Том 10    
Глава 10. V.S. "Ярость Двух Миллиардов". Round_02


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 91.202.130.239:
Новый Завет 10 - Эпилог

"— В тот момент Бог Магии Отинус была '''''на''''' уничтожена на 99%, но кажется, что оставшиеся части сами по себе собрались вместе. Моё тело несколько изменило внешний вид, и я больше не могу использовать свою былую силу, но кажется, что моя смерть откладывается."

Лишнее "на".

Глава 10. V.S. "Ярость Двух Миллиардов". Round_02

Часть 1

Они были далеко от цивилизации.

Камидзё не знал, было ли у Отинус обморожение, переохлаждение или что-либо ещё, но он должен был доставить её в какое-нибудь тёплое место как можно скорее. К своему сожалению, он не знал, как это сделать. Главной проблемой было то, что на дороге вообще не было машин, и из-за предыдущего происшествия их появление не предвидится. Их двоих завалит снегом, прежде чем они куда-либо доберутся.

Ну, или он так думал.

Ситуация полностью предала его ожидания.

— Они сказали, это метеорит! Это круто! Хреново, что я не успел снять это на свой смартфон! Прямо сейчас я бы был звездой видеохостинга!!!

Объём трафика значительно возрос. Всё больше и больше людей подъезжало, чтобы увидеть (как они ошибочно думали) нежданное астрономическое шоу. Все они были довольно беззаботны, потому что это упало где-то в безлюдном и пустом месте, а не в городе. Примерно через десять минут ходьбы на глаза Камидзё и Отинус начали попадаться прилавки, где продавали жареную свинину и сэндвичи с лососем.

Он ни на секунду не сомневался, что они распродадут стеклянную землю на сувениры.

(Хмм. Надеюсь, что с валяющимся на месте взрыва Акселератором всё в порядке.)

Камидзё и Отинус следовали своему плану путешествия автостопом и получили помощь в автофургоне, переделанном для продажи еды. Отинус выступала в качестве переводчика, и оказалось, что фургон распродал баранину и теперь возвращался обратно, чтобы пополнить запасы ингредиентов.

Камидзё расстался с некоторым количеством своих драгоценных иен, чтобы купить остатки овощей и рагу на кости ягнёнка. По всей видимости, такая еда подавалась рабочим. У него было чувство, что они задрали цену непомерно высоко, но он по-прежнему был рад тому, что они могли согреться.

— Эй, Отинус. Куда мы направляемся?

— Ольборг.

— ………………………

— Л-ладно. Я извиняюсь за столь короткий ответ, так что не смотри на меня таким слезливым взглядом, человек! Мы направляемся примерно на тридцать-сорок километров южнее той равнины около Йёрринга. Мы движемся в правильном направлении и не отклоняемся с пути слишком далеко, путешествуя автостопом.

Типичными способами передвижения старшеклассника, такого как Камидзё Тома, были его ноги и велосипед, так что дистанция в сорок километров представляла собой большое расстояние. Тем не менее, такое расстояние можно было покрыть за двадцать-тридцать минут езды на автомобиле по шоссе. Осознание этого дало ему небольшое желание получить права.

Цвет лица Отинус стал лучше, чем прежде, и она снова могла двигать своими конечностями, как и обычно. Скорее всего, причиной этому был как тёплый суп, так и машина, защищавшая её от холодного воздуха. Однако чувства Отинус всё ещё были притуплены, так что у него не было выбора, кроме как продолжать приглядывать за ней.

Как только фургон прибыл в крупный город, Камидзё поклонился рабочим и ушёл. Отинус как всегда стояла в гордой и величавой позе, так что он не мог на её примере судить о том, как лучше себя вести.

Через десять секунд после того, как они вышли, холод начал пожирать температуру их тел.

— Бррррррр. Нам нужно купить пальто. Вся наша кожа станет фиолетовой, если мы не сделаем это.

— Я слышала уже достаточно. Насколько ты слаб?

— Ты говоришь так лишь потому, что твои чувства уже притупились! Этот триумфальный вид не очень убедителен, если обратить внимание на твои посиневшие губы!!!

В целом, город был окрашен в оттенок кирпича. С набережной поднималось несколько фабричных труб, но всё, начиная от жилых домов и кончая пожарной станцией, было сделано из камня. Население было собрано вместе в одном этом районе, который был похож на скопление блоков различной формы, но было несколько зданий выше, чем семь этажей.

— Почему всё в Европе вот так? Как вы разбираетесь с гарантийным депозитом или въездной платой, когда речь заходит о жилище, которому три или даже пять сотен лет? Разве они не заботятся о правилах пожарной безопасности?

— У них просто большой депозит. И если ты посмотришь на остальной мир, то странной является как раз Япония. Ты не найдёшь ни одной страны, где нет ничего кроме бруса 2x4 и железобетона.

— Кстати, я был уверен, что что-то произойдёт, когда мы двигались по подводному тоннелю. Я был готов к гонке с огромной волной воды, а по окончании этого к взрыву тоннеля.

— Они предполагают, что будут сражаться с богом магии, обладающим 100% своей силы, так что они не думают, что погружение в океан убьёт меня.

Основная цель Камидзё и Отинус заключалась в том, что они собирались найти кого-то, с кем они могли бы дальше путешествовать автостопом, или идти в соседний город, но в первую очередь им нужна была соответствующая одежда. Но прежде, они должны были обменять японские иены на датские кроны. Если они слишком затянут с этими РПГшными квестами, то станут реальными прототипами Девочки со спичками, так что они предпочли поторопиться.

