Том 10    
Глава 20. V.S. "? ? ?". Round_12(Secret)


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 91.202.130.239:
Новый Завет 10 - Эпилог

"— В тот момент Бог Магии Отинус была '''''на''''' уничтожена на 99%, но кажется, что оставшиеся части сами по себе собрались вместе. Моё тело несколько изменило внешний вид, и я больше не могу использовать свою былую силу, но кажется, что моя смерть откладывается."

Лишнее "на".

Глава 20. V.S. "? ? ?". Round_12(Secret)

Часть 1

По правде говоря, Камидзё Тома и Всемогущий Тор были не единственными, кто наблюдал эту сцену.

Например, чёрный кот, даже не мяукнувший, пристально смотря на это из снега.

Например, американский беспилотник обратил на это свою бесчувственную камеру с высоты 30,000 метров.

Например, Амано Кагуя смеялась с орбиты, будучи ещё выше, чем он.

Одетая в белый маскхалат и лежащая в снегу сержант Ингрид Мартин сосредоточилась на информации, которую она собирала с помощью параболического микрофона дальнего подслушивания.

Она слышала “их” разговор.

После этого она запросила инструкции по рации.

— Что мне делать?

— Мы тоже пытаемся это понять. Чёрт возьми, так вот как это в итоге кончается.

Скорее всего, президент на другом конце передачи сам толком не понимал ситуацию. То же самое касалось и сержанта Ингрид. Что это были за штуки, растущие из спины девушки с повязкой на глазу? Мог ли кто-нибудь ответить хотя бы на этот простой вопрос?

— Можешь ли ты продолжить следить за их разговором? — спросил президент.

— Много помех, но это должно быть возможным.

— Я знаю, что это трудная просьба для тебя, так как тебе ставятся задачи в межгосударственных операциях, — президент на мгновение замолчал. — Но я хочу рассекретить эти кадры. Я хочу показать этих двоих миру, как они есть, и попросить у мира прощения. Ты поможешь мне?

Услышав это, она немедленно совершила бессмысленное действие и попыталась поднести руку ко лбу. Если это был запрос от президента, то это отличалось бы от любительской загрузки отснятого материала на видеохостинг. Он будет просить весь мир в своей речи и возьмёт на себя больше вины, чем те, кто были причиной всего. Вот о чём он просил.

— При всём уважении, это, несомненно, повлияет на ваш рейтинг одобрения. Не говоря уже о том, что эти двое не граждане Америки.

Она знала, что это бесполезно, но всё равно говорила.

Ответ был такой, какой Ингрид и ожидала, и не заставил себя ждать.

— Ну и что?

Она почувствовала, что у неё как будто помрачнело в глазах, но приказ есть приказ, независимо от того, насколько опрометчив он был. У неё было меньше работы, которая была ей не по нутру с того момента, как он стал президентом, так что она посчитала, что это удачный способ отблагодарить его.

И…

— Дааа! Похоже, Америка приняла решение, поэтому наш мальчик собирается показать его хорошую сторону!? Заставь меня ждать ещё дольше, и я действительно разозлюсь. Действительно, действительно разозлюсь!!

Что-то внезапно поднялось и испустило крик в трёх метрах за спиной сержанта. Ингрид в удивлении достала пистолет, но увидела лишь монахиню в красных одеждах. Было удивительным, как женщине в таком виде удалось спрятаться в белом снегу.

Рядом с ней стояла девочка, одетая во что-то, походившее на наряд невольницы, состоящий из ремней.

— Мой вопрос: у тебя вообще есть вера?

— Саша, о чём ты говоришь? Люди в религиозной живописи всегда прекрасны, поэтому справедливость лежит в красоте.

Далее поднялся другой сугроб.

Девушка, которая была одета во что-то вроде униформы для лакросса, и у которой из-под мини-юбки тянулся объект, напоминающий хвост, стряхивала снег с головы.

— Да, да. Всеми обожаемая Лессар здесь. И кто оставил здесь чёрного кота!? Это значит, что я вам не нужна? Я тоже хочу есть мандарины и сырное фондю под котацу!! Нося откровенный наряд, конечно же!!

