Том 1    
Глава 1. Добро пожаловать в Сакурасо


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
again4736
3 г.
отличная работа
calm_one
4 г.
Думаю, автор должен отправиться в рай за такое (если не нас...ет сильно в остальном :) ).
Что-то невероятное.
rusikkul
4 г.
с какого момента начинаются действия после аниме(выпуск дзина и мисаки из школы)?
adamantius
4 г.
>>8242
с какого момента начинаются действия после аниме(выпуск дзина и мисаки из школы)?

Экранизировано 6 томов (5.5 пропущен). Следовательно - с 7-го тома.
666satan
5 л.
Люди,помогите!Сижу только с айпада,давно забил на комп и не хотелось бы к нему возвращаться(тёмная сотора,етить!).Так вот,не подскажет кто,в какой читалке будет открывать онное произвенение(в приложении fb2,так и называется,пишет,что ошибка в архивном зип файле).если кто с планшетом,помогите плз!:3
Marsik
5 л.
Спасибо всей команде за перевод этого шедевра!
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 5.141.195.34:
на каком томе закончилось аниме,или аниме полностью по 10 томам?
reglais
6 л.
“ Может, скажешь прямо, что хочешь съесть меня[6] ?!“
По-моему, тут должно быть что-то вроде “Ты еще себя предложи!“ Ну, если верить переводу Нано.
Kozak Sergiy
6 л.
Спасибо за перевод. Очень надеюсь, что на этом перевод не остановится...
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 66.249.81.138:
Спасибо за то что перевели
Lero
6 л.
Может мой вопрос покажется слегка нагловатым.. а может и нет.. Вобщем а будут ли переведены цв. иллюстрации?)
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 195.189.123.214:
А сколько томов вышло? Когда будет перевод?аниме покажут?простите за во пр осы
Кира
6 л.
Спасибо огромное за перевод! :)
Ion
6 л.
Вы прекрасны, спасибо вам, пожалуйста, переводите и дальше и доведите мою любимую историю до конца.
pendragon
6 л.
Спасибо за перевод и редакт!
pendragon
6 л.
— На Кохай-кун в ответе за Маширон!
эм скорей всего должно быть
-Но Кохай-кун в ответе за Маширон!
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 92.47.230.44:
Большое спасибо за перевод
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 93.74.141.118:
В обновлениях стоит
Перевод 03.02.2015: Кошечка из Сакурасо 1 - Глава 3
Но где же он ?? Может какая ошибка ?
Уж простите за назойливость, но я фанат этой новеллы и мне неймётся.
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 94.180.168.59:
Спасибо за перевод и редакт!
adamantius
6 л.
Огромнейшее спасибо за перевод. Очень жду полного перевода 1-го тома.
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 85.26.234.4:
Очень жду продолжения. Огромное спасибо за перевод.

Глава 1. Добро пожаловать в Сакурасо

Часть 1

Открыв глаза, он увидел прямо перед собой белую, идеально круглую попку.

— Хикари, это снова ты?

Услышав своё имя, она умиротворённо промурлыкала, одновременно почесав уши.

Не обращая на это внимания, Канда Сората убрал её с лица и поднялся с серого ковра. Насильственно разбуженная Хикари отчаянно протестовала, но Сората лишь тихо вздохнул в ответ.

— Какая жалость…

Прищурившись, Сората посмотрел на яркое небо за окном. Западная сторона небосвода горела ярко-красным цветом, будто сообщая о приближении Армагеддона.

— Проснуться от кошачьей задницы… Насколько же трагична моя молодость?!

От внезапно навалившейся вялости Сората прикрыл лицо.

— Хотя лучше не стоит всякий раз говорить про «молодость», а то звучит слишком трагично…

Белая кошка на его коленях зевнула, будто соглашаясь с ним. А после вся комната в шесть татами погрузилась в унисонное пение шести других кошек, требующих еды.

Белая, чёрная, черепаховая, коричневая полосатая, чёрная полосатая, сиамская кошка и кошка, очень похожая на американскую короткошёрстную. Всего — семь, которых когда-то выбросили, а Сората подобрал. Называл он их последовательно: Хикари, Нозоми, Кодама, Цубаса, Комати, Аоба, Асахи[✱] Станции Синкансэна (скоростного железнодорожного пути). .

И единственное, чем Сората мог им ответить, это рычание его собственного живота: «Ваш хозяин тоже голоден».

Шёл последний день его весенних каникул. 5-ое апреля, 5 часов дня.

Старое здание, окрашенное в малиновый цвет заката, служило общежитием при Академии Искусств Суймэй.

И называлось оно Сакурасо, что, скорее всего, имело отношение к большой сакуре, растущей во дворе.

Кухня, обеденная комната и ванная были общими.

Чтобы дойти до школы, потребуется минут десять, до ближайшей станции примерно так же.

Комната 101, одна из комнат общежития, теперь стала домом для Канды Сораты, который весной начал второй год обучения.

А на одной из стен красовалась надпись: «Моя цель — побег из Сакурасо!». Слова, выражающие первые мысли Сораты в этом году.

В его нынешние цели не входило завести девушку, попасть на Косиэн[✱] Косиэн — национальный чемпионат по бейсболу среди старшеклассников. , побывать на Национальном стадионе или, боже упаси, попасть на «Интер Хай[✱] Интер Хай — Национальная спартакиада среди старшеклассников. ». Он лишь стремился покинуть общежитие.

А причина заключалась в том, что Сакурасо слегка отличалось от обычных общежитий.

Здесь жили студенты, которые не могли ужиться с другими людьми, и которым требовалось измениться. Проще говоря, это общежитие для проблемных студентов. В отличие от нормальных общежитий, тут не было ни кафе, ни прачечной, так что такие хлопоты, как стирка и приготовление пищи, падали на плечи жильцов. Школьные чиновники заявляли, что сделали так для «развития независимости студентов», но Сората решил, что школа попросту не нашла тех, кто согласился бы тут работать.

В конце концов, упоминание о Сакурасо могло отвадить даже друзей.

Что до обязательной ежемесячной уборки территории, с ними возникало ещё больше хлопот. Хотя оно называлось обязательным, это было добровольное занятие: гуляй в окрестностях университета и убирай мусор. Вот только чтобы пройти «окрестности университета», требовалось потратить минут тридцать, даже будучи взрослым человеком, так что на это мог уйти весь день. А на следующий день мышцы ног будут ужасно болеть.

В этом печально известном общежитии мальчики и девочки жили вместе, и всего их проживало тут четверо. Также был учитель, отвечающий за порядок.

Сората числился одним из этих студентов.

Прошлым летом его вызвали к директору на ковёр и заставили принять решение.

— Канда Сората, либо выброси свою кошку, либо покинь общежитие.

— Тогда я его покину.

Сората был вне себя и без лишних раздумий выдал такую фразу. И как результат, в тот же день его выперли из обычного общежития.

Мгновением позже он понял, что оплошал в самый ответственный момент в своей жизни. Он немедля напряг извилины, собрав у себя в голове подобие совещания, задачей которого было решить, кто должен взять на себя всю ответственность. Выводы получились простые, это оказалась префронтальная кора[✱] Зона в передней части головного мозга, отвечающая за сложное социальное поведение и принятие решений. .

Когда Сорату отпустили, Митака Дзин, говоря о его трагедии, злоязычно заявил: «У тебя одна единственная белая кошка, Хикари. Если постараешься найти для неё новый дом, то проблема проживания будет решена». Тем не менее, его слова так сильно пронзили Сорату, что ещё дня три тот не мог прийти в себя. Таким образом, он всё ещё пытался найти новых хозяев для кошек.

Но по непонятной причине спустя несколько месяцев количество кошек не только не уменьшилось, а наоборот увеличилось. Сората подумал, что тут что-то не так.

Как проклятый, куда бы он ни пошёл, везде находил кошек. И он не мог ничего поделать с этой напастью. Однажды он даже попытался сделать вид, словно не видит их, но стоило отойти всего на пару метров от картонной коробки, как на него нахлынуло чувство вины и беспокойства.

Нозоми, Кодама и Хикари прижались к Сорате, будто чувствуя, как он разрывается изнутри.

— Не прижимайтесь ко мне. Я найду вам поесть. Я буду горевать и всё такое, но потом вам придётся уйти.

Кошки отвернулись и начали вылизывать мордочки друг друга. А Сорате стало интересно, поняли они его или нет.

Он вздохнул и уставился на тёмно-красное небо.

Неужели последние дни весенних каникул не могли пройти для меня серьёзнее? Может, тогда и весенняя хандра ушла бы, усмехнулся он, купаясь в лучах заката.

И в этот момент с кровати послышался женский голос.

Парень успокоился и повернул голову в сторону звука.

Он вспомнил, почему сегодня спал на твёрдом полу.

Он всегда спал в своей кровати, предпочитая её всему остальному. Но сейчас там лежала красивая девочка-подросток. Её рот походил на кошачий, отчего казалось, будто она что-то замышляет. Короче: она была королевой кошек. Она выглядела здоровой, безупречной и эффектной, как американская короткошёрстная кошка. Её юбка слегка прикрывала красивые бёдра. А сквозь не до конца застёгнутую рубашку можно было ясно разглядеть ложбинку декольте, которая от прижатых к бокам рукам выглядела ещё более подчёркнутой.

Если бы Сората увидел эту чудесную сцену год назад, то, скорее всего, начал бы пускать слюни и бессвязно орать.

Однако прожив в Сакурасо полгода, он выработал к подобным ситуациям иммунитет.

— Мисаки-сэмпай. Пора вставать.

Поборов нерешительность, парень разбудил спящую Камигусу Мисаки, и та встала, неспешно потянувшись, словно дикое животное.

Её рубашка приподнялась, открывая тонкую, аккуратную талию, побуждая обнять её, и обычно скрытый милый животик. И, что непостижимо, даже её непричесанные со сна волосы показывали, насколько Мисаки привлекательна. Если она будет проходить мимо десяти мужчин, то без вариантов, каждый из них обернётся, чтобы посмотреть на неё.

Её основные показатели тоже были на уровне: рост составлял 156 сантиметров, а вес всего 46 килограмм. Показатель БТБ[✱] Размеры женского тела: бюст, талия, бёдра. составлял 87,56,85 — высший образец с точки зрения ученика третьего курса.

Излучающая блеск Мисаки широко распахнула глаза и уставилась на Сорату.

— В будущем хочу стать невестой~

— Пожалуйста, оставь сонные бредни в своих мечтах. Таковы правила нашего мира.

— Тогда я стану невестой, а ты моим мужем. Давай отыграем сцену, как будто ты только что вернулся с работы~

— Это что, комедийное шоу какое-то?!

— Ты вернулся, дорогой. Ты так рано сегодня~

— Ты серьёзно хочешь заняться этим сейчас?!