— Я-я не вижу никого на этой улице, да и все магазины закрыты.

— Пока ещё рановато.

— Так или иначе, где это мы?

— Улица Девы Анны. И изначально она была крупным районом проституции.

— ……………………… (←В самом деле не уверен, как должен реагировать.)

— Ты не слышал, что я сказала “изначально”? Теперь она просто наполнена барами. И у тебя действительно есть время, чтобы так себя обнадёживать?

— И этот горький вид появился от того, что красивая девушка подняла такую тему, как проституция!!! Если задуматься над этим, было ли вообще это так необходимо? Почему ты сначала объясняешь это, а затем выходишь из себя?!

Они покинули этот район, заполненный барами, и попали в обычный торговый район. В отличие от Японии все здания тут были вековыми и построенными из камня или кирпича, но не они так привлекли внимание Камидзё.

— Что это за статуя мускулистого мачо? Если её сдвинуть в сторону, не окажется ли под ней лестница?

— Это статуя Одина, другими словами, меня. Ты можешь увидеть такие статуи по всей Скандинавии.

Стоя под этим холодным небом, Камидзё глянул туда-сюда, переводя взгляд между красивой девушкой и статуей мачо.

— Ну, если сравнивать с изображением красивой девушки… Эй, насколько сильно люди боялись тебя?

— За-заткнись! Вот кем меня считали в одном из миров по ту сторону зеркал. Информация обо мне не всегда точна, но всё равно это запись, оставленная третьим лицом. И в конечном итоге они остались, пока я постоянно пересоздавала мир.

— Но почему на статуе лишь штаны и накидка? С другой стороны с тобой…

— Если скажешь “Я мог видеть, как это происходит”, я врежу тебе. Имей это в виду.

Они обменяли деньги в похожем на банкомат устройстве, стоящем у дороги. Сюрреалистично было видеть машину, встроенную прямо в стену здания возрастом пять сотен лет.

Кошелёк Камидзё наполнили странные купюры, выглядящие с его точки зрения словно игрушечные, так что он не воспринимал их как настоящие деньги.

— Т-так или иначе, нам надо купить пальто. Только не говори мне, что их здесь лишь шьют на заказ портные.

— Как ты вообще себе Данию представляешь?

— Давай просто скажем, что я не удивлюсь, встретив тут такие предметы, именуемые как “травы” и “зелья”.

Все магазины были маленькие, без витрин и располагались в зданиях, построенных сотни лет назад. Камидзё больше пугала перспектива идти туда, чем впервые прийти в магазин, торгующий раменом, которым владеет упрямый старик. Он боялся обнаружить мир высокого класса, где один единственный носовой платок будет стоить 10,000 иен, но Отинус быстро нашла лучший магазин и зашла внутрь.

— Похоже, что одно дешёвое будет стоить лишь около 2500 крон. Сколько у тебя есть?

— Сенсей, я не знаю курс кроны.

— 2500 это что-то около 50000 иен.

— Каким боком оно, чёрт возьми, дешёвое!? Там что у него, процессор внутри!?

— Да ладно…

— Не смей обсуждать мою способность поддерживать себя. Я старшеклассник, которого запустили заграницу практически без ничего, кроме рубашки на теле!!!

— Этот дешёвый кусок барахла даже воду не отталкивает. Так что нам ещё придётся купить зонт.

— Знаешь что?

Обычный парень Камидзё Тома сделал шаг назад, поднял большой и указательный пальцы в форме буквы L, и сделал воображаемую рамку.

— Думаю, может быть, нам надо начать с того, чтобы достать тебе немного нижнего белья.

— О, я поняла. Ты решил не оставлять ни один мой шаг без насмешки, так? Как насчёт того, чтобы поговорить снаружи?

Часть 2

Приблизительно получасом ранее шли полным ходом приготовления.

Во всём мире Дания была известна из-за достопримечательностей и обрабатывающей промышленности, но в Северной Европе она славилась молочными продуктами, такими как, например, сыр. В действительности же около семидесяти процентов страны занимали сельхозугодия.

Самые большие сельскохозяйственные области никогда не испытывали недостатка в темах для обсуждения, таких как круги на полях, но ситуация в области Орхуса, находящегося недалеко от центральной части полуострова, немного отличалась.

Солдаты, принадлежащие ВВС, охраняли несколько припаркованных там военных машин. Два-три километра сельхозугодий были выровнены тракторами, чтобы очистить их от снега. Это выглядело так, будто на землю приклеили огромный кусок клейкой ленты, а потом сорвали.

Самой большой странностью было несколько самолётов, любезно остановившихся на краю этой прямой линии. Это были характерные бомбардировщики Соединённых Штатов. В то же время, менее известные, нежели V-образные летающие крылья, у них был определённый уровень стелс технологий, способность летать на скорости 1.3 Маха и возможность нести стратегическое ядерное оружие.

Однако сейчас на их борту не было никакого опасного оружия массового поражения.

Но, тем не менее, они транспортировали в Данию ещё более опасное оружие.

— Да, да. Мы не можем сесть на военной базе в Ольборге, как планировалось. Из-за этого, как они предполагают, метеорита!!! Они убирают абсолютно всех из воздушного пространства у этого места! Пожалуйста, отправьте официальную жалобу в Академгород! Да, я имею в виду это!!! Они встают на нашем пути!!!

