Том 8    
Сайрааг — место, где обитают иллюзии

Сайрааг — место, где обитают иллюзии

— Что?

Я немедленно остановилась. Смущённая, я взглянула на лес, который виднелся впереди.

Воздух был прохладен и наполнен запахами растений и земли. Я не смогла расслышать ни единого звука птицы или насекомого, лишь звук шелестящих на ветру листьев. Определённо ничего не изменилось с последнего раза, когда я была здесь.

Это был Лес Миазм вокруг Сайраага. Согласно легенде, лес, источающий миазмы, рос там, где Меч Света пролил кровь поверженного Демонического Зверя Занаффара. Захватывающе, правда? Но хотя вид и звуки были такими же, как и всегда, сами миазмы исчезли из леса.

Я знаю. Странно.

Я, конечно, помнила, что миазмы Леса Миазм и раньше были довольно слабыми, но быть слабыми и исчезнуть — две совсем разные вещи. Это было как-то связано с Фибрицио? Может быть. Хотя скорее стоило ожидать, что миазмы станут сильнее, а не исчезнут вовсе.

Я отбросила мысли об этом. В любом случае, у меня не было времени стоять и раздумывать. Проблема миазм, как и все прочие тайны, которые накопились к текущему моменту, скорее всего, разрешится, когда я достигну Сайраага.

Так как я расправилась с Рашатом, моё путешествие проходило без инцидентов. Амелия и Зел, к сожалению, покинули меня в такой спешке, что я не могла их догнать, так что просто шла по их следам. Слухи в деревнях и городах, где я останавливалась, намекали, что они опережали меня примерно на два дня.

И говоря о слухах — жители тех мест рассказали мне больше о Сайрааге. Они подтвердили, что там опять был город, и один селянин из деревни, которую я прошла этим утром, сказал, что город был отстроен за один день, как будто возник из ниоткуда. Что ещё более странно, новые обитатели Сайраага были, видимо, старыми его обитателями. Теми самыми, что жили в нём до разрушения. Никто не мог сказать, что происходит.

Что за чертовщину сотворил Повелитель Ада?

Учитывая гору вопросов, которая у меня накопилась, я понимала, что размышления всё только ухудшат. Но я человек мысли и действия, понимаете ли — я не могу отключить свой мозг так запросто. Так что я двинулась вперёд наедине со своими рассуждениями, настолько в них погрузившись, что была удивлена, когда увидела, что преграды на пути моего взора исчезли.

Я прошла через лес. И там передо мной возникли очертания Сайраага.

Ух-ты.

Кроме сразу же бросающегося в глаза отсутствия гигантского Священного Дерева в центре города, очертания были в точности такими, какими я их помнила. Я могла даже разглядеть человеческие силуэты на улицах.

Истории были правдивыми. По крайней мере, частично — обитатели не могли быть настоящими людьми, так что они были, скорее всего, иллюзиями, сконструированными Фибрицио. Или, если мне не повезло, все они были Мазоку.

Я вздрогнула. По крайней мере, второе было менее вероятно; если бы здесь было столько демонов, Фибрицио, скорее всего, спровоцировал бы сражение со всем миром прежде, чем смог бы использовать меня для воплощения своего извращённого плана. В любом случае, мне следовало рассматривать каждого оживлённого Повелителем Ада жителя, как потенциального врага.

Пока я глядела на город, я поняла, насколько сильно я не хотела идти сюда. Серьёзно, можете ли вы меня винить? Но я прошла весь этот путь, и все, кого я знала, уже были здесь… очевидно, что просто уйти я уже не могла.

— Как будто у меня есть выбор, — пробормотала я. Сделав глубокий вдох, я начала заключительный этап моего путешествия в город Сайрааг.

***

Сайрааг казался на удивление мирным. Жители ходили по улицам, вдоль которых тянулись дома и лавки. Толпа бурлила, дети путались под ногами, и ни единая вещь не казалась неестественной.

Вот почему это было так чертовски жутко.

Я не особенно ожидала, что Повелитель Ада встретит меня на входе в город, заорав: «Хорошо, что ты пришла, Лина Инверс!» — или ещё какую-нибудь клишированную злодейскую фразу. Но всё казалось нормальным, Повелителя Ада нигде не было видно, и я чувствовала себя жутко некомфортно. Хотелось отдохнуть от всего этого.

Но я не могла этого сделать, конечно же.

Я знала, что первым делом нужно найти всех остальных.

Разговор с местными — обычно самый быстрый способ кого-нибудь найти, но я не была уверена, что мне хочется хотя бы попытаться это сделать. Однако несмотря на все… оговорки, что я сделала о людях вокруг, Сайрааг был большим городом. Я не могла искать вслепую.

Я гневно вздохнула. «Отчаянные времена», — напомнила я себе и направилась к ближайшему ресторану.

Я купила сок у дамы, которая работала в нём, и описала ей Зелгадиса. В конце концов, он выделялся гораздо больше, чем Амелия или Сильфиль; я решила, что тут же получу ответ, если спрошу о задумчивом парне, прячущем лицо за белым шарфом.

— Человек в белом? — повторила пожилая женщина. Она сморщила губы на секунду — как любая нормальная, немагическая, недемоническая пожилая женщина — прежде чем, наконец, покачала головой.

