Том 10    
Глава 17. V.S. "Хозяин Библиотеки и Магическая Королева". Round_09


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 91.202.130.239:
Новый Завет 10 - Эпилог

"— В тот момент Бог Магии Отинус была '''''на''''' уничтожена на 99%, но кажется, что оставшиеся части сами по себе собрались вместе. Моё тело несколько изменило внешний вид, и я больше не могу использовать свою былую силу, но кажется, что моя смерть откладывается."

Лишнее "на".

Глава 17. V.S. "Хозяин Библиотеки и Магическая Королева". Round_09

Часть 1

Камидзё Тома и Отинус пробились во Фредерисию.

Однако это было путешествие в пятьдесят километров на восток от того места, где он сражался с Микото, и они не могли пройти так далеко, перенеся столько сражений, да ещё и при температуре -12 градусов. Они больше не могли надеяться на автостоп, так что же они должны были предпринять?

Непрекращающийся металлический шум давал на это ответ.

Верхняя часть тела Отинус высовывалась из башни.

— Я никогда не думала, что мы в конечном счёте будем передвигаться на американском танке.

— Это серьёзно пугает меня!! Это взаправду происходит? Я в жизни не водил ничего, кроме велосипеда! Ты не можешь заставить парня-старшеклассника, нервничавшего бы на одноколёсном велосипеде, водить что-то наподобие этого!!

Проще говоря, они позаимствовали один из тех танков, служивших для отвлечения внимания.

— Сейчас это не имеет значения, если тебя занесёт на заснеженной дороге, или если ты влетишь в дерево, — сказала Отинус, держа в руке гарнитуру. — Пока мы не достигнем заселённого района, неважно, как сильно в конечном итоге ты отклонишься от курса.

— Я знаю это, но всё же!!

Последние модели танков, как предполагалось, управлялись рулевым колесом, но этот, возможно, был версией со сниженным качеством, так что тут были установлены старомодные рычаги. Точно так же, как на экскаваторах, бульдозерах и другом строительном оборудовании, правая и левая гусеницы управлялись с помощью отдельных рычагов, с помощью которых выполнялось движение, вперёд, назад и развороты. Остановка правой гусеницы и движение левой вызвала бы поворот машины вправо, обратные действия повернули бы её влево, а движение обеих гусениц обеспечивало ей движение вперёд.

— Ты должен признать, что хорошо иметь кондиционер, — заметила Отинус. — Хоть я практически и утратила ощущение тепла, но я могу почувствовать, что моя кожа стала мягче.

— А? Ты уверена, что это всё не выхлопные газы?

— И эти мясные консервы довольно хороши. На вкус как смесь Солсбери стейка и фрикаделек.

— Не важно, что я ем, всё по вкусу как дым!

Камидзё предположил, что если они возьмут танк, то к ним тут же направят отряд полиции, но кроме того, что их фотографировали из проезжающих мимо машин, ничего не произошло. Все виды оружия были собраны в Дании, и танк, возможно, был редким зрелищем в современную эпоху. Это давало Камидзё и Отинус шанс, но в тоже время и пугало его.

И в ближайшее время он не мог волноваться об этих больших проблемах.

Одна из основных проблем была уже под боком.

— Эй, это, вероятно, хорошее место, чтобы остановиться, — сказала Отинус. — Прямо там океан. Если мы продолжим ехать, то свалимся в него.

— А? Далеко ещё? Здесь?

Танк качнулся, но масса металла не остановилась.

Отинус схватила свою гарнитуру и раздражённо закричала.

— Это был рычаг переключения передач! Поторопись и передвинь рычаги управления гусеницами в нейтральное положение! Оба!

— Какие из этих на этот раз?! Какие рычаги!?

— Ладно, просто переведи рычаг переключения передач в нейтральное положение! Это также остановит его!

— Ахх, я думаю, уже слишком поздно. Эту штука несётся в океан!

Отинус выпрыгнула из башенки, а Камидзё открыл круглый люк, что был спереди, и выкатился на снег.

Мгновение спустя семидесятитонная машина упала в холодную океанскую воду, прямо как кто-то, кто был слишком агрессивен в игре на “слабо”.

Отинус начала душить Камидзё, тряся его вперёд-назад.

— Почему! Ты! Такой! Бесполезный!!?

