Том 20    
Глава 2. Начало Вторжения и Контратаки. Angel_Stalker


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
jonnyrain
3 г.
Данный том срочно требует модерации. Здешнии речевые обороты - это что-то с чем-то.
machineman
3 г.
Снова злые русские. СНОВА. Ответьте кто-нибудь честно - это внешняя оболочка, а большинство населения России и её правительства(хотя бы подпольного) - адекватные? Или мне как-то грустно читать...
(если что - решил глянуть только обложки и предисловия, чтобы понимать что будет перед прочтением всего)
Kisha
5 л.
Печально когда не знаешь что происходило в 17-19 томах:(
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 77.37.132.88:
Имя президента РФ доставило)

Глава 2. Начало Вторжения и Контратаки. Angel_Stalker

Часть 1

Лессар собирала что-то из небольших металлических элементов, шагая по белому снегу.

— Н-н. Этих запасных деталей не хватает, чтобы сделать ещё один Специальный Заказ Лессар. Похоже, придётся вернуться к старому виду стальной перчатки. Черт, мне следовало хотя бы документировать теоретические значения Заказа. Просто так вышло, что я правильно разместила части, пока возилась, и теперь не уверена, как снова достичь верного баланса...

Лессар, глядя под ноги, на снег, пробормотала:

— О, вот оно. Нашла.

Камидзё не знал, чем она занята, но когда встал так же, как она, то понял, что она рассматривает.

Он подумал, что слой снега примерно 30 сантиметров, но там, куда смотрела Лессар, явно была пещера более 3 метров. Это было похоже на сделанный из снега туннель.

— Изначально он был сделан в форме буквы V. Но сверху навалило снега, и поэтому он казался плоским.

— Но грузовики, перевозящие грузы на базу, должны были проезжать здесь...

— Если бы снег накапливался сверху обычным образом, то он сохранил бы эту форму буквы V. То, как снег ложился, и его прочность, были изменены магией. Я сомневаюсь, что этот снег поддастся, даже если на него приземлится пассажирский самолёт.

Камидзё посмотрел на свою правую руку.

— Он не похоронит нас живьём в тот момент, когда я коснусь его, да?

— Не знаю, но лучше постарайся не трогать стены просто на всякий случай, — ответила Лессар, скользнув во вход.

Когда Камидзё уже хотел последовать за ней, она внезапно остановилась.

— Блин... если бы я поскользнулась на снегу, я бы естественно схватилась за тебя и показала тебе свои трусики, открывая множество новых путей.

— Да, я понял. Сегодня ты король. Так что идём дальше.

Два рельсовых пути уходили вглубь пещеры. Там стоял грузовой поезд, состоявший примерно из 5 вагонов. Камидзё не видел силовых кабелей, так что в нем, вероятно, использовался дизельный двигатель.

— Значит, он тайно провозит материалы с помощью этого поезда.

— Странно, — сказала Лессар, глядя в изумлении, — Фиамма, что Справа, снёс Римского папу и Вторую Принцессу Кариссу одним ударом. Вряд ли он такой чувак, что занимается этим творчеством тайно. Мне казалось, что из тех, кто просто уничтожает все, что ему не нравится.

— Он использовал власть Трона Справа от Бога, чтобы управлять Римско-католической церковью, чтобы события происходили нужным ему образом, при этом сам ничего не делал. Я бы сказал, это для него вполне обычно. То, что он что-то делает сам, доказывает, что его обычные методы уже не подходят.

Камидзё посчитал удачным то, что они нашли этот грузовой поезд. Все-таки они по-прежнему были в 30-40 километрах от базы. Даже если бы они нашли способ пробраться внутрь, им пришлось бы идти по снегу, если у них не было другого транспорта. Если бы им пришлось сделать это, то они полностью выбились бы из сил до того, как добраться до Фиаммы.

— Конечно, они заметят, если мы просто воспользуемся этим поездом.

— Вот поэтому мы подождём, пока он поедет. Вот сюда. Надо спрятаться в каком-нибудь контейнере.

Сказав это, Камидзё направился к контейнеру, закреплённому на переднем вагоне. Дверь выглядела так, как будто могла открываться со стороны. Металлическая дверь скользнула в сторону, как дверь, ведущая к задним сиденьям фургона, и Камидзё с Лессар спрятались внутри.

Лессар пристально смотрела в сторону кармана Камидзё.

— Давно хочу спросить, что это за ремешок с лягушкой?

— Это Гекота. Я на самом деле мало об этом знаю.

— ...Прикольный маскот, о котором ты ничего не знаешь? Похоже, тут замешана девушка. Мне может потребоваться изменить свою стратегию, нужно поспешить и избавиться от всех остальных... — пробормотала Лессар, осматривая внутреннюю часть контейнера, после чего помрачнела.

— Хм-м. Эти символы, которые я вижу, здесь в основном христианские магические предметы. Но я не знаю, зачем они используются, — сказала Лессар, глаза которой уже должно быть привыкли к темноте, — И ты похоже довольно привык к таким вещам.

— Во время государственного переворота я прятался в грузовом поезде, наполненном рыцарями, чтобы попасть в Фолкстон.

— О, верно. Флорис говорила мне об этом. Она сказала, что "обязательно надерёт жопу этому японскому чуваку" в следующий раз, когда увидит тебя.

— Ясно. Кстати, почему её поймали рыцари?

Пока они говорили, снаружи послышались шаги и голоса. Двое замолчали и прислушались.

Голоса снаружи говорили по-видимому на русском, так что Камидзё их не понимал, но люди похоже открывали различные контейнеры и загружали в них ящики. Он и Лессар спрятались за кучей магических предметов, на случай если их контейнер откроют, но этого не случилось. Потом они услышали, как двигатель поезда заработал, и поезд слегка дёрнулся вперёд, начав двигаться.

— Это были русские солдаты? Или это были маги?

— Я не уверена, но скорее последнее. Велики шансы, что они из Русской Православной церкви. Я слышала, как они жаловались насчёт всех этих магических предметов.

С двумя спрятанными в контейнере людьми, поезд продвигался все ближе и ближе к загадочной крепости.

И тогда...

— Ах. Тут так жарко. Похоже, тепло наших тел нагревает это замкнутое пространство.

— Не вздумай обмахиваться тут своей юбкой.

— Я не буду. Это эффективно, только если внезапно атаковать в нужный моме-

Лессар оборвала фразу и внезапно остановилась.

Камидзё понял причину мгновением позже.

Она поняла, что пот сделал её футболку довольно прозрачной. И под ней был виден небольшой лифчик, который не мог бы скрыть достаточно места, чтобы спрятать какие-то крошечные чипы, которые могли быть, у какой-нибудь женщины-шпиона.

Однако, Лессар не покраснела и не пыталась прикрыть грудь руками.

— Проклятье!! Я хранила это секретное оружие для особого случая и теперь все пропало!!

— Какого черта ты приехала в Россию? Мне показалось странным, когда ты обмахивалась юбкой перед этим, но... аа? Ты не собираешься... ты прикалываешься, да?!

Камидзё заколебался, но поезд уже достиг пункта назначения.

Поезду потребовалось 20 или 30 минут, чтобы доехать до центра базы.

Когда он остановился, снова послышались русские голоса.

— Нам надо выбраться, — сказала Лессар.

— Э? Не лучше ли подождать, пока они уйдут?

— Ты тупишь в самый неподходящий момент. Они привезли на этом поезде своё барахло. Они собираются сейчас распаковать контейнеры. Они обязательно найдут нас, так что надо сваливать, пока это не случилось.

Камидзё понял, что она права, но требовалось мужество, чтобы выпрыгнуть туда, где явно проходили люди.

Камидзё приоткрыл скользящую дверь контейнера и осмотрелся. Удивительно, но никого рядом не было. Гора деревянных коробок была сложена на снегу и похоже, что они могли пробраться незамеченными, прячась за ней.

(...Если бояться, ничего не получится.)

— Пойдём, — сказал Камидзё, открыв дверь немного шире.

Затем он выскользнул наружу. Он прыгнул на землю с высоты около метра и прокрался за гору из деревянных ящиков. Лессар последовала за ним, но её движения были плавными, как у хищника.

С другой стороны от ящиков люди разгружали поезд, так что казалось, что Камидзё и Лессар окружены шагами и голосами. Каждый шум заставлял Камидзё вспотеть ещё сильнее.

— Подумай об этом с хорошей стороны, — спокойно сказала Лессар, — чем больше они шумят, тем меньше вероятность, что они заметят наш шум.

Выход на наскоро возведённую платформу был примерно в 10 метрах от горы ящиков. Он мог видеть лестницу, ведущую наверх. Станция была под снегом, так что лестница, вероятно, вела на поверхность.

Камидзё и Лессар сейчас собирались направиться в центр крепости Фиаммы.

Количество охранников и степень опасности там должна быть куда выше, чем в районе станции.

Камидзё не мог позволить этой ситуации сбить его с толку.

Он сосредоточился на окружении и был готов двинуться к выходу.

Однако он столкнулся с русским православным магом.

Маг был молодым человеком, чуть старше Камидзё. Должно быть, он был одним из разгружавших поезд, поскольку держал в руках деревянный ящик. Маг явно не ожидал встретить кого-то, поскольку выглядел явно удивлённым.

То, что руки этого человека были заняты, было небольшой удачей для Камидзё.

Реакция мага была чуть медленнее.

В этот момент, Лессар начала движение.

— !!

Её действия были невероятно хладнокровны. Лессар молча приблизилась к магу и ударила рукой по его незащищённому горлу. В отличие от удара кулаком, этот точечный удар заставил тело мага обмякнуть и осесть на землю.

Лессар потянулась и схватила ящик, который он держал.

Тело мужчины упало на землю почти бесшумно, так что остальные работники продолжали, ничего не заметив.

Камидзё почувствовал неприятное ощущение в кончиках пальцев.

— Пожалуйста, осторожно, — сказала Лессар, плавно опустив ящик на землю.

Она связала лодыжки молодого человека чем-то, похожим на провод, переставила коробки, сделав углубление, и спрятала в нем тело.

— О-он не умер, да?

— Это определённо было бы проще. Тогда мне не пришлось бы использовать ценный сдерживающий магический предмет вроде Дроми.

Похоже, что провод, обмотанный вокруг ног мага, не позволял ему двигаться вообще. Лессар объяснила это так легко, и Камидзё понял, что она просто живёт в совсем другом мире.

Тем временем, она пошевелила своим хвостом, так что край юбки закачался.

(Это непохоже на меня, но получение нескольких очков более честным путём может оказаться в итоге более эффективным. Нет, нет. Я сексуальна. Я знаю это!!)

Они поднялись по лестнице и добрались до поверхности внутри базы. В нескольких сотнях метров впереди было видно железное ограждение.

И центральные 7 километров этой 10-километровой базы значительно выступали. Была разница примерно в 20 метров. Снежное покрытие создавало впечатление, что здесь лежала какая-то огромная форма.

— Разве базы обычно располагаются не в полностью плоских местах?

— Уже это показывает, что это место необычное.

Огромный вход располагался в "стене" этого перепада высот скорее всего предназначался для транспортировки грузов из поезда. Камидзё и Лессар пробрались через него.

Внутри это место было похоже на западный замок. Однако, оно не было украшено сияющими сокровищами из серебра или золота. Все было сделано из камня, и было сыро. Место было похоже на помещение, где держат преступников.

На стене через равные промежутки были закреплены свечи, и двое продолжили полагаться на этот мерцающий свет.

К счастью, они не наткнулись на охранников или кого-то ещё.

Возможно, Фиамма запретил всем остальным заходить сюда.

— !!

Лессар хотела пойти дальше, но Камидзё схватил её за плечо.

Перед ним была дверь.

Приоткрыв её и заглянув внутрь, Камидзё увидел за ней широкое пространство. Он не знал, зачем оно предназначено, но услышал какой-то голос оттуда. Это был знакомый голос.

— (...Это Фиамма. Я не ожидал, что найду его так быстро.)

Даже кто-то вроде Лессар замер бы, когда Камидзё прошептал это.

Это было место было похожее на церковь, которую ремонтируют, из-за выглядевших старыми камней и современной металлической структуры, расположенной в некоторых местах. Фиамма был наверху этого железного каркаса. Он сидел на стуле перед столом. Оба предмета мебели выглядели здесь неуместно, поскольку были слишком качественными. Толстая книга лежала на столе, и из неё отсвечивал тусклый свет.

В помещении больше никого не было.

Был слышен только голос Фиаммы.

Была ли книга каким-то магическим предметом для связи?

— Это необходимо. Это “пространство”. И координаты, и объем важны.

Сердце Камидзё вздрогнуло, когда он услышал этот голос.

— Мне неинтересны русские дворцы. Если бы все, чего я хотел, это сидеть на троне, разве стал бы я сходить со своего пути и разрушать Собор Святого Петра? Для меня это место важнее, чем Москва. Некоторый промежуток, через который я узнаю новости о происходящем, создаёт трудности, но ради продвижения плана я не могу покидать это место. Вам нужно посмотреть на это с точки зрения Проекта Вифлеем.

(...)

Камидзё сосредоточился и продолжал молчать. Если бы он не прикладывал усилия, чтобы оставаться здесь, то скорее всего бы вбежал туда с криком.

— Знаю, знаю. Вам никогда не нравилась идея этого сражения. Нет, не Третьей Мировой Войны. Я насчёт противостояния Академгорода и Римско-католической церкви.

Возможно, поскольку Фиамма был один, его голос доносился до Камидзё, несмотря на расстояние между ними. Однако, это также означало, что Фиамма может услышать его слова. Камидзё занервничал ещё больше.

С кем говорил Фиамма?

— Если Академгород победит, настанет время научной стороны. Если победит Римско-католическая церковь, придёт время магической стороны. Однако, ни один из вариантов не принесёт пользы Русской Православной церкви. Даже если магическая сторона одержит верх, Римско-католическая церковь будет отвечать за это, и Русская Православная лишится почвы под ногами.

Камидзё думал, пока Лессар переводила русские слова.

Но потом его мысли оборвались.

Он заметил на столе ещё один магический предмет.

