Том 7    
Глава 1. Алтарь Короля Мудрости. Foreign_matter


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 213.87.101.90:
Кажется теперь я понимаю отчего так не любят ранобе.
Идиотизм ситуации просто ...
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 77.34.95.158:
Спасибо за перевод! Буду с нетерпением ждать продолжения)
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 188.187.0.44:
Помолился Фре
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 77.240.161.1:
внимание вопрос... есть ли в этом томе Акселератор?
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 95.105.26.4:
Если почти переведенный анонами 19 том, если кто тут захочет добить - выложу.
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 179.43.147.86:
Помолился Аксюше.
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 95.55.233.209:
С ними можно какнибудь связаться?
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 46.30.167.143:
А сколько вообще людей переводят индекс?
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 109.110.67.62:
Помолился маленькой фее
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 5.166.221.94:
Пропустили "английскую арку"
Биф ор фиш?
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 81.163.167.182:
Я один не вижу первую главу??
Kyono
6 л.
Покаялся.
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 212.87.168.32:
'''Tayon''', "поддался TEAM" - Это отдельный участник TEAM... А поддался, значит согласился переводить...основную серию.
vorfeed
6 л.
Перевод идет также нестандартно как хронология DMC или MGS...
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 81.163.167.182:
как скоро будет перевод? И будете ли вы делать перевод первых томов НЗ?

Глава 1. Алтарь Короля Мудрости. Foreign_matter

Часть 1

— Куда делся этот извращенец?

— Он прислал сам себя в раздевалку команды по лакроссу в этой маленькой коробке?!

— Это впечатляет даже само по себе... Мне его почти жаль. Он, похоже, из тех идиотов, кто не смог бы придумать ничего лучше, кроме как забраться в женскую баню, имея способности перевернуть мир, вроде невидимости или остановки времени. Чтоб этого участника шоу скрытой камерой. Он должен умереть.

— Убить его, убить его!

Слова девушек, бегущих по главной улице, ножами врезались в сердце беглеца.

Камидзё наблюдал за всем, скрываясь в соседнем переулке, прижавшись спиной к стене здания. Он был готов заплакать.

— Чёрт возьми, Цучимикадо. Ответь, ответь, ответь, ответь.

Камидзё тыкал на кнопки телефона большим пальцем, но парень, заваривший эту кашу, не отвечал. В конце концов Камидзё получил сообщение, что его звонок был отклонён.

— Ну почему? Этот ублюдок спихнул всю ответственность на меня и испарился!!!

Камидзё знал только название — Алтарь Короля Мудрости. Он понятия не имел ни о форме, ни о цвете. И он не многое мог сделать, чтобы спасти всех в Школьном саду.

Для чистого поиска Школьный сад был не более двух километров по площади. Несмотря на то, что это было достаточно много, за полные два часа он имел куда больше шансов случайно найти свою цель, в отличие от всего Академгорода.

Тем не менее, Камидзё был брошен в районе, куда парням был вход запрещён, не имея времени на подготовку вообще. Если он будет беспечно бродить вокруг, он будет арестован. И весьма вероятно, что он нарвётся на эсперов высокого уровня ещё до этого. Если бы это произошло, он мог быть "случайно" убит в процессе.

Он не мог сдаться и пойти домой, но не мог и нагло бродить вокруг.

Ему надо было осторожно прокрасться, но это займёт кучу времени.

Прежде чем начать действовать, он должен был разобраться с вероятными местами для поиска. Так он мог определить местонахождение Алтаря Мудрого Короля так быстро, как вообще возможно и победить Умэдзаки Югу, мага стиля Ваджраяны, устанавливающего его.

(Он сказал, что это алтарь Хома, да? Не будет ли выделяться антикварная оккультная вещь среди научного города? Тогда...)

Камидзё осмотрелся.

Весь район был обставлен по образцу "традиционного" европейского города.

Из-за вкусов девушек высшего общества старина была буквально везде. Он уже забеспокоился о том, что Алтарь Короля Мудрости может легко вписаться сюда.

(Но Умэдзаки Юга испытывает те же проблемы, что и я... И я буду действительно зол, если окажется, что это девчонка с мужским именем, или что он может становиться невидимым.)

Маг, естественно, не захочет, чтобы кто-то вмешивался в ритуал.

И это значит...

Главная задача Камидзё — не попасться.

И уже после этого можно искать место, где японский антиквариат мог быть оставлен, не вызывая подозрений.

— Это школы для девушек из высшего общества. У них наверняка есть клубы чайных церемоний, клубы составления цветочных композиций, клубы каллиграфии и прочих старомодных вещей...

Такое предвзятое отношение разозлило бы "настоящую" девушку из высшего общества вроде Мисаки Микото, но она скорее разорвала бы его в пух и прах, если бы узнала, что он был в Школьном саду.

(Как бы то ни было, мне в первую очередь нужна карта. У Школьного сада полно тайн, так что карты остаются приватными. И моя первоочередная цель — заиметь одну себе.)

Внезапно он услышал (к сожалению, не громкие) голоса нескольких девушек с главной улицы. Похоже, поисковая группа диких животных уже сформировалась из добровольцев. Камидзё незамедлительно посмотрел дальше по узкому переулку.

(Нет, я понятия не имею, куда он ведёт. Они могут идти с двух сторон, или он может вести на другую главную улицу. Мне нужен безопасный путь отсюда.)

Камидзё осмотрелся в прямом и узком переулке, повернул голову, а затем застыл на месте.

То, что он увидел, было...

Часть 2

Множество стоп шагнуло в узкий переулок.

— Что? Его здесь нет!

— Свидетельские показания были неточными?

— ...Э-эм, сэмпай. Это ведь не могло быть новым видом неизвестного таинственного существа, не записанного ни в одной животной энциклопедии, или же воплощением желаний всех девушек здесь о некотором ещё-не-встреченном джентльмене, не так ли?

— Он даже близко не был достаточно хорош для этого.

— О, конечно! Никто бы не хотел подобного исполнения!!!

(Вы не должны так меня оскорблять!) — мысленно проклял всех Камидзё.

Он был над ними.

Он упёрся руками и ногами о стены зданий по обе стороны узкого переулка, чтобы подняться вверх на пятый этаж. Чтобы убедиться, что они не увидят и не заметят его, он забрался на крышу и перевернулся на спину.

(Проклятье. Цучимикадо всё ещё не отвечает.)

Камидзё уставился на телефон, но затем...

— О, подождите. Это был сигнал вызова неопределённого сотового телефона.

Камидзё застыл от страха.

Он лихорадочно начал выключать телефон, но было уже поздно.

— Ты уверена, что не ошиблась? Тут нет никого.

— Здесь не была бы точка без причины. Причиной может быть ошибка, но также есть причина, почему она отображается здесь.

— Погоди-ка. Эта карта отображает только два измерения, у неё нет разницы по высоте.

— Другими словами...

Камидзё перестал дышать.

Алтарь Короля Мудрости будет активирован в течение двух часов, так что он не мог позволить себе быть схваченным здесь.

— Он под землёй? Он забрался в люк?!

— Он продолжает показывать всё больше и больше специальных техник, которых можно ожидать от извращенца! Это уже выходит за рамки простого актёра. Хорокава-сан, не думай об этом как о тренировке. Мы используем наши сабли по-настоящему!

— Но если это таинственное существо может свободно перемещаться по канализации, значит ли это, что этот монстр похож на белого аллигатора?

Камидзё перекатился на живот, как только услышал удаляющиеся шаги.

Он сунул выключенный телефон в карман.

Похоже, поисковая группа диких животных бегала вокруг с саблями для фехтования из первоклассной женской школы. Из того, что он услышал, его не просто потыкают, если найдут. Его попробуют проткнуть насквозь.

(Я не могу передвигаться по улице. Похоже, придётся воспользоваться крышами.)

Не важно, сколько секретов было в Школьном саду, он всё ещё был сделан для учеников. Вывески и брошюры с картами можно было найти тут и там.

Проблема была в том, чтобы свериться с одной из них, не будучи увиденным.