— Я не помню такого, — ответила она. — И я была занята здесь в последнее время.

Я попыталась ещё.

— Он, скорее всего, был с девушкой, — добавила я, попивая сок. — Чёрные волосы, примерно моего возраста?

Она подумала подольше, но всё равно не дала ответа.

— Я действительно сожалею, — сказала она. — Может, тебе стоит проверить таверны?

— Так и сделаю.

Я поблагодарила её, допила сок и вышла.

В конце концов, всё прошло… на удивление нормально. Я всё ещё сжимала кулаки и дрожала.

«Все эти люди могут быть прислужниками Повелителя Ада», — напомнила я себе. Разумеется, я не хотела шляться по месту, заполненному таковыми. Однако у меня было только два варианта: либо разговаривать с ненормально-нормальными жителями города, либо бесцельно блуждать в поисках. Конечно, оба варианта звучали так-себе.

Я слонялась по городу, раздумывая, какой из нежелательных вариантов попробовать теперь, когда знакомый голос внезапно позвал меня сквозь городской шум.

— Госпожа Лина!

Я моргнула и повернулась. Там, у поворота на другую улицу, в ярких белых священнических одеждах стояло темноволосое видение неземной красоты. Никогда бы не подумала, что буду так рада её видеть.

— Сильфиль?! — выпалила я. Я протолкалась сквозь толпу, чтобы добраться до неё побыстрее.

— Так Вы в порядке, — сказала она. — Это означает, что прислужник Дракона Хаоса, который преследовал Вас?..

— Получил сполна, — подтвердила я. — Ты видела Амелию и Зелгадиса? Они должны были прийти сюда дня три назад.

Лицо Сильфиль помрачнело.

— Насчет этого, — сказала она тихо.

Вот чёрт.

— Что?! — потребовала я ответа. — Что-то случилось?!

Она сглотнула.

— В общем… они пропали со вчерашнего дня.

— Пропали?!

Она указала на дорогу.

— Поговорим на ходу, — мрачно предложила она, шагая вниз по улице. Я сглотнула и позволила ей вести меня.

Сильфиль нахмурилась на секунду.

— Я прибыла сюда дней пять назад, — сказала, наконец, она слегка дрожащим голосом. — Абсолютно ничего не изменилось с тех пор, как город был стёрт с лица земли. Я направилась в храм, как будто кто-то звал меня, и там… там… — она прикрыла рот. — Там был отец. Он радостно позвал меня домой, его улыбка была такой же доброй, как и в тот день, когда он погиб.

Оу. Я хотела успокоить её, но я не знала, что говорить.

— Сильфиль, — пробормотала я сочувственно.

Плечи Сильфиль мелко задрожали, она шла на несколько шагов впереди меня.

— Это не… очень правильно, да? Все здесь не могут быть живыми, но всё равно кажется, что разрушение города было лишь плохим сном.

Она замолчала на секунду, а затем вздохнула. Когда она заговорила опять, её голос был твёрже.

— Я прошу прощения, — пробормотала она. — Я вернусь к теме. Так как я очень интересовалась, был ли этот Сайрааг иллюзией или реальностью, я быстренько его исследовала. Я обнаружила, что большинство подозрительных мест находятся в центре города. Здесь, — добавила она, внезапно останавливаясь.

Я огляделась. Кажется, мы прошли по дороге до центра города. Изначально, здесь рос Флагун, но теперь…

— Ух-ты, — тихо пробормотала я, скользя взглядом по гигантскому строению перед нами.

Несмотря на массивность, строение не было высоким — высотой не более одного этажа. Но оно было необычайно широким. Здание было размером с городской район, построено из серого камня и немного напоминало храм. Кажется, оно стояло на месте исчезнувшего Флагуна.

Что самое странное: в нём не было ни окон, ни дверей по всему периметру здания. Это также означало, что в него никак не войти.

— Я слышала в ближайшей деревне, что оно возникло внезапно, — объяснила Сильфиль. — Это очень подозрительно, и, если мои предположения верны, там прячется Повелитель Ада с господином Гаурри.

— Но, как Вы можете видеть, здесь нет входа. Я даже использовала Левитацию, чтобы взглянуть сверху. Я спросила отц… людей в городе, но всё, что я получила: «Я не могу ответить. Для того, кто может догадаться, не нужно объяснений; для того, кто не может — объяснения бессмысленны».

У-у-у-у. Они ещё и стихами изъясняются? Денёк становился всё лучше и лучше.

Я вернула челюсть на место.

— Это в духе Повелителя Ада, да, — пробормотала я.

— Да. Затем, два дня назад, госпожа Амелия и господин Зелгадис прибыли в город. В первый день они исследовали это здание и располагались в храме вместе со мной, — Её голос понизился. — Они ушли на дальнейшее исследование вчера утром. И с тех пор не вернулись.

Я бросила ещё один длинный тяжёлый взгляд на здание.

— Исследование, — повторила я. — Хм… это может значить, что они нашли вход и решили попробовать войти.

— Потайную дверь? — предположила Сильфиль.

Потайные двери — обычное дело в таинственных каменных зданиях. Предположить, что Амелия и Зел нашли такую, было вполне естественно.

