Том 9    
Где же ты, магический меч?


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
id194646774
6 д.
спасибо за превод

Где же ты, магический меч?

Чистый, почти насмешливый звон раздался в воздухе, когда меч с невероятной легкостью разлетелся на куски.

— Чего?

А-а-а-а-х!!!

Смущённый возглас Гаурри был заглушен душераздирающим воплем гида.

— Эй, ты! Ты что творишь?! Ты только что сломал легендарный меч деревни! — Он направился к нам со смесью ярости и страха на лице.

— Ты о чём говоришь? — огрызнулась я. — Что же это за меч, который ломается, стоит только опереться на него? Легендарный, ага! — Лицо гида резко побледнело от моего ответа.

— Р-р-р! Ну… это… это… ну… это как раз одно из его легендарных свойств!

Да чёрта с два!

Полный праведного негодования, мой кулак впечатался в его лицо с хлюпающим звуком.

***

Оружие из легенд.

Некоторое оружие столь знаменито, что его имя узнают в мгновение ока. Костяной посох Владыки Демонов. Меч Сияющего Дракона Цефеида. Клинок Эльмекии, который наносит урон лишь на астральном плане. Легендарный Ураганный Меч, столь острый, что может пронзить даже чешую дракона Димоса. И так далее.

Но дело в том, что если не брать во внимание простые мечи, временно усиленные чарами или камнями, то далеко не каждый день можно найти легендарное магическое оружие, просто лежащее и ждущее, чтобы его забрали.

Это так, если, конечно, не верить слухам.

Где-то есть пещера, в которой покоится зачарованный меч, ожидающий, пока не появится тот, кому судьбой предначертано владеть им. Странный культ, расположенный незнамо где, что в тайне хранит изумительный меч. Или озеро, лежащее в кто знает какой стороне, где вы можете швырнуть в воду обычный меч, и прекрасная леди, появившись из воды, отдаст вам легендарный клинок. Ну, или самый распространённый вариант: где-то в какой-то камень воткнут какой-то меч, и он станет вашим, если вы сможете его вытащить. В самых запущенных случаях мечи воткнуты в камни прямо возле деревень и городов.

Все поддельные, конечно же. Почти все они засунуты туда самими жителями. Если вы спросите почему, они ответят, что они сделали это, чтобы привлечь в деревню посетителей. Другими словами, они создают дешёвый туристический аттракцион с круто выглядящими мечами, как бы воткнутыми в камни. Кое-где даже берут плату за возможность посмотреть или за возможность испытать свою удачу и попытаться вытащить меч.

Ага. Как в той деревне, которую посетили я и Гаурри.

— Ох, как же бесит! Я и не ожидала, что это и в самом деле будет настоящий легендарный меч, но всё же! Все деревенские как будто сговорились в попытке залезть к нам в карман. Ну, не в прямом смысле, но чёрт побери! Это меня раздражает.

Вырубив гида, Гаурри и я возвратились в таверну в городе, чтобы перекусить и обсудить наши дела.

— Успокойся. Гневом ты ничего не добьёшься, — произнёс Гаурри с полным ртом жареного лосося. Он сидел напротив меня и абсолютно безмятежно чавкал.

— Хватит говорить так, как будто тебя это не касается! — бросила я, потянувшись за кусочком цыплёнка на пару. — Ты же знаешь, это всё ради тебя! Мы ищем тебе новый меч!

Именно так. Гаурри и я странствовали по миру в поисках нового магического меча. Он мог быть, пожалуй, самым тупым человеком в мире, но навык владения мечом Гаурри Габриева был непревзойдённым. Когда-то у него было могучее оружие, называемое Мечом Света, которое могло нанести урон даже Мазоку, но он потерял его некоторое время назад в ходе конфликта, причиной которого была я. Вот почему мы путешествовали от деревни к деревни вслед за слухами в поисках замены.

— Но не думала же ты найти легендарный меч так просто, верно?

— Конечно же. Если бы его мог найти любой, он бы не стал легендарным.

— Ну, в общем-то, мне и обычный меч сойдёт…

О чём ты говоришь?! — я крепко сжала правую руку Гаурри, глядя на него сверкающими глазами. — Я знаю, что ты великолепный мечник, но даже ты не всесильный.

Медленно, исподтишка, я начала перетаскивать левой рукой кусочки жареного лосося в мою тарелку, один за другим.

— И если у тебя будет всего лишь обычный меч, — продолжила я, удостоверившись, что его внимание приковано ко мне, — ты ничего не сможешь сделать против Мазоку или призраков. Кроме того, ты так и не сумел справиться со своими рефлексами, наработанными с Мечом Света. Я смотреть на это не могу, аж в дрожь бросает. Ты же помнишь, как ты сражался с магом и попытался разрубить его Сияющую Стрелу, да? Ты чуть дотла не сгорел!

— Я?

Видимо, он забыл. Я вздохнула.

— Ладно. В любом случае, я не смогу спать спокойно до тех пор, пока у тебя не будет магического меча.

— Но… разве мы не можем просто купить его, вместо того, чтобы искать? В той магической лавке, куда мы недавно заглядывали, было много мечей.

— Слушай. Эти мечи были зачарованы, чтобы сделать их чуточку острее или крепче. Я бы очень удивилась, если бы ты смог даже поцарапать призрака таким мечом, не говоря уже о том, чтобы разрубить приближающееся заклинание. А против настоящего Мазоку? Этот меч будет абсолютно бесполезен. Другими словами, если тебе нужен приличный магический меч, ты должен пойти и найти его, сам.

— Приличных магических мечей в лавках не продают?

— Конечно же нет. Даже если лавочник сумеет раздобыть легендарное оружие, какой-нибудь король или иная важная шишка, воспользовавшись связями, тут же наложили бы на него свои загребущие руки. Так что если мы хотим найти такой меч, мы должны сделать это сами.

— Понятно. Нелегкое это дело.

— Вот почему я сказала, что тебе не следует быть таким беззаботным.

— О! Вот они! — наш разговор прервал чей-то голос, я повернулась и увидела старика, стоявшего вместе с тем самым гидом, которого я избила несколько часов назад. Они пришли жаловаться по поводу сломанного меча?