(Если бы у меня был бинокль, я бы мог рассмотреть ту вывеску. Или если бы я мог использовать свой телефон, я бы просто увеличил её камерой. Что ж, найти нечто, что можно использовать как бинокль будет проще, чем найти карту в месте с таким количеством секретов.)

Камидзё пытался заставить думать себя позитивно, пытаясь подавить дрожь.

Естественно, передвижение по крышам означало, что он будет перепрыгивать со здания на здание без страховки.

— Ух. Я не могу колебаться. Всё кончено, если я не решусь.

Он посмотрел вниз с края крыши и вытер пот со лба.

До соседнего здания было около метра, но это было не так, как перепрыгнуть через лужу. Факт того, что он умрёт, если провалится в этот прогал, вызывал совсем иной страх, нежели от падения с обрыва.

(К счастью, мне не стоит волноваться о тех преследующих меня девчонках, если я использую крыши. Я могу не торопиться. Просто успокойся и сосредоточься. Мне не требуется больше усилий, чем обычно. Если я буду двигаться как обычно, то легко перепрыгну это.)

Камидзё сделал несколько глубоких вдохов и отошёл от "пропасти". Он готовил место для разбега. Он дал себе десять метров. Если он будет колебаться и даст инерции нести себя, после того как оттолкнётся от крыши, он достанет до соседнего здания.

Часть 3

Мисака Микото использовала магнетизм, чтобы подняться над вымощенной камнем мостовой. Она упёрлась ногами в здание, имевшее неплохую изоляцию и арматурные перекрытия, несмотря на европейский вид. Затем она сделала ещё один длинный прыжок.

Так она добралась до крыши здания всего за два шага.

(Ну серьёзно. Я ничего не могу поделать, раз уж это часть школьной программы, но пусть хоть тогда школа отвечает за доставку до места.)

Занятия на сегодня уже закончились, так что можно было услышать пробегающие то тут, то там спортивные клубы. Семь пятых уровней Академгорода имели специальные исследовательские и наблюдательные учреждения, созданные специально для них. Прочие ученики обычно завидовали им, но на самом деле ей требовалось подстраиваться под взрослых, когда те хотели видеть её, не смотря на то, было у неё свободное время или нет.

И те дополнительные учреждения для пятых уровней не всегда были рядом со средней школой Токивадай. Иногда ей приходилось покидать территорию школы и отправляться в удалённый институт.

(Моё свободное время и так сильно ограниченно из-за комендантского часа, так они сократили его ещё раз, внезапно назначив исследования на удалённом предприятии.)

Эти бесполезные мысли преследовали Микото, пока она прыгала с крыши на крышу. Её строгая комендантша общежития наверняка зачитала бы ей лекцию, узнай она об этом, но она даже не колебалась, потому что причиной всего был ранний комендантский час, назначенный именно этой комендантшей.

Но вдруг...

Она увидела то, чего не должно было быть. Сначала она подумала, что это галлюцинация, рождённая её потаёнными чувствами. Она начала заливаться краской, думая о причинах такой галлюцинации, но потом осознала, что что-то не сходится. Она не могла бы увидеть что-то такое без внешнего вмешательства.

И наконец она задала этот очевидный вопрос.

Почему?

Почему этот придурок в Школьном саду, куда парням вход воспрещён?

— ..................

Микото с секунду раздумывала, но не могла дать разумного ответа.

Она поняла, что ей не нужен разумный ответ.

И она тут же переключилась на другое.

— Тыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыы! Какого чёрта ты здесь делаешь, извращеееееееееееееенец!

— Нееееет! Почему самая импульсивная и проблемная из всех показалась прямо сейчас?

И Камидзё Тома отчаянно побежал. Похоже, он рассчитывал перепрыгнуть пролёт между двумя зданиями. Поняв это, Микото резко рванула вперёд, чтобы схватить преступника. Ни один сторонний наблюдатель не смог бы сказать, что это было что-то вроде "А-ха-ха-ха." "Да ладно, подожди☆." Это больше походило на то, как его преследует Амадзаки-Баба или Кутисакэ-Она.

Микото была быстрее, однако Камидзё был ближе к краю крыши. Когда Микото поняла, что парню уже хватает разбега, чтобы перемахнуть через пролёт, она сменила тактику.

Она использовала магнетизм.

Она сосредоточилась на металле в пряжке его ремня и потянула его обратно к себе до того, как он взмыл в воздух.

— Хнн!!!

— Нгха?!

Для неё это было как с помощью тонкой лески тянуть его к себе, но внезапно это леска пропала. Как если бы она оборвалась, а рыба – сорвалась.

Как бы то ни было, парень использовал силу отрицать всё сверхъестественное.

Однако...

— А?

Она вдруг поняла, что парень пропал.

Он пытался перепрыгнуть между крышами, но был замедлен, не имея возможности вновь толкнуть себя вперёд.

Это означало...

— Не может быть... Он упал?

Лицо Микото побледнело, но потом она услышала пронзительный девчачий крик и звук бьющейся о стену тарелки.

— Да пошёл ты!!! Хочешь, чтобы я била тебя до тех пор, пока ты не изошёл пеной изо рта и всех отверстий, извращенец?!

— Я не говорить японский!!! Я не понимать!!! — кричал парень в отчаянии.

Убедившись, что у него всё в порядке, она продолжила преследовать свою добычу.

Часть 4

После внезапной остановки в воздухе таинственной магнитной атакой Камидзё подтвердил свою репутацию неудачника, рухнув в проём между двумя зданиями. Тем не менее, он успел вытянуть руку и схватиться за подоконник.

Отпустить и свалиться вниз означало умереть, так что единственным вариантом было лезть в окно. Однако девушка, которая работала в этом необычном с виду магазине, вновь провела блестящую атаку, используя брендовую посуду, заставив его бежать через всю кладовку в коридор.

— Это ужасно. Это настолько ужасно, что даже смешно!!!

Камидзё нахмурился, подбрасывая театральный бинокль в руке (с эмблемой животного-маскота), который он нашёл в кладовке.

С этим биноклем он мог разглядеть знаки, не спускаясь на землю.

Однако Микото и продавщица знали, где он, так что поисковая группа диких животных скоро заявится в это здание. Естественно, он не мог спуститься вниз, но и на крышу путь был закрыт, потому что там его вновь могла увидеть Микото.

(Мой единственный выход – прыгать из окна в окно? Но мне не хватит разбега внутри здания. Если бы я мог перекинуть лестницу между зданиями... Вот только что-то мне кажется, что это вызовет только больше шумихи.)

Он выключил свой телефон, так что не мог до этого проверить сколько времени прошло. Если верить часам на стене, то прошло двадцать минут с момента его взрывного рождения в женской раздевалке.

(Могу ли я обо всём рассказать Микото и надеяться на её помощь? Кажется, для этого уже поздно. К тому времени, как она успокоится, Алтарь Короля Мудрости Умэдзаки Юги уже уничтожит тут всё.)

Камидзё наконец решил. Он не имел права быть пойманным, так что ему придётся передвигаться через окна. Сначала он направился к лестнице. Если он собирался действовать так, то ему нужен был второй или третий этаж.

Но что-то произошло, стоило ему ступить на лестницу...

— ?!

Одинокая девушка стояла на лестнице, ведущей вниз, словно преграждая ему путь. Похоже, что она училась в средней школе. Она была невысокого роста, с бледной кожей и чёрными короткими волосами. Она немного напоминала Зашики Вараши из старой книжной иллюстрации. Она носила синюю школьную форму-матроску вместо формы Токивадай и, судя по всему, принадлежала к одной из пяти школ, управляющих Школьным садом.

(Это не хорошо...)

Девушка выглядела миниатюрной и хрупкой, но, как и все учащиеся в Школьном саду, она наверняка была достаточно сильным эспером, чтобы быть полезной в бою. В зависимости от использования, её сила могла быть и посерьёзнее пистолета или ножа. Это уже само по себе плохо, но в довершении всего сюда могут нагрянуть и другие сильные эсперы.

Он громко сглотнул.

