Том 10    
Глава 19. V.S. "Всемогущий Бог, Владеющий Молотом". Round_11


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 91.202.130.239:
Новый Завет 10 - Эпилог

"— В тот момент Бог Магии Отинус была '''''на''''' уничтожена на 99%, но кажется, что оставшиеся части сами по себе собрались вместе. Моё тело несколько изменило внешний вид, и я больше не могу использовать свою былую силу, но кажется, что моя смерть откладывается."

Лишнее "на".

Глава 19. V.S. "Всемогущий Бог, Владеющий Молотом". Round_11

Часть 1

Замок Эгесков был возведён из кирпича и построен на основании, созданном из бесчисленного количества дуба.

На постройку такой крепости ушло много сил, и даже спустя пять сотен лет она приносит пользу Оденсе и близлежащим городам как туристическая достопримечательность.

Но сам замок не имел особого значения для тех, кто там собрался.

Их интересовало озеро.

Задолго до того, как замок был построен, Отинус использовала озеро для “чего-то”. Замок был построен без знания этого, так что не только опытные маги замечали следы огромного ритуала, проведённого там.

Однако…

— Ну, думаю, тут нечему удивляться, — сказала женщина, известная как Хель, на белых пустошах рядом с озером.

— Даже если коалиция не понимает, мы все были частью Гремлин, — сказал Ёрмунганд. — Мы бы не смогли достичь уровня бога магии, но мы можем предположить, о чём она сейчас думает.

— Я рад, что не стал распространять информацию забавы ради, — сказал молодой человек по имени Фенрир. — Похоже, что они ещё ничего не поняли, так что мы здесь первые.

Они были полноценными боевыми членами Гремлин, и каждый из них смог бы в одиночку сражаться с целой армией, но они не были одни. Десятки, если не сотни, фигур мелькали за белым занавесом снега, поднятого ветром.

— Локи тоже здесь?

— Даже если и тут, он, скорее всего, прячется за кем-то. Такой уж он парень.

— Забавно, что наши бойцы арьергарда, такие как Идун и Сиф, тоже тут. Такое ощущение, будто здесь все пьяны.

Члены Гремлин не понимали истинного назначения этого озера.

Они не знали, что она пыталась избавиться от своей силы. Они полагали, что это ключ к какому-то “истинному плану”, который она утаила от них.

Это было расценено как предательство.

Все они помогали Отинус стать богом магии и боролись, чтобы она исполнила их желания. Неважно, насколько жестока была задача, они всё равно марали свои руки. Они заставят её заплатить за то, что она забрала их мечты прямо перед их носом. И эта оплата вполне может включать в себя разрывание её плоти на части.

Неожиданно новая фигура подошла к ним по снегу.

Многие тени за завесой метели расступились, чтобы дать дорогу. Человек, который нагло продвигался к центру, не был тем, кого Фенрир, Ёрмунганд и Хель могли игнорировать.

— Тор.

— Да, собственной персоной, — ухмыляясь, он поднял руку в знак приветствия. — Я почти удивлён. Вы все ждёте здесь, чтобы убить Отинус? Немного грустно, что нет никого на её стороне.

— Ты тоже пришёл, чтобы убить её, не так ли?

— В общем, да. Но я делаю это не из ненависти. Похоже, это будет весёлая битва, и это всё, что имеет значение. Я солгу, если скажу, что меня никогда не интересовал опыт, который я получу, победив её, — он развёл руками и сделал предложение. — Но если мы собираемся донести наше негодование до неё, почему бы нам сначала не прийти к соглашению? Давайте выберем представителя. Если мы начнём выкрикивать наши жалобы со всех сторон, это будет просто поток шума. Вы же хотите, чтобы она услышала вас, не так ли?

Все оживились при слове “представитель”.

Хорошо это или плохо, Гремлин всегда находился под абсолютной харизмой Отинус. Теперь, когда они лишились её, кто будет руководить организацией? Последуют ли они традициям и выберут бога молний? Или они устроят новый порядок?

— Как именно мы выберем его? — спросила Хель.

— Вы думали, что я собираюсь использовать что-то скучное, вроде традиций, влияния, связей или ценных вкладов? — спросил другой бог, закрыв один глаз. — Давайте выявим сильнейшего в гигантском сражении каждый за себя! Звучит как самый весёлый способ.

Часть 2

Камидзё Тома и Отинус были испачканы кровью.

Они не могли воспользоваться автостопом в таком виде, и поэтому они шли пешком сквозь белую метель.

— Ты уже решила, Отинус?

— Решила что?

— Какой путь выберешь, когда всё закончится.

Камидзё говорил тихо, так как они прислонились друг к другу для поддержки.

— Я говорил, что это может быть пекарня, или цветочный магазин, или что-нибудь ещё. Ты уже нашла то, чем хотела бы заниматься?

— Ха, ха. Я не создана для таких милых вещей.

