Том 10    
Глава 18. V.S. "Тот, кто Противостоит Богу Магии". Round_10


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 91.202.130.239:
Новый Завет 10 - Эпилог

"— В тот момент Бог Магии Отинус была '''''на''''' уничтожена на 99%, но кажется, что оставшиеся части сами по себе собрались вместе. Моё тело несколько изменило внешний вид, и я больше не могу использовать свою былую силу, но кажется, что моя смерть откладывается."

Лишнее "на".

Глава 18. V.S. "Тот, кто Противостоит Богу Магии". Round_10

Глава 1

Они пересекли мост и достигли острова Фюн, но Камидзё не мог понять, чем именно тот отличается от полуострова. Повсюду лежал снег, это было совершенно не похоже на остров.

— Это остров, но он 50 километров в поперечнике, — объяснила Отинус. — Ты не почувствуешь разницы, если только мы не будем идти вдоль берега.

— Куда теперь?

— Мы почти пришли. Это тот остров, на котором находится замок Эгесков, где я опустила в озеро свой глаз. Мы будем на месте, когда пройдём через Оденсе.

Фюн не был местом постоянных битв, так что хаос ещё не добрался туда. Даже несколько автомобилей ехало по заснеженным дорогам.

Они попытались доехать автостопом и легко поймали машину. Туристы подкинули их до Оденсе по пути к железнодорожному музею на арендованной ими машине.

Мальчишка на заднем сиденье постоянно приставал к Отинус, и Камидзё в конце концов спросил её об этом.

— Он спрашивает, из какой я книжки. Кажется, он думает, что это костюм из сказки Андерсена.

Для этого мальчика было лучше не знать правду.

Оденсе был ещё одним вымощенным камнем и кирпичом городом, но он был намного больше и живее предыдущих. В нём было много церковных шпилей и похожих на них строений, так что город напоминал хвойный лес, только сделанный из камня.

Камидзё быстро покинул взятый автостопом автомобиль.

— Д-давай наконец-то купим тёплую одежду. Я не хочу замёрзнуть в самом конце.

— Зайдя так далеко, ты же не думаешь, что всё пойдёт так гладко?

— Эти слова были бы убедительнее, если бы твои губы не были такими синими.

Они ходили по торговому району, но не нашли ничего подходящего. Одежда была слишком дорогой.

— Оденсе — один из самых популярных туристических районов в Дании, и они знают, что ищут их покупатели. Мы ничего не найдём здесь по разумной цене.

— Не шути так. Я чувствую, как на моей голове уже собралась куча снега.

Это значило, что они должны поторопиться и поймать другой автомобиль.

— Всего 20 километров. Это не слишком далеко, даже если идти пешком.

— Даже так, мы не знаем, что ждёт нас. Я не хочу упасть от боли в мышцах и проиграть под конец.

Они бы нашли множество автомобилей перед железнодорожной станцией, так что они пошли через город к станции, что к северу от театра.

Между театром и станцией находился большой парк.

Если верить Отинус, он был известен как Королевский Парк, но Камидзё нахмурился, как только ступил в него.

Неважно, как долго шёл снег, и сколько его уже лежало на земле, очень странно, что в туристической зоне было так пусто. По-видимому, снег был редкостью в Дании, но не значит ли это, что дети должны были воспользоваться такой великолепной возможностью для игр в снегу? Есть много весёлых вещей, которые можно сделать только со снегом, но на белом пейзаже не было никаких признаков этого.

— Нехорошо.

— Поле очистки от толпы. Но они поставили такое в центре города и средь бела дня.

Пока она говорили, две новые фигуры появились, чтобы отрезать им путь в белом парке.

Камидзё понятия не имел, как они смогли приблизиться. Не было никаких других следов, следы Камидзё и Отинус были единственными.

— Ты помнишь нас? Мы встречались в Академгороде.

Одной из них была женщина с короткими светлыми волосами, которая носила толстые брюки, рубашку, рабочий фартук и очки, чтобы создать образ горничной.

Другая носила короткое платье, брюки, бронежилет и защиту на локтях и коленях для создания образа женщины-воина из видеоигры.

Камидзё не знал подробностей, но он признал их как союзников Оллеруса.