Он никак не мог решить, попытаться пройти через неё или искать обход.

Пока он колебался, коротковолосая девушка открыла рот, чтобы заговорить.

Камидзё тут же встал в защитную стойку.

Голос или просто звук мог выступать в качестве спускового крючка для эсперской способности.

Однако...

О? Я послала кое-кого собирать информацию, думая, что происходит что-то захватывающее, но, похоже, я нашла кое-что ещё более интересное, чем я ожидала.

— ...?

Для Камидзё этот голос звучал странно.

Проблема была не в тоне или громкости голоса. Как и следовало ожидать от стройной девушки, это было высокое сопрано, звучащее так, будто было способно заставить стакан вибрировать. А вот интонация была странно соблазнительна. Как будто голос взрослого человека прогнали через компьютерную программу и омолодили.

А потом...

Коротко стриженная девушка развела руки в стороны, а после поднесла одну к глазам, изображая знак мира.

Стоило ей дежурно подмигнуть, как Камидзё заметил что-то вроде звёздочки в её глазах.

Это никак не клеилось с её образом послушной ученицы, и тут она заговорила в исключительно элегантном тоне.

Я Шокухо Мисаки, эспер номер пять в Академгороде. Приятно познакомиться

Часть 5

Мисака Микото ворвалась в дверь брендового магазина. Она прошла мимо нескольких девушек, продолжая поиски в магазине, но так и не смогла найти того, кого искала.

(Его тут нет?)

Она увидела дверь позади кассы, вероятно, ведущую в помещение только для сотрудников, но девушка, работающая в магазине, тут же её остановит, попытайся она пройти.

То же самое должно было случится и с тем парнем с ершистыми волосами.

Она попыталась просто спросить девушку за кассой.

— Эм, там наверху что-то произошло пару минут назад?

— О да, произошло. Я даже несколько не могу в это поверить.

Микото попыталась обобщить то, во что девушка "не может поверить". Кто-то вдруг залез на четвёртый этаж через окно, и этим злоумышленником оказался парень, что уже было случаем редким (или, скорее, неслыханным) в Школьном саду.

Одно дело — рабочая перепалка, но девушка не была обязана покрывать постороннего нарушителя. Она, возможно, даже не думала о том, что, скрывая подобное, она невольно порождает слухи, которые могут навредить имиджу магазина.

Однако...

— А? Вы сказали, что он вошёл, но куда он делся после этого?

— Я не знаю. Я слышала, что группа, собранная в основном из учителей, уже послана за ним, а другие девушки ждут на выходах, чтобы он не смог улизнуть.

Похоже, что происшествие расползалось.

Хотя, учитывая особенности Школьного сада, этого следовало ожидать.

(Ну, знаете.)

Микото покинула магазин, а затем прыгнула вверх, используя магнетизм. Удерживаясь с помощью арматуры в стенах, она проникла на третий этаж, прямо как некий нарушитель не так давно.

Но она так и не смогла найти этого парня.

(Неужели он уже покинул здание? Но работники охраняют все выходы.)

Микото огляделась, и тут её взгляд упал на окно.

Как и на крыше, расстояние между соседними окнами было небольшим, так что и обычный человек смог бы его преодолеть без всякого магнетизма.

— Хм?

Войдя в комнату с окном, Микото высунулась наружу, чтобы оглядеться, и нахмурилась.

Она посмотрела в конец переулка, буквально зажатого между двумя стенами.

На тротуаре главной дороги она увидела около десяти девушек, одетых в зимнюю униформу средней школы Токивадай.

(Они же из группы Шокухо Мисаки. Что они здесь делают?)

В средней школе Токивадай ученицы собирались в группы не из-за учебы или исследовательской работы. В отличие от клубов, такие группы не имели учителей-кураторов и не были официально зарегистрированы. Тем не менее, некоторые студенты рассматривали присоединение к подобной группе как некоторый показатель статуса.

Шокухо Мисаки была "королевой", контролирующей самую большую группу в школе. Такие девушки были весьма похожи на её поклонников.

(Эти двое определённо из спортивных клубов. Клубные мероприятия ещё не должны были закончиться, так что они тут по неотложному делу?)

Микото сосредоточилась на одной девушке из группы, что обладала великолепными кудрями. Она несла на плече большую спортивную сумку известного бренда.

Ага.

Спортивная сумка была достаточно большой для переноса взрослого мужчины, если он свернётся в позе эмбриона.

(...Это подозрительно.)

Сумка, судя по всему, была тяжёлой, потому что кудрявая девушка время от времени теряла равновесие и пошатывалась, когда выходила из брендового магазина вместе с остальными членами группы.

(Я не могу придумать ни одной логичной причины, по которой Шокухо была бы с этим придурком... С неё станется что-то сделать только потому, что я его знаю.)

Микото даже не знала, почему этот парень бродил по Школьному саду. Это добавляло новый уровень неизвестного ко всему прочему, так что всё становилось ещё сложнее.

В таких случаях лучший выход – всё упростить.

(Да какая разница, что происходит, я просто заставлю этого идиота всё мне объяснить!)

Часть 6

Увидев, что Мисака Микото побежала не туда, девушка с коротко подстриженными чёрными волосами, пошатываясь, вышла из модного магазина. Она была одной из тех, с кем Микото столкнулась на первом этаже магазина.

Девушка несла в обеих руках букет, который был настолько большим, что скорее подходил для украшения фасада магазина, чем для установки в вазу. Он был около полутора метров в высоту, так что было непонятно, видит ли она вообще что-то перед собой.

— Прошу прощения за это. Эта девушка занимается подсобной работой в этом официальном школьном магазине как частью обучения социальным наукам, так что единственный способом пройти через выход только для персонала было применить все мои актёрские способности и убедить их, что это просто вынос мусора.

Камидзё Тома был буквально похоронен всеми этими цветами.

Фон позади него был заполнен лепестками цветов, но это не делало его привлекательным.

Листья были помяты, и всё это пахло грязью.

— Я не уверен, что понимаю, но это похоже на неполный рабочий день?

— Эта девушка учится в средней школе. Кроме того, ни одна ученица, достаточно богатая, чтобы учиться в Школьном саду, не нуждается в работе. Девушки, которые беспокоятся о том, как они будут чувствовать себя в социуме сами по себе, считают работу чем-то вроде талисмана на удачу.

Работать после школы, просто чтобы понять, как чувствуют себя простолюдины, похоже, одна из вещей, которые делают знаменитости.

Камидзё Тома не мог завидовать ещё сильнее, потому что он был одним из работающих учеников, которым это было нужно, а в последнее время он не мог выцарапать времени даже на неполный рабочий день.

— Как далеко нам идти? – спросила девушка.

— Пока не найдём указатель с картой всего Школьного сада... Кстати, не было других вариантов меня безопасно протащить? Тьфу, я чувствую, что у меня гусеницы во рту.

— Я сказала тебе, что проще было бы, если бы ты пошёл, скрывшись за спинами моей группы.

— ...Я не думаю, что я смог бы сделать это.

(Звучит так, что это было бы веселее.)

Камидзё хотел удостовериться, что его обвинения как ужасного извращенца так и окажутся ложными. Даже если для этого была уважительная причина, он не хотел становиться извращенцем по собственной воле.

Для сторонних наблюдателей всё выглядело так, будто коротко стриженная девушка несёт цветы, в которых он прятался, так что её губы оказались ближе, чем он ожидал, когда она заговорила. Он должен был быть осторожным, чтобы не задеть её правой рукой.

— Сегодня, конечно, всё принимает странный оборот, — прокомментировала она.

— Кстати... гм, Номер Пять, не так ли? Почему ты мне помогаешь? Я сомневаюсь, что ты поняла моё объяснение. Ты ведь понятия не имеешь, что я имел в виду, когда говорил о магии, да?

— А? — глаза подстриженной девушки совершили полный оборот, прежде чем остановиться на его лице.

Я ожидала услышать нечто подобное от тебя в такой ситуации, в этом весь ты. Но не заблуждайся. Я скорее раздражена, чем впечатлена.

