Том 10    
Глава 16. V.S. "Ниспосланный Ребёнок, Любимый Электронами". Round_08


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 91.202.130.239:
Новый Завет 10 - Эпилог

"— В тот момент Бог Магии Отинус была '''''на''''' уничтожена на 99%, но кажется, что оставшиеся части сами по себе собрались вместе. Моё тело несколько изменило внешний вид, и я больше не могу использовать свою былую силу, но кажется, что моя смерть откладывается."

Лишнее "на".

Глава 16. V.S. "Ниспосланный Ребёнок, Любимый Электронами". Round_08

Часть 1

Не было определённого шанса на победу.

Обычно Мисака Микото использовала чрезмерную силу. Всё, что ей нужно было сделать — щёлкнуть пальцами, и Камидзё Тома с Отинус были бы разорваны на части и превратились бы в кашицеобразный суп.

Это означало, что единственный шанс Камидзё — это пойти на авантюру.

Для парня, на которого постоянно давил вес невезения, это было крайне рискованно.

Он рванул к ближайшему Файв Оверу и стукнул по нему ладонью.

Мисака Микото сказала, что получила всю эту огневую мощь, взломав их.

Если она использовала для этого свою способность контроля электричества, то прикосновение правой руки Камидзё освободит их от контроля королевы.

Он хотел оставить остальное на усмотрение машины.

Будет ли у них, как и раньше, в приоритете убийство Отинус и Камидзё Томы?

Или же они переключаться на Мисаку Микото, которая смогла влезть в военную сеть?

— Ах!! Погоди!

Микото отчаянно заголосила, но Файв Овер направил свою гигантскую руку на неё. Видя этот начавший вращаться пучок стволов рейлгана, она побледнела и использовала мощный магнетизм, чтобы заставить взлететь находящуюся рядом боевую машину, чтобы прикрыться ею как щитом.

Кусок за куском щит с оглушительным шумом был разорван на части.

— Угомонись…

Все деревья вокруг были повалены, но можно было услышать шум, походивший на шелест листьев.

Он доносился от огромного скопления железного песка, поднявшегося с земли.

— …ужеееееееееееееееееееееееее!!

Меч из железного песка вытянулся в хлыст и отсёк обе руки вышедшего из под контроля (или восстановившего контроль?) Файв Овера. Машина попыталась схватить её, так что меч срубил и голову. Микото начала с трудом дышать и отбросила щит в сторону.

— Честно говоря, почему ты заставляешь девушку…

Она замолчала, увидев то, на что потратил время Камидзё, когда она занималась тем Файв Овером.

Он бегал вокруг от одной машине к другой, касаясь их.

Чтобы сохранить свою систему, каждый из них пытался физически устранить источник кибератаки.

— …делать такие вот веееееееещииии!?

Таким образом, это превращалось в войну между Файв Оверами.

Дистанционно контролируя машины, Микото рассредоточила 150 Файв Оверов по равнине, так как Камидзё мог вывести их из под её контроля, лишь физически коснувшись их своей рукой. Когда речь шла об общем количестве, Микото имела подавляющее преимущество.

Тем не менее, это оказалось проблемой.

Да.

У Микото не было возможности отличить врага от союзника.

Само собой, даже Микото разорвало бы в клочья, попади в неё выстрел рейлгана. Чтобы предотвратить неожиданные атаки из слепого пятна и обеспечить свою безопасность, она решила уничтожить все машины, которые имела основания подозревать.

Как результат, она уничтожила больше машин, нежели было нужно, и начала снижать количество своей же огневой мощи.

(Я всё ещё собираюсь давить вперёд! Конечно же, да! На моей стороне подавляющее преимущество в количестве, и я могу загнать его в угол, атакуя с нескольких направлений, используя комбинацию моих способностей и этих кусков метала. Нет ничего, что поможет ему справиться с этим, кроме его правой руки!!)

Увидев, что количество вышедших из под контроля (Микото) уменьшилось, #3 снова стала уверена в своей победе.

Но тут она совершила ещё одну ошибку.

Она настолько сосредоточилась на атмосфере моделирования стратегической составляющей, что забыла о том, что количество Файв Оверов не имеет значения.

Это было сражение между Мисакой Микото и Камидзё Томой.

(Погодите минутку. Куда подевался этот идиот!?)

Она отправила приказы Файв Оверам на то, чтобы они использовали свои датчики и просканировали местность.