Сильфиль нахмурилась.

— Но если бы это случилось, я думаю, они тут же вернулись бы, чтобы сказать мне.

Я слабо улыбнулась ей.

— Ты иногда очень наивна, Сильфиль. Амелии достаточно было одного намёка, чтобы понять о твоих чувствах к Гаурри; она беспокоилась, что они возобладают над разумом. Я не удивлюсь, если эти двое сказали тебе, чтобы ты не ринулась туда в одиночку.

Сильфиль открыла рот, но ничего не произнесла. Она отвернулась.

Кажется, я ударила в больное место.

— В любом случае, — продолжила я. — Давай просто найдём вход. Сейчас это главное, верно?

Я приблизилась к зданию и начала изучать его. Оно определённо выглядело, как каменное, но я понятия не имела, из какого камня оно сделано; он не был похож ни на что, что я видела прежде. Я не смогла найти никаких щелей в стене. В ней были колонны тут и там для поддержания кладки, но быстрая проверка показала, что в них, скорее всего, ничего не было.

С каждой секундой я становилась всё более озадаченной. Как я уже упоминала, я ожидала, что Повелитель Ада найдёт меня в Сайрааге… не то чтобы я этого действительно хотела, но это было хоть что-то. Я прошла весь этот путь через всё дерьмо, какое только демоны смогли швырнуть в меня и единственное, что меня поприветствовало — это здоровое отвратительное логово, в котором и дверей-то нет.

Ну, вы знаете, о чём я: если ты не видишь дверь, сделай её (во всяком случае, это я так говорю).

Я начала творить заклинание. Я зачерпнула силы у талисманов, усиливая свою атаку.

— Дам Брасс! — воззвала я.

Дам Брасс обычно используется, чтобы распылить противника. С усилением оно, несомненно, должно было разнести каменную стену.

БАМС!

Я разинула рот. Мой Дам Брасс ударил в стену и отскочил от неё. Стену даже не поцарапало.

Серьёзно, это ещё что?

Это значит, на неё был наложен охранный знак, какой делал Рашат в Руальдо. По крайней мере, я знала, как разбить его. Я сотворила Усиление, а затем начала произносить слова Рагна Блэйда.

Рагна Блэйд разрезал знак Рашата, как нож масло. Я была уверена, что и теперь оно сработает. Ну… почти уверена. Но попробовать стоило, верно?

Почти в тот же самый момент, как я начала творить заклинание, меня прервал низкий звук.

ХО-О-О-О-О.

С глухим, тяжёлым скрежетом, часть стены раскрылась внутрь здания.

Внезапно возникшая дверь меня слегка разозлила. «Тупой Повелитель Ада, — подумала я едко. — Он просто захотел сохранить своё драгоценное Логово Зла».

По крайней мере, мне не пришлось тратить магическую энергию. Я остановилась и присмотрелась к двери. За ней клубилась густая тьма, как чёрный занавес преграждал дорогу. Игнорируя шокированный взгляд Сильфиль, я сделала шаг внутрь.

В момент, когда я прошла через чёрную границу, моё поле зрения очистилось. Я замерла, ошарашенная.

— Ч-чего? — промямлила я.

Я снова смотрела на Сайрааг. Сильфиль смотрела на меня, также растерянная.

— Что за?.. — Я повернула голову, чтобы увидеть чёрный дверной проем позади меня.

Сильфиль прочистила горло.

— Эм, — начала она. — Что только что… произошло?

У меня не было ответа. Я определённо прошла через дверь, но выглядело так, будто меня развернуло обратно.

«Может ли дверь так сделать?» — тупо подумала я.

Я решила провести тест.

— Подожди, — сказала я Сильфиль, а затем прошла через дверь опять.

И вышла обратно, опять встретившись с ней лицом к лицу.

— Эм… — Сильфиль нахмурилась. — И что именно ты делаешь?

Я заворчала и потёрла лицо, оборачиваясь обратно к широкому зданию.

— Я полагаю, Повелитель Ада не желает, чтобы я вошла. Хотелось бы мне знать, что придумала эта задница.

— И я не ходила кругами, — пояснила я. — Я просто шла вперёд, а затем оказалась опять тут. Я полагаю, пространство там искривлено или что-то вроде этого.

— Искривленное пространство? — повторила Сильфиль. — Он может такое сделать.

— Это последний писк моды у высокоранговых демонов.

Я подумала секунду. Когда-то, мерзкий демон заключил меня в бесконечном искривлённом пространстве в Сейруне, и я довольно легко выбралась. Но выйти изнутри и войти снаружи — это две большие разницы.

Я не могла использовать здесь тот же трюк.

— Но почему он меня не пускает? — снова заговорила я. — Повелитель Ада сам же и позвал меня сюда.

— Может быть, на самом деле он не внутри.

О, нет. Мне нужна была уверенность — и она не могла отнять её у меня!

— Я уверена, он внутри, — быстро сказала я. — Практически уверена. В любом случае, он сказал, что будет ждать в Сайрааге, чего ему ещё дожидаться-то?

Сильфиль вздохнула.