— Вот почему вы быстро предприняли меры против этого. Присоединившись к силе, которая принесёт вам больше пользы, вы надеялись получить больше всех, когда конфликт закончится. Так что передайте уже результаты исследования. Передайте отчёты русских солдат, которые вы послали для расследования.

Это был цилиндрический объект.

На нем было множество металлических элементов в виде колец, заставляющих его выглядеть, как круговой висячий замок.

Это был магический предмет для удалённого контроля Индекс.

Это был предмет, заставляющий её страдать и отбирающий её сознание.

Если он...

Если бы он мог уничтожить это...

— Да, да. Хороший мальчик. ...Союз Элизалины, да? Так это объясняет, почему мы не смогли найти Сашу Кройцеву даже после поисков по всей России.

Камидзё начал выдвигаться вперёд.

Но кто-то закрыл его рот сзади.

Это была Лессар.

Потом она резко ткнула его в бок второй рукой. Он был готов закашляться от боли, но не мог, потому что Лессар плотно зажимала его рот.

Сила покинула его тело.

— Нет, она несовершенна, но по-прежнему она маг. Обычным солдатам с ней не справиться. И возникнут трудности, если в неё выстрелят. Русская Православная церковь? Нет, Аннигилятус здесь бесполезен. Я не знаю, обошлись ли они с ней мягко из-за того, что она их бывший товарищ, или просто их способности так низки, но им ещё нужно схватить её. ...Хреново, но похоже мне придётся сделать это самому. Если это делает план конкретнее, то это к лучшему.

Камидзё, которого удерживала Лессар, смотрел на Фиамму через треснувшую дверь.

Фиамма не заметил их.

— И позволь мне сказать ещё кое-что. Я уверен, ты не собираешься оставаться просто епископом. Высшая должность в Русско-православной церкви это Патриарх, так? С твоими темпами роста ты не успеешь занять её, прежде чем твоя жизнь подойдёт к концу. Если хочешь, чтобы я помог тебе с этим, сначала сделай работу, которая нужна мне. И если ты будешь сдерживаться и попробуешь торговаться со мной, то я без колебаний избавлюсь от тебя и найду кого-то ещё. Улавливаешь?

Фиамма закрыл толстую книгу, как бы заканчивая разговор, и схватил предмет для удалённого контроля Индекс.

Камидзё ещё не понял этого, но около Фиаммы было что-то вроде стального окна.

Фиамма открыл его, и тёмную комнату залил свет. Потом он шагнул в это окно. Он сделал ещё шаг и предмет для удалённого контроля исчез.

Лессар убрала руку от рта Камидзё и силой развернула его к себе.

Камидзё был готов схватить её за воротник.

— (Какого хрена ты делаешь?! Я был так близок!!)

— (Нет, какого хрена ты делаешь?! В этой комнате больше 200 магов!)

Когда Камидзё услышал это, на его лице отразился шок.

Он совсем не заметил их.

Но когда он снова заглянул в комнату, то увидел множество сверкающих глаз в глубокой тьме в том большом пространстве. Они могли заниматься какой-то работой или ожидали, охраняя Фиамму.

— (...Если бы ты выскочил туда, ты бы даже не добежал до Фиаммы. Если Фиамма — такой человек, как ты описывал, он просто сбежал бы, пока его подчинённые разобрались бы с нами.) — медленно сказала Лессар, пытаясь успокоить Камидзё. — (Он упомянул Союз Элизалины и Сашу Кройцеву. Он приказал русским солдатам отступить, так что он возможно планирует связаться с самой Сашей. Если ты хочешь забрать у него этот магический предмет, тебе необходимо попытаться отрезать его. Если мы найдём Сашу Кройцеву первыми, то можем подготовить внезапную атаку.)

— (...Черт возьми.)

Фиамма, что Справа контролировал массу людей, чтобы вызвать в мире хаос. Камидзё знал, что до него будет нелегко добраться, но все же...

— (...Я думаю, нам сначала нужно найти Сашу. Если она нужна Фиамме, то явно не для хороших дел. И, что ещё важнее, мне нужно разобраться с этой штукой насчёт Индекс.)

Часть 2

Хамазура Шиаге вёл угнанный автомобиль.

На данное время он достал еду, деньги и бензин для машины.

Наконец пришло время начать "боевые действия" против Академгорода. Ему нужно было найти в России какой-то объект для переговоров, чтобы обеспечить безопасность себе и Такицубо.

— ...Но у меня нет никаких идей, что конкретно мне нужно найти.

— Что ж, немного повезло, что силы и вооружение Академгорода из-за войны находится по всей России. Хамазура, мы может начать нашу атаку с этого.

— Ты говоришь о захвате сверхсовременного вооружения и использования этой технологии в переговорах?

— Мы можем также следить за перемещением русских армий и передавать Академгороду ценные сведения.

Хамазура не мог взять контроль над ситуацией.

Но это требовалось от него. Он мог быть довольно опытным, но по-прежнему он был преступником. Армии и их вооружение для него даже не казались реальными. Он не знал, каким образом "переговоры" с огромной силой вроде Академгорода будут происходить в действительности.

С другой стороны, девушка, видевшая глубины темной стороны города, давала ему совет.

— Хамазура, мы должны подумать о целях Академгорода в этой войне.

— Э? Они просто защищаются от атаки России, так?

— Если бы это было так, не было бы причин для вторжения в Россию. Они могли просто установить линию обороны в океане вокруг Японии. В обычном случае от большой группы бомбардировщиков и баллистических ракет невозможно защититься, но Академгород может с этим справиться. Выигрывая таким образом время, они могли воздействовать на мировую экономику, загнав Россию в такой экономический кризис, что она будет вынуждена прекратить войну.

— ...Так у Академгорода какая-то другая цель?

— Нам нужно определить, что это и направиться в центр, не важно что это. Представь состояние равновесия. Хамазура, ты весишь немного, но тебе нужно попасть туда, где ты можешь наклонить весы в ту или иную сторону. Если ты сможешь сделать это, то сможешь потребовать то, что хочешь, у Академгорода.

— ...

Это означало, что ему нужно направиться туда, где яростно сражались армии Академгорода и России. Ему нужно было вмешаться и получить эту информацию. Такая стратегия могла буквально стоить ему жизни, но он бы упустил одну из немногих своих возможностей, если бы отказался.

— Они довольно жёстко тут действовали. Это называется Союз Элизалины? Я думаю, это где-то поблизости. Возможно, нам стоит осмотреться здесь.

— ...Да, давай сделаем так, Хамазура...

— ? Такицубо?

У Хамазуры появилось очень плохое предчувствие, когда он услышал слабый ответ Такицубо.

Он посмотрел на пассажирское сидение и ударил по тормозам.

С Такицубо что-то было не так.

По всему её телу выступал обильный пот.

— Эй, что с тобой? Такицубо, ты в порядке?!

— Я...в порядке. Не волнуйся... Просто едем дальше, Хамазура...

Это была не шутка.

Кто угодно мог понять, что что-то было не так. Body Crystal должен был очень плохо повлиять на Такицубо. Этот факт бросился Хамазуре в глаза ещё раз, но он ничего не мог с этим сделать. Он знал, что это не поможет, но он хотел отвести её в больницу. Однако, врачи вне Академгорода не могли бы вылечить её. И даже если бы доктор смог, Хамазура по-прежнему беспокоился за её безопасность. Из-за войны Академгород и Россия определённо не ладили. А Хамазура и Такицубо попали в страну нелегально, без паспортов.

Но он не мог просто ничего не делать. Он не хотел оставлять её в таком состоянии. Не по логическим причинам, а из-за своих чувств Хамазура хотел как можно меньше напрягать Такицубо. Но что он мог сделать? Поиски повода для переговоров с Академгородом требовали проникновения в область, охваченную войной.

И пока он думал, что делать, он услышал два негромких стука.

Кто-то постучал в стекло со стороны водителя.

Выглянув наружу, он увидел большого белого человека. Наверняка он был русским. Хамазура инстинктивно выхватил пистолет, спрятанный рядом с дверью, так что человек не мог его видеть. Как было сказано раньше, между Академгородом и Россией были проблемы. Возможно, кто-то напал бы на Хамазуру только за то, что он из Академгорода.

Хамазура осторожно открыл окно, по-прежнему пряча пистолет.

Крупный человек сказал:

— Я раньше работал гидом для японских туристов. Вы понимаете меня?

— Чего вам нужно?

— Похоже, вам нужен врач.

Человек указал в сторону Такицубо на пассажирском сидении.

Хамазуру застал врасплох неожиданный ответ, а человек продолжил:

— Предлагаю сделку. В моей деревне закончилось топливо для генераторов электроэнергии. Если мы не достанем его, то все замёрзнем до смерти. Это дизельный автомобиль, так? Если вы отдадите нам топливо из этой старой машины, я отведу вашу подругу к врачу в моей деревне. Что скажете?

Часть 3

Стало ли действительно более комфортным передвижение на танке?

Двигатель работал громко, и внутри воняло смесью масла, выхлопов, пота и грязи. И маленькое пространство, набитое пятью мужиками среднего возраста, никогда нельзя назвать комфортным. (В современных танках экипажи состоят из трёх-четырёх человек, в зависимости от наличия автомата заряжания. 5 человек — избыточное количество. — Прим.пер)

Антсека С. Кфарк, сидящий на месте командира, вздохнул.

Он находился в центральной России.

Не было руководства, как размещать войска для обороны этой местности от внешнего врага. Предполагалось, что оборона будет происходить ближе к границам и в большинстве планов войска располагались там, где было возможно проникновение через государственную границу.

Никто не думал, что враги проникнут так глубоко в страну.

И все же войска Академгорода были здесь.

В результате совершенно непредвиденных событий они начали с центра и двигались наружу.

— ...Черт возьми. Они посылают вниз ещё, — пробормотал недовольный Антсека, глядя на небо через люк.

— Блядь, как они называют эту доставкой минимума оборонительного вооружения, необходимого для поддержания мира? Я не уверен даже, что взвод может уничтожить один из этих сверхсовременных танков, а они сбрасывают их вниз, как конфетти. С таким количеством они явно пришли за вторжением и оккупацией.

— 80 процентов из их 2.3 миллионов населения — учащиеся, и они при этом ведут войну на одном уровне с нами. Это просто хуйня. Ты слышал о том, что некоторые из этих танков могут двигаться сами, без экипажа? — сказал один из солдат на борту. Его голос был испуганным.

Антсека нахмурился ещё сильней.

— Это похоже на нелепую сплетню, но в реальности они, похоже, могут делать что угодно.

Сверхзвуковой бомбардировщик Академгорода пролетел над ними и ряд парашютов начал спускаться. Вместо танков на них были закреплены ресурсы для строительства простых баз.

Эти базы возводились в несколько этапов.

От сделанных из стальных плит построек, похожих на бревенчатые дома, до убежищ, сделанных из быстрозастывающего усиленного цемента. Бронированные боевые единицы — они вроде назывались силовые костюмы? — строили базы с невероятной скоростью и вскоре они были возведены по всей России, как тараканьи гнезда.

Похоже, Академгород ненавидел, когда его технологии попадали наружу.

Так что у этих крепостей были встроенные системы самоуничтожения или эвакуации. В отличие от русских, целиком поглощённых происходящими военными действиями, Академгород брал во внимание то, что будет после окончания войны.

— Нет им конца, — сказал другой солдат, — Пока мы придумываем стратегию нападения на базу, которая появилась перед нами, они построили другую у нас в тылу. Пока мы паникуем из-за этого, появляется ещё одна, оборвав нашу линию снабжения. Они слишком быстрые. Даже торгаш, сбегающий из города, не работает так быстро.

Сначала они пытались сбить эти парашюты, но это было бесполезно. Даже когда зенитные орудия и пулемёты пробивали дыры в ткани, появлялись крылья, как у планера, или раскрывались новые парашюты. И этому не было предела.

Антсека и другие чувствовали, что не могут перейти к стадии, в которой достигли мастерства.

Они не были идиотами. Они имели наверняка больше боевого опыта, чем люди из Академгорода, которые просто постоянно использовали технологии. Они были уверены, что могли бы сражаться хотя бы на равных, если бы все свелось к перестрелке. Это означало, что все кончится патовой ситуацией и Академгород не сможет продолжить вторжение.

Однако, это совсем не походило на сражения, которые они так хорошо знали.

Сражение, в котором никогда не участвовали эти испытанные в боях танкисты.

В нормальной ситуации необычная стратегия Академгорода была абсолютно невозможна. Учитывая материалы, персонал и время, необходимые для строительства баз, материалы и энергию, необходимые для их поддержания, постройка одной за другой в середине вражеской территории и соединение их линиями снабжения, просто казалось невозможным.

Любой солдат или даже журналист сразу бы нашёл множество недостатков в такой стратегии.

И все же Академгород перекрыл эти слабости своей невероятной технологией.

Сверхзвуковые бомбардировщики могли доставлять большое количество материалов и топлива на немыслимых скоростях. Силовые костюмы могли аккуратно собирать материалы на огромной скорости. Это казалось какой-то шуткой. Солдаты понимали, что учебники, по которым они тренировались, должны были быть полностью переписаны, чтобы учесть происходящее.

— Как будем действовать? — спросил один из солдат, среднего возраста, но один из самых молодых в экипаже. — У нас почти закончилось топливо и снаряды, а эта база перекрыла наши маршруты отступления и пути снабжения. Надеюсь, кто-нибудь разработает какой-нибудь новый план стратегии для контратаки, но...

— Такими темпами мы выйдем из строя даже без столкновения с другими танками, — сказал другой солдат таким тоном, как будто он был сыт по горло этим положением.

Когда множество парашютов первый раз начало падать из сверхзвуковых бомбардировщиков, их взвод принял остановку строительства базы в качестве важнейшего задания. Однако, попытки сбить парашюты провалились, и силовые костюмы, находившиеся на земле, уворачивались от снарядов с помощью невероятных движений. Затем силовые костюмы начали точно отстреливаться из огромных дробовиков, которые вероятно предназначавшихся для копания котлована для убежищ.

Пока костюмы играли с ними с этими странными движениями, все больше и больше запасов и танков доставлялись по воздуху. Прежде чем Антсека и остальные поняли это, их действия были ограничены значительной разницей в огневой мощи.