Сержант Ингрид настолько была поражена замешательством, что бросила своё задание и закричала.

— Чт-что всё это значит!? Когда вы подобрались так близко!?

— О, что с этим неудавшимся местным костюмом-талисманом? Просто это лучшее место для наблюдения за ними. Ты на самом деле припозднилась со своим разоблачением.

— ???

Имп и монахиня в красном выглядели, будто дома. По своей работе сержанту Ингрид приходилось противостоять спецотрядам различных стран, но поведение этих двоих отличалось от любого из них.

Имп полностью игнорировала её и разговаривала с кем-то, находящимся в другом месте.

— Ясно, ясно. Так что насчёт Англии? Да, полагаю, так. Кажется, Франция говорит о том, что отводит войска, и быть единственной всё ещё сражающейся страной, вероятно, не самая лучшая идея. Тогда предоставьте это королеве. Это вызвало бы проблемы, если бы такая преступница, как я, связалась бы с ней напрямую.

Часть 2

В здании штаб-квартиры ООН в Нью-Йорке презент США Роберто Катзе поднялся со своего места.

— Я собираюсь провести экстренную пресс-конференцию. Что вы будете делать?

Царствующая королева Элизард с досады махнула рукой.

— Я оставлю это для людей, которые хотят выделиться на публике. Я разберусь с внутренней проблемой. Меня особенно беспокоит моя одержимая военщиной дочь, которая так стремилась попасть туда. Её мобильная крепость была уничтожена, так что она так просто не успокоится.

— Ооо? Ты больше не преисполнена решимости насчёт их убийства?

— Пожалуйста, особо-то не дразни её, — сказал, тяжело вздохнув, мальчик, занимающий пост Патриарха Русской Православной церкви. — Я сосредоточусь на тех местах, которых не может достичь голос Америки.

— Я могу оказать какую-то помощь, поскольку это мне не безразлично, — добавил Папа Римский.

Оставалась Франция. Все обратили своё внимание на нездорового вида Роковую Женщину, и она с каким-то торжествующим видом пожала плечами.

— Франция никогда не посылала никого в первую очередь, поэтому у нас нет причин сражаться сейчас.

— Кажется, это одна из проблем этого мира, что у умного есть способ оставаться незамеченным.

Как только Элизард бросила этот комментарий, в зале вспыхнула небольшая драка.

Часть 3

Кто-то говорил из телевизора, стоящего в тёплой гостиной вдали от конфликтов мира.

— Сегодня день испытаний. Я могу себе представить множество людей, приковавших своё внимание к телевизору и интернету, чтобы как можно скорее обрести душевное спокойствие. Я хотел бы задать вам всем вопрос.

Изображение президента на огромном железнодорожном вокзале спокойно говорило.

— Является ли злом лидер Гремлин, Отинус? Никто не сомневался бы, отвечая на этот вопрос. Несомненно, она — злодей. Токио, Бэггэдж Сити и даже наши собственные Гавайи. Шрамов, которые она оставила, достаточно, чтобы определить, что она за человек.

Люди, проходившие перед множеством телевизоров в магазине электроники, на мгновение остановились.

— Но действительно ли Отинус безнадёжна?

Молодые солдаты на авиабазе во Флориде стояли в строю, слушая речь.

— Люди, вовлечённые в эти инциденты, и те, кто видел оставленные ею шрамы, могут очень хотеть покарать её. И я не считаю, что те, кто думает так, неправы. Но правильно ли привязать кого-то, кто действительно сожалеет о своих преступлениях и пытается спасти чью-то жизнь, рискуя собственной, к электрическому стулу? Я не знаю запутанной философии добра и зла. Когда я вступал на должность президента, я клал руку на Библию, совершая клятву, но я не священник и не эрудированный богослов. Поэтому я хочу спросить вас.

В далёкой стране шпион, действующий под чужой личностью, слушал голос из телевизора, делая вид, что ничего не понимает.