— Я говорил тебе, что танк это чересчур для того, кто не умеет даже на роликах кататься! И погоди. Сколько стоит танк? Не запишут ли мне в качестве долга ту взорванную заправочную станцию и уничтоженную британскую летающую крепость, когда всё это закончится?

Кстати, при продаже за границу танк 3.5 поколения будет стоить в районе миллиарда йен.

Самой дорогой машиной в мире был не чёрный немецкий автомобиль или красный итальянский.

— Так или иначе, город вон там, — сказала Отинус, указывая большим пальцем. — Давай пересечём мост и переправимся на Фюн.

Фредерисия была большим городом.

Они осторожно озирались, идя по центральным улицам, но не видели никакой военной техники и установленных контрольно-пропускных пунктов.

— Что происходит?

— Не знаю. Может быть, они хотят избежать конфликта в населённых пунктах, может быть, некоторые из солдат ушли, так как ты уладил дела с Америкой, или, возможно, они предугадали, куда мы направляемся, и собрали все силы там. В любом случае мы должны идти, пока тут нет никаких помех.

Было бы неплохо заиметь какую-нибудь тёплую одежду, но они не могли рисковать, ведь мост могли бы перекрыть, пока они делали бы покупки. Они хотели избежать заплыва по ледяному океану, так что они воздержались от похода по магазинам и направились к мосту.

Стальной каркас и бетонный мост смотрелись неуместно в этом городе каменной мостовой и кирпичной кладки.

На гигантском мосту была дорога и железнодорожные пути.

Он был абсолютно прямой, как взлётно-посадочная полоса, и растянулся более чем на километр, посредине него стояло два человека.

Как только Камидзё увидел их, он почувствовал, что у него пересыхает в горле.

— Да вы… шутите.

Одной из них была монахиня, носящая белое одеяние с золотым шитьём.

Другая девушка была одета в пальто поверх элегантной одноцветной одежды.

Как союзники они были бесконечно надёжны.

Так насколько большой угрозой они были, будучи врагами?

— Индекс и Бёрдвэй.

Он сразу же вытянул руку горизонтально, как бы защищая Отинус, стоявшую позади него.

Он знал, что это сочетание было опасным.

Они были достаточно опасны поодиночке, но, объединившись, они являли собой совершенно другой уровень опасности.

Одна из них была библиотекой 103000 аккуратно хранимых гримуаров, другая же была магом чрезвычайно высокого уровня и могла использовать эти знания как настоящую силу.

Они были больше, чем сумма их частей. На самом деле, они были даже больше, чем их произведение. Он даже представить себе не мог, сколь сильно вырастет их сила.

— Я не собираюсь заморачиваться вопросами, — прямо скала Бёрдвэй. — Я могу занять своё время этим уже после того, как нанесу тебе поражение и буду удерживать тебя. Эту ситуацию нужно разрешить как можно быстрее.

— Тома.

Зеленоглазая монахиня с серебряными волосами, которая всегда была на его стороне, сейчас назвала его имя.

Но сейчас она сказала это издалека, а не рядом с ним.

— Я не думаю, что применять логику нашего мира относительно тебя правильно, но я не могу отступить. Человек, что позади тебя, согласно нашим правилам — угроза.

Позиции Индекс и Бёрдвэй были ясны.

Они победили бы Камидзё и Отинус, положив тем самым конец хаосу. Для них не имело значения, как это произошло, и куда они направлялись. Что бы он ни выбрал, эти девушки победят их.

Понимая это, он крепко сжал свой кулак и открыл рот, чтобы заговорить.

— Эхх? Я только что уладил всё это с Мисакой, я что, снова должен то же самое провернуть?

………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………

Индекс и Бёрдвэй остановились.

Отинус была известна как королева игнорирования атмосферы, но даже она начала неловко ёрзать за ним.

А затем он нанёс завершающий удар.

— О, я знаю! Вы можете просто позвонить Мисаке. Будет быстрее, если она всё объяснит. Так что мы не должны лезть в драку здесь.

— Хех… хех хех, — Бёрдвэй слегка дрожала, опустив голову. — У нас тут 103000 гримуаров. Если использовать их правильно, эта кристаллизация знаний, как говорят, может обеспечить возвышение кого-то до уровня бога магии. За это короткое время мы смогли сделать хорошее предположение о том, что произошло тогда меж вами двумя.