— Что? Ты раньше видела магию, или что-то вроде того?

— Нет, не видела. Но у меня есть основания доверять тому, что ты говоришь, и что не имеет никакого отношения к той дешёвой ерунде.

— Что... О чём ты? — нахмурился покрытый цветами Камидзё. — Мы случайно раньше не встречались?

— Если ты имеешь в виду события, связанные с Дайхасэйсай, то ты совершенно заблуждаешься, — сказала коротко подстриженная девушка, словно прокатывая леденец кончиком языка. — Но ты всегда такой. Возможно, это надлежащая форма для наших отношений. Независимо от того, сколько раз я спрошу, или сколько раз наши пути пересекутся, ответ всегда один и тот же. Подобное наверняка разозлит тебя, прямо как тогда, но, похоже, это моя расплата за эту способность. В конце концов, такие повторения нельзя объяснить логически☆

Теперь Камидзё действительно был озадачен, он хотел ещё что-то спросить, но внезапно девушка остановилась. Они достигли перекрёстка с ещё большей дорогой. Здесь можно было осмотреться на триста шестьдесят градусов вокруг.

Они пришли к указателю с картой всего Школьного сада.

Камидзё чуть высунул голову из цветов, сосредоточившись на указателе, но внезапно одёрнул сам себя.

Однако...

— Что? Больше половины из блоков закрашены серым цветом.

— Разумеется. Здесь показаны лишь основные входы и услуги для пяти школ. Хоть школы и контролируют Школьный сад совместно, но они также являются соперниками. Любой, кто знает ценность информации, ни за что не вывесит свои тайны на общественном знаке.

Это было проблемой.

Камидзё понятия не имел, где Умэдзаки Юга собирался установить свой Алтарь Короля Мудрости, но явно не на таком большом перекрёстке. Он должен быть там, где его легче всего настроить. Где-то в слепом пятне, которое никто не будет проверять, или в здании, где японский антиквариат бы не бросался в глаза. Стратегия Камидзё состояла в том, чтобы найти такие места, а после — обыскать их.

— Это означает, что мне нужны карты каждой школы, ко всему прочему. Мне придётся проникать в каждую школу?!

— Хи-хи. О? Кажется, твоя способность выбирать попала точно в цель, раз уж ты предпочёл меня, а не Мисаку-сан.

— В смысле?

— Тебе ведь нужны карты пяти школ? Я могу легко получить их для тебя. ...На самом деле, я уже послала инструкции ученицам в каждой из пяти школ.

Её инструкции, возможно, были формой какого-то гипнотического внушения.

И это также означало, что у неё были шпионы в каждой из соперничавших с Токивадай школ.

(Сейчас некогда думать об этом.)

— Если ты можешь достать для меня карты, то пожалуйста. Возможно, ты не поняла, но у Школьного сада осталось лишь... девяносто минут. Я бы хотел эвакуировать всех и каждого, но у меня нет возможности это сделать.

— Да, да. Я верю тебе. Если ты так говоришь, значит, так и есть.

Камидзё нашёл странным то, что она легко со всем согласилось, но времени размышлять над этим не было.

— Я дистанционно отправляю инструкции, так что они должны прийти с картами минут через пять-десять.

Он мог получить карты.

Тем не менее, это только начало. У него не было никаких других подсказок и было только девяносто минут в запасе. У него не было времени для тщательного обыска двух квадратных километров, что занимал Школьный сад. Кроме того, передвижение, будучи усыпанным цветами, конечно безопасно, но также и медленно. С такой скоростью число мест, которые он может проверить, крайне ограниченно.

Но тут...

Эти беспокойные размышления, судя по всему, легко читались на его лице, так что коротковолосая девушка наклонилась к нему ещё ближе.

— Хе-хе-хе. У меня есть вариант для решения этой проблемы☆

— ...?

— Группа с картой придёт минут через пять или десять, так что как насчёт того, чтобы быстро переодеться, пока мы ждём?

— Э-эй!

Камидзеё почувствовал что-то очень опасное в этих словах, но коротко стриженная девушка была той, кто несла огромный букет цветов. Когда она пошла, у Камидзё не было возможности выбирать.

Его практически затащили за соседнее здание. Как только он вошёл в здание, в нос Камидзё ударил резкий химический запах, напоминающий о резине или пластмассе.

— Хорошо, можешь выходить.

Коротковолосая девушка отбросила букет, вынуждая Камидзё раскрыться.

Комната была похожа на складское помещение магазина одежды. Большое количество картонных коробок с логотипом компании на них были сложены по одну сторону. Коротко стриженная девушка сорвала герметичную упаковку с ближайшей коробки и пошарила в ней.

— ...Что ты делаешь?

— Не-хе-хе-хе. Это не обычные товары. Они являются копиями обмундирования Анти-Навыка.

— Зачем они здесь?

— Для обучения технике безопасности! Они используются для моделирования ситуаций "внешнего мира" для невинных девушек, учащихся здесь.

— Быть девушкой из высшего общества, похоже, означает много работы.

— Даже для спецопераций мужчины из Анти-Навыка не допускаются сюда. Вместо этого девушки играют их роль, используя реплики обмундирования, изготовленные с довольно малой погрешностью.

Похоже, для Школьного сада принадлежность к профессиональной правоохранительной организации была недостаточной, чтобы вызывать доверие к мужчинам. Камидзё начал осознавать, насколько причудливо для него здесь быть.

— Кажется, ты сама этим не занималась. Больше похоже, что ты слышала об этом от кого-то, — заметил он.

— Уха-ха-ха-ха-ха! Ну да. Есть два вида учащихся здесь: те, что покидают Школьный сад, и те, что нет. Я что, похожа на невинную девушку, которая ничего не знает о внешнем мире?

— Ты вообще просто управляешь этой коротковолосой, я даже не знаю, как ты выглядишь.

С другой стороны...

Школьный сад наверняка просто утыкан камерами безопасности, но, будучи в форме Анти-Навыка, он сможет без проблем ходить по улицам.

(Стоп. Но она же только что сказала, что даже настоящие члены Анти-Навыка сюда не допускаются. Что-то здесь не складывается...)

Камидзё выглядел озадаченным и уже собирался спросить об этом у коротко стриженной девушки, но кое-что его остановило.

Недолго думая, коротковолосая девушка начала снимать верхнюю часть своей школьной формы-матроски.

Камидзё совершил изумительный прыжок за стоящие коробки, как будто он уклонялся шквал пуль.

— Ты дура! Ты забыла, что одолжила тело этой девушки!?

— О? Я как-то и не задумывалась.

— Ну, разумеется! Ты управляешь кем-то другим! Разве ты не чувствуешь никакой вины!? Даже если бы я попытался принести извинения, она не услышит меня!

— И правда, размер этой груди несколько разочаровывает.

Всё ещё прячась за картонными коробками, Камидзё достал чёрную защитную одежду, защищающую от пуль и ножей. Он высунулся, когда услышал голос, говорящий: "Ну всё, можешь выходить!", но на девушке до сих пор не было ничего, кроме нижнего белья. Камидзё молча спрятался обратно и ударил головой в пол. Получилось весьма громко, но бессмысленно.

— ...Даже в аду не будет достаточно приятной смерти для тебя.

— Я не могу придумать ни одной смерти, которая была бы приятной☆

Коротко стриженная девушка показала ещё один боковой знак мира, прежде чем направиться к чёрному ходу.

Камидзё отчаянно остановил её.

— Подожди секунду. Ты сказала, что даже настоящие мужчины, члены Анти-Навыка, не допускаются сюда, да? Не буду ли я причиной переполоха в такой униформе?

— Не волнуйся, не волнуйся. Просто предоставь это мне.

— Т-ты шутишь, да? Я уже понятия не имею, что происходит! Ты ведь не просто тут веселишься, да?

— Орааааа! — крикнула коротковолосая девушка, выталкивая Камидзё через дверь.