Монахини в чёрных одеяниях высаживались из бомбардировщиков.

Идущей впереди всех и говорящей по телефону монахиней с коричневыми волосами была Агнез Санктис.

— Пришлось приземлиться на полевом аэродроме недалеко от Орхуса. Да, те “развалины” были быстро подготовлены во время Третьей Мировой Войны, и мы просто подготовили их ещё раз. Это было не смешно. Его покрытие было всё в трещинах, так что посадка была довольно ухабистой. …но так или иначе!!! Я не могу поверить, что ты втиснула людей в такое непригодное место, как бомбоотсек! А? Это намного быстрее, чем на транспортном самолёте? Мне всё равно!!!

Агнез и другие монахини, посланные Римско-католической церковью, вышли из самолёта и очутились в серебряном мире, но эти несколько сотен были не единственными, кто находился здесь. Окинув округу беглым взглядом, можно было также обнаружить элиту Англиканской и Русской Православной церквей.

Но это не было их местом назначения.

Они готовились использовать машины, поезда, внутренние авиарейсы, вертолёты и другие транспортные средства, чтобы отбыть в разных направлениях и найти Бога Магии Отинус и Камидзё Тому.

Несмотря на то, что все они были в одном месте, внимание их было сосредоточено на разных точках.

Все они в какой-то степени обменивались между собой информацией, правда, по-разному её интерпретировали.

— Это и вправду вся информация?

— А не сливают ли они нам ложную информацию, чтобы забрать себе всю славу?

— Если мы раскроем их позицию, не минуют ли их враги и не направятся ли прямо к нам?

— Если мы нападём на них сразу после того, как цели пробьются через них, не будет ли у нас больше шансов на победу?

— Никто не собирается напасть на нас и сделать, чтобы выглядело так, что нас атаковал бог магии?

Агнез пришла к выводу, что главной причиной всех подозрений была сила их противника. Это было ненадлежащим примером для монахини, но она чувствовала, что это было похоже на высокие ставки во время игры в казино. Они ставили на судьбу мира или на право украсть и проанализировать силу бога магии, которая могла повлиять на судьбу мира. Уровень давления был куда больше, чем в детской игре в покер.

— Мы будем следовать нашей информации и направимся в Ольборг. Попросите Папу начать подготовку. Другие силы, скорее всего, будут приглядывать за остальными маршрутами и наблюдать за тем, что делаем мы. Нас тут больше, чем кого-либо ещё, так что, вероятно, нас видят как приманку или как что-то, что спугнёт их из укрытия. Если мы нанесём удар, они могут тут же присоединиться.

Говоря, Агнез отдавала жестами приказы подчинённым.

У них не было никого, кто обладал бы огромной мощью, как Святой или Трон Справа от Бога, они обладали силой двух миллиардов верующих со всего мира.

Они владели силой умов трети человечества.

Часть 3

Громкий статичный шум разнёсся по Ольборгу.

Он доносился из динамиков, установленных по всему городу для предупреждения о стихийных бедствиях.

— Что?

— Б-бббх…

Слегка ударяя своего партнёра за пределами магазина, Отинус остановила свои кулаки и подняла взгляд. Кстати, сидящая на Камидзё прекрасная дева, отправила его прямиком в похотливый режим.

— Это предупреждение для Камидзё Томы и Отинус. Мы уже знаем, что вы скрываетесь в этом городе. Пожалуйста, разоружитесь и сдайтесь в Церкви Ансгара в течение десяти минут.

Запутанные взгляды на их лицах не были вызваны опасным содержимым предупреждения.

Предупреждение было на японском.

— Если вы не последуете вышеупомянутым требованиям, независимо от причины, мы будем рассматривать вас как врагов и начнём атаку. Кроме того, не пытайтесь использовать гражданских и исторические объекты в качестве щита. Такого рода действия бесполезны против нашего заклинания. Повторяю…

Голос наполнил каждый уголок города, но маловероятно, что кто-то ещё понял это послание. Некоторые молодые люди подумали, что это какого-то рода действо и начали свистеть.

Лёжа на спине, Камидзё слегка покачал сидящую на его животе Отинус.

— Что думаешь?

— Я не понимаю, почему они решили предупредить нас, но они, должно быть, уверены, раз не попробовали провести внезапную атаку. Они должны быть готовы убить бога магии со 100% силы, — Отинус выпустила облачко пара. — В качестве примера мы уже видели заклинание феи. Они, должно быть, сумасшедшие, если решились на прямую битву, но они могут знать какую-нибудь нашу слабость, которую могли бы использовать.

— …

Камидзё затих, потому что что-то показалось ему странным, но он решил, что это не было важным сейчас. Как только Отинус встала с него, Камидзё поднялся со снега.

— Что нам теперь делать? — спросила девушка с повязкой на глазу. — Надерём им задницы?

— Когда мы не знаем, кто здесь и сколько их? Они сказали «десять минут», так что это значит, что до тех пор они не будут атаковать. Собираемся ли мы бежать, прятаться или сражаться, нам нужно собрать немного информации. Начнём с того, что действительно ли они знают, где мы прячемся? Они могли бы сделать такое сообщение в каждом крупном Датском городе, чтобы заставить нас отреагировать.

— Я не была бы так уверена в том, что они будут ждать все десять минут.