— Я уверен, что есть сердца, которые будут спасены этой жестокой местью. Я уверен, есть и другие сердца, которые будут спасены, если дать ей единственный шанс после всех этих трудностей.

Многие люди смотрели на ЖК-экраны, где транслировалась картинка со спутникового вещания или видеохостингов.

— Но что думаете вы?

Патриарх Русской Православной церкви говорил перед объективами множества камер.

— Отинус в самом деле совершила множество грехов, но действительно ли в соответствии с нашими верованиями мы можем объявить её “безнадёжной”? Я хотел бы пересмотреть этот вопрос.

Офисный работник, летевший на самолёте, смотрел маленький телевизор, прикреплённый к его креслу.

— Некоторые из апостолов изначально осудили Сына Божьего, но затем, когда они пришли просить прощения за свои ошибки, Сын Божий, простил их. Нас испытывают. Поддадимся ли мы нашей слабой ненависти или найдём в себе силу, чтобы просить?

Молодой человек, сидя в своём припаркованном автомобиле, смотрел на экран навигатора.

— Я хочу, чтобы вы отбросили свои предубеждения и взглянули не затуманенным ненавистью взглядом. Взгляните ещё раз на эту девушку в слезах. Если бы она ничего не сделала, то была бы спасена, но она отбросила эту возможность и приняла дальнейшее наказание, даже если оно разрушит её тело. И сделала она это для того, чтобы спасти одного единственного мальчика.

Старик, путешествующий на круизном судне, так пристально смотрел телевизор, что игнорировал великолепный пейзаж, открывающийся за окном.

— Если есть в этом грех, то это грех стремления к самоубийству. Наши учения не достаточно добры, чтобы потворствовать самоубийству. Она должна жить и искупить свои грехи. И как только она их искупит, я хочу, чтобы она была спасена. Показывая, что даже Отинус может быть спасена, я тем самым хочу показать свет множеству людей идущих по неверному пути.

Махая пролетающему вертолёту, чтобы тот спас его, молодой человек, находящийся в Токио, слушал Папу Римского по трансляции 1seg на своём мобильном телефоне.

— Я верю, что есть множество способов, чтобы разрешить сложившуюся ситуацию. Все мы должны выбрать один из тех способов.

Расчищавший на тяжёлой технике завалы Бэггэдж Сити рабочий вслушивался в голос из радио.

— Будем ли мы следить за добротой, расцветающей во зле, которым является Отинус? Или мы уничтожим этот бутон добра вместе со злом? Если вы положите руку на сердце и прислушаетесь к голосу истины, вы будете знать, какой ответ не противен вам.

Солдаты в заснеженных датских равнинах слушали передачу, держа винтовки меж плечом и головой, и смотрели в белое небо, пытаясь согреть руки кружками с кофе.

— Я верю в то, что Отинус — это зеркало, отражающее наши собственные сердца. Поддаться обоснованному гневу просто и, возможно, даже приятно, но люди, которые будут тонуть в нём, узнают правду о себе. Насилие остаётся насилием, и отражения, которые они увидят в зеркале, будут их собственными лицами.

Продолжая сдерживать британских монстров в сражении одна против трёх, Канзаки Каори сплюнула кровь на снег и слушала голос Царствующей королевы Элизард.

— До сих пор убийство Отинус было единственным вариантом, о котором мы могли думать, но некий мальчик показал нам иной путь. Как глава государства я хочу выразить уважение в знак этого. Это не могло быть легко. Он преодолел боль, сомнения, страх, гнев и все другие виды эмоций, чтобы получить ответ, который мы не смогли.

Вторая принцесса Карисса была в шаге от победы над Святой из Амакуса и щёлкнула языком в ответ на голос.

— Мы проиграли, но не силе Бога Магии или мужеству этого парня. Давайте признаем это: мы сдались нашему собственному страху. Как и хаос, наполнивший мир, мы были одержимы идеей, что её убийство было лучшим вариантом. И теперь, когда мы признали это, мы должны выполнить обязанность проигравшего.

Слёзы начали наполнять глаза Лидера Рыцарей, поэтому он не мог не отставать от двух женщин, на чьих лицах были ужасные выражения на лицах, но, наконец, вздохнул с облегчением.