Он понял, что они тратили снаряды напрасно.

Если бы они знали, какой стратегии придерживается Академгород, они могли бы реагировать спокойнее и сохранить часть снарядов, но сейчас с этим ничего нельзя было сделать.

Когда Антсека осознал ситуацию, один из солдат посмотрел на него:

— Я знаю, что нужно сдаваться, но я не могу закончить это, ничего не сделав. Давайте уничтожим хотя бы один из них. Я знаю, что это только капля в море, но этой стране конец, если мы не сможем хоть чуть-чуть уменьшить их силы.

Антсека посмотрел на белое небо через люк.

Даже сейчас несколько бомбардировщиков, летящих по небу на скорости больше 7000 км/ч сбрасывали множество парашютов.

— Эй. Если бы это были большие противобункерные бомбы, а не припасы, что бы мы могли сделать?

— ...

В танке наступило неприятное молчание.

Настоящей задачей сверхзвуковых бомбардировщиков было именно это, и это был самый простой путь заставить Антсеку и других замолчать.

Почему Академгород отказался от этого и вместо этого воспользовался такой обходной стратегией?

Антсека посмотрел в небо с раздражением и выплюнул несколько слов.

— Значит, это гуманный способ использования их оружия? Они издеваются над нами.

Часть 4

Камидзё и Лессар вошли на территорию Союза Независимых Наций Элизалины. Камидзё думал, что граница будет серьёзно охраняться из-за войны, но они так или иначе смогли пересечь её.

— В отличие от островных государств вроде Японии или Англии, границы между странами, находящиеся на суше, довольно легко пересечь.

— Да, но все равно слишком легко. Учитывая обстоятельства, я бы не удивился, если бы по нам открыли огонь.

— У них недостаточно ресурсов на что-то вроде этого. И ты пересёк несколько границ, чтобы попасть в Россию, прежде всего, так ведь?

— Ну, я путешествовал автостопом, и пересекал их с разными людьми, так что я не знаю, каким путём двигался.

— Хм-м. Ты мог не понимать этого, поскольку не знаешь языка, но это могло быть вполне приключение, — пробормотала Лессар.

Они были на какой-то площади и мимо проходили несколько человек. Похоже, что здесь были люди разных рас, а не какой-то одной. Камидзё был не уверен, но ему показалось, что люди говорят на разных языках.

— Союз Элизалины создан из небольших областей, отделившихся от России из-за несогласия с её действиями, верно?

— Технически это союз стран, сделавших это, — поправила его Лессар, — это окружённая сушей область, так что любая отделившаяся страна будет со всех сторон граничить с Россией, так что им понадобится разрешение России на ввоз людей и товаров. Чтобы освободиться от этого непрямого контроля, по-видимому Союз Элизалины собрал вместе несколько небольших стран, чтобы создать путь наружу России и соединиться с Восточной Европой. Благодаря этому, Россия отделила Союз Элизалины сильнее, чем другие независимые страны.

Из-за этого Союз Элизалины был довольно узким и протяжённым с востока на запад. Его территория была 300 километров в длину. Вероятность просто так встретить человека, которого ищешь, довольно невелика.

— Так или иначе, нам нужно найти Сашу раньше, чем это сделает Фиамма, — сказал Камидзё, заставляя себя, — Но как мы будем искать её?

— Сначала нам нужно снять комнату в гостинице, чтобы использовать в качестве базы.

— Да, мы можем не найти Сашу за один день, поскольку область поиска большая.

— Конечно, мы снимем только одну комнату, чтобы сэкономить деньги. Если ты хочешь найти в этом любое непристойное значение, не сдерживайся.

— Это то, к чему сводятся твои базовые мыслительные шаблоны?

— Тебе не нравится идея с гостиницей? О, так ты предлагаешь снаружи?! Н-но это может быть проблемой. Меня не смущает заниматься этим на улице, но тут просто холодно.

— ...Хорошо я понял. Нам нужно серьёзно поговорить.

Камидзё схватил Лессар, потащил её в переулок и прочитал ей 15-минутную лекцию. Лессар была полностью вымотана умственно, когда они вернулись на площадь.

— И как мы собираемся искать её? Саша маг, так что мы можем найти её по следам чего-то мистического.

— Я-я знаю более простой путь.

— ?

Ответ Лессар смутил Камидзё, но он вскоре заметил что-то странное.

Четыре или пять мужчин прятались в середине толпы людей, проходивших мимо, и они пристально смотрели на Камидзё и Лессар. На них была темно-зелёная армейская форма, но эта форма заставляла их выделяться ещё больше на белом снегу.

— Это пограничники, — просто сказала Лессар, — Как ты только что сказал: это было слишком легко. Они не идиоты. Они не в той ситуации, когда могут достать подходящий к окружению камуфляж, но по-прежнему пытаются защищать свою страну.

— Ч-что будем делать?

— Это довольно просто. Мы спросим у них.

Камидзё выглядел удивлённым, но Лессар пояснила.

— Фиамма использовал русскую армию для поиска Саши Кройцевой, так? Это значит, что часть из них должна была направиться к границе для поиска. Даже если они не нашли Сашу, действия русской армии должны были заметить войска Элизалины, так? И теперь лидер целой войны собирается прокрасться в Союз Элизалины. Эта информация может быть полезна, чтобы договориться с ними.

Часть 5

Два войска смотрели друг на друга на поле битвы, которым был Дуврский пролив между Англией и Францией.

Поверхность океана была покрыта неизвестным полупрозрачным веществом и десятки, сотни, тысячи мечей скрещивались на нем. Это было больше, чем просто битва. Это достигло той точки, чтобы явно называться войной.

Франция превосходила в численности, но Англия прорывалась вперёд.

Присутствие Канзаки Каори было довольно важно.

Её сила, как одной из менее чем 20 Святых, позволяла ей отбрасывать множество магов одним ударом. Члены Церкви Амакуса вокруг неё оказывали поддержку и время от времени использовали её как ловушку, чтобы чётко ударить с другого направления. Это позволяло им действовать эффективнее, чем можно было бы ожидать от такого числа людей.

— Хооо!!!

Ножны меча Канзаки разрушили значительную площадь полупрозрачной поверхности перед их ногами. Девушки, одетые в чёрную монашескую одежду, запрыгнули на осколки, летевшие вверх, и атаковали французских магов сверху.

Это были монахини бывших Сил Агнез.

Это подразделение с Ангез Санктис в центре сражалось похожим на Амакуса методом. Также они могли биться более эффективно благодаря своему глубокому знанию тех, кто сражался на стороне Римско-католической церкви.

Но всего этого было недостаточно, чтобы отразить французские силы.

У них не было мага, настолько важного как Святой. Однако они были усилены большим количеством оружия и магических предметов, полученных от Римско-католической церкви, имевшей более 2 миллиардов последователей. Некоторые из этих предметов были обыкновенного вида, как посохи и кубки, но было видно несколько странных похожих на танки магических предметов. У них были огромные мечи вместо орудийных стволов и броня, похожая на элементы доспехов.

Видя это, Вторая Принцесса Карисса сказала скучающим голосом:

— Это по-прежнему какая-то проверка. Я бы сказала, они изучают, как много сил у нас есть.

Она по-прежнему не держала никакого оружия.

Кариссу защищала большая группа рыцарей, и она чувствовала себя элегантно и уверенно.

Она повернулась к Лидеру Рыцарей, стоявшему сбоку.

— Итак, мне интересно, где же главные силы Франции. Я почти уверена, что вижу магию, связанную с рыцарями, смешанную с магией Римско-католической церкви. Но эта магия рыцарей по-прежнему на уровне, который можно объяснить в рамках Христианской Церкви, так что...

— Рыцари Франции Христианского стиля могут наверняка оказаться последователями Карла Великого, как думаешь?

— Или возможно эта вдохновляющая святая женщина, которая ничего не делает, но зевает в Версале, пошла ныть к остаткам Орлеанских Рыцарей, несмотря на то, как это её заставит выглядеть.

— ... Я бы не недооценивала меня таким образом, — сказал внезапно голос непонятно откуда.

Брови Кариссы заметно приподнялись.

— Моя гордость не так дешева, чтобы я оставила их впереди только для самозащиты. На самом деле я довольно обижена, что все это разрешено английским наёмником, — сказал голос.

— О? Ты по-прежнему выглядишь довольно сонной, почему бы тебе не пойти умыться? Ты никогда не покидаешь Версаля, но все это из-за твоей медленной реакции. Как и в этот раз.

— Ты также ничего не можешь сделать, — сказала спокойно "мозг" Версаля, — Мы знаем, что Исходная Куртана была уничтожена, и что Вторая у Королевы Элизард. Иными словами, у тебя сейчас нет реальной силы. И поскольку ты снаружи границ Англии, рыцари вокруг тебя также не имеют силы. Я понимаю, что ты любишь войну, но ты понимаешь, что просто мешаешься под ногами?

— Дура, — пробормотала Карисса.

Сразу после этого рыцари вокруг второй принцессы получили большое количество энергии от Куртаны.

Они получили энергию от Второй Куртаны. Элизард, должно быть, дала такой приказ. Однако, этого было недостаточно, чтобы объяснить происходящее. Эффекты Куртаны должны были действовать только в рамках границ Англии.

— Наверняка ты знаешь, что я планировала выдвинуться в Европу, чтобы уничтожить всех, кто мне противостоит, если бы мне удался государственный переворот с помощью Исходной Куртаны.

— Ты же не имеешь в виду..?

— Как ты думаешь я планировала это сделать? Ты думаешь, я просто собиралась жаловаться на невозможность использовать силы Куртаны за границами Англии?

Громкий шум раздался из точки в 10 километрах за спиной Кариссы.

Что-то парило там. Это была нелепо огромная конструкция. Мистическая структура, которую можно было назвать "квадратным пузырём", созданная из дюжин разнообразных кубов из твёрдого камня. Этот объект, похоже, не был построен обычным образом. Он выглядел, как искусственный замок и как огромный кусок добытого в каменоломне камня, парящего в воздухе.

— Это Мобильная Крепость Гластонбери, — сказала Карисса, — Окружение крепости становится частью Англии, что позволяет значительно расширить область использования Куртаны. Не правда ли, этот огромный магический предмет просто идеален для вторжения, вне зависимости от мнения твоего противника?

Ситуация полностью изменилась.

Получив силу, рыцари выхватили мечи, чтобы защитить Кариссу.

— Это не война на износ с целью защиты.

Медленное изменение происходило с рыцарями,

Они становились активнее.

Принцесса, ответственная за войну, объявила, что это значило.

— Это битва на уничтожение, ради проведения атаки.

Часть 6

Камидзё и Лессар шли по площади, окружённые множеством крупных людей. Камидзё не нравилось, что его куда-то ведут люди, похожие на военных, языка которых он не понимает. Пока он нервно шёл, Лессар скучающим голосом сказала ему:

— Все в порядке. Союзу Элизалины нужна любая информация о Фиамме, которую они могут получить. Им очень нужны эти сведения, и я уверена, что они не арестуют нас или что-то вроде этого. На самом деле в этом Союзе даже нет таких страшных заведений.

—... Правда? Такие ожидания полностью противоречат обычной невезухе Камидзё-сана, знаешь? Что если они ведут нас в какую-нибудь комнату со стульями с ремнями на них?

— Ладно, ладно. Если это произойдёт, я извинюсь, оденусь в стиле бэби-долл, ползая на четвереньках и виляя попкой. ...Х-м, это звучит довольно мило. Может сделать это прямо сейчас?

— Похоже, тебе нужно ещё послушать лекцию, Лессар-кун. Это может не понравиться остальным, не направиться ли нам в тот переулок?

В этот момент Камидзё схватил девушку и стал вырываться из кольца людей, вокруг него послышались крики на русском. Несколько человек потянулись за пистолетами, спрятанными в кобурах.

— А!! Хорошо, хорошо! Черт, это не похоже на тёплое приветствие!

— Я пошутила. Я не собиралась оказывать такие услуги, когда вокруг посторонние. Я сомневаюсь, что это каким-либо образом принесёт пользу Англии. И я теперь буду хорошей девочкой, но когда мы попадём в наш номер в отеле, я оденусь в стиле бэби-долл и мы можем начать.

Пока они спорили, один из сопровождавших их мужчин что-то пробормотал, звучащее как недовольство. Это было по-русски, так что Камидзё не понял, но Лессар перевела ему.

— Он спрашивает, мы ли спасли мать и её дочерей, которых перевозили в грузовике в России. Похоже, одна из дочерей двухлетняя девочка, а второй 10 лет.

— ...? Мы помогли с этим конвоем грузовиков и бронированных экипажей, но... сколько людей было там? Я не помню конкретно никого похожего.

Здоровенный мужик бросил ещё несколько слов в ответ на озадаченное выражение лица Камидзё.

Лессар нахмурилась и пожала плечами, прежде чем посмотреть на Камидзё.

— Он говорит, что это была его сестра и две её дочери.

Чтобы мужчина узнал об этом, люди из грузовиков должны были успешно добраться до ближайшего города и позвонить по телефону или сообщить как-то ещё.

Возможно, этот человек чувствовал себя в долгу перед ними, и это была единственная причина, по которой он не наставил на них пистолет.

Камидзё и Лессар привели к прямоугольному каменному зданию около площади. Это было скорее всего здание на территории церкви, но сейчас оно использовалось в качестве военного сооружения.

Бумажные документы были слишком в беспорядке, чтобы называть это офисом, и стальные столы стояли не упорядоченно. На доске на стене была закреплена карта местности. Магниты различных цветов означали размещение войск Союза Элизалины и русских танков и других войск. Один из цветов количеством значительно превосходил другой.

Там ждала блондинка. Она была очень худой. На самом деле она была настолько худой, что это заставляло беспокоиться о её здоровье больше, чем возбуждаться, если бы она была в купальнике. Её слегка впалые глаза повернулись в их направлении, и она слегка улыбнулась.

Она сказал по-японски:

— Так вы говорите, что Фиамма, что Справа, направляется сюда?

Лессар присвистнула.

Камидзё думал, что женщина, должно быть, была знакома с Лессар, но теперь казалось, что нет.