Дорога в торговом районе была лишь пешеходной, так что он пробежал по ней и выглянул на большую дорогу.

— Дерьмо!

Он тут же втянул голову обратно и прижался спиной к стене.

Отинус с сомнением во взгляде посмотрела на азиата, который притворялся шпионом.

— Что такое?

— Не выходи за угол. Ты будешь выделяться там в такой одежде, словно белая ворона.

Несколько монахинь в чёрных одеяниях блуждали вблизи автобусной остановки, установленной на более крупной дороге. Камидзё сразу признал эти одежды: такие же были у Орсолы Аквинской и Агнез Санктис.

— Это Римско-католическая церковь. Сначала сильнейший эспер, а теперь сила количества. Отинус, мы не сможем пробиться через них. Если мы начнём действовать не подумав, они оттеснят нас и уничтожат. Мы должны придумать, как нам выбраться из города.

— Может и не мне говорить об этом, раз я потеряла свою силу, но разве это не толпа слабаков? Не будет ли реалистичней победить нескольких из них и продолжить наш путь?

— Здесь мы можем рассчитывать лишь на мою правую руку. Она хороша против огромной мощи с одного направления, но я ничего не смогу сделать с множеством атак со всех сторон сразу. В каком-то смысле они менее предпочтительный соперник для меня, чем тот монстр, которого мы встретили раньше.

— Ах, чёрт возьми, как я не подумала об этом?!

— Отинус-чан? Почему ты выглядишь такой опечаленной?

Во всяком случае, они решили отступить и сбежать из Ольборга, воспользовавшись другим маршрутом. По пути они заметили ещё несколько монахинь в точно таких же нарядах. Некоторые примечали их, некоторые следили за ними, делая вид, что не замечают. Возможно, каждый из них заметил Камидзё и Отинус.

— Судя по потоку людей и автомобилей, дороги не перекрыты. Если до этого дойдёт дело, мы могли бы запрыгнуть в кузов грузовика, чтобы быстро покинуть город. Отинус, ты уверена в своих атлетических способностях?

— С кем по-твоему ты разговариваешь? Я бог войны.

— Просто чтобы внести ясность, это без поддерживающих заклинаний, которые ты больше не можешь использовать?

— …

Бог магии Отинус умолкла!!!

Камидзё поднёс руку ко лбу. Возможно, ему придётся подтолкнуть миниатюрную задницу Отинус, чтобы помочь ей забраться в кузов грузовика.

Однако они оба допустили несколько маленьких ошибок.

Во-первых, они невнимательно следили за обратным отсчётом отведённых им десяти минут.

Вспышка света внезапно вырвалась из соседней стены. Это было какое-то заклинание, напоминавшее лазерный луч. В то мгновение, когда Камидзё понял это, он развернулся всем телом и поднял правую руку.

Во-вторых, они стали самонадеянны. Им не противостоял Святой или Бог Магии. В их распоряжении был Разрушитель Иллюзий, так что Камидзё предположил, что сможет отклонить любое атакующее заклинание, если не будет окружён и перегружен атаками.

Это была основная ошибка.

В тот момент, когда он принял атаку, его правая рука была выбита назад.

Сильное воздействие скрутило сустав его правого плеча и отправило его тело в полёт, заставив как минимум дважды перевернуться в воздухе.

Часть 4

(Ах…)

Поначалу Камидзё Тома не мог чётко ощутить боль.

Его поле зрения ошеломляюще вращалось вокруг, и идея о том, что его правая рука сработает, была уничтожена. Замешательство наполнило его сознание так, что он даже не мог обработать хотя бы основные свои ощущения.

Сильная боль наконец взорвалась, когда его тело упало в снег.

— Гах?! Аааааааааааааааааааааахххххххххх???!!!

— Дерьмо!

Отинус была рядом с ним, но голос её звучал, будто издали. Она схватила его за невредимую левую руку и практически втащила его в соседний переулок.

Несколько таких же лучей вылетели вдоль дороги и несколько шагов проследовали по ней. Монахини, казалось, потеряли их след, но это не продлится вечно.

Что более важно, Камидзё не мог думать ни о каком долгосрочном плане с почти уничтоженной правой рукой. Он стиснул зубы и попытался перетерпеть боль.

— Я дотронусь до неё.

Сказав это, Отинус провела кончиками пальцев вдоль его правого плеча. На него напало чувство сильной жары, а не боли. У него было такое чувство, что его плечо выросло раза в два.

— Оно не сломано. Это вывих. Будет немного больно, но внешнее воздействие может вправить сустав на место.

Отинус схватилась за край плаща.

— Прикуси это. Так ты не откусишь от боли свой язык.

— …? Что это?

— В чём дело?

— Ну, это действительно… сладкое и солёное? Секундочку. Это твой пот?

— Хнн!!

После нескольких немыслимо болезненных звуков Камидзё снова мог двигать своей рукой.

Этому не было никакого медицинского основания, но он чувствовал, что собирается выкашлять комок крови.

— Так или иначе, что это было?

Он попытался повращать своей рукой, но услышал глухой хруст внутри тела.

— Это была не магия? Моя правая рука не смогла свести это на нет.

— Это было определённо основано на магической силе человека. Луч пронзил стены, не разрушив их. Он прошёл прямо сквозь них и совершенно точно был нацелен на нас, пока мы в городе. Я думаю, в основе этого заклинания лежит агрессивная интерпретация истории о молнии и божественном наказании. И его структура достаточно проста, чтобы оно было понятным любому человеку, обладающему христианским знанием.