— Э? Ах! П-погоди секундочку. Ты хочешь сказать, что поняла, что существует бесконечный ад, за это столь короткое время!? Тогда нет никаких причин для нас, чтоб-…

— Сейчас есть, дурак!!!!!

Крик Бёрдвэй сопровождался молнией, падающей с небес.

— Я-я планировала вести себя с тобой помягче и схватить тебя, но теперь я не могу тебя простить. Я и правда сделаю из тебя раздавленную лягушку!!

Камидзё дрожал от страха и повернул голову к Индекс, но та лишь покачала головой с совершенно бессмысленным выражением лица.

— Тома, я думаю, тебе нужна пара-тройка месяцев на больничной койке, чтобы восстановиться.

С этими словами те магические монстры, созданные путём тщательного оттачивания необычных навыков, начали действовать.

Часть 2

То, как встанут Индекс и Бёрдвэй, было очевидно.

Бёрдвэй сделала шаг вперёд, а Индекс шагнула назад. Одна из них была бойцом передней линии, а другая бойцом поддержки. Такое разделение ролей было простым и оптимальным.

(Они так осторожны из-за Отинус? Разве они не знают, что заклинание феи разрушает её изнутри?)

Тем не менее, основными средствами атак Индекс были Перехват Заклинаний и Страх Преисподней, которые предназначены исключительно для использования против магов и священнослужителей. Камидзё сомневался, что эти техники могли сделать многое, когда он полагался на Разрушитель Иллюзий.

Прямые магические атаки Бёрдвэй несли угрозу, и это пугало его ещё больше, чем что-либо, так как её поддерживали 103000 гримуаров, но, если бы меж каждой атакой была задержка передачи, его шансы были бы больше, если бы он двигался ближе к ней для какой-то борьбы. Он не мог остаться невредимым, но всё ещё мог победить, если бы сразил Бёрдвэй раньше, чем потерял бы сознание.

Но его планы не совсем оправдались.

— Эй, Отинус, — спокойно сказала Бёрдвэй. — Ты тоже можешь сражаться, если хочешь.

Мгновение спустя в руке девушки с нелепым звуком выросло копьё.

Камидзё признал его.

Создано оно было из золота и имело древообразный дизайн. Это оружие богов играло со всем миром и загнало его в тот бесконечный ад.

— Гунгнир!? — вскричала Отинус.

— Ты не слушала? Если правильно использовать 103000 гримуаров, что в её голове, есть возможность достигнуть уровня бога магии.

Она схватила копьё, выросшее из её ладони, и, улыбнувшись, положила его на плечо.

— Ты украла планы из головы Брухильды Эиктобель, но были и другие способы. …С другой стороны, само по себе это не оружие бога. В конце концов, оружие бога может быть использовано лишь самим богом. Я доработала его так, чтобы оно могло быть использовано человеком, что слегка исказило его свойства.

— Погоди минутку, — сказал Камидзё, смотря через плечо на Отинус. — Я думал, Гунгнир предназначается для того, чтобы должным образом управлять силой бога магии. Он не должен ничего делать, если человек его использует.

Неужели ты думаешь, что это ограничивается лишь тем, что ты видишь перед собой?

От слов Бёрдвэй холодок пробежал по его спине.

(Этого не может быть. Этого не может быть!!)

— Как ты назовёшь того, кто владеет копьём богов?

Бог Магии Отинус не родилась такой. Она использовала особый метод для получения знания, основываясь на нем, осуществила уникальный ритуал и вырвалась из свой человеческой оболочки.

В таком случае…

— Ты хочешь сказать… что стала богом магии!?

— Нет, — отвергла Отинус. — Если ты и правда владеешь копьём и действительно стала главным скандинавским богом, то, как и я, ты должна была пожертвовать своим глазом. Это неизбежно, если ты хочешь стать мной. Даже если ты начнёшь со ста разных точек, ты не сможешь пройти надлежащий маршрут, миновав это. Это значит, что ты не Один, ты не Отинус и ты не Вотан.

— Это не имеет никакого значения.

Бёрдвэй медленно поворачивала руку, убирая копьё с плеча.

Она не готовилась вонзить лезвие в её врагов.

Она собиралась метнуть копьё.

— Всё что мне надо сделать — это воспроизвести то же самое явление, что и бросок копья, даже если это будет лишь однажды. Это немного самонадеянно — называть себя богом магии, лишь обладая силой разрушения, но, как это ни грубо, это должно давать мне право убить бога.