— Убийство дракона — это великий подвиг, но великий герой не может спасти дракона. Но это то, что совершил этот парень. Действительно ли хороший поступок для великого героя ворваться и убить дракона сейчас? Не думаю. А что насчёт тебя?

Выражение лица Уильяма Оруэлла не изменилось.

— Если у тебя есть свой ответ, то молись. Этот парень получил ответ, который не мог получить даже великий герой, так молись о том, что он предоставит нам такое зрелище, которое мы не могли и представить.

Кумокава Мария слушала президента с телевизора, установленного в больничной палате.

Последствия сражения, которым был Кихара Каган, больше с ней не было. Как только Гремлин рассеялся из Токио во всех направлениях, а волнения подошли к концу, он прекратил двигаться.

— Убьём ли мы зло, которым является Отинус? Или простим его?

Мирно спящей в кровати была беременная женщина.

Богиня Плодородия Фрейя была одной из тех людей, которых “он” пытался защитить в самом конце, и Мария приняла это от него.

— Сегодня я хотел бы сделать одну вещь.

И, в конце концов, президент Соединённых Штатов Америки Роберто Катзе закончил свою речь, на телевизорах всего мира.

— Я хотел бы проверить силу человечества вместе со всеми вами.

Мир скрипел.

Огромная сила собиралась в десяти арбалетах.

Девушка, которая была Богом Магии Отинус, отвергла спасение Камидзё Томой.

И взамен она умрёт.

— Тор, пригнись.

Больше Камидзё не будет колебаться.

Он сжал свой правый кулак настолько сильно, что тот стал таким же твёрдым, как камень, и сказал, не оборачиваясь назад.

— Одно единственное попадание из этого уничтожит нашу планету. Я сомневаюсь в том, что даже ты сможешь выжить.

Он шагнул по снегу.

Раз он может один раз шагнуть, он сможет сделать это. Его ноги не остановятся. Он шёл, бежал, а затем кинулся со всех ног.

Он нёсся прямо к Отинус.

Он направлялся к девушке, взвалившей на себя слишком большое бремя и собирающейся разбиться на части.

— Отинус!!

Девушка с повязкой на глазу смотрела на него единственным глазом.

Другой глаз ещё не занял место в её глазнице, и трещины продолжали бежать по её телу. Даже если он собирался что-то сделать с этим глазом, сначала он должен был остановить арбалеты. Она лишилась своего копья, так что источником её силы как бога магии была рана от заклинания феи в её груди.

Это была козырная карта против богов магии, которую изобрёл Оллерус.

Но это была магия, поэтому его правая рука могла уничтожить её.

— …

Тем временем она протянула свою тонкую руку.

Её указательный палец был направлен на парня.

Она прицелилась в него.

Далее она выстрелит.

Десять воплощений уничтожения вылетели разом.

Для парня по имени Камидзё Тома это была непреодолимая стена. Это была сама смерть. В прошлом это однажды действительно и полностью убило его. Так же как и все живые существа не могли противостоять своему собственному сроку жизни, эта великая мощь была конечной точкой для него.

(Я не позволю себе проиграть здесь.)

Тем не менее, он не отводил взгляд и бежал прямо вперёд.

На этот раз он преодолеет это.

Он был полон решимости.

(Нет причины сдаться, после того как я зашёл так далеко!!)

Звук донёсся с небольшой задержкой.

Один луч концентрированного уничтожения пролетел в стороне от него. Камидзё не уклонился от него с помощью своих атлетических способностей. Он был умышленной жертвенной пешкой, нужной, чтобы ограничить его возможные пути движения. В том бесконечном аду это был последний выстрел, убивший его.

Он понимал это, но продолжал бежать.

Ещё несколько стрел промчалось около него, ещё сильнее ограничивая диапазон его действий. Свобода его действий уменьшалась, а смерть приближалась, но он всё по-прежнему бежал изо всех сил. Каждый раз, когда Отинус выпускала стрелу, трещины на её коже настигал взрыв роста. Камидзё бежал, потому что не мог позволить этому происходить. Он подавлял страх в попытках достичь её как можно быстрее.

