Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
RealRush
5 мес.
#
Данный тайтл переводится будет а будущем?
mikotohimemiya
1 г.
#
12 том выйдет 1 апреля и это не розыгрыш вовсе а официально
Fouks
1 г.
#
Надеюсь переводчики живы-здоровы и скоро возобновят перевод...
Блядский Фокусник
1 г.
#
Когда будет продолжение перевода?
sanraiz
2 г.
#
Где можно достать цветные иллюстрации, к примеру, 5-ого тома?
evri
3 г.
#
>>11193
Это оригинальная заливка, Vorfeed
Все ирасты покрашены иллюстратором ранобэ, так что можете расценивать их, как изначально покрашенные.
Namdead
3 г.
#
"Куруми обрела силу, потому что желала помочь своей старшей сестре."
Но на начальных иллюстрациях подписано, что Куруми старшая сестра. Так и какая же она сестра?
Namdead
3 г.
#
>>11192
Хватит закрашивать иллюстрации, там где цвет отсутствует изначально, хотите как лучше, а получается стрём.
Это оригинальная заливка, Vorfeed
Ответы: >>11195
vorfeed
3 г.
#
Хватит закрашивать иллюстрации, там где цвет отсутствует изначально, хотите как лучше, а получается стрём.
Ответы: >>11193
reiman
3 г.
#
Спасибо, ребята! Порадовали перед НГ. Можно, наконец то, прочесть сие творение. Будем ждать продолжение в следующем году. Надеюсь они (тома) будут переводиться побыстрее, но и на этом спасибо. Всех с наступающим и удачи. Ваш Reiman)
Adamantius
3 г.
#
Elberet, неужели вас так впечатлил 9-ый том Rakudai Kishi no Cavalry (раз упомянули Икки в послесловии)?
Basilisk
3 г.
#
СПАСИБО!!!!!!!! С НАСТУПАЮЩИМ !!!!!!!!!
Dead Shot
3 г.
#
Большое спасибо за перевод!!!
LSvWanteD
3 г.
#
Я еще не читал, но огромное спасибо за проделанный труд!
Cortes09
3 г.
#
Спасибо за перевод
reiman
3 г.
#
Слава яйцам, продолжение. Ребята спасибо за ваш труд. Мы (все) его очень ценим.
Elberet
3 г.
#
нус... держите 3-ю главу. только руки с клавы чур не убирать)
Kos85mos
3 г.
#
Вах какая обложка!
reiman
3 г.
#
Спасибо, за продолжение (но пока читать не буду, подожду пока полный том выйдет). Надеюсь, его (том) "добьют" в ближайшее время. И ещё раз спасибо!
Удачи)
ВеликийКритик
3 г.
#
Моя рецензия-Опять же, классический гарем, опять же, непонятно зачем в формате ранобэ. Герой не тряпка, единственное отличие. Кажется понимаю, не умеешь рисовать-пиши ранобэ. Но такое лучше не писать. Не нужно.

Отобразить дальше

Глава 1

Часть 1

Вид, который достоин называться шедевром.

Контраст белого и красного стимулирует аппетит наблюдающего. Этими яркими оттенками устлан весь деревянный стол. Это была говядина, порезанная так, что она смотрелась очень вкусно с любой стороны.

Якинику. Тодзё Басара сидел за столом напротив своего одноклассника Такигавы Яхиро в ресторане, который был для них словно божественным храмом.

—Т-ты видишь, какие тут говяжьи языки? Они выглядят так, будто лежат на боку... Басаччи, они, по крайней мере, сантиметр в толщину.

— Ага… давай побыстрее поджарим их и съедим... Тут ещё куча и другого мяса.

— Л-ладно... Понеслась.

Призвав свою решимость, Такигава бросил говяжьи языки на плитку, которая называлась мангалом.

Вкусный запах жареного мяса наряду с шипящим звуком наполнил воздух.

— То-тогда я сперва позабочусь о себе.

Сглотнув, Такигава, волнуясь, положил говяжий язык себе в рот. В следующее мгновение:

— Т-так вку-у-у-усно! Что же это?! Это уже не просто говядина! – завопил он и вытаращил глаза.

Басара ненароком криво улыбнулся.

— Нет, это говядина – так что всё нормально.

— Не смотри по сторонам, Басаччи – ешь уже! Как приятно... Это мясо чертовски хорошо.

— Да, сейчас примусь. Такигава, не стоит сдерживаться. Отличное мясо подгорит, если жарить его слишком долго.

Басара ответил это Такигаве, который начал выкладывать нарезки говядины на мангал.

— Пф-ф-ф, да разве я позволю им подгореть. Я шустренько съем их всех!

От всплеска радости и возбуждения их руки, державшие палочки, а также их рты, пожирающие мясо, вообще не останавливались.

Ужин Басары и Такигавы начался.

— Но нормально ли это, Басаччи? Угощать меня в таком дорогом ресторане?

Такигава спросил это, не останавливая двигать палочками, на что Басара кивнул, сказав «Ага».

Басара пригласил Такигаву в ресторан якинику, который назывался «Акаги».

— Я уже говорил тебе – в этом ресторане для учащихся есть предложение «Ешь, сколько сможешь»... и это даже ученикам по карману.

— Но вместе с платой за меня получилось пять тысяч йен. Довольно большая сумма.

Учитывая, что ученику старшей школы выдавали небольшие карманные деньги, то две тысячи пятьсот йен на человека было действительно дорого. Однако у Басары была и другая причина, чтобы привести Такигаву сюда.

Демоны сейчас разделены на две крупные группировки. На фракцию текущего Повелителя демонов, которая являлась яростным сторонником возобновления вторжения в мир людей, и «умеренную» фракцию, следовавшую воле предыдущего Повелителя демонов Вилберта, который старался максимально избегать конфликтов с людьми. Тем не менее, после смерти Вилберта некогда могущественная «умеренная» фракция быстро потеряла своё влияние. Это привело к тому, что за Мио начала охотиться фракция текущего Повелителя демонов, так как она невольно унаследовала силу Повелителя демонов – своего отца.

Более того... Настоящая личность Такигавы Яхиро – наблюдатель за Мио, посланный фракцией текущего Повелителя демонов.

Басара сражался с Такигавой в результате некоторых обстоятельств. В общем-то, это произошло совсем на днях.

А теперь Басара заключил тайный союз с ним на взаимовыгодных условиях, согласно которым Басара не должен сообщать о провале Такигавы фракции текущего Повелителя демонов. Такигава же со своей стороны дал молчаливое согласие продолжать шпионить для фракции текущего Повелителя демонов, но при этом защищать Мио на манер «умеренной» фракции, как это делает Мария.

Этот союз был заключен на равных основах. Но даже при этом Такигава поделился с Басарой важной информацией.

А именно, истинной личностью преступника, который убил приёмных родителей Мио и втянул её в битву с демонами, которые пришли за ней.

Но Басара пока что не рассказал об этом Мио. Причины Мио сражаться были основаны на желании отомстить тому, кто убил её приёмных родителей. Будет плохо, когда она выйдет из себя, если он беспечно скажет ей об этом, да и вся эта ситуация в любом случае не была ясной. Поэтому пока что лучше, если только Басара будет об этом знать.

Именно из-за этого он прилично задолжал Такигаве. Конечно же, он не надеялся, угостив его якинику, рассчитаться с ним, но:

— Не волнуйся об этом. У меня есть сбережения, откладываю ежемесячно.

— Тогда ладно. Но твой отец сейчас уехал из дому, верно? Разве ты не получил деньги на проживание? И вот это фактически попадает под статью ежедневных расходов.

— Ты действительно знаешь своё дело... Но я не могу использовать деньги своего отца, чтобы угощать тебя.

Сейчас у него была на руках кредитная карта Дзина. Но Басара по своей прихоти заключил альянс с Такигавой. Поэтому сейчас он не мог воспользоваться кредиткой.

— Хм, ясно...

Такигава дожевал последний кусок мяса с гриля и, словно видя намерения Басары насквозь, сказал:

— Я думал, что ты обязательно меня снова спросишь о чём-то в обмен на якинику.