Камидзё почувствовал, будто весь мир перед его глазами становится чёрным.

Он знал, что представляет собой подлинной разрушение, которое нёс безошибочный удар того копья. Это заклинание расколет весь мир, соберёт вихрь осколков и создаст из них гигантский наконечник копья. Мир человека будет уничтожен в угоду богу магии, и растущее насилие создаст кошмарную атаку, чтобы уничтожить его цель.

И на этот раз не было никакого способа воссоздать мир.

Он будет уничтожен, и всё будет кончено.

— Подожди, Бёрдвэй!! Это не такое удобное средство, как ты думаешь!!

— Я смотрю, ты думаешь, что понимаешь в этом больше меня. Когда ты стал таким важным, мальчик?

Эта пушка богов могла быть использована лишь однажды.

Она безжалостно убила бы всех врагов своего хозяина, но вместе с ними уничтожила бы и весь мир.

Прежде чем она была запущена и прежде, чем мир превратился бы в чистый чёрный пейзаж, Камидзё Тома рванул вперёд.

Часть 3

Лэйвиния Бёрдвэй фактически не стала богом магии.

Даже при поддержке 103000 гримуаров, копьё на самом деле не было настоящим.

То, что она делала, было просто.

Индекс и Бёрдвэй знали две вещи:

1. Отинус стала богом магии.

2. Камидзё Тома и Отинус сражались где-то без их ведома.

Даже со знаниями Index Librorum Prohibitorum они не могли превратить кого-то в бога магии так быстро. Становление богом магии было монументальным подвигом, который мог быть достигнут лишь после того, как кто-то выполнил некие особые условия, совершив астрономическое количество приготовлений.

С другой стороны, не достичь уровня бога магии не равняется тому, чтобы не быть в состоянии убить бога магии.

(Это просто.)

Бёрдвэй улыбалась, держа копьё.

Она использовала своё абсолютно бесстрастное лицо, чтобы подавить боль, пожирающую её череп изнутри.

Она в полной мере использовала ценность знаний 103000 гримуаров, так что “ядовитое знание”, текущее от Индекс, постепенно разлагало её разум.

Во всей её долгой жизни у неё был лишь один шанс на это.

Но маги были одними из тех, кто сказал бы, что это была нормальная цена за убийство бога магии человеческими руками.

(Отинус и парень — оба знают, как далеко может зайти бог магии, так что я просто вытяну это из них. Я не могу воспроизвести богов или их оружие, но я могу вытянуть феномен разрушения из их голов, у меня есть средства чтобы убить бога.)

Отгоняющие духов благовония, астральная проекция, унгайкё, мстительные духи живых, призраки-двойники, искушения Сатаны или Мара, кошка, победившая скандинавского бога грома в испытании на силу, и тому подобные. В то же время не то же самое, что призрак, которого увидел Макбет, по всему миру ходили легенды о следах покойного, формах своих ложных убеждений, целях своего истинного страха и других вещах, существовавших исключительно в головах людей, но которые были вытянуты в реальность.

Конечно, насколько хорошо люди могли создать реальные техники на основе этих легенд, было уже другой историей.

Некоторые создавали иллюзии с помощью дыма, а другие создавали имитации с помощью истинных веществ, таких как эктоплазма, но заклинание, использующееся, чтобы воплотить это, не было тем, что важно.

Исходное изображение было самым важным.

(У меня такое чувство, что она скрывает козырь вне копья, но всё слишком расплывчато, чтобы ухватиться за это. Мы можем рассчитывать лишь на копьё, которое мы можем понять здесь, в этом мире.)

Её копьё не могло контролировать силу бога магии.

Также она не могла воссоздать мир.

Вместо этого всё было сосредоточено на атаке главного бога. Это потребовало лишь один фрагмент великой силы богов и позволило человеку сделать качественное воссоздание этого явления, которое было включено в копьё.

Чем в первую очередь была магия?

Хрупкий человек мог умещать её в себе лишь немного. Небольшая человеческая рука могла только зачерпнуть небольшое количество. Это означало, что они не могли сделать легенды о богах их собственными и не могли полностью взять на себя действия богов.

Именно поэтому они сократили это до нужного размера.