— Это женщина, в честь которой назван Союз Элизалины. Она та святая, что заставила разные страны отделиться и соединиться вместе, — сказала Лессар.

— Так вы говорите, что Фиамма, что Справа, направляется сюда? — повторила Элизалина.

Чтобы встретиться с людьми, которые нелегально въехали в страну, имя "Фиамма, что Справа" должно было быть зловещим для Союза Элизалины.

Это было неудивительно, поскольку он был тем, кто спровоцировал Третью Мировую Войну.

Если бы этого не произошло, вряд ли бы русская армия начала вторжение сюда.

— Мы слышали, что он говорил об этом сам на базе русской армии недалеко от границы, так что я вполне уверен, что это так, — объяснив это, Камидзё кое-что понял.

— ...Подождите секунду. Элизалина-сан, вы точно знаете, кто такой Фиамма, что Справа?

Естественно, он спрашивал её, знает ли она о магической стороне и о глубинах Римско-католической церкви.

Элизалина ответила, едва шевеля губами.

— Возможно, я не очень умелый, но всё-таки маг.

— Даже если бы она не была, все равно она могла бы ответить так быстро просто на основе частичных отчётов подчинённых. Она определила, как ценны мы были и немедленно были приведены к ней, в центр страны. Просто из этого можно было сделать вывод, что она знает о магии, — добавила Лессар.

Похоже, она знала легенды о достижениях Элизалины.

— На поверхности, она заложила основание для политической и экономической независимости различных стран, но также она тайно отбросила магов Русской Православной церкви, которые пытались навредить Союзу оккультными путями. Если бы мы попали в серьёзную битву, даже мне бы досталось.

— О, вовсе ничего такого невероятного. Я просто сделала несколько предположений и немного помогла. Это фигня по сравнению с моей сестрой во Франции.

Элизалина проигнорировала слова Лессар. Похоже, ей не нравилось, когда другие хвалили её.

Она быстро вернулась к реальной теме.

— Фиамма, что Справа — важный человек в том, что касается этой войны... нет, вторжения в эту страну. Если мы можем использовать эту возможность, чтобы победить его, угроза для жизней людей значительно уменьшится.

Камидзё согласился с этим, но дальнейшее отличалось.

— С другой стороны, я не думаю, что смогу победить Фиамму, что Справа. Проблема в его магических навыках. Даже если бы мы собрали всех, кто живёт в этой стране, мы не смогли бы победить его.

Элизалина выглядела огорчённой, сказав это.

Даже она не хотела упускать эту возможность.

Когда Фиамма, казалось, был в их досягаемости, им хотелось принять меры, чтобы вырваться из кризиса как можно скорее.

Она вероятно смогла отказаться от этого намерения, только поскольку была опытным политиком.

На первый взгляд это казалось возможностью, но в действительности могло навлечь ещё большую опасность.

— Самое главное для нас — это жизни людей нашей страны. Если это заставит людей умереть напрасно, нам следует избежать сражения с Фиаммой.

— Так вы собираетесь позволить ему делать все, что он захочет? — спросила Лессар.

Элизалина покачала головой.

— Нет, — ответила она сразу же, — Мои подчинённые проинформировали меня о ситуации. Цель русских — и тем самым Фиаммы — поиск Саши Кройцевой. Мы знаем, где она. Она очень близко. На самом деле, я могла бы вызвать её сюда в любой момент. Теперь, зная это, вы можете догадаться, как я планирую победить Фиамму, защищая жизни своих людей?

— ...Вы собираетесь забрать нас и Сашу наружу из Союза в Россию, чтобы выполнить какую-то стратегию против Фиаммы?

— Верно, — кивнула Элизалина, — Вы можете считать меня хладнокровным человеком, но это просто такое щекотливое положение. Одно необдуманное решение приведёт к гибели множества невинных людей.

— Нет, — улыбнулся Камидзё, — Мы действительно планировали использовать вас всех для поиска Саши. Я просто рад, что вы не запираете нас.

— Может в другом масштабе, но похоже у вас тоже есть люди, которых вы должны защитить.

— У всех есть, — спокойно ответил Камидзё, — Мне понадобилось много времени, чтобы понять это, мне грозит опасность потерять её, но я по-прежнему могу успеть.

В любом случае, им нужно было встретиться с Сашей Кройцевой, выманить Фиамму к себе, покинув Союз Элизалины, и затем победить его. У них по-прежнему был шанс создать ситуацию, в которой у них было преимущество по отношению к Фиамме, но пока время шло, эти шансы уменьшались.

И вместе с ними снижалась вероятность выручить Индекс.

Обдумав все это, Камидзё спросил у Элизалины:

— Что конкретно мы собираемся делать?

— Подойдите сюда. …Однако, я не могу гарантировать нашу победу из-за внезапности ситуации.

Сказав это, Элизалина направилась к доске в углу комнаты.

И затем...

— Это верно. Вы уже опоздали, если на данном этапе ещё строите стратегии, — внезапно сказал мужской голос.

Камидзё узнал его. Это был голос, который он никогда не забыл бы.

Это был голос Фиаммы, что Справа.

Голос доносился из окна. Камидзё спешно развернулся и в тот же момент Лессар и Элизалина пришли в движение. Лессар закрепила прямоугольный магнит на выдвижной палке и Элизалина взяла кусок полупрозрачного синего целлофана, похожего на упаковку для конфет, и прикрепила её сбоку стакана, наполненного водой.

Это заняло всего несколько секунд.

Скорее всего, они наскоро создавали магические предметы.

Сразу после этого, огонь и вода нанесли удар.

С грохотом разрываемого воздуха, две атаки ударили в сторону окна, как лавина. Стекло разбилось, но голос не замолчал.

— Это просто приветствие, — сказал Фиамма.

Маленькая кукла, сделанная из замешанной муки, парила за окном.

— Все только начинается.

Сразу после этого, вибрация прошла через мозг Камидзё.

Его поле зрения на мгновение качнулось, и он подумал, что его ударили в лицо чем-то тяжёлым. Когда он наконец понял, что в какой-то момент упал на землю, то осознал и то, что именно ударило его по лицу.

Это был обломок размером меньше, чем бейсбольный мяч.

Около половины потолка обрушилось вниз в виде обломков.

В отверстии он увидел что-то вроде стены оранжевого света.

Камидзё был одним из ближайшим к этой сцене, но он не знал, что огромный меч длиной в 30 или 40 километров нанёс удар. Все-таки основание меча было так далеко, что его почти не было видно из-за горизонта. От меча исходило шипение. Он шатался туда-сюда и потом медленно поднялся, как топор, извлекаемый из огромного дерева.

— Когда орудуешь чем-то таким большим, прицелиться сложно, — весело сказал Фиамма.

Камидзё вздрогнул, так как этот огромный меч, способный горную цепь надвое, поднялся ещё раз.

Он поднялся почти до вертикального положения.

И потом меч Фиаммы рубанул ещё раз.

Воздух сотрясся.

Это было почти над ними.

Он прицелился лучше и обрушил огромный меч прямо сверху. Город Союза Элизалины был рассечён ровной линией, и каменное здание, где находились Камидзё и остальные, приняло на себя удар, практически рассыпавшись на части.

Образовалось облако.

Разница в давлении воздуха, вызванная разделением атмосферы, вызвала что-то вроде инверсионного следа.

Этот удар повлиял на погоду.

И потом...

— ООООООООООООООООООООООООоооооооооохх! — крикнул Камидзё Тома и поднял свою правую руку прямо вверх.

Он услышал неприятный треск, исходивший от его костей.

Но выглядевшая обычной рука этого парня смогла принять удар, способный разделить карту пополам.

(Я...остановил его?)

Поскольку она впервые видела Разрушитель Иллюзий, Элизалина была в шоке, и Лессар с трудом верила в это, хотя и видела эту силу раньше. Однако, у него не было времени объяснять каждую мелочь. Камидзё даже не был уверен, что ни одна из костей не сломалась.

Потом...

— О, а я думал, что ты научился чему-то во время Британского Хэллоуина, — раздался рядом голос.

Это был Фиамма, что Справа.

Камидзё мгновенно узнал красную фигуру, выпрыгнувшую перед ним.

Был разрыв между тем, кто активировал магию и местом, где она была активирована.

Это было похоже на то, как Вторая Принцесса Карисса использовала сразу Исходную Куртану или на применение кассетных бомб.

Похоже, он отвлекал их внимание полномасштабной атакой, чтобы напасть по-настоящему с незащищённой стороны.

— ...?!

Камидзё немедленно поднял правую руку, но он только что уничтожил огромный оранжевый меч. Тупая боль по-прежнему пульсировала в его руке, что замедляло его скорость реакции. Со спокойным выражением лица Фиамма воспользовался этим коротким промежутком времени, чтобы протянуть свою руку к Камидзё.

Камидзё не имел никакого представления об эффектах этой загадочной руки.

— Кх!!

Элизалина вклинилась между ними.

Передняя часть её тела заметно сияла. Она, должно быть, воспользовалась каким-то заклинанием. Она была магом и долгое время скрытно использовала свою силу, позволяя нескольким странам отделиться от огромной России. Камидзё решил, что этот опыт позволял ей свободно использовать удивительные заклинания.

Но Фиамма не обратил на неё внимания.

Камидзё и Элизалина были безжалостно отброшены на несколько метров.

Его дыхание ненадолго остановилось.

Фиамма начал другую загадочную атаку, но затем замер. Причина была в его правой руке. Что-то похожее на загадочную третью руку появилось из его плеча.

Камидзё спасло заклинание Элизалины.

Если бы не она, его тело было бы разрезано пополам по горизонтали.

— Ясно, — сказал Фиамма, как будто впечатлённый, похлопав по плечу левой рукой, — Это достаточно толстая стена, через которую нелегко пробиться.

В этот момент двое крупных мужчин, стоявших на стороне Элизалины, прыгнули вперёд.

— Беллаги!! Лонге!! Назад!! — крикнул Элизалина по-прежнему лёжа на земле, но они не остановились.

И Фиамма не стал сдерживаться.

— Однако, она не настолько прочна, чтобы я не мог пробить её. Не недооценивайте меня.

Все звуки исчезли.

Сразу после того, как Фиамма взмахнул своей третьей рукой, Беллаги и Лонге были отброшены в сторону. Расстояние между ними ничего не значило. Беллаги мог быть в зоне досягаемости третьей руки, но Лонге точно не был. И все же он был так же отброшен прочь. Они отлетели назад через дыру в обломках, созданную первоначальным ударом по зданию.

Камидзё заставил себя подняться.

— Фиамма!!

— Ты моё главное блюдо. Мне нужно немного подготовиться, прежде чем съесть тебя.

Атакующий посмотрел в сторону Элизалины.

С поверхности её тела снова стал излучаться загадочный бледный свет.

Однако, прошлый обмен ударами дал понять, как велика разница в их силе. Её защитное заклинание было пробито. Если бы Фиамма полностью вложился в удар, возможно, Элизалина бы умерла.

(У меня есть правая рука...)

Камидзё сжал зубы, сосредотачиваясь на руке, которая ещё болела.

(Но могу ли я заблокировать каждую атаку?! Могу ли я спасти Индекс, ничего не делая, кроме как защищаясь и получая удары?!)

Фиамма не обратил внимания на удивление и колебания Камидзё и остальных.

Он сделал другой безрассудный поступок.

— !!

Но правая рука Фиаммы не смогла схватить и вырвать горло Элизалины.

Благодаря Лессар.

Девушка вклинилась между ними, держа что-то вроде копья. Это была стальная перчатка, магическое оружие с четырьмя пальцами-лезвиями. Лессар с силой махнула ей, как гильотиной.

— Ты мне мешаешь.

Действие меньше было похоже на удар назад и больше — на то, как кто-то смахивает паутину.

Даже при этом стальная перчатка разлетелась на куски. Маленькое тело Лессар отлетело, как пуля. Но прежде чем она ударилась о стену, только что вернувшийся в здание Беллаги успел протянуть руки. Он едва сумел схватить Лессар.

В этот момент, за который Лессар рисковала жизнью, Элизалина согнулась, совершая сложные движения пальцами. На их кончиках появилось прерывистое мерцающее сияние.

Когда Фиамма увидел это, он засмеялся.

— Ты пытаешься создать заклинание против меня с помощью “правой руки”?

Сразу после этого из правой руки Фиаммы ударил луч света.

Действие Фиаммы не было даже в той же плоскости, что щеголянье своим умением. Это было скорее похоже на то, как он бьёт надоедливую муху, летящую перед его лицом. То, что делала Элизалина, лишь привело бы к её скорейшей гибели.

Ранее она говорила, что все силы Союза Элизалины не смогут победить Фиамму, что Справа. Вот поэтому она хотела провести перехват вне Союза, чтобы победить его.

Так что сам факт того, что Фиамма стоял здесь уже мог определить судьбу Элизалины.

Но этого не произошло.

Раздался громкий звук борьбы способностей.

Это был звук от луча Фиаммы, столкнувшегося с правой рукой Камидзё.

Камидзё выпрыгнул прямо перед Элизалиной и заблокировал атаку Фиаммы, но луч разлетелся во все стороны, как бы убегая от руки Камидзё, вместо того, чтобы сразу исчезнуть. Это было не более, чем побочным эффектом, отличавшегося от задуманного Фиаммой.

Однако, громкий шум заглушил все остальные звуки.

Отблески луча полетели во все стороны и разрушили стены комнаты, вырвавшись на площадь. Они шли по диагонали вверх, так что не задели находившихся там людей, но у каменных зданий сорвало крыши.

Камидзё Тома и Фиамма, что Справа, два человека с особенными правыми руками, смотрели друг на друга.

— Вперёд. Ты знаешь, почему я сражаюсь.

— Что? — сказал Фиамма, выглядевший немного смущённым.

Он смотрел на правое плечо Камидзё.

— Я сказал тебе, что ты главное блюдо. Ты собираешься заставить меня сделать это в первую очередь?

— !!

Лессар, хотя и была отброшена к стене, начала действовать. Она подобрала железные части, оставшиеся от стальной перчатки и бросила их, как пули.

Она целилась не в Фиамму.