— Мне не хватит смелости требовать важную информацию или помощи только потому, что я угостил тебя однажды. Девиз сегодняшнего события «Давай жить дружно» – только и всего.

Поэтому...

— Мне нужно вернуть должок за то, что ты взял задание Сакасаки-сэнсэя в тот раз и за информацию о Зоргии – убийце приёмных родителей Мио. Я отплачу за это как только смогу.

— Боже, почему ты такой серьёзный, Басаччи. Все истории, которые я слышал о Тодзё Дзине, были такими эпохальными – ты действительно его сын?

Дзин однажды заграбастал титул сильнейшего Героя в «Деревне». Все истории, которые слышал Басара о Дзине во времена Великой войны, были невероятными боевыми легендами. Дзин, судя по этим историям, которые он слышал в «Деревне» в прошлом, сейчас стал довольно мирным человеком.

— ... Полагаю, что он также известен и в мире демонов?

— Ну, да. Он убил довольно много высших демонов в Великой войне. Среди нас, демонов, Тодзё Дзин – наш самый страшный и сильнейший враг – словно Бог войны. Когда предыдущий Повелитель демонов Вилберт приказал отступать, то были две причины, по которым те, кто всё ещё хотел сражаться, подчинились. Одной из них было влияние Вилберта, который был тогда сильнейшим демоном, а второй являлся страх перед чудовищной силой Тодзё Дзина.

Как и ожидалось, демон Такигава тоже считал Дзина выдающимся человеком и потому озвучил почти те же мысли. Будучи его сыном, Басара не чувствовал себя никчемным из-за того, что его отца нахваливают. На самом деле, Басара гордился им.

И затем их разговор временно прервался. В этой тишине они некоторое время за обе щеки уплетали якинику.

Продолжая молчаливо поглощать мясо, они уже собирались приступить к последней тарелке их первого заказа, как вдруг…

— Ах да, я кое-что вспомнил – у меня есть информация, которую стоит передать тебе, Басаччи.

— Информация? ... Ты уверен?

— Ну, похоже, что я могу доверять тебе. Кроме того, теперь, когда мы в одной лодке, то я во многих смыслах также окажусь в неприятностях, если ты попадешь в невыгодное положение.

Сказав это, Такигава устало криво улыбнулся, и затем, внезапно, его глаза посерьёзнели.

— Во время недавнего инцидента в парке сила Нарусэ Мио вышла из-под контроля, верно? Это привело к приличным разрушениям. Мне пришлось скрыть это с помощью своей магии. Новости об этом всё же достигли ушей текущего Повелителя демонов, а также стали известны и «умеренной» фракции. Я не знаю, как будут действовать «умеренники», но... Фракция текущего Повелителя демонов решила назначить нового надсмотрщика, так как они решили, что Нарусэ Мио пробудила унаследованную силу Вилберта.

Басара окаменел от этих слов.

— Новый надсмотрщик... Только не говори, что тебя сейчас заменяют, и ты возвращаешься в мир демонов…

Он не планировал полностью полагаться на Такигаву, но прямо сейчас Басара и девушки не имели боевой мощи, сравнимой с фракцией текущего Повелителя демонов. Поэтому он хотел одолжить силу Такигавы до тех пор, пока ситуация хоть немного не наладится. Если Такигава сейчас вернется в мир демонов...

— Нет. Моя миссия наблюдателя продолжится. Дело в том, что создается такое ощущение, будто они посылают подкрепление просто на всякий случай, так как было какое-то развитие. Я имею в виду то, что высшие чины всегда охотились за унаследованной силой Нарусэ Мио.

— Ясно... Я даже струсил, думая, что ты уйдешь.

— Всё же, расслабляться не стоит. Из-за другого наблюдателя мне и впрямь будет сложнее сотрудничать с тобой. И пусть я сказал, что это подкрепление, но это не обязательно будет кто-то слабее меня. Кроме того, контракт Мастера и Слуги между тобой и Нарусэ Мио всё ещё недавний, верно?

— Что ты имеешь в виду?

В этом контракте Мастера и Слуги есть что-то, на что он должен обратить внимание?

— Эта магия обладает длинной историей... С давних времен её часто использовали и улучшали различными способами. Сперва она лишь позволяла определить местоположения друг друга и активировала проклятие в случае предательства, но теперь она даже может увеличить силу Мастера и Слуги, когда они обладают сильной лояльностью и доверием. Мастер может усилить слугу, а слуга – мастера. Вот почему у первоклассных демонов очень много слуг с контрактом Мастера и Слуги, который усиливает их собственную силу.

— Вот как?..

Мария этого ему не объясняла. Скорее всего, самым важным она посчитала то, что он может определить местоположение Мио, если та окажется в опасности.

— И с другой стороны, эта магия также служит для предотвращения утечки информации, если слуга будет захвачен врагом. Так как попадание в плен к врагу и становление бременем для своего хозяина – самое большое предательство, — сказал Такигава. — В зависимости от природы проклятия, при активации на максимальном уровне слуга может и не выжить.

— ... Похоже, что так.

Проклятие контракта между Басарой и Мио определялось силой Марии. Так как она одолжила свою силу для заключения контракта, то она и наделила проклятие магией суккубов – афродизиаком. Со слов Марии, если проклятие активируется на максимум, то мозг может поджариться от интенсивного удовольствия. Она объявила об этом полушутя, но это определённо являлось правдой. Это была действительно хорошо продуманная магия контракта, которая учитывала даже возможность утечки информации через пленника.

— Так что лучше тебе быть осторожным. Вы создали заклинание контракта с помощью суккуба, так как унаследованная сила Мио очень опасна, верно?

— Да... Полагаю, что это так.

— Это тоже не слишком-то приятный расклад, но... Первоклассные демоны живут очень долго и некоторые из них целенаправленно заключают контракты Мастера и Слуги с помощью суккубов. Они жаждут кое-каких развлечений, чтобы скрасить долгую жизнь.

— Развлечений?..

— Сексуальных игр. Цепи афродизиака словно накачивают женщину наркотиками, связывая её наслаждением.

— ... Ясно. Действительно, не очень-то и приятно.

— Хах, это ещё невинные штучки. Настоящие козлы обмениваются между собой слугами и играются с ними, позволяя проклятию активироваться.

— Играют... постой, не хочешь ли ты мне сказать, что они бессмысленно убивают своих собственных слуг?

— Ну, не то чтобы бессмысленно... Ты такой простодушный, и тот мир совсем тебе неизвестен, — сказал Такигава, криво улыбаясь. — Слуга отдаёт свою душу и тело своему хозяину, и когда кто-то другой делает нечто со слугой, то это считается серьезнейшим предательством мастера. Если слуга не может защитить своё целомудрие – как ты думаешь, что случится тогда?

Басара изменился в лице, наконец-то полностью осознав суть, на что Такигава кивнул.

— Угу. Когда со слугой это делает кто-то другой, нежели его хозяин, то аморальное чувство и активирует проклятие. Если тебе повезет, то проклятие будет слишком сильным, и ты сможешь умереть, а в худшем случае потеряешь рассудок и никогда не сможешь оправиться. Но владельцам не нужны сломанные игрушки. Они избавятся от них, добудут новые, и затем всё снова повторят.

И...

— Кстати, изобретатель этой ненормальной игры – убийца приёмных родителей Нарусэ Мио – Зоргиа.

Басара сглотнул, затаив дыхание.

— То-тогда... причина, по которой ты был назначен наблюдателем вместо него...

— Именно. Есть возможность, что унаследованная сила Нарусэ исчезнет, если она умрёт от странных манипуляций Зоргии. Высшие чины решили, что существует риск того, что Зоргиа, убив приёмных родителей Мио, которые принадлежали к «умеренной» фракции, попытается наложить руки и на Нарусэ.

Басара не знал, что сказать на такую шокирующую историю.