Вместо того чтобы идти по широкому и мелкому, они пойдут по узкому и глубокому. Они бы извлекли единственную точку, неоднократно отточили бы её, время от времени расширяя толкование, и в конечном итоге достигли бы независимой и индивидуальной техники.

Это была странная система, которую создали люди для исполнения своих собственных желаний, даже если это означало осквернение богов.

И, таким образом, это терпеть не могли многие религиозные люди и священнослужители.

(Человек не может убить бога, но явление, извлечённое из бога магии, в состоянии достичь этого бога магии!! Она будет уничтожена самой системой, которую она создала!!)

Даже Бёрдвэй не знала, что произойдёт, когда она кинет это копьё.

Её единственным ожиданием было то, что это будет такая атака, в которую поверит даже Бог Магии Отинус.

Она приготовилась использовать его.

И за мгновение перед тем, как она сделала это, Камидзё бросился к ней.

— …!?

Она растерялась на какое-то мгновение, но быстро оправилась от этого.

(Его цель не я!? Он планирует устранить мою силу, уничтожив поддерживающее меня заклинание Index Librorum Prohibitorum!?)

Она спешно обернулась, всё ещё держа копьё, и поняла, что Камидзё в действительности делал.

— Ты чудовище!! Ты ведь пытаешься использовать Index Librorum Prohibitorum как щит!?

— Неважно, где я! Если ты кинешь копьё, весь мир будет уничтожен!

Она проигнорировала эту чушь и старательно прицелилась.

Казалось, вес копья в руке изменился.

Это оружие было предназначено, чтобы поразить бога магии, так что оно было столь сильно, что не подходило для такого малого размера

Часть 4

Камидзё позабыл даже о том, что нужно дышать, пока бежал по мосту.

Он направлялся прямо к Индекс, что стояла позади Бёрдвэй.

Камидзё почувствовал едва уловимые вибрации на щёках. Индекс, на первый взгляд, казалось, стояла молча, но её рот был немного открыт, и она делала слабые вздохи. Это и было источником вибрации.

Она пела.

Так же, как и звуковые волны выбивают рябь на поверхности воды в чашке, её песнь была вне диапазона человеческого слуха, но всё же она давала информацию стоящей перед ней Бёрдвэй. Учитывая ситуацию, Индекс передавала информацию о её 103000 гримуарах.

(Я должен остановить это пение во что бы то ни стало!!)

Его кулак был плотно сжат, но он разжал его и развёл пальцы.

Ему не нужно было лишать её сознания. Она не была для него большой угрозой, так как он не знал магию. Бёрдвэй была угрозой сама по себе, но она не была каким-то особым существом, которое само может бросить вызов богу магии. Если бы у неё была эта сила, Отинус и Гремлин могли выбрать иной путь.

Поэтому…

(Я должен прикрыть ей рот и прекратить пение!! Как только копьё исчезнет, я смогу найти способ справиться с Бёрдвэй!!)

Он ринулся вплотную к Индекс.

Эта девушка всегда была на его стороне, он поклялся защищать её, несмотря ни на что, и он вытянул свою руку против её головы.

— …!!

Среброволосая зеленоглазая монахиня двинулась назад, чтобы не дать себя схватить.

Это только казалось, что она молчала. По правде говоря, она скорее всего ещё пела.

Тем не менее, было уже слишком поздно.

С точки зрения физических возможностей библиотека гримуаров не представляла особой угрозы. Небольшой сдвиг заставит его чуть промахнуться, но его ладонь всё равно коснётся её.

Мгновение спустя его рука миновала её рот, но достигла иной точки её тела.

А именно, её скромной груди.

— ……………………………………………………………………………………………………………………………………Ах.

К тому времени, как он это заметил, время уже ушло.

Её заклинание окончилось пронзительным криком, копьё, выросшее в руке Бёрдвэй, стало нестабильным и взорвалось, и полное собрание 32 зубов монашки появилось прямо перед его глазами.

Часть 5

— Тома! У тебя вообще нет никакой деликатности!! Это походит на тебя, что ты не думаешь ни о чём, кроме победы, или ты думаешь, что всё приемлемо, пока ты побеждаешь!! Победа — не единственное, что имеет значение!! Я настоятельно рекомендую тебе прочитать Смерть Артура, Песнь о Роланде и другие вещи для своего дальнейшего образования!! Ты вообще слушаешь меня, Тома!?