— Хочешь перекусить? Или в ванну? Или набедренную повязку борца сумо?~

— Тут тебе, что ли, дом сумоистов?

— Или пройтись щёткой?~

— Может, скажешь прямо: "возьми меня"[✱] «Меня» в японском по звучанию похоже на «набедренную повязку» и «щётку». ?! Разве кто-то будет звать мужа, чтобы тот чистил ванну сразу, как пришёл домой?

— Даже ленивцы находятся в приподнятом настроении, когда совокупляются~

— Ты слишком быстро меняешь тему!

— Это ты долго соображаешь. Раз мы такие близкие друзья, ты должен поспевать за мной~

Показав на Сорату пальцем и изобразив символ любви, Мисаки подмигнула ему, как будто только что читала нотации непослушному ребёнку.

И как человек, который только что проснулся, может быть в настолько приподнятом настроении?

— В любом случае, доброе утро. Кроме того, разве я не говорил, что ты должна спать в своей комнате?

— Женщина никогда не уступит, если будешь скупиться на неё~

— Ты и дальше гнёшь линию про ленивцев?!

— Неужели ты выдержишь постоянно видеть её неудовлетворённой и расстроенной?~

— Женщины тоже не особо отзывчивые, так что в этом я похож на них.

Наконец Сората сдался и начал говорить с ней нормальным тоном.

— Ну что, остановимся на том же, на чём и вчера?

Однако Мисаки больше не интересовал их разговор, так как она начала делать что-то перед телевизором. Она схватила игровую приставку и включила её. Через несколько секунд игровая система начала пищать и постукивать, загружая данные из памяти.

Но не успело меню появиться, как Сората выключил её.

— Эй~ Что ты делаешь?!

В знак протеста Мисаки надула щёки. Её сердитый взгляд выглядел весьма мило, а вкупе с приподнятыми глазками и вовсе пробивал на улыбку.

Тем не менее, ему нельзя было обманываться.

— И куда исчезла твоя лень?

— Эээ, скучная тема какая-то.

— Но ведь это ты её начала!

— Тогда давай поиграем в видеоигры.

— Ты меня вообще слышишь? Кроме того, мы и так вчера, точнее, позавчера, потратили на игры около тридцати шести часов, я чуть не помер от усталости! Меня от одного только вида экрана тошнит! Глаза вываливаются из орбит! Если я ещё немного посижу около телевизора, то точно превращусь из-за всех этих электромагнитных волн или в пыль, или в песок!

А задремал парень на полу именно из-за того, что он отрубился во время игры.

Мисаки же снова включила режим командира.

— Хорошо. Тогда каждый раз, когда ты будешь выигрывать, я буду снимать с себя часть одежды. Ну, как тебе? С такой идеальной профилактикой твои глаза будут в порядке! Радость для глаз! Возбуждает нервы и кровь! Ослепительная сила юности! Тот самый этап, когда ты делаешь большой шаг во взрослую жизнь! Оковы похоти!

— Думаешь, твой стриптиз меня проймёт? Да от чистки лука в мою спонгиозную мышцу[✱] Спонгиозная мышца — отсылка к пещеристому телу полового члена. хлынет больше крови.

— Это потому что ты думаешь: «Ваа! Там появляется что-то белое!». Не так ли? Мне не стоит недооценивать тебя. И вообще, овощи навязывать надо только детишкам до второго класса средней школы. Вегетарианцы никуда не годятся. Ты должен жрать как волк. Единственное, что нужно старшекласснику, это мясо! Мяяясооо! Ну, Кохай-кун, давай вместе познаем все прелести мяса! Даа!

Говоря это, Мисаки поправила свою пышную грудь и сейчас покачивала ей под рубашкой, словно пудингом. А из-за прискорбного мужского «я» Сората просто не мог не смотреть на них.

Но парень всё же пытался сопротивляться из последних сил.

— Я не могу думать о сэмпай как о девочке, когда она показывает свой неприкрытый и бесстыдный характер! Дайте мне сорваться с крючка, пожалуйста! Ну, пожалуйста, перестань показывать мне свою мимимишность, иначе я перестану доверять девушкам! Прошу!

— Мы наконец преодолели межполовой барьер и стали хорошими друзьями. Грациас, мужик! Давай отпразднуем это и проиграем в видеоигры до самого рассвета!

— Это не то, что надо праздновать! Как ты вообще придумала такое?! Ты Чужой! Пожалуйста, вернись на свою родную планету!

Во время весенних каникул Сората был вынужден оставаться с Мисаки ночи напролёт. Днём же он лишь постоянно дремал. Но сегодня он бы хотел провести свой день чуть более умиротворённо.

— И это всё, что ты хочешь сказать?!

— Если ты думаешь, что я полностью высказался, то ты очень ошибаешься! Слушай сюда, сэмпай! Твой эгоизм перешёл все границы! Разве это не свободная страна?

— Тогда давай покончим с этим в видеоигре! И да начнётся битва кровь за кровь, пока не останется только один из нас. Иначе эта битва никогда не закончится!

— Ни за что… Нет! Я уже сказал, что не собираюсь играть в видеоигры!

Сората думал, что Мисаки рассердится и потеряет к нему интерес, но вместо этого она лишь быстро достала из приставки диск, заменив его похожим, будто и вовсе не замечая того, что он говорил.

— Хмм. Ладно, забудь. Если ты настолько ненавидишь играть в видеоигры, то взгляни на моё новое видео…

На экране появился отсчёт от пяти до нуля, как в старых фильмах.

— Это и есть твоя новая работа?

— Я отредактировала её вчера утром, так что это последняя версия. Пожалуйста, наслаждайся…

— Мне пришлось достаточно настрадаться, так что нужно немного сконцентрироваться…

Как только счётчик дошёл до нуля, на экране появилось сделанное самой Мисаки аниме. Там не было ни голосов, ни музыки, ни спецэффектов. Всё потому, что видеоряд ещё не озвучили. Тем не менее, чувствовалась плавность, динамичность и экстремальная атмосфера. Даже смешение 2D и 3D форм представляло собой идеальную гармонию изображения. Герои и фон тоже были сделаны изысканно и скрупулёзно. Ритм раскадровки и композиции был поистине уникален. Хлопотно сделанные рисунки, видимо, стали настоящим испытанием, съевшим целые галлоны калорий… Трудно предположить, что всё это сотворил всего один человек…Безусловно, автор давно вышел за рамки обычного человека, достигнув границы «аниматора-специалиста первого класса».

Эта старшая школа объединялась с Академией Искусств Суймэй (часто сокращают до Суйко), и они не только имели общие классы типа того, в котором учится Сората, но также и художественные или музыкальные классы для элитных учеников, которых собирали со всей страны. Чтобы попасть туда, надо постоянно улучшать свои результаты, иначе пробиться через невероятно жёсткую приёмную комиссию становилось невозможно.

И одним из таких людей являлась Мисаки. Сейчас она училась на третьем курсе академии.

Она стала единственной, кто за последние десять лет получила право на стипендию в области искусств, а также той, кто лишился этого права за безумное увлечение мультфильмами и аниме. Это сделало её чрезвычайно известной по всей школе.

— Великолепно!

Мисаки никак не отреагировала на комментарий Сораты, продолжая ртом имитировать все спецэффекты.

— Взрыв! Бах! Лязг! Хак! Ха, Хахахахаха, «Ты за всё поплатишься!» Кленг! Хак! Дадада! Денг. Денг. Денг.

— «Ты слишком наивен! Всё, что ты можешь сделать, это врать!».

— «Ээээ, о чём это ты?»

— «Для начала, сними трусики и начинай с самого начала, тупая малолетка!»

— «Хе хе хе, лалалалала… Денг денг!»

Тем не менее, рассказываемая Мисаки история не имела ничего общего с видео.

Насколько же непостижим мир в её голове?

К тому моменту, как Мисаки успокоилась, экран уже посерел. Но пятиминутное видео вышло настолько потрясным, что эффект от него держался куда дольше.

— Хочу переделать его так, чтоб сама офигела от своей работы.

Мисаки вытащила диск из дисковода, будто кто-то почувствовал её тревогу и разочарование. Хотя она наговорила много ерунды, но всё же закончила то, что должна была — и это действительно поражало.

— Я не вижу ничего, что надо переделывать.

— Ооо, Кохай-кун. Ты слишком наивен. Настоящая битва начинается тогда, когда ты думаешь, что закончил. Настоящий враг всегда сидит в нашем сердце~

— Правда?

— Ага, точно. Как думаешь, может, найти Нанами-чан и попросить её помочь с озвучкой?

Нанами-чан она называла Аояму Нанами, с первого года обучения, ученицу из класса Сораты. В будущем она собиралась стать сэйю и брала уроки озвучивания. На опросе по поводу выбора карьеры она сказала, что хотела попасть на театральную кафедру академии. И кстати, она весьма радовалась обращению «Нанами-чан».

Возможно, именно из-за такой близости школы с академией искусства Суймэй многие студенты уже имели весьма амбициозные цели.

Один из прочих жильцов Сакурасо, к примеру, учась на третьем курсе факультета искусства и литературы, в будущем хотел стать сценаристом. А другой уже работал над программированием игр, желая в будущем поступить на медийный факультет.

В отличие от многих других, Сората, когда просили описать будущие цели, не написал ничего. Из-за этого его даже вызвали в учительскую, сказав, что этот выбор станет его домашним заданием на весну.

Мисаки, которая учится на класс старше, тогда написала, что «всё это настолько блистательно, что я не могу разглядеть». Ей так же пришлось тогда выслушать нагоняй, который оказался раза в три длиннее, чем для Сораты. Правда, учитель, отчитывавшая её, тогда встретила такую сильную контратаку Мисаки, что почти сразу вышла на пенсию и возвращаться не собиралась. Уже второй раз её учитель покинул школу из-за неизлечимой травмы психики — бедные учителя!

— Значит, попрошу её помочь.

— Тогда это будет на тебе. И не забудь помочь ей в записи.

— С тебя тогда будет один обед в студенческой столовой.

— Без проблем.

На самом деле для Мисаки это проблемой не являлось. Она с лёгкостью могла целый год платить за него и ничуть не беспокоиться за свой бюджет.

А всё потому, что летом прошлого года она загрузила на сайт своё аниме, которое сопровождал полнейший успех, благоприятная критика и более миллиона просмотров. Компании сразу бросились к ней, пытаясь обсудить с ней её работы. DVD, что продавался в начале января, в итоге ушёл в тираж сотней тысяч копий, будто все забыли об основах экономии. Он как-то взглянул на сберегательный счёт Мисаки, и тамошние числа вполне могли обеспечить ей приличное существование на всю оставшуюся жизнь.

А сценарий к аниме написал Митака Дзин, друг детства Мисаки и по совместительству ещё один жилец Сакурасо.

Эта история произошла на искусственном острове вдалеке от Земли. Фантастическая история, начавшаяся с того, что один тихий и спокойный паренёк встречает девочку из-за пределов острова.

