Том 10    
Глава 14. V.S. "Полиция Авансцены". Round_06


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 91.202.130.239:
Новый Завет 10 - Эпилог

"— В тот момент Бог Магии Отинус была '''''на''''' уничтожена на 99%, но кажется, что оставшиеся части сами по себе собрались вместе. Моё тело несколько изменило внешний вид, и я больше не могу использовать свою былую силу, но кажется, что моя смерть откладывается."

Лишнее "на".

Глава 14. V.S. "Полиция Авансцены". Round_06

Часть 1

Все может и забыли, но Камидзё с Отинус поплелись через снег на АЗС, чтобы купить новый аккумулятор для заглохшего на холоде грузовика, на котором они путешествовали автостопом.

— Страх-то какой! Сначала прилетел тот метеорит, затем разбилось НЛО, и теперь там была гигантская тень вдали! Это что, какое-то древнее супероружие? Сегодня все тайны мира решили собраться в Дании?

Водитель чуть не промочил штаны, но не смог сбежать, так как грузовик был не на ходу. К лучшему или к худшему, это означало то, что он продолжал ждать, не бросив своих попутчиков.

В какой-то момент хлеб с джемом с АЗС оказался в животе взволнованного водителя. Возможно, ему нужен был сахар, чтобы он всё ещё мог соображать.

Это разозлило Отинус достаточно, чтобы она вспылила, но Камидзё удалось обуздать её. Она, по-видимому, не знала, что автостопщики имели куда более низкое положение, чем те, кто их подвозил.

В конечном счёте они прибыли в Биллунн, что находился в центральной части полуострова.

Дальнейший их план состоял в том, чтобы найти другой транспорт, однако выглядело это маловероятно.

— Нехорошо это, — пробормотал Камидзё. — Здесь все выглядят действительно опасными. Такое чувство, будто это спецназ из какого-то Голливудского фильма. Это американские военные?

— Я бы сказала, что это датские военные, действующие в интересах Америки. У них есть контрольно-пропускные пункты на всех крупных дорогах, так что передвигаться автостопом будет нелегко.

— Кстати, сколько ещё до колодца с твоим глазом?

— Мы в целой сотне километров от замка Эгесков. Если ты не можешь пробежать марафон, то это слишком далеко для путешествия на своих двоих за раз.

Иногда говорили, что японцы живут в кроличьих клетках, так что путешествие в 100 километров по снегу было довольно разительным от обычного опыта Камидзё. И это не говоря уже о том, что он был из Академгорода, где всё было набито битком, и где было достойным похвалы то, что ты, упустив свой поезд, прошёл пару-тройку километров до дома.

— Пребывание здесь не принесёт нам никакой пользы, — сказала Отинус. — Мы должны начать двигаться по направлению к Фредерисии. Это большой город в 50 километрах к востоку отсюда. Замок Эгесков находится на острове Фюн, и мы должны пересечь мост, который находится в этом городе, если выберем наземный маршрут.

— Но это значит…

— Я не могу сказать, узнали ли они о нашей цели, но на этот же маршрут ведёт к острову Зеландия, на котором находится столица Дании — Копенгаген. Мы были замечены на полуострове, так что логично было бы предположить, что они перекроют мост.

Камидзё обхватил голову руками, но Отинус выглядела весёлой.

— Чем больше врагов нас окружает, тем больше мы можем украсть у них. Если мы угоним боевую машину, мы будем избавлены в дальнейшем от надобности испытывать нашу удачу, путешествуя автостопом.

— А кто поведёт эту тяжёлую штуку по скользким заснеженным дорогам!? Попробуй управлять ей как картом, и не пройдёт 10 минут, как тебя занесёт, а после чего ты влетишь в дерево.

Камидзё начал всерьёз раздумывать над получением прав на мотоцикл, как только он вернётся в Академгород, когда он и Отинус покинули Биллунн.

Сейчас они шли пешком.