— Я полагаю, — сказала она тихо, — цель Повелителя Ада Фибрицио — использовать господина Гаурри, чтобы вынудить Вас использовать то заклинание, верно? И тогда он заставит его выйти из под контроля, чтобы оно погрузило мир во тьму.

— Э… ага, — пробормотала я в ответ. Я оглянулась и нахмурила брови.

Всё вело к Гига Слэйву. Это было заклинание, которым я уничтожила одну из семи частей Рубиноокого Шабранигдо. Ещё одна часть Рубиноокого, говорят, заключена в горах Катаарт и известна, как Владыка Демонов с Севера… он знал, не так ли? Что я, обычная девушка, способна контролировать заклинание, которое черпает силы у Повелителя Кошмаров.

Согласно легенде, тело Рубиноокого было разделено на семь частей и запечатано в ходе битвы с Цефеидом, Сияющим Богом-Драконом. Если это правда, то раз они были когда-то одним существом, логично, что у них были также и общие воспоминания и сознание. Владыка Демонов с севера, скорее всего, решил, что мой Гига Слэйв может вырваться из под контроля и погрузить мир обратно в ничто — и затем придумал весь этот план, согласно которому меня так долго тащили в это место.

Однако, на его пути было несколько препятствий. Одним из них был мятеж Дракона Хаоса. Другим — то, что я не обладала точными знаниями о Повелителе Кошмаров. Позвольте мне провести аналогию: некоторое время назад один мой враг по ошибке сотворил Сияющую Стрелу, которая выглядела точно как тонкая морковка. Гига Слэйв, который я использовала ранее, очевидно, был так же близко к завершённой версии, как и Морковная Сияющая Стрела.

Итак, Фибрицио взял дело в свои руки, использовав меня как наживку, чтобы выманить Гаава и приказал Кселлоcу привести меня к Пречистой Библии. Он знал, что я отправлюсь за информацией о Повелителе Кошмаров в попытке освободиться от манипуляций Мазоку. А затем забрал Гаурри и вынудил меня отправиться на встречу с ним в Сайрааг.

И затем была эта разборка с Рашатом. Фибрицио отправил его (под прикрытием своего противника), чтобы заставить меня использовать завершённый Гига Слэйв и потерять над ним контроль. Но я разгадала спектакль Рашата, так что это оставило Фибрицио только один вариант.

Гаурри, если я не сотворила это заклинание, он всегда мог пригрозить убить Гаурри.

Я сглотнула. Если таков был план хозяина Фибрицио, почему я не могу войти в это чёртово здание? Рашат погиб, но я сомневалась, что он послал бы другого ассасина за мной. Вообще-то у него не было причин посылать какого-либо ассасина за мной.

— Как бы там ни было, — зло выплюнула я. — На сегодня хватит. Эта дверь будет пропускать нас внутрь, только чтобы развернуть обратно.

— Согласна, — ответила Сильфиль. — Тогда… пойдёте со мной в храм?

Секунду я сомневалась. Но, в самом деле, какая разница? Пока я была в городе, Фибрицио мог найти меня где угодно.

— Пожалуйста, — сказала я, наконец. — И, э, спасибо.

Я услышала слабый тяжелый звук позади меня. Когда я обернулась к зданию, проход в каменной стене исчез.

***

— Так вы с Сильфиль подруги? — спросил отец Сильфиль. Он тепло улыбнулся мне через обеденный стол. — Добро пожаловать.

Я кивнула ему, всё ещё не освоившись с этими ощущениями. Сильфиль жила в храме Цефеида на краю Сайраага, где её отец был высшим священником. Мы обедали у него, он и Сильфиль разговаривали… Я понимала, что она имела в виду, когда говорила, что разрушение Сайраага казалась ничем иным, как сном.

Её отец был вежливым мужчиной, насколько я могла судить. Ему было около сорока, и у него были густые чёрные усы. С какой стороны ни посмотри, он казался абсолютно нормальным человеком.

И не только он — священники и священницы, служившие в храме, храмовая служба и статуя Цефеида — все было именно таким, как должно было быть. Ни единая вещь не выглядела неестественно или не находилась в неподобающем месте, что было странно, так как они не должны были существовать.

Правила этикета при пребывании в доме, которого не существует, были довольно непонятны. Я решила не заморачиваться и делала вид, что всё нормально.

«Кроме того, — подумала я. — Чего ты добьёшься своей подозрительностью?» Мне нужна была информация, и проявление враждебности лишь сделало бы всё более сложным и изматывающим.

Как бы то ни было, я не знала, как много мог рассказать мне отец Сильфиль.

Первое правило бизнеса: нужно было выяснить, как много он знал. Пока высший священник вёл непринужденный разговор со мной, я кивала в подходящие моменты и ждала случая, чтобы начать копать.

— Ваше Святейшество, — Наконец, я пошла в атаку. — Вы знаете, что за здание стоит в центре города?

Сильфиль бросила на меня внимательный взгляд. Я знала, что ей не понравилось, что я спросила, но попытаться стоило — даже если бы это означало заставить её отца признать, что их город превратился в крепость Фибрицио. Она, наверное, не вынесла бы того, как поступают с человеком, который выглядел как её отец, но что ещё я могла сделать? Она знала, что на самом деле её отец был мёртв.