Она знала, что это не сработает, как и прошлый удар.

Брошенные Лессар предметы ударили Камидзё сбоку. Его окоченевшее тело согнулось, и упало в сторону. Сразу после этого правая рука Фиаммы упала, как гильотина. Пол расплавился. Было ясно, что произошло бы с человеческим телом, если бы оно попало под такой удар.

— Г-гнха?!

Камидзё перекатился, пробился через остатки стены и выбрался на площадь. Фиамма медленно подошел, пока Камидзё корчился на снегу. Он даже не смотрел на Элизалину, которая казалась его первой целью. Она для него была не более, чем надоедливым насекомым, которое нужно было раздавить, а не важной целью его стратегии.

У Фиаммы, что Справа было две важных цели.

Первой была правая рука Камидзё Томы.

Второй была Саша Кройцева.

(...Херово. Он просто делает, что хочет, не встречая сопротивления. Мы не можем сражаться с ним, защищая Сашу, пока такое происходит.)

Единственным удачным моментом было то, что пока Фиамма не нашёл Сашу. Согласно Элизалине, она была очень близко, но у них ещё были возможности, пока Фиамма не нашёл её.

Пока Камидзё думал, Фиамма неожиданно начал говорить:

— Знал ли ты, что современные маги, что берут своё начало в конце 19го века, принципиально ненавидели работать в группе? Даже в гениальной группе, начавшейся с "Золотого", был внутренний раздор, вызванный личными проблемами. Римско-католическая церковь стремилась к созданию техник для боевых групп в своей основе, но... что ж, ты знаешь, как обстоят дела, верно? Маги ценят индивидуальность. Вот почему субъективные цели, известные как магические имена, по-прежнему ценятся сейчас, и почему была создана организация, известная как Трон Справа от Бога.

— Что ты имеешь в виду?

— Иными словами...

Фиамма поднял правую руку, расположив её горизонтально.

Он стоял в центре площади, но не обращал внимания на людей поблизости. Эти люди были так захвачены страхом, что даже не могли убежать, но он не сделал попытки скрыть существование магии, разговаривая с Камидзё.

— Например, кого-то вот-вот убьют у тебя на глазах. И потом сотни или тысячи невинных людей будут убиты в результате вторжения. Если бы ты был могущественным магом, стал бы ты продолжать прятаться и ничего не делать, просто потому, что ты важен для планов противника?

— !?

Тело Камидзё замерло.

Он видел ангела в толпе людей.

Это была фигура, одетая в красное. Тело было связано черными ремнями и было одето в красное нижнее бельё и плащ. Возможно, какая-то магия способствовала тому, чтобы эта фигура не выделялась на площади.

Это была Саша Кройцева.

Увидев её, Камидзё забыл о текущей ситуации и почувствовал ложное облегчение. Она была архангелом, который сдерживал Святого вроде Канзаки Каори, параллельно создавая заклинание Зачистки, способное убить 6 миллиардов людей.

Мысль о получении помощи от кого-то настолько сильного по-настоящему обнадёживала.

Но потом он кое-что понял.

Тот, кого он видел, не был архангелом Мишей Кройцевым, которого знал Камидзё Тома.

Это была не более, чем маг Русско-православной церкви Саша Кройцева.

Она пыталась сделать что-то.

Она была профессиональным магом Русской Православной церкви, так что её навыки были высочайшими.

Однако...

— Мне сегодня везёт.

Фиамма щёлкнул что-то своим пальцем.

Это "что-то" пролетело через толпу людей к Саше на скорости стрелы и отбросило её назад с той же скоростью.

— Я думал, это будет немного сложнее. Я никогда не ожидал, что получу вас обоих так легко.

Фиамма должно быть был уверен, что его удар полностью обездвижил Сашу, потому что не пошёл в её сторону. Вместо этого он снова посмотрел на Камидзё.

— ...

Камидзё молча смотрел на него.

Он знал немного о магических сражениях. Однако он знал, что единственной вещью, способной противостоять правой руке Фиаммы был его Разрушитель Иллюзий. Не было времени спорить, должен он делать это или нет. Если бы он не принял участие, Фиамма просто убил бы множество людей на его глазах.

Схватка один на один.

Не было никого и ничего, на что можно положиться.

И потом Фиамма, что Справа сделал странное движение.

Он неосознанно наклонил голову набок.

Сразу после этого что-то вроде царапины появилось на его щеке. Странный треск доносился от стен здания за его спиной.

Похоже, люди на площади не понимали, что сейчас произошло.

Нереальная сцена перед их глазами парализовала их способность понимать, что происходит.

— ...

Однако, Камидзё сглотнул, поскольку знал кое-что о магии.

Фиамма увернулся от атаки.

Камидзё был так удивлён внезапной атакой, но ещё больше его поразила реакция Фиаммы.

— Какое знакомое лицо, — сказал Фиамма, что Справа.

Он увидел жёлтый цвет.

Там стояла женщина с пирсингом по всему лицу и обильным макияжем вокруг глаз. Её внешность была намеренно такой, чтобы вызывать у других отвращение. Её одежда была основана на том, что могла бы одеть женщина средних лет, но она не казалась старомодной из-за ярко-жёлтого цвета. Это больше было похоже на какую-то броскую панковскую моду.

Камидзё Тома знал, кто это.

30 сентября она использовала заклинание, вызывавшее божественное наказание и почти полностью остановила работу Академгорода. Как член Трона Справа от Бога, она показала Камидзё конфликт, перешедший определённую грань.

Он услышал бренчащий звук.

У неё в языке был пирсинг с прикреплённой цепочкой. Цепочка доходила до талии, где на ней был закреплён прозрачный крест, казавшийся сделанным изо льда. От того, что помнил Камидзё, отличался только этот крест.

Это была Венто, что Спереди.

Первым человеком, кто заставил Фиамму, что Справа уворачиваться, был маг из той же организации, что он сам.

— Я не собираюсь защищать этого ребёнка или монахиню Русской Православной церкви, но мне надоела твоя возня с Римско-католической церковью.

— Я слышал, ты больше не можешь использовать Кару Небесную.

— Ты правда думаешь, что это может остановить меня?

С рёвом что-то невидимое закружилось.

Два члена Трона Справа от Бога, два мага из другого измерения, стоявшие на вершине церкви с 2 миллиардами последователей, столкнулись.

Часть 7

Акселератор оперся на свою модернизированную трость и осмотрелся.

Тёмная сторона Академгорода отнеслась к возвращению пергаментов, которые он нашёл на грузовом поезде, с такой же важностью, как с погоней за ним, так что возможно, это были не просто каракули на тему религии.

Акселератор не верил в сверхъестественное, но возможно там было написано что-то о научной технологии, ценной даже в современном мире.

(...Хотя я думаю, что это просто мои попытки логически объяснить все это.)

Акселератор глубоко вдохнул.

Из-за чрезвычайно субъективного чувства, он находил эти пергаменты какими-то странными.

Этим чувством было давление в центре груди.

Он чувствовал себя похожим образом, когда рядом был Унабара Мицки. Акселератор вспомнил, что способности этого парня считались просто силами эспера (конечно, это мог быть и блеф, чтобы держать его способности эспера в тайне), так что он задумался, есть ли какая-то связь.

Его интересовало, куда эти пергаменты должны были быть доставлены.

Акселератор не мог понять, что за информация написана там, так что решил, что быстрее всего узнать это у того, кому пергаменты предназначались. Конечно, точка назначения могла быть и промежуточным пунктом, что означало, что получатель пергаментов мог не знать о конечной цели, но в этом случае Акселератор мог переходить к следующей и следующей промежуточной точке, пока не нашёл бы человека, знавшего о назначении этих пергаментов.

Они нужны были ему, если содержали подсказку о спасении Ласт Ордер, которой не могли помочь даже сверхсовременные технологии Академгорода.

Акселератор был готов непосредственно атаковать военную базу, если бы ему пришлось, но тут...

— Тц. Они уже атаковали.

Запахло палёным.

Эта область, скорее всего, изначально была русской авиационной базой. Белая равнина была разделена асфальтом на километры, и область была окружена защитными баррикадами. Внутри было множество взлётных полос и больших, похожих на бункеры зданий, сделанных из специального бетона.

Акселератор не видел там никого.

Забор был разрушен, тонкие бетонные стены были взорваны, и истребители с вырывающимися из них языками пламени были раскиданы вдоль взлётных полос, как игрушки. Снаряды, должно быть, ещё детонировали из-за огня, поскольку из руин зданий периодически доносились взрывы, как фейерверки, хотя не было слышно голосов.

Акселератор никак не мог выяснить, был ли там кто-то, знающий о назначении пергаментов, или это была просто промежуточная точка для дальнейшей отправки по воздуху.

(...Академгород.)

Однако было необычно, что силы Академгорода атаковали русскую армию открыто. Это явно значило, что подпольная организация из мира зла ворвалась в Россию для атаки.

Он не мог найти ни одной пустой гильзы.

В стенах были трещины, но все снаряды, пробившие их, были убраны.

Академгород предпочитал избегать утечек технологии, но это был совершенно новый уровень.

Если они просто хотели захватить базу, им не нужна бы была подпольная организация. Регулярные войска легко вторглись бы на базу.

Это означало, что их целью, скорее всего, были пергаменты, которые сейчас лежали в кармане Акселератора.

Войска, были отправлены для поисков пергаментов, в то время как другой отряд был отправлен на военную базу, куда те направлялись. Акселератор мог бы найти выживших, если бы внимательно обыскал базу, но он был уверен, что все, связанные с пергаментами были убиты или захвачены.

Не было никаких подсказок.

Его последняя надежда была отрезана, но голова Акселератора была заполнена вопросами, а не нетерпением.

(...Неужели эти пергаменты настолько ценны?)

Если так, зачем они используются?

Были ли они тем, что Академгород так хочет заполучить, несмотря ни на что?

И могли ли они как-то помочь в лечении Ласт Ордер?

(Этот мудила Айвасс сказало мне ехать в Россию. Это как-то связано? Айвасс сказало, что ключ в "другом своде законов", чем Академгород...)

Он думал об этом, но не мог прийти к ответу.

Он остановил этот поезд мыслей и перешёл к размышлению о том, что делать дальше.

(След, ведущий к информации об этих пергаментах со стороны русских обрывается здесь, так что дальше мне следует направиться к подпольной организации Академгорода. Если они вмешиваются, они должны понимать, как они важны.)

Поскольку он не знал, кто конкретно владеет нужными сведениями, была опасность начала интенсивных сражений. С учётом ограниченности энергии в его электроде, это не было хорошо для Акселератора, но его это не волновало. Он продолжил бы поражать свои цели, даже если бы ему пришлось ползти по снегу ради этого.

Его мысли были чрезвычайно воинственны.

Потом он вспомнил о весе бессознательной Ласт Ордер и горько улыбнулся.

— Дерьмо...

Он пытался скрыть это до сих пор.

Не важно, в каком кровавом мире он жил, он не хотел, чтобы она видела это.

(...Я не могу больше контролировать себя.)

Он не сказал последнюю фразу вслух, потому что не хотел, чтобы Ласт Ордер слышала её? Или из-за чувства неудобства, которое испытал?

Так или иначе, он не мог оставаться здесь.

У Академгорода было много сверхзвуковых самолётов. Они могли перемещаться со скоростью более 7000 км/ч, так что могли достичь другой стороны планеты всего за 2 часа. Если люди, напавшие на эту базу, использовали один из них, у него уже не было возможности преследовать их. Если он собирался нанести внезапный удар, ему следовало поспешить и найти их.

Не было времени сомневаться.

Но Акселератор остановился, когда уже был готов развернуться.

Там стояло несколько человек.

Авиабаза была большой и плоской областью, главным образом состоявшей из взлётных полос. Там не было достаточно места, чтобы прятаться, но около 10 фигур внезапно окружили Акселератора. Нет, их было не 10.

Около 20 мужчин и женщин, все одетые в одинаковую одежду.

Акселератор нахмурился, увидев, что все они носили что-то вроде древних религиозных костюмов, в противоположность военной форме, созданной по последним технологиям. Он почувствовал то же давление, что от Унабары и пергаментов.

Один из них сказал по-русски:

— Ты с Академгородом?

— Что насчёт вас? Вы те, кто напали на эту базу?

— Так ты не отрицаешь этого.

Мужчина чуть пригнулся.

Акселератор принял это за знак, что начинается смертельная битва.

— Мне некогда, — сказал Акселератор, дотянувшись до выключателя на шее и отставляя в сторону свою складную трость, — Я сделаю все быстро, окей?

Часть 8

Фиамма, что Справа.

Венто, что Спереди.

Противостояние между этими двумя монстрами не включало в себя внезапные прыжки на крышу высокого здания и драки на большой скорости, за которой не способны уследить обычные глаза.

Глядя друг на друга, они молча перемещались по горизонтали. Они делали это плавно и медленно. Поддерживая постоянное расстояние, они находились на одной линии, перемещаясь к центру заснеженной площади.

Не было легко объяснимых взрывов или вспышек света.

Даже несмотря на это, люди замерли в страхе после предыдущей атаки Фиаммы. Масса людей естественным образом отстранилась от Фиаммы и Венто, как вода, выливающаяся из ванны, в которую упал гигант.

Камидзё не двигался.

Было бы лучше, если бы он помог.

Из Элизалины, Лессар и Саши Кройцевой, он знал, кто нуждается в его помощи.

Однако он не мог пошевелиться.

Состояние его ума было похоже на попытку спасти кого-то рядом с бомбой, которая может взорваться в любой момент. Его вниманием целиком завладела "бомба".

Он услышал лёгкий шум.

Он подумал, что это ветер, и то что он знал, что Венто уже держала в правой руке что-то вроде молота, обмотанного колючей проволокой. Этот молот имел около метра в длину и его конец ударился о землю.

Брови Фиаммы слегка шевельнулись.

— Очень странно.

— Что это?

— Трон Справа от Бога не может использовать обычную магию. Мы можем использовать только заклинания, специально приспособленные для нас. Ты владеешь заклинанием Кары Небесной, парализовавшего Академгород, но поддерживавший его магический предмет был уничтожен 30 сентября. И все же...

