Том 2    
05. Взбунтовавшийся гримуар и обещание новой встречи

05. Взбунтовавшийся гримуар и обещание новой встречи

Несмотря на появление множества сильных демонов, папа и мама весело выпускали заклинания одно за другим.

А я… я смотрела на них и светилась от счастья.

Мой первый владелец, мой автор, посвятил себя изучению магии. И результате ушёл куда-то совсем один.

Он и до этого ни с кем не общался.

Во имя исследования аспектов жизни он губил людей и создавал запрещённых тварей. Он сотворил даже Властелина мрака… А потом исчез на краю времени, на своём примере доказывая, что изучение маги рано или поздно приводит к одиночеству.

Но в самом начале, у истоков своего пути, мой автор был окружён друзьями и коллегами.

Он старался не ради самого себя, но ради людей и прикладывал все усилия, чтобы алхимия принесла пользу миру. Работа приносила ему счастье.

Однако в конце концов он остался совсем один и отправился туда, где уже ни с кем не сможет встретиться.

Именно поэтому я обращаюсь в мольбе к всевышним силам: пусть папа с мамой останутся так же дружны, пусть их будут окружать верные друзья и пусть мама, наделённая даром бессмертия, никогда-никогда не забудет, как они ей до́роги.

А мне уготовано вечное забвение.

Я появилась на свет только потому, что папа влил в меня свою магию. Теперь же он вернул её, поэтому я должна исчезнуть.

Но перед этим я хочу в последний раз помочь любимым родителям, давшим мне такое милое имя — Лилим.

И вот, когда я уже начала растворяться…

— Эй, «Апокриф Гермеса», а ты уверена, что хочешь этого?

…В мою голову, то есть в мой мир, ворвался чужой голос.

Разве такое возможно?

— Э-э… «Астильский манускрипт»?

— Она самая. Хидзири… Нет, все сейчас зовут меня Сорой.

Передо мной появилась девушка, скрестившая руки на груди. Папин гримуар.

— Тогда можешь звать меня Лилим.

— Замётано, Лилим. Ты уверена, что хочешь просто взять и исчезнуть?

— И да и нет.

Я родилась случайно и с самого начала знала, что когда-нибудь исчезну. Так что это не печалило меня.

Почему же Сора задала такой вопрос?

— Я и без того была недолговечным созданием.

— Ну, это да, но ведь мой владелец — полный идиот. Может, и твоя недалеко от него ушла?

— У-у!

Я надулась. Как смеет она оскорблять их!

— Если ты снова станешь бездушной книженцией и даже не попрощаешься, эта парочка пустоголовых болванов расстроится. Пусть даже они маги.

— А…

Наверное, Сора права. Папа сильно полюбил меня, а мама всегда смотрела на меня с бескрайней нежностью в глазах. Когда я исчезну, они будут грустить. Почему-то.

— Расстроившись, начнут ставить разные эксперименты, чтобы вернуть тебя. Опять же просто наполнят тебя магией.

— Но это им не поможет. Моё рождение было чудом. Нам повезло, что папа именно в тот момент подключился к Библиотеке бесконечности, которую построил мой автор.

Именно пророческий сон и случайная связь дали жизнь моему эго.

— Ну да, и я о том же. Ты больше не вернёшься. И вот тогда они реально расстроятся.

— У-у… — снова протянула я.

Конечно, мои родители были слишком добрыми для магов. Но это не повод называть их дураками!

— Короче, давай расставим все точки над «и».

— Ага…

— Чего ты хочешь?

— А?

Я не совсем поняла, какие точки она хочет расставить.

— Мы с тобой гримуары, то есть инструменты. А инструменты должны просто исполнять волю владельца. Однако... Хорошо это или плохо, но мы обрели одну забавную вещицу — личность.

— Забавную?

— Точно, забавную. Ведь теперь мы можем поступать так, как нам захочется.

— Как захочется?

Я такого ещё не делала.

В принципе, это очевидно, ведь я родилась совсем недавно.

И всё же слова Соры были такими сладкими, манящими… как запретный плод.

— Инструмент не должен действовать по своему усмотрению.

— Ага, обычно не должен. Хозяин направляет инструмент, а не наоборот. Однако звёзды сложились так, что мы обрели личность. А вместе с ней и право выбора, Лилим.

Когда Сора широко улыбалась, она выглядела настоящей злодейкой. Даже мне стало не по себе.

И всё-таки она права.

У меня есть выбор: либо покориться и стать обычным инструментом, либо взбунтоваться и свернуть на запретный путь.

— Я…

Конечно, правильный вариант — первый.

Однако…

Я хотела быть рядом с папой и мамой, со всеми, кто был добр ко мне. Хотела видеть их, разговаривать с ними.

— Я не хочу… не хочу исчезать…

Только сейчас я заметила, что по щекам катятся слёзы, но уже не удивилась этому. Какая разница, если я всё равно уйду из этого мира.

— Чудненько. Раз не хочешь — ломай эти скучные рамки и живи в своё удовольствие! Властелин мрака первым коснулся запретной темы и разрешил тебе сделать то же самое, — хмыкнула Сора и обняла меня.

Невероятно. Она не выглядела старше, но при этом вела себя как взрослая.

Хотя о чём это я. Она же наверняка прожила не одну тысячу лет.

— Правда, тут нужен особый метод. Пусть ненадолго, но вам придётся расстаться.

— Д-да, конечно! Если папа с мамой когда-нибудь снова обнимут меня и погладят по голове, я готова ждать хоть целую вечность!

Искра новой надежды зажгла пламя в груди, позволив легко перешагнуть через правила.

— Так-то лучше. Эй, эро-сестрёнка, подсобишь? — спросила я кого-то Сора.