Они путешествовали по этому белому миру, ведомые чрезвычайно смутным планом, в соответствии с которым они должны были тайком забраться в кузов грузовика, если сочтут это безопасным, и таким образом медленно ехать по заснеженной дороге.

Часть 2

Камидзё глянул на экран мобильника: согласно нему температура составляла 12 градусов ниже нуля.

(И почему мы пытаемся пройти такое большое расстояние в такой лёгкой одежде!? Я точно лишусь пальца или уха!)

Несмотря на то, что он начал жаловаться сам себе, это было признаком того, что он хоть немного успокоился.

Он разбил о камень свой правый кулак, вывихнул плечо, ударился головой, упал с большой высоты, ему в бедро воткнулась ветка дерева, и он оказался рядом с взорвавшейся бензоколонкой. У него повсюду были раны, и он преодолел почти 200 километров от города Йёрринг, находившегося на северной оконечности полуострова. Он жаловался на свою школьную форму при температуре ниже нуля, но так или иначе он двигался вперёд. Оставлялось лишь 100 километров, которые были лишь половиной того пути, что они уже преодолели. Они уже миновали самое худшее. Если они будут идти вперёд так же, как и прежде, то достигнут цели.

Или так он наивно полагал.

Чем больше времени проходило, тем чаще их замечали, таким образом, точность и частота помех, чинимых им со стороны Коалиции и Гремлин, будет расти. Обычная стометровка и стометровка с препятствиями требуют совершенно разных уровней силы. И, когда количество барьеров растёт по квадратичной кривой, оставшаяся часть пути ничем не будет походить на то, что было до этого.

И сцена, развернувшаяся перед их глазами, доказывала это довольно хорошо.

Они увидели танки.

Это было абсолютно обычное оружие, которое не имело никакого отношения к сверхсовременному вооружению научной стороны или же магической, но более 50 боевых машин преградило им путь.

— Эй.

Отинус заметила это первой. Она остановилась, как только увидела, как снег взметнулся в воздух, как будто что-то зарылось в землю в четырёх-пяти километрах впереди.

— Это плохо. Пригнись. Весь заснеженный ландшафт заполнен американской техникой 3.5 поколения. У них есть гигантские антенны, так что они должны делиться меж собой определённым уровнем информации по наведению на цель с помощью боевой информационно-управляющей системы. Кажется, они ещё не заметили нас, но если они продолжат двигаться дальше, то обнаружат тепло, излучаемое нашими телами.

Звук гусениц, зарывающихся в землю, был слышен даже отсюда. Не то чтобы каждая из бронемашин была громкой, просто их было слишком много.

Камидзё нервно присел и обеспокоено заговорил.

— Американцы? Так это наш следующий противник?

— Не обязательно. Дания импортирует много американского оружия, и Академгород перехватил лидерство во время Третьей Мировой Войны, так что это избыток оружия с лейблом “Сделано в США”, которое было доставлено в Европу. Вполне может оказаться, что это что-то из арендованного, что датские военные ещё не вернули.

— На самом деле это не главная проблема, — выдохнул облачко белого пара Камидзё и взглянул на свою правую руку. — Этот враг использует лишь пули без какой-либо магии или эсперских способностей. В каком-то смысле, это худший враг, какого мы только могли встретить!!

Часть 3

В это же время сержант Ингрид Мартин уже точно определила положение двух целей. Она лежала на снежной равнине одетая в белый маскхалат, сделанный с помощью покрытия порошковой краской камуфляжа под хвойные деревья, так что даже БПЛА, летающему над головой, пришлось постараться, чтобы обнаружить её. Люди же, наблюдающие за этой областью издалека, не будут иметь и шанса заметить её.

Большое бронетанковое подразделение было лишь отвлекающим манёвром.

Крупное формирование не могло быть доставлено в такой короткий срок, так что все американские танки, простаивающие без дела после Третьей Мировой Войны, были предоставлены датским военным, чтобы растормошить эту область. Тем временем сержант Ингрид Мартин и другие спецназовцы должны были медленно двигаться вместе с танками, обнаруживая всех с “иной точкой зрения”, и устранять их.