Парочка медленно направилась в нашу сторону, старик подошёл к нам и заговорил, понизив голос:

— Простите, не вы ли те странники, что недавно попытались вытащить меч?

— А что если и так? Вы здесь, чтобы жаловаться из-за того, что мы сломали ваш легендарный меч? — ответила я, улыбнувшись. Старик лишь улыбнулся в ответ.

— Нет, нет, конечно же нет, — ответил он, его голос источал мёд. — На самом деле, я лишь хотел обсудить с вами кое-какие мелочи…

Он сел на стул рядом со мной и ещё сильнее понизил голос.

— Понимаете ли, я староста этой деревни… и, как вы видите, это не самое зажиточное место. До него непросто добраться, и здесь поблизости нет ни монументов, ни иных достопримечательностей. Вот почему мы вынуждены были делать то, что делали, Вы понимаете.

Понимаю. Он не хотел, чтобы я распространила весть о том, что их легенда была ложью. Я зло ухмыльнулась. Отзывчивая личность могла бы поддаться уговорам, но такие слёзные мольбы не действовали на воительницу и гениальную волшебницу Лину Инверс! Хотя, если подумать, то, что я воительница или гениальная волшебница, было не особенно важно в данном случае…

— Не самое зажиточное место, говорите? Вы определённо неплохо одеты для старосты бедной деревни, вам не кажется?

Он вздрогнул.

— Знаете, Вы выглядите весьма упитанно и крепко, особенно учитывая ваш возраст. И ваши одежды сделаны из весьма хороших материалов. Как и у вашего товарища.

Снова вздрогнул. Краска быстро схлынула с их лиц. Мне всё было ясно, как солнечный день — эти прохвосты прикарманивали себе деньги, приносимые мечом.

— Н-ну, в любом случае, я думаю, что будет честно вернуть вам деньги, что Вы заплатили, чтобы увидеть меч и попытаться вытащить его, — сказав это, староста вытащил мешочек с монетами из своего кафтана и положил его на стол. Учитывая, что кошель должен был содержать лишь нашу плату, он выглядел несколько переполненным.

— Вы же, случаем, не пытаетесь купить наше молчание, а?

— Нет, нет. Я просто думаю, что будет очень неприятно, если возникнут странные слухи, бросающие тень на легенду деревни…

— Так вы собираетесь заткнуть нам рты и продолжить зарабатывать денежки на мече?

Старик дёрнулся в очередной раз и поспешно замахал руками.

— Нет! Конечно же, нет! Мы не будем больше использовать меч, поверьте мне!

Его глаза, однако, говорили совершенно иное.

— Я не могу позволить себе заплатить вам больше, но… ох, конечно! — Староста хлопнул в ладоши, кажется, что-то вспомнив. — Вы ведь ищите легендарный меч, да? Ну, так случилось, что я знаю историю об одном таком мече. Если вы закроете глаза на сегодняшний инцидент…

Мои глаза сузились. Лишь дурак поверил бы истории о легендарном мече от человека, который был только что пойман на том, что обманывал людей поддельным клинком.

— Хм-м… Ну, я думаю, хуже не будет, если мы выслушаем тебя.

— Ох! — Староста был вне себя от счастья. — Хорошо!

Но, — произнесла я с нажимом, бросая взгляд на него, — если ты солжешь… — Мой голос угрожающе замолк.

— Д-да, конечно!

— Отлично. Мы слушаем.

— М-м-м… да, хорошо. Если вы будете идти по большой дороге к востоку отсюда на север четыре-пять дней, то доберётесь до селения под названием Безельд.

— Хм-м-м.

— Там есть гора, а в горе — пещера…

Погодите. Пещера? В горе? Это звучит знакомо…

— И внутри пещеры лежит камень, в который меч воткн…

А ну, замолкни!

В очередной раз мой кулак нашел себе занятие, впечатавшись в лицо старика.

— Ф-ф. Если ты собираешься лгать, прилагай хоть какие-нибудь усилия…

Вырубив старосту и взяв побольше денег за наше молчание, мы с Гаурри покинули деревню. Небо было чистым, и солнце ласково светило нам. Телега, ведомая ослом, проехала мимо нас, грохоча расшатанными колесами. Хотя мы не сумели добыть никаких зацепок по поводу магических мечей, я полагала, что неплохо время от времени попутешествовать вот так, совершенно без цели. Хотя я бы не расстроилась, если мы случайно столкнулись бы с бродячей бандой грабителей, чтобы я могла набить им морды и ограбить их…

— Итак, Лина. Что ты думаешь делать теперь? — спросил Гаурри, когда на горизонте показался маленький городок. Вокруг него вздымались угольно-чёрные холмы.

— Я не знаю, — призналась я. — Я подумывала о том, что, наверное, стоит посетить Безельд.

— Безельд? — Гаурри нахмурился. — это так у него выглядела глубокая задумчивость. — Я это название где-то уже слышал…

— Это название поселения, о котором рассказывал лживый староста.

— О, точно, — Гаурри кивнул, улыбнулся, а затем нахмурился. — Но разве ты не говорила, что он лжец?

— Говорила. Он, несомненно, лжец.

Гаурри умолк, и некоторое время я слушала чириканье птиц.

— Я не понимаю. Зачем тогда мы идём в Безельд?

— Потому что нам некуда больше идти.

— Ох.

— Знаешь, немного есть слухов о легендарных мечах, которым стоит доверять. И даже если слухи оказываются правдивыми, есть шанс, что кто-то ещё уже пришёл и забрал оружие. Так что я думаю, что мы ничего не потеряем, если пойдём в Безельд, всё равно у нас нет вариантов получше.

— Понятно. Значит, неспешное путешествие без определённой цели?

— Верно, — сказала я, улыбнувшись. Улыбка исчезла с моего лица, когда безмятежную тишину нарушил оглушительный грохот, заставивший воздух содрогнуться. Вокруг всё было в порядке, но вдали, над городом, к которому мы направлялись, поднялся огромный столб чёрного дыма.

— Что за…

— Кажется, сейчас нам будет не до отдыха. Пошли, Лина!