— Я Сильвия, а это Брунхильда. Мы обе Святые, но, полагаю, это не единственное, чему тут стоит удивляться. В конце концов, ты уже сталкивался с одним из Англии, верно?

Он вздрогнул — так беззаботно она говорила.

Двое Святых. Эти монстры способны двигаться со сверхзвуковой скоростью и атаковать с двух направления сразу. И на этот раз не было “невидимых слепых пятен”, которыми он мог бы воспользоваться, как в случае с Канзаки Каори. Обычная драка была его единственным вариантом, и в этот раз обычная драка, несомненно, приведёт его к смерти.

И в довершении…

— Значит ли это, что он тоже тут? — спросил он, оглядываясь вокруг, чтобы проверить местность. — Оллерус не здесь, не так ли?

Брови Сильвии дёрнулись при этом вопросе.

Он не знал, что случилось с Оллерусом. Отинус сказала ему, что мужчина использовал заклинание феи, но не знал, что этот человек был ослаблен точно таким же заклинанием, или что он пал под жестокими атаками полноценного бога-магии.

И он напомнил Сильвии о том, о чём не надо было.

— Он тоже здесь, — ответила Сильвия. — Но у него есть веская причина, чтобы не находиться тут. Отинус, ты должна понимать, почему. И ты должна понимать, что я хочу сделать, увидев ту ужасную сцену.

— …

Отинус лишь прищурила свой единственный глаз.

Она не собиралась отвечать.

Камидзё оглянулся, и женщина по имени Брунхильда пожала плечами.

— Просто, чтобы вы знали, я не разделяю её личную обиду.

Глухой звук наполнил воздух, когда она подкинула гигантский меч, лежавший у её ног, и схватила его одной рукой.

— Но если бог магии причинит вред тому парню, то у меня нет выбора. Я обеспечу его безопасность, даже если это означает превратить её в пятно на дороге.

(Это плохо.)

У него не было никакой надежды на победу. Он даже не мог представить в уме своё первое действие. Неважно, в каком направлении он начнёт двигаться, он может представить себе только мгновенную смерть.

И эти размышления не были ошибочными.

Сильвия исчезла, огромный импульс врезался в него, и он пролетел более 10 метров, как пуля.

Глава 2

Его сознание не могло поспеть.

— Гбах?!!

Следующее, что он осознал, было то, что Отинус и остальные оказались невероятно далеко.

Его лёгкие дрожали слишком сильно, чтобы вдохнуть нужное количество воздуха, его ноги тряслись, и он услышал ужасный треск за спиной.

Он не чувствовал силы тяжести.

Ему потребовалось несколько мгновений, чтобы понять, что он висит над поверхностью.

Ему потребовалось несколько мгновений, чтобы осознать, что он ударился спиной о толстый ствол хвойного дерева и теперь падал оттуда на землю.

— Кха… кха-кхех!!! Кхах! Кбах!!!

Его тело скатилось вниз, и белый снег, укрывавший траву, окрасился в красный цвет. Сгустки крови вытекали каждый раз, когда он выдыхал.

— Смертный!!! Проклятье!

Отинус пыталась что-то крикнуть, но внезапно прервалась. Вместо слов, он услышал звук удара такой чудовищной силы, что ему показалось, будто использовали порох.

Его зрение было расплывчатым, а сознание погружалось в темноту, но этот звук заставил его кровь кипеть. Он едва мог шевелить конечностями, но обнажил свои кровавые зубы и закричал.

— Отинус!!! Стойте… Не трогайте её!!!

Его отчаянной попытки встать было достаточно, чтобы вызвать странные щелчки по всему его телу. Удар мог сместить некоторые кости. Он игнорировал непрекращающиеся волны сильной боли неизвестного происхождения и закричал ещё раз, когда поднялся.

Все звуки стихли.

Сильвия уже встала прямо напротив него.

Их глаза встретились на мгновение, и она смотрела на него, словно на насекомое.

Ещё один удар.

Её тонкая рука и небольшой кулак ударили прямо в центр его груди, как будто она целилась в сердце. Его спина ударилась о толстое дерево, как если бы это был деревянный молот. Импульс и инерция прижали его к дереву, и Сильвия шепнула ему вплотную.