Результат она получила довольно быстро: прямо позади неё.

Цель, Камидзё Тома, обежал сзади Файв Овер, на котором находилась она, и забрался на него.

— Эй, Мисака, — улыбнулся парень и крепко сжал свой кулак. — Если возможно, я бы не хотел использовать это против тебя. Ты всё ещё собираешься заставлять меня?

Рейлганы Файв Оверов были мощным оружием, но, будучи многоствольными, они обменяли точность на возможность вести огонь огромным количеством пуль. Способ их использования был как “поразить куда-то цель, и она погибнет от шока”, но они не могли отстрелить голову цели, подобно снайперу. И концепция Файв Оверов состояла в том, чтобы превзойти исходный 5-ый Уровень, так что существовала опасность, что шальная пуля сможет преодолеть замечательную оборону Микото.

Короче говоря, самое безопасное место было рядом с ней.

Даже в условиях окружения более чем сотней многоствольных рейлганов приказ им атаковать разнесёт Микото вместе с ним.

Она была достаточно рациональной, чтобы понять данную предпосылку.

И она собрала огромное количество железного песка вокруг неё.

Каждый по отдельности не отличался от её мечей из железного песка, но эти она в руки не взяла, и их было куда больше. Её гнев, казалось, принял физическую форму, так много чёрных кнутов вилось вокруг неё.

— Хе… хе хе. Ты думал, безопаснее было сражаться со мной, чем с тем барахлом? Думал что развлечёшься? Ясно, ясно.

— Когда ты начала использовать щупальца!?

— Неужели тебе никогда не надоест издеваться надо мной!? Я собираюсь решить всё раз и навсегда. Я не знаю, что с тобой случилось, но я выбью из тебя эти гнилые корни!!

Задняя часть деактивированного Файв Овера обеспечивала менее десяти метров под опору для ног, и Мисака Микото использовала свои восемь кнутов, чтобы противостоять Камидзё Томе с единственным кулаком.

Часть 2

По правде говоря, Камидзё чувствовал, что железный песок был самым страшным из всего репертуара атак Мисаки Микото.

Копьё из молнии и рейлган летели по прямой и не изменяли траекторию, после того как были выпущены. Их подавляющие скорость и разрушительная сила были угрозой, но с ними можно было справиться, сбивая её с расчёта времени или заставляя её стрелять по неправильной траектории.

С другой стороны, мечи из железного песка двигались, словно живые существа. Камидзё мог лишь свести их на нет своей правой рукой, поэтому лезвие, которое могло комплексно изменять свою траекторию, словно живая змея, было символом страха для него. Если бы он попытался схватить очевидную атаку она, возможно, могла бы двинуться вперёд и отсечь его руку.

А теперь их было восемь.

Но они походили не на осьминога или на кальмара, а скорее на очень длинные ноги паука. Чёрная сфера железного песка плавала за её спиной, и кнуты выскочили оттуда, пройдя над её плечами и в подмышках, напав на него.

Они извивались, словно живые, и атаковали его одновременно сразу с восьми направлений.

Он не мог справиться с этим одной лишь своей правой рукой, так что он будет просто замучен.

Однако...

Как только он схватил один из кнутов, летящих к нему, все восемь из них рассыпались.

— ....................................Ха?

Она была беззащитна.

Её мысли застопорились, и он обратил к ней унылый взгляд.

— Ну, все восемь были соединены со сферой позади тебя. Всякий раз, когда я касаюсь твоего меча из железного песка, он исчезает от кончика к основанию, так что, я думаю, разрушение передалось восьми от одного касания.

— Ха!???

— Что это за хорошее чувство? Я рисковал своей жизнью, имея дело с этими закономерными угрозами, так что это хорошее изменение темпа. Это так расслабляет.

— Стоп! Даже не думай относить меня к какой-то комедийной категории сражений!

— Знаешь что, Мисака? От тебя такое чувство, словно от горячего источника в снежных горах или от одена во время зимы.

— Не обращайся со мной как с какой-то старушкой!! Ты старше меня!!

Голубовато-белые искры полетели с её чёлки.

Камидзё приготовился к копью молнии, но произошло что-то ещё.

Файв Овер под ними внезапно крутанулся, будто вертел проткнул его спереди, и повернулся. Камидзё бросило на снег, и Микото прыгнула к нему с близкого расстояния.