— Ладно! — В конце концов, где проблемы — там опасность… и деньги!

Полностью охваченные этой мыслью, мы ринулись к городу.

Горожане уже собрались в большую толпу к тому времени, когда мы туда прибыли. Здание было почти полностью уничтожено — в него ударило что-то вроде Огненного Шара, судя по виду. Здание разметало на куски, от его останков поднимался густой дым.

— Что случилось? — спросила я, но жители лишь смотрели на меня широкими глазами и пожимали плечами, так же обескураженные, как и мы.

— Это и я хотел бы знать, — сказал один из них. — Мы тоже понятия не имеем, что здесь случилось.

— Мы услышали грохот, а когда пришли сюда, то всё уже так и было…

— Здесь жила девушка, одна! Эй, вы! Можете нам тут подсобить?

— Хорошо! Оставьте это мне! Сделаю в мгновение ока! — кивнула я, выставив вперёд руку. — Ву Вреймер!

Земля вокруг дома, подчиняясь моим словам силы, поднялась и превратилась в голема. Толпа выразила своё удивление уважительным перешептыванием.

— Голем! Расчисти эти завалы!

У-у-ух!

Повинуясь моим командам, голем начал убирать дымящиеся обломки. Но прошло совсем немного времени, и раздался второй взрыв в лесу позади нас.

— Голем! Если под обломками кто-то будет, убери их и жди! Если нет, продолжай работать, пока не разберёшь всё!

Оставив здание на голема, мы с Гаурри бросились в лес. Спустя некоторое время раздался третий взрыв, гораздо ближе, чем я ожидала. Мы с Гаурри переглянулись, кивнули друг другу и бросились в направлении звука.

***

Девушка мягко приземлилась на лесную подстилку, её вальяжные движения напоминали кошачьи. Она выглядела лет на четырнадцать, может — на пятнадцать, но не больше, у неё были большие глаза. Другими словами, обычная, ничем не примечательная городская девушка. Её длинные тёмные волосы были заплетены в тройную косу, которая лежала на плече.

— Ты же не думала, что сможешь убежать, да?

Перед ней стоял человек, похожий на тень, всё его тело было закутано в чёрные одежды. Лишь его глаза не были закрыты. Я бы назвала его ассасином, но было в нём что-то, совершенно не свойственное ассасинам.

— Даже если ты сумеешь от меня убежать, — продолжил человек. — Куда ты тогда пойдешь? Семьи у тебя нет, а твой дом уже в руинах благодаря моему Огненному Шару. Что, собираешься влачить своё существование под ночным небом в одиночестве? Будет лучше, если ты прекратишь эту бессмысленную борьбу и спокойно пойдешь со мной.

— Ты весьма красноречив, учитывая твою внешность, знаешь ли!

О нет, это сказала не девушка.

— Что? Кто это?!

Это была не кто иная, как я вместе с моим верным товарищем Гаурри. Мы, наконец, нашли их, следуя за звуками и следами битвы между этими двумя.

— Вы кто, чёрт возьми, такие?!

— С таким видом, как у тебя, лишь идиот будет заявлять такое кому-либо!

— Что? Подозрительный вид? Не мыслите стереотипами! — произнёс человек низким и грубым голосом.

Ой, да ладно. Как будто он не ожидал, что я не подумаю, что он подозрителен, в таком-то прикиде.

— Не знаю, кто вы, но что вы здесь делаете? — потребовал он ответа.

— Мы как раз проходили через город, когда внезапно взорвался дом, а затем мы услышали ещё один взрыв в лесу. Любой бы на нашем месте заинтересовался и отправился посмотреть, — сказала я. — Ну, а теперь моя очередь задавать вопросы. Если кто-то приходит в город, где ты жил, разносит на куски дом заклинанием, а затем ты находишь его, пытающегося похитить девушку, не покажется ли он тебе весьма подозрительным?

— Э… это совсем другое! В-всё нормально, потому что я на задании!

— Задании? — Я невольно вскинула брови.

— Это не ваше дело!

— Ну ладно, — сказал Гаурри, делая шаг вперёд. — Мы не можем притвориться, будто ничего не видели, верно? Я так понимаю, идти на компромисс ты не готов?

— Конечно же нет. Это ваш выбор — вмешиваться во имя какого-то ложного чувства справедливости, но позвольте мне предупредить вас: если вы не уйдёте сейчас же, то я буду вынужден ответить соответствующе. Я уверен, вы знаете, что это значит.

— Значит, собираешься заткнуть нас силой? — фыркнула я. Угрозы человека в чёрном были такими банальными. — Слушай. Если бы мы были из тех, кто сдаётся и бежит лишь от каких-то жалких угроз, мы бы, в первую очередь, с такими подозрительными типами, как ты, и связываться бы не стали.

Человек вместо ответа вытащил кинжал из ножен на бедре. Я не смогла увидеть никаких уязвимостей в его стойке. Он был несколько напыщен, особенно учитывая его внешность, но, насколько я могла судить, он был далеко не промах по части сражений.

Девушка, которая наблюдала за нами, по каким-то причинам не сдвинулась с места, пока мы разговаривали. Она даже не попыталась. Я надеялась, что она воспользуется возможностью и убежит, пока я занимаю парня разговором, но, кажется, сейчас она не собиралась двигаться.

Гаурри встал в стойку и обнажил свой полуторный меч.

— Мое имя — Гаурри Габриев.

— Называй меня просто Зэйн.

Когда Зэйн сказал это, из-за его спины раздался презрительный голос.

— Ты дурак!

Человек, облаченный в чёрное, как и Зэйн, вышел из-за деревьев. Он скрывал своё присутствие? Тогда это значит… девушка не двигалась потому, что она почувствовала его там? В то время, как я не смогла ощутить ни намека?

Зэйн, растерянный недовольством человека, пробормотал:

— Га… Гал…

Не называй моего имени!

— Но…

— Не могу поверить, ты не только раскрыл своё имя, но ещё и чуть не назвал моё! Насколько же ты беспечен?

— Но… но это же просто псевдонимы, господин.