— Неужели так удивительно, что я могу создавать мистические явления вроде этого? — сказала Венто, положив тяжёлый молот на плечо.

Верно. Легко было забыть об этом, учитывая их фантастические подвиги, но Фиамма и Венто были людьми. Они не могли вызывать сверхъестественные явления, игнорировавшие законы физики, ничем не пользуясь. Это правило должно было выполняться, когда Венто вытащила молот из ниоткуда.

Иными словами...

(Венто сейчас использовала магию?..)

Лицо Камидзё побледнело, когда он вспомнил магию, которой она послала в отключку почти всех жителей Академгорода.

Однако Фиамма не был настолько удивлён.

— Что ж, это значит, что тебе не удалось восстановить Кару Небесную. И даже если бы тебе удалось, все равно с помощью этой методологии меня не победить.

— Я никогда не собиралась использовать это против кого-то вроде тебя, полностью поглощённого своим способом мышления о злобе и враждебности.

— Тогда что ты думаешь, ты можешь?

— Сейчас ты не можешь владеть совершенным вариантом своей силы, как Михаил.

— Верно. Вот зачем мне нужны Саша Кройцева и Разрушитель Иллюзий.

— У этой правой руки должны быть пределы, — сказала Венто, прервав его непринуждённую болтовню.

— ...

Фиамма замолчал, но Венто продолжила:

— Поскольку ты поиграл с этими мелкими сошками, оно уже начало распадаться в воздух. За сверхъестественными силами магов стоит теория, и члены Трона Справа от Бога не могут просто использовать заклинания, не подготовленные специально для нас. Как только твой запас исчерпается, ты станешь не более, чем простым человеком.

Появилась улыбка, однако не на лице Венто.

Это скривились губы Фиаммы.

— Не говори мне...

По воздуху вокруг него распространилось жутковатое давление.

Он сказал, медленно двигая пальцами правой руки:

— ...ты думала, что можешь сравниться со мной только благодаря этому.

— Нет.

Рукоять молота, лежащего на плече Венто, слегка приподнялась в воздухе.

Всего на несколько сантиметров.

— Мы только сейчас переходим к по-настоящему интересным вещам, — объявила она с этим лёгким движением.

Сразу после этого Фиамма, что Справа был отброшен прямо назад.

Камидзё был в нескольких дюжинах метров, но даже он не мог понять, что произошло.

Это событие было необычным не из-за скорости. Из-за масштаба.

Совершенно внезапно, огромная структура разделила заснеженную землю в центре площади. Появившийся предмет был плавучим средством, сделанным из прозрачного льда. Он был 40 метров в длину, но не весь корабль был виден. Эта 40-метровая фигура была только видимой частью в этот момент.

Ледяное орудие на боку корабля нацелилось на Фиамму.

Вместо вспышки пороха с грохотом вылетел ледяной порошок.

Эта ледяная атака была противоположностью огню, который означало имя Фиаммы, и снарядом было не просто ядро. Это был прозрачный якорь. Объект размеров в 2 или 3 метра ударил тело Фиаммы и отбросил его на несколько километров вдаль.

Через несколько мгновений шум взрыва запоздало отразился на площади.

Не замечая поднявшегося вокруг шума Венто сказала:

— Вы знаете, что Бьяджо Буссони командовал Королевой Адриатики и Королевским Флотом, защищавшим это в Кьодже?

Камидзё не был уверен, есть ли за этим причина, или ей просто захотелось так поступить, но Венто раскручивала огромный молот одной рукой, говоря это. Её голос был почти шёпотом, но наверняка достигал ушей Фиаммы благодаря магии.

— Это было одно из Десяти Заклинаний Святого Духа, и я была той, кто переделал его для использования. Я не могу управлять всем флотом Королевы Адриатики, но у меня есть возможность управлять частью этого великого флота.

Камидзё услышал бренчание.

Оно шло от языка Венто.

— О, и ещё кое-что.

Тонкая цепочка, такая как в ожерельях, свисала с её языка.

На конце висел крест.

Он был прозрачным, как будто был сделан изо льда.

Декоративный крест почему-то был похоже на якорь.

— В христианской церкви есть несколько историй об усмирении бурь в море, чтобы защитить корабль. Например, один случай был с Сыном Божьим и Святым Николаем. Элемент, которым я управляю, это воздух или ветер, но штормы в море это смесь ветра и воды. С помощью этих историй, я могу частично взаимодействовать с водой. ...В отличие от исключительно твоего огня, я могу создавать сложные и великие эффекты вроде этого.

Раздался взрыв.

Это был звук огромного ледяного якоря, взрывающегося в нескольких километрах вдали, где он был вместе с Фиаммой.

Это был не просто взрыв пороха.

При этом взрыве возникли сотни метровых ледяных колов. Острия этих колов были острее, чем у стального копья, и огромное количество снега и чёрной почвы взлетело в воздух. Было удачей, что окружающая местность не была населена. С такими количествами и разрушительной силы, даже подземное убежище превратилось бы в швейцарский сыр.

Люди на площади не понимали, что происходит. Однако, похоже, они впечатлились от враждебности и убийственного намерения внезапно появившейся горы ледяных лезвий. Некоторые из них даже сложили руки и отчаянно молились.

Было невозможно отсюда понять, что произошло с Фиаммой.

Так много разрушительной силы было брошено туда.

Венто, что Спереди действительно владела необыкновенной силой Трона Справа от Бога.

— Если бы ты создал стратегию, направленную только на моё убийство, результат мог чуть отличаться, но ты не смог бы защититься от этого удара правой рукой, которая так растворяется в воздухе, — сказала она, высунув язык, как бы издеваясь над ним, — Ты потратил слишком много боеприпасов, дурак. ...Однако, похоже, я говорю впустую.

— О, правда? Я бы сказал я гораздо осторожнее с моей собственностью, чем ты считаешь, — сказал голос неизвестно откуда, оборвав Венто.

Сразу после этого послышался громкий звук разрушаемой горы из ледяных лезвий. Он достиг уровня извержения. Эта непреодолимая сила даже не позволила остаткам упасть на землю — они были разрушены и унесены ветром.

Осколки льда полетели во все стороны кусками размером в несколько метров. Одним из этих направлений была площадь, где находились Камидзё и другие. Это было похоже на бомбардировку. Много зданий было разрушено и люди на площади лежали, прикрыв головы руками. Крики доносились повсюду в ответ на необъяснимую катастрофу.

Когда Венто посмотрела на место в нескольких километрах вдали, её брови удивлённо изогнулись.

Наружу вырвался луч света.

Он пришёл с такого расстояния, что Камидзё и остальные не видели деталей, но Камидзё знал, что его источников была рука. Он шёл из третьей руки, недавно появившейся на плече Фиаммы.

— Похоже, я не могу предотвратить её распад в воздухе, но мне удалось зафиксировать её в таком положении.

Что-то сверкнуло.

Это было отражение света, которым выстрелила его третья рука.

Отражение было видно на чем-то, что он держал в правой руке.

Расстояние не позволяло разглядеть это, но Камидзё догадывался, что это магический предмет для удалённого управления Индекс.

Этот предмет позволял Фиамме свободно получать нужную информацию из 103 000 гримуаров.

— Грубо говоря, для меня больше нет никаких пределов.

Венто не стала молчать.

Взрывы послышались со стороны пушек корабля. Второй и третий якоря разорвали воздух, направляясь к Фиамме.

Этот нелепый обстрел недавно послал Фиамму в полет на несколько километров.

Однако Фиамма не попытался увернуться.

Он просто слегка взмахнул правой рукой.

— Мне не нужна разрушительная сила.

Вот и все.

Звук разрушения якорей, одного за другим, пронёсся по воздуху. Один якорь был разрушен в воздухе, а другие упали в землю, промахнувшись. Это вызвало взрывы на площади в несколько дюжин метров. Эта сцена выглядела, как какая-то шутка. Части ландшафта, горы и реки, были уничтожены.

— Если я коснусь врага, все будет кончено, и мне нет необходимости тратить усилия на его уничтожение.

— Ч-чч!!

Венто спешно взяла молот и пробормотала что-то. У неё могла быть другая козырная карта. Камидзё немного знал о магии, но похоже, что она двигалась, будто создавая фигуру из нити в её руках с огромной скоростью.

Но...

— Мне не нужна скорость, — оборвал её холодный голос.

Сила.

Подавляющая сила.

— Если я замахиваюсь, я ударяю врага, так что мне не нужно прикладывать усилия, чтобы ударить.

Камидзё не знал, что произошло.

Следующее, что он понял — Фиамма, который должен был находиться в нескольких километрах, был рядом с подбородком Венто, и её тело было отброшено прочь мгновением позже.

Действия Фиаммы на этом не закончились.

Цепочка, закреплённая на языке Венто, летела вслед за ней, летящей назад. Фиамма небрежно схватил её в воздухе.

Это действие было столь же беспечным, как поймать кусок бумаги, который несёт ветер.

Тело Венто все ещё летело назад.

Конечно, тонкая цепочка не могла выдержать вес Венто. Со звуком разрывания, пирсинг, на котором держалась цепочка, был вырван из языка Венто.

У неё даже не было времени крикнуть.

Женщина, одетая в жёлтое, продолжала лететь ещё несколько дюжин метров. Она ударилась в центр ледяного корабля, который появился на середине площади. Огромный корабль, учинивший этот обстрел, разломился по горизонтали пополам.

Наконец, Венто закричала:

— ГАаааааааааааааааа!!!!

— Не надо преувеличивать. Непохоже, что весь твой язык вырван. Это всего лишь царапина. И защитная магия корабля начала исчезать, только когда ты об него ударилась, так что тебе удалось получить от этого пользу.

Пока Фиамма со скучающим видом смотрел на лежащую на земле и кричащую Венто, он слегка подбросил вверх оторванную цепочку. Он взмахнул третьей рукой, торчащей из правого плеча, и прозрачный крест рассыпался. Остатки сломанного ледяного корабля обрушились на площадь, и окружающие люди в спешке отбежали в стороны. Конечно, Фиамма даже не смотрел в том направлении.

Венто пыталась встать, и красные пятна появлялись на белом снегу.

— Гбх?! Что...?!

— Это довольно просто. То, чем я владею, не просто правая рука, но сила, которая должна быть в правой руке. Правая рука используется в большинстве христианских ритуалов. Архангел Михаил наносил удар повелителю падших ангелов правой рукой, и Сын Божий исцелял больных правой рукой, Библия была написана правой рукой, и, ну, есть ещё много других. Иными словами, я могу свободно использовать множество христианских сверхъестественных явлений. Ты можешь определить остальные. Ты не настолько некомпетентна, чтобы не быть в силах это сделать.

— Невозможно... Эта правая рука это...

— Это верно. Она не закончена. Обычно я бы не хвастался таким образом. Однако, это не то, что должно тебя волновать. Трон Справа от Бога...нет, весь мир в таком же неопределённом состоянии.

— ...?

— Во время Падения Ангела, похоже, появился ангел в несовершенной форме, назвавший себя Миша.

Эту фразу Фиамма сказал меланхоличным тоном.

— Михаил — это другая форма имени Микаэль, «Тот, кто подобен Богу». Это не имя, подходящее для Гавриила, «поддерживающего Бога». И все же архангел сообщил своё имя, которое соответствует назначенной Богом роли — имя Миша. Ты понимаешь, как это важно?

Фиамма продолжил.

— Венто, что Спереди владеет ветром, жёлтым, и Уриил, а Терра, что Слева владеет землёй, зелёным и Рафаилом, но это немного не то. Обычно, ветер соответствует Рафаилу, а земля — Уриилу.

Выражение лица Венто было таким, как будто её сердце остановилось.

Её выражение показывало, что урон уму от разрушения поддержки её сердца был сильнее, чем физический вред от языка.

— Никто не понимает это, — только слова Фиаммы разносились по площади, — Никто не понимает это, но мир существует дальше. Магия активируется. Ты знала, что все четыре основных элемента начали несколько искажаться? Этот мир в куда большем кризисе, чем ты осознаешь. Кто-то должен сделать с этим что-то.

— Ты... не имеешь в иду... — Венто покачала головой, как будто говорила что-то, доказательств чего не имела. — Падение Ангела оставило такой побочный эффект?

— Совершенно наоборот. Это из-за искажения великих законов возникла возможность, позволившая такому нелепому заклинанию быть активированным, в первую очередь. ...Ты понимаешь теперь? Этого достаточно, да?

Улыбнувшись, Фиамма махнул правой рукой.

Это было совершенно примитивное движение.

Между ними было пространство в несколько дюжин метров, но для его смехотворной силы это ничего не значило.

Но Камидзё выбежал со стороны, прежде чем Фиамма смог закончить.

— Мне не нужно...

Ответ Фиаммы был довольно прост.

— ...поворачиваться

Он изменил траекторию руки.

Как бы выполняя свою естественную роль, тело Камидзё отлетело в сторону. Это был примитивный удар вроде удара деревянной палкой, но по этой причине насчёт него не могло быть никаких сомнений. Боль пронзила органы Камидзё и даже его позвоночник. Но это было странно. Такой удар разрушил гигантский якорь и уничтожил корабль одним ударом, так что он должен был разорвать человеческое тело в клочья.

Возможно, его заданная роль была автоматически выбрана так, чтобы приложить достаточно силы, чтобы отбросить Камидзё Тому.

Фиамма был не как Святой, пробивавшийся с помощью силы и скорости.

Используя в качестве примера сражение в RPG...

Что, если была бы нелепая команда "победить" среди обычных команд "сражаться", "защищаться", "магия" и "инвентарь". Скорее всего, Фиамма ответил бы тем же способом Канзаки или Акве и победил бы их так же. Было не важно, поскольку его сила и скорость были меньше. Его превосходящая "мощь" игнорировала все действия противника и просто крушила его. Это как толчок огромной стены, превращающий в ровную поверхность песчаный холмик, построенный ребёнком.

Он не мог победить в прямой схватке.

Но также он не мог и проиграть.

Если Камидзё ничего бы не сделал, Фиамма бы прикончил Венто. Он также мог не оставить в живых Лессар и Элизалину. Он мог забрать Сашу Кройцеву и скрыться.