Луч света будет проходить через строения и прохожих, точно обжигая лишь свою цель.

С таким заклинанием они могли сражаться на полную, даже будучи в центре города.

— Но это не имеет никакого смысла, моя правая рука не работала.

— Были ли такие исключения раньше? Ты должен понимать свою руку лучше, чем кто-либо ещё.

Он вспомнил, что и вправду были заклинания, которые не мог свести на нет его Разрушитель Иллюзий, например, Иннокентий Стейла Магнуса и Третья Рука Фиаммы, что Справа.

— Так само по себе заклинание простое, но его мощь… нет, количество слишком велико?

— Если так, то ситуация может быть опасной. Мы против Римско-католической церкви — самого многочисленного вероисповедания мира. Если Папа снял с них “замок”, то они могут делать всё что угодно.

Должно было быть очевидным, что появится нечто необычное.

Их не заботил Камидзё, они готовились к сражению с богом магии, который мог уничтожить мир. Так что они будут использовать любые необходимые средства, чтобы увеличить шансы своего успеха на 10% или даже на 1%.

— Ты можешь считать, что два миллиарда человек сознательно или подсознательно сейчас твои косвенные враги. В худшем случае они могут использовать здесь одновременно два миллиарда стандартных заклинаний.

Часть 5

Они изучали план Ольборга.

Их врагом была Римско-католическая церковь. Основным вражеским оружием была пушка-заклинание с двумя миллиардами зарядов, полученных путём сбора магической силы и вычислительных мощностей двух миллиардов человек со всего света. Монахини, рассредоточенные по городу, были глазами и ушами этой пушки. Если они обнаружат Камидзё или Отинус, чрезвычайно мощный снаряд будет выпущен прямо в них, игнорируя здания и прохожих, оказавшихся на пути.

Возможность заклинания проходить сквозь препятствия означала, что они ничего не могли использовать в качестве щита. Если их найдут, всё будет кончено. Правая рука Камидзё не могла полностью свести его на нет, так что она снова будет вывихнута или сломана. Само собой разумеется, Отинус будет ещё хуже, так как она потеряла свои силы.

— Мы должны сделать что-то с этой пушкой, — сказал Камидзё, имея это в виду. — Устранение нескольких глаз и ушей не принесёт нам никакой пользы.

— Да, кажется, это единственный вариант. Мы не знаем, насколько она точна, или какова её дальность, так что мы не можем быть уверены в том, что, покинув Ольборг, мы будем в безопасности.

Сначала Отинус согласилась с ним.

— Но где эта пушка? И мы не знаем, как много глаз и ушей в Ольборге. Их могут быть сотни, тысячи или даже десятки тысяч. Проскользнуть мимо всех них будет нелегко. Если мы попытаемся обыскать каждый уголок этого города, в нас выстрелят миллионы раз.

Отинус набросала на снегу грубый план города, и Камидзё, окинув его взглядом, указал на определённое место на нём.

— Она, наверное, здесь.

— Почему?

— Позволь я задам тебе вопрос, Отинус. Если бы это была ты, то где бы установила пушку? В безопасном месте, окружённом толстыми стенами? Или же ты спрячешь её среди множества жителей?

Отинус на мгновение задумалась.

Она полагалась не только на свою силу, как бог магии. До того как копьё было завершено, она плела интриги против всего мира.

— Где-то, где есть хороший обзор. Сама по себе или с чьей-то помощью, эта пушка использует визуальную наводку, так что лучшей точкой будет место, где нет препятствий, такие места как пустыня или равнина. Таким образом, любой враг будет застрелен, прежде чем подберётся.

— В таком случае… — Камидзё постучал по снегу. — Здесь гигантская дыра в городском пейзаже, юго-западней церквей и музеев. Должно быть, там какой-то парк или что-то вроде того. Там бы я её и разместил.

— И там находится удобная стометровая башня, называющаяся Ольборгская Башня. Смейся над названием сколько хочешь, но оттуда весь город как на ладони.

На этом их план был готов, и Камидзё дал своё указание.

— Я пойду. Отинус, спрячься где-нибудь.

— Ты хочешь, чтобы я тебе врезала?

— По крайней мере, позволь мне сначала объяснить свой план!!!

Боясь, что его череп раздробят, Камидзё быстро разъяснил, сопровождая это огромным количеством жестов. Он сказал ей, что он посчитал странным в оповещении, данном на весь город.

— Понятно. Значит, это не для того, чтобы просто покрасоваться.

— Что я за человек по-твоему?

— Как ты думаешь, сколько я должна была мириться с твоей показухой.

Отинус поднесла руку к подбородку и немного подумала.

— Но, если ты собираешься уничтожить пушку, тебе нужен какой-то способ, чтобы подобраться ближе. Если бы ты просто побежал туда, тебя бы расстреляли.

— Уух…

— Не волнуйся. Я знаю, что ты за человек, так что тебе не надо беспокоиться о том, что ты расстроишь меня. Я уже решила, что врежу тебе пару раз, как только всё это закончится.

Казалось, его единственными путями к счастью были убеждение её в том, что не стоит бить его, или принятие этого в качестве награды.

— К-кстати, у тебя есть какие-нибудь хорошие идеи, о великая богиня?

— Такой титул — хорошее начало, так что я, полагаю, дам ответ, который ты хочешь.