Как и ожидалось, он пробежал мимо нескольких энергичных девушек через несколько секунд, прежде чем понял, что находится снаружи. Одна девушка несла ту штуку, используемую в лакроссе (он не знал, как это называется), одна несла монструозную трубу вроде тех, что используют музыкальные клубы (он не знал, как это называется), и одна несла моргенштерн (...!?). Их лица побледнели, и они были уже были готовы закричать, увидев его.

— Гья-...?!

Но коротко стриженная девушка крикнула достаточно громко, чтобы заглушить их.

— Что вы, девушки, здесь делаете?

— Что? А?

— Разве вы не слышали, что подозрительный парень пробрался в Школьный сад? Вам нужно эвакуироваться в ближайшее здание. Скорее!!!

— Хм, хм... Почему этот джентльмен в Школьном саду?

— Ситуация настолько срочная. Они созвали большую часть резерва, так что некогда было задумываться о половой принадлежности. Кстати, меня приставили как члена Правосудия. Вы знаете о моих способностях?

Они, разумеется, не знали.

Девушки (как и Камидзё) недоумённо смотрели на неё, пока она не ткнула себе большим пальцем в грудь.

— Я управляю водой, что считается весьма удобным для контроля чрезвычайных ситуаций.

— Ха?!

— Это злоумышленник является членом культа натуральных талантов. Надеюсь, мне не нужно объяснять, почему такой зверь пробрался в эту зону только для девушек? Торопитесь! Если не хотите испытать мои способности, то скорее прячьтесь! Пошлите и-мейлы вашим друзьям! Убедитесь, что все в курсе! Не выходите из укрытия, пока мы не пришлём электронное письмо, проясняющее ситуацию. Всё поняли?

Девушки побежали так быстро, как только могли.

А Камидзё рухнул на колени.

— Почему ты только увеличиваешь перечень моих преступлений?

— Всё, что я должна была сделать – донести до них, что это чрезвычайная ситуация, где их обычные навыки не помогут. В небольшом мирке, как этот, слухи распространяются очень быстро. Школьный сад заполнится срочными письмами буквально за несколько минут. Если во всех письмах будет одно и то же, то даже взрослые это примут.

Коротко стриженная девушка усмехнулась.

— И ты заметил ещё кое-что? Эти девушки видели, что ты парень, но даже не подумали, что ты и есть тот нарушитель, о котором говорят.

— ...А?

Теперь, когда она сказала это, он вдруг понял.

Если они преследовали его только потому, что слышали друг от друга, то они могли совсем и не рассмотреть нормально его лицо. Однако ученик в форме Анти-Навыка весьма подозрителен сам по себе. И всё же они об этом не задумались.

— Они даже не посмотрели на твоё лицо. Вероятно, они пытались сохранить своё душевное спокойствие, не смотря тебе в глаза, словно скрывая свои мысли.

— Что?

— Эти невинные девушки из высшего общества не привыкли видеть парней, так что они нарочно игнорировали тебя. Они, скорее всего, приняли тебя за взрослого, раз уж ты был в форме Анти-Навыка. Они скорее будет судить тебя по одежде, чем по лицу.

И он снова понял, что она права.

Коротко стриженная выдала достаточно ложной информации, потому что в противном случае в первую очередь под подозрение попал бы тот, кто носит такую униформу.

Камидзё не был уверен, что они смогли бы провести взрослых, следящих за местностью через камеры, но они могут и просмотреть, увидев кучу фальшивых сообщений и девушек, поверивших в объяснение вроде зернистости плёнки камеры безопасности.

— Итак. Девушки, которых я просила собрать карты, здесь, теперь время для следующего шага.

Реплика формы Анти-Навыка была полностью функциональной. Даже если защита была настолько лёгкой, насколько возможно, она была всё ещё тяжёлой. И пластины, встроенные в неё, сковывали движения. Но всё было в порядке, если в этом он мог спокойно ходить вокруг, не вызывая подозрений.

— Ладно, ладно, ладно. Я собрала карты пяти школ. Если подключить сюда, вот так... готово. Их секретность и уловки теперь ничто. У меня полная карта Школьного сада☆

— ...И ещё один пункт в список моих преступлений.

— Если они об этом узнают, то тебя, скорее всего, никогда не выпустят. Или удалят соответствующие участки мозга, — как бы невзначай прокомментировала она.

Камидзё отчаянно надеялся, что это был всего лишь чёрный юмор девушки из высшего общества.

— Я на самом деле не знаю, как выглядит этот Алтарь Короля Мудрости. Это должен быть какой-то контейнер в японском стиле, в котором можно разжечь костёр. Где можно поставить такой антиквариат, не вызывая подозрений?

— Хм. Если он небольшой, как подсвечник, то в клубе чайных церемоний, клубе составления букетов или в чьих-то личных вещах. В том числе и в одном из учебных общежитий в пределах Школьного сада.

— Если это так, мы никогда не найдём его. У нас есть только восемьдесят минут в запасе. Скольких людей ты можешь задействовать в Школьном саду?

— Едва ли больше трёхзначного числа. Но я не могу полностью контролировать их всех одновременно. Я могу запрограммировать их выполнять простые команды, но только десятерых я могу контролировать, сохраняя должный уровень умений.

Тем не менее, это значит, что она может взять одновременно десять человек под свой контроль.

Возможность постоянно переключаться между различными людьми была способностью пятого уровня, как помнил Камидзё.

— После отметки в пятьдесят минут тебе нужно увести всех из Школьного сада. Скажи, что я сделал ядерную бомбу, если потребуется!

— Это довольно заманчивое предложение, но у меня есть более мирная идея.

Коротковолосая девушка неприятно улыбнулась.

— Школьный сад в общей сложности имеет восемь входов. Вещи можно проносить через пять из них. Но если кто-то проносил антикварную вещь или предмет искусства, то потребовался бы дополнительный осмотр. И не могло не остаться записей об этом.

— Зачем они это делают?

— Недавно какой-то идиот пытался пронести чип с информацией внутри импрессионисткой картины. Использование магнитного анализа, рентгена и прочих методов, которые не повреждают вещи, было усилено с тех пор. Я полагаю, что мы можем проверить записи у ворот.

Часть 7

Камидзё уставился на карту, собранную из принесённых, в попытке отыскать ближайшие ворота, через которые можно было проносить багаж. У коротковолосой девушки не было ни единой причины оставаться вместе с ним, раз уж он мог свободно передвигаться, но по непонятной причине она всё ещё была здесь.

Прямоугольный пропускной пункт, расположенный рядом с ближайшими воротами, был окружён прочным забором. Персонал, досматривающий грузы, похоже, был внутри.

— Кстати, ты можешь их контролировать?

— Мозг этой девушки не предназначен для моей способности.

То есть она не могла использовать свою промывку мозгов.

Это означало, что старшекласснику, одетому в униформу Анти-Навыка, и коротко стриженной девушке нужно было найти способ пробраться внутрь. Камидзё не имел ни малейшего представления, как это сделать, чтобы никто не заметил.

— Ладно, воспользуемся обычным трюком☆

— Я не хочу думать ни о чём из этого как об обычном!!!

Коротковолосая девушка подтащила Камидзё к двери, ведущей на пропускной пункт, и яростно в неё заколотила. Из двери вышла женщина-инспектор, на которую девушка тут же закричала голосом острым, как нож.

— Почему так долго?!

— Что... Э? Погоди-ка. Кто вы такие?

Её тон был резок, возможно, из-за того, что она волновалась. Инспекторы не были такими же профессионалами, как члены Анти-Навыка. Коротко стриженная девушка достала что-то из кармана и бросила инспектору в лицо.

Это были трусики.

— Уже есть жертвы. Вы правда думаете, что у нас есть время сидеть и отвечать на вопросы?

— Ч-что?...

— Я уверена, что вы слышали, что сюда пробрался некий парень, упакованный в коробку, но не думаете же вы, что он был один? Подобное случается по всему Школьному саду. Подтверждено, что сюда проникло от тридцати до сорока человек. Если мы не выясним, как они пробрались через эти ворота, неизвестно, сколько ещё девушек будет "испорчено"!

— Вы это серьёзно?