Я ожидала от него какой угодно реакции, но единственное, что я получила в ответ — отстраненность. Его лицо выглядело подавленно.

— Я прошу прощения, — пробормотал он. — Но я… не могу сказать.

— И почему же? — спросила я грубо, поднося спаржу с копчёной сёмгой к губам.

Он смотрел в стол.

— Потому что я не могу ответить, как бы сильно я ни пытался.

Рыба замерла вместе с моей рукой. Столовая принадлежность Сильфиль тоже замерла в воздухе.

— Вы не можете? — повторила я.

Он кивнул.

— Без помощи магии могут ли люди дышать под водой? В этом самом смысле мы не можем ответить на этот вопрос, — Его голос затих, печальная улыбка искривила его губы. — Это печально, не так ли? Даже если мы понимаем это.

Внезапно я поняла кое-что. У него было самосознание — как высшего священника Сайраага и как личности. Он также знал, что Фибрицио сконструировал его и что его существование мимолётно. Если Фибрицио контролировал его действия, я могла получить множество информации у него, если бы правильно формулировала вопросы.

«Наверное, мне не стоит этого делать», — подумала я спустя минуту. Это было бы грубо, поступать так с высшим священником, и он, скорее всего, не смог был выдать мне ничего сверх той информации, которую Фибрицио хотел бы, чтобы я знала.

Я вздохнула и устроилась глубже в кресле. За неимением лучших идей, я вернулась обратно к обеду.

***

Я принесла свои вещи в комнату Сильфиль этим вечером. Так как я жила вместе с ней, я взяла ближайший стул и со вздохом села на него, уставившись на город сквозь открытое окно.

— Итак? — спросила я через некоторое время, бросая на неё усталый взгляд. — Что ты планируешь делать теперь?

Далекие шумы города и прохладный ветерок доносились из окна. Сильфиль, всё ещё стоя в дверях, отвела взгляд.

— Делать? — переспросила она. — Я… я бы хотела спасти господина Гаурри, но истина в том, что с тех пор, как я прибыла сюда, я не сделала ничего, а лишь слонялась вокруг. И даже теперь… я не смогла сделать то, что должна была, до того, как вы прибыли…

Она сглотнула.

— Госпожа Лина? — тихо спросила она. — Если Повелитель Ада использует господина Гаурри, чтобы заставить вас использовать это запрещённое заклинание, скажите честно, вы сотворите его?

Между нами повисла гнетущая тишина. На такой вопрос не было лёгкого ответа, так что мне потребовалось некоторое время, чтобы решить, что же сказать.

— Я не знаю, — сказала я, в конце концов. — Если бы ты спросила меня раньше, когда я ещё не знала об истинной природе Повелителя Кошмаров, я бы, наверное, поклялась бы сотворить его и не выпустить из под контроля. Но теперь, если быть честной… я не уверена, что могу контролировать законченную версию.

— Тогда… — Сильфиль умоляюще посмотрела на меня. Я медленно покачала головой.

— Я уже сказала, Сильфиль — я не брошу Гаурри.

Сильфиль направила взгляд в пол.

— Я полагаю, нет, — вздохнула она.

Мы вдвоем снова затихли. На некоторое время единственными звуками в комнаты были лёгкий шелест ветра и слабые звуки снаружи.

Я нарушила тишину.

— Пошли, — сказала я твёрдо.

Сильфиль подняла взгляд.

— Простите?

— К зданию. Давай проверим его ещё раз, — С моих губ сорвался вздох. — Я сомневаюсь, что смогу пробраться внутрь, но это определённо лучше, чем сидеть в комнате и нести околесицу на тему «что если».

Сильфиль глядела на меня секунду. А затем на её лице медленно возникла слабая улыбка.

— Я… согласна, — произнесла она. — Я пойду с вами, госпожа Лина.

— Хорошо, — Я встала и повернулась к двери, моя мантия развевалась у меня за спиной. — Ну, потащились.

***

Когда мы прибыли к строению Фибрицио, нас ждал сюрприз.

— Что за чёрт? — выпалила я, изумлённо пялясь на здание. Сильфиль рядом со мной была в таком же замешательстве.

— Дверь открыта, — тихо заметила она. — Эм, почему дверь открыта?

Вы слышали, детишки — в конце концов, эта чёртова дверь была открыта.

Мы осторожно приблизились к дверному проёму. Больше всего это походило на столь ожидаемое мной приглашение от Фибрицио.

В этом не было никакой логики. Здание избавилось от нас с помощью искривлённого пространства этим утром — почему теперь нам внезапно позволяют войти? Я сомневалась, что дверь пропускала по расписанию или что-то подобное. Ситуация становилась всё более непонятной и глупой.

— Почему же тогда раньше она была закрыта? — Сильфиль озвучила вопрос, который я задала себе уже миллион раз.

— Может быть, они готовили нам ковровую дорожку, — ответила я сухо. — Но в любом случае, я думаю, теперь они готовы встретить нас. Что говорит «заходи и найди меня» красноречивее, чем открытая дверь?

Она хмыкнула, выражая согласие, и прочистила горло.

— Ну, — сказала она. — Тогда я иду с Вами.

Я знала, что это случится.

Я одарила её вымученной улыбкой.