— Ты!! Я думала, мы работали вместе, чтобы уничтожить Гремлин и их базу в Саргассо! Разве мы не собирались помешать этой Отинус создать какое-то копьё!? И когда ты начал ладить с этой блондинкой с повязкой на глазу!? Ну!!?

— Нехо-бх!? Нехорошо!! Я ничего не могу поделать против кулаков, не используя- бх!? Бвех. У меня есть причины!!

Камидзё как-то удалось махнуть головой, уходя от удара кулака Микото. Она попыталась забраться поверх него, он поднялся и вместе с ней покатился по снегу.

Она использовала свои кулаки, а иногда локти и лоб, чтобы ударить его в лицо.

— Что случилось с нанесением поражения Отинус!?

— Мы не должны! У нас больше нет нужды делать это!!

— Почему нет?

— Ум… Я не уверен, с чего надо начать, но весь мир был уничтожен!

— И какое отношение эта ерунда имеет к тому, что ты и Отинус сейчас вместе!?

— Больше это не относится лишь к ней!!

Она отказалась отпускать его, так что он согнул свою правую ногу в колене и подтянул её к груди и нижнюю часть ноги против её живота. И, как будто разжав пружину, оттолкнул её от себя.

Двое поднялись со снега, и на них опустилось короткое молчание.

Это была Микото, кто прошептала вопрос, будучи среди этого множества оружия.

— Что ты имеешь в виду?

— Прошло действительно много времени с того момента, как мы прибыли на Саргассо, и когда началась атака на Отинус, но все остальные этого не заметили, — голос Камидзё дрожал. — Я знаю, что в это действительно трудно поверить, но это правда!!

Он сомневался, что это могло достучаться до неё. Он скорее лишь больше мучил себя.

— И за это время… Ох, проклятье. Я думал, что переборол это, но я просто не могу решиться. Во всяком случае, много чего произошло. …Например, поверишь ли ты в это? Я видел все 20,000 Сестёр живыми, и они посещали фестиваль все вместе. Тебе не надо было больше страдать, и вы все улыбались вместе, словно друзья. В том времени это действительно произошло. И это не было иллюзией или внушением и не параллельным миром или сном. Этот мир действительно был этим счастливым временем!!

Микото лишь выглядела сомневающейся.

Не то чтобы она простила его. Она не воспринимал это реальным. Поэтому она не разозлилась. Это было ужасно нечестным с его стороны предположить, что это означало то, что она согласилась с его действиями.

Итак…

— Я уничтожил счастье тех людей, чтобы вернуться сюда. Не только твоё. Я отверг мир, где все 6 миллиардов людей были спасены!

— Я не имею ни малейшего понятия, о чём ты говоришь.

— Сам факт того, что ты не понимаешь этого, означает, что я растоптал твоё достоинство!!

Микото попыталась спустить это на тормозах неясной улыбкой, поэтому Камидзё крикнул, чтобы привлечь её внимание и отчётливо заговорил.

— Я постараюсь понять. Я буду работать над тем, чтобы понять, что именно ты получила, и что ты потеряла!! Но для этого мне нужна Отинус. Нет, если ты узнаешь правду и вспомнишь этот счастливый мир, ты сможешь прекратить ненавидеть Отинус. И тогда ты легко могла бы обратить эту ненависть ко мне. Ты, может быть, не понимаешь, но ты не должна принимать решение и прощать меня, пока ты этого не сделаешь!!

— Тебя…?

— Конечно, я не хочу уничтожать себя больше. Я слишком хорошо знаю, что я не какой-то избранный герой. Если… Если это всё возможно, что все мы можем жить счастливо в этом мире, то я хочу этого. Но именно поэтому я должен всё уладить и отплатить за свои грехи. И её показания нужны для этого! Я не могу избежать проблемы, позволив ей умереть, и скрыть это от общественности!! Я не могу после всего этого вернуться в мирный город!! У меня есть столько всего, за что я должен расплатиться!! Я возможно даже сделал больше, чем Отинус!!

Разумеется, Мисака Микото не могла понять истинных чувств, скрывавшихся за криками Камидзё Томы.

Не пережив с ним то же самое, это было неизбежно.

— Существовал мир, где все 20,000 Сестёр были спасены, и все могли улыбаться, не чувствуя горя?

У Микото появилась определённая мысль, когда она ухватилась за фрагмент того, что пролилось из уст Камидзё.

— После всего, почему ты цепляешься за такой вот такой вот удобный и ужасно наивный мир!!!?