И самое главное, Фиамма держал магический предмет для удалённого управления Индекс.

— ...

Губа Камидзё, видимо, была рассечена, поскольку он чувствовал вкус крови.

Не обращая на это внимания, он поднялся снова.

Он крепко сжал свой кулак.

— Ты восхитительный человек, — сказал Фиамма, окидывая взглядом Камидзё, и держа Венто в зоне досягаемости, — Как много людей тебе удалось защитить на данный момент? Как много происшествий ты разрешил, размахивая этим кулаком? Ты действительно восхитительный человек. Но самое восхитительное из всего это как ты поддавался на провокации, подвергая себя опасности, и, в итоге, получал все плоды и награды за свои действия сам.

— Что ты пытаешься сказать?

— Ты уверен, что твои действия действительно правильны?

Фиамма медленно пошевелил рукой.

Своей третьей рукой.

Это был совершенно ненормальный объект, который не мог быть объяснён только магией или только наукой.

— Нет существенной разницы между моими поступками, которые тебя так злят, и твоими собственными поступками. Я использую свою правую руку, чтобы решить собственную проблему, а ты используешь правую руку, чтобы решить проблемы, происходящие вокруг тебя. Мы оба получаем результат, разбивая что-то, для получения чего кто-то старательно работал. В наших методах нет разницы. И я уверен. ...Я знаю, что мои действия принесут абсолютное добро.

— ...Ты просто говоришь мне игнорировать то, что Индекс страдает из-за этого? — ответил Камидзё без колебаний, — Иди нахер. Ты говоришь, что использование людей Римско-католической церкви для собственной выгоды и поддержка восстания в Англии путём давления со стороны Франции — для абсолютного блага? У тебя с головой не в порядке?

— Значит, ты говоришь, что совершишь добро, остановив меня?

— Это не вопрос "добра".

— ...

— Индекс страдает. Как много людей плачут, как ты думаешь, из-за этой грёбаной войны, которую ты начал? Разве это так странно, сопротивляться этому? Так неправильно хотеть сражаться ради девушки, которая даже не может открыть глаза? Как минимум, я не собираюсь выслушивать жалобы какого-то ублюдка, который наслаждается страданиями других.

Но...

— Просто великолепно.

Фиамма, улыбаясь, направил к Камидзё правую руку.

Небольшой предмет в виде трубки лежал в ней.

Это был предмет для удалённого управления Индекс.

Выражение лица Камидзё изменилось, и Фиамма улыбнулся во весь рот.

— И это ты можешь сказать перед лицом монахини, которой ты постоянно лжёшь?

Плечи Камидзё вздрогнули.

(Не может быть...)

— Иногда я подключался к её сознанию через этот предмет. Информация, которую я вижу и слышу, передаётся ей в это время.

(Он...)

— Итак. Ты можешь сказать то же самое в этой ситуации. Нет ничего страшного, если ты ошибся. Но если ты действительно веришь в то, что сказал, то почему ты продолжал совершать эти постыдные действия перед ней?

(Он понял это...?)

По его спине пробежал холодок.

Это было не чувство, связанное с угрожавшей ему самому опасностью.

Это было чувство, что невидимая колонна, поддерживавшая некоторую девушку, медленно рушилась.

Тем временем Фиамма слегка коснулся своего виска одним из обычных пальцев и улыбнулся.

— Ты единственный можешь полностью понять, что ты скрываешь. Она единственная, кто можешь судить, что она из-за этого чувствует. Похоже, ты защищал её для собственного удовлетворения, но я надеюсь увидеть, считает ли она это хорошим или нет.

Он взмахнул третьей рукой.

Камидзё замер на месте из-за слов Фиаммы, и не мог среагировать.

Однако, целью был не Камидзё.

Удар Фиаммы достиг Саши Кройцевой, по-прежнему лежавшей без сознания на площади.

— В этот раз одна.

Следующая вещь, которую увидел Камидзё, это третья рука Фиаммы, державшая маленькую девушку.

Он совершенно проигнорировал расстояние между ними.

Рука вылетела, как плеть, и обернулась, подобно языку хамелеона.

— !? Фиамма! — крикнул Камидзё, придя в чувства.

— Я бы хотел забрать сейчас и второго тоже, но есть проблема совместимости, — ответил Фиамма таким расслабленным тоном, будто собирался начать свистеть. — Я хотел бы полностью запечатать медиума ангела на время транспортировки, но особый эффект твоей правой руки помешает этому. Мне было бы сложно перевозить вас двоих одновременно.

Фиамма повернулся спиной к Камидзё, держа Сашу как сумку, запутанную в ветке.

— Не умри слишком легко.

Камидзё проигнорировал слова Фиаммы и рванулся за ним.

Но Фиамма даже не повернулся.

— Мне нужна твоя правая рука, в конце концов.

Подул сильный ветер, и Фиамма исчез прежде, чем Камидзё мог обнулить его своей правой рукой.

Когда опасность миновала, на площадь вернулось волнение.

Камидзё один стоял без движения среди снова начавшего двигаться пейзажа.

В его голове эхом отражались слова Фиаммы.

— Я надеюсь увидеть, считает ли она это хорошим или нет.

Часть 9

Хамазура Шиаге бродил по снегу.

Сначала он был в здании, но не мог находиться на одном месте. Он никуда конкретно не направлялся. Он просто ходил туда-сюда по снегу, пытаясь сделать что-то с тяжестью в своей душе.

Он находился в маленькой деревне.

В ней было всего 50 бревенчатых домов. Тот, кто не жил там, не смог бы отличить частный дом от склада. На самом деле все здания казались и тем и другим.

— Похоже, они сделали все, что могли, для этой девушки, — сказал высокий человек Хамазуре.

Он был тем, кто привёл Хамазуру и Такицубо в деревню в обмен на топливо из угнанной машины.

Его имя было Дигурв.

— Это эффекты наркотика из Академгорода, где технология на 20-30 лет обогнала здешние. Не может быть, чтобы маленькая больница вроде этой имела возможность вылечить её, и похоже есть вероятность ошибиться и только ухудшить её положение.

— Я знаю, — сказал Хамазура, встряхнув головой в нетерпении. — Даже если так, у неё не было возможности поспать до сих пор. Пожалуйста, вам нужно только стабилизировать её состояние. Не хочу видеть, как она страдает.

— Мы можем сделать это, но какие у вас долгосрочные планы.

Хамазура не ответил на вопрос Дигурва.

Такицубо говорила, что может быть скрытая причина для вторжения Академгорода в Россию и что если бы он смог выяснить, в чем дело и оказаться в положении, где мог повлиять на исход войны, то мог бы легко вести переговоры даже с большой организацией Академгорода.

У него не было выбора, нужно было искать.

Он должен был один направиться в центр мировой войны, прежде чем Такицубо Рико совсем пропадёт.

Огромная стена этой задачи вгоняла его в депрессию, так что Хамазура сменил тему.

Он посмотрел вокруг.

— Похоже, все торопятся.

— Да, это так. Похоже, недалеко русская армия напала на деревню, но их спас азиатский парень по дороге в концентрационный лагерь. Много людей сбежали сюда ради нормальной жизни.

Это могло быть причиной, по которой у них недостаток припасов.

— ...Ваш генератор в порядке?

— Пока что. Мы должны были получать периодически доставку припасов и топлива, но путь был перекрыт русскими войсками, стоящими на дорогах. Честно говоря, если бы вы не приехали сюда, наше положение было бы действительно плохим.

Это была проблема, которая не случилась бы, если бы не война между Академгородом и Россией.

— Простите... это наша вина.

На мгновение нелепая идея пришла в голову Хамазуры.

Что если эта полномасштабная война началась из-за того, что он и Такицубо бежали в Россию? Он знал довольно хорошо, что никто из них не был настолько важен, но он не мог отделаться от сомнений.

Но Дигурв покачал головой.

— Нет, вовсе не так. Я извиняюсь, если причинил неудобство. Я понимаю.

— ?

— Эта деревня стала целью русской армии после начала Третьей Мировой Войны. Мы почти около границы с Союзом Элизалины. Это отличное место под постройку базы для вторжения, так что мы много раз сталкивались с угрозой потерять эту землю. И речь не только на уровне спекуляций землёй. Они даже разбросали мины с транспортных самолётов, чтобы предотвратить вторжение из Союза. У России есть оборудование для обнаружения и сбора мин, но у нас нет.

Хамазура с трудом мог представить, что такое происходит.

В конце концов, невозможно было подумать, что в Японии государство сделает что-то подобное.

— Не волнуйся об этом. Мы относимся к ним как к накопительным стикерам. Мины в целом одинаковые. Мы можем найти их и передать в неправительственные организации в обмен на еду и припасы. Было бы безопаснее подорвать их здесь, но похоже им нужны более явные результаты, чем помощь в установлении мира.

Дигурв указал в сторону небольшого здания на краю деревни. Там они хранили мины, выкопанные из земли и деактивированные.

— ...Россия действительно так хочет вторгнуться в Союз Элизалины? Какова их конкретная цель здесь?

— Кто знает. Это может не быть конкретная угроза, а просто правительство России боится, что страна распадётся ещё сильнее. Как минимум, я не думаю, что Союз представляет для России военную угрозу. Я думаю, у них недостаточно войск, чтобы вести войну.

Хотя он и жил так близко, он знал немного о той стране. И Дигурв, похоже, говорил то, что ему сказал кто-то другой. Он был гражданским. Для него было нелегко получить информацию иными путями, чем официальные новости.

Тут Хамазура услышал, как кто-то идёт по снегу.

Дигурв повернулся по направлению к шуму и немедленно толкнул Хамазуру в снег. Хамазура даже не успел запротестовать. Дигурв потянул Хамазуру за одежду и быстро прыгнул за здание.

— Что? Что случилось?

— Это русский солдат, — ответил Дигурв намеренно тихим голосом, держа палец у губ.

С удивлённым выражением лица Хамазура медленно высунулся из-за стены. Достаточно чётко он увидел человека около 20 лет, одетого в военную форму и стоящего на снегу.

Дигурв стал ещё серьёзнее.

— У нас есть сенсоры вторжения вокруг деревни. Неужели один из них сбоит?

— ...Эй? Вы сказали, что русской армии нужна земля этой деревни, так?

Однако, что-то странное произошло, прежде чем Хамазура получил ответ.

Русский солдат, который шёл, шатаясь, внезапно упал в снег.

Хамазура и Дигурв обменялись взглядами, но русский солдат не шевелился. Посмотрев на него в течение 30 секунд, они медленно вышли из-за здания.

Даже когда они подошли к солдату близко, он не напал на них.

Когда они перевернули его на спину, то заметили, что его лицо посинело и местами стало фиолетовым.

— Он обморозился, — сказал Дигурв.

Солдат посмотрел на Хамазуру и Дигурва почти закрытыми глазами и что-то пробормотал по-русски. Услышав это, Дигурв посмотрел на Хамазуру.

— Он просит о помощи. Он сказал, что нёс "что-то" на расположенную недалеко авиабазу, но на базу напал Академгород, прежде чем он добрался туда. Похоже, без зимней одежды ему было слишком холодно. ...У нас сегодня похоже много посетителей.

Лицо Хамазуры дёрнулось, когда он услышал про Академгород, но он не мог думать только об этом.

— ...Что будем делать? Мы поможем ему? Похоже, это незваный гость.

— Не задавай такие вопросы с таким видом. Очевидно же, что он просит о помощи, — сказал Дигурв, помогая обмороженному солдату подняться и опереться на своё плечо.

Хамазура тоже поддержал этого человека и удивился, какой холодной была его кожа.

— Эй, Дигурв. Для вас это действительно нормально?

— Каким бы я бессердечным ни хотел бы быть, если бы мы его оставили, это бы ничего не изменило.

Они шли к небольшой больнице, где отдыхала Такицубо.

Хамазура не знал конкретно, как лечатся обморожения, но он догадался, что нагреватель или очаг должны помочь.

(...Он что-то нёс, хм?)

Если Академгород атаковал по причине иной, чем официальная причина войны... Иными словами, если они атаковали потому, что их целью было то, что перевозили на авиабазу, то это могло сработать при переговорах с Академгородом.

И войска Академгорода атаковали авиабазу, куда что-то направлялось.

Не означало ли это, что возможно оно ещё не попало в руки войскам?

Хамазура посмотрел со стороны на лицо русского солдата.

Он сомневался, что новичок-старшеклассник вроде него может получить какие-то сведения от профессионального солдата, который регулярно тренировался и имел опыт реальных боев. Однако, возможно был шанс с настолько ослабленным человеком.

Продумав это, Хамазура сказал:

— Проклятье. Я бы не смог посмотреть в глаза Такицубо если бы сделал это.

— ?

Дигурв выглядел озадаченным, но Хамазура больше ничего не сказал.

Был ещё один способ.

Должны были быть ещё возможности, которые он мог бы использовать в переговорах с Академгородом, и для которых не требовалось бы пользоваться чужим несчастьем.

(Для начала надо отвести его в тёплое место.)

Однако, что-то выскочило из больницы в тот момент, когда они уже подходили к двери.

Это была девочка около 10 лет. Она, видимо, была одной из тех, кого спасли из грузовиков, а не жителем деревни. Хамазура обычно мог отличить их по стилю одежды. Она что-то сказала, увидев Дигурва. Похоже, она передала какое-то сообщение, и Дигурв нахмурился. Похоже, она не могла чётко изложить суть, потому что была чем-то очень обеспокоена.

Однако, выражение лица Дигурва наконец изменилось, когда он понял, о чем она говорит. Он оставил обмороженного солдата Хамазуре и вбежал в больницу.

Хамазура не понимал, что происходит, но вошёл в больницу вместе с солдатом.

Он нервничал.

Все-таки девочка выбежала из больницы, где отдыхала Такицубо Рико.

Что-то могло произойти.

У него было плохое предчувствие.

Однако, он ошибался.

Действительность была гораздо хуже.

— Что происходит?! Что случилось?! — крикнул Хамазура по-японски, уложив русского солдата на пол рядом с электрическим нагревателем, находившимся у входа.

Дигурв быстро говорил, но наконец повернулся к Хамазуре. Он двигался так, как будто собирался бежать из деревни.