Сначала их отношения шли успешно, даже слишком успешно, так что стали немного монотонными. Мальчик не проявлял никаких пылких чувств, потому девочке самой пришлось признаться, и они стали встречаться. Также она сама спровоцировала их первый поцелуй, а мальчик до сих пор не чувствовал ни боли, ни страданий.

Тем не менее, таинственные события между ними в середине рассказа приводят к серьезным переменам в сюжетной линии.

Однажды мальчик узнал, что весь мир вокруг него «полон лжи». Он жил не на Земле, а на искусственном острове, плавающем где-то во вселенной. А Земля, где он якобы жил, стала теперь непригодна для жизни из-за войн, развязанных людьми.

Мальчик понял, что все шестнадцать лет он был в неведении. Он искренне верил, что жил на планете, но это оказалось ложью. И не единственной ложью. Его родители были не его родителями, и все его одноклассники знали правду и тоже лгали ему. Как и девушка, которая тоже оказалась ложью, специально подготовленной для него. Все эти шестнадцать лет он жил по чьему-то сценарию.

Это было мировое правительство. Чтобы закончить бои, они придумали план под названием «Ноев Ковчег». Планировалось, что он позволит детям более не чувствовать боль, печаль, ненависть, гнев, а также все чувства, что проявляют в человеке его животную натуру. Искусственный остров стал таким ковчегом, а мальчик их подопытным кроликом в этом эксперименте.

И их план отчасти удался. Когда мальчик столкнулся с истиной, он не знал, что делать. Он просто запаниковал и испуганно задрожал. И как итог, он потерялся и обезумел, не в силах совладать с душевными противоречиями. Он не мог не разрушить всё, что видел… уничтожить весь свой старый мир и сжечь установку, которая манипулировала им.

Когда мировое правительство решило убить мальчика, к нему вернулась лишь та девушка. Она хотела защитить его, окружённого солдатами, но её убили, и она спокойно умерла на его руках.

И только после этого мальчик понял, что во всём этом полном лжи мире была и доля истины. Его чувства к девушке и та нежность, которую она ему дарила.

Впервые за свою жизнь мальчик плакал. Это были слёзы горя, чудесным образом создававшие классическую тёплую сцену, растрогавшую зрителей.

Сората тоже пустил слезу, когда впервые увидел это. Он не смог защититься перед таким сюжетом и прекрасно проработанной графикой.

И Мисаки сделала это всё в одиночку. Каждый параметр, концепция, раскадровка, композиция, первые рисунки, анимация, краски, фоны и их комбинирование, съёмки, эффекты, нарезка, запись, микширование звука и даже монтаж. Всё, что обычно выполняют разные люди из разных отделов, Мисаки сделала сама.

Она была хороша не только в 2D, но и в 3D… Она создала специальную концепцию, соединяющую эти два её навыка.

Даже несмотря на то, что с музыкой ей помогли её друзья из академии, ей предстояло ещё много работы, которую она должна была выполнить наилучшим образом.

Аниме, созданное Мисаки, доказала Сорате, что бог несправедлив… Мисаки была наделена просто неописуемым талантом, чего о нём ничуть не скажешь.

— Хорошо! Тогда давай начнём прямо сейчас делать ремейк!

Мисаки встала и потянулась. Быстро потеряв интерес к Сорате, она выбежала из комнаты. Сначала по общежитию разнеслись звуки шагов по лестнице, а затем послышались уже над головой Сораты. Да, его комната находилась прямо под комнатой Мисаки.

— Я должен выбраться отсюда быстрее, чем сойду с ума…

— Я вхожу, извиняюсь за вторжение.

Перед дверью появилась Сэнгоку Тихиро, учитель рисования, уже тщательно накрасившаяся и одетая к бою. Она отвечала за жизнь таких вот, как Сората, жильцов Сакурасо. И жила она тоже здесь. Но при этом она совершено не выглядела серьёзной. «Ого, насколько мощный макияж! Вы превзошли ночную бабочку и стали мотыльком[✱]Отсылка к фильму «Ночная бабочка» о женщине из дорогой гостиницы Гинза.

— Сората. Ты ещё ребёнок, тебе не понять проблем взрослой женщины.

Сказав это, Сэнгоку подмигнула ему, будто взведя тем самым курок.

Сората постарался сдержать отвращение и сдержанно улыбнулся в ответ.

— В любом случае, я свой совет высказал.

— Вот увидишь, сегодня я постараюсь найти своего будущего мужа.

— И вы пришли, только чтобы сказать мне это?

— А зачем мне говорить тебе такое?

— Не хочу, чтобы вы докладывали мне о своих успехах.

— Ты просто паренёк, который любит поболтать. Вот. Это для тебя.

Она достала фотографию девочки лет 5 или 6.

— Это ваша внебрачная дочь?

— Это моя кузина, и, начиная с сегодняшнего дня, она будет жить здесь.

— Хорошо.

— Её зовут Сиина Масиро. Мы собирались встретиться на станции в шесть, так что, пожалуйста, приведи её ко мне в это время.

— Что?

— Я сказала, что мы собирались встретиться с ней в шесть у станции, так что, пожалуйста, приведи её в это время ко мне. Ты меня вообще слушаешь?

— Моя реакция была как раз на то, что вы сказали!

— Я собираюсь пойти на свидание. Он врач… да врач. Очень трудная цель. Это очень важно для меня, так что я не могу пропустить такое! А вот если посмотреть на тебя, то сразу видно, что у тебя полно свободного времени.

— Обычно учителя воздерживаются от подобных фраз. Сегодня вы опять в хорошем настроении. И как вы можете рассчитывать на уважение? Однако я не могу помочь вам, ведь до завтра я должен решить, как распорядиться своей жизнью.

— О чём это ты?

— Это вы сказали, что я должен написать о выборе карьеры!

— Ой, напиши там что-нибудь типа «космонавт», и хватит.

— Я не в начальной школе!

— «Олигарх» тоже сойдёт.

— Разве это не хуже?!

— Какой же ты ограниченный. Если не можешь ничего придумать, то просто напиши «хочу продолжить образование», и учителя в учительской отстанут от тебя.

— А вы не можете попросить об этом Дзина? Он ведь тоже свободен.

— Этот «Король вечеринок» сейчас не здесь. Наверно, опять использует смазливое личико и энергичную часть ниже пояса, чтобы отправить очередную даму на небеса.

— А вы точно учитель? Как же осознание своего священного долга?! О боже.

— Осознание священного долга? Когда-то давно я оставила его в яичках отца.

— Вуааа! Как страшно! Впервые слышу от женщины слово «яички». Как и ожидалось от дамы тридцати лет. Настоящая амазонка с недюжинной силой!

Брови Тихиро дёрнулись.

— Кому это тут тридцать лет? Мне всего лишь двадцать девять лет и пять месяцев!

Она так сильно топнула, что пол сотрясся. Чувствуя потенциальную опасность, Сората сдался и не стал говорить, что «она настоящая воин-амазонка».

— А что Акасака? Он ведь здесь?

Сората посмотрел на стену своей комнаты. За ней, в комнате номер 102, жил программист-дизайнер того же года обучения, что и он, Акасака Рюноске.

— Этого отшельника никак не выгнать из комнаты! Хоть немного-то подумай, прежде чем такое предлагать. Ахх, если я сейчас не выйду, то опоздаю, так что оставляю свою кузину на тебя! Не забудь позаботиться о ней ради меня!

Тихиро в грубой манере распахнула дверь. В тот же момент одна из петель ослабла, и дверь просто повисла. Одна из кошек утешающее промурлыкала, как бы намекая, что затягивать эту петлю бесполезно.

Сората глянул Тихиро вслед и попытался собрать оставшиеся силы, что кинуть ей вдогонку нечто вроде «Чтоб вы провалились на свиданке!»

После этого он взял в руки телефон, лежавший на полу, и отправил сообщение Рюноске.

Ответ пришёл на удивление быстро.

«Рюноске-сама в настоящий момент разрабатывает межплатформенную программу для сжатия звука по заказу компании S. Звучит скучно, но из-за своего чувства долга он продолжает находить в себе силы для работы. Поэтому, даже несмотря на то, что это сообщение от Сораты, я не могу передать его Рюноске. Приношу извинения за неудобства. Надеюсь на ваше понимание… Горничная, а по совместительству и секретарь».

Горничной был ИИ, который Рюноске создал, чтобы тот сам отвечал на сообщения. Хотя Сората понимал, что это лишь программа, она была на удивление эмоциональной и необычно умной. Даже если закрыть глаза на шаблонные фразочки и периодические орфографические ошибки, все её ответы получались точными.

И это очень интересно. Сората бы с удовольствием поговорил с ней о жизни или попрактиковался бы в свидании с девушкой, когда нечем заняться.

Но сегодня времени на обмен сообщениями с прекрасной электронной горничной не имелось.

Но он снова отправил сообщение, ожидая ответ.

На этот раз прошла всего секунда.

«Если вы продолжите совершать иррациональные действия, вас будет ждать наказание. Наказанием за излишнюю назойливость будет вирус, что я отправлю вам. (Хихихихи)…Горничная, способная создавать вирусы».

— Вот чёрт!

Испугавшись угроз, Сората немедленно отправил другое сообщение, чтобы всё объяснить.

Он взял себя в руки, опасаясь получить программу, способную повредить систему и превратить его новенький смартфон в кирпич.

«Здорово, что вы всё понимаете. Жаль, я не смогу применить вирус, который с усердием готовила… Горничная, что в ближайшее время хочет стать человеком».

Думая о ИИ, Сората в своём сообщении извинялся.

Дойдя до середины сообщения, он вздохнул.

— Увы, и студенты, и преподаватели здесь фрики. Что-то плохое и правда может случиться, если я по-быстрому не свалю. Я тоже могу спятить… Смогу ли я вернуться к обычной жизни? Кто же спасёт меня?

Затем он посмотрел фотографию и изучил её детали.

На ней была красивая девочка в соломенной шляпе и совершенно белом платье в западном стиле. И её лицо не выражало никаких эмоций. Она даже не улыбалась в камеру. Её прозрачные глаза будто смотрели на что-то за камерой.

Пока Сората глядел на фото, у него защемило на сердце. Как будто фото производило туманное впечатление чего-то сломанного.

Девочка сильно походила на кого-то.

Кошка начала мурлыкать.

— Да... она выглядит так же, как раньше выглядели вы, ребята.

Он посмотрел на умывающуюся в его ногах кошку. Представив там девочку, которая смотрит на него из коробки, он чуть было не упал в обморок от навалившегося чувства опустошения.

Часть 2

Самый быстрый путь от Сакурасо к станции шёл через торговую улицу «RedBrick». Это было сказочное место в ретро-стиле. Так как Сората родился и вырос здесь, проходя по ней, он вспоминал, как в детстве тут играл. И, конечно, все местные люди знали его и всегда здоровались.