Часть 3

Если все шесть миллиардов человек могли улыбнуться, то это, несомненно, было бы лучше для всего мира.

Ни один другой выбор не будет лучше, и это должно иметь приоритет выше, чем что-либо ещё.

В конечном счёте, Камидзё преодолел этот “безусловный аргумент” своими личными надеждами и желаниями, но всё ещё не заставил себя непосредственно победить этот “безусловный аргумент”.

Если бы ему пришлось выбирать между правильным или неправильным, ответ, который Отинус показала ему, определённо был “правильным”.

Он хотел отклонить этот ответ, даже если бы это означало принять грех, от этого “неправильного”.

Это была правда.

Или это должно было быть.

— Неужели ты думаешь, что это то же самое, что и спасение людей?

Мисака Микото шла к нему прямо по снегу.

Другого рода гнев можно было увидеть в её глазах.

— Нет установившегося определения счастья. Как только ты объединишь всё под единым набором ценностей, уже начнётся следующий раунд невезения и дискриминации.

Раздался громкий звук, когда кулак Мисаки Микото ударил Камидзё Тому.

Голубовато-белые искры летели с её руки, когда она говорила.

— Я не знаю, что с тобой случилось. Я даже не могу этого представить. Ты, вероятно, видел более глубокую часть этого мира, чем я, пока я находилась в Академгороде.

Её ноги двинулись, и он отпрыгнул назад, боясь, что его ноги выбьют из-под него.

— Но это не значит, что ты всегда прав. Никто не обязан принять то, что ты сказал.

Он не мог расслабиться, просто немного разорвав дистанцию меж ними, поэтому он тут же присел и сунул кулак в сторону белоснежного снега.

Голубовато-белые искры вырывались из под её ног во всех направлениях, и Разрушитель Иллюзий едва мог сводить на нет ток высокого напряжения, ещё более сильный, чем ток в контактных проводах на железной дороге.

— Даже если бы Большой взрыв произошёл бы прямо сейчас, мир и вселенная были переделаны с нуля без преступлений, грехов и каких бы то ни было ошибок, и кто-то по имени Мисака Микото по неведению улыбалась там…!!

Сосредоточенное на её кулаке огромное количество искр вырвалось из всего её тела.

— Это не изменяет того факта, что я забрала в прошлом более 10,000 жизней! Даже если бы всё и все были бы спасены с этой самой секунды, и все документы были бы переписаны, я не хочу бежать от моих грехов!!

На мгновение, лишь на мгновение, мысли Камидзё Томы остановились.

И в этот момент пришла вторая волна.

Ток высокого напряжения распространился по заснеженной поверхности и атаковал его ноги, похороненные в снегу.

— Гх!?

— Не существует такого понятия, как идеальный мир.

Он почувствовал давление вокруг сердца, и его ноги начали подкашиваться, но Микото схватила Камидзё за воротник, чтобы поддержать его, когда он начал падать.

— Даже если это выглядит идеально на поверхности, ты можешь найти что-то испорченное, если взглянешь на это иначе. Всё так же, как и с экспериментом #1. Ты не принял это, когда я сказала, что мой способ сделает всех счастливыми! Если ты понял это тогда, почему ты передумал сейчас!?

После звука, как от взмаха битой, её лоб столкнулся с его.

(Нехорошо.)

Но было уже слишком поздно.

Копьё молнии в миллиард вольт, издавая ужасающий шум, в упор вонзилось в голову Камидзё.

— Ва!? Агх!!

Пока он лежал в снегу, его конечности дрожали, и он не мог должным образом подняться. Его сердце, мозг и нервы — всё кричало от боли.

— Те шесть миллиардов человек были поглощены!! Это был мир, где лишь один набор ценностей был навязан им, и они могли лишь улыбаться!! Если ты видишь что-то подобное, то не должен сидеть там, выглядя завидующим!! Независимо от того, насколько это больно и тяжело, и даже если ты совершенно один, не твоя ли роль сжать свой кулак и сказать, что это неправильно!?

Мисака Микото не сдерживалась.

Она забралась на лежащего парня, сев ему на живот, схватила воротник и яростно начала трясти его голову, крича ему практически на ухо.

— Ты вернулся в этот мир? Ты пожертвовал всеми остальными, чтобы сделать это? Если это так, тогда то, к чему ты повернулся спиной, не должно быть предметом зависти!! Ты должен быть рад, что вернулся в этот мир!! Даже если он несовершенный и незавершённый, ты должен быть рад, что родился в этом мире!! Ты должен гордиться этим фактом!!