— Я не знаю, сколько тебе придётся ждать, так что это может быть всё что угодно. Не имеет значения, подходит это тебе или нет. Найди то, что ты хочешь сделать больше всего.

— То, что я хотела бы сделать, хм?

Она замолчала на некоторое время.

— Это может быть всё что угодно?

— Почему ты спрашиваешь меня об этом?

— Потому что я хочу спросить тебя. Я действительно могу гнаться за любой мечтой, за которой захочу?

Она смотрела на него сбоку с очень близкого расстояния.

Он потерял много крови, и его опухшие веки, должно быть, значительно снизили область обзора, потому что он не заметил выражения её лица.

— Конечно, можешь, — незамедлительно ответил он.

— Понятно.

Когда она услышала это, её лицо озарила слабая улыбка.

— Что? Ты нашла свою мечту?

— У меня нет причин говорить тебе об этом.

— …?

Он повернул своё избитое лицо в её сторону, но её выражение уже вернулось в обычное состояние.

Расспросы бы ничего не дали, так что он продолжил путь, надеясь, что, в конце концов, она расскажет ему.

Он не был уверен, как долго они шли.

Его заснеженные ноги почти ничего не чувствовали.

Наконец, гигантская тень появилась в поле зрения за завесой белого снега.

— Замок Эгесков, — произнесла Отинус дрожащими губами.

Камидзё вяло повернул голову.

— Мы сделали это. Это замок ведь не заполнен ловушками, как в игре Покинуть комнату, правда?

— Замок не играет никакой роли. Я бросила глаз в озеро ещё до того, как он был построен. Озеро является важной частью, но никто не нашёл глаз, потому что все были сосредоточены на замке, который появился позже.

Слабо дыша, они каким-то образом добрались до края озера, окружающего замок.

Но затем они заметили кое-что.

Что-то, что они предпочли бы не замечать.

— Привет, — произнёс голос.

Гигантская лестница и трон лежали за белым занавесом метели. Нет, то, на чём сидел парень, было не троном на вершине лестницы.

Это были люди.

Он сидел на вершине кучи из пятидесяти или даже ста человек.

— Бог Молний Тор?!

— О, здесь все члены Гремлин. Если спросишь Отинус, она расскажет тебе про каждого и каждую из них. Она может быть высокомерной, но она любит объяснять что-либо, когда смотрит на тебя сверху вниз. Они планировали наброситься на вас, но я пошёл напролом и раздавил их всех, потому что это звучало скучно. К сожалению, я даже не получил достаточно опыта.

— Осторожно, — прошептала Отинус. — Мы уже разобрались с Мьёлниром, так что он не использует силу этого молота. Это значит, что он потеряли силу бога молний.

— …? Подожди. Ты говоришь так, будто он не стал слабее.

— Если бы он действовал как бог молний, то даже у тебя был бы шанс победить, — сказала она начистоту. — Но совсем другое дело, когда он использует свою силу в качестве всемогущего бога. Эта резня — его рук дело. Проще говоря, незатейливый бог молний не смог бы нанести так много урона.

— Ха, ха, ха. Спасибо за объяснения. Видишь? Я же говорил, она любит это.

Говоря абсолютно обычным голосом, Тор медленно встал с груды тел.

— Так что вы будете делать? Нападёте на меня вместе? Или это будет бой один на один с Камидзё-тян? Меня устроит любой вариант, но решайте поскорее.

— С чего ты взял, что я не смогу использовать свои силы и сражаться?

— Это просто. Если бы у тебя была твоя сила, ты бы не полагалась в первую очередь на Камидзё-тяна.

Только в этом комментарии его голос был ледяным.

Тор предал Отинус, чтобы спасти Фройляйн Куройтун. У него, вероятно, были свои причины, но Камидзё не мог отрицать того, что он вытащил девушку из ужасных обстоятельств, не получив ничего взамен. И, по меркам Тора, вполне естественно было презирать действия “прежней” Отинус.

Отинус попыталась сказать что-то, но Камидзё протянул руку, чтобы остановить её.

— Один на один, — ответил он.

— Ха, ха! Вот это другой разговор! Я знал, что ты скажешь это, Камидзё-тян!!!

Тор засмеялся, спускаясь с трона из членов Гремлин, шагая по ступенькам, сделанных из людских тел.

— В таком случае я не буду сдерживаться. Это было бы грубо. Сцена была великолепно установлена, так что я покажу тебе Всемогущего Тора.

Красуясь, он развёл руки в сторону.

И мгновение спустя раздался ужасный шум.

Чей-то кулак врезался в Камидзё.

Он посмотрел вниз и постепенно перенёс взгляд от кулака на руку, от руки на плечо и от плеча дальше. В конце концов, он увидел лицо Тора.

— Позволь мне насладиться этим, детка.

Камидзё не понимал, что случилось.