— ……………………………………………………………………………………………………………………………

— ……………………………………………………………………………………………………………………………

Он никак не мог услышать этого.

Он и Бёрдвэй, дёргаясь, лежали лицом вниз на длинном, похожем на взлётно-посадочную полосу мосту. Отинус сидела на корточках рядом с ним и тыкала в его лохматую голову указательным пальцем.

Это напомнило ему о том, как она вертелась перед зеркалом и ездила вокруг на электрическом двухколёсном средстве передвижения в том нескончаемом аду.

Так как они лежали неподвижно и их головы практически соприкасались, Камидзё задал ей вопрос.

— Как много ты знаешь о том, что случилось с нами?

— Ничего особенного. Но, если копьё было завершено, и бог магии использовал всю свою силу, она не беспокоилась бы из-за обычных физических атак. Предположительно, она бы пересоздала мир таким, где прежде всего ни одной из этих ненужных вещей не существовало бы.

Вместо того чтобы уничтожить мир однажды, мир пересоздавался в миллионах или даже в миллиардах форм, чтобы морально сломить Камидзё, но казалось, что их воображение не забралось довольно далеко.

Маги ставили личность выше всего остального, но они не могли просчитать того, кто тщательно пересоздавал мир в битве 1 на 1.

— Что ты видел в изменённом мире? — спросила Бёрдвэй.

— Я не уверен… Теперь, когда я думаю об этом, там не было ничего нового, — выплюнул он. — Но это напомнило мне о действительно самой существенной вещи. Это всё. …И теперь, когда я знаю это, я больше не могу наивно действовать во имя справедливости. Теперь я не могу убить Отинус. Я попытаюсь остановить охвативший весь мир хаос любым другим способом, которым смогу. Я никогда больше не смогу снова выбрать убийство Отинус. Я больше никогда не смогу выбрать убийство обычной девушки и улыбаться из-за этого.

— Ха, — Бёрдвэй подняла голову с земли. — Ты только что назвал её девушкой, не так ли? Это Бог Магии Отинус, лидер Гремлин. Она уже уничтожила мир… возможно, даже не однажды.

— Знаю.

Камидзё тоже поднял голову со снега и посмотрел ей в глаза.

— У тебя есть проблемы с этим?

— Теперь это, наконец, имеет смысл.

Она перевернулась на спину и поднесла руку по лбу.

— Я должна была знать. Это как раз такой тип человека, как ты! Чёрт возьми!! Я думала о судьбах мира, лидере Гремлин, когда у тебя был шанс пообщаться с ней, и какую информацию ты мог им дать! Но сейчас я чувствую себя дурой, восприняв всё так серьёзно!! Потому что она, “просто девушка”, а? Чёрт побери, ты действительно безнадёжен!!!!

Услышав это, он медленно поднялся и посмотрел на другую сторону моста.

Казалось, это будет продолжаться вечно.

— Мы пойдём.

— Тома!! Я ещё не закончила говорить с тобой!!

Индекс попыталась снова сорваться на него, но Бёрдвэй, лёжа на земле, обхватила руками ноги монахини.

— Как ты собираешься разрешить это? — спросила Бёрдвэй.

— Нейтрализую силу Отинус и передам её Америке.

— У тебя есть способ, с помощью которого ты сделаешь это?

— Если бы не было, я бы давно был сломлен.

В ответ на это Бёрдвэй обхватила ноги Индекс ещё сильнее, чем прежде, и монахиня с серебряными волосами чуть не споткнулась.

— Тогда плохая идея вести тебе эту девушку с собой. Если она прекрасно запомнила козырь, который можно использовать против ужасающего бога магии, угроза вокруг неё как Index Librorum Prohibitorum поднимется на новый уровень. Я бы соврала, если бы сказала, что не заинтересована, но мне нравится идея о том, что ты будешь мне должен.

— Тогда присмотри за ней.

— Сделаю.

Бёрдвэй обхватила руками талию Индекс, взяв на себя роль той, кто будет сдерживать девушку, которая сама практически гарантированно заблудится.

Камидзё и Отинус спускались вниз по мосту, и Бёрдвэй пробормотала сама себе, глядя на их удаляющиеся спины.

— Судя по всему, он наблюдал за уничтожением мира. Но даже этого было недостаточно, чтобы изменить его.