— Поспешите! Вам нужно поспешить! Поднимите все данные, что у вас есть, чтобы мы могли найти, когда и где они пробрались! Скорее!!

Коротковолосая девушка буквально силой заталкивала инспектора обратно на станцию и была уже на половине пути. Камидзё следовал за ней, его лицо улыбалось, а сердце рыдало.

— (Ах, манипулировать этими амбициозными взрослыми так здорово. Я просто в восторге от этого!☆)

— (Только мне кажется, что все эти ложные обвинения просто ужасны? И эта девушка не носила трусики с тех пор, как мы переоделись?)

Пока толпа инспекторов хваталась за головы и ругалась перед экранами, Камидзё и коротковолосая девушка наблюдали за всем из-за спины, стараясь увидеть хотя бы часть записей.

— Проклятье, здесь просто слишком много данных! У вас есть что-то, что помогло бы нам сузить поиски?

Камидзё задумался, услышав вопрос инспектора.

(Я был брошен здесь примерно пятьдесят минут назад. Я не знаю, когда сюда доставили Алтарь Короля Мудрости, но вряд ли с большим отставанием. С таким количеством мер безопасности маг вряд ли захочет здесь долго оставаться.)

— Первый подозреваемый был замечен примерно двадцать четыре часа назад. Попытайтесь поискать среди объектов, зарегистрированных как японский антиквариат.

— Хорошо, хорошо... Что-то нашлось. Это? Вы бы сказали, что это подозрительно?!

Инспектор подозвала его к экрану, но подобный список номеров и названий вещей ни о чем не говорил школьнику.

Однако, девушка рядом с ним сказала: "Клуб социальной поддержки Сираха".

— Что?

— Это неофициальный клуб, созданный по инициативе учащихся. Насчитывает около двадцати членов. Официально он является независимой группой обучения стрельбе из лука, на деле же цель его участников — создание связи между крупнейшими корпорациями, в основном их мира финансов. Если я правильно помню, их глава любит кимоно и настенные свитки.

Некоторые из произнесённых слов заставляли Камидзё сомневаться, что перед ним девушка из средней школы, но, похоже, это смутило только его одного.

Инспектор постучала пальцем по экрану и спросила: "Что нам делать? Вызвать подкрепление и оцепить местность?"

— Мы сами разберёмся с этим.

Коротковолосая девушка махнула рукой и потянула Камидзё к выходу с пропускного пункта.

Она повела его в то здание, которое они только что обсуждали.

Клуб социальной поддержки Сираха снимал небольшое здание на улице в европейском стиле. С виду оно было похоже на банк, вот только входная дверь, похоже, была ещё крепче.

Иногда внутрь заходили девушки. Чтобы открыть дверь, они держали в руках какие-то карты, однако система была непонятна.

— Так Алтарь Короля Мудрости здесь, — пробормотал Камидзё. — Есть идеи, как туда попасть?

— Я уже говорила, что не могу использовать свои способности из-за мозга этой девушки. Это значит, не получится контролировать чужие умы, чтобы войти. Да и на электронику мои силы не работают.

— Я знаю кое-кого, кто запросто решает такие проблемы...

Камидзё схватился за голову...

Он не виделся с Мисакой Микото с той их краткой сцены погони на крыше. Если он будет объяснять ей всё с самого начала, то лимит времени для Алтаря Короля Мудрости будет исчерпан.

Это означало...

— Похоже, нам придётся украсть одну из тех пропускных карт.

— Как насчёт того, чтобы вырубить одну из девушек и украсть у неё?

— Послушай, возможно уже поздно, но я хочу воздержаться от любых решений, которые могут помочь мне словить пулю головой.

Коротковолосая девушка склонила голову, словно спрашивая: "И что тогда делать?"

Камидзё ответил: "Какая еда не будет смотреться странно с формой Анти-Навыка?"

— Анпан и молоко.

— И ты знаешь, где такое можно купить на этой земле благородных девиц?

Часть 8

То, что они должны были сделать, было весьма просто.

— Чего я боюсь, так это клещей. Знаешь, этих мелких кровососущих жучков. Они работают словно маленькие капельницы, да ещё переносят заболевания.

— Инсектициды распыляются здесь каждую неделю. Правда я боюсь, что это влияет и на наше здоровье.

Они начали с выбора цели. Они заняли место рядом с клубом социальной поддержки Сираха и приметили одну из девушек, входящих и выходящих из здания. После этого они стали ждать на некотором расстоянии от здания. Они ждали подходящего момента.

— Но если клещ не появляется рядом с домом, то не значит ли это, что это плохой дом? Там же должна быть просто тонна химикатов.

— Предпочитаешь дом, полный клещей что ли? По-моему, это даже хуже.

Камидзё и коротковолосая девушка держали в руках свежеиспечённые и вкусно пахнущие анпаны, а также бутылку молока странного синеватого оттенка. Еда здесь была куда более элегантной, чем Камидзё себе представлял.

— Это что-то на уровне того, чтобы спросить кого-то, хотел бы он сам убить себя или чтобы это сделал кто-то ещё.

— Если бы можно было выбирать, я бы предпочла всё вычистить антибактериальным средством, даже если бы это убило ме-... Ха?!

Камидзё немедленно шагнул наперерез, когда выбранная девушка проходила мимо. Он врезался в неё, а бутылка с молоком взлетела у неё над головой.

— Кха? А? Что? Ты шутишь! Молоко?! Серьёзно?

— Ох, простите, простите! Скорее, снимите это. Если не убрать молоко, то запах впитается!

Камидзё вежливо взял в руки пиджак девушки, но его фальшивая улыбка застыла, стоило ему просунуть руку в карман.

Он не мог нащупать ни карты, ни бумажника внутри.

— ...Кхм. Что-то не так?

— Эээ... Нет. Просто хочется убедиться, что пятен не останется, поэтому...

— ?

— Э? О, кхм...

— Я, естественно, надеюсь, что вы не специально пролили это молоко, чтобы забрать мой пиджак, вытащив бумажник, как какой-нибудь нью-йоркский карманник. Это ведь не так?

— Н-нет! Разумеется, нет!

— И не было какого-то непристойного смысла разбрызгивать густое молоко на мои волосы, так?

— Если подобное приходит вам на ум, то это уже у вас проблемы!!!

Камидзё инстинктивно развёл руками, в знак непричастности ко всему.

— Что ж, думаю, Анти-Навык не пал бы так низко.

Коротко стриженая девушка махнула рукой позади открывшейся цели. Между её указательным и средним пальцем была зажата карта.

(Как она это сделала?!)

Глаза Камидзё широко распахнулись, а коротковолосая девушка другой рукой указала на юбку жертвы.

Которая, похоже, ничего не замечала.

— Пожалуйста, будьте аккуратнее. На самом деле я выставлю вам счёт, если запах не выветрится!

— Е-если у вас есть жалобы, обратитесь в учебный департамент…, — сказал Камидзё, прежде чем удалиться.

Коротковолосая девушка впихнула карту ему в руки.

— Всегда пожалуйста, милый.

— Прекрати помогать мне совершать преступления, а потом делать вид, что я тебя использую!

— Успокойся. Если бы ты не был приманкой, я бы не смогла украсть её так легко.

— Если в следующий раз ты меня не предупредишь о подобном, я приму меры.

Камидзё и коротко стриженая девушка направились к зданию клуба социальной поддержки Сираха. Они вставили карту в считывающее устройство, и толстая дверь из закалённого стекла отъехала в сторону.

Со стороны это выглядело как старая банковская приёмная, но, как только двери открылись, они обнаружили комнату в японском стиле с бумажными раздвижными дверьми. Камидзё был озадачен такой сменой обстановки.

— Это часть охранных декораций. Что-то вроде голограммы. Крошечные углубления и выступы выполнены на стекле, как на компакт-диске, чтобы преломлять свет, превращая японскую комнату в приёмную в западном стиле.

Внутри никого не было.

Люди могли быть на других этажах, но Камидзё надеялся, что это не так.

