Она видела того парня на краю кадра в новостях из России. Он действительно был не в Японии. И он беспечно шёл в самом опасном месте среди этой войны. Там что-то было. Хотя Микото не знала, этот парень мог снова сражаться с каким-то великим злом своим сжатым правым кулаком.

Сосредоточившись на экране КПК, она смогла собрать некоторые сведения.

У неё было плохое предчувствие.

Она вспомнила то время, когда она пыталась получить любую информацию об эксперименте с участием Сестёр.

Она прочитала с экрана.

“Касаемо Разрушителя Иллюзий, он был замечен в России и Союзе Независимых Наций Элизалины.”

Разрушитель Иллюзий означал того парня с ершистыми волосами. Она помнила, что он называл так свою способность.

Микото прокрутила ниже.

Здесь было несколько карт с пометками, написанными рядом. На картах была пара стрелок. Они скорее всего относились к передвижениям войск Академгорода или к пути этого парня.

“Согласно директиве председателя совета директоров, с Разрушителем Иллюзий следует поступить методом, отличающимся от обычного.”

Похоже, “обычный метод” относился к методу подавления силы, планирующей слить внешней организации информацию о технологии разработки способностей эсперов Академгорода. Это был очень строгий метод, дававший даже разрешение на стрельбу по людям.

Однако похоже, что этот метод не относился к тому парню.

Микото почти почувствовала облегчение.

Но она поняла, что это слишком наивно.

В происшествии с Сёстрами она увидела много больше, чем хотела бы знать, о том, насколько глубока может быть тьма скрытой стороны Академгорода.

“Разрушитель Иллюзий — это эспер, имеющий большое значение среди всех эсперов Академгорода. Держа это в голове, постарайтесь вернуть его, прилагая все усилия, чтобы оставить его в живых. Однако если станет ясно, что Разрушитель Иллюзий объединился со сторонней организацией, немедленно атакуйте его и “верните” его в той же системе жизнеобеспечения, какая использовалась для #2. Ваша вторичная задача — предотвратить распространение этого хаоса. На данный момент подтверждено, что Разрушитель Иллюзий путешествует с кем-то из сторонней организации. Если этот человек просто используется в качестве временного проводника, то эта проблема не нуждается в решении, однако если между ними что-то большее, выполните вторичную задачу. У нас есть подтверждение от председателя совета, так что никаких проблем. Ваш уровень доступа не позволяет просмотреть детали, но план члена совета будет продолжаться.”

— ...

Мисака Микото какое-то время молчала.

Она была удивлена, но почти ожидала чего-то вроде этого.

На экране КПК она видела подробные планы нападения на этого парня. Был указан состав и оборудование подразделения для сброса с парашютами и расписание миссии. Конечно, военный самолёт ожидал в 23-ем Районе — районе космической и авиационной техники.

Микото выключила КПК и направилась в 23-й Район.

Этот парень рисковал жизнью и столкнулся с великой тьмой Академгорода, чтобы остановить убийство Сестёр в проекте Сдвига 6 уровня. Этот парень мог точно не представлять, с какой ужасной вещью столкнулся, но оставалось фактом, что он пересёк этот опасный мост ради Микото и её "младших сестёр".

Она была перед ним в огромном долгу.

Пока Микото бежала, она решила, что пришло время хоть немного отплатить ему за это.