— Ты… — Второй человек в чёрном невероятно разозлился на слова Зэйна. Я думаю, что я бы чувствовала себя так же, будь у меня такой идиот в подчинённых. Я вздохнула.

— Итак, псевдонимы. Это значит, что вы двое, похоже, принадлежите к какой-то организации, скорее всего, нанятой кем-то из королевских семей или знати.

— Что? Откуда ты узнала?

Хе. Я знала, что он заглотит наживку.

Гал-как-его-там лишь вздохнул.

— Всё-таки, каким-то образом мы слишком раскрылись, — произнёс он. Его холодный, спокойный голос сильно контрастировал с взволнованным голосом Зэйна. — Я прошу прощения, но мы вынуждены заставить вас замолчать, навсегда. Если хотите, вините себя за то, что нарочно влезли не в своё дело, и Зэйна за его длинный язык.

— Много говоришь, тебе не кажется? Отлично! Попробуйте заткнуть нас, если сможете! — Напряжение в воздухе стало почти осязаемым.

Что меня беспокоило — так это то, что девушка всё ещё не сдвинулась ни на шаг с того места, где стояла. Мне было интересно, она просто была настолько испугана, чтобы двигаться… или поблизости прятались ещё товарищи этих людей в чёрном.

— Ха! — Зэйн бросился вперед, беря инициативу в свои руки и прерывая мои мрачные раздумья. Проносясь через лес с удивительной скоростью, Зэйн приблизился к Гаурри в мгновение ока. Две серебристые вспышки возникли в солнечном свете, струящемся сквозь листву деревьев, за ними последовал резкий звон столкнувшейся стали.

— Ха!

Зэйн издал неразборчивое проклятие, когда Гаурри парировал его первую атаку, мгновенно делая второй взмах. Он был весьма хорош, но, по моему мнению, не шёл ни в какое сравнение с Гаурри. Но времени размышлять об этом у меня не было — в момент, когда Зэйн начал атаку, второй человек в чёрном обнажил свой меч и устремился ко мне!

Нет времени на заклинание! Я вытащила меч с бедра и встала в защитную стойку, готовя заклинание другой рукой. Дрожь пробежала по моей руке, заставив меня всю содрогнуться. Этот парень также был не промах. Если бы я не выучила базовые приемы с мечом у Гаурри, меня бы прямо тогда бы и прикончили.

Как и Зэйн, второй человек в чёрном отступил, как только увидел, что его удар был заблокирован, отойдя в сторону и атаковав снова — но не меня, а Гаурри! Кажется, они хотели атаковать его сообща и расправиться с ним.

Гаурри парировал удар из-за спины второго человека и отклонился в сторону, едва сумев избежать атаки Зэйна. Раздался жуткий скрежет меча Зэйна, скользнувшего по нагруднику Гаурри. Зэйн мгновенно отошёл назад, намереваясь атаковать снова, когда Гаурри отвлёкся бы на второго человека.

Вот только у меня были возражения по поводу такого плана.

Дим Винд!

Порыв ветра, созданный моим заклинанием, отправил всех троих в полёт. Упс. Я не могла не зацепить Гаурри, но, по крайней мере, я остановила их атаки.

— Чёрт! Ты ударила своего напарника, чтобы добраться до нас? — прорычал Зэйн, поднимаясь на ноги.

— Ха! Вы разве никогда не слышали, что ради блага многих, немногими можно пожертвовать?

Зэйн уставился на меня.

— Что же ты за человек?

Я слабо улыбнулась в ответ.

Пока я выигрывала время устным поединком с Зэйном, Гаурри сумел подняться на ноги и снова взяться за меч. Я сказала это лишь для того, чтобы он успел прийти в себя. Я на самом деле не настолько хладнокровна. Правда. Поверьте мне. Пожалуйста.

В любом случае, это были серьёзные ребята — даже Зэйн, болтливый и легко выходящий из себя, был умелым, безжалостным бойцом. Нам надо было заканчивать это быстро.

— Гаурри! Я собираюсь устроить большой взрыв! Не переживай, если он и тебя зацепит, ладно? — окликнула его я. К сожалению, Гаурри был больше обеспокоен моим блефом, чем этими двумя парнями.

— По… погоди, Лина! Может, ты немного подумаешь?

— Лина? Ты, случаем, не Лина Инверс?

Этот голос не принадлежал ни одному из людей в чёрном. Это, должно быть, была девушка, которая наблюдала за нами.

— Ли… Лина Инверс?

Зэйн искоса взглянул на Гал-как-его-там.

— Ты знаешь её?

— А ты не знаешь? Она из тех людей, чьё имя даже упоминать никто не желает! Она чародейка из Десятки людей, с которыми вы ни за что не пожелали бы дружить!

— Чего?! — в шоке воскликнула я. — Эй! Это что ещё за Десятка? Кто её вообще составил? — Я знала, что цена славы — постыдные и мерзкие слухи, но…

Человек в чёрном цокнул языком и произнёс:

— Кажется, мы ввязались не в ту драку. Однако, пока мы двое на двое, у нас всё ещё есть шанс…

— А как насчёт четверо на двоих? — раздался голос позади меня, со стороны деревни. Человек в чёрном осторожно взглянул через мое плечо, оставаясь настороже на случай, если бы мы решили внезапно атаковать. Все взгляды повернулись к двум новоприбывшим.

Эти двое выглядели лет на двадцать. Парень был высоким, с короткими чёрными волосами — я бы назвала его красивым, если бы его взгляд не был несколько острым и жестоким. Девушка был также высока и прекрасна, с длинными серебристыми волосами, собранными в хвост. Они держали мечи наготове. Парень носил приличный доспех, в то время как девушка обходилась наплечниками из дублёной кожи.

Другими словами, они были парой заурядных наемников. По крайней мере, они не работали вместе с людьми в чёрном…

— Итак, что будем делать? Если продолжите сражаться, ещё и городские могут прийти посмотреть, знаете ли.

— Чёрт! Отступаем! — сказал второй человек в чёрном, снова расстроено цокая языком, прежде чем исчезнуть среди деревьев. Неплохо они отступили, если хотите знать моё мнение.

— Не думайте, что отделались от нас. Мы ещё вернёмся! Только подождите!