По правде говоря, хватило бы и строительной техники, покрашенной на манер военной, с башнями из папье-маше. Они нужны были лишь для того, чтобы напугать цель и заставить её двигаться.

Она услышала голоса других спецназовцев из своего отряда по рации.

— Это Рысь. Цель обнаружена. Выхожу на линию прицеливания.

— Это Ягуар. Я тоже. Вместе с Белым Львом и Рысью мы окружили их с трёх направлений.

— Поняла вас, — ответила тихо сержант Ингрид. — И, чисто из любопытства, почему я Белый Лев? Есть же много кошек получше, из которых ты мог выбрать. Знаешь, некоторые люди делают из них чучела.

— Разве ты не согласилась на него, потому что львята пушистые и милые?

— И даже детёныши могут отхватить человеку палец. Это идеально подходит тебе.

Не отрывая глаз от своих целей, но заметив своих товарищей в уголках своего зрения, она послала в них свои смертоносные мысли. Тем не менее, даже она, возможно, не заметила бы их, если бы не знала того, что они были там. То же самое, вероятно, касалось и них.

Их цели — Камидзё Тома и Отинус, даже не смотрели в нужном направлении, потому что всё их внимание было сосредоточено на танках. Одно нажатие на спуск — и они покойники.

Но, зная то, что стало причиной этому, сержант Ингрид дала комментарий.

— Лидер плохих парней это одно, но разве другой — не тот герой, спасший Гавайи?

— Это Рысь. Тем, что он сделал сейчас, он свёл это на нет.

— Муж моей сестры оттуда, — ответила она. — Если всё так кончится, то мне не избежать драки с ней. Чёрт, а я ведь только поладила со своей застенчивой племянницей.

— Это Ягуар. На всё накладывается гриф секретности, когда мы работаем заграницей. Начни рассказывать о своей домашней вечернике на выходных, и в Компании не обрадуются.

— Я куда больше боюсь своей сестры, нежели носящих галстуки ублюдков с их натянутыми улыбочками. Я уверена, что вы знаете о том, что она сильнейшая в мире домохозяйка с хватом в 200 килограмм, и она из таких, кто сломает сейф голыми руками, если забудет комбинацию.

— Белый Лев, пожалуйста, хватит разглашать личную информацию. Это лишает всего смысла использование кодовых имён.

— Её семья тоже не шибко довольна из-за того, что у неё язык без костей. Она даже разболтала остальной семье, кто первая любовь её племянницы, так что можешь не ждать от её язы—…

— Ягуар, ты поступаешь не намного лучше.

Однако это был не Голливудский фильм, так что солдаты не могли позволить своим личным чувствам повлиять на миссию.

Пока они продолжали своё наблюдение, две цели присели, чтобы спрятаться. Это было слишком легкомысленно, если учитывать датчики современного оружия, но то, что они прятались, означало то, что они прятались. Даже если бы это им не помогло, это говорило об их намерении сражаться. Учитывая ситуацию, сержант Ингрид могла предположить только самое худшее.

Если бы они стояли с поднятыми руками, спецназовцам не пришлось бы стрелять.

— Это Белый Лев. Рысь, Ягуар, приготовьтесь. Эта работа такая удручающая, как понедельник во время месячных. Давайте покончим с этим и по домам.

— Это Рысь. Понял тебя.

— Это Ягуар. Понял тебя. И у тебя действительно такие девчачьи штуки, как менструации?

На счёт три сержант Ингрид медленно и тихо поднялась.

Она была всего в двух метрах позади Камидзё Томы и Отинус.

Часть 4

Камидзё не понимал, что с ним происходит.

Он обнаружил, что не может дышать, а зрение его было заполнено белым, словно переэкспонировання фотография. Тепло быстро собралось выше его шеи, и он не мог нормально двигать головой, так что он потянулся к своей шее и наконец ощутил сухость.