— Поэтому будь аккуратен. Зоргиа может легко определить то, что Нарусэ сейчас находится под влиянием контракта Мастера и Слуги. Если она попадет к нему в руки, то навсегда лишится рассудка от того, что он с ней сделает, так как он и есть тот ненавистный враг, который убил её приёмных родителей. Ну, учитывая её характер, то она скорее откусит себе язык, прежде чем он сможет с ней что-либо сделать... Но ты бы хотел избежать этого, не так ли, Басаччи?

— Конечно же да!..

Он никогда не позволит этому случиться. Глядя вниз, Басара крепко стиснул зубы.

— Ну, высшие чины больше не подпустят Зоргию близко к Нарусэ, и я не верю, что они сделают что-нибудь странное, так как, узнав, что она находится под влиянием контракта Мастера и Слуги, они не захотят, чтобы сила Вилберта исчезла, если Нарусэ умрёт от проклятия.

Это было довольно значительное преимущество. Значительное, но...

— ... Но они не единственные враги, которые охотятся за силой Вилберта.

Кроме «умеренной» фракции, которая пытается защитить Мио, есть и другие формирования, которые противостоят фракции текущего Повелителя демонов. С их точки зрения они могут нанести урон фракции текущего Повелителя демонов, убив Мио.

Враг твоего врага не обязательно должен быть твоим союзником.

Снова заметив то, как сложно защищать Мио, Басара сделал серьёзное выражение лица, на что Такигава внезапно тихо произнес:

— Ну, у меня есть кое-какие идеи по этому поводу.

— В самом деле?

Басара тут же поднял голову.

— Есть два способа разорвать контракт. Первый – аннулировать его тем же заклинанием, по согласию обоих сторон. Другой способ – поменять его на клятву, — произнес Такигава. — Вокруг шеи появляется отметка в виде ошейника, как символ этого контракта. Её цвет меняется в зависимости от степени верности. При низком уровне лояльности эта метка синяя, но с повышением уровня она будет становиться фиолетово-синей, а затем фиолетово-красной, и наконец – багрово-красной. На высшем уровне – при максимальной лояльности – метка исчезнет, и проклятие больше не будет активироваться. Всё же, такой слуга уже никогда не предаст своего мастера. Это явление происходит, когда «контракт» становится «клятвой». Хотя даже в прошлом было очень мало успешных случаев. Но говорится, что никто не мог победить мастера и слугу, когда они достигали этого состояния.

— Другими словами, если Мио и я достигнем высшей лояльности, то мы станем сильными?.. Но ты ведь знаешь, что мы с Мио знакомы очень короткое время.

Демоны-то живут долго, им несложно такое провернуть.

— Полагаю, что это так. Но даже если уровень клятвы для вас недостижим, то всё же следует укрепить доверие и лояльность между вами. Я имею в виду то, что магия контракта превращает ваши чувства в силу... Ну, к слову, если ты сдашься, даже не попытавшись, то у вас точно ничего не получится.

Столкнувшись с таким острым цинизмом, Басара невольно замолчал, однако Такигава продолжил:

— Ну, ты не сможешь решить этот вопрос сам. Обсуди его с Нарусэ.

— ... Да. Я так и поступлю, — ответил Басара низким голосом.

Не то чтобы он не доверял Мио – Басара не был уверен в себе.

Он не был тем человеком, который был способен заслужить доверие Мио.

Тодзё Басара не мог поверить в Тодзё Басару.

В самого себя, который однажды совершил грех и аннигилировал множество своих товарищей.

Он не сможет попросить её доверять ему – у него просто не повернется язык.

Басара снова убедился в серьёзности ситуации, в которой они находились, и замолчал. На это...

— Давай закончим этот мрачный разговор, так как у нас тут куча хорошего мяса... Начнём с того, что ты ничего не можешь поделать с худшими сценариями, как бы сильно ты над ними ни размышлял.

— ... Угу.

— Ну, так значит, мы можем «есть, сколько в нас влезет», верно? Тогда давай закажем побольше, чтобы полностью отработать деньги.

Он ощутил доброту Такигавы от этой смены темы.

— Ты прав... Ладно, давай отожремся!

Басара временно воспрял духом и подозвал официанта. Глядя вместе с Такигавой в меню, они начали обсуждать, следует ли заказать говяжьи ребра, свиное филе или внутренности. Решив, они тут же сделали заказ.

Глядя, как официант уходит от них, они смочили горло колой. Как вдруг…

— О. То-то я подумала, что эти голоса мне знакомы.

Парни посмотрели в сторону сексуального женского голоса, пришедшего со стороны.

— Хасэгава-сэнсэй...

Там стояла школьная медсестра Академии Хидзиригасака, в которой учились Басара и Такигава – Хасэгава Чисато.

Тон её голоса больше походил на мужской, но при том она имела красивые черты лица, а также чрезмерно притягательную грудь... Она обладала сексуальной внешностью и красотой, которая плохо влияла на пубертатных учеников старшей школы.

— Тодзё и Такигава... Вас всего лишь двое?

— Э? Да, это так.

— Великолепно. Простите, но не позволите ли вы мне присесть к вам за столик? На самом деле я должна была встретиться с другом, но он мне только что позвонил и сказал, что у него появились срочные дела, — объяснила Хасэгава. — Так как я уже пришла сюда, то можно было бы поесть и одной, но парни с других столов постоянно зазывают меня присоединиться к ним. Неужели женщина, которая ест якинику одна, выглядит настолько всеми покинутой?

Басара и Такигава посмотрели друг на друга и ответили ей:

— Ну, возможно...

— Ах, совсем нет, сэнсэй.

— В любом случае, они были столь настойчивы, что я думала уже отказаться от еды и отправиться домой, но я всегда хотела попробовать здешнюю пищу. Вам, ученикам, возможно, будет противно есть вместе с учителем, но я была бы благодарна, если бы вы позволили мне присоединиться.

— Хах... Ну я, так-то, не против…

Но стоит сказать, что если Такигава возразит, то ему придется с извинением отказать ей. Сегодня они пришли сюда поговорить о заключенном союзе.

Басара стрельнул в Такигаву взглядом, в котором читалось: «Что насчет тебя?»

— Нет, я также, конечно же, не возражаю. Есть очень много людей, как учеников, так и учителей, которые не прочь поесть вместе с вами, Хасэгава-сэнсэй.

— Ну вот...

— Ясно. Тогда позвольте мне присесть.

— Ладно, сэнсэй, раз все согласны, то место рядом со мной свободно.

Такигава усмехнулся и предложил Хасэгаве сесть рядом с ним, но она уже присаживалась рядом с Басарой, сказав: «Прошу прощения».

— Ах, но у нас же заказ «Учащиеся едят сколько захотят», так что делить с нами стол как-то...

— Не беспокойся об этом. Вины заведения здесь нет, но они не станут усугублять проблему. Я уверена, что они уступят.

Прямо как она и сказала – к ним подошел официант с холодным влажным полотенцем, поклонился и сказал: «Нам очень жаль», – сразу после того, как Хасэгава присела за стол. Видимо персонал принес извинения, что они не смогли удержать других посетителей в рамках приличия. Хасэгава заказала напитки и несколько видов мяса у официанта.

— Но я хочу сказать, что не знала, что у этого ресторана есть такое предложение для учащихся. Должно быть, наши ученики часто сюда ходят?

— Вряд ли. Потому что это место довольно далеко от школы – на расстоянии в несколько станций метро. И пусть тут приемлемые цены, учитывая вкус здешнего мяса, но тут всё же довольно дорого, чтобы ученики часто сюда заглядывали.

— Верно. Я даже не знал об этом месте, пока Басаччи не привел меня сегодня сюда.

— Тодзё, так ты знал об этом ресторане. Ты часто сюда ходишь?

— Нет, я тут второй раз. Я переехал сюда лишь во время летних каникул... Но я однажды приходил сюда вместе с отцом, — сказал Басара. — Мой отец – профессиональный фотограф, а хозяин данного заведения, по-видимому, является его фанатом. Он даже попросил совместную фотографию и фотографию на фоне данного заведения. Вот отец и отщелкал снимки.