Часть 6

По прямой до Ольборгской Башни было менее двух километров, но Камидзё был бы пронзён магическими лазерами миллион раз, если направился прямо туда.

Отинус подсказала ему секретную стратегию, но он не мог безоговорочно ей следовать. Он не передвигался бегом, чтобы не выделяться, а вместо этого ходил по улице, смешавшись с толпой.

(Если подумать об этом, в том объявлений было несколько странностей.)

Думать об этом было тем же, что и признавать окончательно загнанным себя в угол.

И, признавая это, он был в невыгодном положении, что не давало ему плана на волевую победу.

(Предупреждение было на японском и было адресовано “Камидзё Томе и Богу Магии Отинус”. Это означает, что они прежде всего обращались ко мне, а не к Отинус.)

Ступив на снег, он глубоко задумался.

(И действительно ли они собирались использовать эти лучи на боге магии? Римско-католическая церковь может и не знает, насколько велика угроза бога магии, но разве это заклинание больше не контрмера против Разрушителя Иллюзий?)

Само собой разумеется, что большей угрозой для мира была Отинус, а не Камидзё. Теперь, когда он путешествовал с ней, он не мог жаловаться на то, как к нему относились, но они не должны были в первую очередь фокусироваться на нём.

Тем не менее, эта группа численностью в два миллиарда человек считала приоритетным его устранение. Он мог лишь думать об одной причине для всего этого.

(Их первоначальным планом была атака на Токийскую Бухту и окончательная победа над Гремлин и Отинус. Почему сейчас они дают нам шанс сдаться? Ситуация стала ещё более острой, чем раньше, так почему чувствуется, что всё наоборот?)

Другими словами…

(Они пытаются убрать меня из битвы на ранней стадии.)

Другими словами…

(Они не уверены в том, действительно ли я враг, поэтому пытаются разделить меня и Отинус и уже затем атаковать истинную угрозу невиданным уничтожением.)

Другими словами…

(Они дают мне шанс. Если Отинус со мной, то у них не будет иного выбора, кроме как безжалостно атаковать, но они могут отложить это, если я буду действовать отдельно от неё. Почему они так делают? Я против кого-то, кого я знаю?)

Придя к этому выводу, он вышел на главную дорогу.

Его взгляд встретился с взглядом монахини в чёрных одеждах. Она указала на него и дала своего рода команду.

Мгновение спустя сверкнула яркая вспышка света.

Он не почувствовал в этом никакой доброты.

Он инстинктивно уже было начал полагаться на свою правую руку, но вместо этого присел так быстро, как только мог. После того как луч прошёл над ним, луч пронзил прохожих и машины, не причинив им ни малейшего вреда. Казалось, они приняли это за световое шоу, подобное проекционному наложению.

Камидзё припустил изо всех сил.

— Я был наивен!!! Это не то, что они делали! Они совершенно точно пытаются убить меня!!!

Монахини, должно быть, связывались друг с другом, потому что всё больше и больше их начало появляться из разных переулков. Все эти “глаза и уши” корректировали прицеливание пушки-заклинания. Камидзё чувствовал холодок, бегущий по спине, но не мог уклониться, пока двигался вперёд.

Из-за боли и растерянности он не был в состоянии внимательно наблюдать за атакой, но на этот раз он мог определить основное её направление. Как он и предполагал, луч прилетел от Ольборгской Башни, и единственным вариантом было сосредоточить внимание на ней.

Но эта идея оказалась ошибочной.

Другой луч вылетел в упор откуда-то сбоку.

(Что!? Это совершенно другое направление!!!)

Его застали врасплох.

Он не мог вовремя уклониться, так что он поднял правую руку и принял колоссальный удар. Так же как и раньше, боль взорвалась в его правом плече, и он, кувыркаясь, взлетел в воздух.

— Гаааааааааааааааахххххххххххххххх!?

Он продолжал бежать с безвольно болтавшейся вдоль тела правой рукой.

Лучи света периодически атаковали его с разных направлений.

(Я неправильно истолковал это.)

Его сознание колебалось, и причиной этому была не только лишь боль.

(Это не множество глаз и ушей, выступающих поддержкой одной пушки. Все монахини — глаза, уши и пушка?!)

Он больше не мог пользоваться своей правой рукой, так как плечо было вывихнуто.

Он полностью проиграл, и лучи света преследовали его сзади.

Мгновение спустя тело парня исчезло с улиц Ольборга.

Часть 7

Сёстры Лючия и Анджелина, находящиеся в другой группе монахинь, вскрикнули, увидев, как парень внезапно пропал.

— Слишком далеко!!! Это заходит слишком далеко!!! Прекратить стрельбу Рыбой с Вечери! Мы должны были безопасно убрать его из сражения! Кто убил его?!

Однако жалоба задним числом ничего не даст.

Монахини собрались вокруг точки его исчезновения, а затем кое-что заметили.

— С-сестра Лючия, что это? — спросила согнувшаяся девушка.

Все их взгляды были направленны на отверстие в вымощенной камнем дороге. Квадратная дыра была около шестидесяти сантиметров в поперечнике.

Церковь Ансгара располагалась в той же зелёной зоне, где находились Ольборгская Башня и современный музей. Внутри неё Агнез Санктис стонала от доклада, который только что получила.

— Секретный подземный проход?! О чём ты говоришь?!