Зэйн, с другой стороны… Верно. Ага.

Гаурри и я расслабились, лишь когда они оба ушли.

— Спасибо, что спасли нас, — сказала я, поворачиваясь к таинственному дуэту.

— Не стоит благодарности, — ответил парень, небрежно отмахиваясь. — Мы это не ради вас делали, в общем-то. Просто нам случилось узнать, что эта девушка была здесь. — Он кивнул в сторону девушки с косой.

— Давно не виделись, Шерра. Эти люди преследовали тебя из-за этого? — Его голос был гораздо теплее, чем когда он разговаривал с нами.

— Я не знаю! — потупившись, ответила девушка, теребя рукой косу.

Этого?

— Эй… знаете, было бы неплохо, если бы вы дали какое-нибудь объяснение того, что происходит… — начала я, но парень даже не взглянул на меня, а отвернулся, пренебрежительно махнув рукой.

— О, вы двое ещё здесь? Вы можете возвращаться назад.

Гр-р-р…

— Погоди…

— Я знаю, что ты чувствуешь, Шерра. Но понимаешь, в мире всё происходит не так, как тебе хочется, просто потому, что ты упрямо этого желаешь.

— Слышь, старик!

Неплохо. Это определённо привлекло его внимание, судя по тому, как внезапно он замер, а его плечи слегка вздрогнули. Отлично! Теперь, когда я задела его за живое, у меня есть преимущество!

Когда он медленно повернулся, ко мне, я увидела, что на его лбу вздулась вена.

— Ста… старик?

Я набросилась на него прежде, чем он продолжил.

— Слушай, мы сюда первые пришли. Ты что о себе думаешь, говоря нам «возвращайтесь», когда сам не пошевелил и пальцем, а? Старик, вот ты кто! Не знаю, сколько тебе там на самом деле лет, но по своей сути ты просто ворчливый старик!

Стушевавшись от моей словесной атаки, парень послал умоляющий взгляд девушке, которая пришла с ним. Она, в свою очередь, полностью проигнорировала его жалкий взгляд, лишь глядя на нас с некоторым любопытством. Хорошо, теперь поднажмём!

Погодите. Это не то.

Верно. Я не должна была выводить его из себя — я должна была выудить информацию из них. Хе-хе. Я чуть не забыла.

Но… разговор с парнем в лучшем случае перешёл бы в обмен оскорблениям, и, кажется, девушка была более молчаливой, чем её напарник, и, таким образом, менее склонна к разговору. Это оставляло нам лишь один вариант!

Я тепло улыбнулась девушке по имени Шерра и произнесла:

— Эй, ты! Ты знаешь, кто я?

— Ах… Да, Вы очень известная личность во многих отношениях.

Во многих отношениях? Фраза и то, как она её произнесла, уязвили меня, но я, благодаря почти нечеловеческому напряжению воли, решила не заострять на этом внимание.

— Понимаю. Тогда, как насчёт такого? Вы расскажете мне, что происходит, а я дам вам автограф!

— Что? — на лице Шерры отразилось смущение. — Э… я, то есть… я…

— Эй, девочка. — Голос Гаурри был полон искренней озабоченностью замешательством Шерры. — На вашем месте я бы не делал резких движений и взял бы автограф. Хотя я полагаю, что автограф такого человека, как Лина, скорее всего, оставит лишь неприятные воспоминания…

Ах ты…

— Но просто представь, что может случиться, если ты откажешься. Лина не сможет смириться с этим, это невозможно. Она, скорее всего, придёт в ярость! Просто возьми его и, может быть, ему найдётся применение, когда ты пойдёшь в ванную или куда…

Камень размером с голову человека, с приличной силой впечатавшийся в его череп, заткнул рот Гаурри.

— Ты, наверное, знаешь, что вокруг меня витает множество неприятных слухов, — произнесла я, мило улыбаясь. — Но тебе не кажется, что неправильно судить о людях по таким слухам, даже не узнав их лично?

Шерра подумала и осторожно кивнула.

— Я имею в виду, у всех есть одна-две вещи, о которых они не хотят говорить. Но тебя преследовали эти двое по какой-то причине, и они даже собирались убить нас, только чтобы не смогли рассказать о чём-то, чем бы оно там ни было. Не думаешь ли ты, что было бы неправильно молчать о таких важных вещах?

Девушка продолжала молчать, очевидно, обдумывая услышанное. Хорошо, это был сигнал мне надавить!

— Я не прошу рассказать нам всё. В конце концов, мы сами влезли, верно? Но я была бы очень благодарна, если бы ты рассказала нам то, что можешь. Как знать? Может быть, рассказав нам, ты почувствуешь себя лучше, или, может, мы даже сможем как-нибудь помочь тебе.

— О, нет, в этом нет нужды. Ты не должна им ничего говорить, — сказал парень, делая шаг к Шерре. — В конце концов, тебе нужны только мы. Верно, Милина?

— Да ладно тебе, Люк. Твои эгоистичные намерения видны невооруженным взглядом, знаешь ли, — сказала среброволосая девушка, улыбнувшись.

— Эй! Что ты имеешь в виду? Люди поймут неправильно! Я просто не могу бросить милую маленькую девочку вот так. Ох! Погоди! Не пойми неправильно, Милина! Для меня существуешь только ты!

— Идиот, — пробормотала девушка.

Ну, если бы она сказала это, покраснев, ну и, наверное, отведя взгляд в сторону, то я бы подумала, что они любят друг друга… Но нет, судя по тому, как она фыркнула и выплюнула слово, только Люк по уши влюблён в Милину, и их чувства не были взаимными. Ну ладно, это было неважно.

— Знаешь, если ты из тех, кто не может вынести вида милой девушки в беде, тогда разве тебя не беспокоит то, что я блуждаю в потёмках незнания по поводу того, что происходит?

Люк долго смотрел на меня, прежде чем произнёс:

— Что я действительно люблю, так это смотреть, как назойливые девицы получают по заслугам.

Это была последняя капля. Я разбежалась и прыгнула, нанеся сапогом гулкий удар по голове Люка.

Что ты сказал?!

— Что… чёрт, что с тобой не так?!