Импульс распространился по всему телу, и он буквально отлетел в сторону.

Часть 3

Камидзё прокатился по снегу.

Вместо воздуха он начал кашлять тёмно-красной кровью.

— Гх… Кхах…!!!

Он тяжело дышал, так как захлёбывался в собственной крови. Он чувствовал, как мерцает его сознание, но он продолжал размышлять.

Удар кулака был не слабее, чем у обычного человека. По крайней мере, он не был таким сильным, как удар отбойного молота. Он кашлял кровью от прошлых повреждений, накопившихся в его рёбрах.

Тем не менее, это не ликвидирует угрозу.

Что только что произошло?

Что за явление это было?

— Телепортация?

— Прояви больше фантазии, — Тор встряхнул своей окровавленной правой рукой. — Сейчас я известен как всемогущий бог, улавливаешь? Если бы Отинус не выколола себе глаз, я был бы лидером Гремлин. Тебе нужно смотреть шире, если говоришь обо мне.

В этот момент Тор стоял на расстоянии более 5 метров.

Но следующим, что понял Камидзё, было то, что парень схватил его за волосы.

Он попытался встать, но был вбит обратно в снег.

Пятка Тора снова и снова била Камидзё в грудь и живот. Он многократно давил на органы Камидзё так небрежно, как будто пытался раздавить пустую банку.

— Гха… кх!!!

Камидзё изо всех сил пытался достать рукой, пока кислород выбивался из его лёгких. Он пытался схватить лодыжку Тора.

Тор снова исчез.

Он был примерно в одном метре над землёй и соединил ноги, чтобы раздавить живот Камидзё всем своим весом.

Мерзкий звук раздался из его тела.

— Бгх… хах?!!!

(Я не просто не могу коснуться его. В тот же самый момент он атакует. Это какая-то сверхъестественная сила, которая позволяет ему пресекать контратаки со 100% точностью?)

Лёжа на спине, он протянул дрожащую руку к ноге Тора.

Тупая боль пронзила его бок.

Всемогущий Тор пнул его носком в бок, как будто это был футбольный мяч, и сила удара отправила его кататься по земле.

На мгновение Камидзё показалось, будто белое небо исказилось.

Он подумал, что это просто его помутневшее сознание.

— Хм. Возможно, если бы сейчас была ночь, это сработало бы в качестве маленькой подсказки.

— Что? Ты имеешь в виду… Это была не иллюзия?

— Я не двигаюсь.

Услышав это, Камидзё опустил руки в снег и схватил несколько камней.

Он бросил их все одновременно.

— Нет нужды утруждать себя движениями, чтобы убить моего противника.

— Нет нужды утруждать себя движениями, чтобы убить моего противника.

— Нет нужды утруждать себя движениями, чтобы убить моего противника.

Казалось, будто голос Тора расплылся на несколько голосов.

Несколько Торов стояли так, что все брошенные камни пролетели мимо цели. Нет, это было не совсем точное описание. Это были остаточные изображения парня, который называл себя всемогущим богом.

— Я же говорил тебе мыслить шире, не так ли?

Последний голос прозвучал прямо за спиной.

Сжатый кулак Тора уже врезался в позвоночник Камидзё.

Он двинул своим локтём назад.

Его локоть пролетел в пустоте, и Тор уже стоял прямо перед ним. Колено парня сильно ударило прямо в центр живота.

Камидзё не мог дышать.

Он зашатался назад, но Тор схватил его за воротник одной рукой и потянул на себя. Тор ударил лбом, и Камидзё опять рухнул в снег.

Искажение неба. Способ перемещения в одно мгновение. Способ, отличающийся от телепортации, которую он видел в Академгороде. Техника Гремлин. Кое-что Камидзё уже видел. Кое-что он уже пережил. Как Отинус перенесла его в Данию?

— Не ты двигаешься…

Неглубоко дыша, Камидзё шевелил своими кровавыми губами.

По выражению его лица было явно видно, что он не мог поверить в собственную теорию.

— На самом деле, изменяется мир. Тебе нужно просто стоять, пока весь мир двигается, как конвейерная лента, для достижения твоей цели.

— Что-то ты долго. Было бы другое дело, если бы у тебя не было подсказок, но я уже показывал тебе это на контейнерной площадке в Академгороде, и, полагаю, Отинус показала тебе свою драгоценную Bone Boat, когда вы оба исчезли. Возможно, мне стоило немного сдержаться и сделать это больше похожим на загадочную атаку. Я мог бы сказать ‘Мва, ха, ха. Я могу останавливать время’.

Кусок игры Всемогущего Тора оставался на месте, пока карта мира менялась позади.

Это звучало, как нечто невероятное, но Камидзё знал технику, которая могла бы сделать это возможным.