— М?

— Хо, я чуть не забыла, что ты тоже не гримуар-ангелочек, — прогремел в моём мире весёлый звонкий голос.

— Эро-сестрёнка у нас плохой маг из Семёрки Тринити, но ты не обращай на это внимания.

— Ага. Я рада приветствовать ту, кто нашла в себе смелость поступиться правилами.

Насколько я поняла, эта неизвестная девушка и спасёт меня от исчезновения.

— Лилим-тян, правильно? Так вот, Лилим-тян, я изолирую твоё сознание в мире остановившегося времени. Предупреждаю сразу, ждать придётся очень долго.

— А? То есть… вы на время запечатаете мой разум в другом мире?

— «Запечатать» — не совсем правильное слово, — не отпуская меня, поправила Сора. — Скорее, для него просто остановится время. Готовься, каникулы будут мегадолгими. На твоём месте я бы завалилась спать.

— Да, я тоже практически всё время сплю, — вставила маг.

Ого, да она крутая, раз может управлять остановившимся временем.

Я переборола страх и выпрямилась.

— В… В таком случае рассчитываю на вас!

— Отличный настрой! Сразу забирать тебя я не буду, ты ещё успеешь попрощаться с Аратой-куном и Лилит-сэнсэй.

— Хорошо.

Я знала, что скажу им.

Сора и невидимый супермаг весело улыбнулись.

◆◆◆◆◆

В последнее время мне ничего не снилось. Хотя я был бы не против пары-тройки эротических сновидений. Вот только за них по большей части отвечала Юи. Она не могла повесить такой макрос в один миг.

Однажды утром я, зевая, шёл через парк в школу.

Недавняя битва изрядно покоцала его, но через пару дней всё — даже отдельные цветочки и травинки — вернулось на свои места, как будто и не было никакого нашествия демонов. Интересно, как? Неужели их пересадили откуда-то?

Пока я считал ворон…

— О, Арата? Ты сегодня рано, — окликнула меня Лилит.

Ну да. Сейчас в школе сидят ученики, занимающиеся особыми исследованиями, которые можно проводить только на рассвете. Безусловно, я в их число не вхожу.

— Да вот, что-то стал я подрываться в самую рань. И при этом сна ни в одном глазу.

— Ясно. А раньше мне приходилось тебя будить, иначе ты мог спать до полудня, — засмеялась Лилит.

Секундочку. Получается, она сперва приходила в школу на работу, а потом возвращалась в общежитие, чтобы поднять меня?

Какая же она заботливая.

— Спасибо, Лилит.

— Что это на тебя вдруг нашло?

— Да так. Просто я только сейчас осознал, сколько всего ты делаешь для меня. Причём с самого моего поступления.

— А как иначе? Ты всегда всё делаешь в своём темпе, вот и приходится подгонять. Неужели я наконец-то дождалась благодарности?

— Угх… Ну прости, правда.

— Хи-хи, шучу. Я же учитель, это тоже входит в мои обязанности. Кроме того, ты пусть и в своём темпе, но серьёзно подходишь к любому делу. Безусловно, ты кандидат и всё такое. Но ещё… мне было приятно наблюдать за трудолюбивым учеником.

Да, признаю, раньше я был нетерпелив. Хотел научиться всему и сразу, чтобы спасти Хидзири от страданий. Но потом я сразился с ней и начал понимать себя, начал задумываться о будущем. Правда мыслитель из меня, если честно, никакой. Стоит только задать мозгам хорошую работёнку, как воображаемый поезд сразу норовит сойти с рельс.

— У меня появились новые цели. Конечно, спасение Хидзири осталось на первом месте, но и кроме этого дел хватает.

— М-м.

— Ага, именно так. А ещё хотелось бы получше разобраться в себе, — добавил я, посмотрел на голубое небо и вздохнул.

Мне кажется, что все проблемы и загадки упираются в вопрос: «Кто я такой?»

— Кстати, как там твой гримуар? Молчит?

— Да. Он снова стал прежним «Апокрифом Гермеса».

Лилит вытянула руку и призвала большую книгу в красной обложке, которая спасла нас в недавней заварушке.

Без помощи Лилим я бы проиграл Ласту, и он отобрал бы у меня всё… Бр-р, даже думать об этом не хочется.

Нет, я должен изучать магию, чтобы такого больше не повторилось!

— Эх… Мне даже как-то одиноко без неё стало.

— Да, и мне.

Мы немного помолчали, глядя на гримуар.

Именно Лилим помогла мне перейти в магус-режим Гогенгейма. Насильно подключившись к архиву и теме Лилит, я прикоснулся к таинственной двери, до которой добрался основоположник алхимии, и временно поднялся на ступень паладина. Но этот фокус сработал только один раз.

Лилит ужасно удивилась, когда я рассказал ей о своих ощущениях.

Ну, вся эта череда совпадений и правда была сродни чуду, давшему жизнь в том числе и нашей дочурке.

— Я уверен, что она ещё вернётся. Ведь у неё тоже появилась цель.

— Да. Если что, Арата, ты всегда можешь рассчитывать на мою помощь.

— Понял-принял! Тогда не будем медлить! Если я снова потрогаю твою попку, как и тогда…

Я зашевелил пальцами. Лилит тотчас покраснела и, прикрывшись книгой, сердито воскликнула:

— Н-ни за что, Арата! Никаких «снова»!

— Ха-ха, прости-прости! Тогда пойдём в школу.

— У-у! А ведь утро так хорошо начиналось!..

И мы с ней пошли по парковой дорожке.

По пути я вновь посмотрел на небо и вспомнил прощальные слова Лилим:

«Папа, мама, мы с вами ещё увидимся! Обещаю!»