Торговец рыбой обычно говорил:

— О, а не сынок ли Канды это идёт? Скумбрия сегодня великолепна.

Тут же подхватывала и владелица мясной лавки.

— Аааахааа, это ведь ты, Сората? Хочешь купить чего-нибудь? Могу предложить тебе крокеты, за счёт заведения.

Сората ничего не покупал, но отказаться от крокетов доброй леди не смог.

— Сората, сколько лет не виделись. Ты ведь сейчас учишься в школе Суйко?

Это был его друг из средней школы, которого Сората встретил около овощной лавки.

И пусть в масштабе города соседские узы уже не играли существенной роли, на этой улице они до сих пор существовали.

Скорее всего, даже если что-то тут изменить, больше прибыли это приносить не будет. Да и любили университетский городок именно таким, каким он есть.

Около трёх лет назад тут открыли большой супермаркет, предлагавший внушительный спектр продуктов по маленьким ценам. Но Сората до сих пор любил этот торговый район. Здесь было очень приятно.

И все остальные, живущие здесь, наверняка считают так же и не особо любят супермаркет.

Набивая рот крокетами, Сората даже и не заметил, как добрался до станции.

Даже взрослому потребуется минут пятнадцать ходьбы, чтобы добраться от университета искусств до одноимённой станции. Из года в год эта дорога доводила до плача студентов, у которых в запасе оставалась лишь минута. Подобные истории здесь очень известны.

На станции имелся только один шлагбаум, так что жителям другой стороны ради покупки билета приходилось переходить через железнодорожный переезд, что доставляло массу неудобств.

Сората ждал у стального круглого забора прямо перед шлагбаумом.

Он достал фотографию из бумажника и ещё раз взглянул на девочку.

Её зовут Сиина Масиро.

Какое странное имя.

Тихиро сказала, что она её двоюродная сестра, но разница в возрасте казалась огромной.

Обычно из поезда в это время выходит куча учеников старших и средних классов, уроки сейчас как раз заканчиваются. Но сейчас шли весенние каникулы. Появилась лишь пара-тройка неизвестных пассажиров, возраст и род занятия которых остался совершенно непонятен Сорате.

Вот только одно лицо из всех Сората узнал. Владелец лица тоже увидел Сорату. Он округлил глаза и пошёл к нему лёгкими шагами.

— Что ты здесь делаешь? Ты ведь не меня ждал?

— Нет.

— Конечно же, нет.

Митака Дзин улыбнулся. По мнению Сораты, тут не было ничего смешного.

Дзина отличали русые волосы, большой рост и стройное тело. Стоя рядом с ним, чувствуешь его любовь к пустому риску, но в целом он казался очень чутким человеком.

Чистые, блестящие очки, которые он носил, добавляли его образу интеллектуальное выражение. Он был безупречно красив, даже по мнению Сораты.

Именно поэтому Сората мог понять, почему тот настолько популярен. Не стал бы неожиданностью очередной след от поцелуя у него на шее, что давно стало ежедневной нормой.

Дзин жил в 103 комнате Сакурасо. Его специальной способностью являлось угадывание БТБ одетой женщины.

— Что это у тебя в руках? Пахнет очень приятно.

Дзин заглянул в мешочек с крокетами. Несмотря на спокойную и взрослую манеру речи, на его лице появилось детское любопытство.

— Это крокеты, раздобыл их по дороге сюда.

— Как здорово. Можешь поделиться? Я сегодня только завтракал.

Дзин закинул пару крокетов в рот и задвигал челюстью с явным аппетитом.

— Ты просто волшебник, Сората.

— А?

— Ты находишь настолько вкусные крокеты, просто пройдя через торговый район. Да ты гений. Моё почтение.

— Ты больший волшебник, чем я. Ты способен обрюхатить женщину, просто пройдя по улице.

— Эй. Я всегда предохраняюсь.

— Кстати, а аниме Мисаки-сэмпай хорошо приняли?

Как-никак, Дзин написал к нему сценарий.

— Всё потому что его сделала Мисаки. Она стала фриком уже давно. Ммм… Как же вкусно. Люблю здешние крокеты.

Казалось, что Дзин хотел сменить тему. Сората тоже решил повременить со своим вопросом.

— Позже я отблагодарю ту леди, что дала мне крокеты. Мне передать, как ты нахваливал их?

— Конечно. Ты живешь здесь?

— Да.

— Тогда почему ты до сих пор ютишься в общежитии?

— Вот почему ты спрашиваешь об этом прямо сейчас? Ну, ладно, тут нет ничего особенного.

Это произошло около года назад. В день, когда он получил результаты своих школьных экзаменов.

До этого Сората не мог даже и мечтать об университете. Чтобы отпраздновать, он пошёл с друзьями в караоке, где восторженно пел и играл.

В итоге, он пропел до полуночи, а когда потом вернулся домой, его встретил отец, похожий на Нараяну[✱] Верховное божество в вишнуизме, обладает колоссальной силой и властью. .

— Ты уже в старшей школе. Думаю, стоит дать тебе право выбора.

— Что?

— Либо ехать с нами в Фукуоку, либо остаться здесь одному.

Слова отца, сложившего руки на груди, прозвучали абсолютно непостижимо.

Сората беспомощно взглянул на маму, мывшую посуду, но она лишь напевала себе под нос какую-то песенку.

— Ну, меня неожиданно перевели на новое место работы.

— Ладно, и что?

— И ты должен выбирать, поехать с нами или остаться здесь.

— Подожди, а ты не можешь поехать один?

— О чём это ты? Мне там будет очень одиноко.

— Пап, тебе не стоит говорить о таких вещах, как одиночество!

— И поэтому я беру маму и Юко с собой.

— И почему ты не забираешь меня?

— Хоть ты тут, хоть ты там, это не повлияет на моё одиночество.

— Да? А как же школа Юко?

— Мы поменяли ей школу.

— Слишком быстро!

Но Сората не возражал. Он наконец получил независимую жизнь, которую так давно хотел.

— Кстати, я решил сходить к агенту по недвижимости и продать дом.

— Стоп! Ты решил это слишком быстро!

— Я решил обосноваться в мире, наполненном мэнтайко[✱] Маринованная икра трески. .

— Ты с ума сошёл?! Проснись! Какой ещё мир, наполненный мэнтайко? Немедленно извинись перед Фукуокой! Там есть вещи и получше!

— Успокойся. Я болею за Ястребов[✱] Профессиональная бейсбольная команда. .

— Да кого это волнует?!

— Мама, я больше не могу. Я совсем не могу говорить со своим сыном в период его полового созревания. Даже и не думал, что половое созревание настолько сложное.

— Минуточку! Почему ты хочешь закончить разговор, сделав меня виноватым?!

Его отец отошёл и в спешке направился в ванную, не желая больше ни о чём говорить. Но Сората и не пытался догнать его. Кто в здравом уме захочет увидеть своего отца голым.

Теперь перед ним села мать.

— Итак, что ты решил? Это выбор всей твоей жизни.

— А школьная листовка всё ещё тут? Сколько там стоит проживание в общежитии?

— Тут говорится о пятидесяти тысячах на завтраки и ужины.

На лице его матери появилась злая улыбка.

— Чёрт, ну ещё есть вариант, что я пойду на работу или что-то подобное.

— Эээ. Почему? Почему? Почему братик не едет вместе с нами?

Внезапно появилась его сестра Юко в розовой детской пижаме.

Она схватила Сорату за рукав и стала кричать: «Почему, почему?». А после начала кататься по полу.

— Я хочу быть с тобой, братик. Ты так легко бросишь меня? Не может быть!

В этом году она перешла во второй класс средней школы, но ребячества в ней было хоть отбавляй. С раннего детства её тело было слабым, так что она сильно зависела от Сораты, который заботился о ней. Потому первой высказалась против переезда отца его сестрёнка.

— Я не хочу бросать школу, в которую с таким трудом поступил.

— Ты хотел пойти в эту школу только потому, что она ближе к дому! Мы найдём тебе в Фукуоке такую же! Не такой уж ты прилежный ученичок.

После этого Юко ещё долго не хотела сдаваться. Она пыталась убедить его поехать с ней невзирая ни на что.

Девочка посмотрела на непоколебимого Сорату и чуть не заплакала. Он же чувствовал себя очень неловко. Вскоре Юко утихла, услышав мать.

— Очень хорошо. Не будь такой упрямой, а иначе твой брат возненавидит тебя.

Она приходилась её матерью целых тринадцать лет. Она точно знала, как бороться с ней.

— Я понимаю… Раз так, я отпущу братика…

Юко вернулась в свою комнату. С такими глазами, как будто ей не купили пони.

На следующий день Сората решил проблемы и с поступлением в Суйко, и с общежитием. А его семья вовсю занялась подготовкой к переезду.

Это всё произошло лишь год назад, но для Сораты прошла целая вечность.

Когда история дошла до апогея, Дзин начал смеяться во весь голос.

— Да, завидная семейка у тебя.

— Это всё из-за моего дурака отца.

— Ну, по крайней мере, обошлось без серьёзных проблем. К трагичной истории я не был готов.

— Если бы моя семья распалась или отец пропал бы?

— Точно.

Дзин даже не пытался спрятать улыбку. Сората подумал, что именно с таким лицом тот снимал девок.

— Итак, что ты здесь делаешь?

— А, насчёт этого.

Сората показал Дзину фотографию, полученную от Тихиро.

— Очаровательная девочка.

— Да.

— Ей около пяти, да?

— Я тоже так думаю.

— Это твоя сестра?

— Конечно, нет.

— Ок. Ладно. Я понял.

— И что ты понял?

— Сората, иди в полицию. Признайся, что ты педофил. А затем скажи, что именно ты виноват в тех извращённых вещах, что тут якобы творились. Я пойду с тобой.

— И почему ты с серьёзным лицом говоришь такие вещи?! Я имел в виду совсем не это. Просто учитель попросил меня сходить на вокзал и встретить эту девочку!

— Что? Всё так? Как скучно.

— Ну да, версия про меня извращенца куда интереснее?

— Ну, это веселее скучной реальности, в которой мы живём, не так ли?

Когда Дзин говорил с таким лицом, Сората никак не мог понять, серьёзен ли он или шутит.

Пока они молча стояли, мимо них проехало чёрное такси и, сделав круг, остановилось метрах в десяти от Сораты.

Сората случайно увидел, что сидевшая сзади молодая девушка носила привычную форму Суйко.

Это была совершенно новая форма, и девушка, казалось, ещё не привыкла к ней. Она забрала свой коричневый чемодан и, проводив взглядом такси, отошла со скучающим выражением лица в сторону.

Небольшие глаза цвета феникса придавали её внешности взрослую нотку. Но форма говорила, что ей столько же, сколько и Сорате.