— Сражение в Бэггэдж Сити было также экспериментом по проверке возможности существования холистичесого эспера. Эта нелепая сила сталкивает несколько далёких галактик, чтобы зажечь огонь в руке. Хочешь сказать, ты достиг чего-то подобного?

— Это совсем не то. Не догадываешься, почему?

Тор улыбнулся и положил руку на бедро.

Очевидно, что он ждал, пока Камидзё отдышится.

Он стремился к более стимулирующему бою, чтобы получить ещё больше очков опыта.

— Тогда для Гремлин не было бы необходимости охотиться на Фройляйн Куройтун, — сказал Камидзё. — Если бы у тебя уже был холистический эспер, ты бы уже использовал его в своих планах.

— Моя сила похожа, но в корне отличается. Это похоже на отношения между Оллерусом и #7. Я больше похож на кого-то с научной стороны. Я могу создавать практически такое же явление, но, на самом деле, я не один из них. Я маг, а никак не эспер.

— …

Камидзё почувствовал, что начал понимать, почему Тор так рисковал, спасая Фройляйн.

Она была похожа на него, но в корне отличалась.

Она была в ситуации, в которой он, в конце концов, мог бы оказаться.

Она не казалась ему чужой, и он сделал врагами для себя все вовлечённые в это стороны, чтобы спасти её.

Возможно, именно поэтому он так злился, когда Камидзё был нерешителен в отношении её спасения.

Тем не менее...

— То, что ты делаешь, имеет огромные масштабы. Перемещение всего мира настолько незаурядно, что даже ‘всемогущество’ может быть к месту. В конечном итоге, в жизни результат не должен отличаться от телепортации. Ты не мог достичь такого уровня точности.

— Хватит. Я не люблю, когда меня хвалят просто так. Ты же видел всю силу Отинус, не так ли? Если я правильно всё рассчитал, её сила выходит за рамки моей, которая ограничена миром, в котором мы находимся сейчас. Сколько раз мир был разрушен на вашем пути сюда? Вообще, как ты смог победить её, когда у неё было копьё? …Нет, обычная победа в кулачном бою не вернула бы тебя в этот мир.

Это правда, что 100% Всемогущий Тор, скорее всего, будет убит в одно мгновение, если столкнётся со 100% Богом Магии Отинус. Тор управлял одним миром, в то время как Отинус создавала бесконечное их количество. Это очевидная и непреодолимая стена.

Но это не было текущей проблемой.

Всемогущий Тор стоял перед Камидзё, представляя реальную угрозу, а Отинус больше не могла использовать свою силу. Чтобы продвинуться дальше, Камидзё придётся победить с помощью кулака обычного человека.

— Просто чтобы внести ясность. Я не определяю координаты. Координаты на бумаге бесполезны в постоянно расширяющейся вселенной.

— …?

— Способность не состоит в перемещении в твою слепую зону. Это был бы примерно 3 уровень в Академгороде, не так ли? Это кажется невероятным, но я известен как всемогущий бог, так что прояви немного больше воображения.

— ………………………Этого не может быть.

Эта мысль заставила Камидзё забыть о боли, пронзающей всё его тело.

Эффект будет удобным, несправедливым, безнадёжным и именно таким, каким захочет бог.

— Твоё заклинание всегда перемещает тебя в точку, которая позволит тебе победить?

— Отличная работа. Хотя технически двигается мир.

Тор уже исчез.

Тупая боль прошла через центр груди Камидзё.

Часть 4

Сколько раз он чувствовал, как его кулаки врезаются в плоть и кровь?

Сколько раз он наблюдал парня, валяющегося глубоко в снегу.

Он слышал колёса поезда, врезающиеся в рельсы где-то вдалеке.

Следующее, что заметил Тор, было то, что они отошли от замка Эгесков. Были ли они в нескольких десятках или в нескольких тысячах метров от него? Он обернулся, но замок исчез за белым пейзажем. Многочисленные тщетные попытки Камидзё отойти и бесчисленные удары, отправляющие его в снег, сложились в этот простой результат.

Тор потерял Отинус из виду, но это не было проблемой для всемогущего бога.

Понятие расстояния не имело смысла для него.

При необходимости мир бы подстроился под него. Пока она была на планете, которую он держал на ладони, он мог бы в одно мгновение оказаться перед ней, даже если бы она сбежала на другую сторону мира. Хотя, технически она бы появилась прямо перед ним.

— …

Это заклинание автоматически устанавливало позицию и дистанцию так, чтобы ему оставалось только двинуть рукой или ногой для идеального удара. Оно производило такие условия, что ни одна атака врага не достигала его, и только он мог атаковать.

Единственными вариантами были победа или ничья.

Всемогущий Тор мог всегда избежать поражения, поэтому даже #1 5 уровень Академгорода не смог бы убить его. Не имея способности уничтожить и переделать весь мир в одно мгновение, как могла Бог Магии Отинус, не получится его убить.

Когда умирает бог, то же самое происходит и с миром.