— Алтарь Короля Мудрости, — пробормотал Камидзё, оглядывая помещение. — Где же он? Он должен быть в этом здании. Умэдзаки Юга притащил его сюда! Эта штука служит кострищем для алтаря Хома. Если бы я только знал, где он, я бы разрушил его своей правой рукой!

Он искал.

И искал.

И искал.

Тем не менее, он не нашёл ничего похожего. Был ли тот на другом этаже? Подняться наверх значило повысить шансы столкнуться с кем-то из клуба, но не было времени колебаться. Камидзё посмотрел на деревянную лестницу, но в этот момент заговорила коротко стриженая девушка.

— Эм, просто спрашиваю, но твоя интуиция не замечает никаких признаков этой штуки?

— Я должен найти его здесь! Сломать его легко, но если не найти его вовремя, то весь Школьный сад будет разрушен. Я должен предотвратить это!

— Уверен?

Коротковолосая девушка продолжала добавлять сомнения.

Камидзё думал, что она имеет в виду то, что Умэдзаки Юга уже прибыл и установил алтарь в другом месте. Но она сказала совсем не то, что он ожидал.

— Здесь нет никаких признаков этой штуки, и у тебя нет никаких доказательств её существования... Если бы я была тобой, то уже бы задумалась о верности полученной информации. Или это у меня из-за моих способностей?

— ...

Камидзё почувствовал что-то нехорошее у себя в животе.

(И правда.)

Если говорить о деле, то вся информация — это не более чем слова Цучимикадо Мотохару, одного человека. Он понятия не имел, как парень провёз его через систему безопасности, но Цучимикадо полностью испарился после этого и лишь раз связался с ним для кратких инструкций.

(Я и раньше ввязывался в совершенно идиотские авантюры из-за него, но никогда раньше у меня не было так мало времени... Как будто он никогда и не хотел, чтобы я преуспел. Цучимикадо всегда тщательно ко всему готовится, это на него не похоже.)

Но что тогда это означает?

Камидзё перестал думать с этого конца. Ему многое хотелось сделать с ним, не тратя времени на раздумья, но у него всё ещё было мало информации, чтобы судить.

И вдруг...

Он заметил что-то за окном, выходящим из комнаты в японском стиле. Похоже, это было что-то вроде одностороннего зеркала, потому что изображение не отражалось. Дирижабль пролетал над Школьным садом. На боку у него была огромная бегущая строка с заголовками новостей.

В тот момент на ней было следующее:

— Последние новости о пожаре в 7-м Районе. Одна из комнат учебного общежития была частично уничтожена огнём. Единственная подтверждённая жертва — хозяйка комнаты, Цучимикадо Майка-сан. Расследование начато с целью подтверждения версии поджога или несчастного случая.

Голова Камидзё тут же опустела.

Слова на бегущей строке были настолько бесчеловечны, что он не мог соотнести их с той, о ком он подумал.

Она умерла?

Эта девушка, носящая униформу горничной и восседающая на голове робота-уборщика в сэйдза стиле, была мертва?

И...

Как действия Цучимикадо относятся к этому?

— Что... Что происходит?... — пробормотал Камидзё.

Знала ли она, о чём он думал, или же нет, коротковолосая девушка произнесла заманчивым голосом, не сходящимся с её сопрано:

— Похоже, у кого-то были причины удержать тебя в Школьном саду, как в клетке, пока он делает что-то иное в Академгороде.

Часть 9

Верещала сирена пожарной машины.

Ряды одинаковых зданий выстроились в 7-м Районе. Комната в одном из таких зданий была сожжена до черноты, а после залита водой.

Цучимикадо Мотохару возился со своим сотовым телефоном, стоя на стоянке у мини-маркета через дорогу. Вопреки своему привычному образу, он выкрасил волосы в коричневый цвет и надел шикарный пиджак. Грузовик проехал прямо рядом с ним, обдав выхлопными газами, но тот даже не шелохнулся.

Маленький экран мобильника отображал новостной сайт.

Он сконцентрировался на одном из заголовков.

— Пожар в 7-м Районе. Один ученик погиб.

Просто строка текста.

Текст был ссылкой на страницу с подробной информацией, но даже там вряд ли было больше тысячи символов.

Но...

Цучимикадо Мотохару поверил в это лишь тогда, когда увидел на сайте новостей.

Это было так, словно он, наконец, попал домой, где она умерла.

Он чувствовал, как что-то поднимается в его груди. К тому времени оно начало шумно кипеть и выделять странное тепло, которое он не мог контролировать. После того, как показались такие симптомы, можно было сравнить это с чрезвычайно быстро распространяющимся раком. Как это могло произойти? Что он сделал не так? Он не мог перестать думать об этом. В текущем состоянии Цучимикадо даже не пытался сопротивляться этому.

Выражение его лица не изменилось.

Он не оскалился, как дикий зверь, и не зарычал, срывая лёгкие. Тем не менее, не значит, что он вообще ничего не чувствовал. Цучимикадо знал, что нужно подавить любые бессмысленные признаки эмоций в ситуации, когда провал просто недопустим. Он преуспеет, если только притворится спокойным, будет действовать осторожно и обманет всех. Чем сложнее было дело, тем сильнее ему нужно было себя контролировать.

И поэтому он вынужден сдержать всё это.

Цучимикадо должен был сдерживаться, чувствуя к себе презрение за всё это.

И...

Цучимикадо Мотохару лишь пошевелил губами. Словно случайно вырвавшаяся фраза, а не нарочное заявление.

Он сказал: "Пришло время мстить".

На нём больше не было ни ошейника, ни кандалов, сдерживающих его.

И тем, кто снял их, требовалось всё объяснить.

Между Строк 1

Аэрокосмические объекты Академгорода были сосредоточены в 23-м Районе, который выступал основным воздушным коридором.

Несколько пар стоп вызвали небольшой переполох в лобби аэропорта.

Одни из них принадлежали Ёмикаве Айхо — официальному члену Анти-Навыка. Под её юрисдикцией находился 7-й Район, однако её мастерство было весьма известно, так что её вызывали на крупные инциденты и в другие Районы.

— Доктор Мацусада?

— Да, авторитет в области механики жидкостей, его даже дети знают. Он написал бестселлер "Будущее процессоров нового поколения на основе плотности и вязкости".

По непонятным причинам стюардесса, показывающая ей путь, кроме того ещё и рекламировала этого человека.

Ёмикава задавалась вопросом, почему такая сухо написанная чисто научная книга была популярна у детей, но, похоже, это было ещё одной особенностью Академгорода.

Ей нужно было сосредоточиться на чём-то ещё.

Например, на другом члене Анти-Навыка рядом с ней.

Ёмикава оглянулась с выражением крайнего неудовольствия.

— Да ладно. Почему они позволили выйти кому-то вроде тебя?

— Давно не виделись, Айхо-ти. Это твоя старая подруга, Стефани Горджспалас. Я не купила тебе сувенир, надеюсь, ты меня простишь?

— Я слышала, что ты бежала из города, стала наёмником, а вернулась уже в качестве террориста.

— Это во многом связано с тёмной стороной города, так что хорошая работа сама себя найдёт. Но я занимаюсь этим не потому, что хочу. Им, похоже, не хочется упускать ничего, что можно использовать. Я даже слышала, что Сунадзара-сан делится своим снайперским опытом через какие-то электронные устройства, даже находясь в коме. Вы ведь не так много взрослых потеряли во время Третьей Мировой Войны, да?

Посылать Ёмикаву из 7-го Района в 23-й было делом довольно-таки необычным. Но в этот раз Стефани была временно освобождена из заключения. Казалось, что это было неплохой причиной создать женскую "команду мечты", но на деле всё выливалось в проблемы более чем опасные.

Ёмикава легонько почесала голову.

— Я думаю, не время беспокоиться об этом. Ты не слишком проржавела для драки, а?

— Хе-хе. Просто положись на меня. Та-дам! Взгляните на специальное оружие на этой неделе!

Сказав это, Стефани откинула защёлки двух чехлов для музыкальных инструментов, что несла с собой. Она извлекла огромные груды металла, более двух метров в длину каждая. И у каждой было не по одному стволу. У них их было целых три, соединённых кольцом. Вместо спусковой скобы для указательного пальца у них были кнопки под большой, скрытые защитой.