И в дополнение к плате за фото нас пригласили внутрь и угостили.

— Хех... Подумать только, что в этом ресторане тоже есть фанаты Дзина.

— Вы знаете моего отца?

— Удивлен? Я не такая страстная фанатка, но мне тоже нравятся его фото. Один критик однажды написал в журнале, что его фото вбирают в себя исходное обаяние объекта съёмки – то мгновение, которое никто другой не может поймать. Это и должно зваться искусством. Даже такие любители как я будут очарованы этим.

— Спасибо... Я потом передам отцу ваши слова.

Сказав это, Басара в смущении опустил голову, а следом прибыли заказанные напитки и мясо.

Так как дополнительный заказ Басары и Такигавы, а также заказ Хасэгавы, прибыли одновременно, то стол тут же заполнился тарелками.

— Ну тогда – время есть.

— Ладно, нам тоже следует подойти к делу серьёзнее.

Вместе с этими словами множество видов мяса начали танцевать на гриле в сопровождении вкусного запаха.

Среди всего этого Басара вспомнил недавние слова Хасэгавы.

Дзин покинул «Деревню» вместе с Басарой, чтобы защищать его. Новый жизненный путь, который выбрал Дзин, заключался в том, чтобы жить вместе с камерой. Басара страдал от глубокой психической травмы, которую получил в трагедии пятилетней давности, и фотографии Дзина множество раз спасали его, взбалтывая эмоции, засевшие в глубине души.

Сейчас Дзин уже не тот Герой, который спасал мир, но для Басары он был Героем, который спас его.

Именно потому что он видел Дзина таким, Басара не колеблясь решил, что будет защищать Мио и Марию.

Часть 2

Басара и Такигава продолжали есть, пока время их акции не вышло, и этот день якинику закончился полным удовлетворением.

Так как их дома располагались в противоположных направлениях, то они разошлись сразу после выхода из ресторана.

И сейчас... Басара шел домой вместе с Хасэгавой.

— Но ты в самом деле не против, Тодзё? — спросила Хасэгава, идя рядом с ним. — Я сама напросилась к вам за столик, поэтому могла бы оплатить и ваш счёт.

— Нет, всё в самом деле в порядке. Я должен был заплатить сегодня.

Было бы бессмысленно, если бы Басара не заплатил за Такигаву. Однако...

— Всё же...

Так как Хасэгава до сих пор не могла с этим согласиться, то Басара криво улыбнулся, думая, какая же она правильная.

— Тогда, пожалуйста, угостите меня в следующий раз в любом ресторане на ваш выбор.

— Хм... Ладно. Если ты согласен, то я приглашу тебя в следующий раз.

Хе, так она не пригласит Такигаву. Логично, ведь он сегодня не платил.

— Но я должна сказать... Вы двое точно говорили о странных вещах – всякие там «демоны» и «лояльность». Я не знаю, игра это или манга, но это популярно сейчас?

Похоже, она слышала их разговор. Но Басара всё же не паниковал. Даже если их и услышали, то большинство людей ошибочно примут это за игру или нечто подобное, как сделала Хасэгава. В действительности, если ты ответишь прямо, то никаких проблем не возникнет.

Поэтому...

— Ну, да... Это игра.

— Ясно. Я в них совсем не разбираюсь, вот и не понимаю, но молодежь активно их обсуждает. Это настолько весело?

— Ну, в зависимости от человека. У всех свои хобби.

— Полагаю, что так. Но, по крайней мере, ты точно втянулся в это, Тодзё.

— Почему вы так говорите?..

— Потому что ты был так серьёзен, когда говорил с Такигавой, – отметила Хасэгава дразнящим голосом.

— ... Да, вы, наверное, правы, – согласился Басара, несколько опустив взгляд. — Даже если это игра – я ни за что не могу проиграть.

Не то чтобы он был оптимистичен. Ситуация, в которой они сейчас находились, была действительно тяжелой. Новый наблюдатель, которого направили к ним. Существование Зоргии, убившего приёмных родителей Мио. Преимущества и проблемы контракта Мастера и Слуги. Ему нужно было разобраться со многими вещами. Но тут...

— Э?

Внезапно Басару окутала нежная теплота. Затем он понял, в какую ситуацию попал.

Хасэгава, идущая рядом с ним, обвила руками его шею и прижала к себе.

Её большие груди обхватили его лицо, словно поглотив в себя.

— Сэ-сэнсэй?!..

Басара забеспокоился, не зная как реагировать на это внезапное событие.

— Не двигайся. Всё нормально, так что просто стой, – сказала Хасэгава примирительно. — Боже... Ты так внезапно замолчал, а затем сделал такое обеспокоенное лицо. Подумай, что почувствует учительница, когда её ученик показывает ей подобное лицо.

Он думал, что подавил беспокойство и тревогу, но они, скорее всего, отразились на его лице.

— ... Простите.

— Не нужно извиняться. Беспокойства – это часть жизни. Особенно для парня твоего возраста. Но помни, что есть люди, которые не оставят тебя одного в таком состоянии.

Басара слегка кивнул, а затем позволил себе немного положиться на заботливость Хасэгавы.

Когда он закрыл глаза, то смог намного лучше прочувствовать её доброту и мягкость.

— ... Спасибо. Теперь я в порядке.

Вскоре он выразил ей свою признательность, и Хасэгава выпустила голову Басары. Но хотя Хасэгава убрала руки с его шеи, теперь она обвила его уже за талию.

— Эм-м, в чём дело... сэнсэй?

— Я уже сказала, что не оставлю тебя одного. Ты можешь советоваться со мной столько, сколько захочешь.

— Ну да, но...

Басара ненароком пробормотал это, весь в сомнениях, на что Хасэгава медленно приблизила лицо.

— Или... ты не хочешь говорить об этом со мной, Тодзё?

Он не мог сказать «нет». Именно Басара заставил Хасэгаву волноваться. Поэтому...

— На самом деле... моего отца сейчас нет дома.

Басара рассказал о своих волнениях – насколько это было возможно.

Те чувства, о которых он не мог говорить, так как не хотел побеспокоить Мио и Марию, а если бы он рассказал Такигаве, то это выглядело бы жалко – стенания о нелегкой судьбе Тодзё Басары.

— Я – единственный мужчина в доме, поэтому если что-нибудь случится, то я хочу защищать Мио и Марию. А, Мария – это младшая сестра Мио.

— Ясно...

Хасэгава нежно кивнула, побуждая продолжать, на что Басара криво улыбнулся.

— Но это непросто... действительно защищать что-то. Люди сталкиваются по жизни со всевозможными хлопотами, и о некоторых из них нельзя поведать другим. Когда ты, несмотря на это, хочешь защитить их, то тебе также придется держать это в секрете. Но, похоже, невозможно сделать всё самому.

Он прикусил губу и крепко сжал кулаки.

— Я хочу защитить их. Я обязательно защищу их – от чего угодно... Но я снова понял то, как сложно защитить то, что хочешь защитить. Моя собственная сила и само существование кажется таким маленьким и ненадежным.

Он на самом деле не думал, что сможет со всем идеально справиться. Но если он сможет защитить их, то пусть это будет выглядеть немного неприглядно – он не против. Он просто приложит все свои силы против того, что может произойти.

— ... Но.

Неспособность защитить их – подобные мысли сводили Басару с ума. Он никогда не хотел потерять нечто ценное снова, а также вновь пережить те сожаления и боль пятилетней давности. Поэтому...

— ... Ты слишком много взваливаешь на себя.

Хасэгава, до сих пор молчаливо слушавшая, заговорила.

— Я несколько могу понять твоё беспокойство. И также то, что ты не хочешь побеспокоить Нарусэ и её младшую сестру из-за этого... Но если ты так дорожишь своей новой семьёй – своими младшими сестрами, то тогда тебе следует поговорить с ними.

Всё же...