Тор вздохнул, наблюдая, как Камидзё пытался встать на ноги и, шатаясь, сделал несколько шагов от него.

Эти действия были бессмысленны. Расстояние и угол были автоматически подкорректированы.

— Уже всё? — небрежно спросил он, шагая вперёд.

С высвобождением силы всемогущего бога эти действия казались пустыми и скучными. Это казалось нереальным, как будто он шёл по беговой дорожке с фальшивыми фоновыми изображениями вокруг.

Он задавался вопросом: если он так себя чувствовал, будучи ограниченным одним миром, то как же видела мир Отинус, когда она владела всей своей силой?

— Это всё, что у меня есть. От начала и до конца, только это. С поддержкой Мьёлнира, я мог бы ещё использовать плавящие лезвия и быть более ловким, но это всё, что у меня есть сейчас. Не будь дураком, это твой шанс. У тебя никогда не будет лучшей возможности.

Даже с этой неполной силой он победил более ста членов Гремлин и остался невредимым. Даже если он просто атаковал слабые точки своих врагов, он всё равно бросил вызов практически всей организации, которая вызвала столько хаоса в мире.

— Если ты обладаешь такой силой, чего ты хочешь от Отинус? — спросил Камидзё, пятясь назад. — Я не могу представить тебя зависящим от чего-то. Зачем ты вообще вступил в Гремлин?

— Помнишь, что я говорил? Как высоко бы ты ни был, всегда будет кто-то выше. Гонка за силой никогда не закончится. Я не отличаюсь от остальной части Гремлин. Я вступил, чтобы исполнить своё желание. И ничего, кроме этого.

Тор улыбнулся, слегка сжав кулак.

— Официально мы хотели уничтожить победу научной стороны в Третьей Мировой Войне, но это только одно из множества наших желаний. Гремлин был организацией, созданной, чтобы позволить Отинус совершенствовать свою силу и исполнить наши желания с её помощью. Вот почему все так злы. Отинус сбежала, не заплатив нам за работу.

Бог Магии Отинус, которую Камидзё видел в том бесконечном аду, вполне могла бы это сделать.

На самом деле, она, скорее всего, сделала это в том идеальном мире, где все были счастливы.

Камидзё был тем, кто разрушил эти мечты, и Отинус была той, кто вернула мир в прежний вид.

— У них у всех одинаковые жалобы, так что было бы неловко, если бы все они начали ужасно шуметь, ты так не думаешь? Вот почему я собрал их всех вместе. Для ясности, я убью Отинус. Ничего не имею против освежающего кулачного боя с тобой, но настоящая трагедия наступит после.

Отинус не в одиночку стала врагом мира.

Каждый член Гремлин отверг мир и стал полагаться на уникальные способности бога магии. Они следовали её приказам, рискуя быть изгнанными из великих циклов этого мира.

По этой причине они вполне могли завидовать Отинус, которая ушла со сцены.

Но, вдумавшись в это, Камидзё выплюнул несколько слов.

— Это что, шутка?

— О? Я вижу, у тебя в глазах ещё горит огонь. Хотя это не компенсирует того, что она сделала.

— Вы могли остановить это. Вы знали Отинус ещё до того, как Гремлин сделал всё это, и как вы стали врагами мира!!!

Бог Магии Отинус действительно была пугающим человеком.

Она создала копьё собственными силами. Для того чтобы скрыть свои истинные цели, она приготовила ложный план, вызвав несколько серьёзных инцидентов по всему миру, и, в конце концов, уничтожив и воссоздав мир миллионы или даже миллиарды раз. Без преувеличения, это было самое большое зло, которое он когда-либо видел.

— Я остановил Отинус. Не могу сказать, что я ‘победил’ её, но всё же я остановил её. Это не то, на что способен только я. Если бы вы пытались узнать её… Если бы вы действительно пытались сделать это, у кого-нибудь бы получилось!!! И всё же…!!!

Но это было не всё.

Она вернула мир в прежнее состояние, чтобы спасти мечту Камидзё, даже если это означало отказаться от своей собственной. Она спасла его, зная, что весь мир будет против неё. Даже когда Индекс, Микото и остальные яростно атаковали, она принимала удар, не пытаясь защититься или уклониться.

— Вы сдались с самого начала!!! Вы отказались понимать её!!! Вы решили, что так будет проще, и не хотели рисковать, боясь пасть жертвами её гнева, так что вы не пробовали по-настоящему наладить с ней контакт, вы даже не пытались с ней заговорить!!! …А теперь вы пытаетесь свалить всю вину на неё? Вы перестали пытаться исполнить свои собственные мечты, вы переложили эти мечты на кого-то другого, вы закрыли глаза на груз, который на неё возложили, и теперь вы обвиняете её в неудаче?! К чёрту это!!! Не я должен был стоять на её стороне. Это должны были быть вы! Здесь были пятьдесят или даже сотня ваших, и никто из вас не подумал об этом, так что хватит вести себя так, будто вы чем-то лучше!!!