— Заткнись. Ты вывел меня из себя!

— Что, я был неправ?

— Конечно, был! Это из-за твоей твердолобости Милина тебя полностью игнорирует!

Что?! Она меня не игнорирует! Мы абсолютно счастливая влюблённая пара! Верно, Милина?

— Я бы так не сказала, — ответила Милина слегка раздражённо.

— Я не верю в это! Моя любовь всё ещё не нашла в тебе отклика?

— Ха-ха-ха! Видишь? Это ты в неё втрескался!

— Я тебе сказал заткнуться! Что может хилая плоскогрудая бродяжка знать о любви, а?

Э-э-э!

— Ты кого хилой назвал, а?!

— Хм… Знаешь, девушка уходит.

— Заткнись, Гаурри, не видишь, я… э?

Гаурри, видимо, пришёл в себя некоторое время назад, и когда я повернулась посмотреть туда, куда он показывал, я увидела Шерру, идущую обратно к городу.

— Эй! По… погоди!

— Подожди нас, Шерра!

Мы все побежали за ней.

— Вы чего за нами тащитесь? — спросил Люк, бросая на нас взгляд, на который я ответила с такой же злобой.

— Потому что город в этой стороне, тупица. Как бы то ни было, почему вы двое следуете за этой девушкой? Не похоже, чтобы вы ей нравились.

— Что? Уж не думаешь ли ты, что ей нравишься ты?

— Я ей, по крайней мере, нравлюсь больше, чем ты!

— У тебя длинный язык, тебе уже говорили?

— Ага, и что с того, а?

Если бы взглядом можно было убить, мы бы оба были бы уже мертвы к тому моменту, когда мы достигли города. Немного позади нас следовали Гаурри и Милина, изо всех сил делая вид, что нас не знают.

Судя по тому, как Шерра разговаривала с ним, кажется, они следовали за ней, даже несмотря на то, что она этого не хотела… Может быть, они преследовали ту же цель, что и люди в чёрном? И, в любом случае, какова же эта цель?

Самым очевидным ответом, конечно же, были сокровища. Шерра могла быть хранителем ключа к какому-нибудь сокровищу, и люди в чёрном и эти двое охотились за ним. Это было отличное объяснение.

К тому же, если, как я думала, люди в чёрном были особым отрядом, нанятым каким-нибудь королём или феодалом, то были очень неплохие шансы, что сокровище было весьма внушительным!

— Ёлки!

Внезапный пронзительный крик Шерры раздался в воздухе, резко обрывая мои раздумья.

— Что случилось? — воскликнула я, бросившись к девушке.

Пока я спорила с Люком, мы добрались до окраин города. Шерра стояла, глядя на собравшуюся толпу и голема, которого сотворила я. О, и ещё на бесформенную груду камней и обломков, которые когда-то были её домом.

— Вы в порядке?

— Что произошло?

Шерра, не обращая внимания на обеспокоенные вопросы горожан, прошептала:

— Мой… дом…

— О, это, — сказал один, указывая на меня. — Эта милая леди подумала, что Вас могло завалить обломками, так что она сотворила голема, чтобы расчистить их.

— А-ха-ха-ха-ха-ха… — Шерра медленно повернулась ко мне, жутковато улыбаясь. — Я знаю, что в него ударил Огненный Шар, но, по крайней мере, его часть была цела… Кажется, Ваш голем довершил дело. Как предусмотрительно.

О, нет! Глаза Шерры гневно сверкали. Мне нужно было объясниться!

— Н-нет, я не хотела разрушать твой дом. Я сказала голему убрать завалы и бросилась в лес… Я думаю, голем не смог различить, где кончились обломки и где начался дом. Хи-хи-хи… хех. Эм-м… Я сожалею?

— Ты сожалеешь? — выкрикнула Шерра. — И что вы собираетесь делать? Мне негде даже переночевать сегодня!

— Эм-м-м… ну-у-у… Я полагаю, это проблема, которую можно решить?

— Это ваша проблема! Что вы собираетесь делать с моим домом?

— Ух… ум-м-м… верно! Если я сотворю дюжину големов и прикажу построить дом…

— Я не хочу жить в таком жутком доме!

Ба. Привередливая мелкая нахалка, не так ли? Я попыталась придумать, как бы её успокоить.

В конце концов, мы сошлись на том, что предоставим ей комнату в таверне за мой счет.

***

— Но знаете… что мне интересно, так это почему вы двое всё ещё здесь? — Наступил вечер, и Гаурри и я сидели за столом на первом этаже, ужиная. «Двое» относилось, естественно, к Люку и Милине, которые сидели напротив нас.

— Ну, ты же знаешь, это единственная таверна в городе, — пожав плечами, пренебрежительно ответил Люк. — Мы сидим здесь не потому, что хотим вас видеть. Мы просто делим этот стол с Шеррой.

Сидевшая между нами четырьмя, Шерра подчёркнуто игнорировала нас всех и лишь продолжала есть с явно угрюмым выражением лица. Хм-м… кажется, она всё ещё была не в настроении.

Я подумала, что наилучшим вариантом было бы оставить её в покое, чтобы она слегка остыла. Проблема была, кроме надувшейся Шерры и как обычно неразговорчивой Милины, в том, что разговор естественным образом перерос в перепалку между Люком и мной.

Гаурри, конечно же, в расчёт брать было бессмысленно. Пытаться вести с ним интеллигентный разговор или хотя бы надеяться услышать от него разумное мнение было так же бессмысленно, как пытаться выжать сок из изюма. Но в тоже время было ясно, что спор на весь вечер с Люком никоим образом не улучшит настроение Шерры. Наверное, пора было сменить тактику. Я прочистила горло и повернулась на стуле к Шерре.

— Ты… всё ещё злишься, Шерра? — спросила я осторожно, отправляя в рот маслянистого жареного лосося.

Я прожевала его, а затем завернула кусок жареной говядины в несколько листьев латука и отправила их следом за лососем.

— Я действительно сожалею о том, что случилось сегодня, и я хочу извиниться…

Несколько порций варёных креветок исчезли в моем рту.