— ...Каперы.

— Что?

— Это термин из военной системы средних веков. Правительства разрешали пиратам атаковать суда других наций, чтобы вызвать у другой страны финансовые проблемы, а также получить выгоду от ценностей, привозимых в свою страну. Тем временем, пираты получали защиту правительства. Похоже, что некоторым пиратам даже давали рыцарский титул.

— И что с этим?

— Русская армия использует каперов до сих пор, — сказал Дигурв с налитыми кровью глазами и дрожащим лицом покрытым потом. — Это «пустые подразделения» в армии. У них нет официальных членов. Каперы получают оплату за нападения на вражеские силы. Всегда есть задачи вроде атак на линии снабжения и непрямого уменьшения вражеских сил, но задания против легковооруженных людей непопулярны и способствуют разрастанию ненужного недовольства. Из того, что я слышал, это привело к формированию выделенного подразделения. Похоже, их используют для более грязных заданий. Однако я не знаю, насколько это верно.

Дигурв продолжил.

— Это группа людей, которые действуют насильственными методами и они имеют военный опыт в странах Западной Европы. Я слышал, что их набирают через интернет. Естественно, это довольно популярно, поскольку можно неплохо заработать за короткое время, и они не ограничены военными правилами. Плюс ко всему им даётся лучшее в России оборудование и их посылают на некоторые грязные задания. При необходимости от отряда можно немедленно избавиться даже на бумаге. Все “солдаты, вызвавшие неприятности” будут записаны как брошенные в тюрьму, а реальные солдаты вернутся в свои страны. Таким путём задания, которые могут привести к критике со стороны мирового сообщества, могут спокойно проводиться.

— Вы шутите... Вы говорите, что такие бандиты направляются сюда?

Хамазура смотрел на русского солдата, лежащего перед электронагревателем.

— П-погодите. У нас здесь солдат Российской армии. Они ведь не разрушат всю деревню, так? Они хотя бы проверят местность сначала, да?

— Это каперы. Их все это не волнует, — покачал головой Дигурв.

Даже русский солдат простонал, услышав слово “каперы”.

— Нас уже несколько раз атаковали каперы, — сказал Дигурв почти шёпотом.

Он уже говорил, что русской армии была нужна земля этой деревни, чтобы создать военную базу для вторжения в Союз Независимых Наций Элизалины. И он говорил о минах, размещённых с транспортных самолётов.

— Однако, нас всегда удавалось определить их приближение и сбежать, прежде чем они нападут. Они разрушали здания и воровали все ценное, но нам удавалось разделять припасы и оставлять приманки. Нам оставалось достаточно, чтобы начать заново.

— Т-тогда, нам просто надо...

— Сейчас положение другое. Из-за Третьей Мировой, русская армия дала каперам новое оборудование. В этот раз нам не убежать. Мы не может убежать пешком от бронированных автомобилей, которые они используют, и у нас нет огневой мощи, чтобы противостоять им.

— Это должно быть шутка...

Дигурв сказал, что у них не хватало топлива для запуска генератора. Возможно, это также означало, что они не могут использовать машины для бегства.

Они не могли действовать как обычно.

И что произойдёт?

— На некотором расстоянии отсюда у нас есть стальные башни, которые определяют чье-либо приближение с помощью магнетизма. Одна была взорвана. Это скорее всего каперы. Они подобрались близко, у нас нет времени. Их не волнуют военные соглашения, так что они не будут захватывать или запирать нас, когда ворвутся. Они просто убьют нас.

Хамазура посмотрел на стену больницы.

К ней был прислонён автомат. У него были деревянные элементы. Хамазура не был уверен насчёт названия, но подумал, что это какая-то из моделей АК или что-то в этом роде. Он был удивлён, когда увидел его впервые, приведя Такицубо в больницу, но похоже, что автоматы здесь были больше распространены, чем огнетушители.

Но он не мог.

Он не мог победить каперов, бегая вокруг с этой штукой. Они знали о ситуации и наверняка подготовились к убийству всех в этой деревне.

Не было никакого способа сражаться с ними.

Ему доводилось стрелять из пистолетов в тёмных переулках в Японии, но он никогда не брал в руки такое большое оружие. Оно наверняка использовалось совсем другим способом.

— Что делать…? Есть ли место, куда можно бежать?!

— Это мы сейчас и пытаемся выяснить.

Часть 10

Акселератор быстро соображал, находясь на остатках русской авиабазы, атакованной подпольной организацией Академгорода.

Он посмотрел на дюжину или около того мужчин и женщин, окруживших его.

Странная компания.

Он не думал, что это просто русские солдаты. На них были тёмные религиозные костюмы, и они держали особые декоративные мечи, копья, посохи, топоры и так далее. Обычно он не подумал бы о логичности выбора такого оружия. Было похоже, что они отстали на целую эру или две, но они появились на поле боя в России на остатках базы, заполненной огнём и дымом. Он почувствовал такое же давление, как раньше от Унабары.

Что-то с ними было.

Но это не было для него главным.

Он держал девочку, известную как Ласт Ордер.

Она была без сознания и безжизненно лежала на его руке.

Поскольку он держал её одной рукой, то мог повредить Ласт Ордер, если бы использовал отражение по всему телу.

Ему нужно было сосредоточиться на том, как использовать свою силу.

Он шёл на своих двоих.

Чтобы убедиться, что не навредит Ласт Ордер, он намеренно понизил свою защиту.

— ...

Акселератор подумал в течение секунды и нахмурился.

Потом он начал действовать.

Он сфокусировал свою силу преобразования векторов в правой руке с целью атаковать.

С чудовищным шумом он изменил векторы своей ноги, чтобы метнуться вперёд подобно брошенному копью. Он целился в ближайшего к нему человека.

Он ударил правой рукой.

Он только слегка задел человека, но тот отлетел на 10 метров, прежде чем коснуться земли.

Мужчина выкрикнул одно слово, пока летел назад:

— Водяной!!

Скорее всего, это было кодовое имя.

Группа заколебалась, увидев внезапную атаку на своего товарища, но вскоре они зашевелились. Женщина, стоявшая по диагонали сзади в слепой зоне Акселератора—вероятно Водяной, которого мужчина упомянул—сделала странные движения пальцами.

Сразу после этого снег вокруг неё растаял и превратился в копье из воды, которое полетело в Акселератора.

Загадочная атака была не пулей и не бомбой.

Обычный человек был бы слишком удивлён, чтобы отреагировать и просто был бы проткнут. Однако, Акселератора это не волновало. Он сам был абсолютно необычным.

Он поднял правую руку, область его отражения активировалась.

Водяное копье рассыпалось на части.

Вода превратилась в радугу из света, которая отлетела от его руки по диагонали. Она сработала как волна давления, которая отбросила 4 или 5 товарищей Водяного.

Акселератор смог заблокировать атаку, но он нахмурился.

Он не мог понять.

Если его отражение сработало, водяное копье должно было полететь обратно в Водяного и пронзить её руку.

Вместо этого, оно исчезло и разложилось в радугу из света. Это было странное явление. Это было непохоже на то, как пар получается из воды или льда. Акселератор вызвал отражение, но он не понимал процесс, который вызвал превращение в свет.

(...Что?...)

Это чувство напоминало то, как будто что-то ускользает из пальцев рук.

Когда он отражал силы телепортеров, в трехмерном мире происходили странные явления, но сейчас все было совсем иначе.

Однако, у него не было времени размышлять об этом.

Водяной также выглядела удивлённой. Чтобы проверить, что случилось, она создала такое же водяное копье ещё раз. Она внимательно следила за ударом, как будто выискивая брешь в обороне.

Для Акселератора это было только удобно.

Он выставил руку вперёд, и водяное копье снова превратилось в радужный свет.

Однако, от прошлого раза кое-что отличалось.

Одна часть этого света почти зацепила щеку Ласт Ордер.

— ...Будь осторожнее.

Раздался ужасный шум.

Это был звук Акселератора, мягко ступавшего по земле и поднимающего огромное цунами из снега. Оно захватило Водяного и остальных. В отличие от нормального цунами, это двигалось с невероятной скоростью. Оно было быстрее, чем Водяной и товарищи и стена снега заставила их потерять сознание.

— Да, правая рука мне не подходит.

Проверив, что все враги повержены, Акселератор выключил электрод и на мгновение задумался.

Чем было это водяное копье?

Ощущение от его векторов было совсем другим, чем от научных сил, разработанных в Академгороде.

Другие векторы.

Другие законы.

Акселератор вспомнил пергаменты, которые нашёл в поезде.

Они спросили его, он ли напал на базу, и был ли он с Академгородом. Это означало, что они скорее всего на стороне России, а не подполья Академгорода.

Они могли что-то знать про пергаменты.

Они могли знать что-то об их применении.

Была возможность, что это поможет спасти Ласт Ордер, находившуюся в критическом положении.

(Что за неприятности...)

Похоже, ему нужно поговорить с нападавшими, которых он оставил без сознания.

Нужно было проверить, что он нечаянно не убил их.

Внезапно Акселератор остановился и посмотрел вверх.

Один из сверхзвуковых бомбардировщиков Академгорода пролетал в небе. Само по себе это было обычным явлением во время войны. Однако, этот бомбардировщик сбросил над руинами базы что-то. Это не было парашютом. Это было нечто с крыльями, как у планера, похожее на сложный подвесной планер.

Он видел человеческую фигуру.

Он не продолжал думать дальше.

Это был враг.

Он щёлкнул языком, придя к этому выводу.

Сразу после этого Акселератор включил электрод и пнул ногой несколько камешков.

С жутким грохотом планер был сбит.

Однако, фигура не упала на землю и не разбилась.

Он видел какие-то фиолетовые электрические искры.

Скорость фигуры уменьшилась в несколько этапов, и она мягко приземлилась на землю.

(...Она детонировала воздух?)

Акселератор сделал это предположение, но это не удивило его.

В конце концов, он сам однажды выпрыгнул из бомбардировщика без парашюта над французским городом Авиньон.

То, что его заинтересовало, была сила, использованная этим человеком.

Электричество.

Это была довольно хорошо знакомая Акселератору сила.

— Кто ты?

Фигура была одета в белую боевую форму, соответствующую заснеженной равнине. На ней были особые очки, покрывавшие все лицо, как маска. Он не мог сказать, где были глаза или нос. На плоской маске были только 8 маленьких линз, расположенных кругом, делая её похожим на часовой циферблат. На одежде не было промежутков и там могло быть спрятано что угодно. Так, он не был уверен с первого взгляда, но похоже это была девушка возрастом примерно из старшей школы.

Акселератора охватила странная нервозность.

Белая кожа её уха, торчащего из-за маски и качающиеся каштановые волосы по плечи дали Акселератору очень плохое предчувствие.

Верно. Ему казалось, что она похожа на девочку, которую он держал на руках.

— Кто ты?

Фигура в белом не сняла маску.

Он не видел её лица.

Линзы слегка зашевелились, и она ответила.

— Будет ли достаточно сказать, что Мисака из Третьего Сезона?

Акселератор подумал, что его дыхание полностью остановилось.

Однако, девушка, которая назвала себя "Мисакой" продолжила.

— Привет. Мисака пришла убить тебя, Номер Первый. Мисаку не волнует, что произойдёт на этой войне. Таких приказов ей не было дано. Цель Мисаки — не более, чем убить тебя, Номер Первый. Эта причина — единственная причина, по которой Мисаку извлекли из инкубатора.

Между строк 2

Она пыталась выяснить это, но похоже это было не то, что она могла найти.

(...Что ж, я полагаю это очевидно.)

Мисака Микото отвела взгляд от КПК и вздохнула.

Она пыталась получить систематизированную информацию из Банка, но положение было другим, нежели обычно. Безопасность стала более строгой. Тот факт, что шла война, оказывал влияние там, где она даже и не ожидала.

Такой ценной была информация, которую она пыталась получить.

Если бы детали задания стали известны, жизням множества людей угрожала бы опасность.

Но кое-что ей удалось выяснить.

Она смогла узнать несколько вещей, не связанных с войной.

Во время широкомасштабного фестиваля Дайхасей Мисака Микото наблюдала за соревнованиями школы Камидзё Томы. Иными словами, она знала название его школы. Она проверила записи о посещениях — он не появлялся там с того дня, как звонил ей "из Лондона".

Когда она проверила дальнейшие записи, она обнаружила, что даже до этого он пропустил довольно много дней. Он определённо должен был ходить на дополнительные занятия. Это казалось ей странным. Обычно он бы попытался как-то предотвратить это. Было очень необычно, что он не появился в школе ни разу с того дня.

Этот парень действительно мог быть не в Академгороде.

Если то, что он говорил по телефону, было правдой, он мог даже быть за пределами Японии.

Англия была на большом расстоянии от России, где разгорелась война, но не было доказательства, что он не окажется замешанным в этой войне. Все-таки война была мирового масштаба. Безопасные места были исключением. Академгород казался мирным, но это потому, что баллистические ракеты были перехвачены. Попытки найти “безопасное место” могли быть безнадёжны.

(...Что делать? Попробую ли я поискать глубже, поскольку я знаю, что он в определённой опасности?)

Микото серьёзно задумалась об этом, но потом глубоко вздохнула. Она могла сказать, что кровь ударила ей в голову. Даже если бы она попыталась продолжить взлом, то скорее всего потерпела бы неудачу из-за этого состояния. Она решила взять передышку и отдохнуть, прежде чем пытаться снова.

Микото переключила КПК на трансляцию 1seg.

В основном новости были о войне. Множество обычных программ было прервано. Некоторые развлекательные программы выходили, но в них было кое-что странное. Они избегали употреблять слова, связанные с войной, чтобы не напоминать о ней людям.

Ничего из того, что было на экране не поможет ей отдохнуть.

Микото подумала, что лучше переключиться в браузер и посмотреть интернет-шоу, но потом её указательный палец, которым она касалась экрана, замер.

Диктор программы новостей объяснял ситуацию в снежной России. Не было указано, что это прямая трансляция, так что запись могла была быть сделана некоторое время назад.

Кое-кого можно было заметить на краю экрана.

Кто же этот парень с ершистыми волосами, с торчащим из кармана брюк ремешком с Гекотой?