Они знали Отинус задолго до Камидзё, так почему они не понимают?

Их устроило просто навешивание на неё ярлыка ‘пугающего бога магии’?

Почему они не смогли найти хотя бы немного хорошего в ней?

Почему им не показалось странным, что они ничего не нашли?

— Бог Магии Отинус, несомненно, злодей, — сказал Камидзё. — Но на вас также лежит ответственность за то, что не остановили её! Не убегай от своих грехов, Всемогущий Тор. Это не была какая-то призрачная надежда. Я сделал это! Я сделал то, что мог бы любой из вас, но вы не попытались!!! Никому из вас не удалось, но не потому, что это было невозможно. Вы не смогли, потому что вы отказались от неё!!!

“Возможно”, — подумал Тор.

Ни один из членов Гремлин, включая Тора, не думал, что слова человека достигнут Отинус. Даже если она знает язык, они все полагали, что она не поймёт человеческие мысли, содержащиеся в словах.

В таком случае, Камидзё Тома сделал что-то невероятное.

Возможно, он был “сильнее” любого из них.

Тем не менее…

— Это не проблема, Камидзё-тян.

Всемогущий Тор исчез.

Он уже занял позицию, которая позволит ему победить этого парня.

Часть 5

Независимо от типа, Всемогущий Тор мог уклониться от любой атаки. В битве с Камидзё весь мир будет автоматически подстраиваться таким образом, что он увернётся от всех атак и сможет атаковать наиболее эффективно. Всё, что ему нужно сделать — это махнуть рукой или ногой. Как будто это был простой файтинг, в котором последовательное нажатие одной кнопки обеспечивает безупречную победу. Он мог бы побеждать всегда, если бы тратил на это достаточно времени. Неважно, что делает его оппонент. Простое долбление по одной кнопке перечеркнёт все попытки.

Это сделало его абсолютно непобедимым, но также сделало борьбу невероятно скучной.

Даже спустя тысячи или десятки тысяч побед он бы ничего не получил.

Если бы он использовал эту всемогущую силу слишком много, информация о вращении Земли исказилась бы слишком сильно, как видеокассета, которую переозвучили несколько раз. Он шёл на такой риск, но победа не даст ему ни малейшего намёка на знания.

Вот почему он так отчаянно пытался получить очки опыта. Если бы он узнал, что Камидзё, выступая против Отинус в этом бесконечном мире, неоднократно умирал и развивал свои навыки, он бы захлопал в ладоши и громко расхохотался.

(Я думал, что смогу избежать этого, сражаясь с тобой.)

Он почувствовал тупое чувство, прошедшее через его кулак.

К тому времени, как перемещение было завершено (для других это выглядело, будто он исчез), атака уже была проведена. Как только он исчез, уже было поздно уклоняться, а двигаться перед его исчезновением было бессмысленно.

(Я не смог бы сражаться с Отинус, когда у неё была её сила, а другие члены были слишком слабы, чтобы получить с них хоть что-то. Я думал, что по силе ты где-то между ними, чёрт возьми!!!)

Он услышал стук.

Он не знал, сколько ещё ему придётся “нажимать на кнопку”, но Камидзё никак не мог сбежать от этой ситуации. Тор понял, что он на пути к победе, и осознание этого охладило его сердце. Факт того, что он не получит ничего, что бы он не делал, отразился мёртвым взглядом в его глазах.

Стук становился всё громче.

— …?

Только тогда он наконец понял, но было уже поздно.

Он больше не стоял на заснеженной земле. Железнодорожный узел лежал под его ногами, он стоял на путях. Он ударил Камидзё сзади, что скрутило тело парня, как лук, но тот обернулся, и жизнь ещё горела в его взгляде.

— Твоя магия двигает мир так, чтобы ты оказался в положении, в котором сможешь меня победить, так?

Воля к борьбе осталась в его глазах.

— Но сможешь ли ты справиться с тем, что не имеет отношения к нашей битве?

— ………………………………………………………………………

Обернувшись и увидев приближающуюся массу стали, Тор застыл на месте.

Мгновение спустя пронёсся 12-вагонный грузовой поезд.

Он пролетел с огромной скоростью, едва не зацепив одежду Камидзё.

Часть 6

Оглушительный скрип металла заполнил воздух. Грузовой поезд начал запоздало тормозить после удара об кого-то. Оранжевые искры разлетались от трения между рельсами и металлическими колёсами.

— …

Камидзё Тома упал на землю.

Всё его тело было избито, и он больше не мог отличить боль от одной травмы от другой. Ему казалось, что боль расширилась и покрыла всё его тело. Он не знал, что случилось с его внутренностями, и боялся того, что детальное обследование могло бы показать. Он даже не был уверен, что у него на месте все его кости и органы.