Он повернул шею и остро взглянул на её лицо.

— Конечно… я собираюсь изменить свою точку зрения, — выплюнул он. — Ты улыбалась. Ты может быть и не помнишь, но в том золотом мире ты была действительно счастлива и улыбалась!! Когда я вижу это, то атакую свои предыдущие мысли и признаю, что был не прав!! Я не какая-то мягкая игрушка на конвейерной ленте!! Если я узнаю, что продолжение этого бросит меня с обрыва, я с готовностью изменю свои убеждения и идеалы!!!

Громкий звук раздался, когда Мисака Микото махнула кулаком.

Что-то треснуло у него во рту, щекой он ощущал странный жар, его правое веко опухло, но он продолжал кричать и игнорировал кулак, опускавшийся на него снова и снова.

— Я просто старшеклассник! Я не 47 Ронинов из Чушингура!! Я изменю то, что говорю сколько угодно раз на основании того, что будет лучше в данный момент!! Даже если я сказал что-то другое три дня назад, и даже если я говорю с точностью да наоборот, это по-прежнему победа, пока кто-то улыбается в самом конце!!

Услышав это, Микото поместила на лицо натянутую улыбку и остановила кулак.

— О, так ты действительно понимаешь.

— …?

— Нет никаких причин падать с обрыва, будучи связанным бессмысленными принципами и мировоззрениями. Если ты достигаешь счастья, в которое веришь лишь ты один, это нормально выбрать лучшие аргументы в пользу этой ситуации. Не имеет значения, если тебе приходится плевать на свои же слова, пока в самом конце всё удаётся.

Микото глядела прямо в глаза Камидзё Томе.

— Так что нет ничего, что говорило бы тебе нести вес моего будущего или судьбы шести миллиардов людей до грани твоего собственного разрушения.

Она говорила и улыбалась, сидя верхом на нём.

Она протянула руки вокруг его спины и заключила в нежном объятии.

И мгновение спустя огромный ток высокого напряжения вырвался из её тела, и сознание наконец покинуло его тело.

Как раз перед тем, как упасть в темноту, он подумал, что услышал её слова.

— Это первый раз, когда я победила тебя… Это намного более пустое чувство, чем я ожидала.

Часть 4

Мир мерцал перед глазами Камидзё.

Он поморщился, так как боль от задней части его глаз вонзилась прямо в его мозг, и его сознание быстро пришло в себя. Он всё ещё лежал на снегу, но не мог почувствовать холод. Только прокашлявшись и как-то умудрившись сесть, он понял, что Мисака Микото тихонько сидит рядом с ним.

Ты очнулся?

— Да, — простонал он.

В этом бесконечном аду Воля Сестёр спасла его, сказав, что он может преследовать свой собственный эгоизм, поставив их над идеалами спасения мира.

И теперь его учили, что люди были не настолько просты, что спасение мира и воссоздание его в удобной форме были достаточны, чтобы сделать всех безоговорочно счастливыми.

Он начал задаваться вопросом, что же он делал всё это время, и медленно поднялся со снега.

— Прости, Мисака. Я пойду.

— Потому что должен?

— Нет, — он стряхнул снег со спины и бёдер. — Потому что хочу.

Услышав это, Микото слегка пожала плечами и улыбнулась уже иначе, нежели раньше.

— Тогда как насчёт того, чтобы начать действовать?

— Что, ты не собираешься останавливать меня?

— Я не могу. Может быть, я легко победила тебя десять минут назад, но я сомневаюсь, что смогу сделать это сейчас, независимо от того, что я сделаю.

Он обернулся спиной к Микото и снова пошёл в этот белый мир.

Он не обернулся, но помахал на прощанье рукой. Какое-то время она смотрела ему вслед, но потом наконец вздохнула, выпустив облачко белого пара.

Была простая причина, почему она не сказала, что идёт с ним.

— Итак.

Она встала и пошла в противоположном от него направлении.

Она услышала скрежет. Она использовала способность 5-го Уровня, чтобы взломать их извне, но все Файв Оверы постепенно вырывались из этих электронных пут.

Это было современное сражение.

Девушка жестоко улыбнулась, стоя перед оружием, отправленным, чтобы надёжно уничтожить некоего парня.

— Думаю, пора внести свой вклад.