— Судя по тому, что я увидела через отверстие, заглянув туда, кажется, что он вырыт вручную. И я сомневаюсь, что это было сделано за последние 100 лет. Мы запросили из мэрии документы, но пока что ничего не получили.

— Как думаешь, что это, Сестра Лючия?

— Ольборг имел несчастье быть уничтоженным несколько раз за датскую историю во время войны. Если тоннели были тайно вырыты жителями в момент защиты своего имущества или жизни, то они могут быть растянуты по всему городу, словно паутина.

— Тогда обратитесь в газовую компанию, в департамент водоснабжения и к подрядчикам метро. Запросите любые старые записи, в которых упоминается, что они остановили строительство, наткнувшись на какие-то странные руины.

— Мы уже делаем это, но успеем ли вовремя?

— Хватит задавать вопросы, ответы на которые одному Богу известны. Монахиням запрещено испытывать Господа.

Агнез закончила сеанс связи, откинулась на спинку стула и посмотрела в потолок. Ей была дана карта, с помощью которой она должна была распределять подчинённых, но, казалось, она должна была провести на ней огромное количество новых линий.

Она снова взглянула на лежащую на столе карту, но карта и стол под ней были внезапно отброшены.

Какая-то большая сила оттолкнула их снизу.

— Что?

Захваченная врасплох, она чуть не спрыгнула со стула, но потом она увидела это.

В полу, прямо под столом, открылась дыра. Другими словами, она была прямо под стулом. Другими другими словами, она была прямо между её ног. Другими другими другими словами, голова парня с ершистыми волосами приближалась в идеальное положение, где он мог видеть её короткую юбку.

— Чт… бу-…!!! У тебя какая-то ненависть ко мне?!

— Задай себе этот вопрос. И ты умножаешь свою магию на два миллиарда?! Не называется ли это заклинание "инфляцией"?!

Вид извращённой подводной лодки под названием Камидзё Тома, совершившей экстренное всплытие, был настолько шокирующим, что она забыла отшвырнуть свой стул и попятиться.

После того как она наконец пришла в себя, она огляделась, даже не пытаясь схватить своё Символическое Оружие под названием Лотосовый жезл, лежащее на полу рядом с картой.

— Постой! Постой! Пожалуйста, дай мне перерыв! Что ты собираешься делать, если я действительно планировала убить тебя?

— Ты не пыталась убить меня, после того как предупредила на японском и сказала название церкви. После того как я узнал, что все функционировали как пушки, это исключило Ольборгскую Башню, так что лидер сил Римско-католической церкви определённо оставался бы внутри церкви. Это не что-то рациональное, а скорее больше твой инстинкт. Так или иначе, я знал, что найду знакомого мне человека, придя сюда, но вы, ребята, немного увлеклись и почти испарили меня, пока я шёл сюда!!!

— Почему ты здесь?

— Я объясню свою логику, так что, пожалуйста, сделай вид, что упустила нас.

— А если я скажу «нет»?

— Ты — выключатель, не так ли? — сказал снизу Камидзё. — Я видел несколько различных типов силы Римско-католической церкви: Корче ди Пьетро, Королева Адриатики, Константинов Дар и Вифлеемская Звезда. Ни одно из них не было создано на полностью параллельных структурах. В центре всегда был лидер, и всё было сделано параллельно ниже него.

— …

Камидзё говорил об особенности Христианской церкви, которая утверждала, что все люди равны, но в тоже время выделяя Двенадцать Апостолов как особенных. В частности, Римско-католическая церковь говорила, что Бог использовал свою силу равномерно, и вера людей достигала Бога равномерно, но они по-прежнему любили поставить посредника меж человеком и Богом.

В таком случае…

— Твоя группа известна как Силы Агнез, так что посредник здесь, несомненно, ты. Ты можешь служить выключателем, на случай если остальные потеряют контроль над заклинанием, но это также означает, что ты Ахиллесова пята этого заклинания. Если ты откажешься сотрудничать, то я сделаю то, что должен. Я уничтожу это ваше заклинание и оставлю остальное на Отинус. Или у вас есть ещё один козырь?

— Это то, чего я не понимаю. Ты работал совместно с силами коалиции, чтобы не дать Отинус создать копьё, так почему ты сейчас полагаешься на неё?

— Ты будешь слушать? Ты дашь мне объяснить?! Правда?!

— У меня такое чувство, что я пожалею об этом. И что за раздражающая атмосфера, будто кто-то говорит о своём возлюбленном или питомце?!

Если он внезапно скажет ей, что мир был уничтожен, и Отинус использовала Разрушитель Иллюзий, чтобы вернуть его в обычный вид, то Камидзё сомневался, что она поймёт.

По этой причине он слегка изменил свою точку зрения.

— Поверишь ли ты в то, что прошло огромное количество времени между прибытием на Саргассо и атакой на Отинус, но не один человек в мире не осознал это?

— Мне пришлось бы нелегко.

— Тогда ты можешь объяснить, почему Отинус внезапно изменила свой план? Если бы она завершила своё копьё в Саргассо, то смогла нанести миру поражение, так почему она внезапно отказалась от этого и направилась в Данию?

— Теперь, когда ты упомянул это…

Сидя на своём стуле Агнез нахмурилась.

Камидзё использовал психологическую уловку. Сначала он высказал требование, которое невозможно было принять, а затем сменил его на более простое. Статистические данные показывали, что это облегчало принятие, чем если бы это второе требование было бы дано первым.