Её молочно-белая кожа будто окрашивала в белый цвет всё вокруг себя.

Очарованный этой сценой, Сората задержал взгляд на ней, совершенно забыв обо всём прочем, словно его душу обволокла всепоглощающая белизна. Постепенно он перестал замечать мир вокруг неё, даже дышать стало трудно. Он даже забыл, где сейчас находится.

Казалось, девушка в одиночестве стоит на большом леднике. Сората стал рабом этой иллюзии.

— Уникальная девушка. Я прав, Сората?

— …

— Сората?

Сората чувствовал, что Дзин что-то сказал, но его внимание было приковано к другому.

Девушка спокойно и плавно приближалась к нему. Если бы пришлось назвать кошку, чтобы описать её, получилась бы ириомотэ[✱]Исчезающий подвид леопардовой кошки, обитающей в Японии. … Внутри неё бурлила жажда жизни, но при этом она производила впечатление животного, существование которого поставлено под угрозу. Будто бы она исчезала прямо на глазах, и любой, кто попытается разглядеть её, не найдёт себе места от беспокойства.

Она присела на длинную скамейку и притихла, словно кукла.

Она была в шести метрах от Сораты.

Будучи на нервах, Сората кое-как сглотнул слюну.

— Пусть она и милашка, но вот так жадно пялиться на неё довольно грубо. Но я согласен, она прям тот тип, который тебе нравится.

— …

— Вокруг неё такая атмосфера, что люди неосознанно хотят защитить её. Ладно, воспользуюсь своими способностями и помогу тебе. Так, её рост… 162 сантиметра. Вес… 45 килограмм. Её БТБ 79,55,78. Если боишься, что она как стиральная доска, то можешь не переживать. Всё не так плохо. У неё тонкая талия, так что грудь лишь кажется меньше в такой одежде. Поверь мне.

Сората начинал понемногу вникать в слова Дзина.

— О чём это ты, Дзин-сэмпай?

— Просто у тебя всё на лбу написано.

Несмотря на то, что его силой пытались вытянуть в реальность из мечтаний, Сората не мог отвести глаза от девушки. Ему казалось, что он уже где-то видел её, и сейчас эта идея полностью поглотила его.

Ответ нашёлся на удивление быстро.

— А. Точно.

— Ок, ладно. Не стоит смущаться.

— Да нет, это же она.

Пока он говорил, уверенность в догадке лишь нарастала.

— Ааа? Это тебя надо спросить, о чём ты.

— Я думал, она приедет на поезде.

— У тебя с мозгами всё в порядке?

— Я. Про. Фотку!

Сората передал фотографию, что Тихиро вручила ему.

— Серьёзно, я не могу понять тебя.

— Забудь.

Сората отошёл от стального забора и пошёл к девушке, сидящей на скамейке.

— Каким цветом ты хотел бы стать?

Сначала Сората не понял, что это прозвучал голос девушки.

Он бы услышал его, если бы так не зациклился на ней.

Глаза Сораты встретились с её, смотрящими на него снизу вверх. Это заставило его вздрогнуть.

— Я?

Она слегка кивнула.

— Я никогда не думал об этом.

— Тогда, пожалуйста, подумай.

— Не думал, что когда-нибудь задумаюсь об этом, но сегодня это переливающийся цвет…

— А это цвет?

— Это как цвета радуги. Я о том, что это неоднозначный цвет.

— Очень интересно.

— А что насчёт тебя?

— А?

— Каким бы цветом ты хотела стать?

— Я никогда не думала об этом.

— Что?

— Может быть… сейчас это белый.

— Так же, как и твоё имя.

— …

Она удивлённо посмотрела на Сорату.

— Прости. Не бойся меня. Я Канда Сората. Тихиро-сэнсэй просила меня встретить тебя. Тебя должны были предупредить.

— Попросила Тихиро-сэнсэй?

— Просто... сэнсэй такая безответственная.

Сората достал фотографию и сравнил её с девушкой перед собой. Узнать её лишь по фотографии было невозможно. Сората признал её, потому что она производила на него то же впечатление.

Девушка перед ним являлась Сииной Масиро.

— И сколько лет назад сделали эту фотографию? Она старше раза в три.

Часть 3

Я должен просто доставить её в Сакурасо, да?

Сиина Масиро медленно шла рядом с ним. Казалось, что она в любой момент могла остановиться. Глядя на её лицо, Сората задумался над дальнейшими действиями.

Масиро обладала миниатюрным телом, тихим, слабым голосом. Она всё время вела себя тихо, на её статичном лице совсем не отображались никакие эмоции.

Стоять рядом с ней напоминало стояние на тонком льду, который вот-вот треснет.

Она походила на стеклянную фигуру, которая могла рассыпаться от единственного прикосновения.

Вот такое впечатление производила Масиро.

Неожиданно она сказала.

— «Сората», неплохо.

— Ааа?

— Звучит хорошо. Мне нравится.

Сората был очарован. Проще говоря, Масиро — юная, доверчивая девушка.

Однако Сората пришёл к выводу, что Масиро совершенно не соответствовала духу Сакурасо.

Сакурасо являлось местом для людей, которые вышли за рамки здравого смысла и которые слишком выделялись из толпы. Это было гнездо необычных людей.

Камигуса Мисаки являлась пришельцем, Акасака Рюноске — хикикомори, Дзин — настоящим королём ночных вечеринок. Да даже учитель Сэнгоку Тихиро ненавидела вести себя правильно и поступала так, как ей нравится.

Дзин, до этого стоявший с ним, уже ушёл.

И именно из-за этого сейчас Сората остался наедине с девушкой, с которой только что познакомился.

Чем больше он хотел сказать что-то умное, тем меньше идей у него оставалось.

На это также повлияли и последние высказывания Масиро.

Лицо Сораты покраснело как помидор.

Но именно прискорбный внешний вид подтолкнул его к действиям.

— Так…

— Да?

— Ты собираешься учиться в Суйко?

Масиро слегка покачала головой.

— Смена школы.

— Ах, да… Ты ведь во втором классе?

На этот раз Масиро слегка кивнула.

— Мы на одном году обучения.

Её прозрачные глаза продолжали смотреть вверх, совершенно не меняясь.

Сората смущенно отвернулся.

К Сакурасо они продолжали идти молча.

«Кажется, я могу лишь стать для неё щитом. Сложный мне попался противник», — так думал Сората.

Они уже увидели крышу Сакурасо.

Не успели они дойти до общежития, как от него отъехал грузовик транспортной компании. Издав громкий, пронзительный свист, он исчез в направлении станции.

Сората помог забрать вещи Масиро у ворот общежития.

— Пожалуйста, проходи.

Сказав это, Сората повёл её внутрь.

Тут же со второго этажа к ним понеслась Мисаки, со скоростью хищника, увидевшего свою жертву. Нет. Она прыгнула, амортизировав приземление ногами, прямо как дикое животное.

— Добро пожаловать в Сакурасо!

Она вытащила хлопушку и выстрелила им прямо в Сорату, стоявшему перед Сииной.

Сората мгновенно ответил ей, ударив ребром ладони по голове.

— Увааа! Что это ты делаешь с девой?!

— Если называешь себя девой, то прекрати спать у меня в комнате!

— Всё в порядке! Я ведь даже никогда не целовалась. Я совершенно новый продукт, с головы до пят…

Масиро безучастно смотрела на них.

— Н-нет. Сэмпай мне лишь сэмпай. У нас нет никаких подозрительных отношений! Пожалуйста, не накручивай себе ничего такого, ладно?

— Эээх. Что, Кохай-кун, уже заинтересовался Масиро-чан?

— Нет, подожди!.. А откуда ты знаешь, что она Сиина?

— Хорошо. Не стоит просто стоять тут. Поспеши и отведи её в комнату.

— Это ведь ты преграждаешь нам путь, разве не так?!

— Ох, наконец-то у меня есть соседка! Она будет приходить ко мне или звать к себе? И будет ли она обсуждать со мной любовные неприятности? Ахх, как же я волнуюсь!~

Отодвинув мечтающую Мисаки в сторону, Сората повёл Масиро на второй этаж, куда парням входить запрещено.

На табличке комнаты 202 было написано «Комната Масиро», а ещё нарисован загадочный рисунок.

— Я сделала это прошлой ночью.

Мисаки вышла из ниоткуда и теперь уже спокойно шла к ним.

— Прошлой ночью ты играла в видеоигры.

Совершенно не меняясь, Мисаки подошла и без разрешения владельца открыла дверь.

— Скрип!

Как помнил Сората, эта комната всегда пустовала, и в ней ничего не было. Теперь же там стояла кровать, столик, письменный стол, компьютер с большим монитором, а на полочках виднелась аккуратно разложенная одежда.

— Ну, как вам? Моя работа поражает? Сделала всё, пока вы шли. Сама поражаюсь! Мувинг-контора[✱] Компании, занимающиеся перевозом вещей из одного жилья в другое.! Настолько профессионально! Да, вы настоящие профессионалы!

Отчего-то ликующая Мисаки гордо выставила грудь вперёд, будто всё это сделала она сама.

— По сути, ты ничего не сделала.

— Я внимательно наблюдала за ними со стороны.

Масиро, намеревавшаяся войти в комнату, безучастно следила за их разговором.

— Сиина… Ты и правда хочешь остаться здесь?

— Да.

Её слова прозвучали как ветер. Её голос звучал очень тихо, но при этом очень ясно, как будто смысл слов проникал в разум напрямую. Печальная сторона заключалась в том, что в её голосе совершенно не чувствовалось эмоций.

Он начинал тревожиться от одного единственного взгляда на неё. Да что не так с его чувствами?

— Аххх. Я так рада новому компаньону на кафедре искусств~

Очарованная Мисаки попыталась прицепиться к Масиро, но Сората остановил её.

— Сиина, ты учишься на кафедре искусств?

На кафедре искусств было крайне мало свободных мест. Перевестись туда — задача не из лёгких.

— Да.

Масиро тихо и спокойно ответила ему.

— Ты слишком наивен и неопытен. Совсем ничего не знаешь. Информация — это ключ к победе во всех современных войнах. Такой, как ты, постоянно будет везде проигрывать. О, несчастье. Нужно кинуть тебе спасительную верёвку~

Поубавив пыл Мисаки фразой «мне без разницы», Сората попытался вернуть её в нужное русло.

— Что же ты знаешь, сэмпай?

— Масиро-чан очень известна в мире современного дизайнерского искусства! Говорят, что когда она была маленькой, то отправилась в Англию, чтобы получить там элитное образование.

Значит, она одна из тех, кто уехал, но в итоге вернулся. Её непонятное поведение, медленный темп речи, особая атмосфера вокруг неё — всё это можно списать на долгую жизнь за границей.

— Несколько её картин уже выставлялись в художественных галереях и завоевали множество наград! Её рисунки высоко ценятся…

Раз Масиро не стала опровергать вышесказанное, то это являлось правдой.