— Позволь предположить, — сказала я. — Ты идёшь со мной, и не важно, что я скажу?

Она так же улыбнулась в ответ.

— Да.

Я повела плечами и повернулась обратно к двери.

«Ладно, Повелитель Ада, — подумала я. — Ты хотел, чтобы я пришла — ну так я пришла». Я глубоко вздохнула, собралась и прошла через двери.

Стук.

Моя нога ступила внутрь здания, как будто оно было самым обыкновенным. Никакого искривлённого пространства, ничего. Я медленно прошла глубже, Сильфиль была на полшага позади меня.

Мы вошли в невзрачный коридор. Стены, точно такого же серого цвета, как и стены здания снаружи, тянулись вдаль и расходились на два прохода, как разведённые руки.

«Ладно». Без колебания я пошла направо. Сильфиль отчаянно последовала за мной.

— О-откуда ты знаешь, что это верный путь? — спросила она.

— Я не знаю, — ответила я просто. — Но, скорее всего, все пути ведут в одно место. Фибрицио, наверное, разделил проход, чтобы заставить нас разойтись, или переживать насчёт выбора, или разозлиться, как он делал это ранее. Так чего переживать? Он удостоверится, что я доберусь до него, мы не будем бродить здесь вечно.

Сильфиль раздумывала над этим минуту, а затем неуверенно кивнула.

— Хорошо, — сказала она, очевидно, всё ещё волнуясь.

Мы вдвоём молча шагали вперёд по полутёмному коридору. Вы бы ожидали, что в таком месте, чем дальше идёшь, тем темнее, здесь не было ламп или магического света — лишь слабое, но устойчивое мерцание. Это был не фосфоресцирующий лишайник на стенах или что-то подобное. Там было что-то вроде… умеренной смеси света и тьмы, создающей вокруг нас полумрак.

Через некоторое время мы, наконец, набрели на что-то, что прервало нашу монотонную ходьбу — дверь во внутренней стене. Это была обычно выглядевшая дверь, наверное, сделанная из того же материала, что и всё остальное. У неё была ручка. Не поздравительная открытка, которой я ожидала, а обычная, простая ручка.

Всё было точно также.

— Я думаю, нам следует войти, — прокомментировала я.

Сильфиль мне слабо кивнула. Я медленно повернула дверную ручку, и дверь со скрипом распахнулась.

Комната за ней была довольно странной. Круглый столб стоял в центре огромной круглой комнаты. Или это было колонной? Оно было довольно толстым и соединяло потолок с полом.

— Что… это такое? — прошептала Сильфиль.

Фигура, кажется, парила в центре бледно-голубого кристалла. Я посмотрела на неё, растерянная… а затем поняла, на что я смотрела. У меня перехватило дыхание.

— Господин Гаурри?! — воскликнула Сильфиль. Она подбежала к кристаллу и прижалась к нему руками.

У меня вспотели ладони. Это был Гаурри, верно, он застыл внутри кристалла, его глаза были спокойно сомкнуты. Я, если честно, не могла сказать, был он в порядке или нет. О, боже.

— Господин Гаурри! — закричала Сильфиль, стуча кулаками по поверхности кристалла. — Господин Гаурри, пожалуйста!

Он даже не дёрнулся. Я сомневалась, что он мог слышать её.

— Не беспокойтесь, — раздался мальчишеский голос изнутри кристаллической колонны. — Видите ли, это просто изображение.

Я замерла. Очертания Гаурри внезапно задрожали, исказились и исчезли. В следующий момент на его месте внутри кристалла возник маленький силуэт.

— Фибрицио, — бросила я.

Сильфиль ахнула.

— Ч-что? — она выпалила, отступая от кристалла. — Ты хочешь сказать… этот маленький мальчик?

Фибрицио лучезарно улыбнулся ей.

— Приятно Вас встретить, — проворковал он. — Я не знаю, в каких Вы отношениях с Линой Инверс, но, кажется такое люди называют «друзья»?

Рот Сильфиль открылся, я заметила, как она начала дрожать.

— Т-ты…

— Я полагаю, она уже объяснила — я Повелитель Ада Фибрицио. Я один из пяти фактотумов Владыки Рубиноокого Шабранигдо, хозяин Дворца Преисподней и Сайраага, Города Призраков, — Он слегка поклонился. — Я сомневаюсь, что наше знакомство продлится долго, но всё же мне приятна встреча с Вами.

Я попыталась побороть дрожь, что пробежала по моей спине.

— Что ты сделал с Сайраагом?! — я потребовала объяснений. — Что случилось с Флагуном и всеми людьми здесь?!

Он опять улыбнулся.

— Это дерево, — сказал он, — просто распалось на части, когда я прибыл. Я полагаю, оно росло, поглощая миазмы, но поглотив мои миазмы, оно сломалось. Так как обычные люди не способны приблизиться к чему-то подобному, я построил город и убрал все миазмы из округи.

Я вспомнила Лес Миазм.

Так вот почему миазмы в нём были нейтрализованы.

— После этого, я использовал кратер, оставшийся после дерева, чтобы построить здесь Дворец Преисподней.

Я сглотнула.

— А люди? — спросила я. — Они — иллюзии?