Когда Ёмикава увидела это нелепое оружие, она поднесла руки к голове.

— Пожалуйста, просто уйди.

— А? Почему? Почему?

— Я не могу доверять тебе! Ты, должно быть, полностью выжила из ума, если собираешься использовать два орудия системы Гатлинга, которые должны быть установлены и закреплены на месте! Ты, скорее всего, даже прицелиться не сможешь!

— У них есть ноги, так что не беспокойся. Видишь эти суставы на сошках? Они используют технологию роботов, гася почти всю отдачу, так что я могу целиться, лишь немного поворачивая запястье.

— Если у них есть ноги, почему бы тебе не контролировать их удалённо?

— Просто расслабься. Ты скоро передумаешь. Я буду стрелять с экстремально близкого расстояния из двадцатимиллиметрового оружия. Каждый из них способен сделать четыре тысячи выстрелов в минуту. Как только ты увидишь это, ты точно его полюбишь.

— Ты говоришь так, как будто это фейерверки.

Два охранных робота, следующих за Стефани, были соединены с оружием через пояса. Они, судя по всему, были замаскированы под передвижные афиши. Ёмикава следовала за Стефани через аэропорт, пока та тащила за собой две бочкообразные афиши, соединённые с пулемётами, словно пылесосы.

Работник аэропорта, говоривший с другими членами Анти-Навыка, заметил её и подошёл.

— Доктор Мацусада в... деловом отсеке перевозки грузов. Мы сверились с записями камер, но непохоже, чтобы он воспользовался одним из выходов.

— Он взаперти?

— Каждый вход был заблокирован, прежде чем он вошёл внутрь. Похоже, электронные замки оказались бесполезны. Мы понятия не имеем, что произошло.

— Хи-хи. Ну, это же из его области знаний. Учитывая его мастерство, и записи камер можно ставить под сомнение.

Стефани отозвалась откуда-то сбоку.

— Думаете, выдающийся учёный не учёл бы такую простую вещь? Взрослый ты или ребёнок, ты не сможешь совершить заграничное путешествие без прохождения досмотра и некоторых наноустройств.

— Не хочу слышать подобное от того, кто сам сбежал.

— Я просто говорю, что ему нужно было подготовиться.

— И что ты думаешь?

— Возможно, он пытается затеряться среди груза, чтобы избежать покупки билета.

— Или пытается заставить нас так думать, чтобы вызвать неразбериху и сбежать другим путём.

Работник аэропорта передал Ёмикаве что-то вроде USB карты памяти.

— Обычно используется отпечаток ладони, но это мастер-ключ. Чтобы использовать его, нужно вскрыть панель авторизации отвёрткой и...

— Он переписал данные замков, — сказала Стефани так беззаботно, словно напевала песню, не зная слов.

После этого она без колебаний направила орудия системы Гатлинга на запертую дверь.

Раздался грохот.

Всего за несколько секунд стена и металлическая дверь были покрыты таким количеством дыр, что стали напоминать губку. Дверь не выпала в обратную сторону. Прежде чем это случилось, что-то взорвалось, и ударная волна вместе с оранжевыми всполохами накрыла со всех сторон.

Ёмикава немедля бросилась на землю, подминая под себя работника аэропорта. Она крикнула достаточно громко, чтобы перекрыть весь этот шум.

— Стефани! Ты чёртова идиотка!

— Чего? Последний взрыв был не из-за меня. Дверь была заблокирована какой-то глиной. Хорошо, что мы не попробовали использовать мастер-ключ.

С этими словами Стефани подошла к огромной дыре, по которой уже нельзя было определить, где кончалась дверь, а где начиналась стена. Если Стефани оставить наедине с её амуницией, то весь аэропорт будет уничтожен, поэтому Ёмикава последовала за ней.

Когда Стефани вошла в соседнее помещение, она осмотрелась и присвистнула. Это место было большим, как спортзал, но множество конвейерных лент, ведущих со всех сторон, создавало чувство тесноты. И, вдобавок ко всему, ураган пуль Стефани добрался и сюда, поэтому часть конвейеров была разнесена на части или покорёжена.

(Проклятье. Она специально заняла такую позицию!)

На первый взгляд казалось, что Стефани действовала не задумываясь, однако, похоже, это было нарочно. Она была из тех чудаков, кто использует лёгкие пулемёты, полуавтоматические снайперские винтовки и прочее нетривиальное оружие для боев на экстремально близкой дистанции, как в кино. Вероятно, она чувствовала, что лучше быстро найти местоположение врага, даже если это позволяло ему напасть первым.

Но...

Так анализировать действия этой женщины было слишком наивно.

Стефани Горджспалас направила оба свои многоствольных орудия в противоположных направлениях в этом заставленном грузами пространстве. Ёмикава даже не успела ничего сказать.

Раздался грохочущий звук.

Множество пуль разорвало конвейерные ленты, словно бумажные, и достигло противоположной стены. Стефани продолжила вести огонь короткими очередями, поворачивая стволы туда-сюда. Это продолжалось до тех пор, пока Ёмикава не схватила её за шиворот.

— А, что?

— Ты хоть понимаешь, что творишь?

— Перебиваю проводку во всех направлениях. Он может быть гениальным программистом, но ему никогда не открыть замки, если он просто не сможет подключиться к ним. Это лучший способ запереть его внутри.

— Слушай. Наша цель заключается в захвате доктора Мацусады, который пытается покинуть Академгород, а не в его устранении! Если эти твои двадцатимиллиметровые пули достанут медлительного старика, то его толстые кишки окажутся на стене! Ты выпускаешь их по четыре тысячи в минуту! Понимаешь, что это значит?

— Если тем, кто умрёт, будет он, то меня не выпустят из камеры.

В этот момент они услышали негромкий шум.

Это был не звук падения обломков конвейерной ленты на пол. Звук просто был пропитан человеческим происхождением. Ёмикава отпустила воротник Стефани и сосредоточилась на звуке. Маленький старичок высунул свою голову откуда-то из-под щебня вместе с поднятыми руками.

— Шах и мат, старик. Тебя не убили сразу только потому, что у Академгорода ещё есть совесть. Но и совесть имеет свои пределы.

— ...Вы не понимаете.

Доктор Мацусада дрожал, а его руки всё ещё были подняты.

Его лицо было покрыто потом от страха, но, похоже, боялся он не тяжёлого вооружения Стефани. Он боялся чего-то, чего здесь не было.

— Вы, люди, ничего не понимаете! Единственный способ избежать последствий — бежать из Академгорода!!! Как вы можете быть такими беззаботными? Изменения уже начались!!! Нет, стойте. Вы уже вовлечены...?

— Доктор Мацусада. О чём вы?

— Я не хотел создавать что-то подобное, — сказал доктор Мацурада с таким скорбным выражением, будто пытался сжать все зубы.

Нет, он действительно сжимал их. И было уж слишком поздно, чтобы они успели сообразить, что же произошло.

— Я-я! Я! Я лучше, чем кто-либо, знаю, насколько страшен ребёнок, которого я создал! Как страшен мир без героев! Кх... Кхх! Я...

— А! Он!

Когда Стефани в отчаянии закричала, доктор Мацусада уже рухнул на пол.

Ёмикава быстро подбежала к старику, но его взгляд уже смотрел в никуда.

Они медленно начали осматривать его.

— У него что-то в заднем ряду зубов...

— CP-191. Препарат для введения в спячку, разработанный для программы изучения Марса, но так нигде и не используемый.

— Он будет спать три месяца, что бы мы ни делали. Я пошлю за эспером со способностью читать мысли в таком случае.

— Пульс слишком ровный, не думаю, что его чем-то можно вернуть в сознание. И я не думаю, что получится хоть что-то выудить из его мозга.

Тогда...

Ёмикава и Стефани обменялись раздражёнными взглядами.

Ёмикава озвучила то, о чём они обе думали.

— Каких результатов исследований так боялся доктор Мацусада?