— Но я знаю, что ты не будешь удовлетворена лишь извинениями… — Я сделала бутерброд из латука, свиных сосисок и дольки лимона, зажав их между двумя ломтями хлеба, и откусила большой кусок.

— Так что мне бы хотелось узнать, могу ли я как-нибудь помочь тебе.

— Ты совсем неубедительна!

Хм. В чём проблема? Разозлённая по какой-то причине, Шерра бросила свою вилку и нож на стол с громким стуком и вскочила на ноги.

— Мне уже наплевать на дом! Просто хватит меня преследовать! Это относится и к вам, и к вам! — выкрикнула она, указывая на меня и Люка. С негодованием фыркнув, Шерра повернулась и устремилась по направлению к спальным комнатам.

Люк посмотрел ей вслед, а затем взглянул на меня.

— И что ты наделала? Ты её лишь сильнее разозлила, — сказал он раздражённо.

— Не делай вид, что это всё моя вина!

— Ты о чём говоришь? Это всё твоя вина!

— Что?! Каким местом это моя вина?

— Любой вышел бы из себя, если бы ему говорили такие вещи, попутно набивая рот!

— Не вышел бы! — Помните, я говорила, о том, что если бы взгляд мог убивать? Верно. Это был один из тех случаев.

— Как насчет того, чтобы отложить препирательства до утра? — сказала Милина, её голос без всяких усилий затушил разгоравшийся пожар. — Я уверена, до завтра она успокоится.

— Хм-м… Ну… Я думаю, ты права.

— Если так говорит Милина, то я не возражаю.

— Хорошо, — произнесла Милина, внезапно ослепительно улыбнувшись. — Давайте попробуем хотя бы поесть в тишине.

***

— Ох, Вы искали Шерру? Она ушла рано утром.

Чего?

Мы все могли лишь ошарашено пялиться на хозяина таверны, разинув рот.

Мы начали есть завтрак в неловкой тишине, а затем заметили, что Шерра не спускается и поднялись посмотреть. Её комната была пуста! Обеспокоенные, что зловещие люди в чёрном схватили её, мы пошли спросить владельца таверны, и…

И вот так мы пришли к тому, с чего начали.

Для утреннего моциона она отсутствовала чересчур долго.

— Итак, ум-м… Вы, случаем, не знаете, куда она отправилась? — спросила я.

Хозяин таверны задумался на минуту.

— Ну, она не сказала мне, куда направляется, но она сказала кое-что другое…

— О?

— Да. Она сказала, что волшебница с каштановыми волосами заплатит за её комнату и стол. Я полагаю, это Вы.

Не это я хотела услышать.

Люк взглянул на меня, скосив взгляд.

— Бедная Шерра. Я полагаю, это значит, что она не вернётся. Однако, если честно, не могу её винить. Знаете, так как кое-кто полностью уничтожил её дом…

— Э! Чего?! А кто же это сказал, что она успокоится к следующему утру?

— Не кати бочку на Милину!

— Так ты говоришь, это всё моя вина? Ах, ладно. Сейчас главное — найти Шерру. Она может быть всё ещё поблизости, и я собираюсь её найти. Пошли, Гаурри!

— Хорошо!

Ну, отправились мы с уверенностью, но к обеду мы вернулись в таверну с пустыми руками.

— Хм-м… Она не была на месте того, что осталось от её дома, и никто из горожан также её не видел. Похоже, она уже ушла, — сказала я уныло, утоляя жажду кувшином фруктового сока. Я практически видела, как богатства утекают сквозь мои пальцы.

— И что мы будем теперь делать?

Я издала тяжкий вздох в ответ на слова Гаурри и сказала:

— Что ты этим хочешь сказать? Ничего мы не можем поделать теперь, когда она ушла. Если она не в городе, мы никак не можем узнать, куда она могла направиться.

— Кстати, я не вижу и этих двоих.

— Может быть, они отправились на прогулку? Даже если они исчезли, вряд ли…

«Это что-то бы меняло», — хотела сказать я, но мой голос затих, когда кое-что пришло мне на ум. Эти двое не сказали ничего, когда мы отправились искать Шерру. Может быть, они уже знали, куда она могла пойти? И они ждали, пока мы уйдем перед тем, как отправиться искать её?

Я допила свой сок, поднялась и пошла на кухню, где хозяин таверны готовил блюда.

— Простите меня! Вы, случайно, не знаете, куда могла пойти парочка, с которой мы были сегодня утром?

— Боюсь, я не смогу вам помочь. Они расплатились и ушли сразу же после вас.

— Они не сказали вам, куда могли направиться?

— Нет, я не… погодите, да. Парень сказал передать вам: «Без Шерры вам бессмысленно продолжать попытки, так что сдавайтесь и отправляйтесь домой».

— Что? — Мой лоб сморщился от раздумий. Что-то это было подозрительно. Очень подозрительно. Почему парень, который спорил со мной так много, внезапно предложил мне сдаться? Был лишь один вариант: они не сдались. Также, они, наверное, знали, куда направлялась Шерра. Так что они подождали, пока мы уйдем, оставили сообщение, предлагая нам прекратить наши поиски и бросились за Шеррой?

Тогда у нас оставался только один вариант! Преследовать Люка и Милину! И для этого нам нужны были ответы.

— Мы не были с ними особо знакомы, в общем-то. Есть здесь кто-нибудь, кто мог бы рассказать о них? Это могло бы помочь нам выяснить, куда отправилась Шерра.

Хозяин таверны почесал голову намыленной рукой и ответил:

— Я просто думал, что они странствующие наемники, так что я не думал расспрашивать их особо… Они пришли сюда три или четыре дня назад и время от времени навещали Шерру.

— Они уже знали друг друга?

— Я не знаю. Видите ли, Шерра и сама здесь недолго жила.

— Хотите сказать, она приехала сюда откуда-то ещё?

— Приехала?.. Полагаю, можно сказать и так. Мы просто в один прекрасный день заметили, что она живёт здесь.

— Ты безответственный…

— Нет, нет. Видите ли, раньше здесь жил человек по имени Глен. Он здесь родился, жил вместе с матерью в том доме, но он был плохим человеком и разбил сердце бедной матери.