Но даже так, ещё ничего не кончилось.

Победа над Всемогущим Тором не была его целью. Отинус должна забрать свой глаз из озера и отказаться от своей силы.

Внезапно раздался мужской голос, доносившийся из небольшого пространства между днищем поезда и поверхностью.

— Эй.

— Тор?!!

Волосы на голове Камидзё встали дыбом. Он не пытался убить Тора, но он ничего не смог бы сделать парню, который может подняться после такого. Внезапная атака не сработает второй раз.

У него не было способностей, кроме скручивания и перемещения мира, так что его тело не было крепче, чем у нормального человека. Это означало, что поезд не врезался непосредственно в него.

Он мог успеть сменить “цель” в последнюю секунду, избежав прямого попадания, “сбежав” под поезд.

— О, не волнуйся. Я не прошу продолжить битву. Я получил достаточно опыта. И от нашей словесной дуэли тоже. Давно не чувствовал себя так замечательно, — Тор медленно покачал окровавленной рукой. — В первую очередь, что вы здесь делаете? Я мог догадаться, что Отинус скрывает что-то, но понятия не имею, что.

— Видимо, она получила свою силу бога магии, бросив свой глаз в здешний источник. Забрав его, она сможет отказаться от своей силы. Наша цель — сдаться после этого.

— Понятно. Да, это похоже на тебя, Камидзё-тян. Но в таком случае разве ты не должен спешить обратно?

— Есть ещё кто-то? — раздражённо спросил Камидзё.

Однако ответ Тора был совершенно не такой, какой он ожидал.

— Ты всё ещё не понял?

— ?

— Твой последний враг не я. Любой бы догадался, если бы подумал.

Часть 7

В тот момент Бог Магии Отинус стояла на коленях перед озером. Оба её колена были погружены в снег, а руки были опущены в ледяную воду.

Она бормотала что-то себе под нос.

Всё озеро засияло ослепительным голубым светом, который быстро собрался в одной точке в ледяной воде, которую она зачерпнула руками. Сфера размером с шарик для пинг-понга появилась в её руках, но она не была похожа на человеческий глаз. Голубая сфера была тяжёлой, как драгоценный камень. Как бы не был сохранён человеческий орган, он никогда не получил бы такой цвет. Судя по всему, незримые структуры человека и бога магии в корне различались.

Это был её глаз.

Пожертвовав часть тела источнику, она получила особое тело бога магии. Поместив его в глазницу, скрытую за повязкой, она получит тело, которое было у неё до становления богом магии.

Это спасло бы мир от хаоса, вызванного страхом перед такой огромной силой.

И, если она затем сдастся, беспорядки, вызванные ей и Гремлин, закончатся.

Тем не менее, у неё были сомнения.

Слова отказа заполнили её разум.

(Это действительно нормально?)

Ключ ко всему этому лежал в её руках, и он был невыносимо тяжёлым для неё.

(Действительно ли я должна быть спасена?)

Она наблюдала за измазанным кровью парнем.

Она наблюдала за парнем, когда он стал её щитом против того, что она сделала, и когда он продолжал бороться, даже когда он буквально кашлял кровью.

Он сражался против своих же союзников, он получал травмы одну за другой, и было бы тяжело найти часть его тела, которая не была ранена.

И, когда она наблюдала за ним, в её голове появились сомнения.

(Должна ли я быть спасена?)

В конце концов, она сделала так много и вызвала так много проблем для очень многих людей.

И после всего, она никому ничего не компенсировала и никого не просила о прощении.

После всего, её успех был построен на жертве этого парня, когда сама она не сделала ничего.

И ещё…

Она знала, что он ответит, спроси она его. Камидзё Тома, тот, кто понял её, несомненно, сказал бы, что она должна быть спасена.

Но могла ли она и вправду зацепиться за эти слова? Могла ли она на него положиться, опереться, тяготить его, вытащить из него эти слова, как будто это в порядке вещей, и в конечном итоге сказать, что была спасена?

Могла ли она доверить себя парню, который безоговорочно спасёт её?

С таким же успехом можно сказать, что он виноват в её спасении, ведь она была сметена чередой событий, и не смогла перестать во всём полагаться на него.

Она бы соврала, если бы сказала, что не хочет быть спасена.

Пройдя весь этот путь, она хотела сделать что-то, а не ждать, пока всё закончится, не оставив ничего после себя. Это были её настоящие мысли.

Но…

Могла ли она бросить этого парня в водоворот ненависти?

Могла ли она позволить себе быть спасённой, зная, что с этих пор ему придётся нести её грехи?

Могла ли она схитрить, чтобы избежать этого болезненного путешествия и переложить вину за несправедливость на этого парня?

Она решилась.

— Нет…

Она услышала лёгкий звук упавшего к её ногам голубого камня.

— Я не могу этого сделать.