Кто-то душил его рукой сзади.

К тому моменту, как он осознал это, он уже перестал чувствовать конечности. Вместо того чтобы давить на трахею, перекрывая его дыхание, атаковавший сдавливал его сонные артерии, удерживая кровь у него в мозгу. Прежде чем он смог начать сопротивляться, его сознание скользнуло в мир тьмы.

— Чтоб тебя!!

Крикнула Отинус человеку в белом маскхалате, походившем на костюм йети. Нападавший не постеснялся использовать бессознательное тело парня в качестве щита, так и не убрав свою правую руку с его шеи.

Атаковавший очень опасался силы Отинус.

Даже в условиях отсутствия детального знания о магии воспоминания армии и правительства США была всё ещё свежи после поражения на Гавайях. Именно поэтому он сначала напал на Камидзё, а не на Отинус.

Её сила была неизвестна, но она путешествовала вместе с Камидзё Томой и хотела, чтобы он был с ней. Именно поэтому он был использован в качестве щита.

Отинус замерла на месте, всё её внимание было занятно этим, но затем снег у её ног неестественно взорвался.

Это был выстрел.

Факт того, что они были так же окружены, притупил мысли Отинус.

Атаковавший решил, что настал оптимальный момент, и сунул руку внутрь своего маскхалата, вытащив её уже с ножом, лезвие которого было длиннее 30 сантиметров.

Всё ещё используя бессознательное тело Камидзё в качестве щита, нападавший метнул нож точно в центр головы Отинус.

На всё про всё у них ушло всего двадцать секунд, а завершением этому действу послужил глухой шум.

Часть 5

— Ах…

Камидзё Тома издал тихий стон.

Он мог сказать, что упал куда-то, но даже не мог определить, лежал ли он на животе или же на спине. Его сознание было настолько запутанно, что он не смог бы даже сказать, победил ли он в камень-ножницы-бумага.

Он услышал, как кто-то разговаривал поодаль.

Говорили на беглом английском, заполненном сленговыми словечками, не встречающимися в учебниках. Это можно было назвать абсолютно неизвестным Камидзё языком.

— Ты должна была просто убить её ножом.

— Ты забыл о целях миссии, дурья башка? Эта девушка, Отинус, может подняться, даже если мы зарежем или подстрелим её.

— Мы всё ещё не знаем деталей о той “магии”, которую она использовала на Гавайях, но она по крайней мере должна думать, чтобы использовать её. Именно поэтому мы победили её, пока её мысли были слишком запутаны, чтобы думать об этом, но теперь кажется, что всё было слишком просто.

Он не чувствовал тепла.

Его сознание будто было затянуто куда-то вглубь, как будто у него была анемия, и всё, что попадало в его видимость, казалось каким-то странно далёким.

— И поэтому ты вырубила её рукояткой ножа?

— Мы должны подождать, пока видео линия со штаб-квартирой ООН не будет организованна. Она была замешана во всех предыдущих делах, вплоть до медиа-королевы на Гавайях.

— Перехват этого может привести к тому, что её солдаты вмешаются, так что нет ничего удивительного в том, что настройка закрытой линии занимает столько времени.

Пара ног, одетых в берцы, быстро сновала перед ним взад и вперёд.

— После того как связь будет установлена, мы сможем перейти к следующей задаче нашей миссии. Давайте вернёмся к процессу.

Он попытался осмотреться и только сейчас понял, что лежит лицом вниз.

— Докладам из Бэггэдж Сити трудно поверить, но, учитывая возможность подмены или двойника, мы убьём Отинус прямо перед объективом камеры, отправляя всё это в режиме прямой трансляции президенту. Пистолет 45 калибра будет использован, чтобы надёжно уничтожить её сердце и мозг. После того как её смерть будет подтверждена, в её тело будет введено 3 смертельных яда в количестве, превышающем летальную дозу в два раза. Кроме того, все её основные сухожилия и нервы будут рассечены ножом, места разреза будут запечатаны с помощью мгновенно схватывающегося клея, и её тело будет доставлено на Аляску.