— Если это нечто такое, что ты абсолютно не хочешь потерять, то тебе следует обстоятельно разобраться и понять ситуацию и положение, в котором ты сейчас находишься. Самое важное для этого – сотрудничество и взаимное доверие между защитником и тем, кого он защищает. Как только у тебя будет это, то ты сможешь подготовить контрмеры. Но ты знаешь... Почти невозможно идеально выполнить всё. Поэтому определись с приоритетами и прочерти ту линию, от которой ты ни за что не должен отступить, а затем просто защищай это, независимо от чего-либо.

— Линию, от которой я ни за что не должен отступить...

— Да. К примеру, тебе действительно нужно защищать секреты, но это не является твоей самой главной целью. Тодзё... ещё раз получше подумай, что действительно тебе нужно защищать.

Что он действительно хочет защитить... Он размышлял над словами, которые произнесла Хасэгава от чистого сердца.

— ... Я понял. Так и поступлю.

Когда Басара согласился, Хасэгава удовлетворенно кивнула, сказав: «Отлично».

А в следующее мгновение она поцеловала Тодзё Басару в щеку.

— Э?..

Когда его мысли остановились от этого внезапного события...

— ... Благословление и напутствие... на будущее...

Хасэгава отвела свои губы от его щеки, и он услышал, как она что-то бормотала. От ошеломления он замер.

— С-сэнсэй?..

— Ах, прости, всё само собой вышло... Это небольшие чары из сельской местности, откуда я пришла.

Не стоит беспокоиться об этом – говорила её улыбка. Хасэгава убрала руки от Басары и продолжила идти.

Пусть даже и в щеку – но это был поцелуй. Он думал, что за этим точно что-то кроется, но, видимо, тут действительно не было никакого глубинного смысла, судя по тому, как она себя вела.

Таким образом, Басара тронулся с места за Хасэгавой и пошел рядом с ней, придерживаясь её темпа.

В это время он думал о том, что он действительно хотел защитить и о той линии, за которую он никак не мог отступить.

Часть 3

Расставшись с Басарой и Хасэгавой, Такигава Яхиро направился в совсем другое место, нежели к себе домой.

Это была спортивная площадка в несколько блеклом районе между заводами очистительных сооружений и комбинатом по переработке промышленных отходов.

Такигава в одиночестве стоял в центре газона этой площадки.

Стояла темень, так как рабочие часы уже давно окончились, и никого больше не было. Однако...

— ... Ты сильно задержался.

Внезапно со спины раздался хриплый голос.

— Виноват. Слишком много условностей приходится соблюдать, когда действуешь как человек.

Такигава повернулся к этому голосу. Там стоял демон настолько огромный, что приходилось задирать голову. Простое присутствие этой огромной фигуры уже нагоняло страх.

— Подумать только, что подкреплением окажешься ты... Валгар.

— Что ты подразумеваешь под этим, Ларс? Есть какие-то проблемы со мной?

Такигава, названный по демоническому имени, пожал плечами, сказав: «Да нет, так-то...».

На днях Такигава отослал доклад фракции текущего Повелителя демонов об инциденте с Мио, которая выпустила силу Вилберта из-под контроля. В нём было указано три главных факта:

Первое – Мио временно выпустила силу Вилберта, но не полностью пробудила её.

Второе – наблюдение со стороны клана Героев осуществлялось через Юки.

И третье – в прошлом Герой, Басара стал текущей семьёй Мио.

Самое худшее произойдет тогда, когда вмешается клан Героев. Такигава с уверенностью полагал, что высшие чины решат продолжить мирное наблюдение за ситуацией в течение некоторого времени, но почему-то они отправили агрессивного бойца – Валгара. Похоже, высшие чины видели лишь то, что сила Вилберта, спящая в Мио, начала пробуждаться. И, как ожидалось...

— Ну а теперь мне следует взглянуть на цель.

Валгар тут же захотел действовать.

— Эй-эй. Ты, должно быть, шутишь, раз эгоистично решил действовать так внезапно. Ты лишь прибыл сюда и даже не знаешь, что происходит – так куда ты так небрежно захотел направиться?

— Чего? Вот почему я и собираюсь проверить ситуацию. Есть проблемы?

— Я говорю тебе не устраивать самодеятельность. Ты всего лишь подкрепление, чтобы поддержать мою миссию. Так что естественно, что ты будешь слушаться меня – своего начальника.

Валгар улыбнулся:

— Кончай с этим дерьмом. Высшие чины послали меня сюда, зная мой характер. Это и означает, что я могу делать всё, что захочу.

— Ты настолько самоуверенный... Хотя я могу обойтись без твоей грубой силы. – Такигава внезапно стал серьёзнее. — Ты должен был прочесть доклад. Клан Героев уже сделал свой ход. Если ты небрежно спровоцируешь их, то они начнут полномасштабную мобилизацию, и если что-то случится с Нарусэ Мио... Тогда верхушка демонов просто убьёт тебя.

— Эй, эй. Не нужно так пугать, Ларс. Я не собираюсь рвать с места в карьер. Но бывший Герой принял в семью Нарусэ Мио и встал на её сторону, верно? Тогда я должен в точности знать всю ситуацию.

Сказав это, Валгар неожиданно исчез в воздухе.

— Черт...

Зная характер Валгара – это точно не окончится одной лишь проверкой Мио. Такигава решил проследовать за ним, но следом...

— Пожалуйста, постой.

Внезапно со стороны раздался новый голос. Когда Такигава переместил туда взгляд, то воздух исказился и из пустоты вышла красивая демоница. Лицо Такигавы окаменело, так как её появление застигло его врасплох.

— ... Я знал лишь об одном подкреплении.

— Это так. Ведь я не вхожу в твоё подкрепление.

— Тогда... по какой причине правая рука лорда Зоргиа лично появилась здесь?

Да. Перед Такигавой стояла подчиненная Зоргии – высшего демона, который когда-то наблюдал за Мио. Она носила имя Зэст. Та, которой Зоргиа больше всего доверял – из-за её интеллекта и силы.

— Лорда Зоргию уже освободили от обязанности наблюдать за Нарусэ Мио. Даже если ты его подчиненная – тебе не следует самовольно приближаться к цели без дозволения Повелителя, не так ли?

— Конечно же нет. До того как Повелитель освободил его от обязанностей по наблюдению, мой хозяин Зоргиа уже завершил все приготовления. Ты, Ларс... должен знать об этом.

Это так. Когда Зоргиа был освобожден от своей обязанности, то он уже расставил ловушку для Нарусэ Мио.

И... эта ловушка всё ещё существовала. Такигава ещё не рассказал Басаре о ней.

Это были такие обстоятельства, которые он не мог просто так раскрыть.

— Уже прошло полгода с тех пор, поэтому я пришла сюда, чтобы проверить, в порядке ли те приготовления. Я действительно получила разрешение от Повелителя.

После паузы Зэст продолжила:

— Для этого мне нужно в точности узнать обо всём, что случилось с тех пор, как мой мастер Зоргиа был освобожден от данной обязанности. Ты ведь поможешь мне, Ларс?

Такигава щелкнул языком, в ответ на её вопросительный взгляд холодных глаз.

... Плохо.

Когда она начнет во всём разбираться, то в худшем случае он может попасть под подозрение и будет полностью раскрыт. Он принял тщательные меры предосторожности, чтобы третья сторона не узнала об его объединении с Басарой, но эти уловки могли одурачить лишь такого простака, как Валгар. Зэст не просто так была правой рукой Зоргии.

Более того – Такигава не указал в докладе об Изгоняющем сдвиге Басары. Если о нём станет известно, то существование Басары точно будет расценено нежелательным. Потому что нет никакой гарантии, что этот навык, который может изгнать абсолютно всё, не уничтожит силу Вилберта, спящую внутри Мио.

Поэтому Такигава не рассказал об этом и другой стороне, на которую работал. Было ещё много загадок в навыке Басары, которые Такигава не мог понять. Если он беспечно доложит об этом, то это лишь усложнит всю ситуацию. Кроме того, он пока что не мог позволить Басаре умереть. Поэтому...

— Моя миссия заключается лишь в наблюдении за Мио... У меня нет ни причин, ни обязательств работать на лорда Зоргиа.