Как бы то ни было, Сората не знал точно, как обстоят дела в мире искусства.

— Насколько она известна, если по меркам Шинкансена?

— Без сомнений, она Нозоми!~

— Невероятно.

Уперев руки в бока, Мисаки с гордостью заявила: «Ну как? Теперь убедился?»

— Как-никак, вы с кафедры искусств.

— О чём это ты?

— Я о том, почему ты столько знаешь о Сиине.

— Да нет, всё это я узнала вчера от Тихиро.

— Тогда почему ты до сих пор стоишь в такой позе?

— Я бы всё равно выиграла, даже если бы узнала всего на секунду раньше тебя. Фухахахаха!!!~

Сората заехал ей по голове ребром ладони, не вытерпев её глупой улыбки. Тем не менее, Мисаки мгновенно остановила его.

— Ты не можешь использовать одну и ту же вещь против меня дважды~

Тогда позволь мне ударить тебя прямо в лоб ударом слева. Именно такая мысль пронеслась у Сората в голове.

— Увааа! Больно. Кохай-кун, ты что, ребёнок в детском саду, щипающий девочек?~

— Я не испытываю к тебе ничего, кроме раздражения.

— Я понимаю, что сейчас ты хочешь отбросить наш возраст в сторону. Я всё понимаю, ты просто хочешь казаться старше. Но враньём этого не добиться. Ты ведь недавно пытался пробраться в ванную, где я мылась, и в итоге у тебя даже пошла кровь носом. Очевидно же, что ты видел моё сырое тело. И всё же ты так стеснялся… Так мило!

— Что?! Это была просто случайность, потому что ты пошла мыться не в своё время. Тут я жертва, а не ты. А ну верни мне мои красные и белые кровяные клетки.

— Когда я голая, я потрясна!~

— Ты потрясна и в одежде!

Сората вдруг вспомнил, что Масиро стояла тут всё это время, так что он с трепетом повернулся к ней. К его удивлению, она сохраняла спокойствие и безучастно смотрела на них двоих.

— Эээ, мы не напугали тебя?

— О чём это ты?

— Я о нашем разговоре.

Масиро непонимающе склонила голову.

Её очаровательность отбила у Сораты дар речи.

— Чёрт возьми, она такая милая~ Именно это Кохай-кун хочет сказать, не так ли? Это слишком очевидно~

— Даже всё прекрасно зная, ты просто не можешь молчать.

Сората сжал руку в кулак и покрутил им на голове Мисаки.

— Ой, ой, ой, ой, ой!

— А вы, ребята, уже ладите.

Повернув голову, он увидел Тихиро, шедшую к ним, словно зомби. Она так никого и не подцепила, возможно, даже из-за проклятия Сораты.

За ней шёл Дзин, бросивший его на станции. Держа обеими руками сумку, он недобро посмотрел на Мисаки и Сорату. Внутри сумки лежали мясо, овощи и сок.

Встретившись взглядом с Соратой, Дзин улыбнулся, приподняв уголки рта.

— Это для приветственной вечеринки.

— Сэнсэй, вы вернулись так рано. Вы так и не нашли себе мужа?

— Как ты смеешь с презрением смотреть на меня? Там даже доктора не было! Там были одни лжецы, которые кичились своим богатым половым опытом.

— Сэнсэй, вы тоже врали про свой возраст, вы не лучше их.

Тихиро на таких событиях всегда говорила, что ей двадцать семь.

— Увы! Как бы я хотела, чтобы все счастливчики передохли.

— Тихиро. Дайте ему шанс. Кохай-кун сказал, что, если вы себе никого не найдёте, он возьмёт вас в жёны~

— Я никогда не говорил такого!

— И правда. Надо подождать всего лет пять.

— Никогда!

— Я никогда не думала, что она и правда приедет.

Тихиро перевела взгляд на Масиро, озвучивая то, о чём думала. Сэнсэй серьёзно посмотрела на девочку, и стало ясно, что она действительно сомневалась.

— Да.

Ответила тихим голосом Масиро.

— Сэнсэй, могу я задать вопрос?

— Мне сейчас дико хочется избивать людей, так что давай покороче.

— Тогда я спрошу лишь об одном.

На самом деле у Сораты возникла целая куча вопросов, требующих ответа.

Например, зачем кому-то приезжать сюда, когда он или она уже учится искусству за границей? Также были вопросы о её родителях.

Сората выбрал самый важный, по его мнению, вопрос.

— Зачем Масиро переехала в Сакурасо? В обычных общежитиях полно свободных комнат.

— А так непонятно?

— Совершенно.

— Просто это самое подходящее место для Масиро.

— Ааа?

— Через некоторое время ты поймёшь… ты точно…

В конце концов, Сората так и не понял, что значил тот блеск в уголках глаз Тихиро.

Часть 4

— Спать. Как же я хочу спать.

Спрашивая у самого себя, почему весенние каникулы закончились, Сората сам ответил на вопрос и неохотно выбрался из кровати.

В его недосыпе виновна была Мисаки. Именно из-за неё происходили все недавние бедствия. Будь то глобальное потепление, катастрофа на бирже, рост курса валют, неработающий двигатель Конкорда и задержка экспресса. Всё произошло из-за Мисаки, несомненно.

Сората не смог нормально поспать из-за приветственной вечеринки для Масиро.

Тихиро до сих пор не отошла от своего неудачного свидания и, прямо как Акасака Рюноске, заперлась у себя в комнате. В результате, ответственность за приветствие Масиро легла на плечи Сораты, Дзина и Мисаки.

Они собрались вокруг жаркого, приготовленного Дзином, и Мисаки постоянно о чём-то говорила, не делая не малейшей паузы. В этой ситуации Сората стал щитом Масиро, уберегая от всякого вреда. Мисаки вроде бы не раздражала Масиро, и та даже не реагировала на острые шутки Дзина, так что понять её настроение было трудно.

Хотя девочка и без того отличалась от обычных людей, она вела себя настолько сдержанно и тихо, что казалось, будто могла исчезнуть, если на неё никто не будет внимательно смотреть. Теперь Сората видел в ней именно такой образ.

Если он не постарается и не защитит её, она просто не выживет в Сакурасо. Он поклялся, что сделает всё ради неё.

Окончив совместный ужин, Мисаки ради развлечения нарисовала на учебнике английского, который не открывала года три, акробата, крутящего на турнике солнышко.

По качеству её рисунок мог потягаться с кадрами из аниме.

После этого Масиро достала свой альбом для зарисовок и нарисовала там семь кошек, сидящих около неё.

Когда Сората увидел эту картину, она вызвала у него дрожь. Казалось, что кошки вот-вот двинутся, да они даже казались более реальными, чем настоящие кошки.

Теперь этот рисунок висел в комнате Сораты.

Посиделки закончились в половине двенадцатого. Но Мисаки заставила его играть с ней допоздна в видеоигры.

Он не помнил, когда же ему удалось уснуть, но, по крайней мере, чудо свершилось, он спал сегодня в своей кровати, и Мисаки ещё не мозолила глаза. Ещё Сората припоминал, что Мисаки вытащил Дзин и заставил её спать в своей комнате. Вот только он не знал, сном ли это было или явью.

Едва он вышел из комнаты, как услышал звук со стороны двери.

Он посмотрел вдаль.

— Ааааххх!~

Оттуда с криком выскочила Мисаки. Сорату заинтересовало, что же её теперь так взбудоражило. Что могло так наполнить её жизнью? Вспоминая вчерашнее с ним обращение и почувствовав несправедливость, Сората решил немного присмотреться к её юбке. Но как только он заметил светло-голубые трусики, его настиг мощный удар по голове от стоящего позади Дзина.

Мисаки уже ушла, а вот голова у Сората до сих пор болела.

— Не стоит так возбуждаться с самого утра.

Дзин быстро ушёл на кухню, лишая Сорату шанса пожаловаться.

После к нему подошла Тихиро.

— Сэнсэй, вы сегодня рано.

Было всего лишь 7:30, так что до начала занятий оставалась ещё куча времени, целый час.

— Канда, имей в виду. Человек становится сильнее, получая опыт во многих сферах.

Даже не до конца понимая, что это значит, Сората понимал, что она говорит о вчерашнем собрании. Так что он решил докопаться до сути.

— Ты готов позаботиться о Масиро? Тебе лишь надо привести её в учительскую.

— Да. В конце концов, это её первый день. Я покажу ей дорогу.

Тихиро вытянула вперёд руки и ткнула Сорату в грудь.

— Ч-что?

— Ты действительно готов сделать это? Ты готов взять на себя ответственность и привести её с собой?

— Я уже сказал, что да.

— Очень хорошо. Тогда полагаюсь на тебя!

— Теперь я ищу какой-то подвох.

Он сначала думал, что Тихиро ответит ему, но, к его удивлению, та ушла, профыркав «Хмф, хмф».

Проводив её взглядом, Сората взглянул на часы. 7:40 утра.

Он не слышал, чтобы Масиро спускалась на первый этаж, потому решил её разбудить.

— Я помню, что мужчинам запрещено подниматься на второй этаж.

Скрипящая под ногами Сораты лестница заставляла его поволноваться. В его голове всплыла картина спящей в пижаме Масиро. Ему прям захотелось это поскорее увидеть.

Сората был не из тех, кто совсем не умеет ладить с девушками. А всё благодаря иммунитету, что ему даровала Мисаки. А вообще, разве кто-то может посчитать Мисаки за девушку? Если кто-нибудь спросит об этом Сорату, он ответит, что Мисаки пришелец.

Дойдя до комнаты Масиро, Сората достиг зенита волнения.

У него даже начал побаливать живот.

— Я… боюсь?

Ему хотелось успокоиться. Но стоило выдать отмеренную фразу, как он почувствовал себя ещё более неловко.

— Эй, Сиина! Если сейчас не встанешь, то опоздаешь.

Парень почувствовал, что его странный крик оказался бесполезен.

Никакого ответа не последовало. Сората так и не понял, слышала она его или нет.

А потом он решил постучаться в дверь.

— Сиина! Проснись! О боже, она и правда не отвечает.

Он постучался с большей силой. Тук-тук-тук.

Жестокая правда заключалась в том, что единственным ответом послужила тишина.

Он взялся за ручку двери, внезапно осознав, что собирается делать.

— Нет, нет, подождите, подождите. Это ведь не комната Мисаки-сэмпай. Как дверь может быть открыта?

Чтобы убедиться в этом, он слегка повернул ручку, и та без сопротивления поддалась.

Сразу стало ясно, что дверь не заперта.

— Я уже сказал, что это не комната Мисаки-сэмпай. Открывать её без предупреждения будет плохо…

Если на то пошло, ничего такого не случится, если он будет звать её из коридора.

— Иного пути нет.

Держась за ручку двери, он бессмысленно искал себе оправдание.