— Они? — Фибрицио пожал плечами. — Я просто призвал и дал телесные оболочки душам тех людей, что погибли здесь. Однако, я наложил на них несколько ограничений.

Сильфиль прикрыла рот.

— Значит, отец… — Она ахнула надломленным голосом.

— Он уже давно мёртв, — сказал Фибрицио с беспощадным безразличием. — У них может быть воля, но они лишь мои марионетки. Не говорите мне, что вы не заметили.

Значит… они были призраками. Души, что обрели физическую форму, были призраками. Отец Сильфиль, дама в ресторане и все люди на улицах были призраками.

Фибрицио вдохновился прозвищем Сайраага и сотворил настоящий Город Призраков.

Я стиснула зубы.

— У тебя отвратительный вкус, — выплюнула я. — Выдворить нас этим утром тоже было частью твоего плана?

Фибрицио кивнул внутри кристалла.

— Конечно, — произнёс он. — Розыгрыш… «смешных фокусов», или как вы их там называете, может приносить уйму веселья. Видела бы ты своё лицо, когда поняла, что тебя одурачили!

— Твоя идея с Рашатом была неудачной, однако, — Я метнула на него острый взгляд.

— О… это, — Он немного поморщился. — Я был рад использовать его, как мальчика на побегушках после того, как Гаав был уничтожен, но я никогда не думал, что ты прикончишь его так быстро. Что за отвратительный актёр, а? Мне почти жаль Гаава.

Сильфиль внезапно сжала кулаки.

— Да плевать на все это! — воскликнула она. — Что с господином Гаурри? Он в порядке?!

— Парень? Он в порядке. Он в летаргии внутри кристалла, что я создал, — Фибрицио поднял бровь, посмотрев на Сильфиль. — Так, значит, он твой?..

— Не твоё дело! — выкрикнула Сильфиль. Фибрицио пожал плечами. — Как бы там ни было, мне всё равно. Он в глубине кристаллической колонны, что тянется через весь Дворец Преисподней. Если вы думаете, что у вас есть шанс вытащить его — вперёд, вытаскивайте.

— О! — добавил Фибрицио, чуть запоздало. — Раз уж вы меня этим озаботили, у меня есть ещё кое-что, что я хотел бы вам показать.

Он щёлкнул пальцами.

Силуэт Фибрицио исчез из кристалла.

На его месте возникло изображение: парень и девушка, оба бесцельно бродили по знакомым серым коридорам. Я моргнула.

— Это Амелия и Зел?! — воскликнула я.

— Они пришли сюда вчера, — раздался откуда-то голос Фибрицио. — НО они пришли немного рановато.

— Что ты с ними сделал?!

— Расслабься, — сказал Фибрицио. — Я не убил их… пока. Я хотел сначала показать им, что люди — жалкие муравьи по сравнению со мной.

Сильфиль подняла взгляд от изображения.

— Они ходят кругами по этому месту? — спросила она, чуть дыша. — Со вчерашнего дня?

— Конечно. Но я поиграл также и со временем. С их точки зрения они лишь недавно зашли.

Сильфиль отпрянула.

— Ты можешь контролировать время?!

— Он лжёт.

Я не сводила тяжелого взгляда с кристалла, но я также не хотела, чтобы Сильфиль запаниковала.

— Он, скорее всего, заглушил их чувство времени и замедлил функции организма. Это значит, что они не ощущают время.

Фибрицио хмыкнул.

— Ну, конечно, если ты хочешь утомить людей деталями. В любом случае, говоря о времени — пришла пора этим двоим присоединиться к нам.

Амелия и Зел на изображении внезапно перестали идти. Их путь преградила дверь. Хотя в коридоре никого не было, дверь медленно открылась сама собой. Амелия и Зел переглянулись, помедлили, а затем, наконец, прошли через неё.

Изображение в кристалле снова услужливо изменилось, в этот раз показывая нам, что видели Амелия и Зел. Они были в широкой круглой комнате, которая выглядела так же, как и наша. Немного впереди за кристаллической колонной, возвышавшейся от пола до потолка, стоял маленький силуэт.

Я попыталась оставаться спокойной. Мне эта картина не понравилась.

— Итак, ты ждал нас, — медленно сказал Зелгадис, его голос раздался в нашей комнате. — Прости за задержку.

Фибрицио на изображении улыбнулся.

— О, я не ждал вас. Лина Инверс готова присоединиться к нам.

Амелия подпрыгнула.

— Лина?! — воскликнул она. — Уже?!

— Уже, — Улыбка Фибрицио стала злобной. — И сейчас я смогу показать вам всем, насколько тщетна эта битва.

— О, нет! — Амелия, несмотря на тот факт, что она была поймана в ловушку Повелителя Ада в его Дворце Преисподней, ударила кулаком по ладони и уверенно ткнула пальцем в Фибрицио. Одна её бровь поднялась в упреке.

Я удержалась от желания хлопнуть себя по лбу. Чёрт, Амелия.

— Не важно, какой силой ты обладаешь, — провозгласила она. — Зло никогда не восторжествует! Знай же, что благодаря Пламени Справедливости, что пылает в каждом из нас, день, когда твой план осуществится, никогда не наступит!

Фибрицио снова хмыкнул.