— Не забудь о том, что нужно взять образец ДНК… И они и правда решили сохранить труп? Разве остатки её группы не рассматривают это как символ и не попытаются выкрасть его?

— Так решили наверху, так что не наше дело об этом рассусоливать. Если тело будет сожжено, у нас не останется каких-либо доказательств, если оставшиеся начнут утверждать, что она по-прежнему жива. Вероятно, там, наверху, опасаются этого.

Его затуманенное сознание постепенно приходило в себя.

В то же время у него был вопрос относительно этой ситуации, которую он воспринимал как обычную.

— Отинус…?

Он наконец понял ситуацию.

— Где Отинус!?

Он спешно попытался подняться, но какая-то гигантская сила придавила его спину вниз, и он услышал металлический шум. Лёжа в такой позе, он не мог посмотреть вверх, но предположил, что кто-то наступил ему ногой на спину и приставил к голове пистолет.

Человек, чьи ботинки, мельтешащие перед ним, он до этого видел, связался с кем-то по рации и бросил перед ним это прямоугольное устройство.

— Президент хочет тебе что-то сказать, — ответил женский голос по-японски.

— …!

Хоть давление на его спину оставалось, он протянул руку к рации, будучи всё ещё на четвереньках.

Из устройства послышался знакомый голос.

— Понятия не имею, почему ты начал это, но разве ты не знал, что этим всё и закончится?

Но этот холодный голос совершенно не походил на голос того человека, с которым он был заодно на Гавайях.

Человеческие чувства не достигли бы этого человека. Да и разговор о долгах был бессмыслен. Горячиться из-за того, что этот человек ничего не хочет слушать, ничего не даст. В конце концов, Роберто Катзе принимал свои решения, учитывая интересы каждого гражданина Соединённых Штатов — если не чем-то большим — что являлось гигантской ответственностью. Это лежало на нём огромным бременем, но в то же время поддерживало его великой силой.

Это не был разговор с глазу на глаз.

Это было столкновение желаний по крайней мере одного и двухсот миллионов, если не двух миллиардов.

Несмотря на это, Камидзё должен был победить.

Он должен был придумать причину, которая послужила бы поводом для этого огромного числа людей не убивать Отинус.

— Судя по тому, что вы обременили себя разговором со мной, я могу предположить, что вы хоть немного колеблетесь?

— Я просто убиваю время, пока не наладят закрытую видео линию. У нас где-то около десяти минут в запасе.

— Я не позволю тебе убить Отинус.

— У тебя есть десять минут, чтобы объяснить мне, почему я не должен этого делать, если ты, конечно, вообще сможешь. Кстати, у меня на это столько причин, что я мог бы закатить речь по этому поводу на три дня и три ночи.

Услышав этот бессердечный голос, Камидзё облизнул губы.

Его оппонент не отказывался говорить. Даже если это было только для того, чтобы дать время для подготовки казни, его слова всё ещё могут достичь этого человека.

Он не мог позволить себе допустить здесь ни единой ошибки и почувствовал неприятную боль в сердце.

— Вы по-прежнему не знаете всего об Отинус. Вы знаете, что она бежала в Данию, но вы не знаете почему. Послушайте. Не плохая ли это идея — устранять Америке главаря, так и не узнав его цели или мотивы?

— Ты имеешь в виду, что это нанесёт вред нашей репутации как мировой полиции? Это не имеет значения. Определённая стабильность мира куда важнее, нежели какая-то бесформенная репутация. Ты находишься там, на сцене, и так или иначе ты, возможно, лучше представляешь себе, что есть Гремлин. Но подавляющее количество людей в мире не знает ничего из этого. Ты хотя бы представляешь себе, сколько вреда несут с собой слухи, в частности в интернете? Если мы ничего не предпримем, это превратится в охоту на ведьм. Слухи о том, что некая страна поддерживает Гремлин, получат ложное доверие и повлекут за собой новую войну.