Он действительно был рад, что обратил на это внимание в классе Комоэ-сенсей.

— Отинус пытается отказаться от своей силы, и для этого ей нужно кое-что, что находится в Дании, — медленно сказал он. — И это не несёт нам ничего плохого. Позволить ей сдаться куда более конструктивно, чем разделить землю надвое в полномасштабной войне.

— Это было бы идеально, но я не могу понять, почему у Отинус внезапно случился такой перелом в убеждениях. Пожалуйста, только не говори, что соблазнил её.

По правде говоря, это было связано с длительным временем, о котором знали лишь он и Отинус, но Агнез никогда бы не приняла такое объяснение.

Он решил быть кратким и вложить в это как можно меньшее количество лжи.

— Отинус боится своей силы.

— Даже при том, что наполнила мир хаосом, чтобы обрести её?

— Именно потому, что она обрела её. Честно говоря, она уже завершила копьё к тому моменту, когда мы прибыли на Саргассо. Она использовала не тот метод, который мы ожидали, но она стала завершённым богом магии и узнала истину об этой силе. …и эта истина точно не обрадовала её.

Самой болезненной частью было то, что он не мог объяснить, как Отинус была уже практически обессилена.

Объяснение этого лишь добавит больше путаницы, но отсутствие объяснения может выставить её злодейкой.

— Отинус покинула Саргассо, чтобы отказаться от своей силы в качестве бога магии, но Гремлин расценит это как предательство. Она готова к этому и зашла так далеко. Если мы будем действовать сейчас, мы сможем избежать конфликта, который будет худшим сценарием как для мира, так и для Отинус. Мы могли бы спасти обоих, и я хочу сделать ставку на эту возможность.

— ………………………

На какое-то время Агнез погрузилась в молчание.

Даже если она не поняла всего на эмоциональном уровне, Камидзё чувствовал, что помог ответить ей на некоторые вопросы касательно текущей ситуации.

Кстати, — сказала она наконец. — Что ты будешь делать, если я до сих пор не согласна?

— Тогда у меня нет выбора, кроме как сражаться, — он мог слышать скрип в своём сжатом кулаке. — Но уж ты-то должна знать, что я не уступлю так легко, когда мне есть, кого защищать.

— Тогда…

Тяжёлый звук металла наполнил церковь.

Агнез схватила с пола Лотосовый Жезл и подбросила его над головой.

После того как Символическое Оружие взлетело в воздух, она схватила его одной рукой.

— Настало время снова показать мне этот факт!!!

Давление магической атаки, усиленное в два миллиарда раз, уничтожило каждый сантиметр церковного пола.

Часть 8

Грохот наполнил Церковь Ансгара.

Агнез Санктис стояла одна внутри церкви, положив на плечо Лотосовый Жезл, и была на связи с монахинями.

— Да, да. Он пришёл сюда. Я атаковала, использовав Лотосовый Жезл, но кажется, что это не имело особого эффекта. Я не почувствовала хорошего удара, так что он мог сбежать. Расширьте круг.

В её голосе не было никаких эмоций.

— Он также показал намерение сражаться и бежать, так что откажитесь от плана исключить его из сражения на раннем этапе. Да, также скажите это посторонним.

Её голос звучал ровно, и она продолжала высказывать свой вывод.

— Камидзё Тома полностью на стороне Бога Магии Отинус, и будет невозможно разделить их. Так что нет способа устранить её, не убивая его.

Она окончила сигнал связи и издала короткий вздох и тихо обратилась к пустой церкви.

— Теперь как насчёт того, чтобы на самом деле начать убегать?

Сама церковь была пустынна, но ответ донёсся из квадратного отверстия в полу.

— Сожалею обо всех этих неприятностях.

— И лучше бы сожалел. Не забывай, у меня здесь своя роль. Лучшая отговорка, которая у меня может быть: Ужасный Преступник Камидзё Тома ускользнул от моих попыток остановить его и сбежал.

— Я отплачу тебе за это.

— У тебя есть соображения, как трудно это будет? Заклинание, которое мы использовали, называется Рыба с Вечери, и у него есть несколько условий, которые должны быть выполнены, чтобы оно было активировано. Во-первых, личный приказ Папы на то, что оно должно быть использовано. Во-вторых, два миллиарда человек должны быть объединены общей ненавистью к кому-то. Весь страх мира в данный момент собран вокруг Отинус. Ни один из них, включая меня, не будет думать о том, чтобы спасти её. Или, по крайней мере, это то, что считают многие. Изменить это будет нелегко.

— Тем не менее, я приведу всё это безумие к концу. Клянусь.

Агнез почесала голову.

Этот метод спас её в прошлом, и так же в прошлом это сбило её с толку. Те, кто видели Камидзё Тому с точки зрения противника и союзника, были на удивление редки.

И из-за этой позиции она приняла объективное решение дать шанс Богу Магии Отинус сдаться.

Возможно, это было абсурдное и радикальное решение, основанное на том, что она сказала раньше, но она знала, что, возможно, этот парень действительно думал о чём-то настолько смехотворном.

(Если он сделает это, то это будет достойно статуи на площади.)

И тут парень дал последний комментарий.

— Да, и прости за то, что всё это время заглядываю тебе под юбку.

Так как она уже держала Лотосовый жезл наготове, она снова выпустила заклинание, усиленное в два миллиарда раз.