Такигава попытался разыграть дурачка.

— Я пришла сюда не по поручению лорда Зоргиа. Я здесь по приказу Повелителя. Поэтому я полагаю, что у тебя нет права не подчиниться, – произнесла в ответ Зест, внезапно сузив глаза.

— Или у тебя есть какая-то другая причина, чтобы не помогать мне?

Так вот как она хочет играть. Ну если так... Такигава пересмотрел планы.

— Нет, никоим образом. Я с радостью предложу свою помощь в данном деле.

Он ухмыльнулся Зэст. Как бы он ни противился – Зэст в любом случае будет действовать по-своему. Чем она сама начнет копать информацию, лучше её направлять и держать подальше от проблем. Его также беспокоили действия Валгара, но...

... Ну, удачи, Басаччи.

Всё же... сейчас стоило побеспокоиться о куда более проблемной персоне.

Часть 4

Басара прибыл домой около десяти часов вечера.

Из-за того, что произошло в ванной с Мио, Басара сейчас направился в свою комнату только лишь с Марией.

И затем они начали обсуждение того, что им теперь предстоит сделать, включая недавно всплывшие заботы.

Сперва он спросил о достоинствах и недостатках контракта Мастера и Слуги. На это...

— Это так. Как ты и говоришь – у контракта Мастера и Слуги есть и преимущества, и риски.

Сидящая на подушке за столом напротив Мария придала лицу менторское выражение.

— Но фракция текущего Повелителя демонов охотится не за жизнью Мио-самы, а за силой Вилберта-самы. Так как у них будут проблемы, если Мио-сама умрет, то нам следует опасаться...

— ... Похищения.

Даже если они не убьют её, то, возможно, похитят Мио и принудительно пробудят дремлющую силу, используя магию или магические устройства. Мария согласно кивнула.

— Да. Однако контракт Мастера и Слуги позволяет хозяину и его слуге, которые соединены душами, обнаружить местоположение друг друга, когда они этого захотят, поэтому это облегчает охрану, а также позволяет прийти на помощь в случае похищения. Я заключила контракт между вами именно по этой причине – чтобы иметь меры противодействия в таких ситуациях.

Враг точно не даст Мио умереть, поэтому предотвратить само похищение гораздо важнее, нежели устранить риск того, что может случиться с Мио из-за активации проклятия после похищения. И если же её похитят, то им нужно будет думать, как спасти её.

В действительности Мио уже пыталась всё решить сама на днях, не втягивая никого другого, и из-за этого Басара получил серьёзную рану в борьбе с Такигавой в маске на крыше школы.

В тот раз Басара успел вовремя к Мио именно потому, что он сумел найти её благодаря контракту Мастера и Слуги. Конечно же, Такигава тогда ожидал прибытия Басары и намеренно тянул время, и поэтому Басара успел. Однако с этого момента всё будет по-другому. По словам Такигавы, за Мио был послан новый наблюдатель.

— Я понял... Но, Мария, почему ты нам тогда об этом не рассказала?

О проклятии не упомянула, да и об остальном она тоже умолчала. На это:

— Прошу прощения... Приняв во внимание характер Мио-самы, я подумала, что будет разумнее не упоминать об этом, — произнесла Мария. — Мио-сама может быть не совсем честной, но она действительно добрая, и, что самое главное, очень ответственная. Расскажи я ей, что помимо главного достоинства – возможности мгновенно определить местоположение друг друга – ваши силы можно усилить, если ваша вера друг в друга увеличится, то она точно неразумно попыталась бы сделать что-нибудь, а в результате бы только напортачила.

— ... Звучит правдоподобно.

Мио отличалась от Басары, который тренировался стать Героем с юных лет. До тех пор, пока её приёмные родители не были убиты полгода назад, она жила как обычная девушка. Ожидать, что Мио обуздает эмоции было бы абсурдно. Поэтому, вместо того, чтобы беспечно говорить ей правду, Мария подумала, что будет разумнее, если она подождет, пока их доверие сформируется естественным образом. Но...

— Тогда тебе, по крайне мере, следовало сказать об этом мне... Хотя, мы живем вместе не очень и долго, поэтому слепо поверить в меня ты, наверное, не могла.

— Ох, нет, я полностью доверяю тебе, Басара-сан. Но... — произнесла Мария. — Если Мио-сама позже обнаружит, что мы знали об этом, а её оставили за бортом, то, возможно, она потеряет всякое доверие к тебе и мне.

Ранее, когда было решено, что они будут жить вместе с Мио и Марией, Дзин знал об их истинных личностях и их намерениях, но молчал и делал вид, что поддался на уловки. Именно из-за этого Басара и девушки смогли восстановить однажды разрушенные взаимоотношения, после того как обнаружили это. Причина, по которой Мария молчала обо всех фактах, относительно контракта, заключалась в том, что она несомненно думала о Басаре, а ещё больше и о Мио.

— Поэтому я хотела скрыть это от вас обоих, но... Я никогда бы не думала, что ты будешь наводить справки о контракте, Басара-сан.

«Какой просчёт», – будто бы хотела сказать Мария.

— В любом случае – где ты обо всём этом услышал, Басара-сан? Отложим в сторону усиление путём укрепления доверия, но информация о том, что высшие демоны используют природу суккубов в контракте ради веселья, известна лишь очень немногим демонам.

— Ну, у меня есть свои источники... В конце концов, я же бывший Герой. Даже если меня изгнали из «Деревни» – у меня всё равно остались кое-какие контакты.

Так как он не мог сказать ей о Такигаве, то Басара пошел окольными путями, чтобы скрыть правду.

— Но я полагаю, что будет лучше держать контракт в тайне... Нам нужно выстраивать наши планы с учётом этого.

— Пожалуйста, предоставь это мне, Басара-сан. Звучит претенциозно, но я создала идеальный план, – самонадеянно выразилась Мария. — Пожалуйста, пройди сюда.

Она пригласила Басару в заднюю часть комнаты – прямо к компьютеру. Он сел в кресло и естественно уставился в монитор на столе.

— А теперь… прошу прощения.

— Э-эй, что ты!..

Мария села на колени к Басаре, что привело его в замешательство. Она, должно быть, недавно приняла ванну. Мария была одета в обезоруживающий наряд – лишь пижама и шорты. Басара, придя домой, переоделся в футболку с короткими шортами, посчитав, что их разговор будет долгим, и теперь пожалел о своём решении. Эластичные шорты, которые были на Марии, и её гладкие бедра – всё это подчеркивало то, что Мария была девушкой. От неё веяло сладким ароматом мыла, которое источало разгоряченное тело.

— Тебе нравится? Запах девушки, только что вышедшей из ванны.

Мария повернулась у него на коленях, словно она видела его внутреннее смятение. Мария прижалась попкой к его паховой области и поёрзала.

— Не то чтобы... В любом случае – слезай!

— Нет. То, что мы сейчас будем делать, необходимо для Мио-самы и тебя.

Сказав это, Мария включила компьютер Басары.

— Эй, не...

Мария умело оперировала мышкой и открыла папку на жестком диске, запустив программу, которую Басара никогда ранее не видел.

Вначале программное обеспечение показало логотип на английском. И когда он увидел следующий кадр, то Басара ненароком расширил глаза. Он увидел это всего лишь на мгновение, но…

— Мария... Мои глаза подводят меня? Я думаю, что только что увидел надпись: «Эта игра является вымыслом».

— Ох, да ладно, Басара-сан. Все игры в основном являются вымыслом.

Да, верно. Он не будет отрицать это.

— Но следующая строчка гласила: «Сцены, воспроизводимые в игре, в реальности преследуются по закону»...

Басара сказал это, испытывая плохое предчувствие, после чего «это» наконец-то предстало его глазам.

Там была милая девушка. Но, к сожалению, у него было много вопросов, которые он хотел бы задать.

Первое – почему на ней был одет кожаный ошейник с цепью?

Второе – почему на ней не было одежды за исключением соблазнительного нижнего белья.