— Ваши обстоятельства больше не имеют никакого значения.

Ещё удар.

— Мне всё равно, был ли ты в сговоре с Гремлин задолго до этого, сделала ли Отинус тебе какое-то предложение, или же ты действительно начал понимать эту девушку и встал на её сторону.

Ещё один.

— Перехода на её сторону достаточно. Быть заодно с тем, кто не только забрал все силы этого полнейшего идиота, но и разорвал его тело на части, достаточно! Это всё, что нужно, чтобы оказаться целью моих убийственных намерений!!!

Ещё один.

Грудь, живот, лицо. Её ультратяжёлый кулак снова и снова бил его. Один удар бы вышиб из него сознание, но она не позволяла ему упасть в обморок, и следующий удар возвращал его в себя. В это время тяжёлое чувство в его спине исчезло.

Толстый ствол сломался от силы, проходящей через его тело.

Без опоры он улетел ещё дальше назад. Он представлял собой кровавый ком, окрашивающий снежный пейзаж каждый раз, как катился по нему.

— Гха…ах…ха…

Он больше не мог нормально говорить. Большая часть его взора потемнела, но даже в этом узком тёмном туннеле он мог видеть, как приближается чудовище, известное как Святая.

Если бы это была единственная проблема, у него не было бы сил подняться.

Но он помнил: была ещё одна Святая.

Почему монстр по имени Брунхильда не нападал? Если не он её цель, то кого она собирается атаковать?

— …

После таких размышлений силы вернулась к его ногам.

Его голова качалась, он едва мог отличить верх от низа, но он всё ещё отчаянно пытался устоять на шатающихся ногах.

Но это злило Святую всё больше.

— Пусть будет так.

Он услышал звук рвущихся тонких нитей.

Это был звук уголков рта Сильвии, разрывающихся в улыбке.

— Я выпотрошу тебя голыми руками и покажу каждый твой орган богу магии. Ты её дорогой партнёр, ради которого она отвергла Гремлин. Даже богу магии будет нелегко смотреть на такую вивисекцию.

Угроза приближалась.

Глава 3

“Он” наблюдал.

Брунхильда Эйктобель прищурилась.

Она воткнула свой огромный меч в снег и осмотрелась. Деревянная скамья была разбита на фрагменты, и девушка с повязкой на глазу лежала в окружении обломков.

Она не сдерживалась.

На самом деле она осторожничала сверх меры.

(Она оказывает на удивление мало сопротивления.)

Это было её искреннее мнение.

Что-то мешало Отинус использовать силу бога магии, или же она пыталась усыпить бдительность Брунхильды? Она не была уверена, но если бы у Отинус была своя сила завершённого бога магии, в осторожности не было бы смысла.

Брунхильда однажды создала Гунгнир высокого качества. Она не достигла уровня бога магии, но способности копья, возможно, дали ей общее представление о том, что такое бог магии, и на что он способен.

По правде, её ограничивало воображение, а способности Бога Магии Отинус были далеко за пределами этого, но это не имело значения.

(Должна ли я поверить, что она не может использовать всю свою силу?)

Одной рукой она вытащила меч, который весил достаточно, чтобы раздавить автомобиль. Она положила его на плечо и подошла к Отинус возле разрушенной скамьи.

(Эта потеря силы временная или навсегда? Трудно это принять, но я должна убить её, пока у меня есть шанс.)

Размышляя, она немного нахмурилась.

Она сама была магом, чья власть увеличивается и уменьшается между двумя значениями по определённому циклу примерно так же, как нарастает и убывает луна. Жестокая магическая группировка однажды воспользовалась этим и уничтожила её окружение.

Сейчас она делала то же самое.

Но для обеспечения безопасности она оправдала свои подозрения и начала резкую атаку.

Горькое чувство наполняло её грудь, но она не останавливалась.

Парень на больничной койке был всем, что имело значение.

Ради него она будет мириться со своими внутренними противоречиями.

— Молись.

— Кому должен молиться бог…?

— Подходящий ответ в такой ситуации — представить лицо того, кого ты любишь.