Она закрыла лицо руками, холодными от отрицательной температуры озёрной воды, и простонала ясную фразу.

— Я не могу спасти себя.

Часть 8

Чудовищной силы вибрация поразила всё вокруг.

— …

Камидзё Тома нерешительно повернулся к месту взрыва.

Он увидел хорошо знакомое ему отчаяние.

Десять крыльев накрыли, казалось, весь мир. Они были похожи на крылья, но ими не являлись. Эти сложные бесконечно простирающиеся узоры были арбалетами, которые были последней козырной картой Бога Магии Отинус. Это было абсолютное оружие, даже Камидзё не знал, как с ним справиться, после того как каким-то образом разобрался с копьём в том бесконечном аду.

Но сейчас Отинус не могла использовать собственную магию.

Она рисковала жизнью, заставляя себя.

— Что происходит? Я думал, мы пришли сюда, чтобы избавиться от этой силы! Я думал, ты собираешься отказаться от власти бога магии!!! Так почему ты это делаешь?

— Ты всё ещё не понял?

Что-то выползло из-под поезда.

Это был Тор, который теперь был вымазан кровью так же, как и Камидзё.

— Ты ведь должен понимать её, не так ли? Я не знаю, что случилось с вами по пути сюда, но ты видел всё это вместе с ней. Она не одна, и у неё есть тот, на кого можно положиться, но чем больше она зависит от него, тем больнее тому, о ком она волнуется.

— …

— Когда она держала копьё, она могла легко справиться со всем в одиночку, не моргнув глазом. Но что теперь? Ты знаешь такую её сторону, о которой Гремлин и не догадывался, так что ты должен понимать.

Он не мог поверить услышанному, но окончательное утверждение вскоре врезалось в его уши.

— Отинус не хочет спастись. Она решила отказаться от твоей помощи. Она уже увидела, какой ценой обходится её спасение, так что она пытается уберечь тебя от этого бремени в будущем. Она полагает, что если умрёт, сражаясь с тобой, это перечеркнёт всё то, что ты уже сделал.

Отинус знала, что её тело разрушится, если она продолжит использовать магию.

Несмотря на это, она решила использовать её.

Она наказывала себя.

Она знала, что Камидзё Тома попытается её остановить, как только всё узнает, так что она должна быть уверена, что сможет помешать ему.

Она молча дала понять, что такой монстр не должен искать спасения.

— Не надо…

Камидзё понял, что пыталась сделать Отинус.

Он столкнулся со своим последним противником и сжал правый кулак с огромной силой.

— Не убегай, Отинус!!!

Он закричал изо всех сил, которые остались в его груди. Он встал со снега, сжал кулак, повернулся лицом к этой ужасной десятке арбалетов и закричал ещё раз.

— Ты была страшным злодеем!!! Весь мир ненавидел тебя!!! У тебя была особая сила, для которой отклонить эту ненависть было проще простого!!! Ты родилась особенной и пересекла черту невозвращения, когда бросила глаз в это озеро!!! С этого момента о тебе нельзя говорить как о ‘нормальной’ или ‘обычной’!!! Ты не вписывалась в этот мир, и для тебя тут не было места!!! Но!!!

Крича, он шёл по заснеженному полю.

Он шёл шаг за шагом.

У девушки, находящейся в основании десяти арбалетов, была светящаяся рана в центре груди, и что-то вроде кола было воткнуто туда. Это было заклинание феи, и трещины распространялись оттуда по всем частям её тела. От неё исходил зловещий скрипящий звук, и казалось, будто её окунули в жидкий азот, и она уже вот-вот развалится.

— Несмотря ни на что, ты решила встретить мир, Отинус! Ты решила стать ‘нормальной’ и ’обычной’!!! Так что не убегай. Не убегай от своих грехов, Отинус!!! Не поворачивайся спиной к счастью!!! Это… Это не смирение и не правосудие. Таким образом ты никого не спасёшь. Ты просто бежишь от трудного пути!!!

Он не смог бы разрушить эту атаку в самом, самом конце.

Она заберёт его жизнь.

Он ещё раз столкнулся с истинным отчаянием и поднял свой кулак.

— Что ты собираешься делать? — спросил Тор.

Скорее всего, даже всемогущий бог не смог бы избежать такой чудовищной атаки, созданной в обмен на её жизнь. Тор не смог бы помочь. Никто во всём мире не смог бы.

— Разве не очевидно?

Это была битва между Камидзё Томой и Богом Магии Отинус.

Это была домашняя работа Камидзё, которую он не смог закончить вовремя.

— Если она думает, что ей лучше умереть, и если эта нелепая идея даёт ей ошибочное представление, будто она спасает меня, убегая от этого болезненного пути…

Он вытянул свою руку вперёд, как будто ещё раз бросал вызов истинному богу, и слабый человек сказал своё слово.

— Сперва я разрушу эту иллюзию!!!