Третье – почему её сзади обнимал мужчина?

И самое главное – почему девушка глядела на него мокрыми от экстаза глазами, даже несмотря на её текущее положение?

Все эти вопросы были сразу же решены. Потому что перед ним появилось название, говорящее обо всём.

«Безграничная юность: Моя настоящая сводная сестра и я» – это была эротическая игра.

— Что, чёрт возьми, ты устанавливаешь на мой компьютер без разрешения!

Ты что, дура? Хотя это та самая игра, которая попала ко мне в постель без моего ведома под видом подарка после переезда. Утро того дня было худшим в моей жизни, – мысленно разразился проклятиями Басара.

— Я понимаю твою неприязнь к этой игре, Басара-сан. Однако, пожалуйста, справься с ней. Это также ради Мио-самы.

— Нет, у меня нет никаких претензий к этой игре.

Только к преступнице, а именно к тебе, положившей эту мину мне в кровать.

— В самом дела, как эта игра связана с Мио...

— Я говорила тебе, что, учитывая будущее, приоритетом является укрепление доверия между Мио-самой и тобой. Если это произойдет естественно, то это будет идеально, но враг не будет ждать, да и ты в итоге узнал многие вещи о контракте. Поэтому в этой ситуации мы лишь можем попытаться сделать всё возможное.

Другими словами...

— Мы увеличим доверие Мио-самы к тебе настолько, что не возникнет никаких проблем, когда она позже узнает обо всём... Другими словами, ты станешь абсолютным мастером для неё. Человеком, которому Мио-сама никогда не воспротивится, и не будет даже думать об этом, и поклянется в верности всей своей душой. Чтобы такая упрямая девушка, как Мио-сама, открыла своё сердце, одной лишь добротой тут не обойдешься. Эта игра послужит тебе намеком на то, как тебе нужно воспитывать Мио-саму.

— ... Прости. Это хороший повод, поэтому я скажу тебе то, что пришло мне сейчас на ум. Ты – дурочка, верно?

— О боже. На носу противостояние с фракцией текущего Повелителя демонов, а нам не хватает боевой мощи, поэтому я считаю, что пытаться решить данную ситуацию атакой в лоб – глупо. Не хочешь ли ты сказать, что у нас есть время выбирать методы, а, Басара-сан?

— Нет... Но мы не можем забыть о Мио. Её чувства очень важны в этом деле.

— Это так. Однако если ты будешь выбирать между её чувствами и жизнью – я уверена, что ответ очевиден.

— Это... Но что тогда с законами и моралью?

— Встанет ли страна или законы на защиту Мио-самы, когда ты об этом попросишь полицию и суды со словами: «Пожалуйста, помогите нам – нас преследует Повелитель демонов»? Пожалуйста, не забывай, что единственные, кто может защитить Мио-саму прямо сейчас – это ты и я. Нас лишь двое.

— ... Угу. Прости, – тихо проговорил Басара. — Но даже так – я бы не хотел использовать эту игру как справочный материал... Дрессировать Мио – это не единственный вариант укрепления доверия, не так ли?

— Не то чтобы других вариантов нет, но проклятием контракта является афродизиак. Разве не разумнее этим воспользоваться? Кроме того, я не принуждаю тебя действовать прямо так, как в игре. По крайней мере, давай хоть поищем догадки, как улучшить твои отношения с Мио-самой.

Сказав это, Мария передала ему руководство по игре. Басара бегло пробежался по общим понятиям.

— «Твоя младшая сводная сестра получила сексуальное проклятие от демона. Её увеличившаяся привлекательность сделала её целью всех парней в округе. Чтобы защитить её, ты, главный герой, должен превратить её в свою личную идеальную девушку. Когда связи между вами укрепятся, то вы сможете преодолеть любые препятствия. Это и есть высшая форма семейной любви. Выдрессируй младшую сводную сестру~» ... До чего докатился этот мир!

— Вот наушники, Басара-сан. Слова имеют разные смыслы в зависимости от тона голоса и выражения лица. Я хочу помочь тебе, поэтому возьму один наушник.

— Э? Я буду играть в эту игру, деля с тобой наушники, а ты будешь сидеть у меня на коленях?

Серьёзно? И на словах, и на деле это является худшим положением дел.

— Пожалуйста, потерпи. Это же ради Мио-самы.

— ... Ладно, пусть будет так.

И затем началось обучение с Марией у него на коленях. Пролог игры занял тридцать минут и характеры главных героев и их чувства по отношению друг к другу не были объяснены должным образом, но там подробно описали драму их жизни. И в конце пролога... Проиграл анимированный тематический ролик, где младшая сводная сестра была проклята, и главный герой вместе с ней решил вступить на запретный путь, потому что у них не было иного выбора, пусть это и было неправильно.

Но главное действие наступало только сейчас. Наконец-то, в преддверии первой ночи состоялся неловкий разговор, и показался первый экран выбора действий:

1) Вести себя как обычно, чтобы уменьшить её нервозность,

2) Быть галантным джентльменом.

3) Не мешкать, так как ты знаешь мысли своей сестры. Чтобы ответить на её чувства, ты должен быть грубым и сильным в своей любви. Действовать без сожалений. Потому что ты веришь – это твоя семейная ответственность как старшего сводного брата.

— ... Что это за вариант №3. Я вижу его лишь как шутку, а не как реальный вариант.

Разработчики что, идиоты?

— А теперь, пожалуйста, выбери решение, которое ты считаешь подходящим. Покажи мне свои навыки, Басара-сан. Ах, но, пожалуйста, сохранись, просто на всякий случай. Мы сможем позже начать с этой точки, – сказала Мария, сидя у него на коленях

Она стала профи в эротических играх, хотя была демоном.

Легче сказать, чем сделать.

Если рассуждать логически, ответ ясен. Басара выбрал первый номер. В это же мгновение...

— Ах, я так и знала.

Мария разочарованно вздохнула, на что Басара задал вопрос:

— Что? Какие-то проблемы?

— Эм, прости. Случайно вырвалось... П-пожалуйста, продолжай.

Пусть он чувствовал, что она была не удовлетворена его выбором, Басара продолжил прокручивать текст. Героиня кивнула, соглашаясь с главным героем, который хотел медленно и упорядоченно разобраться с этим. «Я не сделаю ничего такого, но давай спать сегодня вместе. Давно уже этого не было». На таком развитии разговора данная сцена завершилась. И на следующий день...

— ... Чего?

Когда главный герой проснулся, то героини уже не было. Вместо неё лежало письмо. В нём говорилась, что девушка ранее заключила сделку с демоном, чтобы посмотреть, покажет ли главный герой свою смелость, и она проиграла этот спор, поэтому с ней с этого момента будут играть демоны в аду. Но она была счастлива, что главный герой был добр к ней до самого конца.

Затем экран почернел. И на нём появились слова «ПЛОХАЯ КОНЦОВКА».

— ... Что это за развязка?

— Ты не можешь понять? Это трагедия, которая стала результатом твоей доброты, Басара-сан. Это означает, что мужчина не может защитить женщину одной лишь добротой. Боже... Ты настолько жалок, что я сейчас заплачу.

— Я не хочу, чтобы меня высмеивали только из-за неправильного выбора в эротической игре... В самом деле, если первый вариант плох из-за доброты, то с номером два всё также?

— Конечно же! Ты так сильно хочешь убить героиню? Я не ожидала, что ты будешь жать на все эти наитупейшие варианты. Она твоих родителей убила в прошлой жизни или что?

— Подожди. Что ты навыдумывала о моей прошлой жизни?

Жизнь, где героиня эротической игры убила моих родителей, была бы слишком мрачной.

— Боже, ты так безнадежен...

Мария вздохнула, а затем накрыла своей маленькой рукой руку Басары, которая держала мышь.

— А теперь, давай спасем её.

Сказав это, она загрузила раннее сохранение. Методом исключения Басара выбрал третий вариант и продолжил игру. Однако, даже хотя Мария была такой уверенной, но героиня в игре была сбита с толку неожиданным поведением главного героя и сильно сопротивлялась.