— Вся ваша компания что ли «Альянс Справедливости» или что ещё?

Амелия замерла с выставленным пальцем. Она, очевидно, раздумывала над тем, можно ли назвать нас всех «благодетелями».

— Д-да, — сказала она, наконец, уверенно кивая. — Вся, за исключением Лины!

Эй! — прорычала я в изображение.

Амелия думала, что я не услышу её! Признаю, я не считаю себя супергероем или кем-то таким, но её слова были грубыми.

— Эта «Справедливость», о которой ты всё говоришь, — сказал ей Фибрицио. — Ты имеешь в виду человеческую справедливость, верно? Мы, демоны, считаем, что обратить мир обратно в ничто есть справедливость.

— Бесполезно пытаться провести меня такой чепухой! — бросила в ответ Амелия. — Сердце, что верит в Справедливость, никогда не свернёт с этого пути!

— Чепухой? Мы — две стороны одной монеты. Вы хотите существовать, мы — разрушать. Вот и вся разница между нами.

Фибрицио скрестил руки.

— Вы можете говорить, что это несовместимо с нашим демоническим существом. Но ничто не имеет в себе ничего кроме самого ничего. Мы выбираем самую последовательную, совершенную систему абсолютной тьмы — это и делает нас Мазоку.

Амелия даже не моргнула.

— Я сказала, я не слушаю!

«Или ты не понимаешь», — мысленно добавила я.

— Кроме того! — продолжала она. — Если вы желаете разрушения, почему бы вам не уничтожить себя?! Никто не будет возражать!

Повелитель Ада вздохнул.

— Ты не понимаешь, — произнёс он. — Мы не просто желаем разрушения для себя, мы желаем этого для всего. И это желание ведёт нас к разрушению самого мира, — Он пожал плечами. — Я на самом деле и не ожидаю, что вы поймёте. Мы не понимаем, почему вы хотите продолжить существовать… между нами всегда существовала фундаментальная разница в понимании.

Зел расставил ноги.

— Значит, нам придётся разрешить всё силой, — подытожил он мрачно.

— Верно, — Фибрицио опять оживился. — Но, если честно, в открытую вам сражаться со мной глупо. Я просто разнесу вас на кусочки прежде, чем вы сможете сотворить хоть одно заклинание. Так как это жалко и скучно, сыграем вместо этого в игру?

Амелия помолчала.

— Игру?

— Конечно. Правила просты: вы вдвоём атакуете меня, а я только защищаюсь. Я не трону вас и пальцем. Если вы сможете уничтожить меня, вы выиграете, если нет — то выиграю я.

Зелгадис сузил глаза.

— Это… щедрые условия, — сказал он через секунду. — Если мы выиграем, мы заберём Гаурри?

Фибрицио улыбнулся и кивнул.

Кристалл позади него издал странный тихий звук, а потом явил изображение Гаурри.

— Он в летаргии внутри колонны на нижнем уровне этого Дворца. Он будет освобождён, если вы победите меня, и вы сможете уйти с ним.

— И если мы проиграем — мы умрём.

Фибрицио рассмеялся и покачал головой. Его взгляд остановился на Зеле.

— Если вы проиграете, — сказал он невозмутимо, — вы поймёте, что людям меня не победить. Этого для меня достаточно.

Этого достаточно?

Пока я наблюдала, как Фибрицио улыбается опять, я поняла, что он задумал.

Он хотел показать мне. Вся эта игра с Амелией и Зелом нужна была, чтобы показать мне, что мне необходимо использовать Гига Слэйв против него.

Амелия взмахнула рукой, а затем снова указала на Фибрицио.

— Отлично! — воскликнула она. — Ты очень скоро пожалеешь о своих опрометчивых самодовольных словах!

О, какая ирония.

Амелия и Зел начали творить заклинания. Фибрицио выглядел пугающе беспечным, готовясь принять их.

Я увидела достаточно.

— Сильфиль, — сказала я, бросая ей взгляд. — Мы идём!

Она твердо кинула.

— Да!

Мы побежали к кристаллической колонне, пока Фибрицио играл в свои извращенные игры с Амелией и Зелом. Я не собиралась просто сидеть, пока он расправляется с ними. Я хотела найти и спасти Гаурри, конечно же, но я не ожидала, что мы можем этого так легко добиться — для начала, снова объединиться с Амелией и Зелом было бы неплохо.

Я обошла колонну, надеясь найти что-нибудь, что позволило бы последовать за Фибрицио. Но то, что я нашла, заставило меня замереть.

Там было отверстие в полу с ведущей вниз лестницей.

Это было слишком просто. Я колебалась секунду, но затем поняла, что Дворец Преисподней существовал согласно воле Фибрицио.

Если он хотел, чтобы мы шли вниз, то обязана была появиться лестница, ведущая вниз.

Но она не привела бы нас к Гаурри.

Я решила, что эта лестница приведет нас к «демонстрации его мощи». Меня уже начинали бесить его бесконечные издевательства над нами, но что я могла сделать? Кроме того, так, возможно, мы могли встретить Амелию и Зела.

Сильфиль и я кивнули друг другу. Не сказав ни слова, мы побежали вниз по лестнице, ведущей к Фибрицио.