Такова была ситуация глазами Америки… нет, глазами шести миллиардов жителей Земли.

Они ничего не знали об Отинус.

Они даже не знали, была ли она мужчиной или женщиной.

Они больше были обеспокоены угрозой своему образу жизни, нежели жизнью какого-то неизвестного им человека.

— Не могу сказать, что вы неправы, — сказал Камидзё. — Но это ещё больная причина не убивать Отинус.

— О?

— Убийство Отинус не заставит Гремлин мирно разойтись. Просто потому, что они утратили общую цель, коей является завершение копья, они не совершат массовое самоубийство. Без того, кто объединит их, они беспорядочно рассеются. Потеря ими цели лишь оставит их сжигаемыми гневом, и их первой целью станет мир во всём мире и Америка, страна, ведущая его.

— Мы готовы к продолжению борьбы. Разве мы похожи на страны, которые простят злодея в страхе пред отдалённым будущем?

— Если вы думаете, что борьба с ними будет заключаться в преследовании остатков группы, вы глубоко заблуждаетесь, господин Президент, — нанёс удар своими словами Камидзё. — Гремлин уже доказали, что даже такая супердержава как Америка может быть поставлена на колени. Мир прекрасно увидел это на примере Гавайев. На самом деле я поражён, что никто до сих пор не пытался брать с них пример. Теперь подражатель не будет столь большой проблемой, но что, если другие члены Гремлин объединятся вместе? Я не особо смыслю в политике, но разве буду я не прав, предположив, что есть удивительное количество людей, желающих сразить Америку?

— Наличие у нас Отинус точно так же приведёт к эпохе войн.

— В самом деле? Если вы хотите предугадать, где скроются остальные члены, основываясь на их модели поведения, то должны узнать секреты Гремлин от неё. И, пока их лидер жив, никто из них не сможет назвать себя новым символом. Её выживание несколько оттянет момент их реорганизации и перегруппировки. Чем медленнее враги будут действовать, тем меньше будет распространяться хаос, и тем меньше людей погибнет.

— Но неизвестно, какой силой обладает Отинус. Я не знаю, что случилось с предполагаемым копьём в Токийском Заливе, но она может сделать что-то похожее на это или даже хуже в обозримом будущем. Нет никаких серьёзных причин прощать её. Даже если мы заточим её где-то в бомбоубежище, то не сможем гарантировать того, что Гремлин не нападут и не организуют побег.

— Тогда мы просто должны забрать силу у неё.

Он, наконец, достиг их цели.

Вопрос был в том, поверит ли президент или нет.

— Мы пытаемся навсегда лишить Отинус силы, а затем она сдастся вам. Эта неведомая сила просто станет ничем. Таким образом она сможет помочь миру в будущем и не будет угрозой, если её у нас отберут. Это лишает смысла любую причину её убивать, разве не так?

— Действительно ли есть способ сделать это?

— Вы, возможно, не понимаете этого из-за того, что это случилось так внезапно, но мы не могли проделать этот путь, не имей мы какой-то цели. Куда безопаснее было спрятаться где-нибудь в тиши гор.

Лежание на животе оказывало давление на его лёгкие, что вызывало затруднение дыхания.

— Послушайте. Мы не просим вас списывать с Отинус преступления. Как только это закончится, вы можете посадить её на десятки лет, если захотите. Пока вы всё будете делать надлежащим образом, мы не помешаем вам. Так что вы по-прежнему чувствуете необходимость в её убийстве!? Всё, что мы сейчас делаем, это не что иное, как подготовка её к заключение в американской тюрьме!

— Я не особо осведомлён об этой стороне вещей, но разве таких людей обычно не отправляют в Англию или куда-то вроде неё?

— Мы уже сталкивались с Римско-католической, Русской Православной и Англиканской церквями, но это было бесполезно. Они все решили убить её. Это может быть совершенно обычным для них, так как они имеют прямую связь с крестовыми походами и охотой на ведьм, но я не могу привыкнуть к методам 500 или 1000 летней давности.