Хозяин таверны внезапно начал болтать о вещах, знать которые мне совершенно не хотелось. Это была знаменитая Болезненная Болтливость?

Болезненная Болтливость часто поражает мужчин и женщин, которые живут в сельской местности, заставляя их бесконечно разговаривать с любым посетителем, кому не посчастливилось задать им вопрос. Эти несчастные души были обречены выслушивать немыслимо скучные анекдоты до скончания веков.

Но выход был: вы напоминаете о «срочной» встрече с кем-нибудь, на которую вам надо отправляться, и ясно даёте понять, что должны уйти. Хотя были некоторые ужасающие оппоненты, иммунные даже к таким техникам. Я была уверена, что она сработает на этом обыкновенном пожилом человеке.

Однако, иногда вы можете выудить ценные сведения из такой болтовни. Я решила сперва немного послушать, прежде чем применить мою технику.

— Он был человеком, мечтавшем о лёгких деньгах. Любил выпивку больше еды; тратил больше времени вне дома, чем внутри. Его не было дома, даже когда его несчастная мать умерла. Горожане его не любили, конечно же. В любом случае, это было два года назад? Три? Ну, как бы то ни было, однажды он приплёлся в город с маленькой девочкой, и хотя ни он, ни она не сказали ни слова, все решили, что эта Шерра была, скорее всего, его дочерью. Некоторое время спустя Глен напился, упал с моста в реку и погиб, и с тех пор она жила в том доме одна. Ох, я утомил вас, не так ли?

— Нет, я люблю слушать такие истории, — с запинкой произнесла я, взмахивая руками.

— Но этот парень, что с вами, он уже заснул.

— А?

Я посмотрела в сторону, и, что бы вы думали, там был Гаурри, прислонившийся к стене и безмятежно храпевший.

Этот идиот…

Меня так и подмывало отвесить ему хорошего пинка, чтобы разбудить его, но я сдержала свой порыв. Не хотела отвлекать хозяина таверны от его истории.

— Пусть спит, если хочет, — произнесла я. — Ладно. Шерра жила здесь с тех пор, как умер Глен, и?.. — Я раздавила своё желание ударить Гаурри и попросила хозяина таверны продолжать.

— Верно. Вот так она и стала жить в этом городе. Ей, должно быть, было очень тяжело, так как она нездешняя. У неё не появилось друзей, но горожане относились к ней достаточно хорошо. В основном из жалости, учитывая, как она, должно быть, страдала, с таким-то отцом.

— Страдала? Она была вынуждена работать после смерти отца, значит?

— Хм-м? Дайте подумать… я не знаю, — сказал владелец таверны, не подозревая о моём мастерском манипулировании разговором.

Понятно. Даже после того, как её пропащий отец помер, каким образом Шерра сумела прожить одна, совсем не работая? Вероятность того, что она обладала каким-то спрятанным сокровищем, стала ещё выше.

— Она не работала? Не похоже на то, чтобы отец оставил ей хоть что-нибудь, учитывая то, что я о нём от вас слышала…

Хозяин таверны махнул рукой в ответ.

— Конечно же, нет. Он был человеком, который пропил бы завтрашние деньги сегодня, если бы мог. Он распродал всё, что имел. Всё говорил, что когда-нибудь он наткнётся на богатую жилу. Что забавно, он однажды отправился в Безельд, сказал, за орихалком.

Хм-м… это не совсем то, чего я ожидала.

Погодите.

Орихалк?! — выкрикнула я удивлённо.

Орихалк — это металл, который, вероятно, не знаком обычным людям, но благодаря уникальным характеристикам, а именно способности содержать и блокировать магию до определённой степени, он всегда пользуется спросом среди волшебников-исследователей.

Единственным его минусом было то, что орихалк встречался намного реже, чем золото, и со временем орихалк стал стоить в несколько раз дороже платины. Но с другой стороны, это также означало и то, что не было лучшего способа подняться из грязи в князи.

— Там нашли орихалковую руду? В Безельде? Погодите, Безельд? — Я нахмурилась, воспоминание внезапно возникло в моём разуме. Безельд был местом, где, по словам вороватого старосты, был легендарный меч.

— Ну, она действительно была найдена там два десятка лет назад, но нашли лишь один самородок. Однако, Глен всё равно смотался туда на её поиски. Конечно же, он не нашёл то, что искал. Знаете, что он сказал в свою защиту, когда горожане стали насмехаться над ним?

Он снова начал уходить в сторону.

— Это странная история. Глен сказал, что он не сумел найти никакого орихалка, но вместо этого он откопал дорогу к какой-то странной пещере. В этой пещере был меч, воткнутый в камень, но он сказал, что от него у него побежали мурашки по коже, и он просто вернулся назад.

Чего-о-о-о-о! — я неосознанно воскликнула. — Вы… Вы сказали «меч»?

— Ах, эм, да. Конечно, скорее всего, это всё было выдумкой, вы же понимаете. Он был уже изрядно навеселе, когда рассказал мне эту историю.

— Понимаю… — Я нейтрально ответила, но моё внимание занимал вовсе не разговор.

Если Глен был пьян, когда рассказывал эту историю, то вероятность того, что это правда, была ещё больше. Понимаете, не многие люди, будучи пьяными, признают, что они были так испуганы, что убежали. Обычно оправданием постыдному отступлению является что-то более впечатляющее — например, ужасный монстр, вылезший из пещеры, такой страшный, что любой бы убежал.

Должна признать, однако, что истории пьяницы, пожалуй, было недостаточно, чтобы уверенно заключить, что в Безельде был какой-то особенный меч.

— Ну, так я рассказал своей жене. По моему мнению, Шерра — дочь Глена, которую он прижил в Безельде. Она как раз того возраста, чтобы родиться, когда Глен был в Безельде. И он очень любил женщин, Глен…

Рассказ хозяина таверны начал уходить в сторону слухов, которые он слышал и его собственных теорий, и я просто кивала и вставляла вежливые междометия, пока голова была погружена в раздумья. Сколько в этом было правды, а сколько — лжи? Единственная вещь, в которой я могла быть уверена — ответ на все вопросы можно было найти в Безельде.