В этом аду за один шаг до смерти их глаза встретились.

На её лице была слабая улыбка.

Такая же, как на Саргассо, когда она молча принимала атаки Индекс, Микото и остальных. Как если бы она говорила, что всё вернулось на круги своя.

(Всё вовсе не так.)

Разрушение Отинус продолжалось, и её тело неумолимо рассыпалось.

— К чёрту это!! Ты вернула меня к жизни, возвратила всё в норму и спасла меня! Ты поняла, каким это было маленьким кусочком счастья!! Ты не можешь думать, что правильно вот так вот пожертвовать собой!!

Ответом бога было сопротивление.

Смерть, приглашающая его, приняла чёткую форму и напала на него в лоб.

(Ахх.)

Сейчас он не мог уклониться.

Предыдущие стрелы направляли его и истощали его свободу действий. Даже если это была открытая местность, это не ощущалось отличным от длинного и узкого тоннеля, а последняя атака, казалось, заполняла его весь.

Это была неизбежная смерть.

Пока он смотрел, как она приближается, он внезапно подумал о том, как умер раньше.

(Если подумать об этом, я ни разу не пробовал этого тогда.)

Он сжал свой правый кулак.

Он не мог уклониться, поэтому оставался лишь один вариант.

Его правый кулак столкнулся прямо со стрелой бога магии.

В момент удара он понял, что потерпел неудачу.

Зловещий шум прошёл через его руку. Разрушителя Иллюзий не было достаточно, чтобы полностью уничтожить эту атаку, и Камидзё почувствовал, как его руку давит назад.

(Меня не волнует, будет ли она сломана, раздроблена или разорвана на части! Пока она не оторвана, я всё ещё могу уничтожить кол у неё в груди!!)

Он махнул вверх правой рукой, ставшей спиралью сильной боли.

Со звуком, словно от растянутой сверх меры резинки для скрепления бумаг, траектория стрелы была отклонена немного вверх, и Камидзё смог проскользнуть под ней.

Удивлённое лицо девушки было перед ним.

— Я победил, Отинус!!!!!

Он пробился к ней, но не сжал кулак, двинув своей окрашенной красным рукой. Вместо того чтобы ударить, он обнял её стройное тело обеими руками.

Он обхватил её руками, и его ладонь коснулась кола из света, проткнувшего центр её груди.

Он собрал последние силы в тех пяти пальцах.

— Ааааааааааааааааааааааааааааааааааа!!

И он вытащил его из её спины.

— Я не позволю тебе сбежать, — прошептал он ей на ухо.

Всё его тело было избито, но он собрал силы в пальцах.

Этого хватило, чтобы разбить колышек на куски.

— Я обещал, помнишь? Я сказал, что спасу тебя, даже если это будет означать сражение со всем миром.

— Да… тебе удалось.

Отинус прищурилась, пока парень держал её в объятиях.

Она выглядела счастливой.

Она выглядела действительно счастливой.

— Но ты не должен беспокоиться.

Он услышал треск.

Это был очень тихий шум.

— Я была…

Но это не останавливалось и не кончалось. Пока звук трескающегося тонкого льда шёл от её тела, блондинка с повязкой на глазу улыбалась.

— Я уже была спасена с того момента, как ты сказал мне это.

Он видел свет.

Он видел частицы света.

К тому моменту, как он увидел изменения, он уже не мог больше почувствовать девушку в своих объятиях. Её стройное тело рассыпалось. Он не мог понять это. Её рассыпавшееся тело было более мимолётным, чем снег. Оно обратилось в блестящие частицы света, и, как только они упали на землю, их подхватил ветер.

Он опоздал всего лишь на шаг — на один шаг, и в этот момент он подумал, что услышал её голос снова даже после того, как она исчезла.

— Спасибо.

Прежде, чем он смог определить, был ли этот голос настоящим или воображаемым, что-то внутри него достигло своего предела, и он упал на землю.