— …

— Вы действительно должны казнить её? Я просто старшеклассник и не особо много знаю о законе, так что я должен спросить. В вашей стране и в соответствии с правилами, действующими в качестве мирового стандарта, действительно не осталось иного пути для неё, кроме смерти?

Если ответ будет да, то будущее Камидзё станет чёрным как смоль.

Даже тогда он не стал бы смотреть на преступления Отинус сквозь пальцы. Это просто сделало бы их цель намного более труднодостижимой.

— Что ж…

Последовала пауза.

Вместо того чтобы насмехаться над парнем, президент поразмыслил и дал точный ответ.

— Преступления против человечества серьёзны. Как военные преступления ей будут предъявлены обвинения в нападении на страну без объявления войны и в беспорядочных нападениях на гражданских. Несомненно, она будет казнена. Как ты знаешь, она напала на Гавайи, Бэггэдж Сити и Токио… и я уверен, что ещё больше проблем обнаружится позже. Это было бы сложное судебное дело, которое нелегко выиграть, даже уплатив горы денег армии адвокатов.

Дыхание Камидзё стало беспорядочным, но президент был прав. Он подавил желание отрицать это и приложил все усилия, чтобы принять это.

— С другой стороны, Гремлин не определены как нация в соответствии с международным правом, и они не зарегистрированы как законные вооружённые силы. Как ни странно, это означает, что некоторые из тех военных преступлений не могут быть применены. Это была бы настоящая уловка, чтобы мы могли провернуть это всё. …Но даже тогда она не была бы невиновна. После прямого нападения на Америку у присяжных было бы ужасное впечатление о ней. Она бы угодила в тюрьму минимум на 100 лет. Если бы мы успешно произвели пилотируемый полёт на Марс, обнаружили бы ген, который полностью уничтожает рак, заключили бы мирный договор с зелёными человечками или иным образом достигли бы национальной победы, то тогда, возможно, она смогла бы получить прощение, чтобы уменьшить её срок заключения, но было бы лучше думать, что нет почти никаких шансов, что она когда-либо выйдет из-за решётки.

— Хех.

Услышав, Камидзё не смог удержаться от смеха.

— Это прекрасно. Пока есть хоть малейшая надежда, я приму это. Я ухвачусь за неё. Мы — я и Отинус, будем удовлетворены этим.

— Ты уверен, что понимаешь?

— Это намного лучше, чем какой-то смехотворный финал, где она в бешенстве убита, никто не чувствует вины за это, и никто не подвергает сомнению проведение праздника в честь её убийцы. ...И я должен извиниться. До сих пор я думал о ключевых фигурах будь то Академгород на научной стороне или Англия на научной, но я никогда не думал о Америке, как о чём-то сильно важном. Но вы были наиболее рациональными, когда дело свелось к этому. Вы сделали то, что не смогли научная или магическая стороны.

— Неужели?

Это было всё, что сказал Роберто Катзе.

Выдержав паузу, он начал говорить с кем-то другим.

— Ради наших национальных интересов и стабильности в мире операция Norse Wind на данный момент приостанавливается. Отряду спецназа освободить Камидзё Тому и Отинус и продолжить операцию по проникновению, с открытым каналом для дальнейших распоряжений. Повторите.

Женщина-солдат, бросившая рацию Камидзё, ответила.

— Да, сэр. Операция Norse Wind на данный момент приостанавливается. Две цели должны быть освобождены, а мы должны находиться в режиме готовности до поступления дальнейших распоряжений.

Вместе с этими словами давление покинуло спину Камидзё.

Он прокашлялся, перевернулся на снегу и огляделся. Он увидел трёх солдат в белой униформе и лежащую недалеко, где военные могли следить за ней всё это время, девушку со светлыми волосами и с повязкой на глазу.

— Отинус.