Сората медленно повернул ручку и вгляделся в небольшую расщелину.

— А?

Он безмолвно отворил дверь, не заметив, как открыл её нараспашку.

— Что случилось?

Думая, что он зашёл не в ту комнату, он растерянно проверил табличку. Номер 202. Это точно была комната Масиро. Точно. Он был прав. Бинго.

Но то, что он видел сейчас, отличалось от увиденного вчера.

Одежда, бельё, книги и манга валялись на полу. Ковёр полностью исчез под этим завалом. Комната выглядела так, будто по ней прошёлся ураган.

У его голове прозвучал звук тревоги: «Что случилось?»

Потом там появилось слово «вор».

Кровь ударила в мозг, а тело начало потеть.

— Эй, Сиина!

Он в панике ворвался в комнату.

Масиро не оказалось ни в кровати, ни на полу. Вообще нигде.

Раз за разом осматривая всё вокруг, он паниковал всё сильнее.

В комнате царил беспорядок, а Масиро куда-то пропала.

Отчаянная ситуация.

Его ноги подкашивались, и Сората схватился за стол, чтобы не упасть. Когда он случайно коснулся мыши, монитор начал подавать признаки жизни. От внезапного света Сората вскрикнул.

Он посмотрел с негодованием на монитор.

Там виднелась рамка с рисунком, на котором красивый парень улещивал девушку. Он держал ее покрасневшее лицо и медленно приближался к ней. Художественная работа получилась просто фантастической. Соотношение размеров головы и тела вышло довольно условным, так что в целом картинка не казалось слишком реалистичной. Плюс, в некоторых местах линии выглядели слишком толстыми или слишком длинными.

Как бы он ни смотрел на рисунок, он напоминал ему черновик сёдзё-манги.

— Зачем Масиро…

Он не мог понять, что происходит. Его разум перестал работать. Что-то шевельнулось у его ног.

Испугавшись, он отскочил назад и пристально глянул под ноги.

В тесном пространстве под столом спала восхитительная Сиина Масиро, обернув себя одеялом и одеждой. Всё это пространство очень смахивало на хомячий домик.

Сората облегчённо вздохнул. Хорошо, подумал он. Как ни глянь, это хорошо. Нет, это лучше, чем просто хорошо.

Он снова оглядел комнату.

Сейчас он думал только о том, что же здесь могло произойти. Внезапно в его глазах потемнело. Если это был не вор, то остаётся лишь один ответ. Стоп.

Дайте немного подумать.

Сората не пытался говорить с кем-то. Он закрыл глаза, стараясь найти правдоподобную причину.

Может, это из-за того, что она не привыкла жить в Японии.

Но разве жители других стран устраивают у себя в комнате ураган?

Может, ей не нравится спальня.

И каким образом она ей может не нравиться? Она даже спать легла под столом.

Должно быть, её захватили пришельцы.

Как-то это всё нереально.

Раз речь пошла об этом, может, это просто сон. Сората, ты всё ещё спишь.

Ааа. Теперь я понял. Так и есть. Это самый правдоподобный вариант, думал Сората.

Объяснив себе всё именно так и получив собственное согласие, Сората вышел из комнаты Масиро.

Он закрыл дверь тыльной стороной ладони и глубоко вдохнул.

Сейчас он должен проснуться.

Собравшись с мыслями, он открыл дверь.

Без лишних раздумий Сората приподнял голову. Конечно, комната осталась точно такой же, какой была минуту назад.

Мало кто поверил бы, что в такой обстановке кто-то живёт.

Хотя Масиро и отличалась в некотором плане от обычного человека, Сората всегда относил её к той же категории людей, к которой относился сам. Он даже подумал, что она станет ему отдушиной...

— О боже... Что я сделал не так?

Пусть Сората и отчаялся, он всё-таки решился продвинуться к столу, перешагивая через одежду и нижнее бельё. Здоровому старшекласснику глазеть на девичью одежду на полу было непристойно, особенно когда речь шла про яркое нижнее бельишко… Это хуже всего.

Пусть он и старался не смотреть, взгляд то и дело падал туда.

Встав на колени, Сората осторожно позвал Сиину.

— Ммм… Сиина-сан? Не могла бы ты встать?

Она никак не отвечала.

— Ау, ау.

— …

Услышал он от неё лишь сонное посапывание.

— Я был бы очень рад, если бы ты встала.

— …

Чувствуя беспомощность, Сората попытался потянуть за край одеяла, но он не поддавался. Сиина слишком плотно обмоталась им. В итоге, ему пришлось оставить одеяло в покое и схватить девочку за плечи.

— Эй. Утро. Пора вставать.

— Утро не может наступить снова...

— Нет, нет. Уже утро! Не говори таких страшных вещей.

Погребённая под одеждой и нижним бельём Сиина подняла голову и на какое-то время уставилась на Сорату пустым взглядом. Спустя почти минуту их глаза наконец-то встретились.

— Доброе утро.

— …

Голова Сиины опустилась обратно под завал.

— Если ты заснёшь, то умрёшь! Очень плохо опаздывать в первый же день!

— Я понимаю... Я встану.

— Эй. А ты не такая и глупая.

Сиина рассеянно вылезла из-под стола и встала.

Одежда и одеяло медленно сползли с неё.

В первую очередь показались её плечи. Потом нежные руки, небольшая грудь, тонкая талия, изогнутая линия ягодиц. Всё это открылось глазам Сораты.

На секунду кровь парня закипела.

— Ваааааааа!

Жалобный крик Сораты разнёсся по всей комнате с такой силой, что сторонний наблюдатель мог от страха обоссаться кровью.

— Хватит шуметь.

Масиро недоумевающе тёрла глаза.

— Подожди! Ты, ты, ты! Вааааа!

— Что?

— Надень одежду! Почему ты голая?! Да к какой же расе ты относишься?!

Сората оказался на грани, он уже не мог вести с ней рациональный диалог.

— Зачем?

— Проснись!

— …В туалете…

— И?

— Сняла одежду…

— Очень хорошо. Теперь надень её.

— Сняла всю одежду...

— Хорошо! Стоп. Не надо снимать всю одежду!

— Подумала, что в таком виде удобнее...

— И как ты додумалась до этого?! Ты должна быть хоть немного ответственной! И вообще, оденься! Что угодно, просто надень это!

Трудно было успокоиться, когда голая Масиро стояла прямо позади него.

— Время поджимает. Просто надень свою школьную форму.

Сората откопал в куче одежды форму Суйко и бросил девушке.

За его спиной зашуршала одежда.

Сердце парня могло в любой момент взорваться.

— Готово? — спросил Сората, дав Сиине немного времени, чтобы закончить.

— Готово.

— Позволь мне сказать, что ты должна хотя бы…

Сората повернул голову и застыл с открытым ртом.

Масиро надела свою форму, вот только пуговицы застегнуть не удосужилась. Таким образом, много чего из её прелестей осталось на виду.

— И в какой степени это готово?!

Он снова обернулся и невольно упал на колени, обхватив голову руками.

— Что?

— Ты должна знать!

— У тебя проблемы?

— Это у тебя проблемы!

— Ага.

— Что значит «Ага»? Оденься уже!

Снова зашуршала одежда. Из-за недавнего инцидента Сората решил подождать немного подольше.

— Т-ты надела одежду?

— Бельё?

— Надень!

— Какое мне стоит выбрать?

— Не заставляй меня выбирать за тебя!

— Тогда оно вообще лишнее.

— Что значит «лишнее»?! Если подует ветер, это станет катастрофой! Надень! Надень! Я прошу, надень!

Вопя, Сората взял с пола светло-зелёное бельё и кинул в Масиро.

— Оно не милое.

— У тебя есть кто-то, кому ты собираешься его сегодня показывать?!

— Полагаю, нет.

— Тогда надень и потерпи!

От утренних криков у Сораты уже почти полопались мозговые артерии.

Глянув на телефон, он увидел, что уже наступило 8:15.

— Чёрт. Эй, Сиина. Надо спешить!

— Всё в порядке.

Масиро, которую Сората всё-таки убедил надеть бельё, до сих пор ничего не сделала с бардаком на своей голове. Там даже могли жить птицы. На редкость печальная картина.

— Твоя голова! В смысле, твои волосы! Причешись в умывальной. И заодно умойся!

— Где?

— Разве я тебе вчера не показывал?! Пойдём!

Смущённый Сората шёл на первый этаж, вот только Сиина шла не с ним. Она медленно двигалась позади него.

— Ахх. Подожди, сначала сними жакетку, а потом уже умойся!

Сората взял у Сиины жакетку и толкнул её в умывальную. Свободное время он пустил на то, чтобы вернуться к себе и переодеться самому.

Ему потребовалось меньше минуты. После он закинул на плечо свою пустую сумку.

Торопясь, он вернулся к умывальной, и оттуда как раз выходила Масиро.

Сората оставалось только кричать.

Умываясь, девушка намочила грудь, и прозрачная одежда прилипла к её коже.

Она так и не надела бюстгальтер, так что её грудь и ложбинка остались беззащитными.

— Стой! Ты! Да послушай меня! Ты должна носить хотя бы минимальный набор нижнего белья!

— Потому что ты не помог мне выбрать его.

— Ещё и я виноват? Не слишком ли это странно?

Масиро слегка повернула голову и уставилась на него.

Здравый смысл слов Сораты никак не мог дойти до неё.

Стремясь сохранить крупицы спокойствия, Сората зашёл в умывальную, чтобы взять полотенце. Картина там была не намного лучше. Кран превратился в небольшой фонтанчик, затопивший всё помещение.

— У тебя привычка мыться по утрам?!

— Я не моюсь.

— Не отвечай серьёзно на глупые вопросы!

— Ты утомителен.

— Разве я? Неужели это я здесь создаю проблемы?

Сората закрыл кран и положил на пол все полотенца, которые смог найти.

В тот момент в его голове всплыли вчерашние слова Тихиро.

«Просто это самое подходящее место для Масиро».

Теперь он понимал, о чём это она.

«Через некоторое время ты поймёшь… ты точно…»

— Чёрт возьми! Это именно тот учитель, которому вечно всё влом! Да как она посмела бросать всё на меня!

Он понимал, сейчас ворчать уже поздно, но не перестал жаловаться.

— Мы опоздаем в школу.

— О… Кто бы говорил!

Вопли Сораты, пришедшие из глубин его души, пронзили весеннее небо.

Часть 5

Этим вечером Сората воспользовался временем ужина, чтобы обсудить со всем Сакурасо очень важную проблему — Сиину Масиро.

Такие встречи также позволяли всем вместе обсудить правила совместного проживания.

Всё, начиная от еды, покупки вещей, уборки в туалете, и заканчивая устранением течки в трубах или пчелиных ульев. Подобные миссии назначались с самого первого дня.

Цель сегодняшнего собрания — урегулировать «Обязанности по Масиро» и найти подходящего человека, который будет за неё отвечать.