— Видишь. Это, всё же, не третий вариант.

— Что-что? Ну-ка, взгляни поближе.

Когда он прочитал текстовое окно, как было велено, то увидел, что ранее сопротивлявшаяся героиня внезапно стала покорной и приняла «урок» главного героя. И не только это – она получала некоторое удовольствие и ощущала радость от того, что с ней грубо обращались.

— Послушай, Басара-сан. Это относится и к героине в том числе: все упрямые девушки в основном являются хардкордными мазохистками, когда их вынешь из их скорлупы.

— Что за чушь ты несешь?!

— Нет, это факт. Поэтому, пожалуйста, насильно вытащи Мио-саму из её панциря. Тебе не нужно беспокоиться. Она будет сопротивляться лишь в начале. Всё же, Мио-сама в реальности мазохистка, согласно моим наблюдениям. Она относится к такому типу людей, которые чувствуют счастье от того, что с ними грубо обращаются те, кому она себя посвятила, и испытывает удовольствие от подчинения этому человеку, несмотря ни на что.

— Что это за суровый анализ?! Ты в самом деле её слуга?

— Именно потому, что я её слуга, мне хочется, чтобы Мио-сама была собой и не надевала никаких масок.

Мария гордо выпятила свою грудь.

— Ну тогда, Басара-сан, давай продолжим. Тебе предстоит обучиться тому, как нужно воспитывать свою младшую сводную сестру, благодаря чему ты сможешь создать нерушимую связь с Мио-самой так быстро, как это возможно.

Сказав это, Мария снова уставилась в монитор... Как вдруг была схвачена рукой, вытянувшейся над плечом Басары.

Басара окаменел и уставился вверх, где, неизвестно с каких пор, с холодной улыбкой стояла Мио.

— Я-то думала, почему никто не отзывается, хотя я долго стучалась... Но, похоже, что у вас довольно интересный разговор.

Мария застыла от холодного голоса.

Затем она обернулась, тут же покрывшись холодным потом.

— Мио-сама...

— ... Да?

— Позвольте... Позвольте мне объяснить.

— Да, продолжай. Мне интересно, что ты скажешь.

Но...

— Перед этим, у тебя есть минутка, Мария? Не беспокойся, это не займет много времени.

Мио сказала это и пошла прочь, таща Марию за голову.

— Чт-что ты делаешь, Басара-сан... Перестань наблюдать и, пожалуйста, помоги мне. Разве я не обучила тебя? Будь властен. Теперь пришло время силой взять Мио-сам-ой-ой-ой! Ай! Больно, Мио-сама.

Мария скорчилась, когда давление, сжимающее её голову, увеличилось, на что Басара сложил руки в молитве.

— Прости меня. Это попросту невозможно. Прости, но покойся с миром.

Он вздохнул со словами «Хух, пронесло», но Мио повернулась к нему в дверях и сказала:

— Басара... Просто к слову – ты следующий.

Под взглядом острых глаз, которые можно описать лишь как суперсадистские, Басара мог лишь кивнуть.

И, после того как воспитательная работа с Марией была проведена, довольно много времени ушло на объяснения всех тонкостей Мио. Это были сложные часы, которые напомнили ему ценность жизни.

Часть 5

Есть кое-что, что постепенно темнеет с приближением ночи.

Те места, куда лунный свет и уличные огни никогда не достигнут.

Темнота. Люди избегают кромешной темноты, где они не могут смотреть вперед, и которая как будто обволакивает их. Потому что они инстинктивно понимают опасность, которая таится там.

Однако были и те, которым, в отличие от людей, темнота нравилась больше. Это были слабейшие бродячие демоны, пытающиеся сделать темную бездну средой своего обитания. Даже среди себе подобных у низкоуровневых демонов не было права голоса. Всё потому, что у них не было могущества, а только злобный характер.

Чтобы избежать тотальной войны с Героями, демоны старались не атаковать людей в людском мире, но слабейшим демонам не хватало ума, чтобы следовать этим принципам. Они лишь были верны своим инстинктам.

И этой ночью, когда всё, кроме круглосуточных магазинов, семейных ресторанов или забегаловок быстрого питания уже закрылось...

Нечто вылезло из темноты переулка на углу торгового центра.

Это «нечто» смешалось с тенью и продолжало наблюдать за главной улицей из тёмной аллеи. Словно ждало проходящей добычи. И затем... В мгновение, когда молодая девушка прошла перед ним...

Бродячий демон безжалостно напал на неё. Человек без каких-либо особых способностей не мог видеть демона. И пусть бродячий демон был довольно слаб по сравнению с другими демонами, но он был намного сильнее обычных людей.

Поэтому девушка не могла дать отпор и стала добычей демона... Или должна была стать.

В следующее мгновение внезапный удар прервал жизнь и само существование бродячего демона. Он, скорее всего, даже не понял то, что был стерт. Остатки бродячего демона исчезли на пустом месте.

— Я знал это. Она приманка для многих.

Голос сказавший это, хмыкнул. В то же время три силуэта возникли в темноте переулка – со спины бродячего демона, которого уже не стало. Это были два молодых парня и девушка.

— Разве это было мудрым решением, Такаси? Появись жертва – у нас была бы причина уничтожить «цель».

Это обычным тоном сказал молодой парень, стоявший справа от того, кого он назвал Такаси. Тот, кто уничтожил бродячего демона, ответил недовольным низким голосом:

— Нет никакой необходимости увеличивать число жертв. Шиба-сан, «Деревня» уже вынесла своё решение.

Один вдох, и...

— Статус «цели» был изменен – Нарусэ Мио с объекта наблюдения превратилась в цель, подлежащую уничтожению.

Это было решением клана Героев, который на днях получил доклад Юки. Они решили так из-за угрозы пробуждения сил предыдущего Повелителя демонов.

Другими словами, дочь предыдущего Повелителя демонов – Нарусэ Мио – должна умереть.

— ... Кроме того, как мы можем позволить человеку пострадать прямо у нас на глазах? Мы же из клана Героев.

— Ты такой серьёзный, Такаси... Боже, работать во имя справедливости так напряжно.

Шиба шутливо пожал плечами.

— Разве ты не согласна, Куруми-тян?

Он позвал девушку, которая стояла на противоположной стороне от него с Такаси между ними, и молча смотрела в пустое пространство, в котором только что исчез бродячий демон.

— ... Нет. Это наша миссия.

В ответ, девушка, которую звали Куруми, прямо ответила.

— Наверно, я так и не увижу... как ваши лица принимают серьезные выражения.

Шиба криво улыбнулся:

— Вас это так волнует? Что он – Басара – вовлечен в это дело?

Такаси и Куруми некоторое время помолчали в ответ. Далее последовало:

— Ну да, вы ведь были друзьями детства, причем одногодками. До инцидента пятилетней давности вы всегда были вместе. Я уверен, что у вас есть особые чувства из-за этого, и вам непросто с этим справиться.

Но...

— Мы добровольно выдвинулись на эту миссию, несмотря на выслушанный доклад Юки-тян. Пожалуйста, не провалите миссию, идя на поводу былой привязанности.

— ... Тебе не нужно говорить это мне, — произнес Такаси. — Я убью Нарусэ Мио и не проявлю милосердие к тем, кто вмешается. Даже если это будет Басара.

— ... То же самое относится и ко мне. У меня больше нет причин колебаться из-за Басары.

В высказываниях Куруми не было сомнений. Потому что она уже встала на другой важный путь, нежели Басара. С того самого дня, произошедшего «пять лет назад». На ответ этих двух:

— Славно. Ваши эмоции – ваше дело. Я не собираюсь вмешиваться. В этот раз я лишь наблюдатель. Вы – делаете дело, я – смотрю.

С улыбкой, говорящей «Это ваша работа» он продолжил:

— Ну, тогда пойдемте. Чтобы выполнить нашу обязанность, как это полагается Героям – защитникам мира, — заявил Шиба Кёити. — Убьем ту, кто может стать будущей Повелительницей демонов.