Он попытался встать, но боль пробежала по его бёдрам, и он не смог совладать с ними. Он почти наполовину полз по снегу и подобрался к лежащей без сознания девушке.

— Отинус!

Он не стал беспечно хватать её за плечи и трясти её. Он кричал ей в ухо, пока наконец из её губ не донёсся стон. Казалось, она пришла в себя.

— Мы не собираемся прицеплять банальный ошейник с бомбой внутри или что-то в этом духе, — сказал голос из рации. — Соединённые Штаты будут скрытно наблюдать за тобой и придерживаться позиции устранения тебя. Этого должно быть достаточно, чтобы заменить такой вот ошейник.

Часть 6

Тягостное молчание нависло над конференц-залом в здании штаб-квартиры ООН.

Прошло какое-то время с тех пор, как президент, рисуясь, окончил передачу.

Крупный латиноамериканец неловко отпрянул назад от уставившихся на него лидеров Англии, Франции, России и Римско-католической церкви.

— Извините, — сказал он. — Похоже, что теперь я ваш враг.

Часть 7

Убедившись, что Отинус пришла в себя, и у неё не идёт кровь из головы, Камидзё наконец схватил её за плечи и потянул её, поднимая со снега. Её тело было удивительно холодным. Трудно было судить по выражению её лица или позе, так как она утратила свои чувства, но её ноги и талия не поддерживались должным образом. Он подставил ей плечо и она, наконец, смогла встать.

Камидзё посмотрел им в глаза лишь раз.

Они не обратили на него никакого внимания и надели свои маскхалаты поверх формы. Это одно привело в беспорядок чувство расстояния Камидзё и, казалось, они сливались с фоном, несмотря на то, что стояли прямо перед ним. И это был не только вопрос камуфляжа. Они скрывали своё дыхание и иные вещи, указывающие на их присутствие, так что даже не было чувства, что там стояло живое существо.

Во мгновение ока он потерял их из виду.

Он мог сказать, что они ушли, глядя на следы на снегу, но даже те исчезнут в метели.

— Идём, Отинус.

— Да.

Их следующим пунктом назначения была Фредерисия. Чтобы попасть туда, они должны были миновать бронетанковое подразделение, находящееся перед ними. Роберто сказал, что это был лишь отвлекающий манёвр, и подразделение не было там для того, чтобы открывать огонь. С учётом того, что операция была прекращена, у них не будет проблем, если они пойдут мимо танков.

Ну, или так они думали.

Как только они сделали следующий шаг, группа танков прямо перед ними оказалась в белом облаке взрыва.

Поток воздуха понёсся на Камидзё и Отинус, повалив их на землю.

Что-то пронеслось по горизонтали.

Камидзё запоздало понял, что белый взрыв был огромной массой снега, поднятой в воздух. И, конечно, всё на этом не закончилось. Люки танков за снежной завесой, достигшей уже десяти метров или выше, открылись, и солдаты начали спешно покидать танки.

Вскоре после этого последовала вторая волна.

Один за другим танки начали взрываться изнутри, словно воздушные шары. Повсюду появились малиновые языки пламени и чёрный дым, а некоторые башни боевых машин оторвало, и они взлетели в воздух. Если бы солдаты были чуть менее расторопны, они бы поджарились в гигантских духовках.

Но что случилось?

Лёжа на земле, Камидзё шарил лишь глазами и увидел это.

Он глядел ввысь на белое небо.

Другая группа оружия, казалось, смотрела оттуда сверху-вниз на танки.

Их своеобразные силуэты напоминали богомола. На месте рук у них было установлено чрезмерно мощное оружие, образованное из множества стволов рейлгана по типу многоствольного пулемёта. Поскольку это оружие летало по воздуху, используя высокоскоростную вибрацию своих тонких крыльев, на их брюхах можно было увидеть какие-то надписи.

Five_OVER.

Model_Case_”RAIL_GUN”.

— Чёрт возьми, они наконец прибыли, — застонал Камидзё в страхе. — Наш следующий враг — Академгород.