Народ снова собрался за круглым столом спустя месячный перерыв. По направлению часовой стрелки сидели Тихиро, Мисаки, Дзин, Сората и Масиро.

Акасака Рюноске отказался покидать свою комнату, так что принимал участие через чат. Мисаки, держа во рту жареную креветку, печатала на клавиатуре и издавала при этом соответствующие звуки.

— Да. Это не моя прихоть собрать вас всех здесь. Я лишь хочу, чтобы мы решили проблему Сакурасо вместе.

В отличие от Сораты, который с большим трудом произносил речь, все остальные сосредоточились на ужине и едва ли слышали его.

Чтобы приструнить их ретикулярную формацию[✱] Участок мозга, задающий тон работы ЦНС. При монотонной деятельности этот участок затормаживает поведение. , Сората смачно ударил по круглому столу. Бам!

Как результат, этим утром он опоздал.

Умыв ей лицо, заставив надеть вместо промокшей блузки новую, по цвету не отличимую от её нижнего белья, заставив надеть носки и туфли и прибрав её растрёпанные волосы, он практически истратил всё оставшееся время.

Они ограничились лёгким завтраком, так как не стоило терять ещё больше времени.

Пропустили скучное утреннее приветствие, но хоть на сам урок успели.

Когда Сората привел Масиро к учительской, сэнсэй, к его удивлению, не стала его ругать. Видимо, ожидала увидеть их ещё позже.

Если Тихиро всё знала, почему не рассказала о Сиине с самого начала?

Из-за утренних бед Сората оказался глух ко всему на первых уроках второго класса.

После школы Тихиро накинула на Сорату ещё и роль гида для Сиины.

Где бы они ни проходили, ничто не могло её заинтересовать. И, как итог, Сората устал от прогулки ещё сильнее и почувствовал себя ни на что не годным.

Также Сорате пришлось привести девочку в самое начало пути, так как она не могла запомнить маршрут даже десятиминутной прогулки.

После экскурсии Сората вернулся в общежитие. Но вот Масиро не появилась даже спустя час-другой.

Забеспокоившись, Сората пошёл её искать. Он понял, что она умудрилась заплутать в трёх соснах и не нашла дорогу от школы до общежития.

Кроме того, она сама этого не понимала и говорила, что уже идёт в сторону общежития.

А потом всё стало ещё хуже.

По дороге домой Сорате пришлось зайти в торговый район, так как на этой неделе именно он отвечал за еду, а Мисаки просила его купить молока. И Масиро принесла туда хаос.

Она принялась прямо в магазине набивать рот баумкухеном[✱] Баумкухен — традиционная немецкая выпечка, внешне похожая на спил дерева. , даже не заплатив за него. Когда она просто достала его из упаковки и начала с аппетитом уминать, Сората какое-то время не мог въехать в суть происходящего.

— Эммм… Сиина-сан? Что ты делаешь?

— Ем баумкухен.

— Почему?

— Потому что я люблю баумкухен.

— Если бы от одной любви всё было дозволено, то и полиция стала бы не нужна!

— Но их тут ещё много.

— Потому что это товар! Его здесь покупают!

Масиро склонила голову, показывая, что совершенно не понимает его.

— Сиина, как ты вообще жила до сих пор?

— Рисовала.

— И?

— И ещё рисовала.

— …

— И ещё рисовала.

— Это я уже слышал! Я думал, ты скажешь что-то кроме этого!

Когда на шум подошёл администратор, Сората смутился и множество раз опустил в знак извинения голову.

— Сиина, что ты от меня хочешь? Я что, чем-то провинился?

— Хочешь кусочек?

С очаровательным лицом она оторвала кусочек и хотела, чтобы он со звуком «ням» съел его.

— Нет!

— Это вкусно.

В итоге, Сорате пришлось взять пустой и полупустой пакет и идти к кассиру, чтобы заплатить за еду. Администратор только и мог, что смеяться над девушкой, ибо Сорату он знал. Сората понадеялся, что именно это его сейчас спасёт.

— Вот такие ужасы мне пришлось за сегодня пережить.

— Дааа. Досталось тебе, — сказала Тихиро, устраивая себе пивной пир. — Этот ребёнок только и делал, что учился рисовать, так что она немного отличается от обычных людей.

— И вовсе не немного!

Несмотря на то, что говорили сейчас о её проблемах, Сиина совершенно не обращала на них внимание. Она с лёгкостью отделяла палочками жареную корочку от креветок, а затем элегантно перетаскивала её на тарелку Сораты.

— Что ты делаешь?

— Кожа отслаивается.

— Разве сейчас время для шуток?!

— Я не шучу.

— Можешь не оправдываться.

Она слегка качнула головой, а затем вернулась превращать жареные креветки в обычные. Жареная корочка при этом вся оставалась на ужин Сорате.

Наконец, она закинула все голые креветки себе в рот.

— Также она очень щепетильная, если дело касается еды.

— Сэнсэй, не могли бы вы в будущем заранее говорить обо всём?!

Пока он отвлёкся на очередную проблему, Мисаки не упустила шанс и стащила из его тарелки пару жареных креветок. Только он захотел пожаловаться, как креветки оказались у неё во рту.

— И ты туда же, сэмпай… Что ты творишь?

— Кохай-кун, только ты один получаешь что-то от Масиро-чан. Какой же ты подлец!~

— Тогда можешь забрать себе кожицу!

— Просто у меня сейчас период полового созревания!~ — уверенно заявила Мисаки, высоко подняв голову и выставив вперёд грудь.

— И у меня тоже!

— Лично я считаю, что «записные книжки» и «отсутствие нижнего белья» — это одно и то же[✱] В оригинале фразы «записные книжки» и «отсутствие нижнего белья» звучат похоже. .

— Во что это ты играешь?!

— Ладно, ладно, хватит упрямиться. Канда, помоги мне и принеси ещё пива.

Пьяная в стельку Тихиро бросила в Сорату пустую пивную банку.

— Возьмите сами!

— Ты ближе сидишь.

Дзин безмолвно изобразил кривую улыбку, встал, достал банку пива из холодильника и подал её Тихиро.

— Митака такой хороший человек, полная противоположность Канды.

— Сэнсэй, вам важно лишь пиво, а кто даёт его, совершенно по барабану! Кроме того, разве сейчас мы не должны говорить о Сиине?!

— Я слышала от её родителей, что ей нужен человек, который будет заботиться о ней, так что я решила привести её в Сакурасо.

Будет заботиться о ней. Как же это ужасно прозвучало.

— Тогда, сэнсэй, возьмите на себя ответственность и позаботьтесь о ней!

— Эй. Не говори настолько странные вещи, Сората.

Им помешал Дзин, уже закончивший ужинать и сейчас набирающий сообщение на телефоне.

— Это собрание бессмысленно.

— А меня это очень беспокоит!

— С чего бы тебе заморачиваться? Объясню популярно. Доверять Мисаки заботу о ком-то просто невозможно, поверь мне, её другу детства. Кроме того, Тихиро слишком занята поисками мужика. Заниматься ещё и этим ей будет накладно.

Дзин так и не упомянул одно имя, решив, что это ни к чему.

— Значит, возлагаю последнюю надежду на тебя, Дзин-сэмпай!

— Что? А это тем более невозможно. В понедельник у меня Ами из актерского клуба. Во вторник медсестра Кико. В среду Канате из цветочного, а в четверг новобрачная Майко. В пятницу танцовщица Сюзунэ. А на выходных меня не отпустит офисная леди Томи. Вот такой плотный график. Времени на остальное у меня нет.

— Да ты чёртов плейбой! Ты прокачался до махараджи?! В будущем, что ли, в Индию уехать надумал?! Ах, ты сволочь!

— Не волнуйся ты так. Я не сделал ничего плохого.

— Где твоя совесть?! Кадрить замужних женщин — совершенно неэтично!

— Ага. Ты прав. Недавно меня чуть не застукал её муж. Вот это и правда было опасно.

Закончив печатать сообщение, Дзин наконец опустил телефон.

В то же время Тихиро с усердием пила шестую банку пива.

— Я бы не допустила, чтобы моя обожаемая кузина попала в опасные руки Митаки, так что его кандидатура отпадает. Другими словами, Канда, сколько бы ты ни причитал, это пустая трата сил.

Дзин упрекнул себя. Нет, его это явно повеселило.

— Ммм, сэнсэй, могу я спросить, а есть ли кто-то ещё на выбор?

— Аж четверо, только все они — это ты.

Сората даже не стал уклоняться от этого нелепого ответа. Если он так сделает, то свалить на него лишние обязанности станет ещё проще.

— Я планирую в скором времени покинуть Сакурасо, так что никак не могу подписаться на это. Никак.

— Так ты нашёл новый дом для кошек?

К нему с лёгкой улыбкой повернулся Дзин.

Как же очевидно.

— Эээ.

Разговор перехватила Мисаки, губы которой блестели из-за жареных креветок, а глаза смотрели на экран ноутбука.

— Что?

— Рюноске сказал: «У меня не так много времени, чтобы тратить его на бессмысленные и прозаические собрания. Пойду в оффлайн...». Ах, он ушёл. Вернись! Но вряд ли он вернётся!.. Вот. Я всё. Мой животик так раздуло~

— Ладно. Таким образом, «обязанности по Масиро» переходят Сорате. Разойтись!

Дзин взял телефон и встал. Он не направился к своей комнате, а пошёл к воротам. Сегодня был вторник, так что настало время заняться медсестрой Кико.

Мисаки беспомощно проводила его взглядом, пока он не скрылся из виду.

— Всем спасибо за тяжёлый труд. Я должна вернуться к пересъёмке. Удачи мне. Нужно сделать это сейчас. Я должна всё завершить~

Как она и сказала, Мисаки взяла ноутбук и вприпрыжку направилась на второй этаж.

Тихиро же взяла из холодильника ещё одну банку пива.

За круглым столом остались только Сората и Сиина.

Комнату наполнила тяжёлая атмосфера.

Впервые Сората оказался в таких отношениях, когда один человек должен заботиться о другом.

В его голове крутился и свистел турбулентный вихрь.

— Сората.

— Ч-что?

— Пожалуйста, позаботься обо мне.

Сиина поклонилась в знак приветствия.

— Оххх. Это я должен был сказать… Стой! Почему ты говоришь так, будто я уже согласился?!

— Иногда твои слова сбивают меня с толку.

— Если не прав тут я, то пусть этот мир сразу летит к чертям…

— А черти не добавят мне проблем?

— Вот чёрт! Я уже схожу с ума! Я должен съехать. Я должен покинуть Сакурасо!

6-ое Апреля.

В отчёте о собрании Сакурасо было записано следующее:

Обязанности по Масиро возложены на Канду. Удачи, Кохай-кун! Я буду поддерживать тебя!

Записала: Камигуса Мисаки.