Брунхильда выплюнула эти слова и положила вторую руку на рукоять меча. Она будет держать его в обеих руках, чтобы сокрушить Бога Магии Отинус всей своей силой.

“Он” наблюдал.

Прямо перед началом её атаки что-то пролетело мимо, словно пуля. Тёмно-красная масса прилетела сбоку. Она точно просчитала траекторию объекта и сбила его на землю, с помощью нижней части рукояти своего меча.

Отвратительный липкий звук наполнил воздух.

Этот “объект” мгновение назад был азиатским мальчиком.

— Подожди, Брунхильда, — сказал дьявольский голос.

Появившаяся фигура была окрашена в тёмно-красный цвет.

— Не убивай её так просто. Этого недостаточно, чтобы отплатить за то, что она сделала. Перед тем как убить этого чёртового бога магии, я хочу отнять хотя бы одну дорогую вещь у неё. Это будет намного веселее.

Брунхильда нахмурилась от фразы Сильвии, посмотрела вниз на то, что предположительно было мальчиком, и нахмурилась ещё больше.

— Я не имею ничего против убийства бога магии, но я не обязана мириться с твоей жестокой забавой.

— Тогда мне нужно сделать ещё одну кровавую массу, как эта? Я сделаю это, если ты настаиваешь.

“Он” наблюдал.

Кровавый ком всё ещё немного дрожал.

Он дышал.

Этот простой факт привёл в движение область возле полностью разрушенной скамьи. Девушка с повязкой на глазу не могла стоять, так что она ползла по снегу. Она двигалась медленно и вяло, но понемногу приближалась к окровавленному парню, лежащему в снегу.

— Сме… ртный…

Они двигала своими кровавыми губами, чтобы выдавить слово.

Её глаз искал его.

Она выглядела как “девочка со спичками”, видящая свою мечту в последнем пламени.

— Вот почему… я говорила тебе… ничего хорошего не выйдет… если ты пойдёшь со мной…

Она не позволит погаснуть этому пламени. Она не позволит отобрать эту надежду.

То, как она использовала свои избитые руки, чтобы доползти, чётко давало это понять.

Но Брунхильда была непоколебима.

Выражение её лица оставалось неизменным, и она наступила на правое плечо бога магии. Этого хватило, чтобы прекратить её жалкие попытки.

— Что нужно, чтобы удовлетворить тебя?

— Разве не очевидно? Я вырву органы этого сосунка, пока она наблюдает. Я прослежу, чтобы он оставался в живых, и всё время двигал ртом, как рыба, поданная живьём.

— Хватит…

Отинус была прижата к земле огромным давлением сверху, но она протянула свою окровавленную руку.

Неважно, что она пыталась сделать, она никак не могла достать до кровавого кома, лежащего перед ней.

— Вы пришли за мной. Если бы уберёте меня, то покончите с хаосом, заполнившим мир. Он тут не при чём. Моего убийства будет достаточно, чтобы ликвидировать ваш собственный хаос, так что…

— Меня это не волнует, — фраза пролилась из уст Сильвии, и она продолжила ещё более мерзкими словами. — Ничто не имеет значения, пока я могу убить тебя. Пока я могу отомстить за этого ублюдка Оллеруса, меня не волнует, если я сойду с ума. Ты не понимаешь. Я действительно не хочу возвращаться в норму. Если всё закончится так, я буду чувствовать, что в конечно счёте простила тебя. Но я не хочу так. Ты понимаешь? Дело не в том, могу я или нет. Я просто не хочу, и поэтому не буду.

У Брунхильды появилась идея, когда она услышала это.

(Мне нужно убить бога магии, не дожидаясь указаний Сильвии.)

Даже сейчас она не недооценивала могущество Отинус. Она не будет проявлять доброту и убьёт, пока может убить. Она не хотела позволить “повеселиться” сейчас и пожалеть об этом позже.

— Тогда давай начнём, — сказала Брунхильда холодно, тайно сжимая рукоять меча с чудовищной силой.

В тот момент, когда Сильвия будет сосредоточена на парне, она раздавит и убьёт Отинус. Она была готова к последующей битве с разъярённой Сильвией, но она должна быть уверена, что быстро убьёт Отинус. Это было её основным приоритетом.

— Стойте…

Прозвучал слабый голос Отинус, и она отчаянно протянула руку, как будто кто-то отобрал у неё чучело.

— Стойте!!! Он не имеет ничего общего с моими грехами! Нет никаких причин заставлять его нести их! Поэтому, пожалуйста!!!

Её отчаянные мольбы не достигали их.

Две Святые предприняли решительные действия, и взревел ветер невероятной силы.

“Он” наблюдал.

И затем…

Мерзкий звук взорвал воздух.

Громкий шум раздался от Оллеруса, когда он вклинился между двумя Святыми.

Но из-за заклинания феи он не обладал ни одной из особых сил, полученных от близости к статусу бога магии. Сила его тела и магии была меньше, чем у обычного мага.

Его воля заменила то, чего ему не хватало.

Решение, которое он принял, было простым. Он замкнул в руках летящий вниз огромный меч Брунхильды. Тем не менее, он не мог остановить атаку, запущенную со скоростью звука. Чудовищной силы трение разорвало его руки на куски.

Даже в то время, когда его руки продолжали разрушаться, он двигал ими, чтобы отвести удар этого меча.

Он потянул меч и Брунхильду на себя. Он сделал так, чтобы пути меча и рукопашного удара Сильвии пересеклись.

— Что?!

— Оллерус, ты придурок!!!

Девушки крикнули в удивлении, но было уже поздно.

Раздался невероятный рёв. Для кого-то, кто смотрит со стороны, это бы выглядело как столкновение двух Святых на ужасающей скорости и их последующее падение в глубокий снег.

Две Святые были побеждены ценой рук Оллеруса.

Его руки развевались на ветру, как пластиковые нити, было ясно, что ущерб был намного большим, чем сломанные кости.

— Ты…

Отинус кашляла кровью и даже не могла встать.

— Ты тоже пришёл, чтобы убить меня?

— Ты помнишь, что я сказал ранее? — ответил Оллерус со спокойным лицом и свисающими кровавыми руками. — У меня больше нет связи с сущностью бога магии. Остальное не имеет значения, пока я могу победить тебя.

— …

— Но, похоже, это сделал кто-то другой, — на его лице появилась тонкая улыбка. — Я надеялся, что он будет приманкой, чтобы заманить тебя, но я, конечно, не ожидал, что он зайдёт так далеко.

— У тебя есть причина убить меня, не так ли?

— Несомненно, — его тон был спокойным. — Но, если Камидзё Тома умрёт здесь, ты превратишься в ещё более устрашающего монстра, чем была до этого. Аналогично, если умрёшь ты, с личностью Камидзё произойдут сильные изменения. Мне не нравится ни один из этих вариантов. Как я говорил, у меня больше нет связи. Если ты цепляешься за отношения, которые делают тебя слабее, чем что-либо другое, пытаться сохранить их — не самый плохой вариант.

— Твоя “доброта” раздражает, как никогда.

— Такой уж я. Хотя я понимаю, что немного теряю от этого.

— Эта “доброта” стоит того, чтобы побеждать своих собственных союзников?

— То же самое можно сказать и о тебе. Сильвия — тот тип людей, на которых не действуют слова, но она вернётся к своей нормальной умной натуре, если дать ей время, чтобы охладить голову.

Он посмотрел в сторону на двух рухнувших в снег.

— Я буду работать, чтобы убедить их, и буду продолжать, пока они не поймут, так что вам больше не придётся ни о чём беспокоиться.

Кашляя, Отинус наконец удалось подняться на шаткие ноги.

Она гладила Камидзё по спине, он продолжал дышать даже в виде тёмно-красной массы. Она обняла рукой его плечо и как-то смогла поднять на ноги.

— Я не буду… благодарить тебя…

— На мой взгляд даже это является атакой против вас.

Оллерус пожал плечами, игнорируя качающиеся руки, свисающие вниз.

Только после осторожного отступления на достаточное расстояние Отинус развернулась. Она подставила плечо Камидзё, который был почти без сознания, и Оллерус задал ей последний вопрос.

— Ты нашла то, что искала?

— Ты не был тем, кто понимал меня. Он намного сильнее тебя.

После этого расстояние между их судьбами стало бесконечно велико.